Детские дома СССР. Малые "Педагогические поэмы".Верх можно не читать. Переходите вниз к: Малые "Педагогические поэмы".
[ А после загляните в http://zt1.narod.ru/primery1.htm ]

От: Зиновий Тененбойм (ZT), СПб. Ноябрь 2011.
Известные мне опыты исторического прошлого, которые в той или иной степени можно идентифицировать как школьные минитехнопарки и детско-взрослые образовательные производства (аграрные и промышленные). + Некоторые идеи.
http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

Макаренко-внедрению мешает ориентировка всех и вся на "Педагогическую поэму", тогда как надо бы на "Марш 30 года" ( http://zt1.narod.ru/doc/marsh-30.doc ) и "Флаги на башнях" ( http://zt1.narod.ru/doc/Flagi-na-bashn.doc ).

В двух журналах много-много от реальных практиков интернатного воспитания за 100 лет : http://zt1.narod.ru/winrar/internatnoe-za-100-let.zip.

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

From http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

Пресловутый Иисус Иосифович Христос рутинно выбрал самый, знаете ли, НЕ плодотворный способ оптимизации социальной материи. Да, этот самый (этот, то есть, пресловутый) Иисус Иосифович рутинно выбрал способ проповедей, заповедей и заветов ("пой, пташечка, пой"), то есть, повторяю, он (Иисус Иосифович) рутинно выбрал самый-пресамый НЕ плодотворный способ оптимизации реального поведения людей.

"Позорно практически почти ни черта не знача быть притчей на устах у всех", - так Борис Пастернак писал, кажется, именно о вышеуказанном Иисусе Иосифовиче Христе, гора которого родила мышь.

Фатум в духе Торы и Корана. - А.С. Макаренко т.7 М.1986 .. Времена, когда воля богов считалась главной двигательной силой, когда в сравнении с ней законы общественные имели явно второстепенное значение .. Компетенция судьбы была чрезвычайно обширна .. Действия судьбы в то время были действиями .. фатума слепого, безразличного к вопросам счастья или несчастья, не имеющего ни цели, ни смысла .. (с.103 низ).

Курочкин Василий Степанович (1831-75). Стихотворения, статьи, фельетоны. М.1957. "1861 год". 7369-ый год .. бежит вперед / 7300 с лишним лет тому назад / Изображал весь белый свет фруктовый сад / Мы, господа, ведем свой счет с того числа / Когда Адам отведал плод добра и зла / 7300 лет пошли ко дну / С того утра, / Как человек нашел жену, / Лишась ребра .. / Потом мудрец на свете жил - гласит молва - / За суп он брату уступил свои права / Потом заспорил род людской, забыв урок / .. ЗА ДРЯHHОЙ ЗЕМЛИ КЛОЧОК / За око око, зуб за зуб ведет войну - / За тот же чечевичный суп, как в старину / Прошли века; воюет мир, и льется кровь ..

Из стихотворения В.С. Курочкина "Стихийная сила" (1870). - Только одно поколенье людей / Выступит _С НОВЫМ ЗАПАСОМ ИДЕЙ_ / ... / Тщетен был опыт минувших веков / .. / Нужны усилия страшные вновь ...

(ZT. НУЖНЫ МАКАРЕНКОВСКИЕ ПО РОДУ УСИЛИЯ !)

Чтоб хоть крупицы от них уступила / Грубая сила, стихийная сила.

Будда (санскр. - просветленный) = Сиддхартхе Гаутама 623-544 до н.э. и еще кто-то в Индии, Конфуций, Шан Ян = Шанян 390-338 до н.э. и еще кто-то в Китае, Платон, Зенон-стоик и еще кто-то в антике, Моисей, Заратуштра, Христос, Мухаммад и еще кто-то на Ближнем Востоке, французские просветители (кроме Мишеля Лепелетье) и еще кто-то в Европе, Маркс, Ленин, я не знаю, Гитлер, Сталин и еще кто-то в последней истории. Все они занимались ТОЛЬКО (и уж во всяком случае по преимуществу) взрослыми, а о детях - лишь иногда вспоминали. ГРУБО- ДОМОСТРОЕВСКОЕ О ДЕТЯХ В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ. Считай, ни черта, кроме "Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне..." (Матф. 19, 14) у недалекого = у не разумного = у убогого Иисуса Иосифовича Христа.

На самом же деле испокон веков было и остаётся верным: "Всё родом из детства", а значит оптимизировать социальную материю надо было через организацию "воспитывающих кусков жизни" (как структур) для детей, подростков и юношей.

Пресловутые "Инспекции по делам несовершеннолетних" лишь фрагментарно вклинивались в антипедагогические бодяги жизни детей и подростков, а нужно было их кардинально изменять.

Талант - это редкость.

Способности - это не редкость, хотя и не повседневность.

В деле воспитания надо говорить не о талантах педагогов, а об их способностях:
способности (умения) организовать для детей, подростков и юношей локальные воспитывающие "куски жизни" (как структуры), - это что-то вроде способностей председателей иных весьма успешных колхозов.

Антология педагогической мысли России 18 в. М.1985 РНБ 86-5/2921. Из Ф.И. Янковича (1741-1814) и компании. Точнее см. в издании: Руководство учителям первого и второго классов народных училищ... СПб 1783 .. Ученики не должны за причиненные им оскорбления сами собой управляться или входить в ссору, в драку и ругаться поносительными словами, а еще менее того, ежеминутно затевать по злобе, клевете и мстительности разные жалобы, ибо от всего сему подобного любовь и согласие, в общежитии потребные, испровергаются. Кто из соучеников горбат, хром или какой иной телесный недостаток имеет, то товарищи его не должны сим его порицать или насмехаться над ним, но должны содержать его в братской любви и обходиться с ним равно, как с прочим. Когда кто из соучащихся наказан будет, то прочие ученики не должны над ним издеваться и дома о наказании его разглашать... (с.253).

Заповедь Фалеса внятней заповеди Иисуса Христа о "возлюби ближнего".
Новые пути зарубежной педагогики. Вып. 2. Новые системы образовательной работы в школах Европы и С. Америки. Сб. М.1930 РНБ 27/1088-2. Из ст. ИЕНА-ПЛАН P. Petersen - П. Петерсен (Иена. Германия) .. Детей нужно приучать ко всем хорошим обычаям обхождения, начиная с первого дня .. Особенно важным является тихое хождение, упражнение в разговоре шепотом, и чтобы каждый ребенок считался с другим, пропуская кого-либо мимо себя или оказывая помощь другим .. (с.26-7).
.. [На неправильно сделанном в процессе работ не сосредотачиваться с корениями] .. "Обсуждение" [в процессе работ] всегда является более поверхностным, более бессодержательным .. [Без обсуждений - корений просто исправить тому, кто первый заметил неправильность в процессе работ. Это] имеет то преимущество, что масса дел [в процессе работ] делается скорее, при наименьшем трении, лучше .. для духа [работающей] группы. Такой образ действий вызывает гораздо меньше споров, оставляет за собой гораздо меньше беспокойства, досады, раздражения, размолвок и т.д. Пусть каждый учитель запомнит и неустанно внушает своим ученикам .. не забывать, что 99 из 100 случаев и инцидентов [в процессе работ] не стоят того, чтобы на них хоть сколько ни будь задерживаться. Слова старого Фалеса [кон. VII — нач. VI в. до н.э.] "Выноси малое от своего ближнего" должны быть лозунгом для всей [а не только в процессе работ] совместной жизни (с.29).

Из Ф.И. Янковича (1741-1814). Точнее см. в издании: Янкович. Ф.И. Российский букварь для обучения юношества чтению. СПб 1788. Обидел ли кто тебя, прости ему; оскорбил ли ты кого, примирися с ним... Ежели погрешишь в чем, признавайся без стыда... Мы должны научиться сносить малые обиды, когда мы хотим вести спокойную жизнь, ибо обыкновенно от мщения несчастие умножается... Разумный человек никогда не бывает распален гневом, ибо во время оного часто делаем то, что несправедливо... Нет ничего великодушнее, чем забывать нанесенные нам обиды (с.255-60).
Антология пед. мысли России 18 в. М.1985 РНБ 86-5/2921. Из Ф.И. Янковича (1741-1814) и компании. Точнее см. в издании: Руководство учителям первого и второго классов народных училищ... СПб 1783. ... Когда кто из соучащихся наказан будет, то прочие ученики не должны над ним издеваться и дома о наказании его разглашать... (с.253).
Из Новикова Николая Ивановича (1744-1818). "О воспитании и наставлении детей". ...Не позволяйте детям судить ближнего с беспощадной строгостию [ ZT. осуждение можно производить и проводить, но не с беспощадной = безмерной = не адекватной строгостью ], а еще паче не делайте сего сами в их [ детей ] присутствии столь же беспощадно, как и неразумно; приучайте их паче к тому, чтоб охотно извинять то, что извинить можно... [ ZT. но бывает и такое, что трудно извинить... ] Притом наставляйте для них должностью не разглашать далее о порочном..., примеченном ими в других..., не насмехаться и не шутить над тем, но употреблять оное на собственное только остережение и исправление (с.328).

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

А.С. Макаренко т.8 М.1986, 20.10.1938 .. Если бы мне дали такую школу, как у вас, я обязательно наладил бы там производство, вы не представляете себе, как это прекрасно, когда ребята делают нужные вещи (с.182).
Макаренко т.4 М.1984, 08.02.1939 .. Если бы у меня была школа, я бы, кажется, на части разорвался, но что-нибудь стал бы делать (с.302; см. там и с.361).
РГАЛИ, ф. 332, оп. 4, ед.хр. 186. А.С. Макаренко. 1 марта 1939 г. .. Стенограмма, лл.68-69 .. Дети с 14 лет должны принимать участие в производительном труде. Труд очень увлекает детей, и я уверен, что наша будущая школа будет с участием производительного труда…
Макаренко т.1 М.1983, 24.08.1922 .. Не труд-работа, а труд-забота (с.11).

Но! -

В математике есть принципиально не берущиеся интегралы. Задача оптимизации привычной общеобразовательной школы - это принципиально НЕ берущийся "интеграл", и одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

превращения рутинного "воспитания" в ВОСПИТАНИЕ ВСЕРЬЕЗ – не даст.

В пригородном интернате есть сосредоточенность, но её (сосредоточенности) нет в привычной общеобразовательной школе.

.. ZT. НО !!!!!
http://zt1.narod.ru/doc/Godin-P-G-ne-prigorodn-ne-internat.doc
Малая библиография к теме : Годин Павел Григорьевич.
Оттуда.
Годин Павел Григорьевич .. Новопавловск - типичный агрогород, районный центр. Здесь в ту пору было свыше двух десятков больших и малых промышленных, строительных и транспортных предприятий, организаций и учреждений культуры, две средние общеобразовательные школы, школа искусств, среднее профессионально-техническое училище.
(ZT. то есть не "пригородный")
.. Ребенок должен просто отдыхать от активной организованной деятельности, общаться с родными, близкими, друзьями, с книгой и с самим собой. Поэтому в наших ученических бригадах вечером дети возвращались на автобусах домой.
(ZT. то есть ! не интернат !). ..

А.С. Макаренко т.1 М.1983 ".. Хаотическая машина социального целого миллионами тяжей втягивала в себя наше юношество, и вместе с ним трепался на каком-нибудь конце украшенный идеями педагог, далеко отбрасываемый на поворотах .." (с.13),

и так и останется в привычной общеобразовательной школе, - одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

сосредоточенности, а значит и ВОСПИТАНИЯ ВСЕРЬЕЗ, не даст.

Конечно, устройство пригородных интернатных школ-хозяйств как добавки к семейному

1) требует серьезной подготовки квалифицированных макаренковских кадров,

2) требует серьезного финансового и капитально-строительного обеспечения,

3) требует серьезного информационного обеспечения,

к чему последнему лично я, ZT, и стремлюсь...

См. и: http://zt1.narod.ru/01-da-da.htm
Учебная старательность дружит с трудом
.

Из http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm .. "Коммунарская методика" - это всего лишь клубы общения. Собираются вместе и поют часами. Это какими же надо быть бездельниками !, как надо не ценить свое время ! + Посреди недели едут на молокозавод мыть бутылки. И.П. Иванов и С.Л. Соловейчик, наверное, думали, что потратить полдня на езду, поехать в захламленную шарагу, о которой за день знать не знал, а через день забыл - это и есть "трудовое воспитание", "труд-забота" и "тоже Макаренко"!
Картинка с натуры: галочно-отметочное в "педагогике". - С. Соловейчик в дифирамбах "коммунарской методике" Иг. Петр. Иванова: "Кто хочет - едет на молочный завод мыть бутылки". ГАЛОЧКА НАПРОТИВ ПУHКТА О ТРУДОВОМ ВОСПИТАНИИ СУПЕР-"ТЕОРЕТИКОМ" "ПЕДАГОГИКИ" КРЕТИHОМ И ИДИОТОМ С.Л. СОЛОВЕЙЧИКОМ ПОСТАВЛЕННА !
Вообще многое, а не только лишь идею трудового воспитания, губит галочность (от слова "галочка"). Картинка с натуры (10.10.97): выгнали класс на улицу убирать из луж и с газонов на территории школы опавшие листья, и двое мужиков-"воспитателей" стоят в сторонке, беседуют о своем. И не смотрят, чем ребята занимаются-то. Отстояли, беседуя, минут 20, оглянулись, ребят нет, все куда-то ушли, лопаты брошены где попало. "Воспитателей" же ничего не колышет; даже не посмотрели, что ребята сделали-то. Собрали лопаты и грабли и ушли. Такое "трудовое воспитание" лишь вкореняет в ребят разгильдяйское отношение к труду. Выйти с граблями и лопатами, помахать ими, потолкать друг друга, что-то там кое-как и кое-где поскрести, бросить лопаты и грабли где попало и пойти:
ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУД"? ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ" ? - HЕТ, ЭТО ПРОСТО КРЕТИHИЧЕСКАЯ = С-СОЛОВЕЙЧИКОВСКАЯ "ПЕДАГОГИКА" !
А.С. Макаренко т.4 М.1984 .. Был [идеальный, и в частности потому, что без зарплаты, в коммуне им. Дзержинского приблизительно в 1930-1931 гг.] период, когда все мои коммунары работали уже на настоящем производстве, т.е. была такая организация, в которой был промфинплан, стройный порядок .. не энтузиазма штурма и не энтузиазма ближайших целей этой шестидневки или этого месяца, а энтузиазма спокойного, ровного, видящего далекие перспективы коллектива .. Я сейчас могу отбросить другие положения и считать, пожалуй, их негативными положениями трудового воспитания. Это такие положения, когда нет производства, когда нет коллективного труда, а когда есть отдельные усилия, т.е. трудовой процесс, имеющий целью дать якобы трудовое воспитание .. Во всяком случае, я уверен, что труд, не имеющий в виду создания ценностей, не является положительным элементом воспитания .. (с.180-1).
ZT. В слесарном деле всё опошляет т.ск. "галочный подход". Болт вылезает из гнезда? - А я сейчас распорку поставлю. И вбивает гниль какую-то, но (!) : галочка бракоделом поставлена: В педагогике же, в социальной работе галочный подход - ну просто доминирует. Трудовое воспитание? .. а вот ребятки жёлуди собирали .. а вот у нас мастерская .. даже 3 молотка ...

Малые "Педагогические поэмы".

Из: http://project.megarulez.ru/forums/showthread.php?t=15279. –
В феврале 1931 г. С.А. [Семен Афанасьевич] Калабалин, по совету А.С. Макаренко, переезжает в Ленинград и работает в Сосновой поляне в школе-колонии № 66 для трудновоспитуемых детей.
Вспоминает Тимофей Иванович Агафонов, завуч школы-колонии № 66 . - «Колония представляла нечто очень убогое в педагогическом отношении: побеги, кражи, азартные игры, приводы в милицию — вот краткая характеристика колонии на осень 1931 г., когда я приступил к работе в ней… Обращаюсь в сектор детских домов Ленгороно и прошу дать мне двух-трёх хороших воспитателей. Обращаюсь раз, два... Обращаюсь в пятый раз, но тщетно: нет воспитателей.
Наконец-то мне повезло. Зав. сектором детских домов товарищ Грузовский, указывая с лукавой улыбкой на чёрного атлета, сидящего у дверей кабинета, произнёс шёпотом: «Может быть, вот этот чудак подойдёт вам?» — «А что это за чудак?» — осведомляюсь я. — «Да поговорите... Чудаковатый какой-то...» — Я подсаживаюсь к «чудаковатому» человеку и обращаюсь к нему: «Скажите, пожалуйста, Вы, кажется, изъявляете желание работать воспитателем в детском доме?» — «Да». — «Может быть, условия нашей колонии подойдут Вам? Она всего лишь в часе езды от Ленинграда. Расположена в прекрасной усадьбе, она...» Описываю её так, чтобы не оттолкнуть, а расположить кандидата. Но он, прервав меня, заявил: «Это меня не интересует. Как там ребята?» — «Ребята? Ничего. Работать с ними можно», — отвечаю я осторожно. — «Тогда не поеду к вам. Мне нужно такое учреждение, чтобы можно было там поработать, засучив рукава. Трудные условия мне нужны», — отрубил «чудаковатый» педагог. В ответ на это я схватил его за руку и выпалил: «Оно такое и есть!» — «Хорошо. Но ответ дам после того, как посмотрю колонию. Можем проехать прямо сейчас?».
Через два дня Семён Афанасьевич привёз семью: жену Галину Константиновну, дочурку Леночку и сыночка Костика, того самого, которого весной 1934 г. психически больной воспитанник в состоянии припадка убил. Об этом упоминается на последних страницах «Педагогической поэмы».
В первые же дни работы Семёна Афанасьевича жизнь в школе-колонии стала преобразовываться. Групповые воспитатели не знали, куда себя деть, так как их воспитанники покидали их, и следовали по пятам за Семёном Афанасьевичем, вокруг которого как-то особо закипела жизнь колонии. Всё было ново и интересно для воспитанников. Он ввёл отрядную систему, образовал совет командиров, развернул соревнование между отрядами, придумав какой-то очень наглядный и, главное, эмоционально захватывающий ежедневный учёт результатов соревнования.
На фоне той устоявшейся педагогики, которой мы, сотрудники, пытались «взять в руки» и сломить злую волю вчерашних беспризорников, действовала калабалинская педагогика, которая полностью разрушила стену между ним — воспитателем, и ими — воспитанниками. Его слова и дела они стали воспринимать, как «путёвку в жизнь», постепенно становясь обычными мальчиками, целеустремлёнными, дисциплинированными. Совершенно прекратились побеги. Больше того, многие «бегуны» стали возвращаться и упрашивать, чтобы их приняли в колонию, так как они «очень хотят жить в ней».
Примерно через год колония превратилась в образцовую. Ленгороно стал направлять в неё делегации по обмену опытом, и педагоги с большим восхищением отзывались обо всём, что видели в ней».
Т.е. трудами Калабалина за год колония, которую собирались закрывать, стала образцовой. Причем он в это время был не руководителем колонии, а просто воспитателем.
В 1934-м году семье Калабалиных был нанесен страшный удар - трёхлетний сын стал жертвой садиста-подростка, присланного накануне убийства из приёмника. Это не повлияло на решимость Семена заниматься беспризорниками, однако оставаться на старом месте работы было невыносимо.
В августе 1934 года С.А. Калабалин перешёл на работу в детский дом № 54 Сталинского района города Ленинграда, где проработал завучем до мая 1935 года.
Работа завучем мало привлекала С.А. Калабалина – прирождённого воспитателя, умевшего уже в начале своей педагогической деятельности найти подход к самым трудным подросткам. Его тянуло к большому, настоящему делу.
По ходатайству А.С. Макаренко, тогда помощника начальника отдела воспитательно-трудовых колоний при НКВД УССР, Калабалин назначается начальником учебно-воспитательной части Винницкой колонии.
vv Отзыв Макаренко на работу Калабалина
vv Из воспоминаний воспитанника Барыбинского дома № 3 Мосгороно К. Петухова
«Его появление в Барыбино [под Москвой] было совершенно неожиданным и новым по сравнению с его предшественниками. Если те в первую очередь принимали друг от друга хозяйство, то Калабалин с этим делом не торопился. Прежде всего, он стал знакомиться с детьми и принял их под свою ответственность не по спискам, как это делали другие директора, а лицом к лицу с каждым. А их было в детском доме около пятисот.
Всех нас очень удивило познание и молниеносное разоблачение всех наших мальчишеских «секретов». Он заглядывал в топку печек, приподнимал матрасы, раскрывал тумбочки, и вскоре на полу образовалась большая куча, состоящая из самопалов, рогаток, острог, сухарей, самодельных игральных карт. К нашему удивлению, мы не услышали от него привычной ругани и упрёков. Калабалин укоризненно покачал головой и с украинским акцентом горестно сказал: «Не добре у вас, хлопцы...» Он указал на кучу и с уверенностью приказал: «Сегодня же уничтожить. Исполните? Можно не проверять?... Ну, добре!» Когда за ним закрылась дверь, разгорелась словесная битва, чуть не дошедшая до настоящего боя. Но первый приказ нового директора был с честью выполнен, а сухари съедены в честь примирения.
Через несколько дней на лесистом пригорке у спуска к реке было организовано собрание-встреча, на котором присутствовали не только воспитанники и педагоги, но и все сотрудники детского дома. Семён Афанасьевич рассказал нам об Антоне Семёновиче Макаренко, о себе и познакомил всех с Галиной Константиновной — женой, педагогом и другом по работе.
Он говорил о нашей настоящей жизни с каким-то особым обаятельным юмором, вызывая аплодисменты и смех даже у скептиков. Но когда Семён Афанасьевич сказал, что на пустыре будут цвести красивые цветы, вырастут аллеи деревьев, большой фруктовый сад — заходи, рви, ешь, сколько твоей душе угодно, — это показалась фантастикой. И в то же время нельзя было не поверить этому доброму, шутливому, с искрящимися глазами человеку.
И он развеял сомнения: «Всё, о чём я вам говорил, — это не сказки — пояснил Калабалин, — нам придётся работать, много работать, самим для себя, и я выдвигаю лозунг: «Не пищать!» Кто за этот лозунг?»
Все подняли руки. Одни с радостью, другие с неохотой. Вскоре жизнь в детском доме стала совершенно иной — радостной, бодрой, трудовой — по-макаренковски».

Изумительные работники симпатичных советских детских домов щедро делятся своим опытом.

УПРАВЛЕНИЕ ДЕТСКИХ ДОМОВ МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР / ЦЕНТРАЛЬНЫЙ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ ДЕТСКИХ ДОМОВ. / ИЗ ОПЫТА УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ В ДЕТСКИХ ДОМАХ. / Составитель П. И. Шпитальник. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР. МОСКВА Учпедгиз 1951. / [ Избранные страницы ]

Т. С. Лазарева, зам. директора по учебно-воспитательной части детского дома имени Свердлова Московской области.

[...]

.. На собраниях, в беседах мы убеждали детей в том, что каждая плохая оценка, каждое нарушение дисциплины в школе подрывают авторитет, честъ детского дома. Каждый вечер все дети и воспитатели вместе с директором обирались в зале для подведения итогов прошедшего дня. Ответственный дежурный сообщал, какие получены в школе отметки .. Установилась тесная связь детского дома со школой .. В конце прошлого года заболела одна из воспитательниц Учительница школы т. Астраханцева во время болезни этой воспитательницы ежедневно проводила в детском доме занятия по подготовке уроков к следующему дню. Воспитатели, в свою очередь, являются "своими людьми" в школе .. Учитель и воспитатель обмениваются ежедневными сведениями .. Организованная связь детского дома со школой осуществляется не только через воспитателей: староста каждой воспитательной группы тотчас же по приходе из школы сообщает зам. директора по учебно-воспитательной части об итогах прошедших занятий .. Сближает детей детского дома и школьников и укрепляет их дружбу та помощь, которую детский дом оказывает школе .. [...] В первой группе Слава А. и Толя К. были очень упрямыми, они не любили читать, слушать чтение и рассказы старших, не желали самостоятельно заниматься. Над ними взял шефство Алик Н., ученик VII класса. Алик во время приготовления уроков усаживал около себя Славика и Толю, открывал свой учебник и просил детей готовить заданные им уроки. Дети любят подражать старшим и, видя, как Алик старательно выполняет заданные уроки, занимались так же прилежно. Эти да мальчика привыкли выполнять самостоятельные задания и полюбили чтение .. Дети очень любят также и Митю Е. Он .много работает в юннатском уголке, а летом в огороде и цветнике, привлекая к работе всех малышей. Он настойчиво разъясняет им, как надо выращивать то или другое растение, и многие из них, беря пример, с такой же нежностью и любовью ухаживают за цветами и овощами на своём огороде ..

[...]

Каждый год к нам поступают новички из дошкольного детского дома имени Крупской. Мы начинаем воспитательную работу с ними ещё тогда, когда они живут в своём дошкольном детском доме. Наши воспитатели, посещают этот детский дом, проводят там время с детьми своей будущей воспитательной группы. Эта мера очень способствует безболезненному переходу детей из одного дома в другой. Когда дети приходят в наш детский дом, они там уже встречают знакомых воспитателей.

Обычно 10 августа мы торжественно принимаем новичков. Дети приезжают с директором и воспитателями. Мы встречаем их духовым оркестром, и их радушно принимают старшие дети, показывают им детский дом, специально для них приготовленные красиво убранные спальни и групповую комнату. Так начинается их жизнь в нашем доме. Дети быстро к нам привыкают. В гости к детям приходит их будущая учительница и знакомится с ними, рассказывает им о своих лучших учениках, воспитанниках детского дома, которых она обучала четыре года. Она проводит с детьми экскурсию в школу, где дети скоро начнут учиться. Дети радостно садятся за парты своего класса.

Для занятий малышей выделяется уютная групповая комната .. На стенах развешаны картины на сюжеты русских народных сказок. Каждый из детей имеет свой отдельный столик и стульчик, приспособленный к его росту. У каждого свои письменные принадлежности, своя касса для букв, свои счёты; всем этим у детей создаётся положительная настроенность к занятиям в школе, школа становится их предстоящей радостью.

Наступает счастливый для них день — первое сентября. С новыми портфелями, новыми книжками и письменными принадлежностями, чисто и нарядно одетые, дети идут в школу. В деловой обстановке первых учебных дней воспитательница В. В. Салищева поддерживает эту готовность детей учиться. В первые дни дети не умеют ещё вести себя организованно в течение всего учебного дня. Они разговаривают друг с другом во время учебных занятий, не могут долго сосредоточиться на чём-нибудь, шумят, некоторые шалят. Надо научить детей всему тому, что им необходимо для успешного обучения в школе. Особенно серьёзное внимание воспитатель обращает на занятия по выполнению детьми домашних заданий. Дети ещё не в состоянии самостоятельно выполнить уроки, первое время занятия с ними, проводятся фронтально, как это бывает в школе. Все дети пишут, а воспитатель в это время проверяет каждую написанную букву, учит детей, как правильно держать карандаш или ручку, как обращаться тетрадью, как правильно сидеть. Дети вслух складывают слоги, вслух читают и рассказывают. Тех, которые не справляются со своей работой во время занятий, воспитательница оставляет после школьного часа и занимается с ними дополнительно 10—15 минут. В первые дни на учебных занятиях с детьми присутствует и учительница школы.

[...]

Много внимания было уделено работе с отдельными детьми. Так, Ваня Ш., слабый физически, отсталый в общем развитии, не справлялся с работой и плохо учился. Несмотря на все неудачи, воспитательница терпеливо, упорно работала с Ваней, учила его писать, водила его руку по линейке, следила за его занятиями по арифметике, и ко второй четверти Ваня уже стал лучше справляться со своей работой, только плохо читал, а в. третьей четверти он преодолел и этот недостаток.

Воспитательница проводит с детьми и внешкольные занятия. Она .. читала и рассказывала народные сказки, доступные отрывки из книги "Что я видел" Бориса Житкова. Сейчас, когда дети уже усвоили технику чтения, они самостоятельно читают русские народные сказки и другие доступные им книжки. Они также любят слушать чтение газеты "Пионерская правда". Детям с раннего возраста уже привита любовь к книге. Как-то в детском доме было организовано коллективное чтение для детей более старшего возраста: читали книгу "Четвёртая высота" В. Ильиной. Дети I класса попросили разрешения присутствовать на этом чтении. С необыкновенным вниманием они слушали чтение, а потом с увлечением рассказывали о герое прослушанной повести.

[...]

Дети во время внешкольных занятий разучивают стихотворения, воспитательница проводит с ними коллективные декламации, готовит детей к выступлениям художественной самодеятельности. Дети I класса, так же как и других классов, организуют свои групповые вечера.

[...]

Систематическое наблюдение за успеваемостью каждого, своевременное повторение пройденного материала, дополнительная работа с отстающими, совместная работа с учителем содействовали достижению полной успеваемости детей. [...]

При выполнении домашних заданий детям старших классов (VII, VIII, IX) не требуется постоянная помощь, здесь нужно только систематическое наблюдение за их работой.

Учащиеся старших классов не имеют прикреплённого воспитателя. Необходимую помощь в занятиях оказываю им я. Они работают самостоятельно и добросовестно. Вернувшись из школы, после обязательного отдыха, без всякого напоминания, они садятся за работу, в каждый выполняет то задание, которое он считает необходимым закончить в первую очередь.

После отведённых для занятий трёх часов я проверяю их письменные работы, задаю вопросы по устным заданиям. Помощь им приходится оказывать только по математике, и то в редких случаях.

Два раза в неделю я их консультирую по наиболее трудным разделам программного материала.

