Прием 100 новеньких (беспризорных) в описании Леонида Конисевича.ZT. Кризисы у Макаренко и в его типа учреждениях - от, так сказать, сейсмичности, а она - от ротации подопечных. При достигнутой налаженности учреждения регулярные уходы больших порций нормализированных ребят и присылка больших же порций разгульных - ввергает учреждение в очередной кошмарный кризис. Покой только снится.

А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания. Часть I. Деловые и личные письма, статьи 1921-1928 гг. Нижний Новгород 2007 [...] План романа, в 4-х частях Часть третья №1. Внутреннее кипение энергии колонии выливается в ее широком наступлении на море разгильдяйства и грязи, то, что называется Трудовым корпусом. Все силы коммуны брошены вокруг. Здесь картины многогниений и многого шкурничества. Удачные и неудачные столкновения с внешними силами. Внутренний пафос колонии растворяется в мелкой борьбе. Внутри себя обессиленная колония встречает удары менее стойко, чем можно было ожидать. Обилие нового анархического народа делает усилия старой части малосостоятельными, но борьба продолжается с упорством. Много всяких посещений, ревизий, сплетен, заседаний. Хозяйственная жизнь колонии идет все же своим порядком, и колония даже пускается на очень рискованные дела. Расширяются мастерские, колония готовится к приему шефа, но в это как раз время ей и наносится последний удар [ ZT. От Н.К. Крупской, см. http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm ]. Начинается отступление основной части и кадров в коммуну ГПУ. [...]

ZT. Надо учесть, что на состояние Колонии очень сильно влияла общая обстановка в стране. Хозяйство (производство) в Колонии было адекватно НЭП-у. И максимальный успех Колонии приходится именно на период НЭП-а. Но И.В. Сталин, к великому недоумению и огорчению А.С. Макаренко, свернул НЭП, и это сильнейше ударило и по качеству жизни населения всей страны, и по Колонии. Особенно глубокий кризис Колония испытала в 1927-1928 гг., см. МАКАРЕНКО - ГОРЬКОМУ 25 февраля 1928. Но есть и другие соответствующие материалы ..

Из: http://zt1.narod.ru/Vychitannoe-ASM/Pamyatnik-Feliksu.doc. .. Коллектив коммунаров достиг 150 человек. Пополнение приходило почти исключительно с улицы. То обстоятельство, что это пополнение вливалось небольшими долями, позволило нам уже к концу 1929 г. иметь чрезвычайно сбитый, дружный и дисциплинированный коллектив ..

Вообще-то мой предыдущий постинг на тему Колония и НЭП спорен. Кризис Куряжской Колонии А.С. Макаренко 1927-1928 г. имел, пожалуй, не общеэкономические, - по всей стране, - причины, а причины локальные. НЭП – это, в числе прочего, хозрасчет, а он (хозрасчет) был в Коммуне и на 1931-й год. В http://zt1.narod.ru/Vychitannoe-ASM/Pamyatnik-Feliksu.doc читаем: .. В настоящее время коммуна уже заканчивает третий год своего хозрасчетного существования. Материальные дела коммуны пошли настолько хорошо, что в апреле 1931 года был поставлен вопрос о постройке нового завода .. ZT. Увы, построение завода электросверлилок, а затем и "Лейки" (ФЭД-а), перевело производство Коммуны из области хозрасчета в область плановой экономики, от чего А.С. Макаренко впоследствии прямо-таки взвыл…

--

Лен. губ. ОНО. Инструкция о порядке регистрации воспитанников детских домов Ленинграда и губернии. Л.1925.4 РНБ 38/1035.

Южанин В.Е., Методические рекомендации по работе с вновь прибывшими осужденными в исправительные учреждения - 1996 (Библиотечка работника ИТУ. Ряз. ин-т права и экономики) NLR Шифр 96-6/1604

Руководство по ведению первичной регистрации в учреждениях социального воспитания - 1923 РНБ Шифр 34/2099.

Курганский окр. отдел народного образования, Формы первичной регистрации по учреждениям социального воспитания - [1925] РНБ Шифр 17.133.5.327.

В двух журналах много-много от реальных практиков интернатного воспитания за 100 лет : http://zt1.narod.ru/winrar/internatnoe-za-100-let.zip.

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

13.08.2008 Alex http://makarenkoas.blogspot.com/ Макаренко Антон Семенович Собрание сочинений в 8 томах / ZT. Здорово! Ура, ура! Но не понятно, кто Alex, кто сделал, кого благодарить .. Правда, плохо вычитано.

ZT. В свое время мой приемный сын Леонид Александрович Федоров набрал на компе все 8 тт. АСМ (без стр. примечаний и т.п., только сами тексты А.С.М.), и они уже более 10-ти лет висят в интернете. Что-то там время от времени уточнял по Гётцу Хиллигу, что-то переносил в htm-файлы моего сайта http://zt1.narod.ru. Вот: http://zt1.narod.ru/winrar/8-mak-tt.rar , примерно, 3 с половиной мегабайта. Это - А.С. Макаренко, восьмитомник, тт. 1-8, М. 1983-1986.
Внутри указанного архива есть набранное (и вычитанное) в WORD 2003:
часть тома 1 (М.1983) стр.1-116 - ASM-t1-s-1-116.doc,
весь том 4 (М.1984) - ASM-t-4.doc,
весь том 7 (М.1986) - ASM-t-7.doc.
Всё остальное плохо вычитано, и, главное, в DOS-кодировке, а значит эту (большую) часть состава текстов А.С.М. в виндовских смотрелках и редакторах сходу не прочтёте, но возможна перекодировка через WORDPAD: 06-янв-2009 переделал названия DOS-файлов, теперь все они *.txt, значит при загрузке в WordPad в Типе файлов надо задать: Текстовые документы MS-DOS [*.txt].

http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc.
отсылочный файл по
АНТОН МАКАРЕНКО
Собрание сочинений
Марбургское издание, сканированные тома.

13.04.2008 13:07 в начало файла http://zt1.narod.ru/metodika.htm поместил весьма конструктивное: Корст Н. ... За качество работы детского дома. М.1932.19. (Мособлотд. нар. обр. СПОН-Облполитпедстанция) РНБ 32-11/1153. [ ZT. СПОН - Социально-правовая охрана несовершеннолетних ]. ZT. Здесь у Н. Корста и о приеме в учреждение новеньких.

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

Некий 30-летний поэт Вася Пупкин как-то после дождичка в четверг авторски сочинил стихотворение о любви. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.Некий 30-летний бродячий проповедник Иисус Христос тоже как-то после дождичка в четверг авторски сочинил этическую систему, содержащую, по его мнению, все необходимое и достаточное на любые и всяческие социально-экономические обстоятельства. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.
Продолжение читайте в файле : А.С. Макаренко и термины Аномия и Beruf http://zt1.narod.ru/17-10-06.htm.

А.С. Макаренко т.8 М.1986, 20.10.1938 .. Если бы мне дали такую школу, как у вас, я обязательно наладил бы там производство, вы не представляете себе, как это прекрасно, когда ребята делают нужные вещи (с.182; см. там и с.18).
Макаренко т.4 М.1984, 08.02.1939 .. Если бы у меня была школа, я бы, кажется, на части разорвался, но что-нибудь стал бы делать (с.302; см. там и с.361).
РГАЛИ, ф. 332, оп. 4, ед.хр. 186. А.С. Макаренко. 1 марта 1939 г. .. Стенограмма, лл.68-69 .. Дети с 14 лет должны принимать участие в производительном труде. Труд очень увлекает детей, и я уверен, что наша будущая школа будет с участием производительного труда…
Макаренко т.1 М.1983, 24.08.1922 .. Не труд-работа, а труд-забота (с.11).

Но! -

В математике есть принципиально не берущиеся интегралы. Задача оптимизации привычной общеобразовательной школы - это принципиально НЕ берущийся "интеграл", и одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

превращения рутинного "воспитания" в ВОСПИТАНИЕ ВСЕРЬЕЗ – не даст.

В пригородном интернате есть сосредоточенность, но её (сосредоточенности) нет в привычной общеобразовательной школе.

