Жеденов Н.Н., его кн. о приютах с гл.9 и до конца.От: Зиновий Тененбойм (ZT), СПб. Ноябрь 2011.
Известные мне опыты исторического прошлого, которые в той или иной степени можно идентифицировать как школьные минитехнопарки и детско-взрослые образовательные производства (аграрные и промышленные). + Некоторые идеи.
http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

Жеденов Николай Николаевич ЦГИА СПб Псковская 18 : 569-27-386 ; 225-1-10783 .
См. и : http://zt1.narod.ru/doc/Jedenov-Linev-i-otsyly.doc

В двух журналах много-много от реальных практиков интернатного воспитания за 100 лет : http://zt1.narod.ru/winrar/internatnoe-za-100-let.zip.

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com , Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

13.08.2008 Alex http://makarenkoas.blogspot.com/ Макаренко Антон Семенович Собрание сочинений в 8 томах / ZT. Здорово! Ура, ура! Но не понятно, кто Alex, кто сделал, кого благодарить .. Правда, всё страшно не вычитано.

ZT. В свое время мой приемный сын Леонид Александрович Федоров набрал на компе все 8 тт. АСМ (без стр. примечаний и т.п., только сами тексты А.С.М.), и они уже более 10-ти лет висят в интернете. Что-то там время от времени уточнял по Гётцу Хиллигу, что-то переносил в htm-файлы моего сайта http://zt1.narod.ru. Вот: http://zt1.narod.ru/winrar/8-mak-tt.rar , примерно, 3 с половиной мегабайта. Это - А.С. Макаренко, восьмитомник, тт. 1-8, М. 1983-1986.
Внутри указанного архива есть набранное (и вычитанное) в WORD 2003:
часть тома 1 (М.1983) стр.1-116 - ASM-t1-s-1-116.doc,
весь том 4 (М.1984) - ASM-t-4.doc,
весь том 7 (М.1986) - ASM-t-7.doc.
Всё остальное плохо вычитано, и, главное, в DOS-кодировке, а значит эту (большую) часть состава текстов А.С.М. в виндовских смотрелках и редакторах сходу не прочтёте, но возможна перекодировка через WORDPAD: 06-янв-2009 переделал названия DOS-файлов, теперь все они *.txt, значит при загрузке в WordPad в Типе файлов надо задать: Текстовые документы MS-DOS [*.txt].

http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc.
отсылочный файл по
АНТОН МАКАРЕНКО
Собрание сочинений
Марбургское издание, сканированные тома.

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com , Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com , Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

Некий 30-летний поэт Вася Пупкин как-то после дождичка в четверг авторски сочинил стихотворение о любви. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.Некий 30-летний бродячий проповедник Иисус Христос тоже как-то после дождичка в четверг авторски сочинил этическую систему, содержащую, по его мнению, все необходимое и достаточное на любые и всяческие социально-экономические обстоятельства. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.
Продолжение читайте в файле : А.С. Макаренко и термины Аномия и Beruf http://zt1.narod.ru/17-10-06.htm.

Важно- всё- предваряющий файл http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm - ZT-разбор пяти главных настояний А.С. Макаренко.

Жеденов Николай Николаевич. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопомощи. История их, устройство и жизнь. С 5-ю рисунками и с 5-ю планами. СПб., кн. Маг. Н. Фену и Ко, 1896. 212 с. РНБ 20.91.3.1. БАН 1896/2508.

Файлы по Николаю Николаевичу Жеденову по рекомендуемому порядку чтения. -

http://zt1.narod.ru/doc/Jedenov-Linev-i-otsyly.doc

http://zt1.narod.ru/jedenov1.htm

http://zt1.narod.ru/jedn1-8.htm

Данный файл.

http://zt1.narod.ru/2-ux-ty.htm

http://zt1.narod.ru/vystrel9.htm

http://zt1.narod.ru/jedn1-8.htm:
Книга Н.Н. Жеденова о его приютах, главы с 1-й по 8-ю (включит.)
Ниже идет продолжение. -

IX. Сельское хозяйство. [ стр. 60 ]

“В поте лица будешь ты добывать хлеб свой”.

Настоящая книга написана с целью дать движение к развитию сельскохозяйственных приютов. Поэтому, помимо описания, для большей убедительности, исторического хода развития сельского хозяйства приютов, признано было полезным дать общую картину постановки сельского хозяйства в крестьянских приютах сообразно тем указаниям, какие даны были опытом.

В сельском хозяйстве приютов нужно всегда стремиться применить науку, где только возможно. Оно должно быть крестьянское, но с улучшенными приемами. так как последние сберегают время, труд, силы и сельскохозяйственные подсобные материалы. Присутствие машин, травосеяния и удобрения нисколько не изменяют характера приютов, как крестьянских семей, так как и последние, не будучи даже грамотны, как это мы видим на пример смоленских, вятских и олонецких крестьян, вводят у себя и удобрение не только навозом, но и искусственными туками, и травосеяние, и искусственное орошение, как это искони ведется по всему Закавказью, Туркестану, Бухаре и проч. не цивилизованным странам, и даже машинное хозяйство: не только на юге России, но даже в Саратовской губернии, крестьяне, что побогаче, заводят уже жнейки.

Семена должны употребляться самые лучшие, отборные, чтобы работа детей даром не пропадала.

Огороды приютов и сады нужно разбить так, чтобы полив возможно было совершать самотеком, накачивая воду из насоса или чигирем, и непременно животною силою. Расход на насосы не составит более 150 руб., но настолько сократит работу, что выгодами от последнего расходы вернутся года в два. Самый огород удобнее всего разбить на 4 части для того, чтобы удобрять ежегодно только одну часть, введя четырехгодичный севооборот: капуста по первому году удобрения, свекольные по второму, бобовые по третьему и картофель по четвертому. Такой порядок дает отличную экономию на удобрении, необходимом, кроме того, для поля или, в степной местности, на кизяки. Огород должен быть непременно возле усадьбы приюта, чтобы смотрительница могла ежеминутно наблюдать за работою. На штат приюта в 80 человек огород необходимо разбить на пространстве не менее одной десятины.

Птичники лучше всего устраивать по системе Райта, в виде шалашей, из досок. Куры отлично проводят в них зиму и они очень хороши для быстрой чистки и проветривания. Для каждого рода птицы полезно устроить отдельный двор; для водяной птицы - недалеко от колодца или пруда.

Штат скота на пищу и одежду свободно устанавливается из сметной ведомости, помещенной в последней главе. Чем лучше сам по себе скот, тем полезнее он для приюта. В пищевом отношении чрезвычайно выгодны свиньи. Масса отбросов на кухне дает возможность легко выкармливать их, а огромная продуктивность выкорма в сале, составляющем основной приварок за все время полевых работ, значительно облегчает снабжение питомцев пищею. Хлева должны быть так расположены, чтобы дойники, свинарники, и те из них, где откармливается скот, были возле кухни, чтобы девочкам было легче носить им корм. На штат в 80 детей необходимо держать не менее десяти породистых маток [ свиней ].

Состав и количество рабочего скота находится в прямой зависимости от качества и количества лугов. Преимущество воловьей запряжки состоит в том, что волы питаются зимою соломой, а летом подножным кормом; для лошадей же нужно брать запасы сена и овса, и кроме того, в случае негодности к работе, рогатый рабочий скот может быть обращен на пищевое довольствие. В интересах прокорма, таким образом, волы дешевле лошадей, но зато - для воловьей запряжки требуется усиленное количество рабочих рук. Одна лошадь заменяется парою волов, и на пароконный плуг нужно две пары волов; на переднюю пару, следовательно, непременно погонщик. На трехконный плуг необходимо иметь уже 2-х погонщиков, тогда как при лошадиной пашне управляется, даже с тройкою лошадей, один плугатор, и, таким образом, при воловьей запряжке рабочие силы приюта ослабляются. Мальчики-погонщики, не будь пашни, занялись бы тем временем пастьбой скота или огородною работой, или, наконец, ремесленной. В случай дальности поля от усадьбы или раскиданности земельных паев по разным местам, воловья запряжка совершенно препятствует обработке земли, благодаря медленности передвижения. Быки идут от 2 до 3 верст в час, тогда как на лошади, шагом только, можно сделать пять верст в час. В весеннее время, когда дорог каждый час, медленность перехода с одного места на другое сильно мешает успешности работ, почему Тарасовский приют, не смотря на дороговизну пропитания лошадей, нашел для себя более выгодным заменить большинство воловьей запряжки лошадьми. Во время возки снопов медленность перевозки на быках становится еще чувствительнее, а в ненастное время, как памятный 1894 г., только те хозяева и получили сухой хлеб, кто имел лошадей. Для Красноярского приюта, снявшего в аренду на долгий срок целый участок, и для Лопуховского, коему отвели землю в двух местах, есть расчет, поставив хутора на поле и обмолачивая там же хлеб, иметь в работе быков, но для таких приютов, земельные паи которых разбросаны на далеких между собою расстояниях, воловья запряжка безусловно невыгодна, так как потеря времени в горячую страдную пору на передвижение обойдется много дороже расхода на корм для лошадей.

Если приют учреждается крестьянский и землю его предполагается составить из земельных паев питомцев, то необходимо променивать дальние паи земли на ближние, хотя бы даже с приплатою. Убыток, получавшийся от потери времени на переезды, настолько велик, что является вполне уместным тратить деньги. Наконец, на узких земельных участках почти невозможно работать жнейкам. В Тарасовском приюте в 1894 г. случалось на переезд тратить целый день, а работать 2 часа времени, так как земельные пая раскинуты были на 28 местах, по одной, две, даже полдесятины и на расстоянии 7, 8, даже 12 верст. Концентрация полей, как видно из приложенного плана полей Лопуховского приюта, вполне возможна на границах, где сходятся владения сельских обществ. На плане отмечены 2 предположенных к образованию поля: одно - на граница Березовского и Лопуховского обществ, и другое на границах Громковскаго, Кондальского и Терехинскаго. Сперва в 1894 г. земельные паи были раскинуты по всему полю, на 15 местах; на следующий год они стянулись уже к 6 местам, а на 1896 год находятся только в 3 местах, имея наклонность сходиться к границам владений обществ. Постепенное образование полей отмечено на плане штрихами. Повторение их один по другому показывает, что одно и тоже место было в распоряжении приюта в течении всех трех лет. С новым законом о переделе земли на 12 лет, организация полей еще более облегчится, так как соседние крестьяне с удовольствием променяют свои паи на другие при некоторой приплате: в Кондальском обществе 2 земельных пая сменены на 2 пая в Лопуховском поле, так как в с. Кондалях проживает один крестьянин из с. Лопуховки и ему также трудно пользоваться землею за дальностью расстояния. Этот же закон даст возможность не только приюту, но и крестьянам ввести удобрение полей, орошение и травосеяние, в настоящее время, при ежегодном переделе земель, нет смысла тратить капитал в виде покупки семян трав и удобрения на один год, так как последние могут дать доход только через два, три года. Получив свои участки на 10 лет, приюты в состоянии будут их лучше культивировать. Лопуховский приют в этом отношении уже двинулся вперед.

В Тарасовском приюте поля будут образованы в 4 местах, так как там 11 хуторов. Благодаря неподходности условий севооборота поля могут быть образованы не ранее трех лет, но уже на второй год, вместо 22 участков, получилось 15, а на третий - 10. Красноярский приют не мог этого добиться и оставил надельную землю, сняв в аренду 105 десятин земли на 16 лет, за 12 верст от приюта у соседняго

- 64 -

землевладельца. Там он устроил себе хуторок, приступив к травосеянию и к первым опытам искусственного орошения. Платимая им арендная плата в 200 рублей может быть покрыта отдачею, в свою очередь, в аренду тех паев надельной земли, что принадлежат его питомцам.

В каждой местности возможно ввести травосеяние. Оно удобрит почву и даст отличный корм. При этом, смотря по траве, вводится четырехпольная или шестипольная система. Вот какой севооборот установлен в Красноярском приюте: 1) рожь, 2) пшеница с посевом клевера и эспарцета, 3) трава, 4) трава, 5) просо или другие яровые растения - подсолнух, горчица, лен и 6) пар.

Искусственное орошение не составляет решительно ничего трудного. Если нет удобных балок для задержания воды, есть всегда полная возможность оросить несколько хотя десятин скоплением зимою посредством щитов снега на высоких местах и, затем, медленным таянием его, под прикрытием навоза, весною, когда так дорога малейшая влажность почвы, сохранить влажность почвы в первое хотя время роста хлебов. В 1895 году такой опыт уже введен в Красноярском приюте.

Для пашни необходимо иметь xopoшиe плуги. Необычайно легки и отлично работают двухколесные плуги Воронежского Товарищества Столль и К”, N 5. Количество их должно определяться, кладя на каждый плуг работы по ? десятины при лошадиной запряжке. Они, в сущности делают больше, но рассчет лучше делать осторожно. Двенадцатилетний даже ребенок свободно управляет ими.

Пашня должна совершаться всеми плугами вместе, как и вообще все работы, чтобы смотритель не разбрасывался в надзоре. Присутствие его на пашне должно быть вменено ему в обязанность. Смотритель, не бывающий на пашне, не пригоден для приютa. Если надлежит обработывать надельную землю, разбросанную по частям, то поневоле приходится разбиваться на партии, но это вызывает излишний расход по топливу во время варки пищи, да и на самую пищу. Во всяком случае, вторая партия вверяется надзору работника или, при отсутствии его, старшего мальчика.

Сев необходимо совершать и руками, и рядовою сеялкой:

- 65 -

первый для практики, чтобы дети, вернувшись в крестьянство, были бы готовы к крестьянской работе, а второй для скорости и чистоты сева. Каждому старшему мальчику Камышинских приютов назначается по полдесятине для ручного разсева семян в весеннем и осеннем севах и притом разных хлебов, так как разсев легких или тяжелых семян, крупных или мелких, требует особенную сноровку для каждого рода. Ручной сев совершается только в одном месте, чтобы наглядным, затем, сравнением всходов питомцы могли бы скорее ознакомиться с значнием правильного рассева семян. Бороньба совершается маленькими мальчиками верхом и обыкновенными боронами.

Для машинной работы оказывается чрезвычайно пригодною сеялка г. Эрта, в г. Саратове. Она проста по конструкции, легка - на две лошади, весьма продуктивна и вполне соразмерна с возможностью управиться одному человеку и, что всего важнее, не опасна в смысле поломки. Заделка ею семян не оставляет желать ничего лучшаго; мало-мальски смышленный мальчик управляет ею свободно. Для приютов необходимо две или три таких сеялки, особенно на юге России. Сухие ветры там быстро иссушают почву, и они помогут исполнить сев во-время, что имеет очень важное значение. Сложные же дорогие сеялки заводить можно лишь при наличности в приюте опытного агронома.

Для сенокошения очень хороши сенокосилки Вуда. Первое время, пока лошади не привыкнут ходить правильно, на одну из лошадей садится верхом мальчик, а затем, отлично приспособляются работать и без верховых. Сенокосилками можно работать также и на волах. Небольшия неровности почвы не имеют значения для работы. С мертвою точкою эксцентрика знакомятся быстро и отлично наблюдают за своевременою

смазкою машины нефтяным маслом. В описываемых приютах на второй год пользования косилками они уже не портились. Во время обеда и вечером двое детей, особо приставленных к тому, тщательно вычищают нож от грязи и самую машинy от пыли. Это необходимо для правильности работы и сбережения машинных частей. Сенокосилка, при достаточном кошении лугов, окупится в 4 - 5 лет от экономии на рабочей наемной плате. Вместе с тем, дети не забывают

- 66 -

косьбы и руками. Для этого остается еще много работы по лощинкам, овражкам, на горках и на сырых местах, так как сырую траву нож сенокосилки не берет.

На сенокошение отправляется и женский элемент. И ему работа облегчена. Конные грабли совершают большую часть работы. Девочкам остается только практиковаться. Сенокос составляет самую веселую работу в крестьянстве как для больших, так и малых, и потому на время сенокоса в приютах остается только самое необходимое число рабочих рук, а все остальные отправляются на луга, как на праздник.

Для уборки хлебов необходимы жнейки. Стоимость их, 165 - 185 р., вполне это дозволяет. Гораздо, однако, полезнее приобретать жнейки с самосбрасывающим аппаратом. Переплата лишних 100 р. за жнейку завода Адрианс Плат вполне вознаградится большею продуктивностью работы. Частою сменою на ней юных работников, 16 - 17 лет, явится возможным давать им достаточно отдыха для правильной работы, требующей больше искусства, чем физической силы. Но и при жнейках питомцам еще много ручной работы косами. Дети косить очень любят. Смотрителей нужно обязать принимать в ручной косьбе личное участие. Тогда работы имеют более семейный характер и дети дружнее работают.

Девочки отлично вяжут снопы. За хорошим косцом иногда надо ставить их по две. За машиною вполне свободно управлялись 8 - 10 пар женских рук; при недостатке их в вязке снопов принимали участие и мальчики. Жать, благодаря низкому росту хлебов, приходилось мало, но этот род работы необходимо вводить в приюты, хотя бы для практики.

Весьма важною работою является возка хлебов. Складывать скирды нужно умеючи, чтобы дождь не пробивал их и хлеб не прел. Для укладки необходимо приглашать

взрослого рабочаго, поденно; кроме того, самая подача снопов на верх клади составляет весьма тяжелый труд.

Для молотьбы лучше всего пригодны были бы сложные молотилки и с керосиновым двигателем. Затрата на последние несомненно была бы производительною. Керосиновые двигатели теперь достаточно дешевы. Между тем, они были бы пригодны и для насосов, и для мельниц, да и для каких-нибудь еще

- 67 -

других машин. Небольшой размер их, легкость передвижения, простота конструкции, дающая возможность обходиться без механика, и наконец, малый на них текущий расход заставляют отдать им предпочтение против конных приводов. В случае постановки приюта на образцовую ногу будет вполне резонным воспользоваться этим новым изобретением.

Что же касается самых молотилок, то, принимая во внимание их все-таки высокую стоимость, на 4 лошади не менее 300 р., и необходимость покупки веялки и, главное, ту массу работы, которую они требуют сперва на умолоте, а затем на вейке, явится вполне основательным затратить, конечно, при возможности, вдвое более на сложную молотилку, которая даст за то уже готовые зерна. Сложные молотилки теперь можно купить на 6 - 8 лошадей за 500 - 600 руб. с приводом. Для приютa с небольшими средствами, при наличности хорошего

молотильного сарая, можно будет обойтись и малою молотилкою, на 2 лошади, но только работа на ней возьмет очень много времени, необходимого для приюта на изучение ремесл и на обучение наукам.

В каждом приюте рекомендуем иметь по небольшой сортировке- для отделки зерна на семена и на продажу. Приют сам употребляет много зерна на свои непосредственные нужды, потому хорошая отделка зерен ему убыточна не будет, так как низшие сорта пойдут в пищу, но за то даст ему возможность бросать в землю всегда здоровые семена и обезпечить тем урожай и, кроме того, за зерно получить хорошую рыночную цену для пополнения своих денежных расходов.

Приступая к полевому хозяйству, надлежит позаботиться постройкою потребных служб. Желание сэкономить расходы ведет подчас в очень большие убытки. Тарасовский приют не имел собственного амбара, но складывал хлеб в общественный магазин. В январе 1895 г., во время молотьбы хлеба, за отсутствием крытых сараев, на открытом току, после сильных морозов вдруг полил дождь, шедший три дня. Пшеница была уже обмолочена и лежала на току огромным ворохом. Дождь не только промочил хлеб, но образовал на току лужу. Взять хлеб тотчас же было нельзя, так как овраги забушевали

- 68 -

и проехать к гумну не было возможности. За неделю же пшеница стала мокрою. Смотритель общественного магазина отказался принять сырой хлеб; амбаров нанять было не у кого;

пришлось сложить пшеницу в большой комнате приюта. Пшеница начала преть еще на току, а в теплой комнате еще и более. Фирмы зерносушилок отказались доставить их раньше месяца. Наскоро сложили печи из железных листов, кое-как просушили хлеб, но потеряли свыние 400 пудов пшеницы, стоимостью далеко выше амбара.

Для тех приютов, которые расположены далеко от мельниц, прямой рассчет приобрести мельницы к конному приводу или керосиновому двигателю. Они дадут, прежде всего, экономию на плате за помол. Предполагая, что в приюте потребляется в год 1.500 мер зерна, получим экономии для приюта от собственной мельницы на помол 1.500 гарнцев, составляющих 185 мер. Это количество муки, вместе с мучною пылью для скота, составит очень хорошую экономю для пpиюта. Мало того, при завозе на мельницах, являются и помольщики, своими гарнцами дающие очень хорошую поддержку. Правильная постановка этого дела даст возможность кормить весь скот в приютах даром. В то же время управление мельницей совершенно безопасно и свободно может быть доверено смышленному 15-летнему мальчику.

Усовершенствованные приемы хозяйства и машинный труд дают возможность усилить урожай и облегчить уборку полей, и таким образом, сократить размер запашки и количество возлагаемого на обработку земли труда, т. е. сэкономить время, столь необходимое для остального хозяйства, на изучение ремесл и обучение грамоте.

X. Домоводство.

“Порядок заведешь - сыт будешь”. Из народных побасенок.

Жизнь приютов течет совершенно по- семейному, в обыденной крестьянской обстановке и в точности согласно местным обычаям, без малейшего общепринятого внешнего вида

- 69 -

закрытых воспитательных заведений или школ: нет ни звонков, ни салфеток, ни скатертей, ни заранее составленного разделения по часам занятий, кроме часов для ученья, если для преподавания грамоты приглашен отдельный учитель.

Встают утром, с рассветом, а зимою с огнем. Мальчики тотчас же отправляются кормить скот и чистить хлевы, колоть дрова, а девушки кормить птицу, доить коров, готовить пищу. Работы, которые при небрежном исполнении не могут иметь серьезных последствий, питомцы отправляют по дежурству; те же, кои могут иметь дурные последствия, например, корма животных, поручаются на месяц или менее кому-нибудь одному, а затем, передаются другому. К завтраку все собираются в кухню и, умывшись, читают все вслух и поют молитвы. За пищу садятся после утренних работ голодные и едят, поэтому, с аппетитом. Две дежурные по кухне девушки разливают кушанье по чашкам, помощница ставить их на стол, который покрывается скатертями только в большие праздники. Вся семья, и смотрители, и работники, и дети усаживаются вместе за длинный ряд столов; старшиe нарезывают всем хлеба, пред каждыми четырьмя ставятся чашки, а едят деревянными ложками.

Пища готовится, смотря по народности. В русских приютах - лопуховском и бурлукском - щи, каша с салом или постным маслом, вареное мясо; кислое молоко, пшенник; сало с кашею и ливером; свекольник, студень и пр. В малороссийских - тарасовском и красноярском - галушки, борщ, вареники, кабанье сало и также каша, мясо и проч. На завтрак готовится одно блюдо, на обед и ужин по два; по праздникам завтрака не бывает, но пекут за то пироги с разной начинкой - с мясом, капустой, творогом, горохом, кашей, морковью, а иногда и ягодами.

После завтрака начинаются ремесленные работы до обеда, после которого снова задают корм скоту и продолжают

ремесленничать. Если день уже долгий, около 4 - 5 часов полдничают- закусывают хлеба с молоком или огурцами, кашей, капустой.

После полдника снова задают скоту корм, и, когда девушки подоят коров, садятся за грамоту. После нея ужинают

- 70 -

и общею молитвою кончают день. Мальчики задают скоту корм на ночь и ложатся спать, а девушки прядут до первых петухов, напевая песни. Ночью старшие мальчики один раз встают и осматривают скот.

Летом ни грамоты, ни ремёсл - нет. В это время не до них - разве только случится какая-нибудь починка. Для женской половины общий обиход и летом не нарушается.

Спят оба пола по разным комнатам. Если работник и работница супруги, то для них отводится особый уголок в кухне. Если нет, то работник спит вместе с мальчиками. В поле ночуют в холщевых палатках, на земле, подстилая войлочные полости. Варят себе там пищу в котелках, чем обыкновенно занята дежурная девочка, если и женский элемент работает в поле. В противном случае, пищу варят мальчики, по очереди. Случается, в поле весною настигает буря с дождем и даже снег, но дети так закаляются простым образом жизни, что перемена погоды для них нипочем. Там, где поля отведены постоянные - там вырывают они себе землянки.

Одежда носится также согласно местным обычаям: малороссы - белыя рубахи и штаны, а русские - пестрядинные; по праздникам же, во всех приютах кумачные. Впрочем, малорусские приюты приучают детей, начиная с маленьких, носить и пестрядинную ткань, к которой “хохол” относится с чрезвычайным пренебрежением, одинаково отплачивает ему и “москаль”, ни за что не соглашающийся надеть белый костюм. Девушки носят также, сообразно народности, разного покроя сарафаны, причем хохлушки надевают намисты, т. е. ожерелья с большими оловянными крестами, а русские девушки разноцветные бусы. Невесты надевают серьги и кольца, а хохлушки украшают еще свои головы красивым убранством из платков. Кафтаны шьются из домашнего сукна-сермяги, шапки вяжутся из шерсти, а для лета покупаются картузы. Зимою носят обыкновенные полушубки, с валенками, овчинными рукавицами или варежками.

С наступлением теплого времени дети ходят босиком. Для работ мальчикам на поле, шьются сандалии или так называемые опорки, вроде туфель, а в холодное время носят

-71-

обыкновенные мужские сапоги, которые шьются также и для больших девушек в малорусских приютах, кроме черевик, т. е.

низких башмаков. Русския же девушки сапоги надевать стыдятся.

Одежда дается каждому на определенное время. Кто изорвет свою, по небрежности, тот ходит в заплатанной. Полушубок положен на три года, кафтан на 2 года, а белья в год три смены будничной и две смены праздничной. Старшим всегда шьют новую одежду, а младшим перешивают старших.

Каждую субботу обязательно топятся бани. Стирка белья совершается в них же. Для ускорения работ чрезвычайно полезнo ввести прачечные машины. Смена белья совершается еженедельно. Кроме юношей- женихов и девочек свыше 8 лет, дети ходят стриженными. Стрижка исполняется старшими мальчиками посредством машинки.

Топка печей производится дровами или кизяком (кирпич навоза). Последний приготовляется самими питомцами. По линиям железных дорог, в степных местах, выгоднее отапливать нефтью, что и вводится уже в приютах. Нефтяное отопление имеет огромное преимущество пред всякими другими: оно удешевляет топливо, позволяет рассчитывать отопление по весу, сохраняет массу времени, бесплодно тратящегося на колку дров, и безопасно в пожарном отношении.

Скот пасется или в стадах общественных, причем пpиюты также участвуют в плате пастухам за скот, или же самими детьми, если есть для выпаса место. Девочки пасут птицу и поросят, пока последние еще дома. Пастьба остального скота поручается детям от 8-летнего возраста, причем пастьба взрослых животных совершается под наблюдением, непременно, надежных подростков.

У каждого пола свое занятие. Из хозяйственных работ на женском лежит приготовление пищи, печение хлебов, стирка белья, мытье полов, топка печей, уход за молочным скотом, приплодом и птицею, и откармливание животных на убой, а летом стрижка овец, обработка огорода и полив его, полка хлебов, уборка, совместно с мальчиками, сена и хлебов, и, молотьба, заготовление осенью овощей, мяса и прочих запасов и, наконец, воспитание маленьких детей.

На мужском - чистка хлевов, двора, колка дров, кормление скота, проездка по хозяйственным делам и все полевые работы: мальчики, не отправляющееся в поле, пасут быков, овец, свиней и работают в огороде.

Таким образом, один пол взаимно дополняет в домашнем быту приютов другой. Если бы не было женского элемента в приютах, то для приготовления пищи и других домашних работ пришлось бы нанимать кухарок, птичниц, коровниц и проч.; если бы не было мужскаго - пришлось бы покупать хлеб, мясо, держать дворников, кучеров, пастухов. Ни один из детей, начиная с шестилетнего возраста, не является бременем для приюта - каждому из них дано свое занятие. Самые маленькия, пяти, шести лет, и то работают: караулят огород от воробьев. Детям шалить некогда, и потому жалобы на опасные шалости, вроде разведения огня в соломе, столь частые в деревенском быту, не раздаются вовсе. Даже зимою и то крохотные дети помогают: они держат пряжу, когда старшие разматывают нитки, щиплют перья и, наконец, подают то, что старшие велят; делается это шутя, приказания получают они ласково, от своих же сестер, и помощь их несомненно полезна для благосостояния приюта, да и детям не в тягость.

XI. Ремесла.

“Не сиди сложа руки, так не будет и скуки”.

Пословица.