Особое внимание мы уделяем анализу контрольных работ. Помимо разбора учителем этих работ в классе, мы внимательно разбираем их у себя на специальных занятиях, находим ошибки, общие для всех, на них особенно останавливаемся, решаем аналогичные примеры. Как показали последующие контрольные работы, имевшие место ранее ошибки после таких занятий не повторялись.

Дети старших классов читают много художественной литературы, участвуют в образовательных кружках.

Мы достигли некоторых успехов в учебных занятиях детей, за эти три года многому научились. Нам кажется, что полная успеваемость наших детей в школе является для нас не только возможной, но обязательной и необходимой.
[...]

А. И. Пирогова, воспитатель старшей группы дошкольнодетского дома "Муравейник" Московской области.

[...]

По возрастному составу моя группа была более или менее однородной (6—7 лет), но уровень развития детей был различным, так как условия их воспитания в прошлом были самые разные: одни перешли ко мне из средней группы нашего же детского дома, другие — новички, только в этом году прибыли к нам из другого детского дома, а несколько детей поступили непосредственно из семьи. Оказалось, что далеко не все знали, почему у нас в доме чисто, хорошо, кто стирает, убирает, готовит. К детскому дому, к игрушкам у детей было какое-то безразличное, равнодушное сношение. Дети, прибывшие из семьи, скучали, кое-кто из них собрался было убежать. Надо было сделать так, чтобы дети полюбили свой дом.

Начали с экскурсии по дому, участку, знакомились с тем, что у нас есть для детей, наблюдали работу взрослых. Я всегда делала упор на то, что каждый из сотрудников детского дома трудится, работает, и как от этого в доме чисто, уютно, тепло. Приятно ложиться в чистую постель, приятно надевать чистое платье, хорошо играть новыми, не сломанными игрушками. Но для того чтобы у нас всегда всё было хорошо, надо беречь вещи, платье, не грязнить в помещении.

Дети стали заботиться о своей группе, бережно относиться к своим игрушкам, но часто небрежно обращались с вещами детей других групп, говорили: "Это не наше". Очень довольны были, когда прачка сказала, что наши полотенца чище, чем у малышей.

Поговорили ещё с прачкой, и в разговоре она упомянула о том, что ей трудно стирать, что она устаёт, когда очень грязное бельё. Я предложила детям помогать малышам, смотреть, чтобы они чище мыли руки, на что дети охотно откликнулись. С этих пор они стали помогать младшим и очень старались, чтобы у них тоже было хорошо: одевали их, помогали им убирать постели. Если находили при этом сломанную игрушку, приносили мне починить. Зимой на участке, после того как сделали у себя снежные постройки, несколько детей всё время ходили к малышам. Они там строили, чтобы и у младших было красиво. С детьми средней группы тоже наладились хорошие отношения.

Ходили в гости и в другие детские дома нашего городка (детский городок "Муравейник" состоит из трёх дошкольных детских домов). Проводили экскурсии на центральный двор, где знакомились с нашим хозяйством, с кухней, с транспортом, и снова уясняли, что все трудятся, чтобы детям хорошо жилось в детским доме.

Когда дети познакомились с детским домом, я стала знакомить их с нашим посёлком Удельной. Сначала дети не разграничивали детский дом от посёлка. Так на вопрос: "Что есть в нашем посёлке?" — отвечали: "Гора (ледяная), площадка, сарай, колодец", т. е. называли то, что находится на участке нашего дома.

Чтобы дать понятие о посёлке, провела ряд экскурсий: в школу, на почту, в магазин, в санаторий. Идя с детьми по улице, знакомила их с теми, кто живёт в Удельной, обращала их внимание на то, что все идут на работу. Дети старались узнать, кто куда идёт: "Это монтёр, он проволоку несёт, электричество исправлять", "Это учительница, она книги несёт в школу", "Это рабочие, они идут строить дом".

Дети видели, как строятся новые дома, ремонтируется железнодорожная линия. Круг их представлений расширялся. Но это было недостаточно, надо было вызвать у них чувство удовольствия, удовлетворения от того, что они живут здесь, чтобы они полюбили свой посёлок. Мне помогли в этом художественные произведения.

[...]

Смотря на мост через железную дорогу, говорили: "Заботятся, построили мост, чтобы люди по линии не ходили, чтобы их поезд не задавил", "Санаторий построили и заботятся, чтобы отдыхали, чтобы здоровые были".

Общение с природой также будило у детей хорошие чувства. Часто ходили в лес, на речку, на пруд. Дети радовались каждому кустику, цветочку, ёлочке. Прогулки оказывали большое влияние на воспитание любви к нашей природе. Но это развивалось постепенно. Мы приносили домой цветы, высаживали их в уголке природы, на клумбы, ухаживали за ними. Дети заботились, чтобы цветы не завяли, берегли их. Летом они очень старательно ухаживали за цветником. У нас выросли красивые цветы. Никто из ребят никогда не рвал их, а если находили сорванный кем-нибудь из чужих цветок, искали банку, чтобы поставить цветок в воду. Каждое утро они замечают на огороде, на цветнике что-нибудь новое. Теперь уже, гуляя, дети стали восхищаться красотой цветущих садов. Шура говорила: "Ой, как всё бело, красив хочется нарисовать". Стали обращать внимание на цвет неба, на облака, на пение птиц. На вопрос, что нравится в детском доме, раньше отвечали: "Здесь хорошо, всё чисто, нас хорошо одевают, хорошо кормят". Теперь появилось, наряду с этим, и другое чувство — чувство красивого. Володя так выразил своё отношение к детскому дому: "Я люблю наш дом потому, что в группах много цветов, как сад, похоже на сад". А Шурик сказал: "Я люблю потому, что большие окна, что утром видна заря, видно, как солнышко восходит, всё красное, жёлтое и в окне, и на стене, красиво всё, я всегда любуюсь".

[...]

.. После беседы о лесе дети узнали, что у нас в Удельной сосновый лес, полезный для здоровья, что есть безлесные места. И как только стаял снег, дети стали собирать семена деревьев, чтобы послать их в те места, где нет леса.

На развитие чувства красоты в окружающей природе большое влияние оказывает поэзия, стихи. [...] Яркие картины природы в стихах Пушкина будили в детях чувство красоты, любви к родной природе. [...] Мы разучили с детьми отрывки из сказок "О царе Салтане", "О рыбаке и рыбке" которые они и теперь часто повторяют и очень их любят. [...] Дети знают наизусть и часто рассказывают друг другу сказки. "Репка", "Колобок", "Теремок" и др. Нередко говорят: "Какие интересные сказки сочинил народ: всё слушать да слушать хочется".

[...]

Рассказывая сказки, я обращала внимание детей на меткие выражения, старалась дать им почувствовать прелесть плавности и звучности русского языка, беседовала с ними о морали сказок: смелый, честный, добрый всегда побеждает злого и хитрого, дружба, общий труд помогают преодолеть трудности, выйти из беды. Речь детей обогатилась новыми словами, образными выражениями, яркими сравнениями.

[...]

У нас были такие дети, которые боялись темноты. Дети сказали, что раз Коля, Толя и Павлик боятся входить в тёмную комнату, их не возьмут в пограничники, ведь и ночью надо охранят, в тёмном лесу. После этого Коля говорил: "Я сегодня один пошёл в тёмную комнату и не боялся, меня возьмут в пограничники. То же говорили Толя и Павлик. Всем хочется охранять нашу страну.

[...]

Дети полюбили свой дом, развилось хорошее, товарищеское отношение к детям других групп, особенно к младшим. Так, готовясь к кукольному или теневому театру, дети говорят: "А малышей надо обязательно позвать, ведь они сами не умеют, пускай у нас порадуются". Когда ставили пьеску "Про книжки", где петрушка должен подарить детям книжку, они первым делом забеспокоились о том, что будет подарена только одна книжка. "А что же петрушка даст малышам, что средним?" Выбрали свои самые лучшие книги для подарков и преподнесли их и этим группам.

Изменилось поведение детей. Например, Саша пришёл к нам с плохими навыками, знал много нехороших слов, настраивал детей на нетоварищеские поступки. Теперь он изменился, стал очень стараться на занятиях, на дежурствах, интересуется чтением, рассказами о Москве, о героях (раньше и сам не слушал и всем мешал), хочет всё узнать, вырасти сильным и здоровым и помогать товарищу Сталину.

Дети ценят труд взрослых, редко кто из детей забудет вытереть ноги при входе в помещение. "Чтобы чисто было", чтобы тёте Марусе нетрудно было мыть полы", — говорит Коля! "Опять на участке кто-то набросал бумагу, чтобы тётя Катя всё работала, чтобы ей трудно было подметать", — говорит Ира собирает бумажки. Берегут платья, костюмы, чтобы прачке не трудно было стирать. Рая выпачкала платье; увидя это, дети говорили: "Испачкала, а сама весёлая, смеётся". — "Да, раз меня тетя Полина (прачка) простила! Я побежала к ней и объяснила, что я нечаянно, а она сказала, что если нечаянно, то ничего, она выстирает". Присутствующие при этом дети оглядывают свои костюмы. Слава и Павлик отходят в сторону и- стараются отчистить пятна на трусиках. [...]

Е.П. Андреева,
воспитатель ленинградского детского дома № 17.
Из ОПЫТА РАБОТЫ ПО НРАВСТВЕННОМУ ВОСПИТАНИЮ В ДЕТСКОМ ДОМЕ.

[...]

Наши дети видят и знают, как взрослые заботятся о своих заболевших товарищах, как, отрывая минуты от своего кратковременного отдыха, воспитатели едут на Васильевский остров навестить лежащую в больнице кружковода Ольгу Владимировну.

Дети видят, как ласково и приветливо встречает всех входящих в детский дом дежурная в коридоре у входа "бабушка Саша" (так ласково называют её у нас все). Она приветливо встречает всех приходящих: обязательно спросит о здоровье, самочувствии.

Подобное заботливое, внимательное отношение дети видят и испытывают со стороны всего персонала детского дома к себе.

В детский дом в 1945 г. поступили трое детей: Толя — 5 лет, Наташа — 10 лет и Тамара — 12 лет. В силу сложившихся обстоятельств детям до поступления в детский дом около двух недель пришлось жить совершенно заброшенными. В детский дом они были привезены в ужасном состоянии. В первые минуты пребывания они смотрели исподлобья на окружающую обстановку, не поднимая головы и не отвечая на наши вопросы.

После того как их выкупали, пришла бельевщица. "Это наше тётя Шура", — говорят им. Она примеряет и надевает им белье, платье, ласково расспрашивает, как их зовут. Воспитательница и заместитель директора по учебно-воспитательной части советуются с медицинской сестрой, что нужно сделать с их волосами, чтобы не стричь их наголо.

Вымытых, переодетых мы ведём их в нашу столовую. Здесь они знакомятся с поваром, "тётей Тоней", которая сама подаёт им обед, расспрашивает, что они любят, уговаривая кушать побольше, чтоб скорее поправиться.

На следующий день заместитель директора по учебно-воспитательной части водит новичков по всему зданию, показывает групповые комнаты, спальни, их кроватки. Надо видеть, какая радость затеплилась в глазёнках детей. Они почувствовали, что здесь они желанные, что они попали в большую и дружную семью.

А наши дети, видя заботливое, тёплое отношение взрослых к новичкам, со своей стороны окружают их вниманием и любовью.

Стиль заботливого, тёплого отношения к детям мы стремимся сохранить во всё время пребывания ребёнка в детском доме. Особенное внимание и забота проявляются по отношению к заболевшим. У нас установлено, что ни один воспитатель не должен забывать о заболевших детях. Им приносят в изолятор книги, игрушки, гостинцы, посылают записки о новостях и событиях в их группе, с пожеланиями поскорей выздороветь. Но дети знают, что все воспитатели и технические работники, проявляющие к ним столько чуткости и любви, строги и требовательны в отношении соблюдения установленных правил и обязанностей воспитанников.

Требовательность является прямой противоположностью либерализму, сентиментализму, всепрощению и всякой иной педагогической маниловщине, идеологической основой которой является анархо-индивидуалистическая теория свободного воспитания.

Во всей работе у нас господствует система единых воспитательных требований, которая направлена нами на то, чтобы дети сохранили свою культуру поведения как внутри детского дома, так и вне его. У себя в детском доме мы добиваемся того, что всегда от любого члена коллектива взрослых, начиная от директора и кончая дворником, наш воспитанник получал одинаковую оценку своих действий и находил им соответствующую моральную поддержку или осуждение.

[...]

Продуманный и точно установленный порядок, определяющий все условия жизни воспитанников, имел огромное влияние на воспитание у наших детей положительного отношения к своим сверстникам, к младшим и старшим воспитанникам.

Воспитание товарищеских отношений между сверстниками.

[...]

В своей работе по воспитанию товарищеских взаимоотношений между детьми воспитатели младшей группы опирались в основном на факты, случаи, поступки из жизни детей. На разборе конкретных и наглядных фактов они учили детей товарищеской этике.

Вот, например, один из таких случаев:

Утром, ещё до подъёма, Люба В. лежит в постели и плачет (сегодня она должна дежурить по групповой). Рядом стоят девочки Люся и Галя и кричат на неё, что она врунья, притворяется, дежурить не хочет. Смерили температуру. Люба оказалась действительно больной. Здесь же на месте, в спальне, воспитательница разобрала этот факт. Она обратила внимание детей на то, как нехорошо не верить товарищу, не разобравшись, нападать на него, как стыдно должно быть теперь девочкам за отсутствие заботы о больном товарище.

Девочки явно устыдились и были смущены. Одна из них, Галя, оделась и пошла убирать за Любу групповую. Воспитательница тут же дала положительную оценку поведению Гали: "Вот теперь Галя поступила, как настоящий товарищ. Когда ей будет трудно, ей тоже другие помогут".

В процессе нравственного воспитания мы прежде всего обращались к положительным качествам воспитанников, к светлым сторонам его личности. Практика нас убедила, что, опираясь на положительные качества, можно легче устранять недостатки в поведении воспитанников.

Кроме индивидуальных и коллективных бесед, мы широко использовали в работе с младшими школьниками художественную литературу.

Мы читали детям книгу Чуковского "Солнечная", рассказы А. Копыленко "Секрет", "Волик", "Парта" и другие. При чтении этих рассказов внимание детей фиксировалось на товарищеских отношениях друг к другу: помощи товарищу в трудных случаям (рассказы "Секрет" и "Волик"), честности во взаимоотношениях (рассказ "Парта") и т. п.

Воспитатели стремились связать обсуждение прочитанного со случаями из жизни детей в группе. Иногда читались и разбирались соответствующие места из газеты "Ленинские искры". Силами старших детей была поставлена пьеса кукольного театра "Настоящий товарищ", рассказывающая про лесную школу, в которой участвовали звери, в том числе и ёж — "настоящий товарищ", помогающий товарищам в трудностях, но борющийся с подсказками. Несложная мораль этой пьесы дошла до сознания детей вполне.

Под влиянием настойчивой повседневной работы малыши наши стали понемногу поддаваться систематически оказываемому на них влиянию. За этот год почти исчезли драки, грубый и резкий тон, дети стали вежливее и ласковее друг к другу, были изжиты клички, резкость, пренебрежительное отношение к сверстникам. Характерно, что первоклассник Вова И. хотел получить в библиотеке рассказ Первенцева "Володька — партизанский сын"; подумав, он сказал: "Дайте мне, пожалуйста, книгу "Володя — партизанский сын", так как в группе пренебрежительное называние друг друга: "Вовка", "Сенька", "Жорка" и т. д. считалось предосудительным. В группе преобладает спокойная обстановка и дружеская атмосфера. Заметно ярче стали проявляться у наших малышей забота о товарище, оказание помощи друг другу в трудных случаях. Всё это, однако, далось не легко и не быстро; потребовался год работы. Впервые воспитатели испытали подлинное удовлетворение, увидев, как зимой, во время морозов, когда некоторые "растеряшки" оказались в один из дней без рукавичек, ряд детей, которые раньше только и знали, что отвечать на их просьбы: "Ну тебя!", без всякого указания взрослых и без просьбы детей несли до школы их сумки, приговаривая: "Спрячь руки в рукава, замёрзнешь".

Об изменении поведения детей по отношению друг к другу свидетельствуют и другие факты. Серёжа К. по собственному побуждению следит за сумкой своего товарища Гени, чрезвычайно рассеянного мальчика. Перед уходом в школу и возвращением из школы Серёжа проверяет у Гени наличие карандаша, вставочки, тетрадей и т. п. Дина, Ляля, Надя помогают другим ребятам в. приготовлении уроков, спрашивают их. Особенно тепло обращаются дети с новичками, детьми, вернувшимися из больницы. Им рассказывают о всех новостях, показывают игрушки, дарят картинки.

* * *

Если в работе с младшими детьми мы в основном считали достаточным дать ту или иную оценку отношения ребёнка к окружающим, указать, что "хорошо" и что "плохо", то для работы с более старшим возрастом этого было бы уже недостаточно.

[...]

Если в младшей группе дети говорят, что так нельзя поступать потому, что это плохо, потому что Анна Ивановна или Ольга Дмитриевна так не велят, то мотивы поведения у детей средних групп уже иные.

Продолжая линию воспитателей младших групп, педагоги и здесь не проходят мимо положительных и отрицательных поступков детей в отношениях к окружающим, разъясняя, как надо поступать в тех или иных случаях. Но вместе с тем, педагогический коллектив считает возможным сделать большой упор на формирование у детей 10—13 лет определённых взглядов и убеждений, осознанных правил поведения. Таким правилом, например, установилось у нас, что для коллектива, для товарищей нужно сделать всё, что поручено, лучше, чем для себя, и поэтому дежурить надо добросовестно.

С целью уяснения, каковы взгляды детей на отношения к своим сверстникам, воспитательницами средних групп (учащиеся III—IV классов) после некоторого периода работы был проведён вечер вопросов и ответов на тему "Как бы ты поступил?".

Ответы детей показали, что у большинства детей имеют место правильные взгляды, что им в результате работы воспитателей стали известны определённые моральные правила отношения к окружающим, что они пытаются мотивировать своё поведение, а не просто констатируют. Например, на вопрос: "Как бы ты поступил, если бы твой товарищ попросил списать у тебя задачу, которую он не смог решить сам?" большинство ответов были правильными. Дети осуждали списывание. Вадик Ч. (11 лет), например, сказал: "Если ты не понимаешь, попроси того объяснить, кто понимает, а то, значит, ты воруешь чужие знания. И пользы никакой. Всё равно ничего не будешь знать".

"Списывать нельзя давать, — отметил другой. — Если никто не даст списать, он в следующий раз выучит, а так — понадеется что дадут описать, и не будет знать сам ничего".

[...]

Большое внимание воспитатели уделяют организации коллектива. Воспитатели привлекают детей к совместному труду, взаимообслуживанию, дежурствам.

В совместном труде, взаимообслуживании, в выполнении общей интересной работы крепнут товарищеские отношения, растёт осознанное желание стараться для коллектива, для товарищей. [...]

Среди детей есть такие, которые отличаются особенно живым и деятельным участием во всей жизни группы, которые быстрее других приобретают черты того нравственного облика, который мы стремимся придать им. Это — актив группы. В работе с детьми воспитатели использовали творческие и организаторские способности актива и его благотворное влияние на весь детский коллектив.

Всё это и привело к тому, что мы в группах добились весьма ощутительных результатов: у детей сложились определённые моральные традиции по отношению к товарищам, особенно к слабым детям, детям с физическими дефектами. Оказание им помощи, тёплое, заботливое отношение к ним стало законом в группе. Тоня М. сильно хромает (костный туберкулёз). Девочка чрезвычайно раздражительна, капризна, сварлива. Дети стараются сгладить и смягчить эти неприятные черты Тони. Товарищи никогда не забывают о Тоне. Тоне отдаётся самое красивое платье, обувь. Тоне очень трудно ходить, и дети водят её в школу, в баню под руки, а зимой Тоню возят на санках то одни, то другие товарищи, уходя для этого из дому на 15—20 минут раньше остальных. Своё болезненное раздражение Тоня проявляет и во время пути в школу. Сколько резкостей приходится иногда выслушивать от неё девочкам и мальчикам, но они прощают ей, понимая, что причиной её раздражительности — её физический недостаток и болезнь.

Витя С. хромает и заикается. Он, как и Тоня, раздражительный, но правдивый и справедливый мальчик. Товарищи не помогают Вите передвигаться, это для него не требуется, да он ни за что и не примет такой помощи. Товарищи понимают болезненное самолюбие Вити. По молчаливому согласию они деликатно освобождают Витю от физической работы, от лишней для него физической нагрузки. А при заикании терпеливо выслушивают его.

Раз в школе кто-то из учеников вздумал посмеяться над Витиным заиканием на уроке. Товарищи сразу же оборвали эту попытку, а в перемену решили оградить Витю от дальнейших повторений подобного случая, намереваясь "задать трёпку" обидчикам, но инцидент уладился и без драки благодаря вмешательству учителя.

Дети умеют считаться со своими слабыми товарищами. Они оказывают помощь друг другу в занятиях, в труде, они умеют радоваться удачам своего товарища, сочувствовать горю, но сочувствовать нежно, искренне и молчаливо.

У Олега и Люды Л. умерла их мать, долго болевшая. Дети поняли это по лицам возвратившихся из больницы воспитательницы и Олега. Ни одного вопроса не задали дети Люде и Олегу, но все, как один, по общему молчаливому согласию, окружили их чутким, внимательным отношением в эти дни. Дети дарили Люде и Олегу, что у них было: карточки, книги, карандаши, ленты, краски. Горе Люды и Олега было скрашено лаской и вниманием своих товарищей.

Дети не только сочувствуют горю своих товарищей, но и ищут путей конкретной помощи товарищу в его горе.

У нашего воспитанника Жени П. тяжело заболела мать — её разбил паралич. Мальчик ходил скучный, часто задумывался, уединялся. Посоветовавшись с воспитательницей, пионерское звено, в котором был Женя, решило оказать помощь его матери. Вместе с воспитательницей дети направились к больной женщине Взяли с собой немного сладкого, которое собрали по своей инициативе из своих лакомств. Увидав детей, больная разволновалась и не могла ничего сказать. Да и не надо было говорить, всё было понятно по выражению её глаз. Дети принялись за работу: распилили, раскололи и уложили 1 кубометр дров, вымыли пол, истопили печь, подогрели обед и накормили больную. Рассказали ей о своих "важных" и "неотложных" делах, обещали приходить и, вполне удовлетворённые своим посещением, пошли домой.

Женя, узнав о посещении товарищами его больной мамы, был в сильном волнении. Он хорошо понял и оценил искреннее желание товарищей помочь его горю. Это посещение очень сблизило Женю с его товарищами. Эта семья долго не забывалась детьми. Они заботились о ней долго по мере своих возможностей. Мать Жени поправилась. Женя ушёл из детского дома, но чувство признательности и благодарности к детям - осталось у Жени и его матери до сих поре Они часто приходят к ним в гости.

Эти факты свидетельствуют о наличии у детей большого, настоящего товарищеского чувства, чуткости и стремления оказать помощь товарищу в трудных случаях.

Воспитатели наши всё же не имеют оснований удовлетвориться и ограничиться достигнутым. Несмотря на наличие некоторых положительных результатов, несмотря на то, что мы вели глубокую работу, жизнь детей в детском доме ставит нас часто перед лицом самых неожиданных фактов. Например, мы много работали над воспитанием у детей особенно чуткого отношения к новичкам и многого как будто достигли. Новичков встречают доброжелательно, наперебой знакомят с жизнью в детском доме. Казалось, это уже устойчивая традиция. И вдруг мы столкнулись с неожиданным случаем, показавшим нам, как мало оснований успокаиваться.

В одну из средних групп (IV класс) поступила 12-летняя Регина К., способная, умная, правдивая девочка, но до чрезвычайности заносчивая, резкая, грубая. Коллектив не полюбил её с первого дня, и неприязнь эта длилась долго.

Обиженные и оскорблённые её резкостью и заносчивостью, девочки решили её самостоятельно "проучить". Перед часом приготовления уроков они спрятали тетрадь Регины. Та, заметив пропажу, заявила воспитательнице и настойчиво указывала на повинную в этом девочку. Все взяли её под защиту и хором заявили, что Регина говорит неправду. Воспитательница поверила коллективу, пожурила Регину за её лживое указание. Тетрадь была возвращена Регине, но Регина не успокоилась. Возмущённая, со злыми, скупыми слезами (она никогда не плакала), она стала доказывать воспитательнице, директору, в своей обычной резкой форме, свою правоту и ложь девочек. Правдивость Регины взяла верх, и девочки сами сознались во лжи, объяснив, что они хотели "проучить" Регину за её грубое отношение ко всем. Воспитательница широко использовала этот факт в своей воспитательной работе. Перед детьми были раскрыты положительные качества Регины — правдивость, настойчивость в своей правоте, умение отстаивать правду даже тогда, когда против неё были все дети и даже взрослые. А Регине в индивидуальной беседе воспитательница дала почувствовать, что только её поведение, её заносчивость, грубость привели детей к подобной шутке. Разбор факта с Региной не прошел даром. Дети оценили хорошие стороны Регины, по-новому стали на неё смотреть. Отношение к ней заметно изменилось. Да и сама Регина стала значительно мягче, почувствовав в этой "шутке" коллективный протест всех детей против её грубости и заносчивости.

Ещё более сложной представлялась нам работа с детьми старшего возраста.

[...]

Воспитание у наших детей чуткого, внимательного отношения к своим товарищам сохраняется и после выхода детей из детского дома. У Вали П. пришёл отец с фронта, появилась новая мать. Девочка вернулась в семью. Она была счастлива и довольна, что идёт домой к папе. Но вскоре настроение Вали изменилось. Валю мачеха неприветливо встретила, и она глубоко это переживала. Розочка П., встретившись с подругой, обратила внимание на Валино настроение и при каждом удобном случае навещала её или приводила в детский дом, где её радушно все встречали, окружали вниманием. При попытках детей расспросить Валю об отношении к ней в семье Розочка тактично переводила разговор на другую тему, проявив большую чуткость.

Большинство детей старшей группы не один уже год живут в детском доме. Над воспитанием подлинно товарищеских отношений между ними мы поработали немало. Однако, несмотря на наличие здоровых товарищеских взаимоотношений между детьми, мы сталкиваемся иногда с отрицательными фактами, особенно в вопросах так называемого лжетоварищества. Женя А. (VII класс) пропустил в школе несколько уроков. Его товарищи Вася Ш. и Юра Г., зная об этом, не только молчали, но и помогали ему как "товарищи" скрыть его пропуски, закрывали его в укромном углу, в комнате духового оркестра, где никто не бывает в течение дня. Школа поставила в известность директора о прогулах Жени. Воспитательница вынесла поступок Жени на обсуждение группы. Разбирали не только Женины пропуски, но и лжетоварищеские поступки Юры Г. и Васи Ш.

На общем собрании детей старшей группы было зачитано стихотворение Лебедева-Кумача "Случай в школе", которое во многом помогло нам в раскрытии вредности лжетоварищества.

[...]

Наши питомцы усвоили, что:

Товарищ, тот, кто проверен в борьбе,
Кто счастье народное множит,
Кто смело ошибку укажет тебе
И выход найти поможет.

[...]

На литературных примерах взаимоотношений Сани и Кати из "Двух капитанов" Каверина, Сергея Тюленина и Вали Борц из "Молодой гвардии" и других воспитатель показывал, в чём заключается красота дружбы между юношами и девушками.

В группе между мальчиками и девочками установилась хорошая, товарищеская атмосфера. В детском доме установилось некоторое разделение труда и взаимное обслуживание: девочки метят бельё мальчикам, пришивают пуговицы, гладят, стирают галстуки, а мальчики пилят дрова, убирают двор и т. п.

Чуткость, заботливость, оказание помощи в трудных случаях, желание исправить недостатки своего товарища становятся привычками, неотъемлемой частью поведения детей. Но работа в этом плане, конечно, предстоит ещё большая.

Воспитание чуткого отношения к младшим.

[...]

У нас широко применяется индивидуальное и коллективное "шефство" старших над младшими. Это "шефство" пронизывает все моменты жизни малышей. Старшие ребята помогают в сборе и отправке их в школу: проверяют состояние и вид верхней одежды, головных уборов, обуви, вешалки и пуговиц на пальто, состояние сумок. На улице старшие помогают воспитателям во время прогулок с малышами.

Старшие относятся к этому не как к обязанности, навязанной извне. Заботы о младших, оказание им помощи стало традицией старших детей детского дома, любимым делом.

Летом часть старших ребят выехала в лагерь раньше коллектива детей и помогала в подготовке дачи. Накануне приезда остального коллектива им пришлось много поработать. Когда всё было сделано, кто-то предложил застелить кроватки к приезду малышей. "Пока дойдут со станции, поужинают, будет уже поздно, малыши устанут, спать захотят". И кроватки покрываются простынями, заботливо взбиваются подушки, подгибаются одеяла. Несмотря на усталость, все захотели пойти встретить малышей. Встреча была трогательная. Некоторые из старших ребят, более сильные, посадили с полпути себе на плечи малышей и понесли их.

Старшие научились не только помогать младшим, но у них появилось желание также передать им и свой опыт, научить их трудиться, организовать свой досуг.

Младшие организовали вечер самодеятельности. Семиклассницы Эда Б. и Катя С., правильно оценив их начинание, незаметно стали руководить и направлять их, помогать им. Эда выступила на самодеятельном вечере младших с детским стихотворением, а Катя ходила всё время за Олей Ф., второклассницей, распорядителем "самодеятельности", и напоминала ей, что надо ещё сделать.

[...]