.. ZT. НО !!!!!
http://zt1.narod.ru/doc/Godin-P-G-ne-prigorodn-ne-internat.doc
Малая библиография к теме : Годин Павел Григорьевич.
Оттуда.
Годин Павел Григорьевич .. Новопавловск - типичный агрогород, районный центр. Здесь в ту пору было свыше двух десятков больших и малых промышленных, строительных и транспортных предприятий, организаций и учреждений культуры, две средние общеобразовательные школы, школа искусств, среднее профессионально-техническое училище.
(ZT. то есть не "пригородный")
.. Ребенок должен просто отдыхать от активной организованной деятельности, общаться с родными, близкими, друзьями, с книгой и с самим собой. Поэтому в наших ученических бригадах вечером дети возвращались на автобусах домой.
(ZT. то есть ! не интернат !). ..

А.С. Макаренко т.1 М.1983 ".. Хаотическая машина социального целого миллионами тяжей втягивала в себя наше юношество, и вместе с ним трепался на каком-нибудь конце украшенный идеями педагог, далеко отбрасываемый на поворотах .." (с.13),

и так и останется в привычной общеобразовательной школе, - одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

сосредоточенности, а значит и ВОСПИТАНИЯ ВСЕРЬЕЗ, не даст.

Конечно, устройство пригородных интернатных школ-хозяйств как добавки к семейному

1) требует серьезной подготовки квалифицированных макаренковских кадров,

2) требует серьезного финансового и капитально-строительного обеспечения,

3) требует серьезного информационного обеспечения,

к чему последнему лично я, ZT, и стремлюсь...

См. и: http://zt1.narod.ru/01-da-da.htm
Учебная старательность дружит с трудом
.

Из http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm .. "Коммунарская методика" - это всего лишь клубы общения. Собираются вместе и поют часами. Это какими же надо быть бездельниками !, как надо не ценить свое время ! + Посреди недели едут на молокозавод мыть бутылки. И.П. Иванов и С.Л. Соловейчик, наверное, думали, что потратить полдня на езду, поехать в захламленную шарагу, о которой за день знать не знал, а через день забыл - это и есть "трудовое воспитание", "труд-забота" и "тоже Макаренко"!
Картинка с натуры: галочно-отметочное в "педагогике". - С. Соловейчик в дифирамбах "коммунарской методике" Иг. Петр. Иванова: "Кто хочет - едет на молочный завод мыть бутылки". ГАЛОЧКА НАПРОТИВ ПУHКТА О ТРУДОВОМ ВОСПИТАНИИ СУПЕР-"ТЕОРЕТИКОМ" "ПЕДАГОГИКИ" КРЕТИHОМ И ИДИОТОМ С.Л. СОЛОВЕЙЧИКОМ ПОСТАВЛЕННА !
Вообще многое, а не только лишь идею трудового воспитания, губит галочность (от слова "галочка"). Картинка с натуры (10.10.97): выгнали класс на улицу убирать из луж и с газонов на территории школы опавшие листья, и двое мужиков-"воспитателей" стоят в сторонке, беседуют о своем. И не смотрят, чем ребята занимаются-то. Отстояли, беседуя, минут 20, оглянулись, ребят нет, все куда-то ушли, лопаты брошены где попало. "Воспитателей" же ничего не колышет; даже не посмотрели, что ребята сделали-то. Собрали лопаты и грабли и ушли. Такое "трудовое воспитание" лишь вкореняет в ребят разгильдяйское отношение к труду. Выйти с граблями и лопатами, помахать ими, потолкать друг друга, что-то там кое-как и кое-где поскрести, бросить лопаты и грабли где попало и пойти:
ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУД"? ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ" ? - HЕТ, ЭТО ПРОСТО КРЕТИHИЧЕСКАЯ = С-СОЛОВЕЙЧИКОВСКАЯ "ПЕДАГОГИКА" !
А.С. Макаренко т.4 М.1984 .. Был [идеальный, и в частности потому, что без зарплаты, в коммуне им. Дзержинского приблизительно в 1930-1931 гг.] период, когда все мои коммунары работали уже на настоящем производстве, т.е. была такая организация, в которой был промфинплан, стройный порядок .. не энтузиазма штурма и не энтузиазма ближайших целей этой шестидневки или этого месяца, а энтузиазма спокойного, ровного, видящего далекие перспективы коллектива .. Я сейчас могу отбросить другие положения и считать, пожалуй, их негативными положениями трудового воспитания. Это такие положения, когда нет производства, когда нет коллективного труда, а когда есть отдельные усилия, т.е. трудовой процесс, имеющий целью дать якобы трудовое воспитание .. Во всяком случае, я уверен, что труд, не имеющий в виду создания ценностей, не является положительным элементом воспитания .. (с.180-1).
ZT. В слесарном деле всё опошляет т.ск. "галочный подход". Болт вылезает из гнезда? - А я сейчас распорку поставлю. И вбивает гниль какую-то, но (!) : галочка бракоделом поставлена: В педагогике же, в социальной работе галочный подход - ну просто доминирует. Трудовое воспитание? .. а вот ребятки жёлуди собирали .. а вот у нас мастерская .. даже 3 молотка ...

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

Важно- всё- предваряющий файл http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm - ZT-разбор пяти главных настояний А.С. Макаренко.

См. и : vorovstv.htm Привычка к воровству как наследие от а) беспризорности, б) безнадзорности и в) vampil01.htm вампиловщины.

Россия, Об отдаче в исправительные приюты арестантов из несовершеннолетних, состоящих под следствием или судом, и порядке доставления несовершеннолетних в эти приюты. . [Постановление по представлению М-ва вн. дел - 1892] NLR Шифр 135/286.

Россия, Правила о принятии детей в с.-петербургские приюты Ведомства учреждений императрицы Марии. - ценз. 1895 NLR Шифр 18.287.6.168.

Хиоарэ Г.Н., Перевод осужденных в исправительно-трудовые колонии-поселения. . Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к. ю. н. - 1984 NLR Шифр 84-50К/6948

Вставка 15.08.2009. Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html:

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

> если бы было с жёсткой дисциплиной учебное заведение, я бы его отдала. Но никто таких учреждений не откроет. Их в системе образования не существует.
ZT. Строгая дисциплина, конечно, нужна, но дело обстоит более обще:
для подростков "оболтусов" сочетания "обычная семья – обычная школа" просто не адекватны:
природа их жаждет и требует иной структуры бытия:
той структуры бытия, которая до и после 1917 года, увы, именовалась:
"исправительная колония".
Вот этот неправильный эпитет: "исправительное"
1) шельмовал замечательную структуру и
2) отпугивал от неё (от пригородной школы-хозяйства) и ребят, и педагогов,
и вот это-то историческое предубеждение и надо прорвать.

"Знание и труд" Симбирск, РНБ П28/503 1921,2. Мирандов Александр Федорович ( http://zt1.narod.ru/doc/mirandov.doc. ) .. В нормальных школах и детских домах Симбирска, особенно среди воспитанников, циркулируют самые невероятные толки о нашей школе, вызванные в большинстве случаев запугиванием воспитателями своих непокорных воспитанников "Максимовкой" в тех случаях, когда другие меры педагогического воздействия не оказывают влияния .. В конце концов мне пришлось обращаться с просьбой в Губоно об издании по всем интернатам и детским домам распоряжения о том, чтобы из числа мер педагогического воздействия была совершенно исключена угроза "Максимовкой" .. Название "трудовая колония" более соответствует типу и характеру нашего учреждения, но нам приходится открещиваться и от этого названия, так как колония ассоциируется с названием прежнего учреждения - колонии малолетних преступников, и слово колонист для наших воспитанников, как синоним профессионального любителя чужой собственности, кажется оскорбительным подчеркиванием принадлежности их к определенной категории несовершеннолетних ..
Мирандов А. Ф. .. Характер работ воспитанников, - имеющееся школьное хозяйство, наличие садов, огородов, покоса и пахотной земли, обслуживание хозяйства собственными мастерскими, - дают полную надежду Школьному Совету в недалеком будущем осуществить свое желание - реорганизовать школу нравственно-дефективных детей в Школьный детский Совхоз, присвоив ей именно это название, тем более, что настоящее наименование школы на более сознательных воспитанников действует угнетающим образом ..

http://zt1.narod.ru/kurgn_33.htm РАЙОННЫЕ УПК ПРЕОБРАЗОВАТЬ В КУРГАН-33. "Нар. обр" 1992,3-4 [и: В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОТИВ ГОРОДСКИХ ПТУ-ОБЩАГ УГ 1994,5].
И другое столь же важное и близкое к тому ..

