К вопросу о физических наказаниях.Пришпандоренным эпитетам – бой!

Любой пришпандоренный к слову "педагогика" довесок-эпитет, типа, гуманистическая, ненасильственная и прочее, это уход / увод от свободного руководства реалистическими здравыми педагогами их (педагогов) здравым смыслом. Уход / увод от этого куда? : в зажатость соответствующей цензурной узостью = предвзятостью.

Против всевариантного такого и было великое мировоззренческое педагогическое ВОССТАНИЕ А.С. Макаренко.

Указанные выше цензурно- критериальные требования, да, обязательно должны применяться, но только: к личностям отбираемых в педагогическое учреждение педагогов, а отнюдь не к собственно педагогике, которую указанно-цензурно отобранные работники, - гуманистические и уравновешенные работники с реалистическим здравым смыслом, - будут проводить: тут уместен только карт-бланш...

См. и http://zt1.narod.ru/doc/fizich-vozdeyst-u-Makarenko.doc Физические воздействия у А.С. Макаренко.

--

Пирогов Николай Иванович 1810-1881 о розгах. Ищи в : http://zt1.narod.ru/winrar/Pirogov-N-I.rar.

13.04.2010 Здравствуйте, Зиновий Шойлович!
Недавно посмотрел "весёлого сантехника". Здорово! Ваш сайт читать приятно. Хоть один человек вносит ясность в вопрос: кто есть кто в педагогике? Спасибо вам. Те же, кто критикуют ваш стиль письма, это люди с мозгами, заточенными под Соловейчика. Чёрт с ними! А вы - пишите!
Максим Королёв, 35 лет, Москва

ZT. 13.04.2010 Спасибо, Максим, за добрые слова и за совет не останавливаться и писать. Я и не останавливаюсь. Например, вчера я сделал такую рассылку на (примерно) штук 20 е-мейлов: О Ленинградских педагогических современниках Викниксора. Да, в противу севшему в лужу В.Н. Сорока-Росинскому ( http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ) в моём ZT-файле http://zt1.narod.ru/doc/shkoly-s-uklonami.doc вы найдёте материалы о действительно замечательных учреждениях его (Викниксора) Ленинградских педагогических современников...

А.С. Макаренко - это:
1) построить структуру, богатую факторами,
2) мобилизовать для воспитания и оснащения каждый фактор.
Н.К. Крупские = тов. Зои = В.А. Сухомлинские ( http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm ) судят по читаемому.
Но и в читаемом они (Н.К. Крупские = тов. Зои = В.А. Сухомлинские) не интересуются итогом:
а) воспитанностью,
б) оснащенностью и
в) самочувствием ребят в учреждении.
Этим читаки Н.К. Крупские = тов. Зои = В.А. Сухомлинские не интересуются, а сосредоточены на: инквизиционном = цензурном выискивании лишь отступлений от канона средств и методов.
Но ведь средства и методы - не самоцель, самоцель –
а) достижения позитивного воспитания ребяток,
б) достижения позитивного оснащения ребяток и
в) достижения позитивного самочувствия ребяток в учреждении.
Если в этом трём - победа, то отступления от канона средств и методов - не имеет никакого значения.
В инспектуру педагогических учреждений принцип: "Победителей не судят!".

В двух журналах много-много от реальных практиков интернатного воспитания за 100 лет : http://zt1.narod.ru/winrar/internatnoe-za-100-let.zip.

Начало файла
http://ztnen.livejournal.com/7044.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

Службу бы порки в помощь матерям ...

RU.SCHOOL От : Viktor Ostashev 2:5020/1194 13 Фев 01 Кому : Alexandre Serkin

AS> Вам угрожают детишки до 12 лет? Мне Вас жаль.

VO> Мне - нет. Но такие случаи мне известны. А также известны случаи, в том числе и в моей школе, когда дети такого и даже младшего возраста зверски и систематически избивали сверстников и младших, занимались грабежом и вымогательством, то есть совершали деяния, однозначно квалифицируемые как преступления.

AS> Так и как же насчет гражданского иска к родителям ребенка?

VO> Ну и что даст гражданский иск к родителям? Да ничего, другие дети не будут в результате ограждены от опасности. А что делать с ребенком, отличающимся немотивированно агрессивным поведением? Ждать, пока он достигнет 14 лет и кого-нибyдь убьет?