Летом, приводя в порядок участок, старшие помнили о малышах, сделали для них игровую площадку, хотя для этого пришлось перебросить не один десяток кубометров земли и привезти не меньше этого песку. А когда приехали малыши, старшие с большой любовью и удовольствием помогли малышам сделать "корабль" на "песочном море".

Наш кукольный театр, состоящий из старших воспитанников, ставит пьески специально для малышей. По инициативе наших комсомольцев устраиваются специальные праздники для младших.

Особенно памятен для всех "Лесной карнавал" в лагере. Мысль одного из воспитателей об устройстве лесного карнавала для малышей была подхвачена всеми комсомольцами и взрослыми. Подготовка к нему велась в секрете от малышей. Даже место карнавала было неизвестно. Накануне вечера было получено письмо от "гномов", в котором указывалось, как найти к ним дорогу по стрелкам.

Подходя к месту действия, малыши увидели убегающую от волка Красную Шапочку, кота в сапогах на охоте, танцующую на полянке Золушку с принцем, мартышку на дереве, а главное - гномов. Этот весёлый карнавал был радостным подарком для малышей от старших, своих "шефов".

Младшие воспитанники отвечают старшим взаимной заботой. Во время экзаменов младшие стараются заменить в дежурстве старших, моют за них посуду и т. д. Группа III класса собрала газетные вырезки на тему "Как готовиться к испытаниям" и оформила альбом в подарок старшим.

Воспитание уважения к старшим.

Над культурой поведения наш детский дом работал раньше и добился значительных положительных результатов. Педагогический коллектив продолжил эту работу и в этом году, стремясь воспитать в детях такое уважение к взрослым, которое было бы проникнуто большим и глубоким чувством, а не являлось бы пустой формальностью.

Дети не забывают отметить день рождения своей воспитательницы, какой-либо юбилей педагога или технического работника. Много искренних, тёплых строк посвятили ребята руководителю духового оркестра в специальном номере стенгазеты, выпущенном к 4-летнему юбилею нашего духового оркестра.

Уважение к работникам сохраняется и после их ухода из детского дома. Дети никогда не забывают пригласить на свои вечера и праздники бывших работников своего детского дома, являющихся желанными гостями детей.

Ведя работу по воспитанию уважения к взрослым, воспитатели особенно большое внимание уделяют воспитанию в детях заботы о пожилых людях, которые многолетним своим трудом заслужили почёт и уважение.

Дети с особой любовью и уважением относятся к нашим старушкам — бабушке Саше, сторожихе, и работнице кухни тёте Насте, так как они видят со стороны педагогов глубокое уважение к этим скромным, честным труженицам.

На общих праздниках и вечерах, когда говорится о детском коллективе, директор детского дома никогда не забывает отметить и поблагодарить от имени взрослых и детей — воспитателей, уборщиц, работников бельевой и кухни за их труд, за их честную и самоотверженную работу.

Дети не забывают поздравить всех взрослых и воспитателей, уборщиц, сторожей в дни праздников. Все дети, в том числе и младшие, 7—8 лет, писали поздравительные открытки воспитательницам ко дню 8 марта.

Дети обычно не ограничиваются поздравлениями, они стараются придумать разные подарки для педагогов и обслуживающего персонала. Так, например, на одном из заседаний совета пионерской дружины была высказана мысль, что хорошо бы нашим работницам преподнести в день 8 марта сюрприз — освободить их в этот день от работы. Предложение было поддержано всеми. Приступили к его выполнению. Работали тайно, так, чтобы об этом, кроме воспитателей, никто не знал. Один отряд заготовлял дрова, ребята второго отряда накануне праздника вымыли полы в помещении и всё убрали. 8 марта утром все дети не могли спокойно дождаться сигнала на пионерскую линейку. Наконец, все в сборе. На месте и оркестр. От имени всех детей, присутствующих на линейке, работниц поздравили с днём 8 марта Наташа К. и Маня К. читали стихотворения о женщине. А потом Розочка Я. объявила техническому персоналу, что сегодня все свободны от работы, так как всё за них сделано детьми.

У растроганных работниц на глазах появились слёзы радости. Дети отблагодарили взрослых за заботу, за их труд. Да и сами дети испытывали глубокое удовлетворение от этого мероприятия.

[...]

Н. В. Шаронова,
воспитательница детского дома "Красная Талка" Ивановской области.
ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРНОГО ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ
.

[...]

С самого начала необходимо было создать благоприятные условия жизни детей, чтобы не было почвы для закрепления ранее усвоенных малокультурных навыков и привычек. Одним из таких условий является внесение красивого в жизнь детского дома и быт детей.

Долго и упорно мы создавали культуру быта. В результате мы достигли значительных успехов. Уютный, маленький коридор-вестибюль с диваном, столиком, на котором стоит настольная лампа с красивым абажуром, картина на стене — всё это привлекает взор ребёнка. Из коридора дверь, задрапированная красивыми портьерами, ведёт в столовую.

Столовая также привлекает художественным оформлением: красивые шторы на окнах, буфеты, столы, покрытые белыми скатертями, цветы на столах, художественные картины на стенах. Здесь же стоят шкафчики для хозяйственного оборудования, где хранятся фартуки для дежурных, ручные салфетки, совок и щётка.

В групповую комнату девочек ведёт небольшая прихожая с двумя шкафами для хранения платья и полкой-этажеркой для хранения портфелей.

Групповая комната также красиво и уютно обставлена, как и всё помещение детского дома: столы, расставленные в шахматном порядке, покрыты белыми скатертями, которые на время подготовки домашних заданий заменяются клеёнками. На окнах красивые шторы. У одного из окон помещается уголок природы: на специальном столике стоит аквариум с рыбками, комнатными растениями, в шкафчике стола хранятся различные экспонаты, привезённые детьми из лагерей, банки с цветочными семенами, собранными осенью детьми с своих клумб, возле столика висит календарь погоды, дневник наблюдений в природе.

На стенах на шёлковых шнурках висят картины: "Осень", "Зима". В простенках стоят два шкафа: один — для хранения детских работ, другой — для хранения учебных пособий и книг для чтения. Одну свободную стену занимает небольшой шкаф, где старшие дети хранят свои книги и учебные принадлежности. В стороне от учебных столов на ковре расположен игровой уголок для младших детей.

Оформляя помещение, мы продумывали каждую мелочь, на первый взгляд кажущуюся совсем ненужной, но на самом деле имеющую большое воспитательное значение: какие шторы к какой расцветке стен лучше подходят, где какую картину повесить, чтобы она гармонировала с окраской стен и вместе с тем отвечала требованиям воспитательного значения. Большое внимание мы уделяли и расстановке мебели, преследуя двоякую цель: удобство и красоту, воспитывающую эстетические чувства у детей.

Любовь к порядку, бережное отношение к вещам я прививала детям с самых первых дней. Эта работа пронизывала всю жизнь детского дома. С первых же дней я обратила внимание детей на чистоту и порядок в детском доме, попутно говорила им, что всё это устроено для них взрослыми, и они должны беречь всё и соблюдать порядок.

Первое время дети не замечали беспорядка в комнате: не замечали сдвинутой скатерти, не обращали внимания на валяющиеся на полу бумажки.

В таких случаях я привлекала внимание всей группы:

— Посмотрите, дети, какой у нас беспорядок в комнате: скатерть сдвинута, столы стоят криво, на полу валяются бумажки, — давайте всё это приведём в порядок.

Первое время я вместе с детьми наводила порядок в комнате. В дальнейшем я стала выбирать дежурных, которые должны были следить за порядком в группе. Постепенно дети научились следить за порядком в комнате, стали следить за другими и в случае нарушения предлагали исправить: поправить стул, поднять бумагу с пола и т. д.

Нельзя было ограничиться требованиями к детям только в пределах своей групповой комнаты, такие же требования я предъявляла к детям и в отношении всего помещения детского дома: если воспитанник идёт по коридору и не замечает сдвинутой дорожки, валяющейся бумаги на полу, я предлагала ему поправить, убрать.

Большое внимание мы уделяли вопросу культурного поведения за обеденным столом. С первых дней у нас были введены правила поведения за столом. Садиться за стол следует в опрятном костюме, с вымытыми руками и лицом, с аккуратно причёсанными волосами, всегда имея в кармане носовой платок.

Во время обеда нельзя класть локти на стол, разговаривать, пока пища во рту, вертеться на стуле. Брать пищу из тарелки руками нельзя: если трудно взять её ложкой, надо помочь кусочком хлеба; оставлять недоеденную пищу на тарелке не полагается, лучше попросить положить поменьше, столько, сколько скушаешь, ложкой и вилкой брать из тарелки понемногу, рот и пальцы вытирать салфеткой. После еды надо тщательно вытирать губы и руки, поблагодарить воспитателя и спросить у него разрешения встать, положить салфетку на место и аккуратно задвинуть стул.

Правила эти вводились мною постепенно и настойчиво закреплялись.

Не менее важное значение в воспитании культурного поведения имеет внешний вид детей.

Воспитание привычки к опрятности с самого раннего детства сочетается с воспитанием эстетического чувства.

Мы ведём большую воспитательную работу среди детей по привитию правильного понимания действительно красивого, изящного, и уменья отличать подлинно красивое от вычурного и искусственного, от излишнего пристрастия к ярким цветам в одежде, увлечениям украшениями. Мы подбираем одежду и обувь по росту детей, заботимся о том, чтобы на детях всё сидело аккуратно, подтянуто. Ежедневное проявление внимания к внешнему виду детей вырабатывает у них привычку самим следить за своим внешним видом.

Так, например, Галя, примеряя новую форму, просит укоротить её фартук, потому что он длиннее платья, а это некрасиво; или Нина В. просит подшить проймы у фартука, чем устраняется неудобство и неряшливость костюма. Такие просьбы мы считаем вполне законными.

Дети берут пример с взрослых, поэтому взрослые должны быть так же требовательны к себе, как и к детям.

[...]

Пример культурного поведения воспитателя, положительные примеры в окружении детей, приветливое, внимательное отношение к ребёнку являются факторами воспитания.

[...]

.. Спокойный, приветливый тон воспитателя, ласка и внимание с первых же дней оказывают на ребёнка благотворное влияние.

В моей группе был 9-летний мальчик Адик А. Он поступил в детский дом без документов, о его родителях ничего не было известно. На все мои попытки узнать что-либо о его матери, я получала один и тот же ответ: "Я маму не люблю..." Больше он ничего не желал рассказать о ней. Мальчик был к тому же с дурными привычками: он брал всё, что только попадалось под руку и в школе и дома: карандаш, перо, хлеб, конфетку. Когда его уличали в этом, он тут же отрекался: "я не брал", "это мне дали" и начинал плакать. Но Адик любил и умел подмечать отрицательные стороны у своих товарищей, любил подразнить, пожаловаться на них воспитателю. Если же ему платили тем же, то он начинал громко плакать, и когда однажды старшие дети спросили его: "Почему ты, Адик, всё плачешь?" — он признался: "А я плачу, чтобы меня не обижали".

С первых же дней я взяла Адика под своё наблюдение. И к радости моей, наряду с дурными наклонностями, я подметила в нём положительную черту: мальчик был вежлив в обращении с взрослыми, с товарищами, говорил: "пожалуйста", "благодарю", извинялся. Кроме того, я заметила, что Адик хорошо отвечал на ласку взрослых.

[...]

Я приблизила мальчика к себе ласковым обращением, стала ставить его (но только, конечно, заслуженно) в пример другим детям: "Смотрите, какой у нас Адик вежливый: он всегда благодарит и извиняется, и он у нас будет совсем хорошим, когда отучится дразнить и приставать к своим товарищам".

О его дурной наклонности — воровстве — я никогда не беседовала с ним в присутствии остальных детей. Когда же жаловались на него сами дети, я говорила: "Адик скоро поймёт, что он делает нехорошо, и отучится от этой привычки".

Я продолжала вести наблюдения над Адиком. Заметила, что Адика не принимают в игры, тогда он начинал всё ломать у играющих детей, дети шли жаловаться на него. Теперь я предложила детям принять Адика в свои игры, уступить ему игрушку, тогда он перестанет ломать у них постройки, не будет мешать другим. Надо было видеть счастливый вид Адика, когда он был принят в коллективную игру; во время игры я ни разу не наблюдала ссор и плача — Адик как бы преобразился.

Ведя дальнейшие наблюдения, я отметила, что Адик заметно изменился: стал спокойнее, стал меньше дразнить товарищей, дружнее играть в коллективе детей, реже стали наблюдали случаи воровства, и, более того, к великой моей радости, Адик с видимым удовольствием вручал мне какую-нибудь вещь со словами: "Нина Васильевна, вот я нашёл чей-то каранда". Я сдержанным тоном хвалила: "Ты хорошо делаешь, что возвращаешь найденную тобой вещь, так нужно делать всегда".

В обращении с взрослыми дети довольно скоро усвоили правила вежливости, извиниться же или поблагодарить своего товарища было для них трудным делом. Ложный стыд мешал им в этом. Приходилось об этом постоянно напоминать.

Были даже и жалобы такого характера: "Нина Васильевна, он (она) извинился, я его простил, он всё же сердится".

Замечательное свойство детей — до -конца ликвидировать конфликт — надо учитывать в нашей работе.

Пример воспитателя играет в этом отношении большую роль; я старалась сама извиняться перед детьми и делала это заметно, чтобы показать детям, что я взрослая, а мне нисколько не стыдно извиниться перед .маленьким мальчиком или девочкой.

Первое время дети ни в коем случае не хотели уступить своему товарищу. Если он сидит на стуле, то стул только его, если у него в руках игрушка - он её никому не уступит, хотя товарищ его об этом и просит.

Пришлось вести повседневно и настойчиво воспитательную работу и удалось добиться положительных результатов, применяя различные приёмы и методы воспитательного воздействия. Так, иногда я намеренно просила воспитанника уступить мне стул, а себе принести другой, причём тут же благодарила его за это. Или просила уступить мне ненадолго карандаш и по возвращении его также благодарила.

Затем я стала добиваться этого и во взаимоотношениях между детьми. Увидев, что кто-нибудь из воспитанников не желает уступить своему товарищу стул, я спокойным тоном говорила: "Уступи ему, а себе возьми другой", при этом я добивалась, чтобы получивший стул благодарил за оказанную услугу.

Сначала дети подчинялись этому с неохотой, но постепенно это вошло у них в привычку. Некоторым детям приходил часто напоминать об этом навыке культурного поведения. Привычку благодарить за взаимную услугу и услугу взрослых воспитывали личным примером.

Дети постепенно привыкли к этому. Бывали, конечно, случаи когда кто-нибудь забывал поблагодарить своего товарища и тот обращался ко мне, говоря с обидой: "Нина Васильевна, я ему подал тетрадь, а он мне не оказал спасибо".

Беседы, чтение, рассказы, рассматривание иллюстраций — всё это использовала я для того, чтобы воспитать в детях внимательное отношение к окружающим, уважение к старшим. Мои беседы с детьми на эту тему возникали непринуждённо и естественно.

Как-то, гуляя во дворе, дети увидели, что к нам вошёл старичок, опиравшийся на палочку. Я решила наблюдать за детьми, за их отношением к дедушке. Трое побежали на кухню, видимо, попросить что-нибудь у повара для дедушки, а двое, Вова К. и Гена К., подошли поближе к старику и стали шептаться между собой и пересмеиваться, указывая на него пальцем. Я подошла к этим мальчикам и тихо сказала: "Какой старенький дедушка, у него, наверное, ноги болят, видимо, ему трудно ходить, он на палку опирается. Дети, помогите дедушке открыть калитку", — обращаюсь я к Вове и Гене. Вова и Гена смущённо переглянулись и побежали открывать калитку.

Этот случай дал мне повод вести углублённую работу по привитию детям правила уважения к старшим. На следующий же день я прочитала детям рассказ из журнала "Мурзилка", в котором говорится о том, как дети с неуважением отнеслись к старушке, не подали ей оброненного ею узелка и как им стыдно было, когда к этой старушке подошёл молодой человек в матросской форме, поднял узелок и помог ей встать со скамейки. Рассмотрели иллюстрации к этому рассказу. Мои дети живо обсуждали рассказ и иллюстрации: "Какая старая бабушка, даже сгорбилась, ей трудно идти", "А им стыдно, что они так сделали", — высказывались дети. Вова и Гена молчали. Это была благотворная реакция на их вчерашнее поведение.

Выслушивая детей, я обобщаю их высказывания: "Да, дети, старым тяжело, у них мало силы, им нужно помогать, заботиться о них. Есть ещё такие дети, которые не уважают старых, позволяют смеяться над ними", — не называя имён детей, говорила я. Так постепенно, работая с детьми над этим вопросом, я добилась того, что дети, как показали мои наблюдения, изменили своё отношение к старшим.

Чтение требует большой подготовительной работы. Нельзя читать детям 8—9 лет рассказы, в которых они не сумеют сами уловить главное — морали этого рассказа. Нужно подбирать книги и рассказы, доступные пониманию детей, просто и ярко рисующие хорошие или плохие поступки действующих персонажей; нужно, чтобы прочитанный рассказ оставил след, чтобы ребёнок сам дал оценку поступкам и поведению героев книги. Я прочитала детям рассказ Осеевой "Волшебное слово". Этот рассказ очень прост и доступен детям. Он имеет большое воспитательное значение. Мораль его доходчива. Одно только простое слово "пожалуйста" надо было сказать, и всё пошло по-другому. "Так он его знал да забыл, а старичок ему подсказал", "Он больше, наверно, никогда не забывал говорить "пожалуйста", — таковы высказывания детей после прочитанного рассказа.

В дальнейшем я усложнила материал для бесед и рассказов как по объему, так и по глубине содержания.

С этой же целью я использовала встречу с родными детей. Так, к нам поступил, мальчик Юра С., мать, которого была больна и должна была лечь на операцию. Пока она посещала Юру, я каждый раз в присутствии детей спрашивала её о состояния здоровья, старалась успокоить её, что операция несложная, после операции она поправится, и Юра опять будет жить со своей мамой.

Дети, видя моё внимательное отношение к окружающим, постепенно и сами стали более чуткими и отзывчивыми.

Заболела ночная няня, её положили в больницу на операцию, дети сочувственно говорили друг другу: "А бабуся-то у нас заболела, её в больницу положили", "А к ней будет кто-нибудь ходить?" И когда кто-нибудь из сотрудников шёл её навестить, дети просили передать ей привет и пожелание, чтобы она скорее поправлялась и приходила к нам.

[...]

Я воспитывала в детях чувство уважения к старшим, используя для этой цели случаи повседневной жизни детского дома. Так, я упорно добивалась, чтобы дети при входе взрослого в групповую комнату приветствовали бы его стоя и садились бы только с разрешения, чтобы дети подали стул вошедшему и вежливо пригласили сесть. Дети не должны вмешиваться в разговор взрослых, слушать, о чём они говорят, обращаться к воспитателю с каким-либо вопросом в то время, когда он занят разговором с пришедшим в групповую комнату. Если же явилась необходимость этом, то обратиться вежливо, предварительно сказав "извините"!

Эти правила усваивались детьми постепенно, при настойчивой, систематической работе со стороны воспитателя и других членов коллектива.

Давая детям какое-либо поручение к директору детского дома, к заведующему хозяйством или к воспитателю другой группы, я менее устойчивым напоминала, чтобы они входили в комнату, предварительно постучав и спросив разрешения. Дети видели, что и дети другой группы тоже входят к нам в комнату, предварительно опросив разрешения.

Приходилось упражнять детей в правилах вежливости: ребёнок вошёл не постучав или попросил разрешения войти, но произнёс эту просьбу излишне громко, я ему делаю замечание: "Ты не спросил разрешения войти" или: "Ты сказал слишком, громко, скажи тише".

Если мы не будем упражнять детей в правилах культурного поведения, то дети будут соблюдать эти правила формально, как-нибудь, и наши труды пропадут даром. Чем сложнее сама система навыков культурного поведения, тем тщательней и продолжительней проводятся эти упражнения. Но в то же время надо помнить, что только одними упражнениями и обучением, дрессировкой без всестороннего воспитания личности ребёнка можно воспитать бездушного, внешне изящного, но морально опустошённого, а не подлинно культурного советского человека.

Много труда нам пришлось приложить к тому, чтобы приучить детей вежливо обращаться друг с другом: не называть товарища полуименем или по фамилии.

Путём бесед я старалась внушить детям, что детский дом — это семья, а в семье дети не называют друг друга по фамилии, сестры и братья живут дружно, старшие заботятся о младших, помогают им. Я стремилась вызвать у них чувство симпатии, чуткости, чувство дружбы и товарищества.

В первый год существования в нашем детском доме была группа дошкольников. Я приучала своих детей заботиться о малышах: помочь им одеться, умыться, убрать постель. Дети, как правило, делали это с большой охотой, порой даже приходилось ограничивать проявление чрезмерной заботы о малышах, чтобы не лишить последних законных прав на самообслуживание.

Всячески поощряя помощь со стороны старших младшим и со стороны более сильных слабым, развивая взаимопомощь и товарищескую внимательность детей друг к другу, надо в то же время создавать общественное мнение детей против проявления ложного товарищества, выражающегося в подсказывании, в списывании, в подмене собственных работ чужими работами, в покрывании нехороших поступков товарищей. Провинившиеся в этом пусть сами имеют мужество признать свою вину.

Недавно у меня в группе произошло два случая.

Девочка III класса Тамара М. трудно справляется с задачами. На днях она вдруг самая первая решила задачу и даёт мне на проверку, я была удивлена и, конечно, сразу же поняла, что здесь что-то неладное. "Ты сама решила задачу?" — спрашиваю я Тамару. "Сама", — отвечает Тамара.

Дети возмущённо заявляют, что Тамара не сама решила задачу, ей кто-то решил, она списала задачу в школе. Тамара не созналась в своём поступке, несмотря на то, что были явные улики пробив неё. Придётся много поработать с этой девочкой.

Второй случай. Девочка III класса Надя П. даёт мне на проверку письменную работу. Проверяя, я обнаружила, что работа уже кем-то была проверена, чьей-то рукой сделаны поправки, причём в исправлении допущены ошибки. На мой вопрос: "Кто тебе проверил работу?" — Надя тут же созналась, что работу её проверила Соня (ученица VII класса).

Соня, недавно прибывшая в детский дом, очень стеснительна, услужлива. Она, конечно, не с злым умыслом это сделала и в своём поступке тут же призналась. Я ей разъяснила, какой вред она причинила своим поступком. "Ты сделала очень плохо: во-первых, обманула меня, во-вторых, обманула учительницу, и Наде принесла только вред".

Вечером я заметила, что Соня плачет. На мой настойчивый вопрос, потупив голову, Соня сказала: "Я плачу из-за совести, потому что плохо сделала". Я её успокаивала: "Хорошо, что ты осознала свой поступок, больше ты его никогда не повторишь. Вся воспитательная работа детского дома должна протекать в тесной взаимосвязи со школой. У школы и у детского дома должно быть единство воспитательных воздействий на детей. Цели и задачи едины. Дети нашего дома учатся в одной школе.

С первых же дней учащихся познакомили в школе с "Правилами для учащихся". В "Правилах для учащихся" сформулированы основные требования к ученикам; их отношение к школе и учителям, к родителям, сверстникам. Представляя собой своеобразный кодекс требований, которые учащимся предъявляли страна, "Правила" должны стать для них уставом их жизни.

Нельзя думать, что "Правила" сразу сами по себе определят поведение учащихся, стоит их лишь опубликовать, вывесить в школе или прочитать и продиктовать ученикам. Над освоением правил учащимся нужно много и основательно поработать всему педагогическому коллективу. В реализации "Правил для учащихся" наравне с учителями должны принимать участие и мы, воспитатели детских домов.

"Правилами для учащихся" нельзя предусмотреть все детали поведения ученика в разнообразной обстановке, в различных условиях его быта как в школе, так и вне её.

Мы должны обогащать жизненный опыт ученика целым рядом дополнительных указаний и предписаний, конкретизирующие "Правила", добиваясь того, чтобы в любой обстановке воспитанник сам правильно выбрал нужные формы поведения.

Приведу несколько примеров. Пункт второй "Правил" требует от учащихся "аккуратно посещать уроки". Из этого общего положения вытекает, что совершенно необходимо строго контролировать своевременную явку учащихся в школу, не допускать опоздания, пропуска уроков без уважительных причин.

У наших детей с первых дней выработалось правило не опаздывать в школу. К этому вопросу весь коллектив детского дома относится очень серьёзно: повар заботится о том, чтобы вовремя был готов завтрак, кастелянша — чтобы дети были своевременно обеспечены всем необходимым для школы.

Строго продуманный режим помогал нам в выполнении детьми этого правила. Но дети не сразу его прочно усвоили. В начале учебного года заболела одна девочка. Её положили в изолятор. Через день "заболели" ещё две девочки. Признаков серьёзного заболевания у девочек не было обнаружено, да и вели они себя по так, как больные. Это вызвало у нас сомнение, и, разумеется, мнимые больные были тщательно проверены врачом. Их уличили в обмане, они сознались, что притворились больными, так как им понравилось, что Вале М. уделяют особое внимание.

Наличие такого факта натолкнуло нас на необходимость более вдумчивой и глубокой работы с каждым ребёнком над выполнением второго правила, над воспитанием честности, добросовестности, над воспитанием правдивости.

В результате непрерывного влияния со стороны учителей, воспитателей в дальнейшем эти девочки вполне исправились.

Другой пример. Детям выдали валенную обувь взамен кожаной, так как уже выпал снег. Однажды утром, встав с постели, дети обнаружили, что на улице оттепель, в валенках нельзя идти в школу. Кастелянша должна прийти к 8 часам, а в 8 часов мы уже отправляемся в школу. Дети волновались: "Нина Васильевна, а вдруг С. Ф. не придёт раньше 8 часов, ведь мы опоздаем в школу", "А может быть, С. Ф. не посмотрит утром в окно и не увидит, что сегодня оттепель".

Это волнение детей, их забота о том, чтобы не опоздать в школу, дало мне основание заключить, что работа с детьми не прошла даром. Однако я вовсе не успокоилась на этом и не оставила дальнейшей работы с детьми в этом направлении.

В четвёртом пункте "Правил" указано, что "ученик обязан приходить в школу со всеми необходимыми учебниками и учебными принадлежностями".

Из практики известно, что дети (особенно I и II классы) считают свой портфель хранилищем не только учебных принадлежностей, но и всяких вещей, ценных для них. В первые месяцы работы с I классом мне приходилось обнаруживать в портфелях своих воспитанников массу вещей, может быть, и нужных им, но ненужных в школе. Это дало мне повод заключить, что у каждого ребёнка есть потребность иметь что-то своё, заветное, что для него очень дорого, и он избрал портфель самым надёжным местом хранения этих вещей. Здесь нужно было подойти к детям очень тактично. Нельзя было просто заставить их выбросить из портфеля всё лишнее. Я провела с ними беседу о том, что портфель служит для хранения только учебных принадлежностей, а для хранения их личных вещей предложила сшить мешочки и изготовить коробочки.

Дети с удовольствием разгрузили свои портфели в эти мешочки и коробочки. В дальнейшем я продолжала строго следить за портфелями детей, устраивала общую проверку, некоторым детям пришлось делать напоминания.

Первое время нужно было следить и за тем, чтобы дети брали в школу только то, что необходимо на уроках данного учебного дня.

К разрешению этого вопроса, я подошла так: выделила, детям отдельный шкаф для хранения тех книг и учебных принадлежностей, которые в данный день не нужны воспитаннику. Имея удобное место для хранения, дети сами стали соблюдать это правило.

Пятый пункт "Правил" требует от учащихся "являться в школу чистыми, причёсанными и опрятно одетыми". Это правило дети привыкли выполнять с первых дней пребывания в детском доме. Дети с утра должны привести себя в порядок: чисто умыться, причесаться и опрятно одеться. Наш режим рассчитан так, что. дети садятся завтракать в своих домашних платьях, после завтрака они переодеваются в школьные платья, которые уже накануне приведены в порядок. Раз в неделю дети остригают ногти, если руки запачканы в чернилах, после подготовки домашних заданий дети отмывают их в тёплой воде с мылом и щёткой.

Если же случается, что "санитары" в школе обнаружат при осмотре у кого-нибудь грязные руки или длинные ногти, староста докладывает об этом воспитателю, как о случае, позорящем честь нашего детского дома: "У Гены сегодня были грязные руки, ему "санитар" сделал замечание",—сообщает староста с озабоченным видом. За нарушителем правила усиливается контроль.

В шестом пункте "Правил" указано, что учащийся обязан содержать в чистоте и порядке своё место в классе, а в пятнадцатом - от учеников требуется "бережно относиться к своим, вещам".

Эти же требования я предъявляю своим воспитанникам и при Подготовке домашних заданий.

Перед началом занятий дежурный должен приготовить столы: снять салфетки, расставить на все столы чернильницы, предварительно проверив, есть ли в них чернила, под каждую чернильницу подложить лист бумаги, чтобы не пачкалась клеёнка. По окончании занятий я требую от каждого, чтобы место его за столом было приведено в порядок: все учебные принадлежности убраны в портфель, причём слежу, чтобы тетради были вложены в папки, чтобы книги убирались в портфель корешками вниз; на столе и под столом не должны оставаться бумажки; систематически проверяю учебники и тетради, категорически запрещаю писать на обложив тетрадей, делать пометки в книгах.

Продолжая работу школы в этом направлении, я веду разъяснительную работу и по остальным пунктам "Правил для учащихся". Так, например, когда староста доложил мне: "Адик катался в зале на ногах", Адик в оправдание заявляет: "А я не на уроке, а в перемену катался".

В беседе с детьми по этому случаю я стараюсь от самих же детей узнать причину, почему нельзя кататься в зале ,и на перемене, и уже после высказывания детей обобщаю: на переменах нельзя кататься на полу, громко кричать, кататься на перилах, драться с товарищами по школе; после перемены нужно входить в класс без шума, спокойно сесть на своё место.