А.С. Макаренко т.7 М.1986, из его лекции "Художественная литература о воспитании детей", в "Ответы на вопросы" .. Если мальчик удрал из детдома, он прямо заявляет милиционеру, что он ушел. Какой расчет? Может быть, в другом детдоме будет лучше. Не понравилось в Киеве, поехал в Харьков, может быть там лучше? Эта типичная беспризорность, теперь ликвидированная, была страшна не столько числом, сколько движением. Один и тот же беспризорный очень быстро оборачивался по разным городам, а фактически это было немногочисленное войско. / Когда мы принялись за выполнение постановления партии о ликвидации беспризорности, мы боялись: сколько их, тысячи, десятки тысяч? А когда мы их взяли в руки, когда мы их пересчитали, переписали, карточки на каждого завели, то их оказалось немного: у нас в Киеве была картотека с портретами всего этого общества, и мы прекрасно их знаем. Скажем, Павел был сначала в Днепропетровске, потом в Одессе, потом в Харькове и т. д. Мы знаем каждого, кто проходит через наши руки, и делаем все возможное, чтобы он осел, нашел для себя место. Как только ему понравится - помещение ли, управляющий, товарищи, - так он и осядет. Осядет такой Павел, живет-живет месяц, а ему и говорят: ты инструктора оскорбил, мы тебя в другую колонию переведем. И вот, если он упадет на колени и начнет кричать, что больше не будет, конечно: значит, наш (с.47).

Новые пути зарубежной педагогики. Вып. 2. Новые системы образовательной работы в школах Европы и С. Америки. Сб. М.1930 РНБ 27/1088-2. Из ст. ИЕНА-ПЛАН P. Petersen - П. Петерсен (Иена. Германия) .. Важно .. [ вводить новичков в суть принятых в учреждении порядков ] с самого первого дня, а не предоставлять детям, как это, часто бывает с начинающими, несколько дней веселой, даже распущенной жизни, находящейся в противоречии с требуемой школьной жизнью и вообще с духом школы и с тем, что от нее ожидает даже сам ребенок .. (с.26).

О приеме новых см. и в: http://zt1.narod.ru/mirandov.htm
( компактней в http://zt1.narod.ru/doc/mirandov.doc )

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm “Каким образом впервые поступающий в колонию правонарушитель вливается в общий коллектив?" / Это технический вопрос. Когда ко мне привозят в колонию группу в 5 - 6 правонарушителей, я веду с ними беседу для того, чтобы прощупать, кто чем пахнет. / Я должен определить их установку, собирается ли он убежать, как только я его выпущу, кто хочет тут преобладать, играть какую-нибудь роль и кто чересчур пассивен и нужно его активизировать. / После этой беседы я вызываю подходящих командиров и говорю: / - Ты возьмешь такого-то, имей в виду, он будет убегать - следи за ним. / - Ты возьмешь такого-то - активизируй его. / - Ты возьмешь этого - он будет красть. / - А вот этот совсем хороший парень, и я даю его в нормальный, спокойный коллектив. / Первую неделю я каждый день беседую с этими командирами, даже всю бригаду собираю и расспрашиваю, как ведет себя новенький. Это самый трудный момент. При малейшем конфликте он может всегда удрать и сделать что угодно. / Когда проходит неделя - я опять вызываю новеньких и беседую с ними. Вижу, какие изменения произошли в настроении, в его тоне. Бывают трудные случаи, когда приходится наблюдать в течение полугода очень близко и ежедневно, но большинство через неделю или две в коллективе уже свои люди и нужно бояться, что они станут в коллективе чересчур своими, т.е. будут красть в коллективе и хулиганить.

ПП-2003 из гл. Гвозди .. Я спросил: / - Здесь написано, что ты украл. Неужели это правда? / Святая черная печаль огромных глаз Марка заструилась вдруг / - 435 - почти ощутимой струей. Марк тяжело взметнул ресницами и склонил грустное худенькое бледное лицо: / - Это правда, конечно. Я… да, украл… / - С голоду? / - Нет, нельзя сказать, чтобы с голоду. Я украл не с голоду. / Марк по-прежнему смотрел на меня серьезно, печально и спокойно-пристально. / Мне стало стыдно: зачем я допытываю уставшего, грустного мальчика. Я постарался ласковее ему улыбнуться и сказал: / - Мне не следует напоминать тебе об этом. Украл и украл. У человека бывают разные несчастья, нужно о них забывать. Ты учился где-нибудь? / - Да, я учился. Я окончил пять групп, я хочу дальше учиться. / - Вот прекрасно!.. Хорошо!.. Ты назначаешься в четвертый отряд Таранца. Вот тебе записка, найдешь командира четвертого Таранца, он все сделает, что следует ..

"Народное образование" 2005,6 с.103, из очерка Нины Целищевой об открытом (учащиеся живут по своим домам) Пермском разветвленном ПТУ с производственными участками "Уральское подворье" .. Воспитанники 3-го курса проводят мастер-классы, демонстрируют свои профессиональные умения, рассказывают новичкам, как побывав в роли мастеров и испытав гордость человека труда, они почувствовали желание постигать все секреты и тонкости мастерства, чтобы стать успешным и в жизни. Эффективность такой профориентации очень высока: первокурсники практически сразу выбирают профиль обучения ..

ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК РСФСР. ВЫПУСК 38 1952. К ИСТОРИИ ДЕТСКОЙ ТРУДОВОЙ КОММУНЫ ИМЕНИ Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО (Документальный очерк). М.Е. БОБРОВСКАЯ .. Напряженный творческий для коллектива коммуны период - лето и осень 1931 г., вдохновивший Макаренко на создание ряда произведений, был ознаменован еще одним значительным достижением - приемом новичков. Сильный, советского стиля, коллектив коммунаров должен был в кратчайшее время "переварить" их и подготовить для учебы в школе и работы на новом производстве. Привлечение коммунаров к этой работе и дальнейшая борьба за изживание примитивных черт характера у новичков, за "социализацию личности" имели большое педагогическое значение, так как в процессе этой борьбы выявлялись и закреплялись уже приобретенные положительные навыки и привычки. Взаимосовершенствовались обе стороны.

30 сентября из числа коммунаров были организованы вербовочные комиссии для набора этого пополнения. Комсомольская организация выделила лучших своих членов для проведения кампании. Комсомольцы направились в различные города Украины. За первую половину октября поступили первые 50 человек. 13 ноября была организована встреча вновь прибывших на Харьковском вокзале; Макаренко описал ее в произведениях "ФД-1" и "Флаги на башнях". Коммунары утверждали, как писал Антон Семенович, что для "обработки" вновь поступивших им достаточен срок в четыре месяца.

Процесс приобщения новичков к культуре быта, учебе и производственному труду не был, конечно, легок. Коллектив педагогов и коммунаров приложил много усилий, чтобы его крепкая, стройная организация привела к сознательной дисциплине отдельных "индивидуалистов", в сложной обстановке, в которую новички попали осенью 1931 г.

В последних числах декабря 1931 г. коллектив воспитанников коммуны приближался к цифре 300 (с.99).

[ Макаренко т.4 М.1984 с.397, примечание составителей тома. - .. В конце 1931 г. при значительном увеличении контингента коммунаров, вызванном расширением производства, прием новых воспитанников старших классов производился из детских домов Украины с проведением экзаменов, подтверждающих учебную подготовку в объеме начальной школы ].

Воспоминания о Макаренко. Сборник материалов. Л. Лениздат 1960.

С.240-2 Викт. Ник. Терский. Главка "Новички".

В коммуну прибыла партия новичков. Для их встречи на вокзал маршем выступила вся коммуна во главе с Антоном Семеновичем, в парадных костюмах, с оркестром и знаменами. Из вагона вылезали типичные беспризорные ребята - грязные, босые, в оборванной одежде. Хмурое выражение их лиц при виде коммунарской колонны сменилось выражением недоумения и затем восхищения. Командиры разместили новичков по отрядам, грянул оркестр, и коммунары четким строем двинулись домой. Первые шаги новичков в строю неуверенны, но свернуть некуда, - размещены ребята в колонне так, что и спереди, и сзади, и с боков каждого идут коммунары. Приходится равняться. Через пять минут новички уже идут в ногу, еще через пять минут некоторые выпрямились, подтянулись.

Пришли в коммуну, уже чувствуя что-то общее с нею, чувствуя себя членами коллектива. Коммунары успели понравиться им. Нравится и приветливое обращение коммунаров, и еще многое. Уже готовы помириться с такой "неприятностью", как баня, стрижка ногтей и приведение в порядок полученной одежды.