Не более полувека тому назад, когда ни фабричная, ни торговая жизнь не были еще так развиты, крестьянство обходилось всем решительно необходимым для жизни на месте: рубахи и сарафаны ткались из конопли и льна собственного посева, полушубки, сукна и валенки добывались от собственного овцеводства; о покупке же пищевых материалов не имели и понятия. В некоторых глухих местах и по всей даже области, как Сибирь, крестьянство продолжает жить по прежнему

- 73 -

обычаю, добывая и производя все для себя потребное собственными силами каждой семьи - так неприхотливы крестьянские требования! И только в последнее время ситец стал вытеснять холст, фабричное сукно сермяжное, щегольской сапог лапоть, а чай молоко. Материалы эти не могут быть получены дома, и потому крестьянин, к несчастью своему также следующий за модой, принужден добывать их променою на хлеб.

В прежнее время хлеб ему нужен был только на пропитание и уплату повинностей; теперь же, кроме того, на одежду, на обувь, и даже на пищу, расходы на каковые во много раз превышают повинности. Хлеб стал усиленно сбываться по цене, не оплачивающей труда крестьянина. В то же время культура его хозяйства не только не поднялась, чтобы излишними плодами пополнить недостающее для новой жизни, но даже упала, и в результате - его раззорение.

Крестьянину нашему с каждым годом становится жить все тяжелее, благодаря все большей зависимости его от рынка. Для удовлетворения потребностям своим он принужден продавать хлеб, увеличивая запашку, вынужден искать отхожих заработков и находится в полной зависимости от рыночных цен на хлеб и рабочия руки. При падении их он бедствует. Количество земли у него, с приростом населения, уменьшается, потребности все возрастают, следуя за модой. Привыкнув добывать себе одежду и обувь покупкою, он забывает свои кустарные работы, и там, где ранее деревни славились выделкою кож, или плахтами (малороссийская шерстяная узорчатая ткань), там об этом остались лишь воспоминания. Бывало, кустарные работы заполняли у него все зимнее время. Теперь же его одолевает тоска от безделья - он ищет развлечений, каковые и находит в пьянстве. Теперь не редкость встретить бабу, не имеющую понятия о тканьё холста, или мужика, не умеющего оси вытесать. Поэтому, принужденный за каждой пустой деревенской работой обращаться к ремесленнику, крестьянин вынужден нести расходы сверх сил своих и бедствует.

Крестьянские приюты имеют назначением своим воспитывать крестьян. Поэтому, вся постановка воспитания в приютах должна быть направлена к тому, чтобы питомцы их выходили из стен приютов вполне подготовленными к условиям жизни крестьянства

- 74 -

и, таким образом, пополнили замечаемый недостаток. Исходя из такого положения, советы поставили себе целью обучить детей всем решительно ремеслам, дабы каждый из них, зажив самостоятельно, мог удовлетворить всем своим потребностям силами собственной семьи, не прибегая к ремесленникам и удовлетворяя своим нуждам, во всем домашнем обиходе, от своего хозяйства.

Крестьянин - рассуждали советы приютов - не может быть поставлен в одинаковые условия с человеком интеллигентной профессии и для него прямой рассчет не быть в зависимости от ремесленника. Действительно, определим заработок интеллигента в 1.000 р. в год или 3 р. за 10 рабочих часов; заработок сапожника в 360 р. или 1 р. в день, а мужика 144 р. или 40 коп. в день, что составит, переводя на хлебный сбор - 300 пудов пшеницы или 500 пудов ржи, получаемой с 10 десятин, в каковом размере владеет землею редкий крестьянин. И мужику, и интеллигенту понадобилось починить сапог, что отнимет работой час времени, почему сапожник возьмет 10 копеек. Интеллигенту, получающему 30 к. в час, было бы неразумно терять 20 копеек для починки сапога, а мужику, получающему 4 к., есть прямой рассчет починить самому, так как он этим выгадывает 6 коп. в час. В этих видах, не смотря на значительный расход, вызываемый возложением на приюты задач по обучению питомцев ремесленным знаниями, решено было не останавливаться пред этими затратами, хотя несомненно, преследуя лишь воспитательное значение, приюты могли бы значительно уменьшить денежные сметы и потому легче оправдать свои денежные расходы.

Таким образом приюты, являющиеся обычными крестьянскими семьями, воспитывая будущих крестьян, должны сами, прежде всего, приблизиться к правильной крестьянской жизни и удовлетворять всем своим потребностям непременно собственными силами и от своего хозяйства, отнюдь не обращаясь к профессиональным ремесленникам и не приобретая фабричных изделий в то время, когда их можно сделать собственным трудом, и избегая иметь в своем обиходе все такое, что можно приобрести только на деньги.

С этою целью введены в приютах всевозможные, самые разнообразные, ремесла: тканье сукна, вязанье из шерсти шапок, шитье полушубков, выделка горшков, проволочных петель и сундучков, деревянных ложек и чашек, телег и будет введена выделка овчин, ковка лошадей, нарезка винтов и другие кузнечные работы. Все, решительно все, что только нужно пpиюту и что только может быть им исполнено, все это непременно должно производиться в приютах. Тогда они, действительно, исполнят свою задачу: воспитают годных к крестьянской жизни людей и сберегут брошенных детей не на зло отечеству, для содержания в тюрьмах, а на пользу его и всей цивилизации.

Каждый пол должен заниматься соответствующими ремеслами, утилизируя все сырые продукты приютского хозяйства.

Следуя этому, жeнcкия ремесла должны состоять в обработке конопли, льна и шерсти. Девушки из кудели и шерсти прядут нитки, вяжут чулки, шапки, шарфы, крася сами шерсть, варежки, ткут сукно и холст, а из последнего шьют рубахи, исполняя работы на всю потребность приюта. Мальчики же шьют обувь, кафтаны и полушубки, как себе, так и дввочкам, режут ложки, чашки, делают телеги, полы, шьют упряжь.

Ремесленные работы введены все те, что требуются для местнoго крестьянина - там, где есть лес, развивается щепное дело; где глина - делают горшки. Чтобы сделать питомцев вполне пригодными к жизни, детей заставляют знать все эти работы, но не препятствуют ребенку развиваться в любимом предмете в большей степени. Ремесленные занятия представляют из себя довольно трудный предмет, так как требуют опытных и знающих рук, но, после годичной практики, с большинством самых необходимых крестьянских ремесл дети знакомятся настолько, что под руководством мастера удовлетворяют первым потребностям вполне свободно.

И здесь также, как в полевом хозяйстве, надлежит применять повсюду, где можно, усовершенствованные приемы. Прялки должны вытеснить исторические веретена, усовершенствованные ткацкие станки, с самолетающим челноком, обыкновенные крестьянские; швейные машины должны заменить шитье руками. Во всех приютах так и сделано (см. рис. 3).

Это дает возможность значительно сэкономить рабочую силу. Так напр. на простом ткацком стане искуссная ткачиха едва может выткать в день 10 аршин 8-вершкового холста; на усовершенствованном же стане может выткать в день 24 - 40 аршин 14-вершкового холста девочка лет 14. Без швейных машин трудно управиться с шитьем на весь приют. Мужские ремесла требуют уже большего навыка и сил. Юноши старше 15 лет могут быть успешно заняты, главным образом, валяльным и сукновальным, плотнично-столярным, кожевенным и кузнечным делом и, между прочим, вместе с мальчиками от 11 до 15 лет, чеботарством и портняжеством, исполняя при этом самые трудные фазы работы - как например кройку, вырезывание подборов, строчку сборов и т. п. Те или другия машины и приспособления в виде, например, сукновальни, сверлильного станка для колес или токарнаго, портняжной швейной машины не только облегчат работу, но и в значительной степени сэкономят рабочее время.

Ремесленные работы должны начинаться с самых малых лет, сперва в виде забавы и постепенно переходя к более серьозным. Прогрессивно развиваясь, дети ежегодно переходят все к более и более сложным ремеслам, так что, при равномерном подновлении приюта свежими силами, на лицо будут находиться ремесленники всякого рода: младшие постепенно будут занимать места старших и, раз поставленный на ноги, приют будет лишь сменять созревшия силы новыми. Не гоняясь за совершенством, а преследуя одну лишь цель - обходиться без посторонней помощи - приюты могут свободно производить все потребные для себя изделия. Если последния и не будут блистать красотою и изяществом исполнения, то в этом не предстоит и нужды, так как даже некрасиво сшитое платье все-таки пригодно для носки - лишь было бы крепко. Произведения слабых рук идут на надобности младшего возраста, а по-изящнее для более взрослых питомцев. Если приют будет одевать сам себя, если воспитанники его научатся делать телеги и ковать лошадей собственной работы подковами - то приют можно вполне поздравить с успехом.

По поводу удовлетворения всем решительно потребностям силами самих приютов люди практические возражали, что дети в начале обучения работают плохо, так что сделанная ими вещь изнашивается скорее, чем сделанная ремесленником; что некоторые вещи прямо убыточно для приюта делать самому - так, например, на валеную шапку идет 2 ф. шерсти, стоимостью 50 - 60 коп., тогда как фабричные шапки продаются по 30 коп., почему было бы выгоднее, продав шерсть, купить две шапки в виду меньшей их прочности против домашних. Но, большинство членов совета признали, что несомненная польза заключается, прежде всего, в обучении и что изделия исполняются зимою, в свободное от полевых работ время, когда оно все равно пропало бы напрасно, и преимущественно из продуктов собственного хозяйства, ценность которых сегодня высокая, а завтра может быть ниже, почему и соотношение явится другое.

Таким образом, в Камышинских приютах сырые продукты их хозяйств обращаются в дело силами самих же детей и, следовательно, последния являются в роли кустарей, тем более, что ремеслами занимаются в зимнее, свободное от сельского хозяйства, время и не исполняют работ по заказу.

Заказы на изделия отнюдь не должны быть принимаемы в приютах. Всякое обязательство только совершенно излишне будет стеснять жизнь в приютах. На заказах можно прогадать и в ценах, и в продолжительности времени; заказы на-конец, могут стать страшным бременем для приютов, в случае, например, стечения несчастных обстоятельств. Вдруг заболеют главные работники - кто же будет исполнять заказ, всегда принимаемый на срок? Торопясь, дети могут плохо сработать и навлечь на приют лишь напрасные неприятности. Если есть свободное время, то гораздо лучше обратить таковое на усовершенствование в грамоте, так как она чрезвычайно необходима в приютах.

Приюты могут изготовлять предметы и на продажу, но только не на определенного покупателя. При соблюдении этого правила приюты никогда ничего не потеряют. Допустим, что сапоги будут сшиты плохо - они пойдут на себя; поспеют не во время, цены упали - подождут поднятия цен, но, главное, ни перед кем виноватым быть не придется. Покупатель же готового изделия всегда найдется.

При этом отнюдь нельзя давать детям-мастерам вознаграждение каждому в отдельности. Выручка пусть лучше идет на образование общего капитала, для снабжения оканчивающих воспитание питомцев орудиями труда, а если желательно поощрить детей - то на доставление удовольствия всем решительно.

В самом деле, в приютах нет ни черного, ни белого труда. Каждый труд хорош, благороден и полезен. Почему мальчик, занимающийся чисткою хлева в то время, как его товарищ, более его от природы способный, шьет на продажу обувь, разве не заслуживает такого же вознаграждения? Без навоза не будет удобрения и собирающий его дает приюту еще более благосостояния, хотя и не видного, чем мальчик-сапожник. Мальчик-сапожник кормится, пока он работает, на средства всего приюта. На каком же основании чистящий хлев должен работать не только на себя, но и на сапожника, а последний ему ничем не отплачивать? И такой порядок [ оплата по неравному ] вовсе не применим и даже противен крестьянским обычаям. Укажите хоть на одну крестьянскую семью, где бы члены ее не приносили домой - главе семейства - весь свой заработок и позволили себе оставить деньги на развлечение или лакомство только для одних работавших. Семья кормит своего сочлена и в то время, когда он на поденщине, она собирает хлеб и на его долю. Следовательно, и он одинаково обязан иметь в виду интересы семьи и, заработывая деньги на стороне, не считать заработок свой принадлежащим исключительно себе.

В Камышинских приютах были случаи продажи изделий, но вырученные деньги распределялись на всю семью поровну, на улучшение в пище или покупку семянок, орехов или пряников.

Рекомендуемые приюты - крестьянские, и потому должны жить согласно традициям крестьянской среды.

XII. Грамота.

“Учись, мой друг, наука сокращает опыты быстро текущей жизни”. Борис Годунов.

Грамотность для питомцев приютов необходима. Не говоря уже о большей легкости чрез посредство ея обучения детей всяческим знаниям, смотря чисто практически, она необходима для приютов, как подспорье в жизни их. Грамотные дети помогают вести отчетность, способствуют правильному распределению запасов и, наконец, чтением книжек по тем или другим отраслям знания знакомятся с улучшенными приемами хозяйства и культуры. Поэтому, грамота, как ключ к познанию, необходима в крестьянском приюте.

В то же время, не надо забывать, что назначение крестьянских приютов состоит в подготовке лишь крестьян и крестьянок. При значительно высшем против массы умственном развитии, последнее является для крестьянина в тягость. Человеку развитому - тесно в его маленькой крестьянской избе; ему тяжелы грубые суеверия окружающих, его раздражает их невежественное упрямство, он бежит от родной хотя, но темной среды. Хорошо, если он найдет путь сообразно склонностям своим, двинется выше и не ограничится полученным образованием. Но, большею частью, из него получается вечно недовольный полуинтеллигент, в бесплодных жалобах на обиженность от судьбы стремящийся скрыть свою жизненную непригодность и ищущий “благородного” труда, в виде должности приказчика, писаря или конторщика. Чтобы достигнуть своей цели и из питомцев приютов получить не интеллигентный пролетариат, но крестьян, пригодных для борьбы за существование при изменившихся условиях крестьянской жизни и могущих знаниями своими способствовать общему умственному развитию массы, не надо ставить их в слишком резкие отличия от массы. Вся обстановка жизни питомца крестьянского приюта должна быть подходящею к окружающей крестьянской среде, но чище и гигиеничнее. Весь образ жизни - крестьянский, но без его грязных явлений невежества, суеверия, грубости и проч. Работы должны производиться крестьянские, но с помощью научных приемов. В крестьянской семье и на крестьянском наделе должен ребенок крестьянина учиться хозяйству, но познавать таковое с помощью великого рычага - грамоты. В силу этих соображений, умственное образование питомцев крестьянских приютов должно подниматься лишь с общим поднятием уровня развития массы.

Руководствуясь этими соображениями, и по настоянию крестьян, советы приютов признали необходимым воздерживаться от слишком большого увлечения грамотою. Вечная забота о

- 81 - .

кyске насущного хлеба позволяет уделить на занятие грамотою не более двух часов в день по зимам. Поэтому, программа школ грамоты признана была пока для приютов достаточною. При лучших условиях хозяйства, когда машины и усовершенствованные приемы позволят сократить количество потребных для содержания приютов рабочих часов, на занятия грамотою можно будет уделить и более времени, чтобы пройти курс начальной народной школы, но не более того, впредь до того момента, когда вся окружная масса получит такое же образование. Тогда и курс народной школы нужно повысить, но опять-таки не oчень высоко против уровня массы. Во всяком случае, будет ли это школа грамоты, или начальная народная школа, обязательно должны быть преподаваемы: землестроение в виде производства глинобитных построек и устройства запруд; орошениe; простейшее землемерие, с черчением планов местности; простейшая механика, ради лучшего понимания устройства машин и земледельческих орудий, при починке их; примитивные теоретическия понятия по сельскому хозяйству в виде значения плодосменного сева, травосеяния, удобрения и прививок в садах; рациональное пчеловодство; познавание вредных и полезных насекомых, птиц и животных; краткое понятие о строении тела животных и простейшая ветеринария; рациональная обработка сырья и простейшая метеорология. Знания эти должны быть преподаны, чтобы питомцы имели о них лишь общее понятие в пределах своего узкого кругозора. Глубоко ошибутся те, кто предполагает, что исчисленные знания составят большую энциклопедию их. Каждое из них не только может быть преподано даже неграмотным крестьянам, но уже и преподается, и с большим успехом, как это мы видим на примере крестьян Вятской губернии, совершенно неграмотных, но, по рекомендации агрономических смотрителей, принявших уже чистую сельскохозяйственную культуру в виде травосеяния, удобрения, уменья делать сложные машины, как напр. сеялки и пр. Один из критиков сельскохозяйственных приютов смеялся над тем, что в приютах, по программе, будут “заниматься огородничеством, садоводством, пчеловодством, рыбоводством,

скотоводством, птицеводством, домоводством и всякими “водствами”,

очевидно забыв, что всем этим занимается каждый наш крестьянин: он не только хлеб сеет, но и огород разводит, и птицу держит, и пчел, и рыбу даже ловит... Перечисленные предметы преподавания составляют уже искони практические занятия крестьянина: будучи совершенно неграмотным, он и избы себе строит из глины, и запруды устроивает, и веялки делает, и плуги, и часто весьма удачно, хотя делает все ощупью; и пайки земельные разбивает, хотя не цепью, но с помощью особого саженного циркуля; сырье обработывает, а на метеорологических станциях, случается, все наблюдения записывает. Если будут делать то же самое питомцы приютов, это не составит для мужика ничего особенного. Мало того, если они не будут уметь это делать, приюты потеряют в его глазах всякое достоинство.

В приютах явится лишь возможность, имея дело с грамотными детьми, знающими арифметику, - легче научить их усовершенствованным приемам. Задачи эти совершенно по силам приютов и, не смотря на свои только первые шаги, они уже успели двинуться на этом пути. В каждом приюте официально открыты приходския школы грамоты, состоящия в заведывании местного приходского священника.

Обучение грамоте происходит только с окончанием полевых работ - с 1 ноября и до начала их - по 1 марта. На занятие грамотою пока возможно приютам посвятить не более 2 часов в день, и то по вечерам. Днем происходят различные домашния работы и, кроме того, коротким зимним дневным светом важно пользоваться для ремесленных работ. Но, и при таком незначительном количестве времени, если преподаватель хорош, дети свободно успевают пройти весь положенный для школ грамоты курс в течении двух или трех зим. Так как пребывание детей в приютах установлено до 16 - 17 лет, то, в случае поступления ребенка до школьного возраста, 6 - 7 лет, за время пребывания своего в приюте в течении 9 - 10 лет он с успехом пройдет, даже при двухчасовом занятии в день, курс двухклассной начальной народной школы и ознакомится со всеми теми предметами, которые перечислены выше.

Дети, поступающия в малом возрасте, выучиваются чтению и письму совершенно незаметно. Выучившись грамоте, они с

- 83 -

удовольствием читают книжки и в большой претензии на то, что их не дают им брать с собою на пастьбу скота. Поступающия в старшем возрасте, свыше например 12 лет, неохотно занимаются грамотою; их более интересуют ремесла. Некоторые же, прямо-таки, неспособны усвоить грамоту и относятся к ней с неудовольствием, постоянно прося разрешения заменить ее какою либо физическою работою. Таких к грамоте не приневоливают, чем они очень довольны. Плохо грамотные менее способны к усвоению других предметов и молитвы запоминаются ими с большим трудом.

Из 4 воспитанников и 4 воспитанниц, выпущенных из приютов, 3 юношей и 2 девушки бойко умели читать, свободно писали и знали молитвы, счет и первые правила арифметики; остальные трое плохо.

Преподавание чтения, письма и рисования по клеткам происходит в классных комнатах обыкновенными порядком. Уроки же арифметики, на счисление и умственные задачи, совершаются за нешумною работою, тесным кружком. Мальчики шьют обувь, режут ложки, девушки вяжут и шьют. Учитель прочитывает задачу и затем задает вопросы то одному, то другому ребенку, заставляя одних поправлять ошибки других и объясняя непонятное. Такие беседы дети чрезвычайно любят. Нужно видеть их блестящия глаза в то время, когда они решают задачи! Весь урок кажется не уроком, но какою-то забавою. Работы нисколько не мешают при этом; напротив, отвлекают от шалостей.

По праздникам, придя от обедни, желающие из питомцев собираются вместе. Кто-нибудь из них громко прочитывает главу из священной истории и священник или учитель задает по ней вопросы, стараясь растолковать слушателям прочитанное. Затем, прочитывается какой-нибудь маленький светский рассказ и также дети усвоивают его путем вопросов. На все это полагается час времени. Дети с удовольствием посещают эти беседы, не имеющия совершенно принудительного характера.

При каждом приюте имеется библиотечка. Дети охотно читают книжки, но многое, и очень многое, для них непонятно. Крестьянская среда чрезвычайно неразвита и подходящих для развития народных книг очень мало. Для нея необходимы

- 84 -

рассказы очень коротенькие и непременно божественные или же из крестьянского быта, на самую простую тему, без всякой тенденциозности. Таких, однако, книжек очень мало. Чрезвычайно полезны копеечные книжки г-жи Аверкиевой о свекле, огурце, капусте и проч. Девочки с живейшим интересом следят по ним за культурой овощей. Таких бы книг надобно побольше.

Всю осень и зиму 1894 г. в двух приютах, Красноярском и Тарасовском ежедневно производились самими питомцами троекратные наблюдения за температурой воздуха, направлением ветра и состояшем барометра. По розетке погодоуказателя, составленной г. Карамзиным, преподавателем при Мариинской средней сельскохозяйственной школе, дети, по замеченным трем данным определяли грядущую погоду. Это их чрезвычайно интересовало. Если предсказания удавались, то восторгам их не было пределов. Мужиков удачные предсказания положительно поражали. Некоторые из них, из расколоначетчиков, прямо высказывали порицание подобным занятиям: “Кто может узнать, кроме Бога, какая погода будет завтра, говорили они - только ребята балуются”. Наблюдения аккуратно записывались и отсылались для напечатания в орган Саратовского земства “Неделю”. Совершенно побочные обстоятельства принудили наблюдения эти на время оставить, пока препятствия не минуют.

Занятия эти, в связи с рисованием или скорее черчением фигур, весьма развивают крестьянских детей. Но главное развитие питомцы получают в поле и дома при своих практических занятиях.

Образование простого народа не может быть достигнуто только теорией, забывающейся на другой день после ея преподавания, подобно грамоте, от которой через 10 лет внешкольной жизни нашего мужика остается одно лишь воспоминание, или одним лишь чтением книжек, побуждающим его искать “благородного” труда в виде должностей приказчика, конторщика или писца, столь не любимых простым народом.

Нужно лишь расшевелить мозговые центры крестьянина, чтобы из пассивности своей силам природы он перешел в активную борьбу с ея вредными явлениями - это должна исполнить теория. А научить его борьбе с природой должна уже

- 85 -

практика. Когда юноша не только в классе узнает преимущества сева отборными семенами, но и на деле, - при сравнении приютской культуры с соседнею крестьянскою, - наглядно поймет значение хороших семян, той или другой вспашки полей, удобрения земли навозом и другими туками, травосеяния, рационального пчеловодства, содержания породистых животных и сам станет принимать в исполнении рациональной культуры поля непосредственное, хозяйское, участие, то, несомненно, и в самостоятельной жизни он будет продолжать ту же культуру; мало того, если даже умственные способности его будут настолько притуплены, что он не в состоянии будет собственным умом понять различие между обыкновенной крестьянской и приютской культурами, то, привыкнув в приюте к известному порядку обработки почвы, содержания и выкорма скота, он, и в своем хозяйстве, по инертной силе привычки, будет подсознательно продолжать то же самое.

Крестьянские дети весьма любопытны. Они с удовольствием слушают рассказы о жизни пчел, птиц, о различных сортах овощей и способах к лучшему их возделыванию и живо перенимают все им понятное. Постоянными беседами при практических работах можно отлично научить их познаванию улучшенной культуры.

Теперь Камышинские приюты почти стали уже на ноги. Как только они исполнят свою задачу - собрать от своего хозяйства средства не только на содержание себя, но и на оплату жалованья учителям, вопрос о расширении программы образования будет поставлен на первую очередь.

ХIII. Воспитание.

“Детство - сберегательная касса, в которую мы кладем сокровища будущаго”. Леон Сей.

Внутренний быт питомцев обратил на себя особенное внимание приютских советов. В течении четырехлетия существования приютов, постепенно, по меpе жизненного опыта,

- 86 -

выработалась целая система воспитания, которая в настоящее время выражается в совершенно определенных формах, дающих самые благотворные результаты. Вырабатывалась она во всех приютах одновременно, причем, благодаря постоянным дружественным сношениям приютских советов между собою, недостатки, замеченные в одном из приютов, тотчас же предупреждались и в других, а успехи одного вызывали немедленное подражание в остальных.

Прежде всего, остановились на вопросе о выборе администрации для приютов. По единодушному мнению всех советов семья признана была самою совершенною формою воспитания. “Надо детям дать мамку и тятьку” - говорили при этом в советах мужики - “чтобы им легче жилось”. С этою целью, ради образования из жителей приютa семьи, решено было для непосредственного управления приютами приглашать только супругов - мужа с женою. Так и поступают. Семейная форма воспитания только и дала возможность достигнуть тех успехов, какие получились в приютах. Порядок воспитания вылился в следующих его оттенках, составляющих основную канву жизни всех четырех приютов.

Жизнь приютов течет в строго религиозно-нравственном духе. Ни один из питомцев не сядет за стол, ни один не примется за работу, прежде чем не перекрестится. Дома ли дети или в поле, день всегда начинается и кончается у них общею молитвою, которую частью читают все, разом, вслух, частью поют. Начиная от 6 лет, каждый ребенок знает все обычные молитвы. По праздникам отправляются в церковь; иногда хорошо поющие, при знатоке пения смотрителе, становятся на левый клирос.

Обращение смотрителей с детьми в приютах совершенно отеческое, так чтобы не чувствовалось ни малейшей отчужденности между детьми и смотрителями. Опыт показывает, что жизнь приюта течет хорошо там, где супруги действительно близки к детям и последния чувствуют себя, как в ceмье. С радостью и горем идет ребенок к смотрителю или смотрительнице и, встретя в них участие, радость свою увеличивает, а горе становится ему легче. Друг на друга дети смотрят, как родные между собою братья и сестры. У них

- 87 -

самые простые родственные отношения. Мало того, будучи связаны общею работою, видя в приюте дом, заменивший им родительский, и зная, что с благосостоянием приюта тесно связано их собственное благополучие, они питают друг к другу нечто большее, чем при обыкновенных родственных связях: они чувствуют себя связанными узами товарищеской дружбы.

Как бы хороша супружеская чета ни была, все-таки заменить родителей она не может. Поэтому дети, особенно при частой смене смотрителей, видят себя необходимыми более рассчитывать сами на себя, чем на заботу о них приемных родителей. Это развивает в них товарищеский дух.

Многия из детей имеют в приюте родных братьев и сестер, и семейный характер приюта поддерживается еще более родственными узами; не имеющие родных сближаются с чужими, особенно с младшими себя.

Самые маленькия дети, до 6 лет, воспитываются на женской половине. Каждая девушка, старше 10 лет, избирает себе сестру или брата. Маленькая койка малютки привинчивается возле койки желающей взять его на воспитание, и “мамка”, сама еще ребенок, так нежно и заботливо ухаживает за “сынком или дочкой”, как они их называют, что другая мать не ухаживает так за своим ребенком: маленькия дети заменяют им кукол. Мамки моют маленьких, чешут, одевают, стирают на них белье и ночью встают к ним. Если малютка ночью соскучится или ему нездоровится, он переходит на кровать мамки и спит с нею вместе. И, нужно думать, крохе-малютке на груди сестры приемной так же тепло и уютно, как на родной груди матери. Маленькие дети так привязываются к своим воспитательницам, что плачут, когда они от них уходят; при возвращении же кидаются к ним на руки, как к родным матерям (см.рис. на стр. 117). Когда мальчуган подростет и пожелает отправиться спать на мужскую половину, то долгое еще время он возвращается спать к своей мамке, и тогда только прекращает свои посещения женской спальни, когда мамка его оставляет приют. Нужно удивляться тому чувству глубокой любви, которое развивается при этом у девушек-воспитательниц: ночью, в самый сон, заплачет ребенок; никто не поднимется к нему, кроме его мамки, которая вскочит, схватит ребенка своими, еще совсем слабыми, руками и, сделав, что надо,

88

положит обратно и укроет, да еще побаюкает. Смотрительница спит вдали, да за всеми детьми она и не в состоянии ухаживать ночью. Если даже ее и заставить, то вряд ли с любовью к ребенку отнеслась бы она, разбуженная после утомительного дня пятью, шестью детьми, раз 10 или более ночью. Мало ли плачут любвеобильные матери от бессонных ночей, то и дело пробуждаемые только одним и притом своим ребенком. Есть ли основание рассчитывать на сердечное отношение к плачущему ребенку со стороны наемной женщины? Можно с ужасом лишь представить себе положение двухлетних малюток, когда в приютах отдают их под надзор, по восьми, по десяти вместе, одной женщине. Когда двухлетний ребенок здоров, и то он должен проснуться один, два раза ночью; если же ему нездоровится, он просыпается ежеминутно. Как бы добра женщина ни была, постоянно будимая, она поневоле станет раздражительною, и это тотчас отзовется на обращении ее с чужим ребенком. Допустим, что и нашу молодую мамку больной ребенок раздражит, но, во-первых, ей приходится иметь дело только с одним; во-вторых, она любит его и потому, утомившись его криком, скорее заплачет, чем на него обозлится; наконец, если даже и побьет ребенка, то во всяком случае, она его тотчас и приласкает, и побои с ея стороны будут не так обидны для малютки, как побои несердечно относящегося лица. Не нужно только чрезмерно обременять девочек поручением, например, ухода за двумя детьми, и отнюдь не колоть, так сказать, детьми глаза, т. е. не отказывать в удовольствии прогулок, посещения родных и т. п. только потому, что оне обязаны ухаживать за детьми; иначе последние им опротивеют. Не составляют малютки большого обременения и во время полевых работ, так как надзор за ними при дальнем расстоянии работ поручается дежурным старшим воспитанницам. Присутствие в приюте малюток отлично развивает среди детей сердечные отношения. Без них не было бы той теплоты в обращении детей между собою, которая так отличает жизнь описываемых приютов.