Работу по привитию детям навыков культурного поведения я веду в тесном контакте со школой и все требования учителя к ученикам поддерживаю беспрекословно: учитель требует, чтобы ученики обернули тетради — необходимо тут же это сделать, а не отговариваться тем, что "у нас ещё старые обложки не очень грязные" или "у нас нет бумаги". Если далее это и так, т. е. бумаги действительно нет, я говорю детям: "Дети, извинитесь перед О. В. в том, что вы не смогли сегодня обернуть тетради, у нас нет бумаги, завтра мы постараемся это сделать",

Воспитывая навыки и привычки культурного поведения у детей на основании "Правил", мы соблюдали определённую преемственность и одновременность в выработке навыков по данным "Правилам". Так, например, прививая навыки дисциплинированности, одновременно прививали и гигиенические навыки, и навыки бережливого отношения к учебникам, учебным пособиям, к общественной собственности и т. д.

Авторитет учителя в глазах ученика должен быть так же высок, как и авторитет воспитателя, и единство требований школы и детского дома поможет в разрешении вопросов воспитания культурного поведения.

[...]

В итоге серьёзной и вдумчивой работы всего коллектива мы получили неплохие результаты: наши дети вежливы, они с уважением относятся к старшим, умеют играть и трудиться в коллективе. Все дети успешно закончили учебный год и перешли в следующий класс с отличной дисциплиной.

Но мы на этом не успокаиваемся ...

ВОСПИТАНИЕ ДЕТСКОГО КОЛЛЕКТИВА [ город Алупка, детдом ] (Статья взята из сборника Крымского ОБЛОНО и печатается в сокращённом и обработанном виде).

Дети приехали как-то сразу, неожиданно.

Холодной январской ночью, когда кипарисы стонали и, словно пружиня, нагибались к земле, а море бесновалось и, казалось, вот-вот выскочит из берегов, на нашем пустынном и малоуютном дворе зашумела машина, испуганно замигала подслеповатыми фарами, и чей-то злой, озябший голос прокричал в ночь: - Эй, кто там живые есть... Детей принимайте!

Мы ждали детей ещё через две недели, а они вдруг так сразу, без предупреждения, ночью...

Поспешно оделись и выбежали на крыльцо.

Там, за дверью, плотно прижавшись друг к другу, толпились дети; они осматривали всё вокруг, и в их взглядах было что-то общее: и усталость перенесённого пути, и испуг, и ожидание

нового...

Когда видишь такие глаза у детей, разве нужны слова?

Нас было трое.

Дети увидели, а может быть, инстинктивно почувствовали нашу искреннюю радость и робко, по-видимому, с некоторой неуверенностью перешагнули порог.

— Ну, вот вы и дома. Здравствуйте, дети! Заходите и плотно закрывайте двери! Вам здесь жить, берегите тепло!

Мимолётная ласка, ободряющий взгляд, приветливый тон согнали выражение испуга с детских лиц. Кто-то заговорил, кто-то робко засмеялся, кто-то тихонько взял за руку и, уже знакомые, мы поднялись наверх. Их было двадцать два.

Кто они? Трудно сказать. У всех не по росту большие фуфайки, налезающие на глаза ушанки, разносортная обувь.

Первый ужин, обильный и вкусный, баня, чистое бельё и тёплая постель сделали своё дело: наши питомцы крепко и спокойно уснули.

[...]

Дети проснулись рано. Необыкновенное зрелище восхода солнца из-за моря мы встречали все вместе, стоя у огромной окна.

[...]

Дети ходили по комнатам, а мы зорко следили, какое впечатление производит на них их новый дом.

Это взволнованное состояние у детей мы старались продлить возможно дольше, и вот почему: все наши дети прибыли из детских приёмников, в которых находились по 5—8 месяце. Различное прошлое, слишком- долго затянувшееся пребывав их в учреждении, где они чувствовали себя временными жильцами, окончательно вывело их поведение из нормы, лишило чувства постоянства.

На первых порах нам предстояло отучить детей от их дурных привычек, переключить их внимание и интересы.

Первой нашей задачей было заставить забыть всё, что не следовало хранить в памяти с нашей педагогической точки зрения. [...] Для этого необходимо воздействовать на детей новыми, более интересными и доселе незнакомыми им факторами.

В нашем распоряжении были очень небольшие средства: чистота помещения и чуткое отношение к детям.

Чистым у нас было всё: стёкла, полы, бельё, одежда, посуда, а главное — воздух.

Отвыкшие от соблюдения строгих санитарно-гигиенических требований, дети робели, пугались чистоты. Они как-то неуверенно и неуклюже ходили по дому, осторожно дотрагивались до предметов.

Строгая и систематическая требовательность воспитателя к дежурным и ко всем детям, надзор за умыванием, уборкой, поведением в столовой, в спальне настораживали ребят, обязывали к соблюдению порядка.

Уже через несколько месяцев санитарно-гигиенические навыки стали входить у детей в привычку, которая в последующем жизненном опыте становится чертой характера.

Большое влияние оказывал на детей и тон, которым с ними разговаривали в детском доме старшие.

В первые дни мы почти ни о чём их не спрашивали. Мы рассказывали им об их будущей жизни и осторожно выясняли, что они сами думают. Мы упорно старались переключить мысли детей от прошлого к будущему. Настоящее же дети воспринимали (и мы сознательно на это шли) пока только эмоционально.

Мы не спрашивали детей, нравится ли им здесь, но прислушались к их разговорам между собой, в них искали и находили ответы на наш вопрос.

Разнообразием занятий и частой их сменяемостью мы стремись заинтересовать детей максимально, чтобы у них не оставалось времени на одиночество.

Мы сознательно шли даже на то, чтобы утомлять детей различными впечатлениями, короче: мы подавляли личность ребёнка на первых порах его пребывания в доме, потому что боялись появления у детей их дурных привычек, склонностей, зная, что там, где ещё нет коллектива, стоит одному совершить проступок — инфекция распространится на других, и мы уподобимся либо резонёрам, либо усмирителям.

Мы боялись хулиганства, грубости, краж, как боятся дифтерии или тифа. Организм нашего дома ещё не был достаточно здоров, закалён и крепок. Нам предстояла большая работа по выработке в нём иммунитета, защищающего нас от опасного, разлагающего влияния нарушителей дисциплины.

* * *

Беседы, читки, прогулки, игры, занятия ручным трудом в сочетании с санаторным режимом первого периода жизни сделали своё дело: разительно изменился внешний облик наших ребят. Они неузнаваемо поздоровели, окрепли, стали звонко смеяться.

А позже и какой-нибудь отдельный "вывих" не будет страшен. Да он и не заставил себя долго ждать.

Шура П. проник ночью в кладовую и похитил немного колбасы и халвы из предназначенного на ужин.

Мы насторожились.

Впервые нам представляется случай наблюдать, как отнесутся к этому факту дети. Что они скажут, что подумают, что решат.

Как и следовало ожидать, единства мнений ещё не было. Дети испытующе смотрели на нас, как бы спрашивая: "А что вы теперь будете делать?"

Что-то нужно было предпринять, но тактично и решительно.

Созвали собрание.

Большинство резко осудило проступок и со свойственной детям жестокостью решительно потребовало удаления Ш. из дома.

Часть ребят рассудительно советовала оставить Шуру в доме, взять с него обязательство не повторять таких проступков.

Некоторые из детей попытались стать на защиту товарища.

Вечером в день кражи в детском доме не было слышно обычного пения, дети рано разбрелись по своим комнатам. В затемнённых спальнях горячо обсуждалось случившееся событие.

После этого с Шурой П. ещё раз произошло такое же несчастье, но с каждым разом всё жёстче и суровей осуждали товарищи провинившегося, всё ярче выступало здоровое лицо растущей группы искрение возмущённых детей.

Среди новеньких были мальчики, для которых наш дом был по счёту одиннадцатым, девятым, седьмым, и, едва переступив порог, они громогласно заявляли о том, что скоро убегут от нас.

Под влиянием этих мальчиков появились самовольные отлучки, нарушения режима, и то и другое грозило расшатать и без того ещё не прочную дисциплину.

Решили сыграть на самолюбии "летунов". Говорили мало, но убедительно: хотелось внушить детям, что они живут в своём доме. И дом, и тепло, и уют, и сегодняшнее благополучие — это залог их будущего. Приехали они сюда не силой, а собраны они здесь по разумной воле нашего государства, наших советских людей. Кто не умеет оценить этого, кому здесь плохо, должен честно об этом оказать, а того, кто собирается мешать нам дружно жить, мы удерживать не станем. Только советуем не торопиться, подумать несколько дней, решить и потом сказать. Мы дадим на дорогу продуктов, денег на автобус, и желающие могут уехать отсюда. Только уехать надо открыто и смело, а не по-воровски. Убегать — некрасиво. Убегающий теряет лицо полноправного человека.

Это было поистине испытанием для детей и для нас. А если уйдёт? Ведь уходили же они из других домов...

На утро Серёжа К. пришёл ко мне и говорит: "Я поеду!" -"Куда?" — "На воле погуляю". —"Ну, что же, поезжай! И знай, ты совершаешь ошибку. Когда тебе будет трудно, ты вспомнишь о нас и пожалеешь, но будет поздно. Твой дом, из которого ты так легко уходишь сегодня, тебя потом не примет". — "А денег дадите?" — "Дадим, раз обещали".

Подготовили продукты, денег и попрощались, как со взрослым.

Серёжа был в недоумении, взял продукты, деньги и вышел из канцелярии.

Мы молча смотрели друг на друга и чувствовали себя очень плохо. Кажется "перехватили". Как исправить положение?

В этот момент вбежали девочки с криком: "Серёжа К. плачет внизу. Кто его обидел? А ещё говорили, что он плакать не умеет".

Не выдерживаем, спускаемся вниз. Серёжа стоит на крыльце и плачет. Сумка с продуктами лежит у его ног. Плачет скупо и поэтому, кажется, особенно горько.

— Ну, что, Сергей, удрать потихоньку куда легче, чем уйти из дома открыто, на виду у всех товарищей? Правда?

— А я и не хотел уходить, — озлобленно проговорил Серёжа. Это Васька меня подбил. Пойди, говорит, скажи, что уходишь, попроси денег, вот кутерьма поднимется. Ну, я и пошёл. Хотел посмотреть, денег дадите или нет? И мне не нужны ваши деньги. Вот они, забирайте их. И уходить я не хочу.

Сергей остался. Живёт он у нас второй год. Бывают дни, когда он огорчает нас, но уже не поддаётся ни на какие провокации.

Случай с Сергеем насторожил нас. Мы поняли, что такие приёмы требуют большой осторожности и могут иногда привести к печальным результатам.

Разные непредвиденные испытания подстерегали нас на каждом шагу.

Как-то ночью разразилась буря ураганной силы и ливень. Ветром сорвало значительную часть крыши, повалило электрические столбы, оборвало провода, сорвало со шпингалетов приоткрыло затворенные двери. В доме наступил кромешный мрак, крик, переполох. Шумели и плакали малыши, испуганно мчались от окна к одну полунагие дети.

Вдвоём со сторожем мы ликвидировали сквозняки, но буря неистовствовала и угрожала новой бедой.

Вдруг среди мрака раздался голос Эдика Г.: "Толик, Сережа, Андрей! Соберите свои пояса, вяжите их. Привязывайте рамы за шпингалеты к кроватям. Малыши! Ложитесь подвое на кровать".

Пока мы укрепляли двери, мальчики затворили окна, привязали рамы за ручки и шпингалеты к кроватям, разложили малышей подвое на кровать и сами, дрожа от холода и волнуясь, заботливо укрывали их поверх одеяла принесёнными пальто.

Остаток ночи вызвались дежурить. Сидели в каждой спальне 2—3 человека, подбадривали тех, кто страшился рёва ветра и моря, шутили.

Так до рассвета продежурили 12 славных ребят, накинув на себя от холода пальто и одеяла. К утру буря утихла, но новая беда ожидала нас. Ночью с гор пришла большая вода и занесла илом и камнями весь двор. Мы уже собрались нанять рабочих для его расчистки, но пришли старшие дети и заявили, что чистить двор будут сами, а деньги просят истратить на приобретение игр и книг.

Мы усомнились в том, что дети справятся с работой. Но, желая блеснуть своими способностями, ребята ретиво взялись дело,

Через десять минут старшие мальчики были во дворе с лопатами, ломами, носилками. Сразу наметился командный центр. У центра появились помощники, которые начали организовывать работу в разных уголках двора.

Видя, что дети обошлись без нас, мы, довольные и весёлые, вышли им на помощь.

Полусерьёзно обратились к "командирам" с просьбой направить нас на любой участок.

Мальчики смутились, предложили нам стать там, где мы хотим, а мы воспользовались их любезностью и заняли выгодные с нашей точки зрения позиции с тем, чтобы помочь детям рациональнее организовать труд.

В эту ночь впервые наши дети предстали перед нами как что-то единое, цельное, умеющее сообща думать, слаженно и организованно действовать.

К этому времени у нас уже было 65 ребят, и все они вместе представляли собой единый коллектив.

Жизнь, разные испытания, школа, работа, тесное общение друг с другом выдвинули среди них организаторов.

Это были славные ребята: мудрый и рассудительный Славик Охапкин; живой, увлекающийся и умеющий увлечь других Вадик Кузнецов; прекрасный организатор, смелый и требовательный к себе и товарищам Митя Мамбетов; хозяйственная и весёла я Шура Иванова; бойкая, развитая, "умелые руки" Лида Каткова — вот они наши первые помощники.

Нас радовало, что дети не ошиблись и здоровый инстинкт подсказал им, кого определить своими вожаками.

Так в нашем молодом детском коллективе создался актив. Это было огромным подспорьем в нашей работе, организующей и воспитывающей силой.

Высоко поднимая авторитет вожаков, расценивая их деятельность как общественно-полезный труд, мы подтягивали остальных до уровня актива и, наконец, пришли к тому дню, когда смогли избрать наш первый детский совет.

Созданию детского совета предшествовала большая работа по развитию у детей сознания, что они являются подлинными хозяевами детского дома, что всё в нём принадлежит им, детям. Всё это дала им родина. От их отношения к своему дому зависит дальнейший наш рост, улучшение нашей жизни.

Детям, с одной стороны, льстило, что мы обращаемся к ним за помощью, с другой — им были предоставлены широкие возможности проявить инициативу действовать, и, видя, как трудятся взрослые, дети очень охотно помогали нам в меру своих сил.

Так постепенно мы втягивали детей в большой, разносторонний труд в доме и вне его.

Постепенно усложняя задачи, расширяя круг деятельности детского совета в целом и каждого его члена в отдельности, выражая ему доверие и укрепляя его авторитет, мы растили надёжных проводников наших педагогических идей, юных соратников, пылких и преданных дому.

Мы вместе с детьми мечтали о том, какой у нас будет второй корпус, мечтали о том, сколько у нас будет цветов. Мы рисовали с детьми в мечтах картины будущих походов и экскурсий, в воображении творили прекрасные сооружения, мечтали о встречах со знатными людьми. Мы мечтали о своём фруктовом саде, винограднике, о поездках в Москву и плавании на теплоходе вдоль берегов Чёрного моря и т. д.

Мы подсказывали детям, о чём мечтать, развивая и дополняя детские мечтания, отбирая те из них, которые раньше и быстрей можно было бы осуществить, превратить в действительность.

Творцами плана был детский коллектив, он должен был его осуществить. Поэтому каждому находилось дело, никто не оставался в стороне. Но выполнение наших больших планов потребовало дисциплины сознательной и устойчивой.

Чтобы организовать коллектив для любого действия, нужно было детям дать перспективу их жизни в детском доме.

Знакомство детей с тем, как они будут жить, вселяло в них уверенность за своё будущее, делало осмысленным всю их жизнь и деятельность.

А добившись понимания перспективы, можно было начинать требовать ту дисциплину, без которой немыслимо существование какого бы то ни было коллектива.

Теперь уже стало возможным вместо некоторых советов, рекомендаций, намёков и подсказываний предъявлять детям чёткие, не допускающие возражений требования. Мы объясняли, что требуется от детей и для чего мы это требуем. Убедившись, что дети поняли, чего от них хотят, знают, как приступить к выполнению того или иного задания, мы добивались неукоснительного исполнения требования.

Здесь мы встречались с трудностью, объясняемой особенностью детской натуры: убедить ребёнка в необходимости поступить так, а не иначе, не так тяжело, но приучить его действовать в соответствии с убеждениями было значительно труднее.

Стало необходимым упражнять детей в выполнении наших заданий. А для этого потребовался наш неослабный контроль, проверка выполнения, причём эта часть работы должна была быть сделана только нами, так как контроль, а тем более самоконтроль у детей в этом возрасте развиты слабо.

Таким образом, осознанное требование, убеждённость в необходимости выполнения требуемого, воспитание у детей навыка действовать в соответствии с убеждениями и, наконец, оценка их поведения — вот что явилось основой сознательной дисциплины у наших детей.

Воспитывая дисциплину, мы часто встречались с такими случаями, когда ребёнок понимал, что от него требуется, понимал, почему от него это требуется, был убеждён, что требование жизненно оправдано и целесообразно, но выполнять его отказывался из-за нежелания подчиниться приказу или распоряжению.

Это упрямство, ложно ущемлённое детское самолюбие иногда мешало налаживанию дисциплины.

Приходилось прибегать к убедительным примерам, доказывающим, что подчинение приказу — это высшая форма проявления дисциплины, так как приказывающий и исполняющий приказ выполняют одно дело, одинаково близкое и нужное им обоим.

[...]

Всё ли нами достигнуто в этом отношении? Конечно, нет. Некоторые ещё отступают от установленных норм поведения. Но всё же, несмотря на исключительно пёстрый состав детей и их возраст, в доме не было, вот уже больше года, ни одного случая хулиганства, грубого нарушения дисциплины.

Жизнь выдвигает, вернее, видоизменяет стоящую перед нами задачу. Сегодня нас волнует уже не столько собственно организация детского коллектива, сколько закрепление у воспитанников навыков сознательной дисциплины. А так как воспитание навыка — процесс длительный, требующий систематически упражнений, то всё наше внимание теперь будет направлено на систематизацию этих упражнений.

Первоочередное значение в этой системе мы отводим воспитанию у ребёнка веры в собственные силы.

Серёжа К., прежде чем попасть в наш дом, побывал в одиннадцати домах области. Он воровал, обманывал, хулиганил. А самым большим несчастьем Серёжи было то, что ему нигде не верили, да и сам он потерял веру в себя.

Мы начали с того, что вернули ему веру в себя, в свою силу, в свою волю, в то, что он может быть таким, как все. Вначале на все попытки научить его уважать самого себя он отвечал "А, всё равно вы все думаете, что я вор и хулиган. Я не хочу вас слушать. Такой я и есть".

Здесь разговоры не помогли бы. Нужно оказать действительное доверие. Серёже дали 180 рублей и послали в город за учебниками. Он сначала не поверил в то, что ему доверили. Нужно было видеть, какой радостью горели его глаза, когда он садился в автобус с деньгами и документами в кармане на получение книг.

По привычке ему снова кое-кто не поверил. Упрекнули нас в том, что мы рискуем казёнными деньгами. Напряжённо ожидали вечера. Но Сергей всё же оправдал доверие. И вот, когда уже темнело, возле ворот дома остановился автобус, и из него вышел Сергей, озабоченный, усталый, казалось, посерьезневший, со стопками новеньких книжек в руках.

Все дети ходили караулить свой сад. Не допускали туда только Сергея: ему доверялось хозяйничать лишь на грядках, около зелёных насаждений. Воспитательница вызвала его к себе, долго говорила с ним. Обратилась к его самолюбию: неужели он, Сережа, стерпит такое положение, когда все дети могут охранять сад, а он один не умеет этого делать? Неужели у него действительно нет воли, чтобы сдержать себя?

Мальчик был задет за живое. "А вот, хотите — смогу? Хотите — докажу? Только не давайте мне напарников, дайте я сам".

Поверили, послали дежурить одного. Отлично справился с задачей. Проверили его ещё несколько раз, взяли в огородную бригаду по охране сада и огорода. Хороший сторож получился.

В школе Сергей мешал учителю, шалил, не готовил уроков. В чём дело? Узнали, что Серёжа привык смотреть на себя, как на худшего ученика. А между тем у мальчика были все данные для хорошей учёбы и успеваемости: он обладал живым умом, исключительной любознательностью, тонким чутьём и наблюдательностью.

— Серёжа, а что, тебе, наверное, трудно учиться?

— Мне ничего не трудно, — хвастливо отвечал он.

— И всё же ты отстаёшь. Значит, ты не можешь справиться с этой задачей. Верно?

— А вот хотите — справлюсь?

Важно было, чтобы Серёжа сам захотел этого по-настоящему.

Первое время мы хотели, чтобы у Серёжи были хорошие отметки — и он их получал. А тем временем привык к мысли, что он умеет и может стать лучшим учеником. У него появился интерес к учению. Теперь уже четвёрки и пятёрки стали для него привычной отметкой.

[...]

Как было сказано выше, детям прививалось сознание того, что дом этот и всё, что в нём есть, принадлежит им, детям. Далее необходимо было показать детям их дом не как обособленную, замкнутую ячейку, а от него протянуть нити к большой семье горожан-алупкинцев.

[...]

Через весь город ходили наши дети в школу. И как велика была их радость, когда вслед хорошо одетой колонне, по-пионерски чётко чеканящей шаг, ласково, с оттенком гордости горожане посылали им своё приветствие: "Это наши детдомовцы. Хорошие ребята!"

[...]

... Из-за крутого поворота дороги брызнули в глаза сотни ярких огней Алупки. Она была особенно хороша в эту ночь.

И многие из детей, до этого молчавшие, восхищённо воскликнули: "Алупка! Наша Алупка впереди!"

Наши дети, которым ещё совсем недавно казалось, что у них нет ни дома, ни города, ни семьи, с радостью, наконец, произнесли: "Наша Алупка!"

Вот и у них появился свой город! Дети впервые гордились своим городом.

Закрепляя и развивая любовь детей к своему городу, мы постепенно расширяли круг детских представлений о нашем крае. Мы начали знакомить детей с историческим прошлым Крыма, с его природными богатствами, с его животным и растительным миром, с его экономикой. Много интересного узнали дети о героических людях Крыма, о городах-героях Севастополе, Керчи. Герои книг "В горах Таврии", "В Крымском подполье", "Улица младшего сына" и др. стали любимыми героями наших ребят. Люди стали особенно близки и дороги детям потому, что подвиги свои совершали в знакомых детям местах. Чтение книг подкреплялось многочисленными краеведческими походами и экскурсиями.

Но Крым — это не только богатый и красивый уголок земли. Это часть нашей необъятной родины.

Перед детьми карта Крыма сменялась картой родины, где Крым — лишь маленький полуостров, связанный с нашей большой землёй тоненьким перешейком, но каким перешейком! Знаменитым Перекопом, Сивашем... Снова экскурсии в прошлое Крыма и родины. Знакомим детей с двумя историческими эпопеями, прославившими Сиваш и Перекоп. От них обращаем взгляд детей на бескрайние просторы нашей родины.

Раскрывая детям сущность понятия "родина", расширяя его до пределов "моя страна", нам всегда хотелось, чтобы дети наши, произнеся слово родина, вспоминали наш маленький городок у самого синего моря и скромный белый дом на скалах их дом.

[...]

Дети стали постоянными участниками общегородских воскресников, которые сближали наших детей с населением, знакомили их с задачами, стоящими перед городом, наполняли детей сознанием того, что и они вкладывают долю своего труда в благоустройство их города.

Рядом с ними — колхозы с их интересным профилем сельского хозяйства: виноградарством и табаководством. Дети должны знать сельское хозяйство своего края, района. Договариваемся с колхозом, советуемся с детьми и решаем помочь колхозу в уборке табака. Работаем на протяжении месяца ежедневно. Ловкие детские руки выполняли по полторы нормы. Большая радость и удовлетворение пришли к детям, когда в районной газете появилась статья об их работе и благодарность правления колхоза.

Теперь уже ни одно общегородское торжество не проходило без участия детей. Дети готовили и читали городу рапорты о своей работе и учёбе. На торжественных собраниях трудящихся выступали с приветствиями, неоднократно показывали свою самодеятельность, участвовали в общегородских гуляниях, выступали по радио.

[...]

Когда общественность города Ялты готовилась отмечать 80-летие М. П. Чеховой, мы также включились в подготовку к юбилею. Задолго до юбилейной даты мы ознакомили детей с биографией А. П. Чехова, читали детям рассказы Антона Павловича о детях и пообещали свозить их в дом-музей Чехова, к лучшему другу писателя — его сестре Марии Павловне.

[...]

В Алупке живёт мать пионера-героя Павлика Морозова - Татьяна Семёновна Морозова.

Пионеры нашей дружины взяли шефство над домом Татьяны Семёновны. Они обработали землю в её саду, побелили деревья, помогли посеять овощи, ежедневно поливали сад и огород, следили за тем, чтобы у неё всегда были наколоты дрова, и т. д.

[...]

Татьяна Семёновна бывает у нас не только по праздничным дням. Она помогает нам воздействовать на самых шаловливых, по-матерински пробирает нерадивого ученика, советует, как лучше организовать хозяйство, рассказывает детям много интересного из своей жизни.

Мы все бережём и ценим эту хорошую дружбу, которая даёт возможность проявиться очень многим хорошим качествам наших детей.

[...]

Наши дети долгое время были оторваны от школы; некоторые из них отставали в учёбе на 2—3 года, но имели большой; ; жизненный опыт; однако между знаниями и практическими навыками, жизненным опытом наблюдался большой разрыв. Требовались срочные меры.

Внеклассное чтение, беседы, экскурсии — всё, всё пришло нам на помощь.

Программу 1947/48 учебного года дети усвоили за пять месяцев, почти все успешно перешли в следующие классы.

В 1948/49 учебном году из 100 учащихся перешли в следующие классы 98 человек, из них 45 человек с отметками "4" и "5".

В налаживании учёбы большую роль сыграла учебная комиссия детского совета. Члены комиссии вели систематический учёт успеваемости, обсуждали итоги учёбы на еженедельных групповых собраниях, систематически проверяли состояние тетрадей, были в курсе успеваемости каждого воспитанника.

В начале года некоторые воспитанники получали двойки, но ни одна двойка не оставалась без обсуждения.

Детский совет, совет дружины, совет отряда — всё привлекалось для воздействия на отстающего.

Особые усилия потребовались от всего педагогического коллектива для того, чтобы научить детей не только принимать срочные меры для ликвидации плохих отметок, но и предупреждать появление двойки и вовремя приходить товарищу на помощь.

[...]

Постепенно в нашей большой семье, связанной общими интересами, целями, радостями и печалями, рождалась сердечная детская дружба. Дети дружат подвое, дружат группами, дружны между собой все вместе.

Основными побудителями к ссорам часто было стремление к первенству, желание занять главенствующую роль, борьба между воспитанниками за место в коллективе. Характерна в этом отношении история с Радиком К. Мальчик очень развит, способный, но болезненно реагирующий на каждое замечание. Он хорошо владеет речью, поёт, рисует, мечтателен и романтичен. Имеет все данные стать вожаком. Но как интересно сложилась его судьба у нас в доме!

С первых же шагов он подчёркивал своё превосходство, пренебрежительно относился к товарищам, иронизировал по поводу их слабостей. Дети Радика не полюбили. Радик очень скоро почувствовал себя одиноким, ему стало тяжело среди товарищей.

Было больно смотреть, как мальчик, имея много хороших качеств, оторвался от товарищей, замкнулся и живёт своей обособленной жизнью. Решили помочь ему. В его отсутствие собрали совет и откровенно, по душам поговорили, как вернуть товарища в свою среду.

Учтя, что самое больное у Радика — его самолюбие, решили пролить бальзам именно на эту рану.

Радик грамотен, пишет стихи, отлично владеет речью. При выпуске стенгазеты обратились к нему за помощью.- "Помоги выпустить газету, у тебя выйдет лучше, чем у нас". Радик охотно согласился, хотя и делал газету с сознанием своего превосходства над товарищами. "Радик, спой песню, у тебя хорошо получается". Радик пел и, может, больше, чем следует, любовался своим голосом, но выполнил просьбу товарищей.

Показав Радику, что мы действительно уважаем его некоторые умения, однажды мы умышленно поставили его в такие условия, когда он не сумел выполнить задания. Мы поручили ему и его звену прочистить в нашем саду арыки.

Для этого нужно было организовать звено, расставить ребят на участках, проинструктировать их, обеспечить нужным инвентарём, руководить их работой, проверить её и подытожить, что сделало звено.

Радик очень энергично взял лопату и пошёл прочищать арыки. Работал много, честно, до устали, а между тем товарищи его не знали, с чего начать, толклись на одном месте, попусту потеряли время.

Звено задание не выполнило. Ребята остались недовольны. Сам Радик, работавший много, краснея, рапортовал о том, что у него ничего не вышло.

Собираем звено, предлагаем самим детям определить, почему они не справились с заданием. Дети жалуются на то, что они не знали, с чело начать.

Радику, видно, было трудно сразу сознаться в своей ошибке.

Вечером того же дня он зашёл в канцелярию и с видом "будь что будет" признал: "Ну, что же, один в поле не воин. Я хотел сделать сам то, что нужно было сделать звеном, да и ребятам не помог. Дайте, переделаем".

Дали переделать. Всё звено работало отлично. В другой раз поручили Радику и Мите М. красить кровати. Радик с самодовольной улыбкой взял кисть и с видом заправского маляра принялся за работу. Сделал всё быстро, страшно запачкался сам, поналивал краску на балконе, оставил просветы и подтёки на кроватях.