Вот начало воспитания, в котором сразу, буквально с первых же шагов, видно могучее влияние крепкого детского коллектива. Форме принятия новичков, началу своей работы с новичками Антон Семенович придавал огромное значение. Он считал, что приготовить костюмы, постели, белье, обувь для новичков совершенно недостаточно. Необходимо продумать: какие книжки надо для них заранее приготовить в библиотеке, какими формами клубной работы их нужно охватить вначале? Продумывалось всё до мелочей. Новичков, однако, сразу по прибытии их в коммуну не заставляли идти в цех, на работу, и в школу. Давали им время осмотреться, подумать. Но когда новички видели, как по сигналу на работу все коммунары идут в цехи, они, новички, чувствуя себя одиноко, невольно тянулись за ними.

На общих собраниях коммунаров новички сталкивались вновь с целым коллективом, членами которого они себя начинали чувствовать, и так же, как в строю, чувствовали себя окруженными со всех сторон коллективом, чувствовали движение этого коллектива к определенной цели, понимали нелепость и невозможность сопротивления этому движению.

Отсюда и основной тон отношения коллектива ко всякого рода нарушениям и ненормальностям: тон известной иронии и недоумения .. Несколько ироническое отношение коллектива, в большинстве случаев совершенно добродушное .. Новичок, совершивший нарушение, должен был стоять посреди зала, окруженный сидящими коммунарами. По выражению коммунаров, он "отдувался". На него сыпались всевозможные реплики, вопросы, шутки и замечания. Редчайшие попытки "отдувающегося" бравировать своим положением неминуемо терпели крах. Он стоял смирно, руки по швам, каблуки вместе, носки врозь: таково было общее положение, и нарушать его было нельзя.

Если в его позе было малейшее отклонение от установленной формы, то его моментально поправляли: "Как стоишь?" .. Его окружали коммунары со всех сторон кольцом. Только в одном месте был небольшой разрыв кольца, просвет, в котором сидел Антон Семенович. Если провинившийся поворачивался лицом к Антону Семеновичу, то последний говорил ему: "Что ты мне говоришь, говори ребятам". Если он повертывался боком, то оказывался спиной к какой-то части ребят, и его снова поправляли: "Куда же ты смотришь?" Таким образом, его положение уже было нелепым. Это положение его разоружало настолько, что возражать потом против обычно единодушного мнения всего коллектива он не мог. Идти против общего мнения, против установленных традиций могли только единицы. Эти единицы попадали в кабинет к Антону Семеновичу, и он с ними "возился", как он выражался. Возня эта принимала самые разнообразные и неожиданные даже для нас, старых соратников Макаренко, формы. Вот отдельные моменты: Антон Семенович сидит в своем кабинете и что-то пишет. Трое малышей сидят возле него на диване. Они "отдуваются". Антон Семенович посадил их на диван с тем, чтобы они "подумали хорошенько над своими поступками". Проходит час.

- Антон Семенович, я уже подумал, - говорит один из малышей, поднимая руку и вставая с дивана.

Соседи смотрят на Антона Семеновича с живым интересом: если "номер пройдет", то и они через пару минут последуют примеру первого малыша.

- Мало думал, думай еще! - отвечает Антон Семенович. И малыш, которому страшно хочется побегать, порезвиться, с типичным вздохом "отдувающегося" садится вновь на свое место.

Применяя ту или иную меру воздействия, Макаренко был бесконечно изобретателен, редко повторялся, умел артистически точно учитывать индивидуальные особенности провинившегося, характер его проступка, малейшие душевные нюансы "отдувающегося" ..

--

МАКАРЕНКО - ГОРЬКОМУ Харьков, 14.03.1927 .. Настроение всех наших 350 ребят не только превосходное, а удивляющее даже меня, который видит их скоро 7 лет. Страшно любопытно видеть, как они обрабатывают каждого новенького. К нам теперь стараются присылать исключительно тяжелых, в конец расхулиганившихся подростков, вшивых матерщинщиков, лодырей, убежденных противников всякого авторитета и дисциплины. Но в течение двух дней их сопротивление коллективу рушится бессильно. На каждом шагу они натыкаются на острый, меткий, веселый взгляд, короткое энергичное слово, а в крайнем случае и на ряд кулаков, готовых разбить нос при первом антиобщественном движении. За это меня регулярно едят наши педагогические мудрецы .. Но все же и для меня сейчас вопрос о дисциплине скорее выражается в формуле торможения .. { ZT. А.С. Макаренко, терпимо смотрящий на применение своими ребятками кулачков против _хамящих и хулиганствующих по привычке новеньких_, был бы и выглядел бы в глазах ребят совершенно презренным типом и ханжой, если бы при сходных же ситуациях вблизи себя сам бы не включил свои кулачки? .. Такова уж .. (увы и ах - ничего не поделаешь!)? .. Такова уж объективная диалектика перевоспитательной работы в условиях беззаборных школ-хозяйств .. } .. Мы выделили новеньких в особый отряд (22), две недели они не работают, мы ввели предварительное изучение конституции колонии. Через месяц, смотришь, сам новенький представляется мне дежурством как слишком энергичный защитник интересов и тона колонии .. { ZT. То есть за мерой энергичности в защите интересов и тона учреждения - тоже смотрят : слишком и вне мерно распускать свои кулаки коллектив не позволит ни самому Макаренко, ни к/л другому }.

А.С. Макаренко в "Опыте методики…", т.1 М.1983 .. Нет никаких непогрешимых средств, и нет средств обязательно порочных (с.179).

1) Есть страшное-престрашное слово - дедовщина. 2) На эту самую дедовщину общественным мнением наложено страшное же престрашное табу. 3) Как нечто страшно-престрашно зашельмованное - дедовщина как средство не может быть, де, сознательно применима в управлении воинским подразделением. 4) Но на самом-то деле как бывает ложь во спасение, так бывает и дедовщина во спасение, и у макаренковца дедовщина будет не злом, а добром, а немакаренковцу просто вообще нельзя поручать управление ни педагогическим учреждением, ни воинским подразделением.

Это вполне понимала Надежда Феликсовна Остроменцкая.

Вот отрывки из по сути документального очерка Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm (описывается лето 1926-го). -

Каждый, вновь вступающий в колонию, попадает в строго организованное общество, с которым он в большинстве случаев сливается. Но иногда не выдерживает и бежит. Бегут обычно в первую неделю. Кто остался дольше, редко уходит, ибо твердая организация всегда покоряет.

Бегущих пугает работа, пугает необходимость выявить свою общественную стоимость в новых формах, так как прошлыми хулиганскими заслугами их никто не интересуется. С того момента, как беспризорный становится членом рабочего коллектива, его оценивают только как такового.

Бегущие обычно объясняют свою слабость негодованием перед общественным устройством и нравами колонии:

- В вашей колонии самосудчики.

- В вашей колонии командиры дерутся.

- Так ведь одни командиры, а не все сильные. Командир, в худшем случае, двинет тебя в ухо. Зато никто не станет “подбрасывать”, не будет бить “в темную”.

- Да уж чего там! Самосудчики! Сами судят ..

А.С. Макаренко в "Опыте методики…", т.1 М.1983 .. Нет никаких непогрешимых средств, и нет средств обязательно порочных (с.179).

ZT. В-сухомлинские же = С-соловейчики всех времен и народов терпимо относятся к тезе "Ложь во спасение", но тявкающей овчаркой набрасываются на быто-педагогического уровня тезу "Насилие во спасение" ..

.. Командиров не только уважают, но и подчиняются им. Командир может послать на тяжелую работу и дать более легкую. Может ограничиться, в мелких случаях, собственной расправой, а может довести проступок до сведения заведующего колонией. Но если он ведет себя слишком вызывающе, весь отряд имеет право просить о его смещении. Этим правом широко пользовались малыши, так что заведующий колонией в конце концов предложил им избрать командира, и совет командиров только утвердил его (обычно совет назначает командиров) ..

.. Шесть рабфаковцев были посланы окружной комиссией в качестве воспитателей в харьковский коллектор. Как они мне потом рассказывали, воспитанники коллектора все были вооружены, но далеко не все одеты, так как считали лишним, по летнему времени, обременять себя в этом отношении. Как только они получали штаны и рубаху, сейчас же примеряли: если рубаха была достаточной длины, продавали штаны, если короткая - рубаху. Позади коллектора расположен пустырь, где ютились банды беспризорных. Питомцы коллектора состояли с ними в оживленных сношениях, общаясь с населением пустыря через забор. Воспитатели ничего не могли поделать.