Совместное воспитание полов имеет чрезвычайно важное педагогическое значение. Дети, находясь в приюте, все-таки чувствуют себя не так, как в родной среде, тем более, что иные поступают уже подростками. Поэтому в них не замечается

90

той развязной бесцеремонности отношений, которая так отличает родных братьев и сестер между собою. Мальчики под влиянием мягкого женского характера, пред которым они чувствуют невольное стеснение, значительно смягчаются в своей грубости, а девочки вследствие постоянного обращения с грубым мужским элементом не сентиментальничают, как это замечается в исключительно женских закрытых воспитательных заведениях.

Как бы то ни было, но оба пола представляют из себя совершенно отдельные группы, каждая из которых имеет свой, отдельный от общаго, внутренний мир. Поэтому, у каждого пола развивается своя этика, каковой обыкновенно не существует среди родных детей. Грубость признается пороком в женском элементе и капризы не меньшим пороком в мужском.

Естественно, установившиеся у одного пола взгляды, при постоянном общении обоих полов между собою, влияют на взгляды другого и, если эти взгляды противоположны, [то] взаимно смягчаются между собою.

Самолюбие, не ложное, исходящее из гордости, а как стремление к сохранению своего человеческого достоинства, развивается при совместном воспитании обоих полов в весьма высокой степени и старательно поддерживается в приютах. Мальчики, вследствие этого, избегают грубого между собою обращения в присутствии девочек, а последние - капризы свои опасаются выказать при мальчиках.

И на этой почве благородного самолюбия поддерживается самое родственное отношение: поцелуями встречаются дети между собою после долгой разлуки.

Та же сердечность замечается и в отношениях смотрителей к детям. Они относятся к ним, видимо, с родительскою любовью и ласкою, а дети смотрят на них с сыновним уважением.

При выпуске питомцев прощание выпускаемого с остающимися бывает так трогательно, что производит глубокое впечатление на присутствующих.

И приюты, действительно, семьи - обычные крестьянсния семьи, с отцом и матерью, братьями и сестрами, религиозные, простоватые и сердечные, как и весь вообще русский народ.

Для того, чтобы достигнуть таких результатов необходимо, чтобы питомцы и смотрители понимали друг друга, не были чужды между собою. Это получится только в том случае, если они близки друг к другу по положению и рзвитию. Человек, воспитанный светски, с утонченными манерами и высоко образованный, как бы он ни был добр, и умен, и сердечен, всегда будет чужд крестьянским детям. Образованный человек больше передаст детям знаний, но не сумеет сплотить из мужичьих детей то, что называется семьею. Он не в состоянии спуститься до их понятия, он не будет вместе с ними рассуждать на их языке об окружающих явлениях; ему покажутся дикими их взгляды. В то же время, и дети не поймут его языка; с своими привычками он всегда будет им казаться чужим и они не почувствуют к нему того сердечно-родственного влечения, которое может связывать лиц лишь близких между собою по понятиям и образу жизни. Кроме того, и самая простота крестьянской жизни слишком груба для интеллигента. Если отец будет брать в поле для себя мягкую постель, а не спать с детьми на кошме, прямо на земле, то разве он будет для них отцом? Дети будут или завидовать ему, или относиться к нему с пренебрежением. Сам интеллигент или жена его будут гнушаться причесать мужичьего ребенка, убрать его. И это уже наблюдалось. В один из приютов поступила молодая чета, оба с средним образованием. Через три месяца они оставили приют. Оба гнушались детьми и нисколько о них не заботились, а дети дичились их и называли “барином и барыней”. Ходили дети грязные, непричесанные - ласкового слова никто им не сказывал, и чувствовали они себя как бы угнетенными.

Особенно еще важное значение имеет пища. Если смотритель не будет есть вместе с детьми из общего котла, а варить себе отдельно, то будет сыт только смотритель, а дети останутся голодными. Например, в мясной день на артель в 30 детей отпускается 8 фунтов мяса. Если смотрители сварят себе горячее отдельно, то им нужно взять себе 3 фунта. Из 5 фунтов в общем котле навар получится очень плохой. Наконец, из 8 фунтов смотритель возьмет еще себе на котлеты, бифштекс и проч. Что же останется детям?

Человек интеллигентный не станет есть ту простую пищу, что едят крестьяне. Если же его кормить отдельно, то, как крестьяне на помещика, тaк и дети в приюте будут работать только на содержание смотрителя.

- 92 -

Что же касается исполнения в приютах работ, то одно только распоряжение ими, без прямого участия в них смотрителей, обратит приюты в совершенно казарменные учреждения. Отец и мать не командуют в работах детьми своими, но привлекают их к посильной помощи себе и, работая впереди семьи, стараются личным примером возбудить прилежание и в детях. Крестьяне вместе с детьми своими пашут и косят. Следовательно, и смотрители приютов, заменяющие питомцам родителей, должны вместе с ними исполнять всякия крестьянские работы, не разделяя последних ни на черные, ни на белые, так как таковых различий не существует в крестьянском хозяйстве, и все крестьянския работы черные. На основании этого, в описываемых приютах не существует даже понятия о черном или белом труде - все работы признаются одинаково полезными и одинаково благородными. Питомцы с одинаковым рвением и землю пашут, и хлевы чистят. Поставьте, однако, при найме в смотрители интеллигентного лица непременным условием, вместе с детьми, чистить хлев от навоза, и он большею частью оскорбительно примет такое предложение. Поэтому, обычно интеллигентный человек, не из тех высоких натур, которых любовь к мужику побуждает снисходить до его развития, не пригоден для крестьянского приюта.

Здесь нужны люди, которые были бы близки к той среде, которая дана им в детях, по самому образу жизни своей и по своему развитию и, в то же время, были бы на столько выше ея, что могли бы вести детей к прогрессу. И такие люди есть на нашей родине. Это из тех крестьян, что заменили уже сермягу пиджаком, но внутренний быт свой оставили прежний, крестьянский: в постные дни они едят постное; за стол сядут, перекрестятся; встают, по мужичьи, рано; знают сельское хозяйство и все могут делать, но мужиковать на наделе им не охота - им здесь тесно. Обыкновенно, такие люди знают всякия ремесла, и непременно, хоть плохо, но грамотны и могут вести счет. Жены у них хозяйки, но грамоты не знают. Служат они большею частью приказчиками при экономиях. Вот такие люди наиболее подходящи для крестьянских приютов. Гуманное обращение с ними развивает в них самолюбие, побуждающее смотреть на приюты взглядом интеллигентных смотрителей, заинтересованных

- 93 _

в процветании вверенных им учреждений. Если некоторые из них и подвержены обычной слабости к вину, то смягчают ее до возможных пределов. Дети называют их “дяденькой” и “тетенькой”. В один из приютов поступил смотритель еще ниже по положению - еще не скинувший поддевки, отставной солдат. Через месяц смотрительницу называли дети уже “мамкою”, а смотрителя “батькой”. Лучше отношений, чем между ними, нельзя и требовать.

Лицам, заведывающим приютами, приходится таким образом выбирать между личным удовольствием для себя иметь дело c интеллигентными смотрителями и приятностью для несчастных сирот получать от руководящих ими лиц действительно родительские ласки и заботы.

Самолюбие легло в основу воспитания в приютах. Дети приучаются исполнять те или другия работы не из страха наказания, но из-за развиваемого в них понятия о необходимости дружно работать для того, чтобы не терпеть материальных лишений. Детям ежеминутно напоминается, что если во время и тщательно не будет вспахана земля, урожай получится плохой и им придется голодать, так как взять средств на пропитание им негде. И дети, по мере развития приютских хозяйств, отлично это поняли. Они наглядно убедились, что при малом сборе хлеба всякие излишки в пище, в виде, например. пирогов в праздничные дни и т. п., не могут быть допущены; что, при малом количестве сохранившегося от приплода скота, количество мясной пищи должно сократиться или, наконец, при неурожае льна и конопли они принуждены ходить в заплатанных рубахах. Старшие питомцы постоянно внушают это меньшим и старательно наблюдают за своевременностью полевых работ и тщательным их производством. В большинстве случаев на старших питомцев в этом отношении можно вполне положиться.

Детям внушено, что все находящееся в приюте составляет их собственность, а не чью-либо другую. Если вызвана починка плуга, то покупка для этого материала совершается на их собственные крохи, так как для уплаты денег необходимо продать хлеб, добытый таким тяжелым, и притом их же трудом; потому, необходимо бережно относиться к имуществу. Постепенно

- 94 -

старшия дети отлично это поняли и останавливают друг друга. Если мальчуган по небрежности изорвал рубаху, то девочки упрекают его в том, что они пряли кудель, по ночам глаз не смыкая, ткали холст и шили, а он так небрежно относится к их работе. Старшие же мальчики кричат ему:

“Что же, ты хочешь, чтобы для тебя рубашки покупали! И так хлеба мало. Не продавать же для тебя!” Подобные постоянные напоминания о зависимости благосостояния всей приютской семьи от отношения к приютскому имуществу каждого из ея членов вызвало вполне сознательный взгляд детей на приютское имущество. Они не говорят: это казенная телега, или приютский кафтан, но наша телега, наш кафтан.

Кухнею и вместе с нею кладовою заведуют девушки. Они старательно рассчитывают материал для провизии на годовую и месячную пропорцию, потому что отлично сознают, что взять для них негде и им же придется терпеть нужду. На кухне в приюте никто не увидит небрежно брошенной или рассыпанной провизии - все аккуратно сберегается. Остатки пищи и очистки не выбрасываются зря, но тщательно сохраняются на корм скоту. На кухне работают две старшие девушки, ежедневно сменяясь; к ним в помощь, для мытья посуды, чистки овощей и пр., приставляется по одной маленькой девочке. Другие же женские работы распределяются так: в течении некоторого времени, пока не надоест, одна или две девушки заведуют птицами, другие коровниками, третьи свиньями, четвертые ягнятами. Затем, роли их меняются. Смотрительница наблюдает лишь, чтобы хозяйство шло правильно, время от времени принимая то или другое личное в нем учаcтие. Если она подметит небрежность, тотчас же объявляет это всем девушкам, которые все одинаково заинтересованы в том, чтобы куры лучше неслись, ягнята все бы выросли, коровы больше бы давали молока, и потому осыпают ленивую - градом попреков. Провинившаяся, сломя голову, бежит исправить свою небрежность, а если ошибка уже не поправимая, то горе ее становится тяжелым. Одна девушка забыла зимою взять маленького ягненка от овцы, к которой она приносила его кормить, и ягненок погиб от холода. Ей так было совестно и так она горевала, что весь состав приюта принял в ней участие

- 95 -

и уговаривал утешиться. Такой взгляд детей на приютское имущество дает возможность вести хозяйство без особых затрат, которые были бы без того неизбежными при детском хозяйстве. Но особенное значение приобретает он в воспитательном отношении.

Воровство в крестьянстве составляет обычный порок. Чем беднее крестьянская семья, тем порок этот проявляется сильнее. В приюты поступают дети преимущественно очень бедных крестьян; наконец, первыми его обитателями были такие дети, что по несколько уже лет нищенствовали и воровство привыкли считать не только между собою, но и среди взрослых, особенною доблестью. Должный взгляд на приют, как на родной дом, мог выработаться среди них только годами, по мере личного участия в благосостоянии приютa, пока не образовался тот особенный, товарищеско-семейный дух, который лег в основу всей приютской жизни. Первое же время воровство было обычным явлением. Никакие наказания не могут отучить детей от воровства, и только развитие в них понятия об общности приютского имущества для всех и принадлежности его в частности каждому, вместе с усиливающимся подъемом самолюбия, помогло искоренить этот порок.

Воровство в приютах может проявляться по отношению к пищевым продуктам, тайным от других обитателей приюта, потреблением какой-либо пищи и к вещам в виде тайного промена их проезжему торгашу на сласти.

Первое быстро прекратилось. Дети скоро поняли, что малейший, утаенный кем-либо из них, кусок хлеба - отнят у всех. Каждый такой случай выставляется на общее обсуждение.

Все дела свои дети обсуждают совместно со смотрителями: они совместно рассуждают о том, когда начать те или другие работы, сколько засеять того или другого хлеба, много ли получится сала от кабана и хватит ли его на год, и приступают ко всем работам с полным сознанием и размера, и качества работы. Такие же беседы ведутся ими и по мелкой будничной жизни. Однажды, в самом начале еще приютской жизни, одна из девочек, слывшая в округе отчаянной воровкой, украла из погреба морковь. Смотрительница узнала это и ничего девочке не сказала, но в первую же беседу с детьми о том, с чем

- 96 -

они испекут пирог на предстоявший праздник, на просьбу большинства испечь пирог с морковью, ответила: “и самой бы хотелось сладкого пирожка, да Дока морковь поела, так что ее мало осталось - не хватит до новой”, и дети осыпали воровку такими попреками, что она долго и горько плакала: теперь, через три года, Дока считается самою честною девочкой и ей доверили ключи от кладовой со съестными припасами.

Труднее было искоренить посягательство на одежды, на мелкие железные вещи, особенно, когда к тому подстрекают родственники питомцев. Бывает, и нередко, что, навещающие питомцев, обнищалые родственники их просят детей украсть для них что-либо им нужное - нож, косу, шерсти, сала, и дети, воруя, отдают им. Исчезать это стало только с того времени, когда старшие дети прониклись сознанием, что каждая вещь приобретается за деньги, а деньги получаются от продажи хлеба, добытого их же собственным тяжелым трудом, и что, чем более будет тратиться приютского имущества, тем больше понадобится денег и тем труднее будет становиться для них работа. Когда это понятие укрепилось в сознании питомцев, тогда случаи воровства начали проявляться все реже и реже, так как дети стали зорко смотреть друг за другом. На уменьшение воровства оказало также влияние поступление теперь детей в приюты прямо из осиротевших семей, без предварительного бродяжничества их в погоне за милостыней, что так сильно портит детей.

Для того, чтобы дети лучше прониклись сознанием о прямом их интересе сохранять имущество в целости, наиболее грамотным из них стали поручать ведение черновых записей по приходу и расходу продуктов. Девочки ведут записи яиц, молока, кудели, шерсти; мальчики записи корма, лесных материалов и кож. Это участие детей в наблюдении за имуществом имеет огромное значение и должно быть обязательно введено во всех учебных и воспитательных заведениях. Прежде всего, дети перестают подозревать смотрителей в утайке тех или других продуктов и отношения между ними становятся яснее; затем, над смотрителями устанавливается больший контроль и, наконец, дети знают, что именно из продуктов есть у них в наличности, и могут сознательно отнестись к необходимости сбережения

- 97 -

своих расходов, приучаясь к рассчету продуктов на годовую пропорцию. Необходимо, чтобы вся канцелярия и бухгалтерия приютов велась самими детьми. Этого легко достигнуть, но только после того, как приюты начнут правильно функционировать, и когда преподаванию грамоты в состоянии будут приюты отвести более времени.

Прилежание развивается в детях исключительно на тех же началах. Каждому из них беспрестанно твердят об ущербе для них плохой работы и необходимости требовать, друг от друга, тщательной ее отделки, особенно если таковая совершается массою в виде пашни, косьбы и проч. В рукоделье действуют на обоюдную угодливость. Каждый ребенок готовит изделие для выбранного им самим товарища, а последний в свою очередь для первого. Грицко вызвался шить черевики для Гальки, Галька - сшить ему рубашку. И если только башмаки будут сшиты плохо, то, помимо постоянных попреков и на работе, и за обедом, Галька не вышьет Грицку рубахи, что так любят малороссы, или свяжет ему потом варежки из самой плохой, грубой шерсти.

Обоюдные услуги развивают в детях взаимное уважение. Женский элемент в этом отношении занял первенствующую роль. Если узнают, что кто нибудь не исполнил необходимой работы или сделал ее плохо, то это, при сборе за обедом, передается на обсуждение всей семьи. Девушки упрекают провинившегося в том, что он не заботится о благосостоянии семьи, почему и она кормить и одевать его отказывается, не желая трудиться на пользу того, кто сам не отвечат тем же. В редких же случаях, при совершенном нежелании трудиться, девушки, распределяющия между обедающими куски мяса поровну, назначают ему самый плохой кусок мяса; иногда же и вовсе обделяют. Право их на это составляет столь страшное для самолюбия наказание, что мальчики боятся не выговора смотрителя, а отношения к ним женского элемента. К старшим мальчикам применяется только одно наказание: смещение от главной работы на мелкую. Однажды мальчик - плугатор смещен был за плохую пашню в погонщики. Боясь явиться домой, где бы девочки могли его застыдить, он ушел из приюта, и только убеждением, что он может исправиться и

- 98 -

хорошею работою снова заслужить назначение плугатором, удалось возвратить его в приют, но только при одном условии, чтобы девушки его не стыдили.

Мужской элемент боится женскаго: случаев грубости мальчиков по отношению к девочкам, особенно старшим, почти не бывает - так боятся они наказания с их стороны. Наоборот же случается часто.

Вообще, мужской элемент заискивает пред женскою половиною и предоставил ей во внутреннем быту первенствующее значение. По выбору девушек праздники проводятся в тех или других увеселениях; по капризу женской только половины вводится то или другое разнообразие в пище; мужская же обязана быть лишь чернорабочею.

Из наказаний к маленьким детям применяются только постановка в угол, а к старшим смещение с главной работы на мелкую. Нет ничего обиднее для подростков мальчиков перемещения от управления машиною на подсобную работу и нужно видеть, как старательно наблюдает за сеялкою юноша, чтобы не заслужить укора. Не менее стыдятся девушки-невесты, если им перестают доверять доение коров, а вместо этого поручают уход за птицею, что составляет обычное занятие лишь маленьких девочек. Всякое же телесное наказание в виде столь обычных в крестьянской среде расправы за вихор или дранья ушей, строжайше воспрещены.

Развлечения признаны одним из необходимых условий воспитания. Каждый праздник, за исключением неотложных работ в виде задачи корма скоту и варки пищи, предоставляется в личное распоряжение детей. Некоторые отправляются навестить родственников, другие - на рыбную ловлю или со смотрителем на охоту, и остаются дома только маленькие дети играть в казанки, и дежурные для работ. К вечеру собираются все вместе и поют простонародные русские и малороссийские песни, устраивают хоровод и заканчивают праздник пляскою под звуки собственной музыки.

В двух приютах образовался оркестр из самых простых инструментов: рожков, свирелок, гармоники, треугольника, балалайки, флажолета, окарин, бубен, тарелок и скрипки. Дети с необычайным удовольствием занимаются музыкой. Учителями явились те же смотрители. Сперва дети подыгрывали

- 99 -

на инструментах под хоровое пение, а затем, по мере развития восприимчивости своего слуха, они стали сопровождать игру на скрипке там, где смотритель на ней играл; где же смотритель на скрипке играть не умел, они подлаживались под гармонию, на которой выучились играть и некоторые дети. Теперь игра идет у них довольно стройно. Под эту музыку дети и пашут. Музыкальная игра доставляет такое наслаждение для детей, что они готовы ею заниматься и в праздники, и в будни. Летом они берут инструменты с собою в поле, на лугa. Когда солнце спустится к горизонту и работа окончена, в котелке варится ужин, дети музыкой своей, имеющей особенную прелесть на степном воздухе, собирают вокруг себя с соседних полос косцов, жниц, пахарей. Нужно видеть, с каким наслаждением, после утомительного знойного дня, труженики и труженицы предаются веселью. Детям, впрочем, плясать удается редко: они играют, а трепака отхватывают за них взрослые. Музыка так нравится крестьянам, что мужики, по случаю проезда детей в праздник мимо хутора, в котором собирается сельскии сход, их останавливают, угощают подсолнухами, медом и упрашивают сыграть одну, две песни.

Когда впервые был поднят вопрос о музыке, он встретил странное пренебрежение. Все только смеялись над затеей. Когда в лучшем музыкальном магазине г. С.-Петербурга просили составить оркестр на 10 - 15 руб. из простейших инструментов, то продавец с гордостью ответил: “мы таких инструментов не держим”. Конечно, они могут не держать их, но нравственно обязаны к тому. Самый плохой духовой оркестр составляется на 75 руб. Сумма эта слишком дорога для крестьянского приюта. Но если бы даже и нашлась, где же взять учителя в деревне, где на 100 верст кругом едва розыщешь грамотного человека. Подаренный одному из приютов кларнет так и остался без употребления, потому что не нашлось ни одного музыканта, даже из отставных солдат, чтобы научить издавать только из кларнета звуки. Поэтому, музыкальный мир должен был бы подумать и о народной музыке. Не смотря на всю простоту, незатейливость и некоторую даже погрешность в составе инструментов приютских оркестров, музыка доставляет очень большое наслаждение как

- 100 -

детям, которые играют, так и народу, который их слушает. Музыка возвышает душу, уменьшает усталость, и ради только этого одного нужно было бы ее развить. Тот, кто подберет для оркестров простые дешевые инструменты, на которых можно выучиться самоучкой, составит для народа большую услугу. От малого, по мере развития, можно перейти и к большему.

Приюты, по установившемуся на них среди крестьян взгляду, должны представлять из себя обычные крестьянские семьи среднего достатка и жить так, как это принято в крестьянстве. Подобные семьи вовсе не редкость в крестьянской среде. Случается, бездетная чета возьмет к себе в приемыши ребенка, воспитает его. Начнет мальчик с отцом ездить в поле, станет старухе снова скучно и возьмет она себе еще девочку. А у девочки есть братишка, который голодает. Упросит она приемную свою мать взять братишку, а старший приемыш начнет домогаться равенства и просить к себе сестру. Подростут дети, к девушкам примут зятьев, мальчиков женят, и получится большая искусственная семья, которая зачастую живет много дружнее и ласковее, чем иные родные семьи. Поэтому, советы установили для приютов-семей жизнь по тем же обычаям, по которым течет она в крестьянстве. Приюты, действительно, представляют из себя большие семьи, нисколько не отличающиеся от обычных крестьянских. Они ничуть не похожи на закрытия учебные заведения. Дети часто бывают в деревне. Мужики и бабы во всякое время беспрепятственно заходят в приюты, во все комнаты, говорят с детьми, смотрят на их работы, а иные заглядывают, просто, от нечего делать. Случается, идя мимо, они заходят в приют целою толпою, и мужики, и бабы, и дети - в гости. Никто этому не удивляется и никто на них не обращает особенного внимания, а напротив, рады послушать новостей или сами передать. Если кто из крестьян придет во время обеда и скажет обычное приветствие: “хлеб-соль”, его сажают под образа, в красный угол, и приглашают за общую пищу. Мужики и бабы, если голодны, усаживаются и обедают, считая это вполне нормальным явлением. Если же пришедший увидит детей за работой, то говорит: “Бог на помощь!”, и дети отвечают благодарностью. Увидя на одежде или обуви его какой-нибудь изъян, они предлагают

-- 101 -

свои услуги - зашить, положить на сапог заплатку, что мужикам чрезвычайно нравится. Вследствие этого, отношения между детьми и народом поддерживаются самые дружественные. Если детям случается в обеденное время быть где-либо на хуторе вдали от приюта, они свободно заходят в любую избу и, если застают хозяев за обедом, то приглашаются ими за стол, как желанные и равноправные гости: “они, ведь, сами себя кормят!” Теперь никто из крестьян не подаст питомцу приюта милостыни: старшие питомцы оскорбятся и не возьмут, а маленьких детей крестьяне сами остановят. Если случится с мальчиком беда в поле - колесо у нагруженного воза соскочит или поломается что нибудь такое, с чем он сам справиться не сможет, мальчуган идет к ближайшему соседу, и не было еще случаев отказа в помощи, не потому, чтобы это было так уже свято соблюдаемо в крестьянстве, но исключительно вследствие сознаваемой крестьянами равноправности с ними приютских обитателей - ведь, так же могут отказать в помощи и они, если понадобится мужику заглянуть в приют.

По зимним вечерам на женскую половину приходят бабы и девушки со своими гребнями и прялками, на посиделки: он прядут и поют песни до первых, а то и вторых петухов. Разница между посиделками в приютах и обычными деревенскими заключается лишь в том, что на первых отсутствуют парни, почему вечера эти проводятся скромно.

Бывать в приютах и встречаться с приютскими детьми крестьяне очень любят. Они могут узнать от них разные интересные новости. В приютах имеются библиотеки и получаются земледельческие журналы и газеты. Смотрители рассказывают детям то, что сами поймут, а те - крестьянам, и показывают рисунки. Пока в приютах грамотность развита еще слабо, беседы эти имеют малое значение, но в будущем они могут принять для населения серьезный развивающий характер.

Такие отношения между питомцами приютов и крестьянами не могли не оказать на народ влияния и оно действительно весьма сильно.

- 102 -

Гл. XIV http://zt1.narod.ru/2-ux-ty.htm Жеденов Н.Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопомощи. СПб. 1896. Гл. XIV “Антихрист”. В духе Песталоцци (“Лингард и Гертруда”), Ал-дра Энгельгардта и Мих. Шолохова о кулачестве и религиозном мракобесии в российских деревнях 1890-х гг.

XV. Выпуски питомцев.

“Науки юношей питают,
Отраду старцам подают”...
Державин.

Народная масса не переставала коситься на приюты до тех пор, пока не последовали из них выпуски. Поступившие в 1892 году в приюты 14-летние девушки стали к осени 1894 года невестами, а 15-летние мальчики женихами. Пo крестьянским понятиям, первая молодость составляет главное качество как жениха, так и невесты. Девушка 16 лет считается невестою из первых, и может себе выбрать жениха также из первых, т. е. не старше 18 лет. С минованием этого возраста они поступают уже вo второй разряд и могут сочетаться браком с представителем первого разряда только в случае богатства своего и бедности первого или при каком-нибудь изъяне в виде хромоты, кривоглазия и проч. Пропустить это время значило бы повредить молодым людям. Поэтому, возраст для окончания воспитания советы приютов установили для девушек 16 лет и юношей 17 ?. Осенью 1894 года последовали выпуски из Тарасовского и Лопуховского приютов по одной девушке и из Красноярскаго - юноши.

Советы приютов, выпуская питомцев своих, признали, что в течении лета они работали и способствовали своим трудом собиранию, необходимых для содержания приютов до следующего урожая, продуктов, почему, согласно обычному в деревне воззрению, получили право на содержание их в течении всего того года, на каковой совершен запас. Приюты, выпуская питомцев, нравственно обязаны отдать им то, что они заработали; если они этого не сделают, то их принудит к тому волостной суд, руководствующийся по закону местными обычаями и принуждающий выплачивать работникам не только жалованье, но и стоимость содержания за все договорное время, тех хозяев, которые, наняв весною работников на год, после летних работ - их рассчитывают. Поэтому, советы приютов признали необходимым при выпуске выдать питомцам столько хлеба, мяса, одежды и обуви, сколько было бы съедено ими и изношено в течении года. Сверх того, принимая во внимание, что трудом своим выпускаемые питомцы дали возможность содержать маленьких, беспомощных еще, детей, советы определили уплатить им за этот труд выдачею необходимых для сельского хозяйства орудий и семян и других принадлежностей. В этом соображении они назначили выдавать питомцам: хлеба по 25 пуд. каждому, вместо мяса овцу, свинку и по паре уток, гусей, индюшек, кур; по две смены одежды, праздничной и будничной; по две пары холодной обуви и по одной теплых валенок; по полушубку и кафтану; мальчикам семян на один паек, картуз и шапку, небольшой плужок, борону, лопату, топор и вообще самый необходимый плотничный и сапожный инструмент; девочкам - теплый и холодный платки, огородных семян, прялку с гребнями и ткацкий стан. Иные приюты назначили еще выдавать юношам лошадь с телегою и сбруей, а девушкам по телке. В Тарасовском приюте для этой цели образован при волостной ссудо-сберегательной кассе особый фонд, основанием которого послужила жертва отца Иоанна Сергиева Кронштадтского.