Митя принялся за работу сосредоточенно и серьёзно. Работал медленнее, экономя каждую капельку краски, тщательно растирая её по поверхности железа.

В результате покрашенные Радиком кровати потребовали повторной окраски. Митина же работа была признана хорошей с первого раза.

Этими и другими примерами мы убедили Радика в том, что в одних случаях нашей жизни он нужен детям как их друг, товарищ, помощник, в других — наша семья, его товарищи нужны ему, и без них он не силен, а слаб; в третьих — в нашей большой семье есть отдельные её члены, которые скромнее Радика, но не хуже его.

Радик очень изменился. Он стал неплохим товарищем, хорошим учеником. Недавно был принят в комсомол.

Ещё живуче в нём его честолюбие, но думаем, что комсомол и все мы поможем Радику излечиться от этой болезни.

Дружба может быть только там, где есть чуткость и уважение к личности товарища.

Толя К., получая ежедневно достаточно свежих фруктов, забрался в сад колхоза и был с позором приведён домой.

Дети были до глубины души возмущены, судили, рядили и пришли к выводу, что Толя должен быть исключён из детского дома. Одни пытались обозвать его воришкой, другие предлагали объявить ему бойкот, третьи требовали наказать провинившегося.

Положение было критическим. В прошлом у него были случаи значительно серьёзнее последнего. Мы делали всё, чтобы он забыл о прошлом, и вдруг нелепый и гадкий поступок снова возвращал его к прошлому, воскрешал его нехорошую славу и кличку. Было над чем задуматься, и страшно стало допустить ошибку. Виновник убежал из дома на подсобное хозяйство и не приходил три дня, спал на сеновале, питался с рабочими.

Мы не тревожили его, а тем временем вели соответствующую работу с коллективом.

Толя крал яблоки в колхозном саду, срамил детский дом. Дети хотят его исключения. Но он уже побывал в шести детских домах. У него остаётся один путь — снова в приёмник, а потом в колонию для малолетних правонарушителей.

Неужели они, его товарищи, не испробовав всего, не попытав своих сил товарищеского воздействия, согласятся оттолкнуть его от себя? Они рассержены, оскорблены. Это правильно!

Дети решили наказать товарища, но не изгонять его из своей среды, а повлиять на него.

Каждый Толин шаг взяли под зоркий контроль, привлекли его к работе на подсобном хозяйстве, сделали его активным участником танцевальной группы, а теперь с улыбкой вспоминают о том времени, когда Толя казался неисправимым.

Лидочку К. мы повезли к родным. Отца у Лидочки нет; мачеха, женщина жёсткая и легкомысленная, приняв от нас ребёнка, в первый же вечер выгнала её ночевать в сарай.

Лида вернулась обратно. Как мучительно было это возвращение для девочки! Её страшил не детский дом, в который она вновь возвращалась. Она любила детский дом глубоко, по-настоящему, но как сказать товарищам, что её не приняла женщина, которую она называла мамой.

Живая, хорошенькая девочка, отличная ученица, любимица всего детского дома вдруг сжалась в комочек и, со страхом глотая горькие и беззвучные слёзы, вторично переступила порог нашего дома.

Девочки встретили Лиду молча, но в этой сдержанности было глубокое понимание горя подруги, боязнь оскорбить её неосторожным словом, неуместным вопросом. [...] По какому-то молчаливому уговору никогда и никто больше не говорил с Лидой о её мачехе. И совсем недавно девочку усыновила прекрасная женщина, героиня Отечественной войны, чуткая, любящая и заботливая мать. Искренне радовались дети, передавая свою подругу её новой маме. Пекли пироги, вышивали платочки, рисовали рисунки, далеко в горах собирали первые весенние цветы, а потом, по установившейся в доме традиции, на торжественной пионерской линейке говорили Лиде напутственное слово и весёлой гурьбой провожали в её новый дом. Снова все вместе переживали радость за свою подругу так же дружно, как пережили её горе.

Товарищеская забота и чуткость ярко проявляются во взаимоотношениях мальчиков и девочек. Между ними настоящая дружба или, вернее, братские взаимоотношения.

В детском доме девочки шьют, стирают, убирают комнаты, но никогда не рубят дров, не носят уголь, не красят мебель, хотя и те и другие умеют делать всё.

Такое разделение труда дети ввели сами и тщательно его соблюдают, но зато требовательны и взыскательны бывают друг к другу.

Плохо выглаженная рубашка, небрежно застланная скатерть вызывают критические замечания мальчиков, но несвоевременно заготовленные дрова, опоздание с покраской стульев, кроватей влекут за собой бурю недовольства со стороны девочек.

Взаимная требовательность не мешает детям быть приветливыми и вежливыми друг к другу.

Наши походы, экскурсии, поездки в другие города убедили нас в том, что мальчики и девочки одинаково организованы, дружно все вместе переживают радости и печали.

Дружить нельзя, если люди неискренни, нечестны и неправдивы. Мы убеждали в этом детей на примерах их жизни.

Долгое время в детском доме не было никакого музыкального инструмента, наконец мы его получили. Дети радостно смотрели на великолепное пианино и осторожно касались его новенькой блестящей клавиатуры.

И вдруг Шура М., пренебрегая запретом, решил поиграть и испортил два клавиша. Группа ребят знала, кто это сделал, но не желала выдавать друга.

Собрали детей, чтобы побеседовать, правильно ли поступают они в данном случае. Привлекли большой материал из "Пионерской правды", старались разъяснить, на чём должна быть основана дружба товарищей, и подошли наконец к строкам:

"А если споткнётся вдруг, то встать ему поможет друг..." "В любой беде надёжный друг ему протянет руку".

Вызвали детей на разговоры, подвели их к выводу: если ты настоящий друг, не укрывай проступка товарища и не отталкивай его. Укажи ему на ошибку, протяни ему руку, удержи его от дурного дела, не прячь товарища за спиной. Помоги ему стать рядом с тобой, и вместе идите по жизни, если вы — друзья.

Приводили примеры из нашей жизни.

Шурик был здесь, среди нас.

Он захотел что-то сказать. Дали Шуре слово, и он рассказал, как поломал клавиши у пианино.

Дружба Шурика М. и Вити В. началась ещё в приёмнике. Дружба эта была несколько необычной, так как, кроме общих интересов, дел, затей, общих безделушек, блокнотов и книг, дружба этих мальчиков была согрета исключительной лаской, вниманием и заботой друг о друге.

Была у этих ребят одна странность: в столовой они сидели за одним столом, кушали одинаковые порции, но каждый потихоньку всегда оставлял маленький кусочек хлеба, прятал его в карман, а выйдя в коридор, они обменивались этими кусочками и с особым наслаждением съедали их.

Мы не мешали мальчикам. Они так много нежности вносили в этот "ритуал", такое большое, значение придавали ему!

И вот однажды один из друзей, Витя В., ещё до начала купального сезона искупался в море. На утро следующего дня у него заболело горло, поднялась температура; как всегда в таких случаях, заподозрили что-нибудь инфекционное. К вечеру Вите стало хуже, врачи предположили, что у него дифтерит.

Витю должны были немедленно забрать в больницу, а Шура молчал. Он не ел и не пил, ходил мрачнее тучи, но молчал. И когда до прихода санитарной машины осталось полчаса, он, смущённый, окончательно убитый, пришёл к нам и рассказал о купании друга.

"Почему не остановил Витю? Почему не сказал раньше о причине его заболевания?" — посыпались вопросы: "А вы хотите, чтобы я друга выдал?" — послышалось в ответ.

Снова мы имели возможность убедиться, что не все дети верно понимают дружбу.

Дали Вите поправиться, а потом на пионерском сборе обсудили этот случай.

Постарались избегать морализирования. В высказываниях детей отразились все их мысли и мнения. А сводились они к следующему:

Вина Вити в том, что он нарушил дисциплину, безответственно отнёсся к своему здоровью, которое нужно ему и родине.

Шура был виноват в равной степени, так как вовремя не остановил товарища и скрыл причину его болезни.

Исправить ошибку можно только предупреждением подобных случаев и укреплением дисциплины. Шура был плохим другом.

Эти и другие случаи заставили детей больше думать о настоящей дружбе и товариществе, самокритично подходить к оценке своих поступков и поступков друзей, анализировать, что хорошо, что плохо, выправлять свои ошибки и предупреждать их.

Много у нас и положительных примеров, характеризующих храбрость, мужество мальчиков.

Как-то летом дети были приглашены в санаторий. Мальчики отправились ловить крабов. К мальчикам присоединилось нескольку неорганизованных ребят.

Самый маленький из них в разгар ловли свалился с камня в море. Плавать он не умел и начал тонуть. Радик прыгнул в воду и вытащил малыша.

Надо было видеть, с каким триумфом дети встречали Радика! Какой искренней радостью и гордостью горели ребячьи глаза! Сколько было рукопожатий и объятий!

Это была радость коллектива за товарища.

В колхозе работали по очереди два отряда. Каждый отряд имел свои обязательства, свой план.

Первый отряд работал лучше второго. К несчастью, в нём заболел ветрянкой Гена М. Отряд на карантине. Это значило — не выполнить план работ, не выполнить обязательства, данные колхозу общим собранием воспитанников.

Пионеры второго отряда, поняв, что под угрозой срыва обязательство детского дома, решили работать и за первый отряд, но выполнить план работ во что бы то ни стало.

Работали много, напряжённо, но не уронили чести детского дома, обязательства выполнили.

За отличную работу дети получили благодарность правления колхоза через районную газету.

Интересно складывались взаимоотношения воспитанников детского дома с детьми Алупки.

Юные алупчане встретили наших детей очень недружелюбно.

Однажды в школе между теми и другими произошла потасовка. Учителя приостановили её, но враждующие партии решили встретиться вечером и помериться силами, причём победившая сторона признавалась диктаторствующей, побеждённая — беспрекословно подчиняющейся. Следовательно, битва предполагалась не на живот, а на смерть. Время встречи — после ужина. Место — дальний угол двора детского дома.

К вечеру стало заметно волнение среди мальчиков, за ужином есть не стали, шептались по углам, выбегали поминутно во двор. Во дворе метались какие-то тени, и вскоре человек 20—30 рослых парней и подростков плотным кольцом окружили дом и вызывающе-дерзко стали заглядывать в окна.

Мы поняли, что "гости" испытывают не только наших детей, но и нас. Сумеем ли мы им запретить? От исхода этого вечера зависело будущее наших детей в Алупке, их спокойствие, благополучие. Звонить в милицию, просить помощи было проще всего, но нужны были продуманные, педагогические меры. Срочно был созван детский совет в канцелярию. Перед детьми поставили вопрос:

— Что вы делаете? К чему приведёт ваша глупая затея? Разбитые носы, окровавленные рубашки, синяки и царапины на лицах, помятые и злые физиономии — как вы завтра пойдёте через всю Алупку в школу? Десяток пап и мам прибегут в детский дом с воплями, что здесь живут хулиганы, драчуны, и пойдёт о вас молва, как о диком зверинце, которого нужно бояться, которому не место быть здесь. Кто дал вам право предавать весь детский дом? Кто дал вам право не думать о коллективе, о своих младших братьях и сестрах?

Смущённое молчание... Кое-кто лепечет:

— Они первые начали. А нам что, молчать?

— Если вы сильные, если вы храбрые, если вы умные, — сумейте, не уронив своей чести, гордости, достоинства, укротить ваших "врагов", покажите им всю ничтожность их "подвига". Без драк, кровопролитий покажите им, что вы сильнее, организованнее и разумнее их.

— А как это сделать?

Только этого ответа мы и добивались. На первых порах нужно было переключить их мысли с нелепой драки на новую, более трудную задачу. Быстро знакомим их с планом действий. Дети поняли что главное от них требуется, — выдержка, такт, вежливость. В их состоянии это было самое трудное. Ну, что ж, тем лучше! Уверенная в поддержке детей, но не без волнения выхожу во двор.

Зашевелились скалы, ожили тени, кое-где вспыхнула папироска, послышалась брань. Бросаю во мрак:

— Эй! Кто здесь посмелее, выходите на свет!

Молчание.

— Пришли драться, а сами, как тараканы, по щелям разбежались? Вояки!

Показались одна, две, четыре тени. Подходят. Руки в карманы, шапки сдвинуты на бок.

— Вы нам не нужны. Деток своих попрятали?

— А вы-то как раз нам нужны. Кто из вас главный?

Рослый парень с симпатичным, открытым лицом произнёс:

— Я главный, а что?

— Прошу зайти ко мне в кабинет.

Мнётся, оглядывается по сторонам, ищет поддержку у товарищей. К нему присоединяется ещё двое.

Веду их в корпус.

Мои спутники впервые пришли в детский дом; их поразил порядок, свет, тепло, чистота.

Но руки у них по-прежнему в кармане, шапки лихо сдвинуты, на губах нехорошая, вызывающая улыбка.

Наши дети встречают пришельцев неожиданным "здравствуйте".

В кабинете решили удивить их любезностью. Вежливо предлагаю им стулья, даже слегка придвигаю их. Двое развязно садятся, не снимая фуражек, руки в карманах.

Представляюсь им. Лёгкое замешательство.

— Товарищи, мне нужно говорить с вами, но я не знаю, кто вы. Назовитесь. (Говорят заведомо вымышленные имена.) У нас в доме мальчики не держат рук в кармане и не сидят перед старшими в фуражках. А как у вас в школе?

— У нас тоже.

— Так в чём же дело?

Смущённо вынимают руки из карманов и снимают фуражки. Начинаем разговор. Игнорируем цель их прихода, хотя даём понять, что знаем о ней. Входит кое-кто из наших ребят.

Спрашиваем, знают ли они, кто живёт в доме, почему эти дети здесь. Попутно выясняем, что у двух из них отцы погибли на войне, один — при защите Севастополя, другой — на Висле. Говорим о том, как родина заботится о детях-сиротах. Сетуем на трудности, жалуемся, что дети не справляются со своей работой.

А между тем комната заполняется нашими ребятами, постепенно все втягиваются в разговор. Мимоходом узнаём, как сдано дежурство, заготовлены ли на завтра дрова, все ли приготовили уроки, какую книжку читают мальчики.

Гости слушают ответы ребят и проникаются уважением к организации их жизни.

— Вот так-то мы и живём. Рук не хватает, а помочь некому, — заключаю я.

— Что надо сделать?

— Завтра мы едем в лес, за дровами. Поможете грузить?

— Поможем. Когда приходить?

— В шесть утра.

— Есть!

Гурьбой повели их по спальням, показали дом. А когда вышли на крыльцо, ожидавшие нас "враги" недоумевали, кто-то закричал: "Ага, сдрейфили!", кто-то хихикнул, но "парламентёры" прикрикнули на них и, отойдя на середину двора, собрали их всех вокруг себя.

На следующее утро 11 учеников Алупкинской школы отправились с нами в лес.

Мальчики-школьники и наши мальчики стали друзьями. Они ездили вместе в лес, копали землю в саду, белили заборы. Они устраивали соревнования по волейболу, проводили совместные костры, походы, вечера самодеятельности.

Так, наблюдая, выправляя поведение наших детей, мы старались помочь им определиться, найти себя, найти себе друзей, организовать свою жизнь.

Каждый день приносил что-нибудь новое: то мы строились и ремонтировались, то осваивали новые корпуса, оборудовали их, обживали, то начинали обрабатывать сад, виноградники, то учились и яростно дрались за каждую хорошую отметку, то развивали самодеятельность, готовились и проводили походы, то принимали у себя гостей, то сами отправлялись в гости, то трудились в своём доме, но старались никогда, ни на минуту, не остановиться в своём движении вперёд.

Мы всеми средствами, даже тогда, когда у нас появлялись сомнения, старались поддержать у детей уверенность в лучшем будущем.

Мы постоянно стремились воспитывать у детей ощущение перспективы будущей жизни. Мы расчленяли эту перспективу на близкую и далёкую, убеждали детей, что каждый шаг нашей жизни приближает нас к цели.

Вместе с детьми росли и наши воспитатели.

[...]

И.Я. Дудко, старшая пионерская вожатая детского дома № 28. Петровского района, Ярославской обл.

[...]

.. Расскажу о Толе Т., который прибыл к нам из другого детского дома с отрицательной характеристикой и своим поведением и нерадивостью к учению причинил нам всем немало хлопот. В первый же день Толя заявил, что школу не любит и учиться не будет. Мы поставили задачу вызвать у Толи интерес к учению. Воспитатели группы беседовали с ним о значении школы в жизни человека. Ему были даны учебники, тетради и другие школьные принадлежности. Учитель посадил Толю на первую парту с хорошим учеником, обращался с ним ласково, спокойно. Пионеры приглашали Толю на свои сборы, давали ему небольшие поручения, например, прочитать на пионерском костре стихотворение о лётчиках. Внимательным отношением к Толе мы добились того, что он перестал говорить о своём нежелании ходить я школу.

Наблюдая за Толей, мы обнаружили в нём организаторские способности, и по рекомендации совета пионерской дружины он был избран классным организатором. Через некоторое время Толю приняли и в пионерскую организацию. Такое доверие коллектива к нему окрылило его. Правда, некоторое время были ещё срывы в его поведении как в школе, так и в детском доме. Но постепенно поведений. Толи изменялось. Он сделался спокойным, выдержанным и стал успевать в школе.

Пионерская дружина организовала смотр ученический учебников и тетрадей. Мы собрались а назначенный день и час в пионерской комнате. Пионеры принесли портфели с книгами, тетрадями и учебными пособиями. Уселись в кружок, и я рассказала о том, как важно советским школьникам беречь учебники, потому что они являют государственной собственностью и потому что ими будут пользоваться многие школьники нашей страны; я говорила о том, что нельзя отмечать страницы книг чернилами, рисовать на обложке, загибать углы в книгах, что того, кто портит учебник, не вспомнят добрым словом другие школьники, которым попадут эти книги впоследствии. Каждый пионер показал свои учебники и тетради.

Лучшие тетради и учебники мы демонстрировали перед всеми присутствующими, отмечали хорошие почерки, умение писать помарок. Дети сами с любопытством смотрели на учебники и тетради товарищей и тоже указывали на положительные и отрицательные качества их.

После смотра мы устроили в пионерской комнате постоянную выставку лучших тетрадей.

В результате заметно изменилось в лучшую сторону состояние учебников и тетрадей наших воспитанников.

[...]

Во главе стоит совет дружины. В состав совета входят 7 человек. Совет дружины под руководством старшей пионервожатой направляет работу пионеров в дружине, проверяет, как выполняются поручения отдельными пионерами или звеньями, и руководит дружинными сборами, физкультурными играми, парадами и соревнованиями.

Одно время у нас каждый член совета дружины отвечал за определённый участок работы. Так, например, один член совета дружины отвечал за культурно-массовую работу во всех отрядах перед советам, другой следил за получаемыми пионерами отметками в школе. В настоящее время мы отказались от такого распределения обязанностей, так как члены совета дружины в большинстве своём ученики начальной школы, и в течение длительного срока они не могут целеустремлённо следить и проверять один и тот же участок работы пионерской организации. Теперь мы по-другому организовали работу: на сборе совета дружины члены его получают определённые поручения, небольшие по своему объёму, и о выполнении их докладывают на следующем сборе совета дружины, который проводится 1—2 раза в месяц.

[...]

Выращиванию актива мы уделяем серьёзное внимание, проводим специальные занятия с ним. Занятия с активом в нашей дружине проводятся отдельно для вожатых звеньев, председателей советов отрядов, редакторов стенгазеты, барабанщиков и горнистов. Мы учим пионеров, как нужно правильно составить план работы звена, отряда, как подготовить и провести пионерский сбор, строевую подготовку в звене, разучиваем подвижные игры.

[...]

Вот .. как мы организовали в дружине зимний костёр на тему "Наш край". Пионерам 1-го звена поручили расчистить от снега место для проведения костра; пионерам 2-го звена — приготовить лыжи, сани для проведения катания с гор после костра; пионерам 3-го звена было поручено собрать хворост для костра; пионерам 4-го звена поручалось украсить полянку гирляндами ёлок и слепить снежную фигуру. Краеведы подготовили выступление о проведённых туристических походах и экскурсиях. Все пионеры разучили песни "На коньки да на салазки", "Песенка лыжников".

Яркое впечатление осталось у пионеров от этого костра. Вот как его описали пионеры в стенной газете в статье под заглавием "Костёр на снегу":

"У нас в дружине заведён такой порядок: мы проводим сборы, на которых делимся впечатлениями о проведённых нами экскурсиях и походах. Один сбор нам особенно запомнился. Он прошёл необычно: в лесу, зимой. Погода стояла мягкая. Мы собрались на лесной полянке, разожгли большой костёр. Во время каникул многие пионеры нашей дружины провели экскурсии, были в походах, и вот здесь, у костра, рассказали они нам о своих впечатлениях. Валя рассказала о лесопильном заводе в Архангельске, Витя побывал у юннатов Петровской школы и интересно рассказал нам об их опытах над овощами и цветами. Вова и Галя ездили в Ростов Ярославский. Они познакомили нас с историей этого старинного города, а Вова очень интересно рассказал о новой электрической станции на реке. После увлекательных рассказов наших "путешественников" мы спели песню "На коньки да на салазки" и пошли кататься с горы на лыжах и санках; соревновались, кто больше воткнёт в снег и подымет флажков во время катания с горы. Среди нас оказалось немало ловких. Потом мы вернулись опять на поляну. Пока мы катались, дежурные по костру напекли картошку, которая нам показалась особенно вкусной, съели мы её с аппетитом и весело вернулись домой".

[...]

С.П. Мозговая, воспитательница московского детского дома № 20.
ТРИ ГОДА РАБОТЫ В ГРУППЕ. Основные воспитательные задачи
.

Я пришла в группу первоклассников, когда они уже почти два месяца учились в школе, но у них не было самых элементами навыков, необходимых в школьной работе, не было ни малейшего представления о школьной дисциплине.

Относились дети друг к другу недружелюбно. Особенно чувствовалось неприязненное отношение друг к другу детей, пришедших из различных детских домов. "Это лосинские" или "это салтыковские", — говорили некоторые о детях из других, детских домов.

Многие дети при разговоре с взрослыми смотрели исподлобья, недоверчиво, насторожённо.

С первых же дней передо мной встали две серьёзные задачи.

Первая — правильно организовать учебную работу детей, добиться, чтобы у них пробудился интерес к ней, вырабатывал элементарные навыки, необходимые в учебных занятиях, воспитывалось стремление к преодолению возникающих в учении трудностей; вторая — организовать жизнь и деятельность детей таким образом, чтобы между ними создавались дружеские отношения, пробуждался и развивался интерес к совместной деятельности, потребность в ней, воспитывалось ответственное отношение к своим учебным и общественно-трудовым обязанностям.

Ясно было, что обе задачи нужно решать одновременно.

С первых же дней работы я старалась организовать деятельность детей таким образом, чтобы дети жили бодрой, интересной для них жизнью.

Помня, что это вчерашние дошкольники, я чередовала учебную работу с различного рода внешкольными занятиями, интересными детям этого возраста, — с лепкой, рисованием, художественным чтением и рассказыванием, с музыкальными движениями, с творческими и подвижными играми.

Это довольно быстро приблизило меня к детям. Я почувствовала, что дети стали проявлять ко мне искреннее доверие, без чего нельзя было, конечно, вести никакой воспитательной работы.

Одновременно с этим с первых же дней работы с детыми я принялась за наведение порядка в учебной работе детей.

Упорно я настаивала на том, Чтобы во время учебных занятий ничего лишнего не было на столе и в руках детей.

Я требовала от детей соблюдения тишины. Учила, как обращаться с учебником, тетрадями, как беречь карандаши и ручки, как содержать в порядке портфель. Настойчиво добивалась выполнения детьми всех моих указаний. Тщательно следила за усвоением детьми знаний и навыков, даваемых в школе. Постоянно держала связь с учительницей в школе, получала от неё необходимые педагогические консультации.

Заметив, что дети очень быстро утомляются, стала устраивать в середине занятия перерыв (физкультминутку).

Через некоторый период времени у детей изменилось отношение к учебным занятиям. Учительница отметила улучшение в их поведении в классе, повышение успеваемости.

Значительная часть детей скоро привыкла выполнять все необходимые правила и успешно справлялась с работой.

Однако были и неряшливые дети, они работали небрежно, задания выполняли наспех, не берегли учебники, тетради.

К исправлению отмеченных недостатков я решила привлечь самих детей.

Для воздействия на этих детей я провела собрание.

Первое собрание.

Предварительно собрала я нескольких детей из числа наиболее организованных. Побеседовала с ними о намеченном мною собрании. Объяснила им, что на собрании нужно выяснить, как идёт учебная работа в нашей группе, что надо сделать, чтобы те, кто плохо ведут себя на учебных занятиях и плохо учатся, стали учиться лучше. Попросила их помочь мне в проведении собрания.

Дети были очень довольны тем, что у них так же, как у больших, будет своё собрание.

Активисты усердно помогали мне празднично убрать помещение группы: окна украсили цветами, расставили в порядке столы, покрыли их праздничными скатертями. Валя Г., Женя Б. и Толя И. построили в игровом уголке паровоз и корабль. Лёня Г. и Валя Г. нарисовали и повесили на стену цветы.

На собрание пришли пионеры 578-й школы, взявшие шефство над моей группой. Настроение детей был серьёзное, в то же время приподнятое. Никто не шалил. Только Эдик П. вдруг с некоторым задором заявил: "Собрали нас, сейчас пробирать будут". Вова К. ему ответил: "Эдик, ведь общее собрание, можешь помолчать".

Открывая собрание, я сказала: "Сегодня, дети, мы обсудим с вами важные вопросы, так как в группе у нас не всё благополучно..."

В подтверждение я показала детям несколько разорванных букварей, грязных тетрадей, обгрызанных ручек и карандашей.

Одни мальчики смотрели не то испуганно, не то озадаченно, другие смеялись.

"Это у Додика такие растрёпанные книги и тетради", "А это ручка Вали, он её всегда грызёт".

Те, кому принадлежали буквари, тетради, ручки, почувствовали себя неловко, покраснели.

"Как, дети, по-вашему? Есть нам о чём поговорить?", — спросила я. Послышались ответы: "Есть! Есть!".

Для сравнения я показала чистые учебники, аккуратные тетради других мальчиков. Миша Г., Алик Ш. и Вова К. подняли руки.

Миша сказал: "Знаете, ребята, я сейчас внимательно слушал С. П., смотрел на грязные, рваные буквари и задачники, мне было стыдно. Видно, Додику, Диме и другим учиться не хочется". Алик сказал; "В доме они тоже не помогают никому". Толя Ильин говорил: "Алик попросил Валю помочь ему перенести стол, Валя отказался. А Вова грубил Александре Алексеевне. Витя ему на уроке сказал, что нельзя так грубить, Валя ответил: "А тебе какое дело, хочу грубить и буду". Вот такие подводят нас, и о нас все будут говорить плохо".

После выступления этих детей настроение Додика, Димы, Вали и Бориса было омрачено. Я решила прийти им на помощь. Предложила Алику Ш., Мише Г., Эдику П. взять шефство над ними. Посоветовала им сидеть во время подготовки домашних заданий рядом и своим примером показывать, как надо вести себя во в занятий, как обращаться с книгами, тетрадями и т. д.

Дети горячо отозвались на моё предложение. В конце собрания я предложила выбрать старосту, который бы помогал мне организации занятий. Дети в один голос предложили Мишу Мишу все очень любили. Он был хорошим товарищем. Миша часто рассказывал мальчикам сказки, которые слышал, читал, и сочинял сам. Учился он отлично.

В дальнейшем оказалось, что это первое собрание послужило толчком к созданию порядка во время учебных занятий и к повышению успеваемости в группе.

Хорошо повлиял также на недисциплинированных примеру детей, взявших над ними шефство.

К началу третьей четверти учебная работа в группе пошла ровно, без перебоев.

Наши прогулки и экскурсии.

Я не ограничивалась в учебно-образовательной работе руководством в подготовке детьми школьных заданий, организовывала прогулки, экскурсии.

Всё это отвечало разносторонним запросам детей, способствовало расширению их умственного кругозора. Каждую прогуку я старалась использовать в образовательных целях.

Гуляя с детьми, например, по улицам окружающего района, я знакомила их с прошлым района, с происхождением названий улиц. Дети узнали, что было в далёкие времена на Болотной площади, на месте, где проходит в настоящее время улица Полянка, и т. д.

Идя с детьми на прогулку, я каждый раз старалась познакомить детей с чем-нибудь новым. Так, однажды во время прогулки по Раушской набережной я обратила внимание детей на здание МОГЭС с его массивными трубами и рассказала о том, что на этой станции (в этом здании) вырабатывается электрическая энергия, которая по проводам передаётся всему городу и его окрестностям.

Проводила экскурсию в природу для ознакомления детей с сезонными изменениями в ней. Эти экскурсии пробуждали в детях любовь к природе, развивали наблюдательность, культивировали интерес к познанию природы, давали им общие радостные переживания.

Это последнее особенно проявилось на одной весенней экскурсии. Как-то в середине апреля мы решили с детьми пойти в парк посмотреть, что нового в природе. Парк выглядел весело, нарядно, празднично. На деревьях появились маленькие листочки. Под деревьями зазеленела травка, распустились первые весенние цветы. Дети были в восторге. Они бегали, прыгали, играли.

Витя сказал: "Хорошо бы нарвать цветов и принести домой". Я не обратила на его слова внимания. Позвала детей к кусту сирени, чтобы лучше рассмотреть первые зелёные листочки. Вдруг Боря закричал; "Смотрите, наши мальчики идут с цветами". Оказалось, Витя, Вова и Юра подошли к милиционеру и попросили у него разрешения нарвать цветов. Он им разрешил.