Явившиеся горьковцы разделили ребят на отряды, вожаков сделали командирами и строго с них взыскивали за каждое нарушение дисциплины со стороны их отряда. Несколько человек отправили в допр. Нескольких поколотили. На пустыре, совместно с милицией, сделали облаву и очистили его. Борьбу пришлось вести упорную, но они вышли из нее победителями, и через месяц коллектор стал походить на воспитательное учреждение ..

Из того же файла по Остроменцкой, из гл.2 ее "Повести о Решиде и Мишке". -

Це секретарь рады командиров... Як ваши призвища?

- Какие призвища?

- Ну, хвамылии?

- Михаил Капралов. Решидка, а твоя как?

- Юсупов.

- Алексеев, запыши их. Та расскажи, а то воны нашей мовы ни розумиють.

- Айдате в совет, - заложив руки в карманы, Алексеев пошел между мальчиками. - Вот что, долго я вам растабарывать не буду, сами увидите как мы живем. Главное - у нас все ребята разбиты на отряды и каждый отряд выбирает себе командира. У вас командиром будет Посунько. Вы будете обедать, спать, одежду получать и все другое у него в отряде. А работать будете в другом отряде у Федьки... Что командир скажет, должны делать...

- Ловко! - вздернул нос Мишка. - А если он мне скажет сапоги с него сымать?

- У нас так не бывает. А если б случилось, подобный гад в два счета вылетел бы из колонии.

- Посмотрим, - многообещающе пробормотал Мишка ..

--

- Витька, - говорит дежурный, - этих ребят надо где-нибудь положить спать.

- Таких грязных? - возмущается командир. - Разве их можно в спальню пустить?

- А возле больнички, где чесоточные раньше были?

Колонисты окружают замазанных ребят.

- Глянь, что мои сапоги, что твои ноги!

- Два месяца не мыл, - хрипит беспризорный.

- Так ты уж сколько времени в колонии. Не мог ни у кого мыла попросить да помыть их?

Тот презрительно сплевывает в сторону чистоплотного колониста.

- Ну, ладно, - прерывает командир сторожевого отряда, - идем! - И он уводит мрачно насупившихся ребят ..

--

Прием 100 новеньких (беспризорных) в описании Леонида Конисевича.

Леонид Вацлович Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993. С.242-7.

С постройкой нового корпуса у нас открылись 150 вакансий. В детские дома Кролевца, Нежина, Винницы, Богодухова за пополнением поехали Кравченко, Оноприенко, Захожай и Пихотская. Им даны полномочия подобрать 50 воспитанником преимущественно девочек. 100 человек одним приемом решили взять с улицы. Сторонники одновременного приема видели плюсы в том, что не будут растянуты сроки и через один-два месяца новички придут в норму. Если принимать небольшими партиями, с меньшим риском анархических влияний, то появится больше мороки.

На заседаниях совета командиров и бюро комсомола Антон Семенович доказывал необходимость риска, связанного с одновременным вводом 150 новичков.

--

Два часа ночи. Командир сторожевого отряда Звягин поднимает по списку ребят. Их приглашали в кабинет. Они не знали, зачем будят так рано, и спросонку недовольно бурчали на Жорку.

В кабинете собралось 20 человек. Антон Семенович в гимнастерке с портупеей через плечо, в кожаной тужурке, в военной фуражке, в брюках-галифе и сапогах походил на комиссара времен гражданской войны.

- Извините, товарищи, что разбудили так рано. Прошу одеться для операции. Что такое "операция", мы знали, но Антон Семенович пояснил: "Остановимся на вокзале. Приемная комиссия разместится в зале 1-го класса в составе Шершнева, Акимова и Скребнева. Район облавы - привокзальные улицы, площадь и поезда. Брать по возможности добровольно. Не исключены сопротивления. В этих случаях будьте осторожными".

Ночи прохладные, и мы надели теплые рубашки.

Через 10 минут грузовая машина катила всю компанию в Харьков. Прежде никому не приходилось бывать в такой роли. Совсем недавно нас самих ловили. И как ни благородна наша теперешняя задача - подобрать "корешков" с улицы и дать им новую человеческую жизнь, где-то в душевной глубине, против здравого смысла, копошились вздорные обрывки чувства непорядочности...

В оперативную группу Антон Семенович включил не только старших. В нее вошли в качестве агитаторов - Филя Куслий, Женя Зорин, Гриша Соколов и Алексюк - милые наши пацаны.

Город спал. На вокзал приехали около 3-х часов утра. Антон Семенович, выйдя из кабины, взял с собой меня и Алексюка, и мы направились к начальнику вокзала.

Остальные остались у машины.

Начальник вокзала, узнав, что мы в качестве пункта сбора облюбовали зал первого класса, пришел в ужас.

- Товарищ Макаренко, это невозможно. Вы забываетесь, вы... Собирайте их где угодно, но в первый к класс я не позволю, это анархия! Вы представляете, что там будет? К черту ваших беспризорников, я не хочу сидеть в ДОПРе.

Антон Семенович бесстрастно ответил: "Это наши дети, войдите в их положение. Даю вам слово, что краж не будет. Общий порядок гарантируем".

- Это ваша гарантия? - начальник вокзала ткнул пальцем в нашу сторону. - Это же смешно! Я умываю руки. За все последствия отвечать будете вы.

- Это нас устраивает, - ответил Антон Семенович.

Когда мы вернулись к машине, возле наших уже стояли, кутаясь в клифты и переминаясь, несколько "новобранцев". Это Куслий сделал небольшой рейд и привел пятерых добровольцев.

Комиссия, получив разрешение занять пост в зале первого класса, увела с собой и эту первую группу.

Разделившись по три человека, мы разошлись по участкам.

Я был в группе с Глебовым и Гонтаренко. Нам поручили обследовать поезда и "обслужить" прибывающих и убывающих "зайцев". Не вызывая своим видом никакого подозрения, мы "накрывали" своих бывших коллег в ящиках под вагонами, в тамбурах, в станционных будках, в туалетах, возле буфетов. Задержанных вводили в зал. Убежать от нас было трудно, а после объяснений на "родном" диалекте многие "сдавались" добровольно. Кое-кто уже слышал о нашей коммуне и им не верилось, что их туда примут. Были и случаи активного сопротивления. Тут мы действовали решительно и не только убеждением.

К пяти часам утра комиссия зарегистрировала 148 человек, из них 7 девочек. На этом операция закончилась.

Пассажиры первого класса сами по себе переместились в более безопасные места ожидания и зал, когда мы вошли в него, показался обычной ночлежкой. На диванах вповалку спали грязные, одетые в лохмотьях подростки. Некоторые играли в карты прямо на полу. В воздухе плавал табачный дым. Отдельной группой в несколько человек сидели прилично одетые парни и с претензией на шик курили дорогие папиросы. Они успели перекинуться с членами комиссии парой слов на вполне цивилизованном языке и заверили, что они не шпана и попали сюда случайно.

Антон Семенович вышел на середину и обратился к пестрой толпе с небольшой речью:

- Товарищи! Сегодня у вас начинается новая биография. Коммуна им. Дзержинского открывает вам свои двери и у вас будет свой дом. Будете учиться и работать. Будете строить новую жизнь

Толпа заволновалась, загудела. Кто-то поднял руку, чтобы спросить. Но Антон Семенович отвел вопрос: "Поговорим на месте. Время будет. Сейчас мы торопимся и я объявляю дальнейший порядок: мы вас пока оставляем здесь на вокзале. Через два часа придем со знаменем и оркестром. Охрану не оставляем. Милиции тоже не будет. Для поддержания порядка выберите старших. Просьба к вам единственная. До нашего возвращения уберите зал. Все. До встречи через два часа".

Антон Семенович двинулся было к выходу, но вдруг остановился как бы в нерешительности.

- Девочек мы, пожалуй, возьмем сразу. Доставим на машине, как настоящих леди. Согласны?

Все совершилось в таком темпе, что если бы кто и возражал, все равно вместе со всеми заорал бы во всю мочь: "Согласны". Девочки выбрались из толпы, жеманно пожимая плечиками.

- Пожалте в карету, - галантно развел руками Филька Куслий.