Выданные предметы, по своей незначительности, не составили для приютов заметного расхода и, за исключением разве орудий, все равно пошли бы на питомцев, если бы они остались в приютах, но в крестьянском быту составили видное приданное, а для бывших нищих-детей - целое хозяйство, при котором могли они свободно стать на ноги.

Первою была выпущена девушка из Тарасовского приюта Наталия Кропоткина (см. рис. 4, на стр. 89), возвратившаяся в дом к матери своей, очень бедной женщине, питавшейся подаянием. В приюте она научилась грамоте, - первая грамотная девушка в волости на 7 1/2 тысяч жителей, - и всем хозяйственным в крестьянском быту работам: отлично умела печь хлебы, шить, вязать

- 114 -

чулки и шапки; прясть и ткать. Через неделю после выпуска она была просватана в хутор, за 20 верст. Мать ее взяла за нее, по местному обычаю, кладку в 50 р., которые целиком почти, также по обычаю, были пропиты на свадьбе.

В скором времени из Красноярского приюта был выпущен в дом к дяде своему юноша Федор Морозенко. Он научился грамоте, крестьянскому хозяйству, сапожному ремеслу, портняжному и плотничному. Поместившись с полученным из приюта добром у дяди своего, который ранее отказался по бедности его кормить, он оказал ему хорошую материальную поддержку и стал в семье со своими знаниями видным работником.

В Лопуховском приюте также предстоял выпуск девушки - круглой сиротки. Дальние родственники манили ее к себе, в рассчете воспользоваться за нее кладкою, но она обратилась в совет с просьбою выдать ее в замужество.

При обсуждении сего члены совета из крестьян заявили, что приют, по положению своему, обстановке и занятиям, всецело оправдал те надежды, которые на него возлагались, а именно, он действительно представляет из себя крестьянскую семью, со всеми ее обычаями и образом жизни, и не отличающуюся от обычных семей пока даже размером своим, так как крестьянские семьи в 40 - 50 человек вовсе не редкость, ни даже кровностью связей, так как семьи из приемышей тоже встречаются. Поэтому, по отношение к старшим своим детям приюты должны исполнить в точности существующие и освященные веками народные обычаи. По последним же, в случае принятия семьею приемыша, она должна девушку выдать в замужество, а парня женить в благодарность за те труды, которые несли они на содержание семьи с того момента, как получили на рабочем рынке, сверх права на содержание свое, еще и денежную ценность, все увеличивающуюся с летами. В приютах же старшия дети трудом своим содержат не только себя, но и маленьких приемных братьев своих и сестер, т. е. работают на благосостояние всей семьи. Поэтому, приюты, следуя обычаю, должны устроить судьбу своих питомцев, что составляет для приютов не благодеяние по отношению к питомцам, но обязанность. В этих видах совет согласился на просьбу Пелагии Храмовой и постановил выдать ее в замужество.

- 115 -

Не успел совет объявить ее невестою, как на руку ее явилось 15 претендентов не только из бедных, но даже очень состоятельных семей. Совет, обсуждая их качества, забраковал подлежавших отбытию воинской повинности, вдовых, увечных, пьяниц, замеченных в порочащих поступках и оставил пятерых юношей, не старше 18 лет, предоставив невесте право выбора любого из них. Невеста выбрала себе жениха по сердцу. Состоялось сватовство, во время которого приют выговорил с жениха сшить невесте три сарафана, пару башмаков и к осени будущего года - полушубок, купить серьги, несколько платков, пряников на девичник и пуд мяса на свадьбу. Денежной же кладки взято не было. С своей стороны невеста должна была подарить жениху кумачную рубаху, плисовые штаны, пояс и принести в дом жениха постель: войлок, одеяло и две подушки. Свадьба сыграна была в приюте. Портрет первой выданной в замужество питомицы имеется на рисунке 5.

Народ с живейшим любопытством стал присматриваться к бывшим питомцам приютов. Он поражен был их знаниями. Выпущенный юноша, прежде всего, сшил сапоги дяде своему, кафтан для двоюродного брата и починил полушубок, о чем понятия не имели его сверстники. Полученное им в приюте добро составило для дяди целое хозяйство. Свекрови же приютских питомиц не могли нахвалиться своими снохами: и скромны-то они, и послушны, и работящие такие, что старухам делать ничего не дают; возьмутся шить - и скоро, и красиво сошьют; хлебы пекут - так лучше даже их самих; мужьям своим тотчас же по теплой шапке связали и рубахи узорами расшили. И все, что про них ни говорили - все это вздор: печатей на них никаких нет. Мужья ими довольны. По праздникам всей семьей книжки читают и хоть бы когда-нибудь на улицу попросились - их туда вовсе и не тянет.

Слава о питомцах приютов разнеслась далеко за пределами местности. В 1895 году, еще с весны, стали заезжать сваты в Тарасовский приют, где предстоял выпуск двух девушек. Приезжали из дальних мест, за 100 верст. По общему отзыву их привлекала скромность девушек - “по улицам не бегают”, их знания - в крестьянском быту девушек к работам не приневоливают: еще и бабой успеет намаяться, - говорят крестьяне: отсутствие кладки и приданое. По крестьянскому обычаю, полученное невестою из родительского дома добро составляет ее собственность и никто из семьи этим добром пользоваться не смеет. Так, сноха, принесшая с собою овцу, шерсть с нея употребляет только на себя и своих детей. Приютские девушки в новых семьях своих стали в этом отношении в первенствующее положение, так как в шерсти на чулки ни себе, ни детям своим они не нуждаются.

К свадьбам отнеслись теперь, как к совершенно обычному делу, и этот обряд вошел в непременнное условие деятельности крестьянских приютов. Это еще крепче связало девушек с приютами и еще более укрепило в них взгляд на свой приют как на родительский дом.

В том же году предстояло выпустить юношу из Красноярского приюта, Филиппа Онипченко. Когда ему объявили в совете, что держать его в приюте, за достижением им 18-летнего возраста, уже нельзя, он стал просить совет устроить ему жизнь - женить его, так как он бобыль и выплатить кладку за невесту не сможет, и принужден, поэтому, на всю жизнь остаться холостым. Совет согласился и узнав, что ему нравится одна, выпускаемая из Тарасовского приюта, воспитанница Анна Любименко, решил ее сосватать, вместе с тем и выстроить для них в слободе Морозовой, Красноярской волости, к которой приписан Онипченко, избу по подписке. Совет избрал двух членов своих: сельского старосту слоб. Морозовой и волостного старшину, и смотрителя приюта сватами. В один из праздников они отправились в Тарасовский приют и там ему девушку сосватали. Любименко охотно согласилась идти замуж за Онипченко, как хорошо ей известного. Они виделись друг с другом на годовых актах в приютах; иногда приюты всею семьею посещают друг друга, и таким образом дети между собою знакомятся. Тем временем объявили о подписке на хату. Крестьяне, наперерыв, один пред другим, стали возить, кто бревно, кто жердь, кто раму; некоторые пожертвовали кирпичи, солому для крыши, доски. В два, три месяца материал был собран. Морозовское общество сочувственно откликнулось на призыв к нему. Отец жениха пропил свою усадьбу, и

- -118 -

Филипп не мог уже получить дворового места по праву. Но сельское общество с такою симпатией отнеслось к устройству молодым угла, что не только отвело им под усадьбу одно из запасных своих мест, но подарило несколько возов леса на плетень и крышу.

12 ноября 1895 г. сыграли свадьбу и молодые зажили на правах самостоятельных домохозяев. Каждый из них принес с собою в дом от приюта по овце, свинке, телке и по паре всякой птицы, хлеба на годовое продовольствие и семена, одежды и обуви на два года носки; кроме того, земледельческие и домашния орудия. Все это само по себе составило хозяйство средней руки крестьянского двора. На свадьбе им подарили денег, так что они купили себе лошадь, подарили хлеба, ситца, корову, овец и разную кухонную утварь. Подарки эти составили уже для них богатство.

Отец Онипченки умер от пьянства, оставив 3 мальчиков. Bсе они бродили по миpy, пока двое младших не поступили в приют. Старший так и остался бродягою, с очень темною репутацией; второй же стал хозяином. Составившаяся парочка представила из себя наиболее удачный выпуск. Оба хорошо грамотны. Во время венчания священник сказал: “За 9 лет моего священства здесь - еще впервые росписывается в брачной книге невеста”. Он отлично знает сапожное ремесло, так что свободно исполняет заказы; недурно портняжное, с кройкою включительно, и плотничное настолько, что свободно сделает телегу, стол, переборку в чулане; прекрасно пашет, сеет и косит, понимая не только установку, но и сборку и разборку плугов, жнеек и молотилок; имеет некоторое понятие о травосеянии, искусственном орошении и удобрении, так что не будет говорить, что земля от этого портится; знаком с рациональным пчеловодством, присматривался к садоводству. Молодой жене его отлично знакома хозяйственная часть: она отлично печет хлебы и варит пищу, умеет выпаивать приплод и выкармливать скот; отлично шьет, вяжет чулки, шапки, шарфы, умеет прясть, ткать холсты и сукно, вышивать по узорам. Знает, как возделывать огород, имея понятие о плодосменном огородничестве, с удобством орошения самотеком; отлично жнет и вяжет снопы, знакома с пчеловодством - все это практически, без теории, но

119 -

уже настолько, что понимает преимущество рациональных приемов против принятых в крестьянском быту. В добавок к этому она отлично умеет ухаживать за малолетними детьми. Несомненно, полученные ими знания помогут им в жизни и, во всяком случае, составляют видимое различие от их сверстников, не знающих, куда девать свободное зимнее время. Можно быть вполне уверенным, что, в случае неурожая, своим ремесленным трудом они отлично себя прокормят. Таким образом, вместо бездомного бродяги морозовское общество получило хозяйственную и полезную для него семью, что морововское общество тотчас же и оценило, постановив поднести молодым в подарок хороший уголок из общественных огородов, на что также они рассчитывать не могли.

Тот, кто знает огромную скупость крестьян на землю, тот поймет, что означает такой поступок всего общества, незадолго пред тем не желавшего дать приюту в пользование даже тот сиротский пай, который принадлежит ему по местному же обычному праву, как воспитателю ребенка.

XVI. Свадьба.

“Суженного, ряженного конем не объедешь”. Народная побасенка.

По установившимся в каждом учебно-воспитательном заведении традициям и с целью лучшего ознакомления населения с жизнью приютов, в каждом из них празднуются годовщины их открытия. К ним приурочиваются обыкновенно и свадьбы. На праздники эти стекается население со всей окружной местности. Особо, в качестве гостей, приглашаются сельские должностные лица с их семействами; крестьяне и крестьянки от каждого хутора волости, в качестве представителей от обществ и по выбору последних; особо почетные крестьяне и местная интеллигенция - священники, врачи,

- 120 -

учителя, фельдшера и торговцы с их семействами. Кроме того, прибывают дети со всех приютов и ученики местных школ.

Свадьбы играются строго согласно местным обычаям, как бы странны последние ни были, лишь бы только они не были безнравственны и противозаконны. Делается это с тою целью, чтобы не отшатнуть питомцев от народной массы, которая крайне упорна в своих воззрениях, и не сделать для них неприятность на всю жизнь ..

[ ZT. Значительный кусок текста отсюда перенесен в: http://zt1.narod.ru/tainstva.htm ].

Порядок торжества на приютских годовщинах так описывает одна местная газета.

“Накануне праздника в соседнем приюте съехались питомцы изо всех окружных приютов на девичник; собрались родственники невесты и гости. В полдень пришел от жениха сват звать гостей на обед. Дети, кроме невесты, с песнями и музыкой пошли к жениху за мылом. Там встретила их родня жениха и усадила обедать. После обеда молодежь вдоволь наплясалась и, затем, получив от жениха мыло, с песнями возвратилась в приют - мыть невесту. Невеста встретила их с причитаниями, а хор в 80 детских голосов запел прощальные песни. После того невесту увели подруги в баню. Когда она вымылась, послали сваху звать жениха на девичник, а гости начали петь песни и плясать. При входе жениха, девушки спрятали невесту. Жениха со сватами усадили за стол. Сваты вынули хлеб, соль и брагу и начали подчивать гостей. Девушки подходили сперва к сватам, а потом

- 122 -

ко всем гостям и пели им укорительные песни, в которых, поименно, осмеивали их, укоряя их старостью, попрекая их пьянством, ленью, грубостью; мужьям осмеивали жен их, а женам мужей. Девушки пели:

Ай, да дядя Иван,
Пьянехонек стал.
Он по улице шатается,
Идет, - спотыкается.
У него-то жена,
Маланья была.
Она его бьет,
Да бороду рвет.

Гости спешили избавиться от укоров и бросали девушкам в чашечку с водою деньги. Когда последния вытеснили воду, девушки перестали играть песни и, на просьбу жениха показать невесту, дозволили ему искать ее.

Розыскивая невесту по комнатам, жених увидел три фигуры, покрытые болышим платком. Он подошел к ним и предложил: “Или меня, или стаканчик винца, или пряник. Что хочешь, то и спросишь”. Одна из фигур взяла вино, другая пряник, третья не хотела брать ни вина, ни пряника. Жених закричал: “Вот моя невеста” и сбросил покрывало, под которым оказалась невеста. Она поблагодарила жениха поцелуем и наградила его вышитой кумачной рубашкой, плисовыми штанами, поясом и кольцом. Вино оказалось у свахи, а пряник у невестиной подруги. Девушки стали петь жениху веселые песни, за что он одарил их сластями. Затем, жених ушел, а питомцы докончили девичник веселою пляскою.

На другой день состоялся годичный акт. Большое зало приюта - его мастерская - было красиво убрано снопами всякого рода хлебов, возделываемых на приютских полях, сельскохозяйственными и ремесленными орудиями - плугами, косами, вилами, топорами, в перемежку с флагами, красиво обрамлявшими по стенам эффектно задрапированные портреты Государя Императора и Государыни Императрицы. Не только огромное зало приюта, но и соседния комнаты, двери которых были отворены, были полны местною интеллигенциею и простым народом, собравшимся в числе около 2 тысяч

- 123 -

человек. Прибывавшие приветливо встречались смотрителем приюта и старшиною, усаживавшими гостей, всех без различия, но в разных лишь комнатах, за чай, согреться и закусить после дороги.

Праздник начался молитвою. В сослужении семи священников и диакона, совершено было молебствие с водосвятием, за которым хоровое пение исполнялось при помощи сирот.

После некоторого перерыва, под звуки музыки, дети собрались в зал, поместившись по бокам кафедры, расположенной под портретом Государя, - мальчики справа, девочки слева. Один из членов совета приюта открыл гражданское отделение праздника напоминанием о Царе земном, в любви к Которому должны воспитываться сироты. Провозглашенные, каждая в отдельности, здравицы Государю Императору и Высоким Покровительницам о сирых и неимущих, Государыням Императрицам, были покрыты долго не умолкавшим “ура” присутствовавших на празднике и пением хором сирот народного гимна и песни “Славься, славься наш русский Царь”. Затем, хор питомцев пропел: “Среди долины ровныя”, после чего смотритель приюта с кафедры прочитал годовой отчет о жизни приюта. По прочтении отчета, оркестр из питомцев сыграл малороссийскую песнь “Як за гаем, гаем”, а после нея хор спел, сперва соло, малоросийскую песнь “Cивиpини”, а затем, под аккомпанимент оркестра, “Цыганку”.

Место на кафедре занял снова член совета, который объявил, что за достижением 18-летнего возраста настало время выпустить из приюта одного юношу. Вызвав его, он проэкзаменовал его в знаниях. Юноша прочел ясно и толково Молитву Господню, сказал заповеди; бегло прочитал несколько строк, показал письмо свое и рукодельные работы: сшитые им сапоги, кафтан, полушубок, сделанные табуретку, вырезанную чашку; ответил, как нужно направить плуг для широкой и узкой пашни, мелкой и глубокой и показал знания свои по сельскому хозяйству. Вещи предъявлены были публике.

Тогда, объявив его готовым к самостоятельной жизни и сказав несколько напутственных слов, член совета предложил ему уходить из приюта. Но юноша, пораженный

124 -

предложением, ответил, что на дворе зима, а на нем только одна рубашка. На предложение же заработать одежду, так как он знает ремесла, юноша чуть не со слезами ответил, что сделать это нечем, так как у него нет инструментов. Это дало повод члену совета объяснить присутствующим о необходимости не только воспитания ребенка, но и снабжения его хозяйством.

Объявив юноше о назначенном ему советом имуществе - хлебе, одежде, орудиях труда и животных, он снова предложил юноше уходить, захватив с собою имущество. Юноша поблагодарил и наивно спросил его также: “Куда же мне идти?” Член совета объяснил тогда, что у выпускаемого нет ни отца, ни матери, ни даже угла, где бы приютиться, почему выданное ему приютом имущество может пропасть бесследно. Совет приюта принял это уже во внимание, открыл сбор пожертвований, на каковые и выстроена ему теперь хата. Совет приютa на этом, однако, не остановился и, видя необходимость устроить бобылю жизнь, сосватал ему в соседнем приюте невесту.

После того последовало распоряжение о снаряжении поезда. Дружки, по-малороссийски бояре, сели на коней, жениха благословили и в сопровождении бояр верхом поскакал он за невестой. В перерыве дети спели и сыграли еще несколько песен.

Когда жених вернулся с невестой, последней был также сделан экзамен и предъявлены присутствующим ея

рукоделья. После краткого наставления, жениха и невесту благословили члены совета, старшина, смотритель и смотрительница. Они глубоким поклоном поблагодарили крестьян за свое воспитание простились с питомцами, которые разразились при этом страшным плачем, и направились к венцу.

Впереди везли на одной лошади образ. Затем, на разукрашенной лентами тройке с колокольчиками и бубенцами, ехала невеста со свахой, а за нею верхом скакал жених с боярами; после него следовал поезд из 30 подвод, на разукрашенных лентами конях. На обратном пути жених сидел уже с невестою. Молодые встречены были в приюте

священником с крестом. Помолившись пред иконами, они взошли на кафедру и поклонились гостям. Молодая, красивая парочка, в оригинальных малороссийских костюмах, была приветствована

__- 125 __

самым сердечным образом. “Желаем счастия! Бог пошлет вам богатство! На новоселье дарю вам овцу! А я мешок ржи! Будьте счастливы. От меня воз сена и пять возов соломы! На лошадь примите”! - кричали гости, подходя к молодым, и, поздравляя, клали на стол: деньги, ситец, ложки, чашки, сковороды, ухваты, ведра, дуги, холст, платки, решета, чугунки, горшки, полотенца, лампы, соль, несли мешки ржи, пшеницы... Местный земдевладелец подарил корову. Молодые кланялись и благодарили. Денег подарено им было 78 р., а ситца и холста 189 аршин, масса разных мелких вещей, несколько мешков хлеба, корова, 2 овцы, полное количество домашней утвари и несколько возов корма. Всего в устройстве угла для сирот приняли участие 896 человек. Из бездомных бобылей получилась, таким образом, хозяйственная семья - поистине, с миру по нитке, голому рубашка!

По окончании поздравлений питомцы приюта - мальчик и девочка, взойдя на кафедру, попросили гостей на свадебный пир. Зала, вся залитая светом, уставлена была рядом столов. Молодых усадили под образа, за красный угол, а от них шел тесный ряд гостей, более 300 человек. Во главе стола расположились члены совета: старшины, священники и почетные гости. После молитвословия и пения хором детей Молитвы Господней принялись за обед. Ели все, не исключая интеллигенции, из деревянных чашек и деревянными ложками. Первое блюдо были щи, второе лапша, третье варенное мясо и, наконец, пироги с кашей, капустой и мясом, все исключительно из приютского хозяйства. Первый тост, “за здоровье Царя и Царицы”, встречен был восторженным “ура” и

требованием пения народного гимна. Позвали детей, которые исполнили желание народа. За вторым тостом “за здоровье новобрачных” народ долго кричал “горько”, заставляя молодых поцелуями подслащивать напиток; четвертый тост был за здоровье волости. После подачи пирогов, мальчик и девочка стали обносить гостей брагою. Тост “за процветание сиротских приютов” был принят с необычайныл радушием. Гости пили подносившуюся из золотого стаканчика брагу, поцелуями благодарили детей за хлеб-соль и клали на блюдо деньги в пользу приюта. Собранными деньгами вполне покрылся расход на пир.

- 126 -

По окончании обеда столы были убраны. Под звуки собственного оркестра питомцы приютов обошли всю залу, и начался свадебный пляс. Красивый казачек прошелся по зале, пристукивая каблуками, и поманил за собой девушку. Помахивая платочком, она грациозно выплыла к нему навстречу, а хоровод запел: “Ты плыви, плыви лебедушка...” Не выдержал другой казак и стал отбивать красавицу, лихо засеменив ногами. Но, вот замахала платочком еще одна девушка: второй молодец растерялся - за которой из двух ему приударить, за ними еще пара, и еще, и в скором времени, все, кто, как мог, пустились в пляс. Старики притоптывали, а “дивчины и хлопцы” усердно заслуживали друг пред другом внимание. Вдруг весь хоровод приостановился. Раздался крик пьяного человека. В середину хоровода втиснулся старик, с большой белой бородою и горбом на спине, одна нога была у него босая, а другая в сапоге. Он стал ко всем придираться, а затем, вдруг, лихо заплясал казачка. Изумленные, было, гости радостно закричали: “ряженные пришли!” Выскочила “англичанка” в белой пиджачной паре, с огромными очками на носу, и своими ужимками рассмешила гостей еще больше. Заиграли, было, метелицу, как вдруг затрещал барабан: выкидывая разные штуки, выскочила коза, а за нею медведь с

поводильщиком. Громко, дружно хохотали гости, так весело хохотали, что молодые, по обычаю скромно сидевшие в переднем углу, не выдержали и подошли к веселящимся. Старики уже разошлись: позабыли обычай и заставили новобрачных плясать метелицу в первую руку. Веселье было единодушное, как интеллигенции, так и простого народа. Откинув спесь, плясали все: и старый, и малый: и девушки, и парни; и барышни, и кавалеры. Всем было весело. Всех соединил праздник - праздник помощи ближнему, праздник милосердия.

Около полуночи молодых отправили в их теремок, где на другой день общество всем сходом явилось к ним поздравить с новосельем и поднесло им в дар хорошее место под огород из общественного выгона.

127

XVII. Взгляд народа.

“Подай перст твой и вложи в ребра
Мои; и не будь неверен, но верен”.

Выпуски из приютов произвели на народ огромное впечатление.

Вместе с выбывшими питомцами вернулись в сельские общества и земельные их наделы. Народ убедился, что земля требуется не для закрепощения, а лишь временного пользования; что питомцы вернулись в крестьянство же, но с лучшими знаниями, да еще с богатством; что никаких печатей, по свидетельству мужа и родных выданных в замужество питомиц, не замечается на них, и они не только скромные девушки, но и труженицы. Народ понял приюты и симпатии его тотчас же выразились в самом главном - беспрепятственном отводе земли для приютов. Ранее пайки разбросаны были по всему полю и по всей волости, далеко друг от друга, что сильно затрудняло уборку. Как ни просили крестьян стянуть пайки к одному месту, они не соглашались, и, кроме того, давали землю самую плохую. Вскоре же после первых выпусков отвели в двух волостях землю для приютов сплошь к двум, трем местам и притом лучшей земли. На следующий год, задолго еще до выпуска, стали наведываться крестьяне, когда можно будет приступить к сватовству, и просили не отдавать девушек к родственникам, которые станут продавать их, а выдавать в замужество из приютов, чем самым уничтожается сильно вредящий народу обычай кладки за невесту, преграждающий возможность бедному жениху сочетаться браком с взаимнолюбимою девушкой.

Бывшие питомцы приютов поддерживают с приютами постоянные сношения. Они смотрят на приют, как на родительский дом жены или мужа. По болыпим праздникам, когда, по обычаю, сыновья или дочери посещают тестя или свекровь, молодые приезжают в приюты дорогими гостями и проводят там по двa, по три дня, смотря по обычаю. В свою очередь, и питомцы навещают их и встречают такой же радушный прием.

- 128 -

Родные бывших питомцев считают себя роднёю приюта и энергично поддерживают его интересы. Такая живая, органическая, связь имеет в высшей степени благотворное значение - с одной стороны приюты получают необходимую для них поддержку на сельских сходах, а с другой стороны бывшие питомцы могут много позаимствовать у приютов. Не говоря уже про нравственные принципы, приюты всегда могут оказать им помощь в случае болезни, снабдить хорошими или какими-нибудь новыми семенами, сменять породистый приплод ухо на ухо, познакомить с новыми приемами работ или хозяйства, дать книжку для прочтения, позволить сделать что-нибудь приютскими инструментами и т. п.

И крестьяне отлично уже сознают достоинства приютов. Теперь, напоминания о крепостничестве, об Антихристе вызывают лишь улыбку среди них, но, чтобы добиться этого, нужны были четыре года упорного труда. Впрочем, нужно оговориться, что не везде народ относился к приютам недоброжелательно. Крестьяне Тарасовской волости в этом отношении были все время впереди остальных. Много способствовало к тому меньшее количество в этой волости кулачествующих элементов. В то время, как другия селения не соглашались на отвод земель в пользование приютам, Тарасовская волость отводила их беспрепятственно. О религиозном суеверии в этой волости не было и помину. Мало того, крестьяне смотрят на сиротский приют, как на богоугодное заведение, и относятся к нему с особенною теплотою, приурочивая к приюту выдающаяся события.

Радостная весть о помолвке Наследника Цесаревича, ныне благополучно царствующего Государя Императора, ознаменована была Тарасовскою волостью приговором от 29 мая 1894 г. за N 9, о возжении неугасимой лампады в Тарасовском приюте пред образом покровителя Тарасовского приюта св. Николая Чудотворца. По объявлении же манифеста о бракосочетании, Тарасовский волостной сход приговором от 27 ноября 1894 г. за N 12, постановил: “Имея в виду, что наш сиротский приют воспитывает только сирот нашей волости, тогда как есть много бездомных детей, молящих Христа-ради о куске насущного хлеба, принимать в приют на полное содержание, сверх сирот нашей волости, двух круглых сирот - мальчика

- 129 -

и девочку, без различия сословий, вероисповедания и народности, лишь бы они происходили от подданных Государя нашего, да молят они своими сиротскими слезами пред Престолом Всевышнего о ниспослании Высоконовобрачным Царю нашему и Царице многих лет счастливой жизни во славу России и на благоденствие нас, верных подданных царских. А так как сиротский наш приют живет исключительно трудами рук своих, то, при недостатке у приюта земли от сиротских наделов, нанимать ему паек земли на средства волости”.

Оба приговора крестьян осчастливлены Всемилостивейшею благодарностью Их Императорских Величеств и в Бозе почившего Царя-Миротворца, что укрепило в сердцах устроителей приюта радостное сознание об окончательно упрочившемся его общественном положении.

Словам интеллигенции крестьяне не верят, и только практика может убедить их в полезности какого - либо начинания. Пройдут еще два, три года, состоятся еще выпуски, и приюты займут в сознании народном почетное место. Тогда народ так сильно двинет в них детей своих, что скоро, очень скоро, они окажутся тесными, и народ сам же примется за стройку новых.

В настоящее время в приютах воспитываются 90 детей. Кандидатов же к поступлению в них - детей-сирот бедствующих - более 1.000. Помимо непонимания задач приютов, на непоступление детей влияет эксплуатация их родственниками: маленьких детей посылают они нищенствовать, а подростков отдают в наймы за плату из-за 3 - 5 руб. в лето мальчиков 12 - 15 лет, а старшие до 10 руб. Поступают дети, даже девочки, в погонщики быков, подпаски, няньки. На зиму они возвращаются, заработанных летом денег далеко недостаточно для их пропитания и потому детей посылают нищенствовать, не считая нужным, на заработанные ими же деньги, даже справить детям одежду и обувь. Если детей много, то для родственников это большая выгода: ни кормить, ни одевать их не надо, а доход доставляют. Можно привести целый ряд примеров самой наглой эксплоатации детей, когда здоровые люди питались не трудом, а доставлявшимися детьми кусками хлеба, или на деньги, полученные за отданных в

- 130 -

работу детей. Одной бедной вдове, имевшей пятерых детей, предложили поместить старших детей в приют, но она согласилась отдать только двух маленьких - 3 и 4 лет, а относительно старших заявила, что они ее кормят. Тогда ей предоставили хороший заработок, вполне ее обезпечивавший, лишь бы она не пускала детей нищенствовать. Женщина от работы отказалась.