Дети встретили мальчиков радостными возгласами: "Молодцы, а у Додика какой большой букет!"

Дети вернулись домой довольные, поставили цветы в банках на столы, стали вспоминать их названия. Всем казалось, что от цветов в комнате стало светлее, веселее.

Организующая роль труда.

Зная, что правильное воспитание невозможно себе представить как воспитание нетрудовое, я с самых первых дней стала привлекать детей к посильному участию в хозяйственном труде как внутри группы, так и в местах общего пользования (в зале, столовой, коридорах и т. д.). Каждая работа проводилась по определённым правилам под руководством воспитателей. Хозяйственный труд детей носил характер дежурств и выполнения отдельных поручений.

Дежуря в столовой, дети накрывали на стол, убирали посуду, помогали вымыть её, подметали столовую (влажным способом), протирали мебель (влажной тряпкой) и проветривали комнату.

Уборка групповой и других комнат производилась таким же образом.

Кроме этих регулярно проводимых хозяйственных работ, дети маленькими группами выполняли ряд отдельных хозяйственных поручений.

Дети охотно участвовали в хозяйственном труде. Видно было что приобщение их к хозяйственному труду доставляло им серьезное удовлетворение, они сближались друг с другом, привыкали трудиться вместе, помогать друг другу, отвечать друг за друга.

Первичные формы организации детского коллектива.

Я старалась организовать жизнь детей таким образом, чтобы перед ними всегда была перспектива интересной деятельности. В связи с этим заметно развилась у детей инициатива. Я поддерживала имеющиеся у детей склонности к труду и игре маленькими группками и старалась объединять деятельность таких группок вокруг общей дели.

Вначале некоторые дети отличались большим индивидуализмом. Во время игры, например, Витя, Эдик и другие старались набрать себе побольше игрушек, заявляя, что это их игрушки. К концу года эти ребята стали уже делиться с товарищами всем, что у них было, они уже не заявляли постоянно "моё", а наоборот среди них были часто такие разговоры: "Миша, хочешь мою лошадку, давай играть вместе", "Коля, у тебя мало кубиков на тебе ещё" или "Иди играть к нам". Если в начале первого года пребывания детей в детском доме часто можно было слышат отказ на просьбы товарища дать карандаш, перо, бумагу, то в конце года дети охотно делились своими предметами друг с другом.

Организуя различные занятия детей маленькими группками, я наблюдала, как росла ответственность их друг перед другом, как у детей пробудилась и быстро развивалась потребность быт вместе, вместе работать, вместе играть, вместе гулять. Те мальчики, которые кончали раньше уроки, непременно ждали во дворе школы остальных детей и домой шли все вместе. Когда я поручала кому-нибудь из мальчиков, например, Гене Л., полить цветы, то сейчас же слышалось несколько голосов: "И я, и я! Разрешите нам с Вовой, Лёней и Славой пойти с Геней, мы вместе польёт цветы и протрём листочки".

Дети почувствовали и осознали свою связь с детским групповым коллективом. По всему было видно, что пора вносить в организацию жизни детей больше коллективной самодеятельности, инициативы, больше общественной ответственности. Дети созрели для твёрдого оформления организации детского группового коллектива.

В конце второго года обучения детей в школе и пребывания в детском доме я перешла от организации группок, создаваемых на время и на короткий срок, к звену как первичной ячейке детского коллектива.

В звенья были объединены дети, обучающиеся в одном классе. Это позволило сосредоточить внимание детей на разрешении важнейших вопросов труда, учёбы и быта. Я разделила группу. В каждом звене дети выбрали звеньевого. К выборам звеньевых дети отнеслись сознательно, выбрали лучших детей, отличников и хороших товарищей — Алика Ш,, Толю И., Славика Б.

Бот как формировался крепкий, сознательный детский трудовой коллектив в моей группе.

В III-й класс дети пришли с довольно прочными навыками в хозяйственно-бытовом труде.

Третий год работы. Роль общественно-полезного труда в воспитании детского коллектива.

Весною дети перешли к более сложному виду труда — к сельскохозяйственному, и это сыграло важную роль в воспитании детского коллектива.

Наш детский дом получил постоянные дачи с хорошими земельными участками. На педагогическом совете было решено организовать сельскохозяйственные работы детей на земельном участке.

Моя группа была в то время старшей в детском доме, и поэтому на её долю выпала более ответственная и инициативная роль в этих работах.

Но так как возраст детей был небольшой, невелико было, естественно, и их участие в общественном труде. Дети не в состоянии были охватить перспективу всей предстоящей работы в целом.

Работая всё время с звеньевыми, я помогала им выдвигать ближайшие задачи, намечать работу и распределять её между звеньями.

На собрании звеньевых мы решили провести групповое собрание с целью беседы с детьми о предстоящих работах. Витя, открывая собрание, оказал: "Ребята, в этом году мы получили не только дачи, но у нас будет свой собственный огород, мы должны подготовить семена рассады и вообще всё, что нужно". Дети горячо подхватили эту мысль и друг за другом вносили интересные предложения.

Звеньевой Витя Б. предложил силами своего звена сделать ящики для посадки семян и выгонки рассады. Это предложение очень понравилось детям. Звено Толи И. предложило подготовить грабли, носилки. Звено Жени Б. изъявило желание взять на себя сбор золы. Я обещала провести ряд бесед по вопросам:

1. Определение всхожести семян.

2. Проращивание семян и посев их.

3. Подготовка земли для рассады и почвы для высадки рассады.

4. Уход за огородом (рыхление, поливка, подкормка).

Наметили, какие звенья, какую рассаду будут выращивать. Назначили день посева семян в ящики, выделили мальчиков от каждого звена, которые будут следить за всходами и отмечать в тетради их рост. А Валя Ч., Вася О. (мальчики хорошо рисующие) взялись отмечать в календаре природы свои наблюдения за развитием растений.

Своё решение дети с гордостью выполняли. В ящички посеяли семена помидоров, цветов. Вся группа жила одной мыслью: скорей бы появился первый росток.

Интересно отметить, что некоторые мальчики (Леопольд Б., Шурик В., Вова К.) утром прежде всего бежали к ящичкам с посевами. Однажды утром была необычайная радость: Валя увидел первые листочки рассады помидоров. Мгновенно всё звено оказалось у своего ящичка. Радости их не было границ.

Педагогический совет постановил, что только лучшее звено по учёбе, дисциплине и общественному участию в жизни дома имеет право выезжать на дачу для подготовки почвы к посеву.

Желание активно участвовать в подготовке к работам на огороде способствовало повышению успеваемости, улучшению дисциплины и т. д. В звеньях шла дружная, радостная работа. Каждое звено старалось лучше и скорее выполнить свою работу и как можно скорее попасть на огород. Вот почему торжествовало звено Вали Г.: оно вырастило хорошую рассаду помидоров и первым поехало на обработку огорода.

В начале мая я с лучшим звеном (Вали Г.) и звеньевыми других звеньев выехала на земельный участок.

Первая наша работа состояла в планировке участка. Здесь мы выбрали места для посадки картофеля, редиса, моркови, огурцов, помидоров. За каждым звеном закрепили участки.

Во второй раз поехали два лучших звена: Вали Г. и Толи И. Как только машина подъехала, мальчики быстро побежали к огороду и торопили звеньевых показать их участки.

Подойдя к месту расположения огорода мы распределил свою работу следующим образом: часть мальчиков должна был заготовить дрова, воду и приготовить обед, а остальные с звеньевыми должны были заняться перекопкой участков. Звеньевые распределили лопаты, грабли, расставили, членов своего звена по местам. Я показала детям, как нужно брать лопату в руки, в каком положении должны быть ноги, на какую глубину копать, как разбивать комки и как разрыхлять граблями землю.

Работу начали молча, каждый старался глубже вскопать землю, правильно размельчать комья земли. Вова, Додик стали понемногу отставать. Валя подошёл к ним и сказал: "Вова, Додик, что же вы отстали, быстрей работайте, а то наше звено последним закончит свой участок, стыдно будет вам перед другим звеном. Олег П. первый окончил свою работу и без напоминания пошёл помогать отстающим мальчикам. Они вместе с ним быстро догнали остальных и больше не отставали. Когда объявили перерыв, то дети все как один отказались от него: они считали, что мало сделали. Но я сказала: "Мальчики работали хорошо, дружно. Олег хорошо помог своему звену, а теперь отдохнём". Во время отдыха смеялись, шутили. Я рассказала детям басню "Лебедь, Рак и Щука". Дети рассмеялись и отвечали: "Это были чудаки, которые работать не умели, да если работали, то недружно, а мы работаем дружно". Женя Б. сказал: "Им нужно было сдружиться, тогда бы у них стало дело спориться". "Правильно, мальчики, — сказала я. — Если ребята не друзья, то получается кто в лес, кто по дрова".

Отдохнув, дети работали ещё дружнее, напевая свою любимую песенку о ёжике-партизане. Окончив первую работу на огороде, каждое звено подвело итоги своей работы.

Пообедав, дети поблагодарили поваров. Побежали посмотреть дачи, в которых им придётся жить, а потом поездом выехали домой и, не умолкая, пели песни, как будто и не устали.

Дома нас встретили малыши. Мальчики им рассказали о своей первой работе на огороде, показали свои "трофеи", привезённые с дачи, — птичье гнездышко, смытое с дерева, светящуюся древесину, жука.

С каждым днём у детей всё больше прибавлялось радости. У каждого звена зеленели всходы. Валя Ч. и Вася О. тщательно следили за всходами и красиво зарисовывали их в календаре наблюдений.

В следующую поездку два звена разделывали гряды для посадки редиса, салата, огурцов, помидоров. Вторые и третьи звенья копали огород для посадки картофеля. Каждое звено с честью выполняло своё задание и дома с гордостью рапортовало всем воспитанникам о проделанной работе.

Одновременно с подготовкой огорода к посадке овощей перед нами встал еще вопрос: подготовить все дачи к выезду детей. Каждое звено взялось убрать комнаты в своей даче. Звено Толи И. вызвалось привести в порядок дачу малышей. Дети вынесли мусор, подмели участки. По окончании работы от имени коллектива детского дома каждому звену вынесли благодарность.

Наступил последний день учебного года. Дети вернулись домой радостные. Ещё находясь во дворе, дети восторженно кричали: "Перешли, перешли, мы все перешли!"

Окончились школьные занятия, и детский дом выехал на дачу. Каждое звено повезло с собой ящички с выращенной рассадой. Приехав на место, дети порывались тотчас же всё высадить. Я предложила не торопиться, провести предварительно собрание, на котором ещё раз твёрдо установить, какое звено за какой культурой будет ухаживать, где каждая из них будет посажена, с чего следует начинать работу. На этом собрании все дети были активны. Звено Толи П. взялось посадить помидоры, огурцы. Звено Вали Г. — салат, редис. Звено Алика Ш. — картофель. Мои беседы по агротехнике проводились в каждом звене отдельно, потому что каждый вид овощей требовал своей обработки почвы и ухода. На этом же собрании распределили между звенья цветочные клумбы и рассаду цветов, которые на них будут высаживаться. Затем каждое звено выделило мальчиков отмечать в календаре свои наблюдения за всходами. На следующий день все звенья вышли работать на свои участки. Работали дети почти всегда дружно. Каждое звено тщательно ухаживало за своими грядами. Внимательно следили за изменениями ростков, подсчитывали листочки, цветочки и появление плодов. Чувство общей радости вызывал у них каждый новый росток, каждый цветок.

Работая то с одним, то с другим звеном, я с большим удовлетворением наблюдала у большинства детей исключительно добросовестное отношение к выполнению работы, настойчивое стремление добиться высокого урожая.

У детей стало пробуждаться критическое отношение к работе. В группе создавалось общественное мнение. Каждый факт недобросовестной работы кого-нибудь из детей в звене подвергался серьёзному обсуждению товарищей. Это последнее обычно сильно действовало на того, к кому оно относилось. Открыто критиковали звенья работу друг друга. В этой критике чувствовалась большая заинтересованность детей в качестве работы всей группы.

Так, когда на участке третьего звена несколько гряд картофеля заросли травой, представитель первого звена Вова К. на собраний говорил: "Вам дали лучшую землю, вам помогало и наше звено и звено Алика Ш., а вы не хотите хорошо следить за ростом картофеля, выполоть его, нам стыдно за вас перед малышами и взрослыми".

Критика сильно взволновала детей третьего звена. Они попросили разрешения пойти на огород после ужина. Остальным детям просили не говорить, куда они пошли. Работали на огороде до темна, пропололи и окучили картофель. С той поры третье звене никогда не запускало свой огород, а наоборот, в работе шло впереди других звеньев. Первым сбором картофеля угощали малышей и взрослых. Дети гордились своей работой и радовались урожаю. Такова оказалась сила общественного мнения.

Дети не ограничились работой на своём огородном участке. Мы регулярно читали с ними "Пионерскую правду". Однажды я им прочитала, как звено Коли Лешук помогло колхозу "Вперёд" уничтожать с колхозного поля сорные травы. Дети подхватили эту мысль. Один за другим стали высказывать желание пойти работать в колхоз.

После моей беседы по поводу прочитанной статьи звеньевые еще раз прочитали эту статью по звеньям. Дети ясно себе представили, что если будут уничтожены сорняки, то колхозники получат гораздо больший урожай. Каждое звено решило помочь ближайшему колхозу в прополке овощей. На утро весь детский дом вышел на прополку картофеля. Каждое звено получило по участку и старалось выполнить работу лучше и скорее. Первое звено шло впереди. В третьем звене Геня В., Толя П., Толя Ю. работали медленнее других детей. Но как только первое звено закончило свою работу, они, по моему предложению, охотно пошли на помощь отстающим. Когда дети увидали по окончании работы чистое от сорняков поле, Юра С. сказал: "А картошка-то какая весёлая стоит, точно улыбается!" А Юра Т.: "Колхозники будут рады, когда увидят чистое поле". Подошёл председатель колхоза, поблагодарил ребят и просил ещё поработать. Вечером дети долго говорили о завтрашнем дне. Каждое звено решило завтра работать ещё дружнее, чтобы ещё больше помочь колхозу.

Работая в колхозе, дети выпустили стенгазету под заголовком "Мы уничтожаем сорняки". В ней дети писали о своих радостных переживаниях в связи с работами в колхозе. Юра Т. писал: "Я очень рад, что мы сейчас помогаем колхозу "Вперёд". Мы должны помочь так, как помогают все пионеры. А ведь мы все готовимся стать пионерами. Наше звено в колхозе решило работать так, чтобы не оставить ни одной соринки в поле. И мы это сделаем". Слава Б. писал: "Мы проработали три дня в колхозе. Нашей работой колхозники остались довольны. Мы им помогли уничтожить все сорняки на картофельном поле. Мальчики, я предлагаю также собрать колоски после уборки хлеба, чтобы колхоз получил ещё больший урожай".

Принимая участие в общественном труде в колхозе, дети особенно отчётливо осознали, какое значение имеет коллективный труд. В этом труде дети впервые непосредственно почувствовали свою органическую связь с трудящимися. У них пробудилось сознание трудового долга перед родиной и чувство морального удовлетворения при его выполнении.

Дети познакомились с лучшим бригадиром колхоза и членами его бригады. Члены этого звена стали большими друзьями наших детей. Бригадир дядя Ваня Щёголев всегда приходил, когда мы работали. Он же приходил к нам посмотреть, как мы живём. Дядя Ваня рассказал, что он остался сиротою, был совершенно разут, раздет, всегда голодный блуждал по улицам. "А теперь, дети, иная жизнь. Теперь у нас все заботятся друг о друге. Вот вы увидали, что у нас картошка заросла, пришли и помогли нам". Дети всегда внимательно слушали дядю Ваню. Он детям рассказывал не только про колхоз, но и о том, как участвовал в войне с фашистами.

Работа в колхозе и близкое знакомство с лучшими людьми колхоза обогатили жизненный опыт детей. За проделанную работу дети получили от колхоза благодарность, а честный труд на своём огороде дал детям хороший урожай.

Повседневный коллективный труд на огороде и в колхозе всё больше сплачивал детей каждого звена в дружный коллектив, пробуждал у них общие интересы и стремления.

Нередко по собственной инициативе звенья предпринимали прогулки, экскурсии, организовывали громкое чтение, инсценировки и игры.

Я помогала звеньевым в организации интересных занятий в звеньях. Вместе с звеньевыми организовывала групповые экскурсии, художественную самодеятельность, художественное чтение и рассказывание, игры.

Большим фактором в организации и воспитании детского коллектива и в этом возрасте были творческие игры. Потребности в них у моих детей была огромна. Дети сами большей частью придумывали содержание игр. Они особенно любили игры военного характера. В этих играх дети переживали высокие патриотические чувства и настроения, чувство единства в борьбе с врагами.

Эти игры часто были связаны с чтением рассказов из боевой жизни защитников нашей родины. Однажды дети захотели играть в пограничников. Каждое звено взяло на себя определённые функции в подготовке к игре.

В подготовку включились дети всех звеньев, даже Алик С., который обыкновенно был в стороне от игр, захотел стать "верным другом Карацупы". Вначале дети смеялись над затеей Алика. Слава Б. сказал: "А что, хорошо придумал Алик! Здесь нам без собаки не обойтись. Я буду Карацупа, а Алик — мой верный служака. Только, Алик, смотри зорко, никого не пропускай!"

Вся жизнь в эти дни была наполнена необычайным интересом. Что бы ни делали дети — поливали ли огурцы, поправляли ли помидоры, шли ли купаться, — у каждого звена были интересные разговоры. "Мы замаскируем так шалаш, что противник пройдёт мимо и не заметит". Алик говорил: "Ни одного противника не пропущу". Детям объяснили, что выиграет то звено, которое хорошо будет маскироваться, которое не пустит на советскую территорию ни одного врага и не даст обнаружить свой штаб. Первым в советский штаб пришёл Славик Б. вместе с Аликом, которые привели пробравшегося через границу "неприятеля" (Славу Ф.). Игра шла серьёзно, напряжённо. Дети перевоплотились в тех, кого они изображали.

Изменения, происшедшие как в содержании, так и во всём строе жизни детей в это лето, имели огромное влияние на дальнейшую жизнь детей в моей группе.

Начался учебный год. С большой охотой пошли дети в школу. Каждое звено с самого первого дня стало следить за успеваемостью своих товарищей. Отлично справившись с работой на огороде летом, звено Алика Ш. уделяло большое внимание повышению успеваемости своих товарищей. В их звене было три слабых ученика. Вова и Толя плохо решали задачи, а Валя плохо читал. По моему совету Алик собрал звено и сказал: "Сегодня нам нужно решить, как помочь в учёбе Вове, Толе и Вале". Дети охотно согласились. С Валей Г. заниматься начал сам Алик. Когда Алик предложил Вале почитать с ним сказку, у Вали разбежались глаза. Он улыбнулся и сказал: "Хорошо".

Каждый день под моим руководством Алик занимался с Валей. Когда Алик кончал заниматься, к нему подходили другие мальчики и спрашивали: "Ну, как, Валя лучше стал читать?" Звено Алика попросило учительницу каждый день спрашивать по чтению Валю.

Однажды, вернувшись из школы домой, дети подбежали к окну, у которого я стояла, с поднятыми руками, показывая четыре пальца, и наперебой кричали: "Валя получил по чтению четыре, четыре, четыре! Учительница класса сказала: "Если Валя так будет стараться, то и за четверть будет у него четыре". После такого успеха Вали звеньевой собрал детей и предложил Вале громко прочитать отрывок из сказки "Лягушка-путешественница". Валя сказал: "Ребята, я всю сказку вам прочту!" Дети согласились. Так Валя научился с помощью товарищей хорошо читать и за год получил за чтение "4".

Всё звено ревностно следило за повышением успеваемости и поведением детей.

Валя Ч., мальчик очень способный, но неорганизованный, систематически нарушал дисциплину на уроке. Звено решило просить учительницу третьего класса посадить Валю одного за первую парту, а мальчики стали следить за его поведением не только в классе, но и во время перемены.

Благодаря коллективному воздействию детей на Валю и предъявлению к нему определённых требований, он совершенно изменился, учебный год закончил по всем предметам на "5" и за поведение получил "5".

Коллектив группы положительно действовал на всех слабо успевающих. К концу года в группе было 12 отличников, за что детский дом получил от школы благодарность.

Дети перешли в IV класс.

Л. Д. Кусовникова, воспитатель московского дошкольного детского дома № 23.
ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕТЕЙ СТАРШЕЙ ГРУППЫ В СВЯЗИ С ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ ЗАНЯТИЯМИ.

[...]

.. [Нужно] иногда оказать техническую помощь или дать дополнительные разъяснения, которые помогли ты ребёнку выйти из затруднительного положения. Трудности нередко охлаждают ребёнка и понижают его интерес к занятию , если предоставить его самому себе, вовремя не прийти на помощь. Нередко результатом этого является и нарушение правил организованного поведения.

Вот, например, на обязательном занятии по шитью Вова получил свою салфеточку и продолжает начатую работу по овладению швом вперед. Он старается выполнить то, что от него требуется, занятие для него интересно, об этом говорит весь его сосредоточенный вид, поза, движения. Но уже вскоре мальчик меняет свою позу — она у него небрежная, стул он отодвигает от стола, перестает работать: у него выскочила нитка из ушка, а быстро вдевать он ещё не научился, делает это с большим напряжением, удаётся это ему с трудом. Я помотаю ему справиться побыстрее с этой задачей, он подвигается к столу и с удовольствием продолжает работу. Однако нитка снова выскакивает, и Вова, пробуя неоднократно, но без успеха, вдеть её, устало опускает руки, начинает зевать, переговариваться с детьми. Я вдела ему нитку сама, посоветовала придерживать её возле ушка пальцами, чтобы она не выскальзывала. Это Вове удаётся, он чувствует, что может совладеть тем, что ему раньше не удавалось, интерес к работе возвращается, и он продолжает благополучно, не нарушая правил поведения, шить до конца занятия.

Или другой пример: содержание занятия — зрительный диктант. Дети должны по памяти воспроизвести показанный им в начале занятия узор. Серёжа — новый мальчик, только первый раз участвует в таком занятии. Он сразу же забыл, как расположены треугольники на узоре, перестал работать и начал приставать с расспросами к детям, отвлекая их от занятия. Учитывая, что он мешает другим и сам мало подготовлен к данному занятию, я сочла целесообразным снова показать ему образец и, таким образом, дать ему возможность выполнить задание наравне с другими детьми. Удовлетворение, которое получил мальчик, укрепило его интерес к занятиям, и в дальнейшем он бывал сосредоточен и организованно вёл себя.

Конец обязательного занятия, его завершение должно быть посвящено выявлению достигнутых результатов. Практика работы убедила меня в.том, что дети, если указания сделаны чётко и ясно, должны достигнуть той цели, к которой вёл их воспитатель, а осуществлённая цель несет с собой радость достижения. И вот эту-то радость и надо, чтобы дети совместно пережили, ибо общие переживания и настроения объединяют детей, укрепляют дружеские отношения и воспитывают интерес к совместной работе.

Обязательные занятия, прошедшие особенно удачно, я отмечаю и даю им высокую оценку. Указываю, что дети действительно выполнили то, что от них требовалось, или ответственно относились к своим обязанностям и работали дружно.

Если оказываются неуспехи у некоторых детей, необходимо и это обсудить вместе. Здесь создается возможность осуществить влияние одних детей на других, которое часто отказывает сильное действие и приучает ребёнка чувствовать свою зависимость от коллектива.

[...]

Вот .. пример взаимоотношений детей при оценке своей совместной работы на обязательном занятии: любимая всеми детьми Светлана, очень способная девочка, всегда хорошо справляющаяся с заданиями, отсутствовала некоторое время, и потому новое задание не удавалось ей хорошо, работа у неё вышла хуже, чем у других. Дети не могут с этим примириться, — они оправдывают Светлану: "У неё потому плохо вышло, что она не знала, как делать. Выдайте ей ещё бумаги и ножницы, мы ей покажем, и она сделает". И они, действительно, помогли Светлане исправить свою работу и были за неё рады.

Или, вот, однажды дети окончили занятие по счёту, в котором Миша, не умеющий высказываться вслух и вообще мальчик, в занятиях и навыках отстающий от детей, на данном занятии сумел громко сказать придуманную им задачу. Радость воспитателя и детей была общей, и переживания были так искренни, что дети делились ими со всеми взрослыми в детском доме. "Миша сам придумай задачу, лучше нас, и даже громко говорил!" — сообщали они всем, кому только могли.

[...]

Ребёнок прежде всего должен уважать правила, установлен в группе, подчиняться распорядку, соблюдать его, он должен включаться безоговорочно в обязательные занятия. Это сознание должно быть воспитано у детей. Практика моей работы убеждает меня, что почти не бывает такого явления, чтобы здоровый, нормально развивающийся ребёнок старшей группы отказался от участия в общих установленных по режиму занятиях. Но в детский дом дети попадают из самых различных условий, и не только я, но и другие воспитательницы указывают на наличие таких детей, которые уклоняются от обязательных занятий, или, если и включаются в них, то только для видимости и ведут себя на занятии пассивно. Такие дети говорят: "не хочу" или "не умею", "не буду". Это преимущественно дети, физически ослабленные, или очень нервные, дети, пережившие тяжёлые потрясения. Пути организации их поведения усложнялись, требуя особенной продуманности, большой индивидуальной работы. Эти дети вначале не проявляли интерес к жизни своей группы, с трудом признавали требования соблюдения какого бы то ни было режима, не выполняли его. И только по мере того как проводимая с ними повседневно индивидуальная работа по различным разделам программы поднимала их общее психофизическое развитие, эти дети переставали отказываться от обязательных занятий и начинали принимать в них участие наравне другими детьми.

Были среди уклоняющихся детей и другие — не пассивные, а, наоборот, подвижные дети, деятельные, инициативные, но не желающие участвовать в общих обязательных занятиях, потому что им, как, например, Боре К., Юре Ч., хотелось заниматься тем, что интересовало их в данный момент, и они не хотели заниматься тем, чем предлагал заниматься воспитатель. Это дети, ранее выбитые из нормальной колеи жизни, жившие некоторое время до детского дома без руководства взрослых и привыкшие поступать так, как хочется.

Преодолеть сопротивление этих детей удавалось также благодаря индивидуальной работе с ними, в которой я, исходя вначале из интереса детей, постепенно подводила их к выполнению моих требований. Я поступала следующим образом: во время игр и занятий по выбору я спрашивала этих детей, чем они хотят заняться, предоставляла им соответствующий материал, а за содержанием их деятельности следила и в подходящий момент вносила моё предложение, мой довод, моё требование. Сначала в большинстве случаев дети не считались с моими предложениями, но я упорно продолжала свою линию, и в дальнейшем дети стали прислушиваться к моему мнению, выполнять мои предложения. Таким путём я подвела их в тому, что они Приучились считаться с моими требованиями, перестали чуждаться их, перестали отказываться и от обязательных занятий, и в дальнейшем -соблюдение установленного порядка стало для них уже правилом, которого они больше не нарушали.

В отношений некоторых детей это стоило большого труда, усилий, потребовало длительного времени. Так, например, Вова Ж. в своей предшествующей жизни совершенно не привык к какому бы то ни было режиму, подчинению. Он не признавая над собой никакого авторитета, не хотел принижать во принимать никаких доводов, кроме своего собственного настроения и желания, в большинстве случаев, надо сказать, носивших отрицательный характер. Он постоянно нарушал дисциплину, обижал товарищей, держал себя изолированно от группы. И чтобы он признал уклад нашей жизни обязательным для себя, пришлось работать долго и упорно, воспитывая у ребёнка чувство уважения к своим товарищам, уважения к воспитателям и признание их авторитета. В иных случаях я сознательно игнорировала его отрицательные поступки, а в основном высказывала ему доверие, постепенно всё чаще давая ему ответственные поручения, например, тихо провести в, спальню часть своих товарищей (в соседней комнате в это время уже спали малыши) и так же спокойно и тихо улечься спать. Он был назначен, ответственным за приведение в порядок песочника малышей. Приходилось улавливать малейшие признаки, которые указывали бы на то, что у Вовы есть желание сделать что-то хорошее и полезное для детей или Воспитателя и, бережно относясь к таким его порывам, помогать ему осуществлять их на деле. Мы часто отмечали перед детьми эти даже маленькие положительные моменты Б поведении Вовы. Укрепляя повседневно в настроении мальчика желание быть хорошим, послушным, быть помощником воспитателю и любимым детьми товарищем, мы терпеливо ждали перемены в его, поведении. И когда Вова, наконец, почувствовал нашу любовь к нему, когда он почувствовал себя равным среди детей, тогда правила детского дома, правила в группе стали для него неотъемлемыми. Вопрос о неподчинении общему распорядку отпал сам по себе, так как Вова не только безоговорочно, но с удовольствием начал принимать участие во всей жизни группы, в том числе и в обязательных занятиях, и даже проявлял заботу о соблюдении этого порядка другими детьми.

Ребёнок должен понимать, что он пришёл заниматься, а не играть или развлекаться; он не должен иметь в руках посторонних предметов, вид у него должен быть опрятный, аккуратный, он должен уметь принять правильную позу, так как она не только содействует правильному физическому развитию ребёнка, но и создаёт у него состояние подтянутости, помогает сосредоточить ребёнка на предстоящей работе, подготовиться к ней по-деловому. Она как бы вызывает произвольное внимание ребёнка, которое так необходимо в процессе занятия. Ребёнок должен внимательно выслушать задание, которое ставит перед ним воспитатель, его указания, необходимые для успешной работы на занятии.