Перед отъездом Антон Семенович сказал начальнику вокзала, чтобы тот не вздумал входить на временно занятую территорию, если не хочет беды. И успокоил: "На два часа моего разговора хватит. Пока будут соображать, что к чему, спорить - будем здесь. Пусть видят, что мы их не силой тащим. Так они будут озадачены и покладисты: "Что же дальше?"

- Ну и ну, - только и смог ответить начальник. Он точно был уже под гипнозом наших действий и, прежде всего, действий Антона Семеновича.

Ровно через два часа утреннюю тишину привокзальной площади расколол гром оркестра. Белый парадный строй подошел к вокзалу. На звуки оркестра из помещений, как по сигналу, ринулись навстречу лавины беспризорных.

Вокруг нас завертелась праздная публика, привлеченная необычным зрелищем.

Члены комиссии вышли из строя и построили толпу против нашей колонны. Это оказалось не простым делом. Строились долго, толкались, наступали на ноги, ругались, боялись уступить место, чтобы не оказаться лишними.

Наши вышколенные строевики смотрели на суетливую возню "клифтов" с сочувствием. Началась проверка по списку. Маленький Скребнев громко называл фамилии и в списке ставил галочки. В строю оказалось больше, чем было зарегистрировано. Это Антон Семенович тоже предвидел.

Отделив сверхплановых кандидатов в особую группу, он поручил ССК Никитину всех переписать. В это время приехала комиссия по делам несовершеннолетних, вызванная по телефону. Часть детей отправлялась в распределитель. Они умоляюще посмотрели на Антона Семеновича. Ему было очень тяжело, но и он не мог ничего сделать. Наши жилищные возможности были весьма скромными. А кроме того, по вопросу самой величины коллектива у Антона Семеновича были какие-то особые соображения. Он их не раз высказывал правлению, но в этих материях мы не разбирались.

Между тем Никитин строит общую колонну. Из новичков сформировали 3 взвода, рассредоточив через один между нашими взводами. Для похода по городу новые взводы приняли командиры Студецкий, Семенов и Шейдин.

Невиданный в истории парад растянулся по площади в ожидании команды.

Пестрое каре поразило начальника вокзала. Перед строем он крепко тряс руку Антона Семеновича и, глотая слезы, говорил: "Докладываю, товарищ Макаренко. Ваши чумазые убрали зал. Можно сказать, вылизали. А я... ну простите старика, сомневался".

- Спасибо и вам, не во все с первого раза можно поверить, - прощаясь, ответил Антон Семенович и повернулся к строю.

Колонна двинулась. Ошеломленные музыкой, блеском коммунарской формы, людским окружением, новички подтягивались и старались "держать ногу".

На Сумской стало тесно. Вся улица забита народом. На всех балконах тоже народ. Жители Харькова знают нас не первый год и всегда приветствуют наш строй вот так горячо, сердечно, но такое и они видят впервой.

В ярком контрасте колонны люди видели как бы весь путь жизни коммуны от кошмарного прошлого до прекрасного настоящего, так зримо воплощающего величие цели и сегодняшние достижения Советской власти.

За городским парком публика отстала. Незнакомые люди прощались и говорили нам самые добрые слова. До лесопарка перед нами первая свободная дорога. Под марши оркестра пошли быстрее. С поворота на нашу дорогу мы почувствовали себя дома.

Для приема пополнения коммуна приготовилась. Натоплена баня. Карпо Филиппович в белой куртке, накрахмаленном колпаке, весь сияющий, ожидал в раздаточной с праздничным обедом и с "добавкой". Столы накрыты белыми скатертями, уставлены цветами.

Через большие окна зал освещался осенним солнцем, все дышало праздничным торжеством.

Приемной комиссии помогали командиры отрядов. На площадке за домами парикмахеры всех подряд стригли под "нулевку". Остриженных препровождали в баню. Оттуда переодетых в новое белье и одежду Николай Фролович вел в свою "больничку". Впрочем, теперь это уже новый двухэтажный дом, оборудованный по всем правилам медицины. После осмотра некоторых пришлось оставить в палатах для стационарного лечения. Вся приемная процедура проходила с добрыми шутками, весело.

За время санобработки совет командиров сформировал новые отряды. Их стало 29 с половинным количеством новых воспитанников. Расширился и состав командиров отрядов. Это назначение не стало проблемой - каждый коммунар подготовлен на командира отряда, а многие побывали в этой роли по несколько раз. Подбирать в отряды новичков Антон Семенович разрешил самим командирам на свою ответственность и с учетом разных возрастов.

Настало время, когда повели и в столовую, разместили за столами и сказали, что здесь их постоянные места. Дежурный Митя Гето усердно обслуживал свои столы и, слегка манерничая, вспоминал время, когда его так элегантно обслуживали Торский и Красная.

Деликатно, без "вякания", как бы мимоходом напоминали, как нужно себя вести, какие в коммуне требования и порядки.

Вечером, когда стемнело, по сигналу "общий сбор" все пошли не в "громкий" клуб, а на площадь перед зданиями, куда указал дежурный по коммуне. В окружении цветочных клумб возвышалась собранная горка из тряпичного хлама. К чему она здесь, кто позволил обезобразить прекрасный уголок благоухающих роз и левкоев? Возле горки похаживали Боярчук и Матвеев, что-то еще ворочая в ней шестами. Когда все были в сборе, окружив тесным кольцом зловещую кучу, с парадного крыльца сошел Антон Семенович. Он попросил раздвинуть круг. На скамейку сзади круга поднялись фанфаристы. В напряженной тишине кто-то из новичков почти догадался: "Пацаны, дело, кажись, керосином пахнет".

Алексюк тут же одернул болтуна.

Антон Семенович поднял руку. Фанфары взметнулись вскинутые единым порывом вверх и раздался сигнал "внимание". Из парадной двери вышли с факелами три коммунарки, одетые под древних гречанок.

Круг разомкнулся и пропустил их в середину. - Огонь зажечь! - скомандовал Никитин. Полыхнули в небо языки яркого пламени, поднялись клубами едкого дыма.

Стояли тихо, не шевелясь.

Когда костер разгорелся, осветив призрачным светом весь парадный ряд домов, Никитин скачал: "Слово имеет Антон Семенович".

- Товарищи новые воспитанники! Сегодня в этом огне с вашими вещами догорает все страшное прошлое. Никто не должен вспоминать о нем. Пусть это яркое пламя станет счастливым символом вашего второго рождения, а черный пепел развеет ветер! Добро пожаловать в новый дом!

С парадного крыльца оркестр грянул песню "Наш паровоз", и эту песню подхватили триста голосов ..

С.249-50.

.. Появилось 150 новых ртов. И одеть, и обуть, и спецовки выдать. А где брать? ..

Не сиделось в кресле Соломону Борисовичу. Ездил, просил, брал авансы и кредиты, заключал договоры, рассыпал обещания и раскидывал свои "сети" в солидных организациях.

В переходе от уличной беспризорщины к жизни в коммуне немалое значение имели не только новая одежда и обувь, но и спецовки. Рабочая одежда и ежедневные четыре часа работы обязывали новых воспитанников втягиваться в трудовую жизнь. Бескомпромиссный режим дня от подъема до отбоя поставил их перед многими испытаниями. То, что нам казалось обычным и легким, для них трудным и непонятным, иногда вызывало несогласие и протесты.

Для новичка-подростка беспрекословное подчинение маленькому Алексину казалось "бузой". Назревали конфликты, появились записи в рапорт, начались разборы на общих собраниях. То, что новичкам представлялось мелочами, как-то: не вытер ноги при входе со двора, рассыпал под столом крошки хлеба, опоздал в класс, плохо убрал спальню, огрызнулся девочке, выругался по привычке, - все замечалось и вело на "середину".

Шлифовальщиками "граней" прежде всего были командиры отрядов. Они терпеливо разъясняли, показывали своим личным примером, как нужно себя вести, не заглядывая в книгу "правил хорошего тона". И требовали. Особенно впечатляли новичков случаи, когда командир "отдувался" на общем собрании за проступки подчиненных. Командиров наказывали, но после собрания они и не думали выговаривать за это виновному. От подъема до отбоя командир был главным воспитателем. Старые горьковцы и дзержинцы, сами прошедшие большую школу Антона Семеновича, стали его надежными помощниками.

В школе роль "шлифовальщиков" выполняли педагоги, на заводе - мастера, инструкторы, бригадиры.

Новички вовлекались в кружки и оркестр, пробовали себя на театральных подмостках, приобщались к спорту и военным играм.