Но бывают и исключения. Нищий ребенок, кормящий больную мать, не способную к труду, заслуживает полной симпатии. Для таких случаев, впрочем, очень редких, советы уплачивают матери рыночную стоимость ребенка или это делает какой-нибудь благотворитель, а ребенок поступает в приют - учиться. Подобный же пример видим мы в истории Череповецкой технической школы. В первый год ея открытия, - пишет учредитель ея, городской голова г. Милютин, - никто не хотел поступать в школу, не смотря на бесплатное обучение: родители видели прямой для себя рассчет получать за детей своих плату при отдаче в наймы, чем помещать в школу, практичность которой казалась им сомнительною. Г. Милютин начал нанимать учеников за рыночную плату. Так велось дело до тех пор, пока не состоялись выпуски. Когда окончившие курс поступили на хорошия места и народ понял значение школы, то детей начали отдавать в техническую школу все дешевле и дешевле, пока, наконец, стали не только просить вообще о принятии в школу, но даже за плату.

ХУIII. Строй жизни.

“На что и клад, коли в семье лад”. Народная пословица.

Медленно, шаг за шагом, вырабатывалась жизнь в крестьянских приютах. Совершенное незнание, к чему приведет завтрашний день, заставляло делать ошибки, исправить которые, случалось, было очень трудно. Иногда силы направлялись совершенно

- 131 -

не в ту сторону, от которой ожидалось затруднение. На складку хлеба в скирды и разборку его для молотьбы смотрели сперва, как на пустой труд, а между тем он оказался серьезнее всех других, потому что требуется большая ловкость сложить хлеб так, чтобы его не пробило дождем, а подача вилами снопов и тем более розвязи составляет тяжелую работу. Думали, что пашня самый тяжелый труд; оказалась, однако, самым легким.

Опасались поступления в приют большого количества детей, но дело идет тем лучше, чем детей больше, так что на приют, при правильной жизни его, необходимо не менее 80 - 100 детей. Оно и понятно. Приют - это крестьянская семья, а крестьянский двор тем богаче, чем членов его больше. Не напрасно же хлопочет правительство о прекращении семейных разделов, так как они обессиливают семьи. Работа пчел и муравьев потому так поражает своими огромными результатами противу их малосильности, что производится она дружно, сообща, огромною массою мелких сил. Существующим приютам трудно управляться со своими хозяйствами потому, что детей в них пока мало, не более 32 человек в одном. Часть из них по возрасту беспомощны. На каждого же из работников приходится одновременно слишком много самой разнообразной работы: один и тот же мальчик должен в одно и то же время и дрова колоть, и сапоги шить, и на пашню идти, почему он делает только самую неотложную работу, а остальную откладывает. Будь же питомцев больше, самые разнообразные работы могли бы исполняться одновременно: часть детей занялась бы чисткою хлевов, часть рубкою дров, часть ремеслом, часть отправилась бы куда-нибудь по хозяйственному делу, а часть работала бы в поле. Работа кипела бы во всех частях и везде успешно. Особенно важно распределение занятий по отношению к ремеслам. После рубки дров ребенок не может приступить к шитью обуви: пальцы у него загрубеют и дрожат. Или же случается такое: нужно и сапоги зачинить и на молотьбу идти, так как штата работников для нея не хватает. Шитье поневоле оставляется и сапожник отправляется на молотьбу. В одной отрасли, следовательно, является уже запущение.

Избегали приема малых детей; оказалось, что крошечные

132

дети необходимы для поддержания теплоты отношений между питомцами.

Сельское хозяйство, и притом машинное, пришлось направлять людям, с этим делом мало знакомым. Вследствие недосмотра вызывались лишние расходы. Так, первая косилка потребовала ремонта через 2 недели работы, потому что слишком редко смазывалась ось эксцентрика, она потерлась и это вызвало убытки чрез приостановку работ в страдное время; теперь же работают ею безо всякого ремонта. Желание сэкономить расходы вело подчас к очень большому ущербу, как это наглядно показывает описанная в девятой главе история с амбаром в Тарасовском приюте.

Сельскохозяйственные приюты самопомощи явились совершенно новою формою призрения детей и вызвали скептическое к себе отношение во многих лицах, имевших власть для упрочения жизни приютов, но не понимавших сельской жизни или, скорее, не желавших глубже взглянуть на это дело, им вообще не интересное. Они пользовались каждою неудачей, чтобы указать на утопичность идеи самопомощи, почему приюты сверх сил своих тянулись, чтобы не вызвать малейших нареканий. Так, в Тарасовском приюте пшеничный хлеб, отсырев на току в описанную мокрую зиму 1895 года, потерял свой цвет, хотя в доброкачественности ущерба не потерпел. Стали клеветать, что детей кормят прелым хлебом, и пришлось купить хлеб белого цвета. Крестьянские дети ходят босиком и надевают одежду со взрослых. Дети приютов не могли этого делать, но должны были выходить на улицу прилично одетыми, хотя средства приютов этого не дозволяли, чтобы не вызвать нареканий не от крестьян, которые против этого не только ничего не имели, но даже требовали, чтобы дети не баловались, но от власть имущих лиц, что они оборванцы. Все это влекло в излишние расходы, в каковых бы нужды не было, если бы на крестьянских сирот смотрели бы не как на щенят, по словам одного такого лица, а как на людей, имеющих право на человеческую, но не на скотскую жизнь, и если бы приюты получили должную нравственную, свыше, поддержку.

Приютам трудно было натягивать чрезмерно внешность. Сильно надеялись на лето 1895 года, так как сырая осень

133

подавала блестящия надежды, но страшная засуха погубила посевы.

Так тяжелы были первые шаги пионеров в деле призрения крестьянских сирот - первых крестьянских сельскохозяйственных приютов-самопомощи. Если прибавить к этому описанную борьбу с народным невежеством, с кулачествующими в нем элементами, мешавшими приютам развить свое хозяйство, и постоянную угрозу ненавистников детей - задушить их жизнь, не дать ей развиться, разбросанность земельных наделов, тормозившую обработку, то и те успехи, которых приюты всё-таки достигли, должны быть признаны большими.

Теперь приюты уже обогатились опытом, узнали свои нужды, приобрели к себе внимание Правительства, которое, несомненно, не позволит врагам сирот мешать их честной жизни и выгнать детей снова на улицу - просить милостыню, и, хотя еще долгое время должны отделывать детали, но успели уже выработать себе определенный строй жизни, который только и поможет им достигнуть цели своей - добиться полного самостоятельного существования и исполнить задачи свои - развить в народе более высокую сельскохозяйственную и кустарную культуры и поднять его экономическое благосостояние.

Этот строй покоится на следующих основных принципах:

1) семейное начало, 2) крестьянская простота жизни и 3) усовершенствованная техника.

Ни один из этих принципов не может быть нарушен без вреда для жизни приютов самопомощи.

Не менее важное значение для них имеет также соблюдение следующих правил: 1) приюты должны быть вне зависимости от рынка, потребляя только то, что получается от их хозяйства, и 2) обработка сырых продуктов хозяйства приютов должна совершаться их же собственными силами.

Основные начала эти выработаны самою жизнью, подтверждены указаниями опыта, и без них невозможна правильная жизнь приютов-самопомощи.

Разберем каждое из них в отдельности.

Без семейного начала приюты приняли бы обычную форму закрытых учебных заведений, где дети нисколько не связаны друг с другом, где смотрят они на воспитывающее их

- 134 -

учреждение, как на чуждое для них, неприятное, откуда стремятся они вырваться возможно скорее на волю. Они не были бы заинтересованы в сохранены предметов хозяйства и самая обстановка их жизни носила бы весь характер казарменной обстановки: не было бы той живой внутренней связи между питомцами и их наставниками, которая так ярко выделяет Камышинские приюты. Выпускаемые питомицы приютов горько плачут, прощаясь со стенами здания, и при каждом удобном случае посещают питомцев, как своих кровных родных. На приют свой питомцы смотрят теперь как на свой, отчий, дом.

Простота жизни необходима в приютах потому, что питомцы, при иной обстановке, выйдут изнеженными и непригодными к той суровой жизни, в которой вращается крестьянин. Наконец, простота жизни уменьшает расходы и дает возможность питомцам с меньшею затратою сил поддерживать свое существование. Введя в приюты тонкую обувь и белье, мы поднимем денежный расход на последния и, кроме того, они не будут так носки при грубой земледельческой работе и скоро потребуют ремонта. Заведя вилки, салфетки, платки, мы опять таки увеличим расход, который покрыть должны сами же дети. Для этого они должны усилить свою запашку, тратить больше труда и времени на работу и уменьшить то ничтожное количество часов, которое оставляет им забота о куске насущного хлеба для умственного и нравственного своего развития.

Вследствие этой именно причины и трудно содержание сирот в городских приютах, где большею частью носят они одежду дорогую, едят пищу, не соответствующую интенсивности их труда, и работают не так производительно, как это могло бы быть, если бы жизнь их была поставлена на совершенно крестьянскую ногу.

Наука должна сквозить во всех действиях приютов-самопомощи. Без нея не мыслима их жизнь. Работа сохою не по силам детей, а ручною косьбою они не осилят уборки полей и, если не заменить сохи плугом, а косы жнейкой, то детское сельское хозяйство явится утопией. Девушки не совладают с тою массою шитья, что требуется для приютов, если в помощь им не дать швейных машин. Oни же не польют всего огорода, если полив не будет производиться насосами. Чем более

- 135 -

применяется наука, тем приютам легче добыть себе средства к жизни.

Зависимость от рынка для приютов должна быть самая ничтожная. Рынок нужен им только для оплаты жалованья администрации и для прибретения таких необходимых предметов, вроде железа, соли, которых в стенах приютов добыть нельзя. Все же, что только возможно получить, должно добываться самими приютами, от их хозяйства. На сколько опасно уклонение от этих правил, можно судить из следующих примеров.

Один из камышинских хозяев - большой куровод - рекомендовал завести в приютах исключительно одну птицу в виду того, что в них много даровых пастухов, в чем так сильно нуждается его птицеводство, страдающее от нападения мальчишек и причиняющее ему часто хлопоты от потрав. Он резонно доказывал всю прибыльность этого дела, могущего с успехом окупить все содержание приютов. Осенью 1894 г. цены на птицу пали и этот куровод, порезав птицу, стал выжидать цен. В середине зимы, после сильных тридцатиградусных морозов, вдруг настала оттепель, так что снег весь стаял и трава зазеленела. Птица начала у него портиться. Он хотел, было, ее посолить, но не мог сразу достать кадушек и огромное количество отлично выкормленной птицы у него пропало, причинив ему огромный убыток. В 1895 г. цены на птицу понизились еще сильнее, благодаря дешевизне хлеба, в пять раз против прежних, хотя цены на рабочия руки и не уменьшились. Птицеводство стало совершенно бездоходным и он бросил свое хозяйство. Ничего подобного не может быть при одинаковом развитии всех отраслей сельского хозяйства. Птицеводство поддерживать необходимо, но оно не должно заменять остальные отрасли хозяйства, как бы в данный момент оно ни казалось выгодным, так как рыночные цены колеблются. Но, за то, можно тот или другой промысел развивать в несколько большей степени, чтобы во всякое время его сократить при изменившихся ycловиях.

Другое лицо, тоже власть имевшее, предложило шить рубахи на продажу вследствие возможности более заработать на шитье, чем стоит для приютов вязание чулок, пряденье, тканье холста и проч. Исполнили по его совету. Приютам неловко продавать

- 136 -

изделия из плохого материала. Купили, поэтому, хорошего кумачу, по 15 коп. за аршин; сшили рубахи, по 5 аршин каждую, и пустили в продажу по 90 коп. Никто не стал покупать их. Рубахи же из плохого материала в 50 - 60 к. раскупались, потому что были деншевле. Спустили цены до 75 копеек, т.-е. без вознаграждения за труд, и то не могли продать - вот, что значит зависимость от рынка! Приюты же от такого риска должны быть свободны, иначе погибнут.

Самою трудною задачею для приютов является добывание денежных средств. Денежные суммы могут выручаться ими от продажи продуктов своего хозяйства, главным образом, хлеба и потому приюты в этом отношении всецело зависят от рынка. При падении цен на хлеб им надо увеличивать свою запашку, что может быть для них очень тяжелым. Поэтому, сокращение до последней возможности денежных расходов на такие предметы, которые не могут получаться дома, составляет непременное условие жизни приютов-самопомощи. Несомненно, гораздо легче заплатить за дубку овчин, чем самим их дубить. Но, деньги на дубку можно получить только от продажи хлеба. Количество же хлеба, необходимого для уплаты за дубку, особенно в виду дешевизны его, необходимо добыть излишним посевом. Труд же на добывание хлеба обойдется не дешевле, чем стоит потеря времени на дубку. Яснее это станет из сравнения стоимости работ. За дубку одной овчины придется заплатить 15 к. или по настоящим ценам полпуда хлеба. Для обработки одной десятины нужно питомцу потратить один день на пашню, один день на бороньбу с двойною пашней, три дня на жатву, три дня на привоз и молотьбу, а всего восемь дней; полагая цену рабочего дня, в среднем, в 50 коп., имеем, что для получки 40 пуд. хлеба нужно заплатить за работу 4 р. или за каждый пуд 10 коп. Следовательно, стоимость дубки одной овчины обходится приютy в 5 коп. Тот же питомец на выделку овчины потратит четверть дня зимних, стоимостью те же 5 коп., но за то он будет уметь дубить овчины. Если же принять еще во внимание, что зимнего времени в распоряжении приютов очень много и при надлежащем штате питомцев ущерба для других работ не произойдет, то собственная дубка овчин составить для приютов прямую выгоду.

Случается, что некоторые вещи прямо убыточно для приюта делать самому, как это было приведено в главе о ремеслах относительно валенных шапок, так что, с первого взгляда, казалось бы выгоднее, продав шерсть, купить шапку. Но шапки фабричные менее прочны в носке, и в то время, как валеные носятся по три года и более, фабричные едва служат одну только зиму. Главная, однако, польза заключается прежде всего в обучении. Кроме того изделия исполняются зимою, в свободное от полевых работ время, которое для крестьянина без кустарных работ проходит бесцельно. Поэтому, приюты должны обработывать все сырые продукты своего хозяйства собственными силами. Кроме практического рассчета, это послужит еще на пользу питомцев тем, что научит их новым ремеслам.

Описанный строй жизни сельскохозяйственных приютов самопомощи является совершенно новою формою воспитания детей и потому, в связи с описанными уже в главе “Антихрист” недоброжелательствами, приобрел против себя ряд врагов.

5 июня 1895 г., в с. Бурлухе, к осматривавшему приюты лицу местные кулаки обратились с заявлением о нежелании своем иметь приют. На вопрос спутника этого лица, почему они не желают приюта, жалобщики первое время не могли дать ответа, а на замечание, что при отсутствии причин нечего и жаловаться, они ответили: “Приют дорого будет стоить”. На вопрос же:

“А сколько с вас на приют требуют?”, последовал ответ:

“Да ничего не требуют”. На содержание приютов, действительно, с крестьян никогда ни одной копейки не требовалось. Тем не менее выражено было coглacиe закрыть приют. На собранном вследствие этого словесного распоряжения, для этой цели, волостном сходе сторонниками призрения детей был предложен вопрос, как же призревать детей иначе, так как по закону нищенство воспрещено и детей сельское общество призревать обязано. На сходе враги приюта указать иные, лучшие, способы призрения детей не могли, но настаивали на совершенном прекращении призрения; в виду же противозаконности подобного постановления, оно и не могло быть обсуждаемо, почему приют продолжает призревать детей по прежнему. Инцидент этот, однако, разошелся по окрестности в виде последовавшего уже, будто бы, распоряжения о закрытии приютов. Питомцы поражены

- 138 -

были ужасом: мысль о том, что им снова придется выйти на улицу (домов у них нет), терпеть холод и голод, и снова просить милостыню и заниматься воровством, каковых они привыкли уже стыдиться, заставила их горько плакать. К членам советов девушки-невесты обратились не с просьбами, а с мольбами выдать их скорее в замужество до закрытия приютов, чтобы избежать того позора, какой ожидает бесприютных девушек, а подлежащие выпуску юноши просили отдать им причитающееся имущество заранее, обещая честно доработать. Впечатление было так велико, что стоило многих усилий успокоить ни в чем неповинных детей. Боязнь их лишиться вновь родительского дома и куска, честным трудом заработаннаго, хлеба - было, однако, вполне основательно.

Утверждение устава приютов, вследствие заведомо неправильно изложенной постановки дела в приютах, замедлилось, и прютам грозило даже закрытие, если бы Ведомство учреждений Императрицы Марии не простерло к бедным крестьянским сиротам свою спасительную руку и не поручило, 30 декабря 1895 г., за N 2436, саратовскому губернатору организовать Камышинское попечительство для заведывания этими приютами.

XIX. Администрация.

“Скажи мне, с кем ты знаком, а я скажу, кто ты таков”. Сократ.

Главный жизненный нерв в приюте - это смотрители. Кроме той характеристики, которая дана в главе о воспитании, они должны отвечать следующим главным условиям: быть умными, добрыми, честными, старательными, стоять по развитию выше крестьянской среды, а по образу жизни от нея не отходить; в семейной жизни уважать друг друга, подавая детям пример; к питомцам относиться как к родным детям, так чтобы дети смотрели на них, как на родителей. Чтобы

- 139 -

достигнуть последняго, смотрители должны вести образ жизни по установившемуся в народе: быть богомольными, приниматься за работу и за пищу и оканчивать их, осеняя себя крестом и придерживаться в этом отношении всех крестьянских традиций. В постные дни, даже по средам и пятницам, они должны

соблюдать посты. Есть обязаны они вместе с детьми, за общим столом, и так же по просту, из общей чашки и деревянными ложками, отнюдь не позволяя себе готовить отдельно. Единственное уклонение могут они допустить - это в чаепитии, совершая лишь таковое в своей комнате, и в костюме, который может быть и несколько отличен от крестьянскаго, так как среди крестьян немецкие пиджак и жилет начинают принимать все более и более права гражданства. Работать смотрители обязаны впереди детей, наравне с ними вычищая навоз, копая землю, задавая корм скоту, занимаясь шитьем обуви, плотничеством и прочим; спать также в поле, наравне с детьми, на голой земле.

И, в то же время, они должны быть знающи, грамотны, развиты, несколько воспитаны и безусловно толковы, чтобы иметь возможность поддерживать общепринятые отношения с начальствующими лицами, и, главное, не дороги.

Дороже 300 руб. в год, на готовом содержании, приюты платить смотрителям не могут. Плата эта составит 600 пудов пшеницы или 1000 пудов ржи, для получения которых необходимо обработать 15 - 25 десятин земли, т. е. третью часть всего приютского поля. Этот расход является для приютов самым тяжелым.

Исчисленные условия, коим должны удовлетворять смотрители, на первый взгляд кажутся несовместимыми, но на практике явилось возможным найти вполне подходящих лиц.

Такие люди являются, обыкновенно, из так называемых разночинцев. Они, по происхождению, крестьяне и в малолетстве занимались хлебопашеством на крестьянском совершенно положении. Но отцы их имели достаточную возможность научить детей грамоте, кое-каким ремеслам и главное - хозяйственности. Разжившись, они надели пиджак, научились пить чай, и крестьянский надел стал для них мал, а простая изба тесною. Они обратились к легкому труду, погнались за жизнью

- 140 -

высших классов. Обладая природным умом и сметливостью, они находят себе места приказчиков в имениях, особенно у землевладельцев из купечества, а хорошо грамотные из них становятся писарями в селениях, конторщиками. Но долго они здесь не уживаются. Грубость их хозяев и унижение их достоинства заносчивостью чиновников гонят их прочь, и они принимаются за торговлю или собственное сельское хозяйство. Случается, дело почему-нибудь не пойдет, они обанкрутятся и ищут такое место, где бы самолюбие их не было задеваемо, где бы своим способностям и своим всевозможным затеям, на которые так находчив смышленный русский крестьянин, они имели широкий простор и где бы они чувствовали себя возможно самостоятельнее. Лучших для них мест, чем в крестьянских приютах, трудно и придумать, и они с удовольствием берут на себя очень и очень трудные и хлопотливые обязанности.

Жены их хорошия хозяйки и знают весь крестьянский быт. Большею частью, они неграмотны, но это нисколько не мешает им быть прекрасными смотрительницами.

К детям такие люди очень ласковы и относятся к ним не с пренебрежением, но запросто, как к родным. Пришлют смотрителю из его усадьбы, сданной в аренду, сушенных яблоков, он варит из них общую сладкую похлебку; случится ему убить зайца - он летит в общий котел; есть у смотрительницы красивая лента - она заплетет ее в косу бедной сиротки-невесты и доставит своей приемной дочери много, очень много восторга.

Способны они на все руки: и сельское хозяйство, и ремесла, и пение, и музыка - все им знакомо.

Такие люди состоят смотрителями в Камышинских приютах. Жалованье получают они 300 руб. в год, на полном содержании, если знают все ремесла и грамоту. Если не знают некоторых, то на соответствующую сумму, для найма ремесленников и преподавателей, уменьшается и жалованье. Некоторые из них - особенно хорошие хозяева - получают иногда и больше, если советы найдут их очень пригодными. Так, в Лопуховском приюте смотрителю дана четверть чистого дохода от приютскаго хозяйства, сверх жалованья. Ему обещано, в случае, если

- 141 -

он покроет от приютского хозяйства все потребности приюта, в течении года, как материальные, так и денежные до жалованья себе включительно и с ремонтом орудий, то, по окончании года, четвертая часть всего образовавшагося излишка - в хлебе, мясе, шерсти и проч., долженствующая представлять из себя экономию для запасов на будущий год, отдается ему. Он

разчитывает получить от этого излишка не менее 100 - 150 р., кроме жалованья, при среднем даже урожае. Подобная постановка вознаграждения имеет то преимущество, что побуждает смотрителей наблюдать за аккуратным отношением к приютскому имуществу. Ее полезно ввести во всяких приютах, но только при одном условии, чтобы часть излишков была назначена сверх жалованья; иначе, нужда при плохих урожаях может побудить смотрителя к эксплоатации детей в свою личную выгоду.

Если у смотрителей есть дети, то это не мешает приютам, но только пребывание мальчиков старше 15 лет в приютах допущено быть не может, так как в большинстве случаев дети их достаточно испорчены тою жизнью по приказчикам и торговле, которую привелось нести их родителям. Дети, живущия при смотрителях, должны подчиняться также общему крестьянскому режиму и быть наравне с питомцами.

Слишком уже молодые люди, моложе 25 - 30 лет, в смотрители приютов не годятся, так как не обладают достаточною опытностью и ровностью характера, что так важно при воспитании детей. Случается у смотрителей склонность и к вину. Таких необходимо избегать, так как нельзя быть в них вполне уверенным. Крестьяне, однако, в том, что смотрители иногда выпивают, не видят ничего, подлежащего преследованию. Они сами также пьют, считают появление в пьяном виде совершенно обыденным и не видят дурного в том примера для детей.

Отношения начальствующих лиц к смотрителям должны быть поддерживаемы любезные. При малейшей грубости они бегут.

Со временем, когда сельскохозяйственные приюты займут подобающее им место в общем ряде государственных воспитательных заведений, на должности смотрителей охотно будут поступать народные учителя. Теперь же их удерживает

- 142 -

от этого опасение непрочности самих приютов. С переходом их в Ведомство учреждений Императрицы Mapии, уже потребовавшее организации для заведывания ими, в Камышинском уезде Попечительства, народные учителя не замедлят предложить свои услуги и приюты станут не только воспитательными учреждениями, но и низшими народными школами.

Для преподавания ремесл, если смотритель их не знает, приглашаются местные мастера, за плату 2, 3, 4 коп. в час, что составляет обычное вознаграждение 20 - 40 копеек в день, на приютских харчах. Приглашаются они на неделю или две, или на день, на полдня, смотря по надобности. Если же хорошо знают ремесла кто-нибудь из старших питомцев, то вольные мастера приглашаются один или два раза в зиму, для общего только руководства делом. В деле ремесл приходится выносить с смотрителями постоянную борьбу. Они, сокращая расходы, стремятся заставлять мастеров больше работать, чем учить детей.

Мастера приглашаются пока смотрителями, с одобрения двух членов совета, избираемых для заведывания приютом.

Работники и работницы приглашаются главным образом из семейных лиц и лично уже смотрителями.

За весь порядок в приютах и за все хозяйство отвечают смотрители. Они ежемесячно отчитываются перед Советом по жизни приютов. Советы же их определяют и увольняют.

Мозг приютов - советы. Советы состоят, как уже сказано было в главе “Возникновение приютов”, из крестьян, священников, фельдшеров, учителей и других лиц, желающих работать на пользу сирот. Общее наблюдение за ними составляет обязанность земского начальника, который иногда

председательствует в заседаниях.

Вот состав одного из советов: старшина, председатель суда, 6 сельских старост, 4 священника, волостной писарь, участковый врач, фельдшер и учитель местной земской школы. Итак, 8 крестьян и 8 интеллигентных лиц. Крестьяне сохраняют в приютах крестьянский режим, а интеллигенция

толкает их по пути развития. Такое сочетание из крестьянской, темной, но практической, массы и интеллигентных сил дает весьма благотворные результаты.

- 143 -

Пионер в занятиях сельским хозяйством, впервые развернувший знамя “приютов - самопомощи”, Тарасовскии приют постановкою дела выдвинулся вперед только благодаря теплому к нему участию земского фельдшера Е.Т. Мещерякова. Все свое свободное время проводил этот сердечный человек сперва на стройке здания для приюта, а затем, в нем самом, устраивая внутреннюю жизнь питомцев. Развитием своим идея самопомощи приютов обязана его плодотворным заботам и ради нея только ему пришлось пострадать: враги пpиютов насильственным его переводом на другое место службы, предполагали нанести ущерб развитию сельскохозяйственных приютов.

Постоянный врачебный надзор дает возможность правильно чередовать требующия усидчивости практичесые занятия с подвижными и вообще соблюдать возможные гигиенические требования. К сожалению, земские врачи не всегда оправдывали возлагавшияся на них надежды. Полная апатия к общественной деятельности, боязнь лишнего труда и, кроме того, нерасположение к приютам земских заправил отстраняют их от могущей быть для них в приютах плодотворной деятельности.

Влияние же духовенства сильно сказалось на нравственной стороне приютов. В ноябре 1893 года в Тарасовский приют принята была круглая сиротка 9 лет, профессиональная нищенка. Она пробыла два дня в приюте и убежала. Ее снова взяли в марте; она пробыла три дня и снова убежала. В это время была уже зима, начавшаяся снежными бурями, при сильных северо-восточных ветрах. На несчастной девочке были башмаки на босую ногу, рубашенка полуоборванная, а сверху вытершийся, совершенно без шерсти, оборванный, не полушубок, а подобие только его; на голове вместо платка шапка всклокоченных волос. Она ютилась у нищенок и собирала им куски хлеба. Помещенная в третий раз в приют, она объявила, что не хочет жить в нем потому, что ее заставляют работать и не дают ни водки, ни чая, и в третий раз убежал ребенок, не смотря на то, что ласки с нею в приюте и суровость вне его были удвоены, делано было даже распоряжение, чтобы в деревнях, где она питалась, за семь верст от приюта, ей не давали милостыни. Она бежала в другия села, но в приюте жить отказывалась.

- 144 -

Собран был совет, и на нем лица, принадлежащая к администрации, высказались в том смысле, что дальнейшее насильственное содержание ребенка в пpиюте не должно быть допускаемо - “как волка не корми, все в лес глядит” - и надлежит его оставить на произвол судьбы. Но, против такого решения вопроса восстал один из священников, о. Николай Смеловский. Он разъяснил членам совета, что совет приюта должен заменять сиротам родителей, а последние, как бы ребенок ни был испорчен, никогда его не покинут и не три или четыре, а десятки раз вернут его, если он убежит для нищенства. Слова священника имели решающее значение в судьбе ребенка, бывшего на краю гибели. Ребенок был снова взят насильно в приют. Видя, что бегством своим она не спасется, девочка осталась в приюте, попривыкла и теперь рекомендуется одною из лучших воспитанниц приюта, наиболее доброй, почтительной, прилежной, наиболее старательной во всех отношениях и прекрасной работницей.

Благодаря горячему сочувствию священника о. Лебедева, ткачество в Лопуховском приюте поставлено на образцовую ногу.

Священники о. Дьяконов, Кунчеров, Репновершинский, не только составили планы постройки приютов, но принимали в стройке горячее участие, а о. Смирнов собственными своими руками соткал соломенную крышу для Тарасовского приюта.

Священники иногда навещают приюты, со своими семействами, и ведут с детьми духовно-нравственные беседы и проверяют их знания по закону Божию.

Из должностных лиц, нужно отметить, самое горячее участие принимают старшины. Они чрезвычайно тепло относятся к детям и последние смотрят на них, как на отцов. В ряду их особенно проявили себя Тарасовский - Бондаренко, портрет коего виден на рис. 5, Красноярский - Бендин, Лопуховские - За-платников и Лапшин, Бурлукский - Голубов. Имена их тем важнее отметить, что из-за тех же сирот им пришлось вынести не малую борьбу с недоброжелателями, зачастую очень сильными и дававшими знать себя довольно для старшин чувствительно.