В практике мы сталкиваемся с детьми, которым С трудом удаётся внимательно выслушать воспитателя, и одновременное обращение ко всем детям не доходит до них. С такими детьми я проводила занятия по упражнению в слуховом внимании, например: слушание тикания часов, музыкальных произведений, исполненных на рояле, или тихой песни с голоса, летом — слушание пения птиц в лесу.

Помимо, этого, я прибегала к другим способам воспитания внимания детей. Большую помощь оказали в этом рассказы детей о виденном. Я просила детей запоминать и.рассказывать, что вдели они на прогулках и экскурсиях по улице, летом – в поле, в лесу; вспомнить и рассказать, как выступали их товарищи на наших праздниках, и т. д. Сначала даже и эта несложная форма в упражнении произвольного внимания ставила детей в затруднение, они давали очень ограниченные, односложные ответы. Но практикуясь, они стали более наблюдательными, высказывания по памяти обогатились, дети стали смелее высказываться, содержание рассказов указывало на рост их произвольного внимания. Это сказалось и на повышении активности и организованности на обязательных занятиях.

Выполняя задание, ребёнок не должен забывать, что рядом и одновременно с ним работают также и его товарищи и что надо не мешать им: соблюдать тишину, уважать права каждого из товарищей, уметь выждать, не перебивать говорящего, не отвечать за него и не делать за него того, что товарищу не удалось сделать быстро и легко самому. Ребёнок должен учиться понимать, что такая помощь на занятиях не полезна, а вредна, потому что тот ребёнок, за которого сделали работу другие, сам не научился тому, чему надо было.

Таким образом, к детям предъявляется много требований, и выполнение всех их одновременно на первых порах трудно для них. Они привыкают к этому лишь постепенно и иногда долго, но без них невозможна дружная, согласованная работа на общем обязательном занятии. Практика работы показывает, что те дети, которые это поняли, не только престают нарушать организацию занятий своим поведением, но во многих случаях вместе с воспитателем начинают и сами требовать этого организованного поведения от других детей. Например, Зина Ж. не умела считаться с детьми, с которыми она вместе работала [...] вносила беспорядок в ход общего занятия. Но в дальнейшем, прислушиваясь и приглядываясь к моим требованиям на занятиях, Зина поняла, что она поступала неправильно, и теперь не только не повторяет больше своих ошибок, но даже призывает к порядку других детей. Например, заметив, что её соседка Рая не может вырезать домик, а Наташа хочет ей помочь, она тревожно шепчет: "Не помогай, не надо, я ей тоже не показываю, сама пусть делает. Я даже Мише теперь показывать не буду" (несмотря на то, что Миша -её большой приятель). Я нередко замечала также, что детям трудно было приучать себя к тому, что не только он один, но также и другие дети, его товарищи, имеют право быть первыми. Обычно ребёнок требует, чтобы к нему первому подошли, чтобы ему первому показали, чтобы его первого спросили. На одном из занятий по рассказыванию Катя, например, всё время поднимает руку. Она хочет обязательно отвечать раньше всех. Но видя, что я её не спрашиваю, она недовольно отворачивается от меня. "Напрасно, Катя, ты так поступила, я вижу, что ты знаешь, а вот Витя плохо слушал, когда. я читала. Он, наверное, не понял, давай его послушаем, если он не будет знать, тогда уж ты ему поможешь". Это объяснение удовлетворило Катю. Она повернулась к детям и начала их слушать.

Неоднократно я наблюдала, что при выборе материала для своей индивидуальной работы дети перестают считаться с интересами своих товарищей. Вот, например, пользующиеся большим авторитетом у детей Светлана и Боря нередко позволяли себе меняться с кем, хотели, иголкой, карандашом, картинкой. Со стороны детей они отказа обычно не встречали и, пользуясь своими привилегиями, продолжали это делать, обезоруживая часто тем самым своих товарищей, ставя их в невыгодное положение за счёт своего удобства. На моё замечание при этом они давали такое объяснение: "У него все равно будет некрасиво", "Она всё равно всегда молчит", "Я ему после отдам". С подобными проявлениями эгоизма приходится бороться, воспитывая у ребёнка чувство товарищества.

В правила организованного поведения детей на обязательных занятиях входит также помощь воспитателю и посильное участие в организации занятия и при его завершении, например, помочь приготовить материал — нарезать бумагу, развести краски или заготовить куски глины на каждого ребёнка, разложить материал на столах, расставить мебель. Дети должны оказать помощь воспитателю при уборке материала, при сборе работ. Помощь эта должна протекать в порядке очерёдности, дежурств. Надо сказать, что большинство детей охотно и с готовностью выполняли , обязанности. Но были дети, которые старались под всякими предлогами отделаться от дежурства. Это были именно те дети, в поведении которых преобладали личные побуждения и интересы. Однако, считая, что этот момент самообслуживания является одним из проявлений чувства коллективизма и воспитания у детей привычки нести определённые обязанности в коллективе, я настойчиво добивалась выполнения детьми своего долга перед воспитателями и товарищами. Думаю, что это требование может уже стоять в воспитании детей старшего дошкольного возраста.

Необходимо отметить ещё одно крайне важное положение, в ротором я убедилась в практике работы. Успех в организации детей достигается там, где существует слаженность в работе всех воспитателей группы, единство их требований и воздействий.

Проведённая работа по организации детей в связи с обязательными занятиями, несмотря на трудности, о которых упоминалось, и далеко ещё не полное разрешение всех вопросов, дала всё же большие положительные результаты: наша группа очень продвинулась вперёд в своём развитии, уменье работать в содружестве со своими товарищами, в уменье подчиняться правилам общежития и общему распорядку детского дома. Осенью, в начале учебного года, какое бы содержание ни носили обязательные занятия, всегда находилось два-три человека, не желающих принять в них участия. Причём иногда протест выражался в очень сильной степени, например, ребёнок убегал из группы, прятался. В процессе занятия много времени и усилий приходилось уделять тому, чтобы собрать внимание детей на задании, поддерживать на известном уровне интерес к занятию и помогать бороться за окончательный результат своей работы. Количество замечаний было велико, а достижения небольшие. К концу же учебного года в группе не только не было ребёнка кроме вновь поступившего Толи А., который бы отказался от обязательного занятия, но, наоборот, дети ждали занятий, интерес к ним очень вырос. Отношение к указаниям воспитателя стало более ответственным и серьёзным, дети со вниманием их выслушивали и сосредоточенно принимались за выполнение. Необходимость прибегать к замечаниям стала минимальной. Качество выполняемых работ стало лучше.

[...]

М. И. Демидов,
инструктор по труду малаховского детского городка.
ОПЫТ РАБОТЫ ПО НОВЫМ ПРОГРАММАМ ТРУДОВОГО ОБУЧЕНИЯ
.

[...]

.. Новые задачи и новая система трудового воспитания и обучения отразились .. на коренном изменении расписания занятий в мастерских. Много лет мы привыкли к одному и тому же неизменному и однообразному расписанию на каждый день недели: мальчики — столярное дело, девочки — швейное дело. Со второго полугодия 1949/50 учебного года положение существенно изменилось. Новое расписание занятий в мастерских стало более разнообразным и содержательным, чем было раньше. Для мальчиков мы имеем три дня в неделю механическую обработку дерева и других материалов, один день в неделю занятий по элементам машиноведения и электротехнике и один день занятия в технических кружках и демонстрация диа- и кинофильмов. Кроме того, на последнее воскресенье в каждом месяце назначается проведение технического вечера.

Для девочек в те же три дня проводятся занятия по шитью и рукоделию, в остальные три — такие же занятия по технике, как и для мальчиков.

Конкретно со второго полугодия занятия в наших мастерски: проводились с 12 часов дня до 8 часов вечера, по 2 академических часа с каждой группой по следующему расписанию. [...]

Занятия по этому расписанию проводились в 4 смены с воспитанниками старшего возраста (12—15 лет), начиная с IV класса по VII. В мастерской по обработке дерева и других материалов занимались 72 человека, в мастерской по шитью и рукоделию — 54 человека. Со следующего учебного года мы по своей инициативе имеем в виду увеличить несколько контингент учащихся в мастерских за счёт воспитанников одиннадцатилетнего возраста.

Может быть, для многих изменения в расписании занятий не кажутся чем-то существенным и показательным для коренной перестройки в работе учебных мастерских. Но после того как мы на практике в течение последнего полугодия перешли от старого расписания к приведённому выше новому расписанию, нам трудно теперь представить, как могли мы столько лет вести занятия по столь однообразному и малосодержательному расписанию.

Особенно существенны и показательны изменения, которые мы сделали при переходе на новые программы в отношении содержания и характера занятий. Эти изменения, в частности, отразились на выборе объектов для изделий.

В швейной мастерской ранее, когда перед мастерскими ставились задачи профессионального обучения, в качестве объектов для изделий брались главным образом несложные образцы массового пошива, которые передавались нам из заказов производственной швейной мастерской: наволочки, простыни, полотенца и др.

По новым программам в качестве объектов брались такие изделия, которые находили практическое применение в быту детского дома и которые во многих отношениях представляли больше интереса и давали больше удовлетворения детям. Шились такие вещи, как сумочки, накидки на подушки, дорожки на стол, носовые платки, фартучки, кофточки, платьица для детей младше возраста и для самих воспитанниц, шторы для окон и др.

Далее, наряду с шитьём стало широко применяться рукоделие-вышивка. Благодаря этому образцы работы, выполнявшиеся детьми, не представляли уже собой однообразные изделия массового пошива, а украшались контурной вышивкой, мережкой, аппликацией, гладью. Для рисунков брались главным образом народные мотивы, национальные стили и сюжеты творческого характера самих воспитанниц.

Уже первая самая простая работа — рабочая сумочка — шилась самой простой вышивкой, дававшей в то же время детям знакомство с различными стежками. Таким образом, техническая работа по шитью становилась богаче, содержательнее, тесно соединялась с развитием у детей художественного вкуса.

[...]

.. Наши инструктора швейного дела и рукоделия стали значительно больше времени и внимания уделять изучению внутреннего строения швейной машины. [...] Мы учили также девочек тому, чтобы самим устранять простые неполадки в швейной машине.

[...]

Значительную помощь в этом изучении внутреннего строения швейной машины оказывали специальные таблицы, выполненные в крупном масштабе и показывающие отдельные механизмы машины: исполнительный механизм игловодителя, механизм протягивания и натяжения нити, механизм подачи материала, челночный механизм, а также отдельные узлы и детали передаточного механизма машины.

Таблицы выполнялись путём простого увеличения с чертежей в книге С. И. Русакова "Швейное машиноведение" и в других книгах по этому же вопросу. При этом в копиях делались некоторые отступления от оригинала с той целью, чтобы упростить чертёж и облегчить воспитанникам понимание основной схемы и строения машины. Детские дома, нуждающиеся в такого рода пособиях, могут сделать то же самое, что в своё время сделали и мы: с меньшего масштаба сделать чертежи в большом масштабе.

Как уже отмечалось ранее, девочки впервые, со второго полугодия 1949/50 учебного года, кроме швейного дела, занимаются по элементами машиноведения, по электротехнике и в техническом кружке по фото- кинотехнике. Вначале девочки очень робко и осторожно брались за это незнакомое им дело. Они ещё не знали столь простых вещей, как обращение с отвёрткой, гаечным ключом, не знали, как завёртывать и отвёртывать гайки. Многие завёртывали гайку в левую сторону, от чего гайка не навёртывалась и подчас выпадала из рук на стол и на пол. Но незнание, неловкость, отсутствие технической умелости, сноровки продолжались недолго, только в первое и во второе занятие. В следующих занятиях девочки от мальчиков уже не отставали.

После этой удачи девочки ни в каких других занятиях по технике не хотели отставать от мальчиков. Технический кружок по фото и кино мы планировали проводить с одними мальчиками. Однако когда начались занятия в кружке и девочкам стало об этом известно, они заявили протест, и пришлось включить в кружок и девочек. Занимаются они в этом кружке с таким же живым интересом и успехом, как и мальчики. Группе девочек мы даём теперь уже самостоятельно вести демонстрацию узкоплёночных кинофильмов. Таким образом, круг технических знаний, интересов и навыков воспитанниц нашего детского дома стал несравненно шире. Устранено существовавшее до сих пор строгое разделение девочек и мальчиков по различным мастерским, ограничение девочек только узкой, так называемой "женской" работой.

Такие же глубокие существенные изменения в содержании и в характере трудового воспитания и обучения имели место для мальчиков. По старым программам Управления детских домов Министерства просвещения РСФСР мальчики на втором году обучения в столярной мастерской должны были делать ручным способом фанерованный платяной шкаф, фанерованный письменный стол на одной тумбочке и на двух тумбочках, книжный шкаф, стулья, кресла, диван, тумбочки для цветов и т. д., одним слово, выполнять ту программу, которая соответствовала выпуску из детского дома ремесленных ручных столяров-краснодеревцев. Такая задача была явно непосильной для воспитанников 13-14 лет, и если изделия этого рода всё же можно было видеть в нашем детском доме и в других детских домах, то следует открыто признать, что в изготовлении этих предметов принимали участие не столько дети, сколько сами инструктора трудового обучения.

В объяснительной записке к новым программам указывается, что основным видом обработки дерева по-прежнему остаются столярные работы, но они не ограничиваются предметами мебели и хозяйственно-бытовых изделий. Новые объекты столярной работы должны быть построены на изготовлении небольших по размеру, несложных по конструкции, интересных по содержанию для детей этого возраста разнообразных предметов, которые могли бы найти широкое применение в школе и в детском доме. В плане работы нашей мастерской нашли своё место и мебельные изделия, однако, следуя указаниям в новых программах, был существенно изменён выбор и характер изделий этого рода. Мы брали предметы более простые, несложные, вполне посильные для детей и имеющие жизненное практическое применение в детском доме. А этими условиями в основном определяется и интерес к работам со стороны воспитанников. Мастерская выполнила 30 оконных карнизов для занавесов, при изготовлении которых дети знакомились с простой и фасонной строжкой дерева, и 6 умывальных столиков, при изготовлении которых дети усваивали ряд основных технических операций столярного мастерства, при этом проводили работу с подетальным разделением труда.

Это изделия второго года обучения. На первом году обучения делались самые простыв столярные изделия, как, например, палочки с этикетками для посевов (62 шт.), древки и палочки для флажков к 1 Мая (48 шт.), ящики для рассады (6 шт.), ручки для лопат и грабель (30 шт.) и т. п.

Выбор объектов для изделий, не определяемый отныне будущей профессией воспитанников, очень часто возникает из их личной и общественной жизни. Чем разнообразнее, содержательнее, полнее жизнь наших детей, тем разнообразнее и богаче выбор объектов для изделий. В связи с этим, наряду с указанными выше мебельными и хозяйственными образцами в плане работы мастерской нашли своё место многие другие, не находившие ранее применения образцы столярного дела.

Так, например, во втором полугодии мы выполнили ряд учебных пособий по заказу нашей школы. Особый интерес в этом отношении представляют два физических прибора: прибор по спектру и конструктор по геометрии.

Школа располагала только одним классным циркулем и одним классным транспортиром, а ей, как минимум, тот и другой требовались в двух экземплярах. В мастерских были тщательно выполнены классный циркуль и транспортир. Детям захотелось, наконец, сделать какой-либо подарок для своих учителей, при этом такой подарок, который был бы связан с их личным трудом. Мы остановились на том, что воспитанники сделают для своих учителей именные указки, на которых, помимо орнамента, было выжжено название, кому делается подарок, например: "Дорогой нашей Нине Павловне от воспитанников Малаховского детского дома". Такие указки дети сделали почти всем своим учителям. Мы не преувеличим, если скажем, что эти скромные подарки доставили истинное моральное удовлетворение учителям.

Наши учебные мастерские, в той мере, в какой в них, как мы уже отметили, находит своё отражение живая, непосредственная, деятельная жизнь детей, не стоят в стороне и от важнейших общественных событий, которыми каждый год бывает богата наша советская действительность. Так, например, при проведении в детском доме исторического юбилея А. С. Пушкина встал вопрос о некотором отражении этого юбилея и в изделиях мастерских. Мысль эта возникла у самих детей, и они долго искали лишь соответствующую тему, в которой могло бы найти своё отражение творчество великого отечественного поэта.

Было решено изготовить художественную ширму с мотивами сказок Пушкина, Для этого был подобран и просмотрен с детьми обширный материал по юбилею Пушкина, и выбор пал на сказку "О рыбаке и рыбке" как наиболее простую в смысле оформления и хорошо выполненную на изданных плакатах и в иллюстрациях в книгах.

Скопировать рисунки и перевести их на фанеру взялись Володя Т., Юра К., Вова и Миша К. Эта же бригада выполняла потом выжигание по готовому контуру и раскрашивание масляными красками. В то же время параллельно группа других мальчиков выполняла работу по заготовке и вязке рамок для ширмы, а девочки вышивали полотна. Так была выполнена коллективом значительная работа, представляющая собой, с одной стороны, чисто техническую столярную работу (рамочная вязка сквозным шипом), с другой стороны, художественную ценность. Никогда обычная столярная работа не могла бы доставить ребятам столь большого удовлетворения.

[...]

Мы много лет уже проводим в своей мастерской соединение столярных работ с резьбой по дереву. Объяснительная записка к новым программам "Работы по дереву и некоторым другим материалам" рекомендует в настоящее время этот приём для всех детских домов. В ней указывается, что "резьба по дереву является одним из прекрасных приёмов художественной отделки деревянных изделий. Если преподаватель (инструктор) знаком с резьбой по дереву, то желательно, чтобы он познакомил с нею и своих учеников. Из видов резьбы надо дать геометрическую, контурную и плоскорельефную резьбу с выборкой фона или с завалом".

Далее в записке указывается, что "возможно применение украшения дерева росписью, эмалевыми красками.

То и другое, т. е. резьба и роспись по дереву, должны воспитывать у детей художественный вкус, любовь к произведениям прикладного искусства народов Союза" .

К этому следует, нам думается, добавить только то, что наряду с резьбой в некоторой мере той же цели может служить и художественное выжигание по дереву.

Следующие существенные изменения в содержании и в характере занятий в учебных мастерских мы относим к проведению практических занятий по элементам машиноведения и по электротехнике, которые мы уже отмечали ранее. С мальчиками и девочками первого года обучения занятия велись по элементам машиноведения и второго года — по электротехнике. На данные занятия дети разбивались на группы по 3—4 человека, и для практической работы им выдавался один конструктор или набор той электроосветительной аппаратуры и электроламп, которые они изучали на данном уроке.

[...]

При изучении Темы "Простые механизмы" в каждой группе по 3—4 человека давались необходимые детали из конструктора, для сборки того механизма, который был намечен на данный урок. Предварительно из деталей конструктора мы с инструктором по шитью и рукоделию делали образец модели, отбирали из металлоконструкторов те детали, которые были необходимы детям для сборки этого механизма, и выдавали каждой группе.

После соответствующего объяснения и показа -моделей действующего механизма дети самостоятельно проводили сборку.

На каждое занятие мы отбирали строго то количество деталей конструктора, которое необходимо им для оборки, и получали от детей собранные механизмы, что давало нам возможность полностью сохранить конструктор от потерь отдельных деталей.

В процессе практической- работа детьми, первого года обучения были собраны механизмы: колодезного ворота, передвижной лебёдки, ветряной мельницы и др.

[...]

При проработке темы "Монтаж проводки электрического освещения" дети ознакомились с проводом и шнуром (каждому было дано по отрезку провода и шнура, которые они разобрали на отдельные части и могли видеть, из чего состоит тот и иной отрезок).

Ознакомились с электроосветительной аппаратурой: патронами, выключателями, штепсельными розетками, предохранителями и лампами накаливания. Из деталей электрического конструктора детьми были собраны схемы последовательного и параллельного соединения электроламп. Несколько практических работ было проведено по электромагнетизму.

В результате проведённых занятий по элементам машиноведения и электротехнике был организован и проведён "вечер техники". Содержание вечера было обсуждено детьми, и 2 апреля, в дни весенних каникул, был проведён этот вечер по следующему плану:

1. Доклад о Ломоносове (сделала Катя О,, ученица VII класса).

2. Доклад о Яблочкове (сделала Люся Р., ученица VII класса).

3. Доклад о Попове (сделал Слава Ш., ученик VII класса).

4. Собственное стихотворение, посвящённое вечеру техники, прочитала Люба М., ученица VII класса.

Были также проведены викторины. Для этого детьми на занятиях по труду и электротехнике были изготовлены электрофицированные географические карты: карта полезных ископаемых СССР, карта электрификации СССР, карта мира с обозначением СССР и демократических государств.

Дети восторженно встречали появление загорающихся электрических красных и белых лампочек на геокартах.

Во второй части вечера состоялась краткая лекция инженера Политехнического музея о телевидении и демонстрация телесеансов ..

[...]

На летний период .. в .. плане мы намечаем:

1. Привести в образцовый порядок оборудование рабочих мест в учебной мастерской.

2. Создать новую организацию распределения, хранения и пользования инструментами, положив в основу звеньевой принцип в пользовании инструментами.

3. Провести работу по подготовке учебных пособий по всем разделам программы.

4. Создать примерные конструкции моделей по всем темам программы "Элементы машиноведения".

5. Подготовить планы и отдельные конспекты занятий по всем разделам программы.

6. Значительно пополнить библиотеку в помощь руководителям (инструкторам) трудового обучения и воспитания и техническую библиотечку для детей.

7. Создать рабочую комнату для воспитанников среднего возраста (9— 11 лет) и оказать помощь в организации занятии по ручному труду и техническому моделированию с детьми младшего возраста (7—8 лет) в группах: с воспитателями.

Основное затруднение, которое мы испытывали и испытываем в переходе на новые программы, — это отсутствие основательных методических руководств по всем разделам программы. Было бы очень желательно, чтобы другие детские дома также поделились сбоим опытом в переходе на новые программы и помогли тем самым нам в нашей работе.

Л. И. Трофимова,
ленинградский дошкольный детский дом № 47.
О ВОСПИТАНИИ ЛЮБВИ К ПРИРОДЕ И ТРУДУ В ДОШКОЛЬНОМ ДЕТСКОМ ДОМЕ
.

Детский дом № 47 — один из старейших дошкольных детских домов Ленинграда. Он был организован в 1918 г.

[...]

В 1921 г. я была приглашена в качестве руководителя детского дома и с тех пор непрерывно работаю в нём. В детском доме накопилось много материалов из опыта работы, не лишённых значения и в настоящее время. Мой преклонный уже возраст вызывает у меня горячее стремление передать свой опыт работникам других детских домов, особенно молодым, начинающим воспитателям.

[...]

В процессе коллективной деятельности мы даём детям почувствовать значение совместных усилий и укрепляем среди них товарищеские взаимоотношения и взаимопомощь. Кроме того, труд в природе учит детей настойчивости, упорству в достижении необходимых результатов.

Не лишне будет отметить также, что посильный, но в то же время результативный труд детей на огороде, по уходу за животными помогает осознанию ими того, что всё добывается упорным трудом, а не даётся в руки готовым. Это имеет значение для борьбы с иждивенческими настроениями, которые легко могут развиться у детей детских домов ..

[...]

Наш детский дом находится в условиях очень благоприятных для систематического знакомства и общения детей с природой. Он расположен в дачной местности Ленинграда. Усадьба детского дома занимает площадь около 2 гектаров, все строения окружены вековыми лиственницами, берёзами, липами, молодыми дубками, клёнами и другими хвойными и лиственными деревьями, а также большими солнечными площадками с цветниками, -кустами сирени и шиповника. В общую площадь усадьбы входят также небольшой фруктовый сад из яблонь и вишнёвых деревьев, ягодники чёрной смородины, земляники и малины, огород, предназначенный для пополнения детского питания, и небольшой огород учебно-воспитательного значения площадью около 300 кв. м.

Придавая огромное значение воздействию на детей природы, являющейся могущественнейшей союзницей каждого педагога, я в первый же год подобрала себе таких сотрудников, которые искренне любили природу, умели видеть, понимать её и не боялись запачкать рук землёй для того, чтобы использовать её в интересах детей. В то же время каждая из воспитательниц обладала теми или иными способностями и уменьями, крайне важными в воспитательной работе с детьми. Был у нас и хороший музыкальный работник, были и талантливые художницы, и искусные мастерицы, умевшие изготовлять разные игрушки и пособия. Впрочем, навыками ручного труда обладал весь коллектив воспитателей, включая и директора детского дома.

Состав детей в то время, в 1921 г., и условия, в которых нам пришлось начать работу, были достаточно трудными. Некоторые дети были бледные, истощённые. На лицах этих детей лежала печать безразличия ко всему окружающему, недоверчивости, угрюмости. Многие малыши отличались плаксивостью. Всё это требовало от воспитателей наряду с укреплением здоровья крайне напряжённой, дружной и творческой работы, изыскания наиболее эффективных мер, с помощью которых можно было разбудить интерес и любознательность детей, создать у них бодрое и хорошее настроение.

Остановлюсь на некоторых общих мерах, которые помогли нам создать перелом в состоянии и поведении детей.

Твёрдо уверенные в том, что личный пример взрослых — один из основных факторов воспитания детей, весь коллектив воспитателей стремился быть для детей образцом сплочённости и неутолимой трудовой деятельности. С первых же весенних дней мы начали приводить в порядок сильно запущенный сад. Вместе с техническим персоналом очищали сад от сушняка и листьев, выкорчёвывали пни, выравнивали дорожки и площадки, посыпали их песком и разбивали цветники, землю тщательно перекапывали, удобряли, делали гряды, сеяли в них семена овощей, садили картофель и овощную рассаду. Работа шла всегда весело, с подъёмом, с песнями.

Мало-помалу в эту заманчивую работу стали втягиваться и дети, долгое время поглядывавшие на всех исподлобья. Работали они первое время несколько вяло, а затем всё с большим желанием, а многие даже и с увлечением, конечно, в меру своих сил. Дети оживились, расшевелились, стали меньше ссориться. В разных концах усадьбы зазвучал, наконец, долгожданный задорный и заразительный смех ребят. Спайка взрослых, их дружный труд по культивированию усадьбы, которая на глазах детей стала преображаться, оказали большое влияние на детей. Принимая участие в работе взрослых, дети стали всё более внимательно и с интересом относиться к выполнению заданий воспитателей. Возделанный вместе с детьми небольшой огородик заботливо оберегался ими от вторжения птиц и собак. Были сооружены примитивные ограждения и установлено внушительного вида пугало, которое, весьма вероятно, больше веселило детей, чем отпугивало птиц. Первая снятая с гряд зелень — лук, салат, первые ранние овощи — редис, стручки, морковь — доставили детям много радости. С гордостью, со счастливыми лицами они показывали всем плоды своего труда и всех ими угощали. Свои овощи дети съедали всегда с особенным удовольствием.

Конкретный полезный коллективный труд оказался могущественным средством в деле воспитания детей.

Наряду с интересной и увлекательной работой на участке, воспитатели начали проводить с детьми частые прогулки и занимательные экскурсии в окружающие парки, в лес. Возвращались дети домой всегда радостными и непременно с какой-нибудь добычей, которую обслуживающий персонал, к великому удовлетворению ребят, также с удовольствием принимал и немедленно использовал, считаясь с их просьбами и предложениями.

Если приносились цветы, то их ставили в кувшины или банки и расставляли на детских столах; если мох, — то вместе с детьми его заботливо раскладывали на солнце для просушки и предназначали то для закладки между оконными рамами на зиму, "для красоты", то для подстилки животным. Если приносились ягоды или грибы, то также совместно с детьми их разбирали, чистили, тщательно промывали и приготовляли вкусное дополнительное блюдо к обеду или ужину.

Воспитатели окружали вниманием любой детский труд, и недоверчивые вначале дети очень скоро стали привязываться к воспитателям, заметно перерождаясь на их глазах. Начала исчезать прежняя грубость, замкнутость, ранее унылые лица приобрели теперь то жизнерадостное выражение, которое свойственно их возрасту. Дети становились всё более вежливыми, приветливо улыбались.

Проявляемая временами некоторыми из наших воспитанников (в большинстве случаев новичками) жестокость в обращении с животными заметно сглаживалась с ростом знаний детей, их любви к природе.

Чтобы засветились детские лица, чтобы по-детски загорелись их глаза, чтобы детей тянуло, влекло к интересной полезной деятельности, а не к озорству, надо, чтобы горели глаза воспитателей любовью к детям, к своему ответственному делу, чтобы было у них увлечение и удовлетворение своей работой, чтобы у воспитателей были умелые руки, которые постоянно были бы заняты, сменяя одну полезную работу другой. Таким деятельным воспитателям не придётся тревожиться и том, как их примут дети и удастся ли им заслужить их любовь, так как они безусловно завоюют детские сердца и найдут контакт с детьми. Таких воспитателей дети любят и ценят и полностью признают их авторитет. Конечно, надо, чтобы и руководители детского дома — директор и его заместитель — были неизменно бодрыми и деятельными и не ограничивались бы одними только административными обязанностями.

Завоевание доверия, привязанности и уважения детей было первой нашей победой, благодаря которой мы стали уверенно строить всю воспитательную работу. В дальнейшем, с каждым новым приёмом детей, убеждение в том, что мы избрали правилный путь, всё больше возрастало.

Перехожу к содержанию и методам нашей систематической работы по знакомству детей с природой.

Основное место в ней занимали наблюдения за сезонными явлениями в природе и активная трудовая деятельность детей.

Изменения в природе в связи со сменой времён года дают детям яркие наглядные представления и понятия о последовательности в развитии, о причинности в природе.