Как и прежде, Антон Семенович выкраивал время на строевую подготовку новичков, на гимнастические упражнения в строю. Виктор Николаевич в новых масштабах развернул работу изокружка, художников, скульпторов, авиаконструкторов, планеристов, изобретателей, рыбаков .. Он возбудил вокруг себя кипящий водоворот многообразной деятельности, задавая ребятам крепкую мозговую трепку ребусами, шарадами, расчетами, загадками, играми и открывался им все больше как добрый волшебник.

Вскоре стали стираться грани между старыми и новыми. Лица новичков приобретали выражение деловитости и мажора. Недавние "вокзальники" уже так же умело острили, научились незаметно подставлять плечо, когда требовалась помощь.

Посетив коммуну, поэт Александр Жаров записал в книге отзывов: "Коммуна дзержинцев - прекрасная фабрика переделки людей. Вношу предложение: организовать в музее коммуны фотоотдел, в котором можно было бы увидеть портреты ребят в первый день их прихода на эту социалистическую фабрику. "От дикаря до ленинца" - вот название этого отдела".

С.254.

Из малышей нового пополнения, по их инициативе была создана нужная организация, которую старшие назвали "Союз-транс". В нее включились Витя Кидалов, Иванов-4-й, два девятилетних брата-близнеца Коля и Петя, которым в коммуне присвоили фамилию Братчиных. Они оба беленькие, подвижные, внешне неразличимые .. Своим сходством братья заметали следы проказ и вводили в заблуждение дежурных. Те не знали, кого следует записать в рапорт. Братчины нашли себе посильное занятие в "Союзтрансе" и работали играючи.

Новообразованная "корпорация" при входе в механически цех вывесила яркий плакат-рекламу: "Внимание!!! Коммунарский "Союзтранс" принимает поручения:

1. По переноске деталей и инструментов.

2. По выписке и доставке из кладовой деталей и инструментов.

3. По передаче записок и распоряжений.

4. По разысканию нужных товарищей.

Обращайтесь к командирам "Союзтранса" В. Кидалову или Иванову-4-му. "Союзтранс" имеет агентуру во всех отделах KOМмуны. Выполняет все поручения быстро, аккуратно и дешево".

Выразительная реклама позволила "Союзтрансу" сразу обзавестись клиентурой. В качестве транспортных средств использовались тачки на двух резиновых колесах. Члены "Союзтранса" катали их по цехам в обе смены. Как добавочную нагрузку "Союзтранс" взял на себя перевозку стружки от станков в склад утильсырья. Стружку цветных металлов свозили в литейный цех. Как связные "союзтрансовцы" намного облегчили работу заводоуправления по руководству цехами. За рабочую смену ребята проделывали многокилометровый путь, не жалуясь на усталость. Вертясь около станков, они изучали их работу и все "наматывали себе на ус" ..

Воспоминания о Макаренко. Л.1960.

С.83-6. Петр Дроздюк. МОЙ УЧИТЕЛЬ И ВОСПИТАТЕЛЬ.

[ ПП-2003 из Приложения. Типы и прототипы "Педагогической поэмы" .. 133) 1. Персонаж. Волончук Петр (Дроздюк). / 2. Главы. 17, 19 - 21. / 3. Положение в фабуле. Больной и смущенный человек, мечтатель и романтик, хочет быть писателем и уезжает через коммуну на литературный факультет (с.708) ]

...Летом 1925 года [ZT. правильно - 1926 г.] горьковцы переехали из Полтавы в Куряжскую колонию, возле Харькова. Хорошо помню тот день. Словно очарованный, стоял я возле ворот и с завистью смотрел на стройных, загорелых горьковцев, одетых в синие трусы и майки.

Шли они на широкий двор бывшего Куряжского монастыря, четко отбивая шаг, с видом победителей. Играл оркестр, полыхало кумачовое знамя.

Горьковцы привезли с собой в Куряж большую библиотеку, которая едва помещалась на трех подводах. Я, тогда воспитанник Куряжской колонии, с увлечением помогал носить книги в клуб. Антон Семенович заметил мое старание и спросил:

- Что, парень, нравятся тебе книги?

- Да, я их очень люблю... Вот если бы мне стать библиотекарем, - добавил я, вздохнув. А сам покраснел, и сердце почему-то забилось часто-часто.

Антон Семенович удовлетворил мою просьбу, и я с большой охотой и любовью стал работать в библиотеке; дни и ночи просиживал за книгами. Я тогда впервые с огромным интересом прочел книги Максима Горького и переживал необъяснимо великую радость.

Антон Семенович всегда относился ко мне тепло, внимательно, по-отечески.

В памяти моей встает яркий, незабываемый эпизод.

На одном из совместных заседаний педагогического совета и совета командиров колонии имени Горького было вынесено решение, чтобы я, кроме работы в библиотеке, обучался в одной из мастерских какому-либо ремеслу.

Мне хотелось стать слесарем, и я изъявил желание работать в слесарной мастерской. Но в первый же день на работу не вышел. После завтрака пошел в библиотеку, уселся за роман Джека Лондона "Мартин Идеи". Книга настолько заинтересовала и увлекла меня, что я забыл про всё на свете.

Дежурная воспитательница Оксана Дмитриевна Иваненко, делая обход по мастерским колонии, зашла и в слесарную. Не обнаружив меня на месте, она записала мою фамилию в блокнот, а вечером на общем собрании воспитанников, где обычно подводились итоги рабочего дня, доложила Антону Семеновичу в рапорте, что меня в слесарной мастерской не было.

- Колонист Дроздюк, - сказал Антон Семенович. - Подойди к столу и дай объяснение общему собранию, почему ты не был сегодня на работе.

Что я мог сказать? Читал интересную книгу? Но ведь для чтения надо находить время после рабочего дня. Я сам изъявил желание работать в слесарной мастерской, а сегодня не изволил даже побывать там...

- Ну, Петро, долго мы будем ожидать, пока ты надумаешь? - спросил меня Антон Семенович. - Ведь ты же "литератор", "мастер слова"...

В голосе Антона Семеновича послышалась теплая ирония. Это ободрило меня. Я почувствовал себя немного смелей и, подняв голову, ответил:

- Я приводил в порядок книги, поэтому и не был в мастерской.

- Всё это хорошо. Но ты, Петро, в будущем надеешься, что ли, на "легкий" хлеб? Так ведь? - проговорил заведующий колонией и смерил меня критически с головы до ног... - Иди, садись, - сказал он. - Но чтобы это было в последний раз. Максим Горький выполнял всякую работу, и нам, горьковцам, не следует бояться физического труда...

Направляясь на свое место, я слышал едкие реплики и смех воспитанников. Это подействовало на меня сильнее всего. Решил, что оставаться в колонии дальше невозможно. Слишком задето было мое самолюбие. В тот же вечер уйду. Уйду в Харьков, а там жизнь покажет, что делать...

Когда дежурный сигналист Шурка Чевский, маленький, вихрастый паренек, проиграл "спать пора", я надел черную, сшитую на меня форменную шинель и вышел за ворота.

Ночь провел на харьковском вокзале, а утром надумал позвонить по телефону Антону Семеновичу, попрощаться и сказать, что больше в колонию не вернусь...

Подошел к телефону:

- Колония Горького? Да? Антон Семенович? Это говорит ваш бывший воспитанник Петро Дроздюк. Мне хочется сказать вам, что я больше в Куряж не вернусь! Прощайте!

- Дело твое, ты уже не маленький, - ответил Антон Семенович. - Но ты должен прийти в колонию и сдать шинель. Она еще тобой не заработана. Всё! - И он сердито повесил трубку.

Помимо своей воли, хотя Антон Семенович уже и не слышал меня, я ответил по-горьковски: "Есть!". Но потом подумал: "А как же я останусь без шинели? Ведь зима. Впрочем, у ребят, "на воле" раздобуду на первое время старую фуфайку, а в дальнейшем разбогатею - приоденусь, - размышлял я. - Да и разве привыкать мне к холоду? Ведь я парень бывалый".

Но в глубине души мне жаль было расстаться с шинелью. Она была новая, теплая, сшита как раз на мой рост и мне очень нравилась. А теперь нужно отдать...

Всё же решил выполнить приказание Антона Семеновича. Днем появиться в колонии было неудобно, и, дождавшись вечера, я пошел в Куряж...