Из членов-соревнователей отмечены своею деятельностью мастер-позолотчик г. Соломин и учитель г. Добров. Последний преподавал в Красноярском приюте рациональное пчеловодство.

Вообще, влияние интеллигенции в советах приютов

- 145 -

сказывается на каждом шагу и лучшими примерами ея значения могут служить: процветание Тарасовскаго, Лопуховского и Красноярского приютов, где местная интеллигенция принимает особенное участие, и мертвое положение, где участия этого нет вовсе, как в Бурлукском.

Советы собираются один раз в месяц, по заранее назначенным дням или числам, и экстренно, по созыву старшины, в особо важных случаях. О заседаниях своих,

происходящих под председательством старшин или земского начальника, Советы составляют протоколы. Советы дают смотрителям общия указания о порядке ведения хозяйства, жизни, работы, воспитания и большею частью на словах, непосредственно смотрителям и смотрительницам, которые обязательно присутствуют в заседаниях советов, происходящих в одной из комнат приютов. Советы же устанавливают количество запашки, составляют годовые сметы и утверждают отчеты, как о том подробно изложено в нижеследующей главе.

Для непосредственного наблюдения за течением жизни приютов советы из среды своей выбирают на полгода или менее двух членов-надзирателей, для заведывания приютом - расходования крупных сумм, наблюдения за порядком воспитания детей и за ведением смотрителем своего дела.

Надзиратели дают смотрителям советы и указания, но от желания последних зависит воспользоваться ими или не воспользоваться. Если смотритель приюта данным ему советом не воспользовался и дело пошло плохо, то он является лишь вдвойне виновным пред советом. Ранее надзиратели имели право приказывать смотрителям, но это вызывало большую путаницу отношений и безпорядки: смотритель ссылался на приказания надзирателя, а надзиратель уверял, что он не приказывал. Кроме того, иные из членов советов недостаточно бывают развиты, чтобы не проявить заносчивости пред смотрителем или самодурства.

Надзиратели большею частью распределяют между собою обязанности: один наблюдает исключительно хозяйственную часть, а другой воспитательную и учебную. В случае серьезных упущений со стороны смотрителей, надзиратели требуют от старшины созыва экстренного заседания членов совета.

- 146 -

XХ. Отчетность.

“Деньги счет любят”. Народная поговорка.

Камень преткновения всех наших воспитательных заведений составляет отчетность, особенно по расходованию припасов. Долго выработывали в приютах отчетность, пока, наконец, не остановились на таких формах записей в книгах, при коих хищения, если не прекращены вовсе, то наименее возможны и наименее убыточны, благодаря легкости контроля.

В каждом приюте хлеб всякого рода хранится в амбаре, находящемся под замком и за печатью старшины и под его ответственностью. Отпуск из него хлеба совершается только по письменным постановлениям совета. Получив из амбара хлеб, смотритель переносит его в хлебную кладовую и расходует уже по собственному усмотрению. Мясо, овощи, шерсть, кожи и деревянный материал хранятся в погребах и кладовых, а ситец, холст и пр. в сундуках под личною ответственностью смотрителя, но так, чтобы их возможно было каждую минуту проверить.

Смотритель приюта ведет книги кассовую на расходование денег (форма 6); амбарную на запись зерна (ф. 7); продовольственную на запись обыденного расходования продуктов (ф. 8); овощную (ф. 9); книгу животных (ф. 10); книгу материалов для обуви и одежды (ф. 11); книгу одежды и обуви (ф. 12); книгу упряжи и другого инвентаря (ф. 13) и книгу кормовых продуктов (ф. 14).

По книге кассовой сделаны рубрики приходных статей на собственно приютские суммы, суммы волостные и пожертвования;

в расходной выделены статьи на администрацию, приварок, отопление и освещение, инвентарь и сельскохозяйственные работы, чтобы всегда быть в курсе дела и по итогам книги сводить отчет. В принятии денег выдает смотритель квитанцию, как бы сумма поступления мала ни была. В книгу амбарную (7) заносится сбор со всего решительно посева, а в книгу животных - как приплод, так и купленные или подаренные животные. Весь расход по этим двум книгам, что поступает на

- 147 -

пропитание и одежду питомцев, записывается тотчас же по выписке в расход, приходом по книгам продовольственной (8) и материальной (11). Таким образом, если по амбарной книге и книге животных отмечено, что на продовольствие приюта взято 50 пудов пшеницы, а одна овца зарезана, то от того же числа на приход должен значиться: по продовольственной книге - те же 50 пудов пшеницы и вес мяса зарезанной овцы, а по книге материалов для одежды снятая с нея овчина. По продовольственной книге запись делается смотрителем или под его наблюдением кем-либо из питомцев ежедневно, по мере расхода из кладовой; каждый взятый предмет ежедневно взвешивается и записывается приходом по весу. Продукты, ежедневно требующиеся в небольшом количестве, как соль, масло, отмечаются раз в неделю. Книга материалов (11) согласована еще с книгою одежды (12). Выписанный в расход ситец должен быть записан на приход на другой или третий день в рубрике рубашек или сарафанов, а шерсть в рубрике обуви.

Полезнее всего, всякие вообще материалы и большие запасы непременно оградить от смотрителей, не столько из опасения присвоения их смотрителями, сколько в предупреждение расходования их без экономии, вследствие чего их может не хватить по сделанному рассчету.

Расходование всяких вообще материалов смотритель совершает только по постановлениям совета, Совет назначает к отпуску продуктов на месяц, соображаясь с числом питомцев и количеством рабочих. Смотритель обязан вести расход так, чтобы данной ассигновки хватило на месяц. Если что останется, то смотритель имеет право не сдавать остатка съестных припасов, а прибавить его к расходу на следующий

месяц. Так например, если от ассигновки на октябрь осталось 2 пуда муки и 10 ф. мяса, то при ассигновке на ноябрь это количество не исключается, но смотритель имеет право усилить питание печением пирогов с мясом или другим лакомым блюдом.

Таким образом, по отношению к продуктам совет рискует только месячною пропорцией. Сумма продуктов всегда может быть исчислена на один месяц с точностью; советы делают на это исчисление небольшую прибавку и знают, что

148 -

данного количества запасов должно хватить. Из месячной пропорции смотрителю трудно скрыть что-нибудь для себя; если же ему и удастся сэкономить в тайную свою выгоду один или два пуда хлеба, то этот ущерб для приюта незначителен. Иначе было бы дело, если бы ассигновка давалась на год, с правом для смотрителя хозяйничать бесконтрольно. Тогда из общей суммы 1000 - 1500 пудов смотритель может, совершенно незаметно для контроля, причинить большой ущерб для приюта. Резкую же утайку в течении месяца смотрителю сделать трудно, так как это бросится в глаза начальствующим лицам и будет замечено детьми.

По мере того, как питомцы научились письму, им стали поручать записи тех или других продуктов. Так, девочки записывают яйца, молоко и шерсть, муку, масло и проч. (см. ф. 15), а мальчики кожу, лесной материал и железный, зерно, деготь. Записи ведутся ими по тетрадкам и по последним уже смотрители выводят в книгах.

Такая система прекращает всякую возможность для смотрителя тратить яйца, молоко, масло на себя только, так как дети его невольно контролируют, зная, куда пошла каждая крынка молока. В то же время, дети и крестьяне перестают смотреть на смотрителя, хотя бы он был вполне честный человек, как на обогащающагося на их счет. И xopoшиe смотрители, зная, что детям счет продуктов известен, чувствуют себя лучше и независимее; неприятно участие детей в контроле только для тех, кто наживается на сиротский счет. Результатом такого порядка является чистота отношений между детьми и их приемными родителями.

Смотрители ежемесячно отчитываются пред советами в приходе и расходе за прошлый месяц всех материалов, наличности живого и мертвого инвентаря, работах, здоровье детей и требуют ассигновок на следующий месяц - денежных и материальных. Советы делают те или другия замечания и дают ассигновки, по которым уже старшины совершают отпуск

денег и продуктов. Bсe формы книг и отчеты отпечатаны, так что канцелярия отнимает очень мало времени.

По примеру сельскохозяйственных школ, год приютов течет с 1 ноября одного года по 1 ноября другого. В

- 149 -

октябре месяце по полученному урожаю составляется смета на целый год, которая утверждается советом и служить ему

руководством для ассигновок в течении года. Такая смета на 1896 г. помещена на стр. 57, табл. 2.

По окончании года составляется подробный годовой отчет по приюту по тем же формам, как и месячные отчеты, но с подробным указанием количества и рода запашки, состояния садоводства, огородничества, пчеловодства и скотоводства, успешности занятия ремеслами, поведения и санитарного состояния детей и степени их подготовки.

Приём и выпуск детей, наем и увольнение смотрителей совершаются только советами, которые дают общее указание жизни приютам.

О каждом питомце заведено особое дело, в коем хранятся его метрика, опись имуществу с указанием числа земельных паев в его владении и сведения о родителях его и

родственниках. Если у питомца есть скот или другое какое-нибудь имущество, пригодное для приюта, то таковое не продается с торгов, как это принято у крестьян, на уплату недоимок отца, но поступает в приют на хранение. Приют им пользуется, а по окончании воспитания выдает питомцу обратно, но не тот самый, уже устаревший, скот или поветшавшее имущество, но другое, равное ценностью. Скот страхуется, и в

случае смерти животного приют получает страховую пpeмию, на которую и покупает новое животное.

В каждом приюте заведены особые книги питомцев (см. ф. 16), в которых по порядку заносятся все необходимые о них сведения.

Никаких испытаний в приютах нет, но контроль за обучением детей над смотрителем производится по особой книге (см. ф. 17), в которой делаются отметки успешности развития питомцев.

Из приложенных форм книг желающие могут наглядно познакомиться с порядком отчетности, по значащимся в них примерам.

150 -

XXI. Приюты, как школы.

“Знание - ключ к богатству”.

Главное назначение сельскохозяйственно-кустарных приютов самопомощи есть воспитание нуждающихся в общественном призрении детей и, притом, таким способом, чтобы содержание их не стоило бы для общества совершенно расходов; мало того, приносило бы ему даже материальную пользу. Из содержания книги читатели могли убедиться, что достижение таких результатов не составляет ничего хитраго, необыкновенного. При этом было отмечено, что грамотность составляет для приюта-самопомощи хорошее подспорье в хозяйстве, помогая познавать усовершенствованные его приемы и в контроль за правильностью расходов. В этих видах преподавание грамоты составляет одно из необходимых условии для каждого из приютов, без какового немыслимо правильное течение их жизни.

В Камышинских волостных сельскохозяйственных приютах-самопомощи грамота преподается пока по программе

приходских школ грамоты, т. е. дети обучаются чтению, письму, счислению и рисованию, но с постоянным движением вперед до курса начального народного училища, отличающегося сравнительно немногим от курса школ грамоты. Следовательно, только на основании этого одного описанные крестьянские приюты являются не только воспитательными учреждениями, но и школами.

Вместе с тем, в приютах питомцы обязательно обучаются ремеслам, посредством их поддерживая возможность

существования на собственное иждивение. Поэтому, приюты являются не простыми школами, а ремесленными. Но так как изделия исполняются ими из материалов от своего хозяйства, в свободное от полевых работ время, и если идут на продажу, то изготовляются не по заказу, а на неопределенного покупателя, то, несомненно, они скорее должны быть названы школами кустарными, чем ремесленными.

Оба приведенных занятия, как грамотность, так и ремесла, являются все-таки лишь дополнительными к основному занятию приютов - сельскому хозяйству. За время пребывания своего в

- 151 -

приютах питомцы научаются не только обычному сельскому хозяйству со всеми его побочными отраслями, но и высшей культуре в виде удобрения полей, травосеяния, искусственного орошения, плодосмена, рационального пчеловодства и уменья обращаться с машинами, почему приюты, по справедливости, могут быть названы не только школами вообще или кустарными, но и сельскохозяйственными.

В приютах, однако, воспитываются не только мальчики, но и девочки; оба пола одинаково получают общее образование и профессюнальное - ремесленное и сельскохозяйственное. Следовательно, Камышинские приюты-самопомощи должны быть названы народными мужскими и женскими сельскохозяйственно-кустарными школами.

Правда, школы эти самого элементарного типа, но за то и предназначены они для простого народа. Сравнительно с низшими ремесленными и сельскохозяйственными школами установленного нормального типа приюты находятся в таком же отношении, как школы грамоты к одноклассным народным училищам. Если из школ грамоты ученики сдают экзамен в одноклассной народной школе для получения льготы по воинской повинности по ея программе, то и приюты могут приблизиться к низшим сельско-хозяйственным и ремесленным школам последнего разряда, для чего питомцам их остается дать лишь более свободного времени для изучения наук и пригласить преподавателей. Достигнуть этого можно принятием части денежной сметы на постоpонниe источники, чем уменьшится в приютах запашка и, вследствие этого, получится для питомцев более свободного времени.

Для крестьян будет, однако, полезнее практическое изучение сельского хозяйства. Недостаток низших сельскохозяйственных школ в том и заключается, что курс обучения настолько высок, что ученики, расширив свой кругозор, не в состоянии уже мириться с окружающею их в деревне мужицкой обстановкой и бегут от надельной земли. Поэтому, задача крестьянских приютов должна заключаться в том, чтобы питомцы их, окончив воспитание, оставались на своих наделах. Как видно из первых выпусков, Камышинские приюты возложенные на них надежды исполнили именно таким образом - своих питомцев они возвратили в родную им среду.

- 152 -

Земским или частным приютам для подкидышей, за отсутствием земли для питомцев, такое образование будет недостаточным и им придется искать другого пути, но для крестьянских оно должно быть сделано обязательным. В случае же учреждения земледельческих колоний описанного типа для питомцев столичных воспитательных домов, устроить их судьбу будет легче, так как масса пустующей казенной земли может быть всегда успешно колонизирована ими. Поэтому, теоретическое преподавание сельского хозяйства в приютах последнего назначения не должно занимать слишком много времени.

Есть и еще одно преимущество сельскохозяйственных школ типа описанных приютов. Сельскозяйственные школы нормального типа страдают отсутствием учеников: для интеллигенции курс обучения слишком низок, а для простого народа он дорог (плата не ниже 75 р. в год за ученика), почему желающих поступать в них находится очень мало. Так, в Некрасовской школе, Новгородской губернии, в 1894 году всего учеников было 7 и притом стипендиатов, при остававшихся еще свободными 8 стипендиях, а содержание ея обходилось в 15 тысяч рублей ежегодно или 2 тысячи р. каждый ученик. Недостатка же учеников или питомцев в приютах не может быть никогда, так как несчастных подкидышей ежегодно воспитывается на средства только столичных воспитательных домов по 90,000 человек, могущих составить полный штат для 900 приютов, да умирает ежегодно по 20 тысяч. Если же мы видим малый штат детей в Камышинских приютах, то это по причинам нерасположения к ним тех лиц, от коих зависит их нормальная жизнь, и вследствие продолжающейся еще эксплоатации сирот хищниками, не желающими, в виду оказываемой им, хищникам, поддержки, упустить из когтей своих несчастные жертвы, а также непонимания еще значения приютов со стороны массы.

В самом деле, на содержание приютов крестьяне никакими решительно налогами не обложены и, следовательно, обременительными для них приюты быть не могут. В приеме детей никому не отказывают. Дети в приютах бесплатно воспитываются и обучаются и, мало того, по окончании воспитания приносят семьям своим даже материальный доход. Приюты

-153 -

помещаются тут же в селениях. Каждый мужик, каждая баба имеют во всякую минуту возможность посмотреть на жизнь своего ребенка, даже пожить в приюте. Что же им еще надо? Ведь платят же интеллигенты бешеные деньги за воспитание своих детей в детских садах, гимназических и институтских пансионах, студенческих общежитиях и все-таки с трудом находят для детей своих вакансии. Для простого же народа приюты должны явиться такими же желанными учебными заведениями, какими для интеллигенции являются гимназии, реальные училища, институты и пр. Поймет и народ, и скоро поймет всю, прямо-таки, выгоду для себя приютов, требующих от него только небольшой первоначальной затраты, и такими массами двинет в них своих детей, что без них не будет обходиться ни одно мало-мальски значительное селение.

Как в деле воспитания, так и образования неизменно должно держаться одного принципа - не удалять питомцев от той среды, среди которой им придется вести борьбу за существование. Цель приюта состоит в воспитании для общества полезных членов. Питомцы их являются из бедной народной массы - сельской и городской. Беднота же большинства наших ремесленников и крестьян зависит от низкой степени их культуры. Требования и условия жизни ушли далеко вперед, а современные низшая ремесленная и крестьянская сельскохозяйственная культуры уже не в состоянии поддерживать занявшихся ими людей, почему последние гибнут, прогрессивно понижаясь в своем социальном положении. Приюты должны готовить людей наиболее годных для борьбы за существование, лучшим типом которых является только земледелец, могущий добыть из земли все для себя необходимое. Предоставленный сам себе, не имея решительно никакого сбыта произведениям своих трудов, он все-таки будет жить хорошо: и хлеб, и одежду, и обувь - все он будет иметь в совершенно достаточном количестве, не опасаясь даже и неурожаев, если он на столько культурен, что пользуется всеми дарами природы, чтобы оградить себя от нея же самой. Задача воспитания его будет заключаться лишь в том, чтобы научить его обходиться в своем земледельческом обиходе без посторонней помощи. Не говоря уже об уменьи обратить зерно в съедобное вещество, его нужно

- 154 -

научить обработать сырье своего хозяйства, например от скотоводства, в материал для обуви и одежды, а из последнего сшить сапоги и полушубки. Имея в распоряжении своем долгие часы свободного зимнего времени, он успешно и не торопясь достигнет всегo необходимаго. Но для той простоты жизни, которую должен вести земледелец, он должен обладать только соответствующим развитием. Иначе, мы ударимся в другую крайность и получим земледельца, по своему умственному раз-витию на столько отошедшего от средств своих к жизни, что они не в состоянии будут удовлетворить развившияся у него умственные потребности. Равным образом, принимая во внимание, что не каждый чувствует склонность к земледелию и имеет возможность заняться им, что приюты являются общеобразовательными сельскохозяйственными и ремесленными учебными заведениями, по окончании воспитания в которых питомцам предоставляется широкий выбор пути и занятий, к каковым они чувствуют склонность, - из приютов могут выходить и не земледельцы только, но и ремесленники. Получив в приюте первоначальные понятия по любимому мастерству, воспитанник имеет полную возможность на семнадцатилетнем возрасте развить свою спосбность в городских мастерских и, таким образом, сделаться профессиональным ремесленником. С этой-то целью особенно важно обучение каждого из питомцев всем решительно мастерствам, проходимым в приюте, дабы в будущей борьбе с природой они могли пустить в ход всякое против нее оружие, не опуская рук ни в случае засухи, ни падежа скота, и могли бы жить сообразно способностям своим, не голодая ни в том случае, если судьба занесет их в лесистые страны, ни тогда, когда очутятся они в степных местах, земледельческих или фабричных, в деревне или городе, дабы не получилось из них пролетариев.

Во всяком случае, по какому бы пути ни пошли питомцы приютa - будут ли крестьянами-земледельцами или цеховыми ремесленниками, - для безбедного существования своего они не должны отходить от народной массы, среди которой им придется вращаться. Иначе, при высшем против массы умственном развитии, последнее явится им в тягость и, вместо пользы, принесет лишь вред, образовав из них вечно недовольных

- 155 -

полуинтеллигентов, совершенно к жизни не пригодных. Став же членом сельской общины, бывший питомец приюта может дать толчек и ей по пути развития. Крестьянская масса крайне упорна в дедовских традициях и с большою неохотою изменяет им. Недоверчиво относится она ко всяким “барским” затеям, но, когда в среде ее появятся ее же сочлены с лучшими знаниями и станут наглядно доказывать пользу улучшенной культуры, то сельскохозяйственная переимчивость быстро прививается в народе. Появившиеся среди последнего пионеры поднимут настойчивый клич к перемене системы полеводства и сумеют, как более развитые, настоять на своем, поборят упорство массы и побудят ее к принятию разных улучшений, напр., по введению травосения и устройству орошения, исполнение которого для крестьянских масс не составляет решительно ничего трудного при должном указании гидротехники; если же оно не вводится еще в крестьянском быту, то только благодаря слишком крепко укоренившейся в народе надежды на авось. Вместе с тем, приюты могут двинуть и такие отрасли сельского хозяйства, которые по условиям местности, хотя и возможны, но не существуют или слабо развиты в данном крае - например, пчеловодство, садоводство и проч.

Особенное же преимущество приютов составит одновременное сельскохозяйственное образование и женского элемента, для какового пока не существует еще сельскохозяйственных школ. Девушки в приютах, также практически, научатся правильному уходу за скотом, птицею, поймут значение чистоты хлева, познакомятся с лучшими сортами овощей, льна и конопли и, главным образом, научатся утилизировать отбросы хозяйства. Образование их будет уже особенно полезно для деревни, так как, заведывая своими усадьбами самостоятельно, без зависимости от мира, они имеют больше возможности приложить к делу приобретенные знания. Данное им сельскохозяйственное образование, в виду большей между женщинами общительности, будет пожалуй еще плодотворнее в смысле распространения знаний, чем мужского элемента, тем более, что от образованной матери дети несомненно позаимствуют еще основательнее начала улучшенной культуры.

Еще большее развивающее значение будут иметь приюты

- 156 -

для кустарных промыслов. Здесь уже творчеству не будет положено стеснений и, ознакомившись в стенах школы с лучшими приемами производства, кустарь, очевидно, не покинет их, если не разовьет, при самостоятельной работе. Конкурренция побудит его соперников также улучшить качество изделий и приют, таким образом, даст толчек местному производству и дубки овчин, и выделки кожи, и щепному, сапожному, кузнечному и прочим ремеслам. В местности могут даже возникнуть новые промыслы. Укажу на один пример в этом отношении. Как только в Красноярском приюте впервые показались домашней выделки шерстяные шапки, на них тотчас же поступили заказы, и весьма возможно, в недалеком будущем, когда каждая баба научится приготовлять такие шапки из собственного хозяйства шерсти, они вытеснят нынешния - подделку под мерлушку. В кустарно-ремесленном деле приюты также должны преследовать задачу приспособления воспитанников к той среде, среди которой им придется жить. Поэтому, в приютах должны особенно развиваться те кустарные промыслы, которые преобладают в окрестности. Так, в местности лесистой необходимо развивать щепной промысел, изобилующей хорошею глиною - гончарный, в местности с развитым скотоводством - скорняжный, и т. д.

Поставив жизнь приютов на таких началах, избегая по возможности формализма дела и постоянно применяясь к жизненным условиям, мы сделаем приюты жизненными учреждениями, которые в деле сельскохозяйственного прогресса сослужат видную роль. Опытные деревенские жители видят полную возможность применить приюты в виде не только убежища для бесприютных сирот, но и народной вообще школы. Может быть с некоторыми изменениями, но приюты могут успешно образовать из себя пригодное воспитательно-образовательное учреждение вообще, и особенно для крестьянской массы, которая увидит в постановке их на самостоятельное существование большое для себя облегчение от ежегодно все увеличивающихся налогов на народное образование, становящееся, поэтому, таким неприятным тому самому народу, для которого оно только и вводится.

Для того, чтобы достигнуть таких задач, не потребуется даже ломки приютской жизни. При хорошей постановке дела

- 157 -

явится возможным принимать и приходящих учеников. Так оно даже и теперь ведется: в приюты заходят иногда дети местных жителей и вместе с питомцами учатся грамоте и занимаются ремеслами. При большом количестве приходящих учеников смотритель не может управиться и с ними, и с питомцами. Поэтому, для того, чтобы воспользоваться приютами, как школами не только для питомцев приютов, но и для всех желающих, надлежит дать приютам отдельных преподавателей грамоты и ремесл, и даже, пожалуй, по различным отраслям сельского хозяйства. Не будет приходящих учеников, будут учиться сельскому хозяйству одни только питомцы; найдутся приходящие ученики - тем шире исполнятся приютами культурные задачи.

Расход на это не составит на каждый приют более одной, двух тысяч рублей в год или 10 - 30 р. на ученика, при условии прохождения курса низшей сельскохозяйственной школы 2-го разряда. Если принять во внимание, что ученики последних стоят от 200 р. до 2000 руб. в год каждый, то явится очевидною необходимость подумать о возможности воспользоваться приютами, как школами.

При желании поднять уровень знаний в приютах остается пригласить на все 4 приютa агронома, с годовым жалованьем в 1000 р., что составить расход в 250 р. на приют или, при нормальном штате в 80 питомцев, 4 р. на ученика. Агроном даст указания по ведению подходящего к местности полеводства и, кроме того, может и теоретически и практически обучать питомцев сельскому хозяйству и его побочным отраслям. При этом надлежит соблюдать одно условие, чтобы наука не преподавалась в ущерб прямым потребностям приюта. Иначе сказать, надлежит тратиться на улучшение хозяйства лишь из его доходов. В противном случае содержание приютов на собственное иждивение немыслимо и, кроме того, приюты потеряют, как для учеников, так и для крестьян, всякое практическое значение.

- 158 -

XXII. Приюты, как образцовые фермы.

“Мы многого боимся, пока не приглядимся”. Народная поговорка.

Приюты имели уже случай убедиться в чрезвычайной полезности для них приглашения для руководства знающих лиц. Учитель Красноярского начального народного училища Г.И. Добров, побывав на лекциях огородничества, садоводства и пчеловодства в Мариинском среднем сельскохозяйственном училище, с большим радушием согласился поделиться своими знаниями с питомцами приютов и, в результате, дети ознакомились с приемами рационального пчеловодства.

Агрономы, помимо усиления значения приютов как школ, помогут еще в другом направлении. Расположение приютских полей среди крестьянских, совместные работы питомцев с крестьянами и постоянное их между собою общение не могли не иметь влияния на местную крестьянскую культуру. Влияние это начало сказываться на первых же шагах.

Прежде всего, приюты научили крестьян землестроению. Успех огородничества в Тарасовском приюте последовал благодаря удачному расположению приютской усадьбы по берегу пересыхающей летом речки Тарасовки. В апреле месяце 1893 г. на речке этой, по указанию и плану техника строившейся в то время Тамбово-Камышинской линии железной дороги, г. Чарноцкого, самими сиротами была выстроена пирамидальная плотина, шириною в 3 саж. по низу, 1 ? по верху, высотою около сажени и длиною 5 саж., с откосами и отводными каналами, доставившая от крестьян особую благодарность приюту. Крестьяне вообще очень плохие строители, а общественные работы их, благодаря лени и отсутствию самосознания в необходимости единодушных усилий, представляют в большинстве случаев почти напрасно затраченный труд. Вся слобода Тарасовка питается исключительно колодезною водою, а для скота крестьяне устраивают по речке Тарасовке запруды, настолько плохие, что их рвет при малейшем дожде. До 1893 г. тарасовцы не знали

- 159

еще плотины, которая могла бы выдержать все лето, не будучи размытою. Летом они убедились в противном. В конце июня месяца сильная буря пронеслась над слободою Тарасовкою. Дождь смыл, как перышко, 4 крестьянские плотины, лежавшия повыше сиротской, но последняя, благодаря прочности своей и отводным каналам, твердо выдержала напор четырех скопленных вод и наглядно доказала крестьянам, что прилежанием и наукой можно побеждать стихии. Когда производилась стройка сиротской плотины, то администрация приюта обращалась к крестьянам с просьбою помочь им в стройке. Некоторые, из совести, помогали, наиболее же состоятельные крестьяне с презрением отнеслись к предложению. Когда же буря уничтожила все общественные плотины, то эти же самые крестьяне не только поили все лето, но даже и купали в сиротском пруду свой скот, самым беззастенчивым образом пользуясь сиротским трудом. Однако, на вторичное предложение приюта помочь в укреплении плотины, отозвалось уже большее количество желающих. В настоящее время по всей Тарасовской волости можно увидеть плотины описанного типа, с отводными каналами.

Затем, приюты познакомили крестьян с невиданными до того растениями - редисом, двухпудовою тыквою, гаоляном, прекрасною свеклою, различными сортами огурцов, капусты. Особенно важное значение получил редис. В первую половину лета, в петровский пост, у крестьян нет никаких овощей и в поле они питаются одним хлебом. Приюты же в это время берут с собою в поле целыми мешками редис - очень дешевый, вкусный и здоровый плод, свободно растущий на плохой даже огородной почве. Крестьяне быстро переняли у приюта этот овощ, и сажают теперь редис.