Осенью дети наблюдали, как обнажаются деревья в нашем саду, а зимою видели их укутанными снегом. Мы подзывали им почки на ветках и давали возможность убедиться, что дерево продолжает жить, что снежный покров защищает его корни от мороза.

Мы разъясняли детям значение снега для большего увлажнения почвы весной и проводили с ними несложные работы по снегозадержанию. Например, после каждого снегопада все дети выходили в полном составе групп на работу. Каждый ребёнок был вооружён кто движком, кто лопаткой из фанеры, кто метлой. В меру своих сил дети расчищали дорожки и площадки, помогали воспитателям и няням сдвигать снег в сугробы и валы, на санках отвозили его на свой огород, "чтобы лучше напоить землю весной". Каждый трудовой процесс был всегда интересно задуман, увлекательно построен, заканчивался по возможности наглядными, конкретными результатами.

Оберегая зимующих птиц и воспитывая у детей заботливое и бережное отношение к ним, воспитатели ежегодно устанавливали за окнами групповых комнат и солнечного коридора большое количество кормушек. Дети всех трёх групп никогда не забывали ссыпать на них крошки со столов, остатки каш, а также и зёрна. Это давало также возможность детям, находясь в комнате, длительно наблюдать за птицами через стёкла окон. Они знакомились с их названиями, внешним видом и повадками. В беседах и рассказах воспитатели уточняли знания детей о том, какие птицы и почему остаются у нас на зиму.

С половины января каждого нового года коллектив детского дома уже начинал деятельно готовиться к встрече весны. Силами технического персонала срубались с деревьев разных пород большие сучья по указанию нашего агронома, а воспитатели с детьми нарезали ветки кустарников.

Все ветки, подлежащие проращиванию и высадке в лесной грунт, заботливо устанавливали в кувшины, а сучья — в вёдра, наполняя их сдобренной золой водою. Всем этим пополняли уголки живой природы, в которых всегда кипела деятельная жизнь. Под руководством воспитателей дети проводили систематические наблюдения над возвращением к жизни застывших на морозе веток: за набуханием и распусканием почек, а затем — за каждым развившимся на ветках листочком, бутончиком и цветком. Их появление всегда вызывало у детей восторг. И действительно было чему радоваться не только детям, но и нам, взрослым. В марте на дворе и в саду ещё снег лежит, а в детских групповых комнатах уже весна. Ярко зеленеют душистые ветки смолистого тополя, берёзы, красиво цветут ветки ароматной черёмухи, липы, чёрной смородины, бузины, вишни, рябины и яблони. Создавались целые комнатные сады, веселящие глаз и представляющие резкий контраст с окружающей зимней природой. Мы подводили детей к выводу о значении тепла для развития растений, вели с детьми "календари природы", благодаря которым закреплялись полученные детьми знания о последовательности развития растений.

Углублению и расширению знаний способствовали также посевы, производившиеся детьми зимой в комнатных условиях.

С осени каждого года до весны следующего на всех солнечных окнах детских комнат и коридора мы выращивали очень большое количество лука. Для того чтобы дети могли наблюдать процесс прорастания лука, часть его выращивали в стеклянных банках с водой. Сквозь прозрачные стенки банок дети воочию могли следить за быстрым развитием корней, а затем наблюдали и оживление верхних частей луковиц — появление и бурный рост зелёных стрелок. Эти наблюдения были доступны даже малышам, и банки с луковицами всегда приковывали к себе их внимание. За посадками лука в ящиках с землёй дети внимательно ухаживали, систематически поливая его, и воспитатели могли, пользуясь сравнительными наблюдениями детей, уточнять их представления о росте растения и значении влаги для него.

Когда перья лука достигали определённой величины, мы вместе с детьми торжественно срезали их и дополняли зелёным луком очередной завтрак или обед. Надо сказать, что большое количество комнатного зелёного лука давало нам возможность в течение всей зимы и ранней весны бесперебойно витаминизировать получаемую детьми пищу. В этих "огородиках на окнах" у каждой из трёх групп имелось не менее сотни выращиваемых луковиц. А с каждой весны до поздней осени пользовались уже зелёным луком с грядок.

Старшие дети выращивали в индивидуальных горшочках дубки из желудей, молодые клёники из кленовых семян — "носиков", которые потом высаживались в грунт; из яблочных, апельсинных зёрнышек дети растили всходы плодовых деревьев конечно, предназначавшиеся главным образом для наблюдений и воспитания у детей любовного, бережного отношения к растениям. В ящики высеивали семена настурций, которые давали нам потом большое количество цветов к 1 Мая. В горшки с унавоженной землёй садили корнеплоды: морковь, свёклу, брюкву, репу и другие овощи для перенесения их весной также в грунт с целью получения своих семян.

Дети участвовали в отборе семян для посева и очень любили эти занятия. Младшим детям давали для сортировки преимущественно семена крупных размеров: тыквы, кабачков, бобов, фасоли, для средних допускались и более мелкие — подсолнечника, кукурузы, гороха, настурции и другие. Старшие же дети, помимо перечисленных, отбирали и очень мелкие сорта семян, как, редиса, свёклы, ноготков, мальвы. При этом светлые семена детям давали разбирать на подостланных тёмных бумажках, а на светлых — тёмные семена, чтобы избежать чрезмерного напряжения их зрения.

Дети знакомились с названиями семян, их отличием друг от друга. Детям средней и старшей групп воспитатели разъясняли значение их труда по отбору семян: из слабого, тощего, мелкого семечка развивается и. слабое растение, а из полного, крупного — растение сильное, крупного размера. Такие занятия способствовали также развитию мышления, воспитанию у детей устойчивости внимания, терпения и усидчивости, столь ценных и нужных для предстоящего обучения в школе.

Наблюдения и работа, проводившиеся зимой, получали своё естественное продолжение весной.

Во время таяния снега дети сравнивали, как быстро просыхают дорожки и площадки, с которых всё время счищали снег, и как много воды на грядках и клумбах, куда они свозили снег зимой. Наблюдали, как быстро распускаются почки на деревьях и кустарниках под влиянием солнечного тепла, внимательно следили, не прилетели ли первые птицы, не появились ли уже скворцы в скворечниках, которые были развешаны в разных местах нашей усадьбы.

Как только наступали первые тёплые дни, вся детская жизнь выносилась на воздух, и работа приобретала ещё больший размах. Под руководством воспитателей начинался оживлённый, но вполне посильный труд детей на своём огороде. Помимо большого общего огорода, мы отвели участок земли специально под детский огород, который называли "учебным", так как преследовали здесь цели исключительно учебно-воспитательного характера. Взрослые производили перекопку земли, дети граблями помогали выбирать камешки, корни сорных трав и ботвы и вывозили их в своих небольших тачках или выносили на носилках в установленные места.

В разнообразном хозяйственном детском инвентаре у нас никогда не чувствовалось недостатка, и это давало возможность вовлекать в работу всех детей, учитывая их возраст и уровень развития. Наличие инвентаря имело также важнейшее значение для умственного развития детей: они знакомились с различными орудиями труда и их применением. Размеры инвентаря отвечали установленным нормам и тем образцам, которые рекомендовались в те годы городским методическим кабинетом. В течение зимы инвентарь регулярно ремонтировали для того, чтобы к каждой весне дети могли быть уже во всеоружии.

Детский труд всегда дозировался во времени, и длительность его не превышала 30 минут для работ, связанных с разнообразными движениями, и 10—15 минут для работы, требующей однообразных действий или сидения на корточках. Разумеется, и в том и другом случае работа прерывалась 2—3 минутами отдыха.

В разделанные взрослыми определённых размеров грядки старшие дети сеяли семена зелени — салата, петрушки и разных овощных культур, соблюдая при этом правила и приёмы посева, которые им показывали и объясняли воспитатели. Семена редиса, свёклы, гороха и огурцов садили аккуратно, рядочками в луночки, сделанные детьми же по линейке в шахматном порядке, на равном расстоянии друг от друга (учитывая развитие корневой системы). Мелкие семена салата,, моркови, петрушки и репы сеяли в ровно нарезанные бороздки, отмеряя расстояние между рядами палочкой. (Предварительно воспитатели в присутствии детей смешивали семена с сухим просеянным песком в целях получения большей разрежённости всходов.) После произведённых посевов дети аккуратно фанерочками слегка придавливали землю, чтобы ветер не выдул семена. Поливали первое время не из леек, а брызгая водой с веничков, чтобы семечки не выбились водой на поверхность земли и не смылись с гряд.

В дальнейшем дети систематически в определённое время поливали всходы из маленьких леек и вёдрышек, а старшие, кроме того, вели ревностную борьбу с сорняками, которые они научились хорошо определять и вырывали их не только с гряд и междугрядных межей, но даже и на значительном от них расстоянии со всех четырёх сторон огорода для того, чтобы семена сорных трав не разбросало ветром по площади огорода. Воспитатели объясняли детям и наглядно показывали пагубное действие сорняков на рост овощных культур и цветов: сорняки в росте обгоняют выращиваемые нами полезные растения, отнимают у них свет, заслоняя их от солнца, отбирают почвенную влагу, поглощая её своими обильными и сильными корнями.

Большинство старших детей строго соблюдали все советы и предостережения своих воспитателей, довольно легко и прочно усваивая, таким образом, элементарные агротехнические правила и приёмы ухода за овощными и цветочными культурами. Эти правила и приёмы были доступными их пониманию, посильными и интересными. Так, например, дети зорко следили за правильной поливкой растений при их цветении, поливая их осторожно, только под корень, тщательно оберегая цветы, для того чтобы не смыть с них пыльцу. Некоторым из нарушителей установленных правил они делали замечания: "Зачем ты льёшь воду на цветы, ведь тогда мало огурцов вырастет".

Многие из наших юных огородников, следуя указаниям своих воспитателей, присыпали сухой землёй места поливок, для того чтобы на смоченной земле при её высыхании не образовывались земляные корочки, плохо пропускающие воздух и влагу к корням растений.

При пересадке молодой рассады из ящика в грунт старшие дети под руководством воспитателя внимательно следили за тем, чтобы земля была предварительно обильно смочена и в ящике и в заготовленных на грядках луночках. Они знали от воспитателей, что в таких условиях к корням вынимаемой из ящиков рассады лучше прилипает "родная" земля, с которой их и следует опускать в новую землю, чтобы не пострадали мелкие разветвления корешков и чтобы растения лучше прижились, не болея от пересадки. "Родной земле" наши будущие "агрономы" придавали серьёзное значение. Некоторые из них яростно обрушивались на тех неумелых товарищей, которые допускали осыпание с корней рассады родной земли, и в таких случаях спешили им на помощь, осторожно расправляя обнажившиеся корешки "звёздочкой" или "лапкой" (по выражению детей) и бережно присыпали их сырой землёй. Из неоднократных объяснений воспитателей дети знали, что расправленные в виде звёздочки или птичьей лапки корешки лучше приживаются, чем сжатые в "метёлку". Расправленные корешки лучше впитывают влагу и свободнее дышат проникающим в землю воздухом.

При участии детей все боковые стороны гряд обсаживали разной зеленью и рассадой. Воспитатели объясняли детям, что посаженные растения своими корнями предохраняют края гряд от осыпания и задерживают в них дождевую влагу и поливочную, кроме того, таким образом можно собрать больше урожая. При этом предусматривалась и чисто эстетическая сторона путём продуманного сочетания расцветок зелени. Так, гряды с морковью обсаживались свёклой, гряды же со свёклой — салатом, редисом и репкой. Вся площадь детского огорода окаймлялась несколькими радами подсолнечника и кукурузы. Всё это очень украшало огород и радовало детей.

В дальнейшем воспитатели систематически наблюдали с детьми на детском и общем огороде цветение овощей — помидоров, огурцов, тыквы, кабачков, появление первой завязи плодов и их дальнейшее развитие.

По мере созревания овощей на своём огороде дети всех трёх групп всегда сами снимали их. Ощутительные- результаты своего труда доставляли им большое удовлетворение, дети чувствовали и осознавали ценность своих усилий.

Дополнительное питание из овощей и зелени, собранных с детского огорода, было довольно заметным в отношении обогащения детской пищи витаминами и внесения в неё большего разнообразия. Урожай с детского огорода использовался нами также для знакомства детей с хозяйственным трудом и воспитания у них практических навыков, необходимых в быту. Старшие дети учились приготовлять из собранных овощей некоторые блюда: салат, редис, огурцы, винегрет, использовать зелень для придания пище внешней привлекательности. Так, суп и вторые блюда они всегда украшали укропом, петрушкой или зелёным луком.

В конце лета дети участвовали в массовом сборе овощей с общего огорода детского дома, а затем были неизменными наблюдателями того, как дозревают помидоры, как шинкуют и квасят капусту, солят огурцы и зелёные помидоры в банках и кадушках.

В каждой из групповых комнат создавались миниатюрные выставки овощей, собранных с детского огорода, украшенные цветами и оформленные детскими рисунками.

Обычно осенью мы устраивали "праздник урожая", который проходил всегда очень весело, сопровождаясь пением, декламацией и танцами детей и взрослых. Воспитатели уделяли этому празднику большое внимание, стремясь путём устройства выставки собранного урожая и всем радостным настроением праздника наглядно показать детям значение правильного, упорного коллективного труда в природе.

Характерной особенностью всего коллектива детей и служащих нашего детского дома было сопровождение всякого труда пением. Репертуар песен был преимущественно детский, но довольно богатый и мелодичный. Пение всегда раздавалось во всех уголках детских помещений и усадьбы. Оно звучало и в кухне, и в прачечной, и в саду и на огороде. Несомненно, что песня очень нужна и в. воспитании коллектива маленьких детей и что её следует широко применять в их повседневной жизни, особенно в детских домах, как одно из ценных средств воспитания жизнерадостности и чувства бодрости и увлекательности труда.

Представления и знания, получаемые детьми путём наблюдения в естественных природных условиях и в процессе их трудовой деятельности, значительно уточнялись в проводимой нами работе в уголках природы и на обязательных занятиях.

Помимо уголков живой природы в детских групповых комнатах, педагогический коллектив счёл необходимым создать специальную "комнату природы", как её назвали дети. В ней они почти ежедневно проводили наблюдения, а иногда и занятия по знакомству с природой. Содержание этой комнаты было богатым и разнообразным. В ней были террариумы с земноводными обитателями, аквариумы с рыбками, клетки с крольчатами, ёжиком или с выпавшими из гнёзд птенцами, которых дети вынянчивали до тех пор, пока они не овладевали крыльями, и затем отпускали их на волю. При участии детей старшей и средней групп воспитатели проводили ежедневные кормления всей живности, обитающей в банках, клетках, аквариумах и террариумах, и регулярную чистку этих вместилищ.

В большом обилии имелись комнатные черенковые и цветущие растения в довольно богатом ассортименте (фуксия, традесканция, герань, бегония и др.). Дети сами производили черенкование, а затем ухаживали за ростками, приобретая при этом знания о разнообразных способах разведения растений.

В комнате природы мы сосредоточили всю детскую литературу, способствующую ознакомлению детей с природными явлениями, с растительным и животным миром. Любимыми книгами детей были рассказы Бианки, Чарушина, Пришвина, Лесника и Баева. Детям старшей группы воспитатели рассказывали и читали в доступной форме об опытах Мичурина. На стенах чередовались картины времён года и вывешивались календари погоды, ведущиеся старшими детьми, которые систематически использовались для бесед и рассказывания детей.

В этой комнате хранились также лучшие детские рисунки, отражающие их знания и представления о жизни природы. В специальном застеклённом шкафу хранилась лепка и все собранные детьми семена овощей и цветов в баночках с соответствующими надписями и картинками работы детей.

Для занятий имелись зоологическое и ботаническое лото, а также настольные игры и альбомы с картинками растений и животных.

Следуя советам известного педагога Елизаветы Ивановны Тихеевой, мы широко использовали природные материалы для изготовления различных дидактических пособий и игрушек. Из засушенных цветов и листьев кустарников и деревьев составляли настольные игры парами, лото, домино, пособия на счёт, гербарии и др. Это хорошо способствовало закреплению у детей знаний о растительном мире, окружающем детский дом. Их внимание фиксировалось на форме, окраске листьев и хвои деревьев, листьев кустарников, цветов и их лепестков.

Для счёта и разных детских работ применялись еловые и сосновые шишки, шишки лиственниц, жолуди. Из толстой сосновой коры и бересты, снятых с дров, из прутиков дети старшей и средней групп под руководством воспитателей делали лодочки, кораблики с парусами, плели корзинки, лукошки. Старшие часто одаривали малышей своими изделиями.

Включившаяся в наш педагогический коллектив воспитательница-природовед вложила много труда в разработку различных игр, занятий, бесед, наблюдений детей в "комнате природы" и оказала большую помощь всем воспитателям. В этой же комнате содержался и весь мелкий трудовой сельскохозяйственный инвентарь старших детей, размещённый в строгом порядке на специально занумерованных полках и подставках с гнёздышками для каждого предмета.

Мы придаём большое значение воспитанию у детей навыков ухода за инвентарём. Каждый предмет тщательно очищался после работы и для предохранения от ржавчины хорошо просушивался на специальной подставке с решёткой, устанавливаемой на нагретой лежанке.

К приобретению детского сельскохозяйственного инвентаря, строго рассчитанного на силы, возраст и рост каждого ребёнка, мы относились с большим вниманием. Требования к качеству инвентаря были повышенными. Прежде всего он должен был быть лёгким, гладким, удобным и в то же время прочным, занимательным и по возможности даже красивым. Его должно было быть также достаточно по количеству, чтобы хватило на всех детей. Все эти задачи мы более или менее разрешили. В каждой группе имелось железных и деревянных лопат не меньше 15—20 штук и леек, вёдрышек и мётел от 20 до 25 штук. В распоряжении средней и старшей групп имелись ещё движки для снега, грабли, носилки. Помимо того, были придуманы водовозные двухведёрные бочонки на колёсах, в которых дети доставляли воду в водоёмы, устроенные на каждом из трёх детских огородных участков земли. Для доставки воды в вёдрах и лейках были сооружены ещё две четырёхколёсные тележки на лёгком ходу с платформочками, окаймлёнными барьерчиками. Этим "транспортом" хорошо разрешался один из насущных вопросов огородничества — своевременная и достаточная поливка овощей. В то же время трудная работа становилась не только лёгкой, но и весёлой, быстро выполняемой и вызывающей у детей большой интерес и стремление к ней. Приобрели мы впоследствии маленький колёсный тарантас на железном ходу, которым по очереди пользовалась каждая из трёх групп ребят для транспортировки овощей и, конечно, для их игр. Тарантас предназначался для ослика, которого мы мечтали купить, но война не дала нам возможности осуществить эту мечту.

В жизни детей большое место занял игровой домик, построенный на участке детей старшей группы. Вокруг него дети устроили площадку, садик с клумбочками и насадили живую ёлочную изгородь.

Свой участок они назвали "колхозом". Рядом с площадкой было создано "колхозное поле", на котором посеяли овёс для кур с цыплятами. Всё "поле" состояло из 6 кв.м. земли. Эта игра в колхоз и колхозников из года в год развивалась благодаря организованным воспитателями интересным экскурсиям в окрестные колхозы. Посевы на "колхозном поле" менялись. То оно засевалось, как уже упоминалось, овсом, то ячменём, то пшеницей. Дети знакомились с видом и строением колосьев различных злаков, их ростом и созреванием, ухаживали за своими посевами: выпалывали сорняки, в засушливую погоду поливали "поле". Под конец производилась "жатва": воспитатели с детьми срезали колосья, связывали их в снопы, которые потом, тоже с участием детей, обмолачивали. Часть "урожая" шла на корм домашним и вольным птицам, часть же оставлялась на семена для будущего года. Под руководством воспитателей дети тщательно просушивали семена и насыпали их в марлевые мешочки, которые хранились затем в "комнате природы".

Особенности каждого времени года ярко отражались у нас и в украшении природными материалами детских комнат. В этом отношении установились прочные традиции, причём всегда преследовалось художественное выполнение оформления. Заблаговременно, привлекая к этому детей, воспитатели заготовляли разнообразный материал, пригодный для украшения. Собирали мох, вереск, брусничник и тщательно просушивали их на солнце для закладки между оконными рамами. Осенью ими ежегодно красиво озеленялись все восемьдесят пять окон детских помещений. В групповых комнатах межоконные пространства использовались и для более сложного оформления. Вместе со старшими детьми воспитатели создавали там картинки и макеты, отражающие последовательно каждое время года. Вводили в них детские фигурки, фигурки домашних животных, птиц и зверей. Это выглядело эффектно, красиво и являлось для детей постоянным источником рассматривания.

Так были изображены весенний прилёт птиц, грачей и скворцов, деревья со скворечниками, в которые дети неизменно вкладывали изготовленные ими яички. Создавали летние пейзажи и жанровые картинки, воспроизводили луга с пасущимися на них стадами и охраняющими их пастухами, золотую осень с листопадом и вереницы отлетающих птиц. Рядом с осенними или зимними картинками помещались нередко летние или весенние, что наводило детей на сравнения, способствовало развитию их мышления, речи. Создавались макеты на темы сказок. Иногда такие картинки и макеты мы помещали в окнах между рамами, преимущественно в тех, которые оставались на зиму наглухо закрытыми. Такое оформление окон очень занимало детей. Они с большим удовольствием рассматривали картинки и пейзажи и придумывали различные рассказы на сюжеты этих картинок. Так развивалась творческая фантазия детей и в то же время закреплялись их представления об особенностях разных времён года, об их последовательности. Если дети младшего и среднего возраста были преимущественно зрителями и наблюдателями, то старших детей это толкало на проявление инициативы, изобретательности в изготовлении различных игрушек.

Осенью украшали комнаты и террасы гирляндами из ярких кленовых листьев.

Зимой к новому году в зале делали уголок леса из живых ёлок и сосенок, опушённых снегом. У подножья леса неизменно ставили домик со светящимися окнами, а вокруг него каждый год создавались разнообразные сюжеты: то при помощи кукол изображали детей у снежной горы с санками и лыжами, то разных зверей. Иногда к этому дому спешил дед мороз на лыжах с огромным мешком подарков, либо шествовали три медведя разных размеров, по любимой детьми сказке.

Студенты Политехнического института имени Калинина, которые шефствовали над детским домом, безотказно выполняли все наши задания по освещению зала.

Спустя некоторое время после зимнего праздника с новогодней ёлкой всё озеленение зала и групповых комнат выносилось в сад и на площадки. Большие ёлки украшали цветными льдинками. Маленькими ельниками украшали скаты горок и края площадки. При первых же оттепелях воспитатели спешили вместе с детьми использовать мягкий снег для сооружения снежных фигур зверей и людей, снежных горок, домиков, пароходов, грузовиков, вокруг которых дети развёртывали оживлённые игры.

Так, природа с её явлениями, сезонными особенностями входила непосредственно в быт и жизнь детей, в их игры и развлечения.

Наряду с систематическим знакомством с природой, окружающей детский дом, мы стремились обогатить детей впечатлениями и представлениями о природе нашего края, её богатствах и красотах. Мы выезжали из Лесного за пределы Ленинграда и знакомили детей с тем, что было недоступно им видеть в условиях жизни на окраине большого города, — с обширными полями и открытыми широкими горизонтами, с оврагами, холмами и долинами, с видом дремучего леса и его опушкой.

Часто мы совершали экскурсии в окрестные колхозы. Там дети имели возможность близко наблюдать труд колхозников, видели в действии тракторы и другие сельскохозяйственные машины и орудия. Дети видели, как с помощью трактора вспахивается большое поле, как благодаря сеялке оно быстро и ровно засеивается, какие ровные и густые всходы появляются на нём. В проводившихся с детьми беседах воспитатели давали детям понять и осознать значение машин для облегчения труда человека и для наилучшего овладения им силами природы. Детям рассказывали, используя для этого газеты и журналы, как Советское правительство и лично товарищ Сталин заботятся о колхозниках и посылают им всё больше тракторов, комбайнов, как благодаря этому колхозы засевают всё больше и больше полей и из года в год увеличивается урожай хлеба в нашей стране.

Нашими прогулками и экскурсиями в окрестности Ленинграда мы стремились также развивать художественные восприятия детей, обогащать их новыми, яркими впечатлениями, углублять и укреплять их любовь к родной природе, к своей стране. Каждая экскурсия вносила разнообразие в распорядок дня детей и выводила их из рамок обычного режима, от которого детям иногда необходимо было отдохнуть.

Так, старшим детям мы разрешали возвращаться из колхоза на попутных возах с соломой или сеном (разумеется, под наблюдением воспитателей) или провести ночь на сеновале на душистом сене. Им разрешалось встать в пять-шесть часов утра для того, чтобы быть свидетелями восхода солнца, услышать пение птиц, разрешалось и лечь спать в необычный час, чтобы видеть красивый закат солнца, проследить за изменениями окраски облаков и леса, прослушать доносящиеся с озера лягушачьи концерты или кряканье водяных птиц в зарослях камыша. Разрешалось побегать, вволю нашлёпаться по лужам или по-детски насладиться другими вольностями.

В течение шести лет подряд мы каждое лето вывозили на две недели весь коллектив своих воспитанников в Сестрорецк, пользуясь гостеприимством одного из домов отдыха. С этих длительных, особенно ценных для детских домов экскурсий дети возвращались всегда оживлёнными, обновлёнными и удовлетворёнными, нагруженными разными трофеями в виде всевозможных сортов мха, шишек, вереска, камешков, ящериц, тритонов и рыбок разных пород.

Детей старшей группы часто вывозили в Стрельну к их товарищам, переведённым в школьный детский дом [ ZT. Вне всякого сомнения речь идет о "Красных зорях" Игнатия Вячеславовича Ионина ( http://zt1.narod.ru/winrar/ionin-faily.rar ) ]. Там пионеры и комсомольцы катали наших воспитанников на велосипедах, лодках и даже на своей парусной яхте, что было захватывающе интересно для них.

Огромное -удовольствие получали наши дети от поездок к взморью, куда их вывозили на автобусах на целый день с утра до позднего вечера. Там они вдосталь плескались в мелкой воде, бродили с сачками, вылавливая мелкую рыбёшку, а в промежутках с несказанным удовольствием поглощали в изобилии испечённые нами накануне пирожки, печенье, запивая их молоком, а затем отдыхали., расположившись на большом ковре. Возили на эти прогулки и самовар, для которого дети усердно собирали сосновые шишки и хворост.

Эти экскурсии до настоящих дней памятны нашим бывшим воспитанникам, ставшим теперь уже инженерами, педагогами и стахановцами-производственниками. При встречах воспоминаниям о них предаются все без исключения.

Во всех дальних экскурсиях детей неизменно участвовал технический персонал детского дома. Они любили быть свидетелями живой и бурной детской радости, с большим удовольствием, не считаясь со временем, всячески помогали воспитателям и испытывали большое удовлетворение от того , что на окружающую публику дети производили отрадное впечатление.

Вея наша работа, обстановка, в которой она протекала, сближала и роднила коллектив детей и взрослых в одну дружную семью, здоровую и работоспособную. Эту спаянность неоднократно отмечали многие из посетителей нашего детского дома.

Каждый год наши воспитанники, достигшие 8-летнего возраста, переводились в школьные детские дома, а к нам прибывали новые дети. И всегда прочно установившиеся у нас традиции дружной коллективной трудовой деятельности взрослых и детей и разнообразный, интересный мир природы, так влекущий к себе каждого ребёнка, помогали нам в том, чтобы новички быстро освоились в обстановке детского дома и полюбили его.

А.С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт. Н.-Новгород 1992. Колония им. М. Горького (редакционная статья в полтавской газете «Голос труда», 15 июня 1922 г.) При первом взгляде на колонию им. М. Горького возникает отрадное впечатление. Становится легче, бодрее как-то при виде той спайки, этой дружной работы детей. Колония поставлена хорошо. В ней сейчас находится 72 малолетних воспитанника. Колония имеет 32 десятины обработанной земли, из которых 22 десятины (заняты. — Ред.) хлебами, остальные — под огородами, хозяйство ведется по 6-польной системе. Есть 5 лошадей, волы, свой инвентарь, недавно приобрели жатку в счет будущего урожая. Кроме того, там сейчас на полном ходу работают 5 мастерских (сапожная, бондарная, столярная и др.), которые обслуживаются детьми под наблюдением специалистов. Теперь в колонии горячее время — жатва, работа кипит! Все полевые работы обслуживаются воспитанниками. Везде слышны веселые голоса, везде без устали они копошатся, работают. Встают рано, наскоро едят и начинают свой трудовой день, потом короткий перерыв на обед, и снова они, полные сил и энергии, принимаются за работу. Параллельно с полевыми работами ведется ремонт в бывшем имении Трепке, где предполагается поместить 100 детей. (с.47)

См. также http://zt1.narod.ru/intrnt-z.htm

См. также
http://zt1.narod.ru/malyavk1.htm
МАРК РОМАНОВИЧ МАЛЯВКО и его детдом-хозяйство.

См. также http://zt1.narod.ru/doc/frgm-o-trud.doc - Фрагменты о трудовом.

Посмотрите и http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc. Тема: Учение о педагогике проработки натур.

http://zt1.narod.ru/doc/discipl-rejim-nakazan.doc. Тезисы по теме: дисциплина – режим – наказания. Такими установками и в голове, и в писанине Викниксора "и не пахло", и поэтому Шкида почти перманентно находилась в кошмарном состоянии гл. "Содом и Гоморра" у Г. Белых и Л. Пантелеева и "Последней гимназии" у П. Ольховского и К. Евстафьева ( http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ).

См. и http://zt1.narod.ru/agroshkoly.htm

Прыг на главную ZT-web- страницу http://zt1.narod.ru/

См. и http://zt1.narod.ru/doc/forum-temy-ot-ZT.doc. Форум-темы от : Зиновий Тененбойм.