Была ночь, когда я подошел к воротам. Все воспитанники давно спали. Только из окна кабинета заведующего стелилась по двору яркая полоса света. Антон Семенович долгими зимними ночами работал в своем кабинете. Он писал тогда "Педагогическую поэму".

Волнуясь, я постучал.

- Войдите! - послышался громкий голос. Я вошел в кабинет.

- Здравствуйте, Антон Семенович, - проговорил я несмелым голосом - Вот пришел, чтобы возвратить шинель...

- Здравствуй, Петро! А я тебя поджидал, - ответил грудным приветливым голосом Антон Семенович. - Ты хорошо сделал, что пришел. Но кладовая сейчас закрыта, кладовщик спит, и сдать шинель некому. Да она, пожалуй, и тебе пригодится. Ведь на дворе зима. Холодно будет, пока определишься куда-либо. Да и денег тебе нужно на первое время. На вот тебе лист бумаги и напиши расписку на сто рублей...

Я сел к столу, взял ручку, но писать не мог. Антон Семенович ходил по кабинету и о чем-то сосредоточенно думал...

Думал и я. В памяти возникли незабываемые дни, прожитые в колонии. Здесь я научился грамоте, полюбил книгу... Теперь ухожу... Куда? Я не знал. Что ждет меня в будущем? Опять улица, беспризорная жизнь... Холод и голод. И вдруг стало мне до боли тяжело расставаться с колонией, с ребятами, с Антоном Семеновичем... Слезы навернулись на глаза...

- Что же ты, Петро, не пишешь? - спросил меня Антон Семенович ласково. В его голосе слышались теплота и искреннее участие, и я почувствовал на своем плече его большую руку...

- Антон Семенович, дорогой, - проговорил я вдруг дрогнувшим голосом, - разрешите мне остаться...

- Не могу я сам этого сделать, - ответил Макаренко. - Ты нарушил дисциплину, ушел самовольно из нашего коллектива. Стало быть, ты с ним не посчитался. Так? Если серьезно хочешь с нами снова жить и работать, напиши заявление. Мы его разберем, обсудим на общем собрании. А я поддержу твою просьбу... Думаю, что ты теперь не подведешь. Будешь настоящим горьковцем.

И я с искренней, непередаваемой радостью на том самом листке бумаги, на котором должен был написать денежную расписку, написал заявление общему собранию колонии, чтобы меня снова приняли в число воспитанников.

- Хорошо, - одобрительно сказал Антон Семенович. - А теперь иди подкрепись. Я знал, что ты придешь, и дал распоряжение дежурному по кухне, чтобы тебе приготовили покушать, а затем отправляйся на отдых в теплую спальню. Это лучше, чем на вокзале.

Возбужденный и окрыленный вышел я из кабинета. На дворе дул холодный, пронизывающий ветер, падал густой снег, но мне было легко, приятно и по-настоящему радостно...

Общее собрание колонии, обсудив заявление, удовлетворило мою просьбу, и я снова был принят в дружную семью горьковцев...

А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания. Часть 1. 1921–1928 гг. .. А.А. Фролов, Е.Ю. Илалтдинова. – Н. Новгород 2007.361 .. Горький А.М. Собр. соч., в 30 т., т. 17, М., 1952, с. 159–167. Первая публикация: ж. «Наши достижения», 1929, №2 (март–апрель, 2-я серия циклов его очерков), с. 14–38. [В числе прочего] .. А.М. Горький описывает помещение, быт и труд колонии, традиции (одна из них – «не заводить романов со своими девчатами»). Новенькому говорят: «хозяева колонии – это мы…. Не понравится – уйдешь, это не тюрьма. Здесь такие же, как ты». Колонисты производят «странное впечатление «благовоспитанных».

Лев Алс. Чубаров в "Макаренковцы" М.1994 на с.9 и дале.

ВАСИЛИЙ ИЛЛАРИОНОВИЧ КЛЮШНИК (в произведениях Макаренко "Вася Клюшнев", 14.02.1914 - 01.10.88 коммунар-дзержинец 1929-1934 гг.).

А.С. Макаренко о нем: "Один из самых культурных и упорядоченных коммунаров, очень много поработавший в коммуне, между прочим, неизменный командир первого взвода (взвод-структура, создаваемая на время длительного летнего похода коммуны ЛЧ) .. Я [продолжает Макаренко] приехал в Ленинград и выступил на одном большом собрании учителей в Доме учителя. Там один педагог говорил мне: "Что-то не так у Макаренко. Уж слишком у него все благополучно. Не может так быть в действительности. У вас были дефективные дети, как это у вас было так хорошо?". Вдруг слово берет Вася Клюшник .. Он выходит и спрашивает: "Какие это дефективные? Кто это был дефективным? Откуда вы взяли, что я был дефективным?" ..

Чубаров> В течение года четыре брата лишились матери и отца, троих разобрали родственники, а Вася, третий по возрасту, начал "путешествовать" по детдомам и приютам. Эти Васины хождения по мукам длились восемь лет, правда, последнее место пребывания было отнюдь не плохим - та самая колония им. Короленко, что стала преемницей Горьковской в Ковалевске, когда та [колония им. Горького] переехала в Куряжский монастырь под Харьковом. Зав. колонией им. Короленко, единомышленник и давний знакомец Макаренко Федор Данилович Иванов договорился с Антоном Семеновичем о передаче в коммуну ребят, закончивших четыре класса: пятого в колонии не было. Потому-то Семенцов, Харланова, Вехова, а на будущий год Клюшник с Пановым, Бовиной, Абушеком, Каплуновским, Долинным попали в коммуну им. Дзержинского ..

Лев Алс. Чубаров в "Макаренковцы" М.1994 на с.33 .. НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГОЛИЦЫН (1.12.1908 г.р. - колонист-горьковец 1926-1928 гг.) .. С 1918-го начал кочевать по вокзалам, подвалам, ночлежкам .. Во время одной из облав чекисты поймали его с группой других беспризорных и направили в Куряж.
С новоприбывшими говорил заведующий колонией: "Чтобы стать на правильный путь, выбросите из головы старые блатные идеи, обычаи, приступайте к нормальной жизни с теми, кто уже честно работает в колонии .."
Николай, как и все, учился и работал на электростанции. В 1930-м призван в Красную Армию; окончив танковую школу, стал командиром танка. Воевал .. Грудь украсили боевые награды. Затем служба в госбезопасности. А с 1960 года после демобилизации много лет работал в Харьковском политехническом институте, пользуясь почетом, уважением и любовью преподавателей и студентов ..

--

Лев Алс. Чубаров в "Макаренковцы" М.1994 на с.34. МИХАИЛ МАРКИАНОВИЧ ГАГУЛИН (13.11.1919 г.р., - коммунар-дзержинец 1930-1935 гг.)

Пришел в коммуну сам - и такое бывало - вместе с братьями Братчиными: Николаем и Петром. Кроме них быстро подружился с Володей Картавцевым, Мишей Пеккером, Наташей Субботиной. Попал в отряд, которым командовал Ваня Ветров.

Ему, "самоприходу", поначалу даже не нашлось места в отряде, и в первые две недели его взяла домой Галина Стахиевна, так что жил, почитай, в семье самого Антона Семеновича, но видел его за то время всего... один раз, так занят был Макаренко весь день делами.

Когда стали организовывать специальный отряд барабанщиков, Антон Семенович предложил его командиром Мишу. Тот стал было отказываться.

- Как это ты не хочешь? Может, ты и в коммуне вообще быть не хочешь? - Михаил согласился, возглавив строй барабанщиков номером первым.

После окончания рабфака коммуны, поступил и окончил рабфак института физкультуры, основной курс которого не успел завершить из-за начавшейся финской кампании ..

--

Всем и каждому, кому приходится заниматься подростками и юношами, возиться с подростками и юношами, полезно и, пожалуй, профессионально совершенно необходимо познакомиться с кн. : Витченко Ст. Ст. Дорогие наши мальчишки. Л.1978. Со временем я, ZT, представлю фрагменты из нее на этом моем сайте.

Середа С. П., Определение места и вида учреждений, предназначенных для отбывания наказания в виде лишения свободы. автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. специальность 12.00.08 <Уголов. право и криминология; уголов.-исполнит. право> - 2007 NLR Шифр 2007-А/23371

http://zt1.narod.ru/kartinka.htm
Иллюстрационное добавление (883257 байтов) к файлам по А.С. Макаренко.

Прыг на главную ZT-web-страницу.