Один местный птицевод подарил приютам кохинхинских кур. Бабы одолели девочек просьбами сменять им яйца простых кур на яйца кохинхинских, и пользуются для того всевозможной протекцией или чрез бывших питомцев, или же зовут детей к себе крестить младенцев - кум и кума в народе дорогая родня! Соседний землевладелец подарил Тарасовскому приютy поросят йоркширской породы. Крестьянские свиньи ходят в общем крестьянском стаде. На другой год, услышав, что в приюте хотят порезать борова йоркширской

--160 -

породы, крестьяне Тарасовского общества постановили приговор просить приют не резать породистого борова, так как от него пошли отличные поросята по всему обществу. Вместе с тем, они просили приют приобрести в свое стадо хорошего быка и баранов в виду того, что приютские стада ходят по полям одного только Тарасовского общества, и приют должен их за это вознаградить. Крестьянам посоветовали постановить письменный приговор - просить Министерство Земледелия о присылке быка и 2 волошских баранов из находящейся в 150 верстах от приюта, в Саратовской губернии, Мариинской казенной фермы, которая продавала в то время молодой племенной скот. К сожалению, Министерство не нашло возможным удовлетворить просьбу крестьян. На выручку пришел местный землевладелец из крестьян, В.Н. Ткаченко, славящийся в губернии своею приверженностью к народному образованию и считающий приюты одним из наиболее подходящих для народа типов школ. Он подарил приютy хорошего породистого быка. Крестьянам бык этот так понравился, что они приняли прокорм его на свой счет, и он переходит теперь с одного двора на другой, будучи предметом особой заботливости малороссов, чрезвычайно любящих рогатый скот. В одном из заседаний совета Тарасовского приюта, согласно заявления крестьян, постановлено породистых свиней пока не резать, а менять их желающим с некоторою от них приплатою.

В приютах введено травосеяние. В трех волостях той местности нет вовсе лугов, и развитие скотоводства встречает огромное затруднение; самая почва истощена посевом без отдыха, и потому травосеяние должно реформировать все крестьянское хозяйство, как это отлично показывает пример Вятской губернии. Хотели приступить к этому с осени 1894 г., но не знали, какая трава будет более подходяща для местности, и так как семена трав очень дороги, то, при скептицизме крестьян вообще, не решились рисковать опытами на счет приюта и обратились в Министерство Земледелия с просьбою прислать несколько пудов семян разных трав. Но приюты еще не успели получить признания своих достоинств, почему, не смотря на наличность семян в казенных фермах, продаваемых за более дешевую против купеческих фирм плату, семена присланы

- 161 -

не были. По счастию, Вольное экономическое общество прислало 1 фунт семян люцерны вместе с семенами овощей, о чем просили его приюты. Люцерна дала хороший результат, но все-таки опыт произведен был в слишком малых размерах, почему было еще рискованно тратить денежные средства. Дело травосеяния так, быть может, и замерло бы, если бы не выручила приюты Воронежская сельско-хозяйственная выставка. Получив от частных лиц в подарок семена люцерны, эспарцета, клевера, тимофеевки и проч., Тарасовский приют поделился ими с другими приютами, и с 1895 г. травосеяние началось в каждом приюте на пространстве одной-двух десятин. Благодаря засухе этого года, всходы трав были очень слабы, но лето 1896 г. лучше всего покажет пригодность посеянных трав. Крестьяне с чрезвычайным любопытством взирают на эти опыты и говорят, что при хороших результатах и они попытают.

Наконец, опыты искусственного орошения полей при удаче будут иметь решающее значение в крестьянской культуре. Лопуховский приют, коему крестьяне отвели сплошные участки земли, с правом любого севооборота, и Красноярский, снявший на долгий срок 100 десятин земли у одного из местных землевладельцев, уже теперь приступили к нему, скапливая снег щитами. Гораздо труднее в этом отношении управиться Тарасовскому приюту. Несомненно, культурное значение приютов для местных крестьян будет выше при обработке приютами разбросанной надельной земли, так как крестьяне под боком у себя увидят лучшие приемы, но, в то же время, эта разбросанность мешает правильному хозяйству: постоянная зависимость от общества во время полевых работ, необходимость ожидания дележа земли, необходимость, в виду общего выпаса для скота, применяться в системе полеводства к общему, крестьянскому, и проч. тормозят для приютов успешный ход их жизни, и так как материальные цели для них много важнее, то вполне естественно стремление их снять постоянные участки земли, на которых возможно было бы вести хозяйство по собственному усмотрению. С этою целью Тарасовский приют хлопочет в Министерстве Земледелия о сдаче ему в аренду из соседней казенной оброчной статьи, сдаваемой большими участками, 100 десятин без торгов, но, к сожаланию, и здась встречается затруднение, главным образом,

- - 162 -

в том, что сельскохозяйственно-кустарные приюты самопомощи составляют явление новое, не обозначенное в подлежащих статьях, почему приюты эти и не могут рассчитывать на правительственную поддержку.

Существующий же при Тарасовском приюте склад всевозможных земледельческих орудий, один на весь уезд, работы приютов на разной системы плугах и машинах - разве не имеют влияния на крестьянское хозяйство? Разве приведенные примеры не доказывают значения приютов, как показательных ферм, хотя в самых простейших формах, но все-таки служащих образцом для крестьян, и притом таким образцом, от которого крестьяне заимствуют, чего не бывает иногда в образцовых казенных или частных фермах, где рядом мужицкая культура пребывает в первобытном невежестве именно потому, что заведывающие фермами, при всем желании своем, не могут спуститься до простоты крестьянского быта, не могут войти в тесные дружественные отношения с мужиками и бабами, что составляет необходимое условие для возможности влияния на их культуру.

С приглашением для руководства приютами агрономов значение приютов, как образцовых ферм, станет весьма высоким.

XXIII. Руководство к устройству земледельческих приютов-школ.

“Не спеши языком, торопись делом”. Народная поговорка.

Каждый из четырех сельскохозяйственных приютов Камышинского уезда строился и организовывался совершенно обособленно, имея только одну общую цель - добыть себе средства к жизни. Управляемые совершенно самостоятельно действовавшими по выработке деталей жизни советами, постоянно применявшимися к местным условиям, каждый из приютов дал некоторые, ему

- 163 -

одному свойственные, черты, указал недостатки, которые прошли в других не замеченными, и, наконец, строясь в разное время, по указаниям опыта одного улучшал дело в других приютах. Четырехлетняя их практика дала возможность установить общий строй жизни, необходимый для достижения намеченной цели - дать народу бесплатное воспитательно-учебное учреждение, и выяснила тот тип построек, штат инвентаря и прочие условия, кои необходимы для легчайшего достижения этой цели. Сообразно условиям каждой местности, постановка дела должна изменяться, не отходя лишь от основных принципов.

В виду большего интереса, который проявился в обществе к земледельческим приютам, и начавшейся уже организации их в разных местах, признано было необходимым изложить в виде руководства общие черты внутренней жизни приютов, что по мере сил и исполнено в предыдущих главах, и кроме того, помочь практически учреждению приютов, выработав общий план построек и хозяйств в приютах, дабы лица, сочувствующия делу, не затруднялись в практическом осуществлении своего намерения, но имели возможность приступить во всякое время к организации приютов, без тех ошибок и разочарований, которые пришлось вынести тем, кто осуществлял идею приютов самопомощи в Камышинском уезде.

В этих видах, в настоящей главе изложены планы построек, способ и стоимость возведения их, состав инвентаря, как живого, так и мертвого, план полевого хозяйства и, наконец, тот путь для частных обществ, сельских и земских, который облегчает им открытие приютов. Рассчет построек и хозяйства сделан на 72 питомца и применяясь к условиям жизни Саратовской губернии, по образцу лучшего в этом отношении Красноярского приюта, так что при учреждении приютов в других местах надлежит лишь изменять детали, сообразно местным условиям, но отнюдь не отходя от основных принципов: семейного начала, простоты жизни и усовершенствованной техники. В книге допущены некоторые подробности, которые могут показаться излишними для диллетанта читателя, но весьма необходимы для устроителей, мало знакомых с практической жизнью.

План расположения здания и служб должен давать возможность

- 164 -

менее разбрасываться в стороны и, вместе с тем, подчинить всю жизнь приюта надзору одного лица. Кроме того, он не должен препятствовать обоим полам быть вместе, но, в то же время, незаметно для них самих, держать их разобщенно. В этих видах приют вместе со службами делится на две половины: мужскую и женскую, соответственно свойственным каждому полу занятиям, и представляет собою одноэтажное здание.

Исходным пунктом или центром служит помещение для смотрителей (см. план приюта). Смотритель должен быть всегда в курсе дела и видеть все, что в доме происходит. С этою целью окна его обращены на двор и на службы: из окон своих он видит все двери сараев, двери амбаров и кузницы. У смотрителя три комнаты: спальня, канцелярия и зала. Из канцелярии есть ход в переднюю, а из последней наружные двери ведут во двор. Переборки досчатые, не доходящие до потолка, дабы смотритель не был изолирован от приютской жизни.

По обеим сторонам квартиры смотрителя расположены лазареты - мужской и женский, вход в которые из коридора. Лазареты имеют капитальный стены и толстые глухия от квартиры смотрителя, чтобы покой больных не мог быть нарушаем. Через коридор смотрители имеют возможность быстро попасть и в мужскую, и в женскую спальни. При растворенных из них в коридор дверях смотрителям все слышно.

Через коридор смотрители входят в общую мастерскую, из окон которой открывается вид на поле. Мастерская, с широкою парадною дверью, представляет собою как бы две половины, по 2 окна в каждой. Правую сторону занимает женский пол с шитьем, ткацкими станками, прялками и вязанием. Левую - мужской с плотничным, сапожным и слесарным приборами. При совместных в мастерской работах обоих полов изгоняется тот казарменный дух, который господствует в большинстве закрытых учебных заведениях, уничтожается замкнутость женского пола и в детях развивается общность ннтересов, придающая воспитательному учреждению мягкий, симпатичный характер семьи.

Рядом с мастерской, слева, расположена классная комната на 40 детей, она же и библиотека, из которой только один

- 165 -

ход - в мастерскую. С другой стороны мастерская соединена с кухнею, имеющею ход наружу, на черное крыльцо, и в женскую комнату. В кухне питомцы обедают.

Спальни детей расположены по обеим сторонам квартиры смотрителя. В спальнях питомцы не работают, и потому большего света там не нужно: по 3 окна в каждой достаточно освещают комнаты. Койки сделаны подвижные, на петлях, и привинчиваются одним концом к стене. На день они поднимаются. Для них необходимы глухия стены, почему в каждой спальне таких по три. По стенам может быть расположено только 30 кроватей. Если питомцев больше, то надлежит протянуть по середине комнаты два деревянных бруска, к которым и привинчивать койки.

Койки сделаны таким образом (см. рис. 3 на стр. 77). К продолговатой деревянной раме снизу пришиты поперечные шерстяные полосы (из подпруг). На этих полосах положены тонкия дубовые фанерки. На фанерки камышевые или соломенно-ковровые маты (тюфяки), вложенные в чехлы, служащие простынями. Под задним концом коек две ножки поддерживают их в

горизонтальном положении. Для маленьких детей вместо тюфяка служит натягиваемый на раму холст. В головах подушки, а для одеял простое сукно, подшитое холстом. Такие койки тем хороши, что не загромождают комнат, приподнимаясь, дают возможность чистить их и весьма легки, так что 6-ти-летний ребенок сам управляется с своей койкой. В конце постели одеяло и тюфяк прицепляются к крючку, так что на приподнятой койке свободно висят, не свертываясь.

Из спален двери ведут в прихожие, из которых ход в чуланы, ретирады, и наружу. Такое расположение комнат дает возможность каждому полу быть изолированным и в то же время вместе. Так, девочкам совершенно не приходится заглядывать в мужскую комнату, а мальчикам в женскую, почему каждый пол чувствует себя в своей комнате вполне свободным. В то же время, оба пола и не на столько обособлены, чтобы чувствовать себя замкнутыми. 0бед и работы всегда

происходят вместе за общими разговорами, но сидят питомцы врозь.

- 166 -

Наверху дома помещается стеклянная башенка для метеорологических наблюдений; ход в нее из корридора. При недостатке средств можно исключить классы и мастерскую, перенеся их в спальни, и подстроить впоследствии.

Согласно такому же плану располагаются и службы: на правой стороне службы для женского хозяйства, и хлевы тех животных, что выкармливаются женским полом; на левой - для мужского. Первые располагаются в таком порядке, смотря по частоте нужды: погреб 8; подвал 7, возле них дойник 6; хлев для откорма животных 5; поросятник 4; телятник 3; свинарник 2 и сарай 1. Вторые - 2 сарая для земледельческих орудий и экипажей 9 и 10; конюшня 11; бычатник 12; овчарник 13; жеребятник 14; и наконец, мельница 15, с сукновальней и молотильным сараем 16; возле них колодезь 24. Соединены последние три вместе для того, чтобы конный или керосиновый двигатель мог, без перестановки его, приводить в движеню молотилку, мельницу и насос. По мере расширения хозяйства, с устройством, например, сыроварни, службы могут потянуться и далее.

Против дома хлебный амбар 17, с дверями к дому. Птичным двором 21 он отделяется от бани 19, теплая стена которой согревает ягнятник 18. В предбаннике 20 устроена прачешная; сзади птичников баз 22, с навесами с двух сторон, и кузница 23.

Таким образом, опять женский элемент обособлен от мужского и, в то же время, работает вместе. Смотритель из окон своих видит весь двор и все двери, Навоз из хлевов выбрасывается в окна прямо на огороды и конопляники. Птичий и жилой пометы вывозятся туда же в кучи для составления компостов.

Пожары в детских воспитательных учреждениях обходятся часто со страшными по численности своей человеческими жертвами. Поэтому, на безопасность от огня должно быть обращено особенное внимание в земледельческих приютах, где так много горючего материала, как снаружи, так и внутри. Деревянные здания для детских приютов чрезвычайно опасны, особенно двухэтажные. Постройка же их из обожженного кирпича обходится очень дорого и, кроме того, каменные здания

- 167 -

часто отличаются сыростью. В деревне имеется, однако, отличный, незаменимый материал для несгораемых построек - земляной кирпич или, так называемый, саман. Дома из него отличаются сухостью, замечательною теплотою зимою, и прохладою в жаркое время, полною непроницаемостью для звуков и, главным образом, своею несгораемостью и дешевизною. Тарасовский и Красноярский приюты построены из самана и совершенно безопасны от огня, но Лопуховский и Бурлукский заставляют постоянно опасаться пожаров. Если пожар случится ночью, то вся детвора может погибнуть в пламени, как это было несколько лет тому назад в приюте мещанского общества в г. Казани. Неосторожное же обращение с огнем бывает сплошь и рядом и нет никакой возможности за этим уследить. В этих видах особенно нужно избегать двухэтажных построек. Последния неудобны еще в другом отношении. Нужно помнить, что работать в приюте приходится детям, а беготня по лестницам, с тасканием на верх дров, будет отнимать много времени и сил у питомцев, необходимых им на другия работы. Кроме того, в приюте много детей маленьких; уследить за ними нет возможности, и несчастные малютки постоянно падают с лестниц в двухэтажных зданиях.

Дешевизна самана позволяет сделать из него не только самый дом, но и службы. Единственное неудобство самана заключается в том, что он задерживает в себе, особенно если земля была солонцевата, кухонные испарения от котлов. И деревянные стены от них потеют, но за то они быстро и высыхают. Для избежания сырости, в кухне стены должны вышелевываться досками и штукатуриться, а в бане необходимо стены извнутри обложить жженным кирпичем. Отштукатурка саманных стен снаружи и внутри отлично способствует прочности здания, и есть прямой рассчет не жалеть на нее денег.

Саманный кирпич приготовляется из глинистой земли с незначительной примесью, для связи, полежавшей на крышах соломы. Длиною он делается 10 вершков, шириною 4 вершка и высотою 3 вершка. Делать его нужно непременно возле самых строящихся зданий, так как он очень тяжел и перевозка его даже на близком расстоянии обходится чрезвычайно дорого.

- 168 -

Фундамент под саманные здания из сырого камня должен быть выведен от самого грунта, предварительно набученного, и выходить сверх земли не менее, как на поларшина, толщиною же быть полтора аршина. Класть его нужно на извести. По окончательном выравнении его полезно залить цементом и во всяком уже случае хорошею известью. Сверх заливки выкладывается ряд жженного кирпича, который тоже необходимо залить цементом или известью. Поверх жженного кирпича уже кладется саман. Такой способ стройки совершенно преграждает доступ сырости от земли к саману, особенно зимою. Тарасовский приют, строившийся первым, страдал этим недостатком, класться в первые два года; в Красноярском же сырости между фундаментом и саманом нет вовсе. Для служб фундамент может выходить на четверть только аршина сверх земли и класться на глине, без жженного кирпича. От фундамента кругом должно сделать скат, чтобы не застаивалась возле него дождевая вода.

Стены из самана кладутся на глине с известью, вышиною 5 аршин, толщиною - наружные 20 вершков, внутренния: капитальные 16 вершков, для лазаретов 12 вершков; для служб толщина стен достаточна: наружных - 16 вершкам и внутренних - 8 вершкам. Оконные простенки выводятся из жженного кирпича (верх можно заменить деревянною толстою четырехвершковою доскою), высотою 2 аршина 12 вершков и шириною снаружи, между саманом, 24 вершка. Меньшая величина окон не должна быть допускаема, так как стены очень толсты и в комнатах при меньшей величине окон будет мрачно. Подоконник выкладывается 2-х-вершковыми досками. Простенки для дверей как наружных, так и внутренних должны быть вышиною 3 аршина, шириною 30 вершков, с деревянными косяками.

Окна удобны двустворчатые с вентилляциею откидными форточками; двери внутренния двуполотные, а наружные одно-полотные.

Поперечные потолковые балки необходимо положить на доски, чтобы бревна не въедались в саман, а половые на каменных стульях, опираясь концами на фундамент.

- 169 -

Крыши на всех зданиях должны быть непременно железные или черепичные. Солома слишком опасна в пожарном отношении. Соломенно- ковровые крыши не пригодны для общественных зданий потому, что требуют за собою внимательного надзора и постоянного ремонта. На чердаках полезно выложить, из самана же, брандмауеры для уменьшения тяги воздуха под крышей на случай пожара. Крыши должны выступать снаружи на три четверти аршина, чтобы дождем не смывало стен.

Каждая комната нагревается двумя печами. Кладутся печи в стенах, заменяя их отчасти собою. Для скорости нагревания воздуха необходимо вмазать в стены железные плиты. Отапливать печи лучше всего нефтью. В настоящее время изобретены отличные форсунки для нефти, не дающие в комнатах ни малейшего запаха. Нефть для топлива отпускается по весу, по 10 ф. в зимнее время на печь, вследствие чего является большая легкость производить правильное в экономическом отношении отопление: легче учитать смотрителя в топке печей, удобнее делать запасы нефти, и наконец, легче топить. Во время топки печей дровами нужно постоянно за топкой смотреть, перемешивать дрова и опасаться угара. При отоплении же нефтью, по воспламенении ея, требуется лишь чрез определенный промежуток времени, когда нефть из привинченного к печи резервуара вытечет, закрыть трубу, не опасаясь никакого угара. Затем, нефтяные топки совершенно безопасны в пожарном отношеши. В Красноярском приюте был случай ожога десятилетней девочки, неосторожно подошедшей к топившейся дровами печи. Благодаря большой высоте дымоходов, тяга в печах очень сильна: платье девочки быстро втянуло в печь и оно вспыхнуло. Ничего подобного не может случиться при нефтяном отоплении. Этот случай заставил поиспытать в приютах нефтяную топку, которая дала отличные результаты. Единственное затруднение заключается в подыскании хороших мастеров для выкладки дымоходов так, чтобы они могли легко прочищаться от сажи. Кроме того, отопление нефтью, по крайней мере в Саратовской губернии, в десять раз дешевле дровяного отопления. Если даже нефтяное отопление и не будет дешевле дровяного, то, во всяком случае, выгоднее перейти на отопление нефтью, вo-первых, вследствие безопасности в пожарном отношении

- 170 -

и, во-вторых, вследствие меньшей потери времени. Дрова громоздки, привозка их отнимает очень много у приютов времени, а рубка дров мешает другим занятиям. Теперь в камышинских приютах дровяное отопление постепенно заменяется нефтяным.

Всего в приюте понадобится 10 печей. Кухонная, для печения хлебов, также может быть положена на нефть. Для варки пищи необходимы котлы; испарения надлежит удалять сильною вентиляциею.

Ретирады необходимо устроить так, чтобы отбросы могли быть использованы на удобрение. Наиболее для этого пригодным типом клозетов являются земляные. Два ящика, один под другим, стоящие на колесах, принимают верхний, с отверстиями для стока, твердые отбросы, а нижний - цинковый, жидкие, которые возможно чаще засыпаются землею, чем и уничтожается запах, и, кроме того, производится очень легко очистка содержимаго. Ящики вывозятся прямо на огород и там отбросы сваливаются в кучи, для гашения.

Что же касается размера построек, количества земли, скота и инвентаря, то таковые находятся в прямой зависимости от количества питомцев и качества земли. Практика доказывает, что, чем более детей, тем легче приюту-самопомощи добыть себе средства к жизни. Но большая скученность детей имеет в то же время и неудобство. Семья имеет одного только начальника и потому семейный характер приюта никогда не должен заменяться казарменностью назначением в помощь смотрителям чуждых семейному началу помощников и помощниц. Присутствие лишнего штата должностных лиц только вызовет пререкания между ними и непременно интриги среди детей против смотрителя и его жены, что, несомненно, представляет из себя самое опасное явление. Интриги работников и работниц среди питомцев против смотрителей, не смотря на полную зависимость работников от последних, очень часто вредили правильному течению жизни камышинских приютов. Если же помощников сделать независимыми, то недоразумениям и ссорам не будет конца. Поэтому, одной паре смотрителей нужно дать детей столько, со сколькими она может управиться, не прибегая к помощникам.

- 171 -

Такой штат, по опыту 4 приютов, можно установить в 72 питомца различных возрастов и полов, по следующим разрядам:

мальч. девоч.

1) детей грудных, до одного года 2 2

2) детей беспомощных . от 1 до 6 лет12 12

3) “ маломощных . “ 7 “ 9 6 6

4) “ крепких ... “ 10 “ 13 8 8

5) “ рабоч. возраста “ 14 “ 17 8 8

6 36

Грудные дети в такой небольшой пропорции к общему штату питомцев совершенно не составят обременения для приюта; напротив, кормилицы принесут ему даже пользу домашними работами - шитьем, вязанием, тканьем и надзором за маленькими детьми. Если земледельческие приюты будут открываться воспитательными домами или губернскими земствами или частными обществами, действующими на обширном paйoне, то пополнение штата питомцев соответствующими возрастами не составит затруднения, но для приютов, открываемых волостями или сельскими обществами, поддержание приютов в правильном функционировании может составить некоторое затруднение, если случится, что разряд детей первых двух возрастов нарушит свое соотношение к остальным трем. Тогда придется усилить штат рабочих при приюте. На нормальный же штат приюта достаточно иметь одного работника и одну работницу, которые должны являться для детей не слугами, но скорее помощниками смотрителей. Небольшия же колебания между разрядами возрастов не составят особого затруднения.

Дети беспомощные, находясь до 5-ти-летнего возраста под постоянным надзором девушек двух старших возрастов, при обычной крестьянской обстановке жизни, не обременят особым за собою уходом. При малейшей, однако, замеченной тягости надлежит сократить число детей этой категории или увеличить число детей старших разрядов, смотря по тем или другим особенностям каждого приютa.

Дети третьего разряда составляют уже рабочую силу. Носить и даже колоть дрова, мести комнаты, двор, мотать нитки,

- 172 -

стеречь огороды от потрав, пасти птицу, ягнят, телят и поросят, и наконец, даже работать в поле: возить копны, боронить составит для них больше развлечения, чем труда. Чем больше заняты они работой, тем меньше шалят. Работу нужно им разнообразить возможно чаще.

Для принятого штата питомцев размеры здания показаны в приложенном к книге плане. С уменьшением штата детей, - чего, однако, делать не советуем, - пропорщонально надлежит уменьшить эти размеры.

Количество рабочого скота, молочного и мясного, находится в прямой зависимости от качества как их самих, так и земли. При лучших породах скота, требуется его меньше;

при лучшей земле уменьшается размер необходимой запашки. Для установления примерного количества их надлежит вычислить сперва общую сумму потребных для приюта продуктов и затем уже определить количество тех элементов, которые должны ее дать.

На продовольствие 72 питомцев необходимо хлебного зерна, считая в том числе и смотрителей, и рабочих, по 20 пудов в год на питомца ....... 1440 пуд.

Крупы, по 3 пуда в год . - 216 “

Итого . .1656 пуд.

Денежные расходы должны быть покрыты от всех решительно отраслей хозяйства. Так, например, 30 - 40 ульев могут дать 200 - 300 руб. Свиноводство 100 - 150 руб. и т. д., но чтобы не отходить от общепринятого порядка хозяйства, примем денежные расходы исключительно на полеводство.

Денежный расход по приюту составится, принимая наивысшиe пределы его, из следующих сумм:

Жалованье смотрителям (мужу с женою) 400 р. “ мастерам ремесл . . . . . 100 “ “ работнику и работнице . 150 “

“ 4 кормилицам ....... 300 “

Отопление, освещение .......... 250 “

Ремонт............ 100 “

Разные расходы……..200

Итого . . 1500 р.

- 173 -

Для получения этих денег от полеводства, по существующим ценам на хлеб, считая по 25 коп. за пуд ржи и овса, и по 50 коп. за пуд пшеницы, необходимо 6000 пудов ржи или 3000 пуд. пшеницы. В южной полосе Poccии, где растет пшеница, приюту, следовательно, нужно делать вдвое меньше запашки.

Принимая рассчет на рожь, получим, что для приюта необходимо добыть 1656 пуд. на продовольствие и 6000 пуд. на денежные расходы, а всего около 8000 пудов. Количество потребной для такого посева земли определится в зависимости от ея урожайности, которая в среднем, при удобрении, может быть определена в 80 пудов с десятины. Таким образом, приюту необходимо иметь в запашке в северной половине России 100 десятин, а в южной, при посеве пшеницы, 65 десятин. При меньших урожаях цены на хлеб повышаются и этим уравнивается соотношение запашки к размерам денежных расходов.

Для надобности приюта необходимы еще сено, корнеплоды, масляничные растения и волокнистые. Картофеля требуется по 3 пуда в год на питомца, всего 216 пуд., для чего совершенно достаточно двух десятин. Полотна или холста по 10 аршин в год на питомца, потребно 720 аршин. Принимая, что один аршин холста получается с одного фунта кудели, при урожае 300 ф. кудели с десятины, получим, что для приюта необходимо иметь в посев под лен или коноплю около 3 десятин, с которых получится зерна 90 пудов, могущих дать масла около 20 пудов. Для масла может быть посеян также и подсолнух, рыжик и проч. Картофель полезнее ввести в севооборот на огороде; также и коноплю. Остальные же растения составляют полевое хозяйство. Таким образом, мы получим, что для приюта необходимо иметь в поле105 десятин в

запашке, кроме пара.

Принимая шестипольный севооборот, мы получим такую картину запашки: 1) пар удобренный; 2) рожь с подсевом травы; 3) и 4) трава; 5) просо или яровая пшеница и 6) овес, гречиха, масляничные. При такой системе хозяйства приюту необходимо иметь в поле 150 десятин при урожайности в 80 пудов с десятины и при существующих низких ценах на

- 174 -

хлеб в местности, где не растет пшеница и другия высокой ценности растения. При иных же условиях количество земли может быть уменьшено. Относя еще 10 десятин на усадьбу, с огородом, садом и выгоном, получим, что для образцового приюта необходимо иметь в северной половине России не более 160 десятин для того, чтобы на содержание, обучение и обезпечение в жизни 72 питомцев, по крестьянскому быту, не требовалось ни одной копейки расходов. Количество земли, при наличности хороших лугов, плодородии почвы и повышении цен на хлеб, уменьшится. Ниже приведена стоимость затрат на приобретение земли; теперь же необходимо исчислить количество потребного для приюта скота и инвентаря.

Из 6 полей ежегодно вспахиваются только три: второй, пятый и шестой, на пространстве 75 десятин. Из этого числа 25 десятин пара обрабатываются в мае или июне месяце и 50 дес. осенней пашни в сентябре месяце, по окончании страдной поры. На 8 детей рабочего возраста первой работы приходится по 3 десятины на мальчика, а второй по 6 десятин. Если обработка земли будет совершаться легкими одноконными плужками, то для первой работы необходима одна неделя, а второй две, что будет совершенно успешным. Полный есть, однако, рассчет иметь при приюте двулемешные плуги на пару лошадей или две пары быков. Из таких плугов можно смело рекомендовать плуг N 5 Воронежского Товарищества Столль и К0, на двух колесах; при превосходной работе, он легок и для лошадей, и для плугатора, давая возможность даже 10-ти летнему ребенку свободно вытаскивать его из земли. Производительность его, при среднего достоинства лошадях, одна десятина в день. Имея таких четыре плуга, приют силами 4 питомцев вспашет землю под озими - в одну неделю и под ярь - в две недели; остальные 4 питомцев могут быть заняты другими работами.

Посев, полагая на рядовую свялку при 2 лошадях 4 десятины в день, а на борону по одной десятине, исполненный на тех же 8 лошадях 8 питомцами совершится: озимого поля в 2 ? дня и ярового в 5 дней. С введением запашников и ручных сеялок работа и ускорится и улучшится.

Для рассева семян весьма полезна недорогая и несложная по

- 175 -

своей конструкции рядовая сеялка г. Эрт в г. Саратове. Она свободно может быть поручена управлению 15-ти летнего юноши.

Косьбу травы предстоит приюту совершить на 50 десятинах. На косилке Вуда, на паре сменных лошадей, 16-ти летний мальчик может скашивать по 5 десятин в день. Имея в приюте две таких косилки, приют скосит траву в 5 дней. Но остающияся еще свободными 6 пар рабочих рук могут свободно скашивать в день по 3 десятины. Таким образом, при помощи 2 косилок вся трава скосится в 3 дня. При одной же косилке будет сниматься в день по 8 десятин или работа будет исполнена в 7 дней. Уборку сена необходимо совершать с помощью конных грабель, производительность коих не менее 10 десятии в день. 20 питомцев обоего пола, способных к уборке сена, совершат эту работу в две недели вместе с сенокошением.

Для уборки хлеба предстоит работа в три срока: сперва, рожь на 25 десятинах; затем, яровой хлеб на 25 десятинах и наконец, масляничные и крупяные растения на 25 десятинах. На жнейке, с самосбрасывающим аппаратом, может быть снято около 5 десятин в день. Следовательно, весь хлеб как озимой, так и яровой, уберется каждый в течении 5 дней - срок более, чем достаточный. Полагая на жнейку двух сменяющихся между собою питомцев, с верховым на одной из лошадей, имеем еще 12 вязальщиков обоего пола, которые вполне успешно управятся с вязкою за жнейкою снопов, на каковую требуются, обыкновенно, 5 взрослых рабочих. Для работ можно рекомендовать американскую жнейку Андреас-Плат, которая дает возможность увеличивать или уменьшать размер снопов в зависимости от густоты хлеба, жать высоко и низко, по желанию, и прочна в конструкции.

Укос гречихи, проса, гороха, срезка подсолнухов, выдергиванье льна составят работу не более 3 дней.

Одною из наиболее важных работ является своевременная привозка хлеба на гумно и укладка его в скирды. Здесь, равным образом, и для метания стогов сена, необходимо приглашать одного, двух опытных рабочих на три, на четыре дня.

Молотьба, вейка и сортировка хлеба 16 рабочего возраста детьми при 16 еще помощниках произведется вполне свободно даже и не на сложной молотилке. Но расход на нее будет

- 176 -

вполне производителен, так как значительно ускорит и улучшит работу. Если не будет приобретен керосиновый двигатель, то, при 8-ми конном приводе, потребуются еще 4 лошади для подвозки хлеба и увоза соломы.

Преимущество керосинового двигателя будет состоять в том, что работа пойдет равномернее, он сократить опасность увечья работников, что требует особенного внимания при конном приводе, ускорит, упростит и облегчит самую работу и освободит несколько пар рабочих рук. Уход же за двигателем не представляет особого

затруднения. Не смотря на значительную свою стоимость, двойную против конного привода, керосиновый двигатель дает огромную экономию по текущему содержанию лошадей и возможность использовать его еще на надобность мельницы и водокачального насоса, если не для поля, то для огорода. Обращаться с машинами смотрители выучиваются скоро. Нужно только требовать от них ежедневной чистки машин, и особенно ножей, во время работы. Имея у себя в распоряжении 8 детей четвертого разряда, смотритель имеет полную возможность держать машины всегда в образцовом порядке и чистоте.

Полив огорода и сада надлежит устроить из насоса, самотеком. В огороде ввести четырехгодичный оборот, что позволяет составить экономию на удобрении, по следующей системе: 1) первый год, с сильным удобрением - капуста, 2) второй год - свекольные, 3) бобовые и 4) картофель. Для пчельника полезен посев медовых трав.

Для совершения указанных полевых работ потребно иметь 8 лошадей при керосиновом двигателе и 12 при конном. Кроме того, для удовлетворения потребности приюта в мясе, одежде и обуви необходимо следующее количество скота.

Кроме холста, для приютa требуется верхняя одежда - кафтаны, полушубки, рукавицы, шарфы, шапки, и обувь - чулки, валенки, сапоги и башмаки. Кожа для сапогов получится от рогатого скота, а материал для остального - от овцеводства.

Полушубок хватает на три года. Полагая ежегодно ремонт третьей части полушубков для 44 питомцев от семилетнего возраста, и на каждый полушубок, в среднем по 3 овчины, получим 45 овчин, ежегодно необходимых для приюта; остальным детям пойдут вырезки из старых полушубков.

- 177 -

Суконные кафтаны могут быть даны только на 2 года. Ремонт их предстоит, следовательно, для половинной части питомцев от семилетнего возраста или ежегодно должно быть шито 22 новых кафтана. На 22 кафтана потребуется, в среднем, по 3 аршина сукна или всего 66 аршин. На каждый аршин идет по одному фунту шерсти или всего 66 фунтов. Для валенок, шапок, рукавиц и прочого необходимо по 2 ф. на питомца или 144 ф., а на весь приют, следовательно, потребно 210 фунтов шерсти. Овца дает в год 4 фунта шерсти, так что для получения 210 ф. надлежит держать 50 овец.

Мяса, по четверти фунта в день на питомца, на 188 дней скоромных потребуется 90 пудов в год. Оно получится от овец, рогатого скота, свиней и птиц. От 50 овец, потребных для шерсти, получится ежегодно приплода 40 ягнят, которые, заменяя собою устаревших, дадут возможность потреблять ежегодно в пищу 40 овец, могущих доставить мяса 60 пудов. От 10 свиней получится приплода на 50 пудов. Кроме того, мясо получится от птицы и рогатого скота, который молоком составит видную поддержку в пище.

На кожаную обувь и упряжь необходима одна сырая кожа и 4 яловых. Содержа 6 коров, получим возможность удовлетворить и эту потребность от приютского хозяйства.

Стоимость штата скота можно определить в следующем размере:

12 лошадей……….600 р.

50 овец ……………200

6 коров ……………150

10 свиней ………...50

Итого ….1000 р.

Мертвый инвентарь, по количеству рабочего скота, определяется в следующем размере и стоимости:

Кухонной утвари ......…………………………50 р.

Постелей, столов, скамеек…….…………...50

Инструменты: плотничный . . . . ………….50

кузнечный ...……………….50

сапожный, ткацкий и пр…50

садовые и огородные …..30

- 178

Упряжь на 8 лошадей .....…………………100 р.

8 телег и саней ........……………………….100

4 плуга двулемешных ......……………….150

2 окучника ....…...…………………………..20

Запашник и бороны .......…………………60

Рядовая сеялка ......……………………….90

Косилка ...........……………………………..170

Жнейка ............…………………………….270

Конные грабли ........……………………..60

Молотилка с конным приводом сложная..800 Мельница .………………………………….200

Насос ...........………………….………….100

Итого . . 2400 р.

Стоимость же зданий будет такова:

по постройке дома.

Фундамент:

20 кубич. саж. камня по 12 р. сажень 240 р.

за кладку мастерам ......………………..60

300 р.

Стены:

саманных кирпичей 30 тысяч штук,

по 4 р. 50 к. за тысячу ....………………135 р.

жженных кирпичей 4 тыс.,

по 8 р. за тыс……………………………..32

глина и известь ........…………………..240

за кладку мастерам…………………….225

насыпка земли и проч. работы……..208

840 р.

Деревянные части:

лес на балки, потолки, крышу, окна

и проч……………………………………..800р.

плотникам ..........……………………….300

1100 р;

- 179

Крыша:

железа 200 пуд. 10 фунт.,

по 3 р. за пуд………………………….600 р.

краска…………………………………..100

кровельщикам по 40 за пуд ………80

780 р.

Стекло..…………………………………100 р.

Печи:

кирпича 20 тыс., по 8 р. за тысячу..160 р.

печникам ........…………………………..100

нефтяные форсунки ....………………140

400 р.

метеорологическая башенка………..50

клозеты ......……………………………...5

Итого, дом . . 3600 р. Службы:

кирпичей саманных 38 тыс., по 4 р. 150 р.

жженных для бани……………………..10

глины ............…………………………….100

камень сырец 10 куб. саж. ....……….120

за кладку мастерам .......……………..300

леса .............…………………………….300

железа на крышу, на один скат

250 пуд…………………………………..750

краска ...........…………………………...100

кровельщику ..........…………………..140

нефтяные форсунки для бани……30

Итого. 2000 р.

Всего 5600 р.

Суммы эти исчислены по высокой цене. В местностях лесных стоимость построек значительно уменьшится. При небольших средствах стоимость постройки можно смело сократить уменьшением числа комнат и размера их, покрыв сараи, вместо железа, соломой с глиною, и друг. Наконец, саманные постройки,

- 180 -

особенно службы, можно возводить постепенно, расширяя их по мере образования средств.

Имение в 160 десятин земли в северной половине России можно всегда купить за 8 000 р. без построек.

Таким образом, весь расход по устройству приюта выразится в следующей сумме:

имение……………………8000 р.

дом………………………..3600

службы…………………..2000

инвентарь живой……..1000

мертвый….2400

Итого 17000 р.

С 17000 р. государственные процентные бумаги дадут в год дохода 850 руб., на которые можно содержать не более 10 - 15 детей. Следовательно, есть прямой финансовый рассчет произвести единовременную затрату на устройство сельскохозяйственного приюта-самопомощи в 17000 руб. для того, чтобы содержать в нем 72 ребенка без расходов на их текущее содержание, но на средства от сельского хозяйства приюта.

Для крестьянских обществ затрата уменьшится на стоимость земли, так как таковая может быть получена из сиротских наделов. При недостаточности их приют может снимать земли в аренду у казны, удела и частных лиц, как последнее и делается Красноярским приютом.

К настоящей книге приложен проект устава или правил сельскохозяйственных приютов, в котором намечен по указаниям опыта весь характер жизни приютов.

Частным лицам является полная возможность учреждать сельские приюты чрез посредство церковно-приходских попечительств, которым закон это также предоставил, без каких-либо ограничений. Если же почему-либо неудобно чрез посредство церковно-приходского попечительства, то устройство сельскохозяйственно-ремесленных приютов самопомощи возможно посредством образования местных отделений Общества улучшения народного труда в память Императора Александра II (Правление помещается в г. С-Петербурге, Мойка, 38).

181

Наконец, по Положению о детских приютах Ведомства учреждений Императрицы Марии приюты могут быть открываемы губернскими, уездными и местными попечительствами детских приютов, образование каковых не составит большого затруднения согласно 60 - 63 означенного Положения.

Призрение подкидышей и сирот составляет по закону обязанность земств, городов, мещанских и сельских обществ. Для открытия приютов никаких особых разрешений, ни утверждения уставов для этих учреждений не требуется. Сельским и мещанским обществам достаточно постановить о том приговоры, а земствам и городам определения в земских собраниях и думах, так как на их желание предоставляется учреждать приюты по тому типу, который им более нравится.

При возникшем намерении у Правительства устроить сельскохозяйственные приюты-самопомощи для питомцев воспитательных домов обширные пространства казенных земель могут не только уменьшить затраты на организацию приютов почти вдвое, но, кроме того, дать возможность питомцам, по окончании воспитания, сделаться крестьянами-земледельцами и, притом, с большими против обыкновенного нашего крестьянина знаниями. 9000 питомцев столичных воспитательных домов могут, таким образом, составить штат для 900 приютов, 900 сельскохозяйственных и ремесленных школ и образцовых ферм, которые на текущее содержание свое не будут требовать от казны ни одной копейки расхода. В каждом приюте свободно могут быть вскормлены 4 грудных младенцев, а во всех приютах около 4000, составляющих то именно количество грудных детей, которое остается ежегодно в живых, на дальнейшем попечении воспитательных домов.

При чрезвычайной обремененности в настоящее время вскормления детей в воспитательных домах и особенного затруднения, встречаемого администрацей домов по отношению к “безместным” питомцам, было бы в высшей степенги важным поиспытать удобоприменимость приютов самопомощи к несчастным подкидышам постройкою хотя одного из них. “Безместными” называются те питомцы, от содержания которых лица, их вскармливавшие, отказались вследствие наступившей для семейств, принявших ранее питомцев, перемены жизни или же вследствие

- 182 -

шалостей детей. Такие дети - больное место воспитательных домов. Заботе о них посвящены и те благотворительные общества, которые образовались для помощи питомцам воспитательных домов, вскармливаемым близ столиц, по некоторым линиям железных дорог.

Земледельческий труд имеет весьма серьезное воспитательное значение и вполне основательно, вследствие этого, применяется к исправлению несовершеннолетних преступников. Заняв “безместных” детей сельским хозяйством, явится возможность исправить их и, вместе с тем, облегчить учреждениям, об них заботящимся, попечение о них в материальном отношении. При тех пожертвованиях, на которые так щедро откликались в последнее время разные лица, есть полное основание разсчитывать, что найдутся добрые люди, которые пожелают помочь 90000 брошенным детям и пожертвованием средств на устройство образцового сельскохозяйственного приюта самопомощи дадут толчек к дальнейшему развитию таких приютов и тем утрут многим и многим нищенствующим сиротам их горькие слезы.

Устав

Тарасовского (Красноярскаго, Лопуховского и Бурлукскаго) волостного сельскохозяйственного приюта.

§ 1. Для открытого в Тарасовской волости, камышинского уезда, согласно п. 3 ст. 78, п. 9 ст. 84 и п. 6 ст. 179 Общего положения о крестьянах, сельскохозяйственного

работного приюта, устанавливаются нижеследующия правила.

§ 2. Цель учреждения приютa заключается в призрении и воспитании нуждающихся детей Тарасовской волости с целью образования из них хозяйственных крестьян, могущих

примером своим распространить в народе улучшенные понятия по сельскому хозяйству, согласно образу жизни каждой местности, и научить его по возможности обходиться в домашнем обиходе своем без посторонней помощи. С этою целью в приюте вводится сельское хозяйство вообще, садоводство, огородничество, скотоводство, птицеводство, пчеловодство, рыбоводство и пр., а также преподаются всевозможные ремесла: портняжное, чеботарное, плотничное, кузнечное и т. п.

§ 3. Приют стремится к удовлетворению своих потребностей собственными силами. Для сего, кроме усадебного места, предоставленного в его распоряжение, по каждому обществу он может получить причитающиеся на долю воспитывающихся в приюте детей их земельные наделы. При недостатке надельной земли приют может снимать земли в аренду у землевладельцев и приобретать их в собственность. Текущие налоги, как государственные, так и земские и мирскиe, причитающиеся с приютских полей, слагаются на общем основании.

- 184 -

§ 4. Земельные наделы, следующие питомцам, могут быть отводимы к границам общественных владений для совокупного из них образования полей в одном или нескольких местах поближе к приюту. Земельные наделы в дальних от приюта обществах могут быть сдаваемы в аренду для снятия на вырученные суммы в арендное пользование земель, находящихся ближе к приюту.

§ 5. По мере прибыли и убыли в приюте питомцев, соответственно сему увеличиваются и уменьшаются границы приютских полей, оставаясь на одном и том же месте; наделы, сдававшиеся в аренду, с уходом питомца возвращаются сельским обществам.

§ 6. Усадебное место обрабатывается, соразмерно надобностям приюта, под огород и сад, а полевые земли под потребные для приюта произрастения. Вся обработка земли совершается силами приюта. В случае же недостатка приютской рабочей силы, наемными, на средства приюта, людьми.

§ 7. Добытыми с земли плодами приют содержится, продавая излишки плодов на необходимые для себя расходы: на одежду, обувь, содержание администрации, отопление, покупку орудий и т. п. Ремесленные изделия могут быть продаваемы с таким рассчетом, чтобы вырученною от продажи суммою покрывался расход на приобретение всего материала для изделий.

§ 8. Для обработки поля и вообще для своих надобностей приют содержит всякого рода скот, птицу и пчел.

§ 9. Вместе с поступающими питомцами приют может брать на хранение имущество их, в том числе и скот. По окончании воспитания питомцы получают, вместо внесенных ими предметов, по возможности, лучшие и во всяком случае не меньшей ценности; разница в ценности против оценки принятого имущества доплачивается деньгами.

§ 10. Денежные средства приюта образуются: 1) из выручек от продажи продуктов сельского хозяйства, 2) из пожертвований и 3) из прибылей от продажи земледельческих орудий. При отсутствии или недостаточности их, на содержание и постройку приютов могут быть назначены, по приговорам сходов, штрафные суммы волости согласно ст. 143 Пол. о крестьянских учреждениях, третья часть доходов по волостной ссудосберегательной кассе и другия суммы.

§ 11. Пять процентов всех поступающих на содержаниe приюта денежных сумм и суммы, вырученные от продажи 5 проц. всего сбора с полей, огорода и сада, ежегодно отчисляются и вносятся в ссудосберегательную кассу волости для образования неприкосновенного фонда приютa, процентами с которого приют пользуется.

§ 12. Попечение о благосостоянии приюта и его нуждах возлагается на Совет приюта.

§ 13. Совет состоит из членов волостного правления:

волостного старшины и всех сельских старост волости, на заседания коих, по приговору волостного схода, приглашаются, в качестве заседателя, председатель волостного суда и, в качестве попечителей, местный участковый врач, волостной фельдшер и, с разрешения епархиального начальства, все священники волости. Общее наблюдение за Советом принадлежит земскому начальнику.

§ 14. На обязанности Совета лежит попечение о жизни приюта, как в умственно-нравственном, так и хозяйственном отношениях.

: § 15. Совет собирается периодически ежемесячно и экстренно, в особо важных случаях. Председательствует в Совете старшина, уступающий место земскому начальнику, если он прибудет. Дела решаются по большинству голосов, причем, при равенстве голосов, голос председателя дает перевес. Постановления Совета записываются в протокол.

§ 16. На Совет возлагается ответственность по успешному ведению жизни приюта и правильному производству расходов. Он составляет отчеты по приходо-расходованию денежных сумм и материалов приюта.

§ 17. Для наблюдения за жизнью приюта и производства расходов Совет из членов своих избирает на каждые полгода двух заведующих приютом. Обо всех замеченных неисправвостях заведующие приютом доводят до сведения Совета, экстренный созыв которого они могут потребовать во всякое время.

§ 18. Непосредственное управление приютом, как в учебном, так и хозяйственном отношениях, возлагается на смотрителей его, коими могут быть только муж с женой.

- 186 -

Смотрительница заведует женскою половиною приюта и всеми работами, исполняемыми девочками, под надзором и ответственностью смотрителя, в заведывании коего находится весь приют. Обучение детей грамоте может производиться ими обоими. С усилением средств приютa, для учебной части приглашаются особые учителя и учительницы, а для преподавания ремесл особые мастера и мастерицы.

§ 19. Смотритель нанимается Советом приюта, по возможности, из лиц, получивших образование в сельскохозяйственных учебных заведениях, и увольняется им же; кроме того, он может быть увольняем уездным съездом, по представлению земского начальника, на общем основании 62 ст. Пол. о зем. нач.

§ 20. Мастера приглашаются и увольняются членами Совета, заведующими приютом, по представлению смотрителя, на коем лежит ответственность за правильное преподавание ремесл. Разногласие между ними в назначении мастеров разрешается Советом.

§ 21. Жалованье смотрителям приюта, преподавателям и мастерам ремесл назначается из средств приюта и определяется Советом при самом пригланиении лиц. Смотритель и смотрительница живут в приюте на полном, кроме одежды, содержании и пищею довольствуются из общего с питомцами котла.

§ 22. Мастера и работники находятся в непосредственном подчинении смотрителю. Он руководит их занятиями, наблюдает за исполнением ими своих обязанностей, и пред ним отвечают они за целость и сохранность вверенного им имущества.

§ 23. Смотритель строго следит за точным выполнением постановлений Совета и преподанной ему последним программы и ежемесячно отчитывается пред Советом по всей жизни приюта; он же составляет отчеты и доклады и ведет всю канцелярию приюта.

§ 24. Смотритель руководствуется подробными правилами, составленными Советом. Правила эти касаются продовольствия питомцев, порядка их занятий и нравственно-религиозного

воспитания их.

- 187 -

§ 25. По приюту ведутся: приходо-

расходная книга по денежным суммам, хозяйственные инвентари, как живой, так и мертвый, и отдельные счета по различным отраслям хозяйства и ремеслам.

§ 26. Как учебный, так и хозяйственный год приюта течет с 1-го ноября по 1-е ноября.

§ 27. Смотритель представляет Совету, не позже декабрьского срочного заседания, отчеты: учебный, технический, хозяйственный, денежный и материальный по приюту и работам, произведенным питомцами в течении года в имении приюта и мастерских.

§ 28. Совет, по утверждении, печатает отчет в одном из местных повременных изданий или, отпечатав его отдельной брошюрой, рассылает в местные и столичные

повременные издания, учреждениям и лицам, имеющим соприкосновение к жизни приюта.

§ 29. В приют принимаются дети крестьян Тарасовской волости, причем нуждающимся из них отдается предпочтение.

§ 30. Дети принимаются в приют обоего пола и всех возрастов, не старше 14 лет. При приёме от родителей и опекунов отбираются подписки в том, что ранее окончания

питомцем воспитания они отказываются брать его из приюта; в противном случае, платят приюту стоимость содержания питомца за все время пребывания его в приюте.

§ 31. Прием учеников производится только Советом, ежемесячно, а выпуск также Советом, ежегодно.

§ 32. Количество призреваемых в приюте питомцев устанавливается Советом сообразно свободному помещению и хозяйству приюта.

§ 33. Продолжительность пребывания детей определяется предельным возрастом - 17-летним, который может быть увеличен до одного года особым о каждом воспитаннике постановлением Совета. Дети старше 18 лет оставаться в приюте не могут.

§ 34. Дети других сословий и крестьян, не принадлежащих к Тарасовской волости, на средства которой содержится приют, могут быть приняты только с согласия волостного схода.

- 188 -

§ 35. В приют дети поступают на полное содержание, но могут быть принимаемы к обучению и приходящия в количестве, определяемом Советом приюта сообразно с помещением последняго. Прием в таких случаях детей совершается также Советом приюта; им же они исключаются.

§ 36. Содержание в приютe должно быть просто и приноровлено к условиям быта местного крестьянства средняго достатка, как в отношении пищи и одежды, так и вообще образа жизни. Приют должен представлять из себя обыкновенную крестьянскую семью среднего достатка.

§ 37. Во все время пребывания своего в приюте воспитанники обязаны исполнять все хозяйственная и ремесленные работы, которые будут им поручаемы. Приют, по изготовлении для своей надобности достаточного количества, одежды и обуви, может продавать свои изделия на местных базарах. Принимать же заказы на работы приют может не иначе, как по особому, каждый раз, постановлению Совета. Из денег, вырученных от продажи изделий, по вычету стоимости материала, половина прибыли поступает в приют, а другая половина для образования капитала на выдачу оканчивающим воспитание питомцам орудий труда.

§ 38. В течении воспитания своего питомцы не изолируются от кресгьянской среды и вообще приют не должен представлять из себя закрытого учебного заведения.

§ 39. С наступлением выходного возраста, Совет приюта решает вопрос о выпуске воспитанника, приноравливая это преимущественно к весенним работам. Юноше приют, на принадлежащая ему или собранные по подписке средства, в сельском обществе его, по возможности, устраивает хозяйство. На приютские же средства снабжает его земледельческими орудиями, живым инвентарем и семенами и в течение двух лет руководит его полевым трудом. Отчуждать что-либо из подаренного приютом хозяйства бывшие воспитанники и воспитанницы приюта не могут до наступления совершеннолетия; в особых случаях это может быть разрешаемо Советом.

§ 40. С целью обзаведения хозяйством, воспитанники и воспитанницы все время жизни в приюте заготовляют себе потребное количество орудий, одежды и обуви и получают

- 189 -

обратно таких же животных и такие же вещи. какие были ими внесены в приют.

§ 41. Девушки могут быть отданы в замужество прямо из приюта. Для этого они получают, сообразно средствам приютa, приданое, заключающееся в хлебе всякого рода, имеющемся в приюте, одежде и обуви и, по усмотрении Совета, мертвом и живом сельско-хозяйственном инвентаре. Свадебные расходы могут быть приняты также на средства приюта.

§ 42. Девушки, не отданные в замужество из приюта, передаются по наступлении выходного возраста под надзор ближайших родственников. При выпуске из приюта оне получают также приданое.

§ 43. По выпуске воспитанников и воспитанниц, Совет продолжает иметь над пими наблюдение впредь до их

совершеннолетия и тем из них, кто поддерживает связь свою с приютом, последний может всегда оказать, сообразно средствам своим, помощь в случае особых несчастий в виде полного неурожая, пожара, падежа скота и т. п.

§ 44. Питомцы в приюте с шестилетнего возраста обучаются молитвам, Закону Божию, чтению, письму и счислению по программе школ грамоты, первоначальным приемам землемерного дела и практическому землестроению в виде производства глинобитных построек, устройства запруд и орошения. По мере развития средств приюта, с приглашением особых преподавателей, программа обучения расширяется до низшей сельско-хозяйственной школы со введением в преподавание простейшей механики и рациональной обработки сырья.

§ 45. При приюте содержится библиотека для чтения из книг, допущенных к обращению в библютеках сельско-хозяйственных народных училищ. При библиотеке хранятся обязательно собираемые приютом коллекции местных растений, животных и почв. При ней же сосредоточиваются постоянные наблюдения по указаниям главной физической обсерватории над простейшими метеорологическими явлениями в пределах понимания питомцев. При библиотеке же ведутся операции по складу земледельческих орудий и семян для продажи на комиссионных началах местным земледельцам.

§ 46. Учебные занятия производятся постоянно, по мере

- 190 -

свободного времени, дабы дети учились между делом. Но с 1 ноября и по 1 марта, ежедневно, по 2 часа времени обязательно назначается на обучение чтению и письму. В случае наступившей возможности для приюта расширить учебную программу до низшей сельскохозяйственной школы, на обучение наукам посвящается не более 4 часов в день и учебные занятия могут происходить не только днем, но и вечером. Особых часов на приготовление уроков не полагается: дети должны учить уроки во время классных занятий.

§ 47. Практическия работы в приюте разделяются на сельско-хозяйственные и ремесленные. К первым относятся работы по полеводству, птице- и скотоводству, пчеловодству и садоводству и вообще по всем отраслям сельского хозяйства, которые только будут заведены в приюте. Ко вторым всякие ремесла, которые необходимы в домашнем быту местного крестьянина.

§ 48. В праздники производятся только неотложные работы, например, по уходу за скотом, чистке двора и т. п.

§ 49. Составление ежедневного распределения учебных часов и практических занятий предоставляется Совету приютa.

§ 50. Каждый воспитанник и воспитанница должны знать все соответствующия им ремесла, преподаваемые в приюте, дабы по выходе на самостоятельную жизнь они сумели обойтись в своем крестьянском обиходе без необходимости обращаться к профессиональным ремесленникам.

§ 51. Приют представляет из себя не школу, а семью;

поэтому, никаких экзаменов для детей в течение воспитания их не производится. Мальчики, для получения свидетельства на льготу по воинской повинности, испытываются в ближних училищах.

Примечание. Неустановление испытаний не исключает прав Совета и членов его знакомиться со знаниями питомцев, для проверки успешности хода преподавания, во всякое время.

§ 52. При приюте ведется собственная кассовая книга. Денежные суммы более 50 руб. вносятся на хранение в сберегательную кассу волостного правления на текущий счет.

§ 53. Деньги на содержание приюта расходуются членами Совета, заведующими приютом, по асигновкам Coветa, который

- 191 -

распоряжается также продажей запасов и продуктов хозяйства на удовлетворение нужд приюта.

§ 54. Мелкие текущие расходы, авансами до 50 руб., производятся смотрителем, получающим деньги по представлении членам Совета, заведующим приютом, счетов в израсходовании аванса.

§ 55. За целость сумм отвечает Совет и избираемые из членов его двое заведующих приютом.

§ 56. Потребные на расход деньги выдаются волостным правлением по мере надобности, согласно протоколам Совета, сперва из текущего счета приютa, а затем уже из собственной кассы волостного правления.

§ 57. Приют имеет печать “Тарасовский волостной сельско-хозяйственный приют”.

См. и http://zt1.narod.ru/agroshkoly.htm

Прыг на главную ZT-web-страницу.