IV>> В школе, куда ходит дочь моей соседки, была похожая проблема. Мальчик 12-ти лет из неблагополучной семьи на ypоке гонялся за учительницей с железным пpyтом :((( Его никуда нельзя отправить! В спецшколу - мать не дает pазpешения :((( За детьми приходят родители, т.к. боятся, что тот их покалечит :((

MR> А до милиции в данном случае дело нельзя довести? Это же, по-моему, уже не школьный вопрос, а ее компетенция.

IV>> Стоит он на учете в детской комнате милиции. Hy и что? - ему фиолетово :((( Единственный выход, который видела я - отловить вечером и отлупить. И пусть вся педагогика отдыхает :((( Куда-то этот "мальчик" все-таки делся, надо спросить.

Газета "1-е сентября", 95,61 (01.06.1995). Письмо читательницы.

Я слабая интеллигентная 48-летняя мать-одиночка. Моему сыну почти 14. Он рос болезненным, маленьким, слабеньким... И вырос грубый, наглый, трусливый подросток, который мешает всему классу работать, хамит учителям, не жалеет 78-летнюю бабушку и исповедует только силу. ВЫПОРОТЬ БЫ ЕГО РАЗ-ДРУГОЙ

(Я БЫ ЗАПЛАТИЛА В ПРЕДЕЛАХ ЗАРПЛАТЫ ДОЦЕНТА)...

И вырос бы хороший человек.

МОЖЕТ БЫТЬ КАКАЯ-НИБУДЬ СТРУКТУРА, ГОТОВЯЩАЯ, НАПРИМЕР, ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ, СТАЛА БЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО, НЕ КАЛЕЧА, ОКАЗЫВАТЬ ТАКУЮ ПОМОЩЬ МАТЕРЯМ-ОДИНОЧКАМ ?

А наши сыновья знали бы, что их матери и бабушки не лишены мужской защиты!

Я убедилась, что страх возмездия делает сына очень хорошим мальчиком, а вот как раз сознание безнаказанности уводит его с пути истинного.

С уважением Л.С. Санкт-Петербург.

PS. Я бы не хотела, чтобы мое имя печатали в газете, слишком много людей меня знают и не все поймут правильно, но я не знаю, что мне делать с сыном.

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

13.08.2008 Alex http://makarenkoas.blogspot.com/ Макаренко Антон Семенович Собрание сочинений в 8 томах / ZT. Здорово! Ура, ура! Но не понятно, кто Alex, кто сделал, кого благодарить .. Правда, плохо вычитано.

ZT. В свое время мой приемный сын Леонид Александрович Федоров набрал на компе все 8 тт. АСМ (без стр. примечаний и т.п., только сами тексты А.С.М.), и они уже более 10-ти лет висят в интернете. Что-то там время от времени уточнял по Гётцу Хиллигу, что-то переносил в htm-файлы моего сайта http://zt1.narod.ru. Вот: http://zt1.narod.ru/winrar/8-mak-tt.rar , примерно, 3 с половиной мегабайта. Это - А.С. Макаренко, восьмитомник, тт. 1-8, М. 1983-1986.
Внутри указанного архива есть набранное (и вычитанное) в WORD 2003:
часть тома 1 (М.1983) стр.1-116 - ASM-t1-s-1-116.doc,
весь том 4 (М.1984) - ASM-t-4.doc,
весь том 7 (М.1986) - ASM-t-7.doc.
Всё остальное плохо вычитано, и, главное, в DOS-кодировке, а значит эту (большую) часть состава текстов А.С.М. в виндовских смотрелках и редакторах сходу не прочтёте, но возможна перекодировка через WORDPAD: 06-янв-2009 переделал названия DOS-файлов, теперь все они *.txt, значит при загрузке в WordPad в Типе файлов надо задать: Текстовые документы MS-DOS [*.txt].

http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc.
отсылочный файл по
АНТОН МАКАРЕНКО
Собрание сочинений
Марбургское издание, сканированные тома.

Важное для потенциальных практиков интернатных учреждений: http://zt1.narod.ru/metodika.htm.
Обязательно посмотрите и http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc : Учение о педагогике проработки натур.


О проблеме: - сечь или не сечь? - найдете интересный исторический материал в файле http://zt1.narod.ru/kazansk1.htm.

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

Некий 30-летний поэт Вася Пупкин как-то после дождичка в четверг авторски сочинил стихотворение о любви. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.Некий 30-летний бродячий проповедник Иисус Христос тоже как-то после дождичка в четверг авторски сочинил этическую систему, содержащую, по его мнению, все необходимое и достаточное на любые и всяческие социально-экономические обстоятельства. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.
Продолжение читайте в файле : А.С. Макаренко и термины Аномия и Beruf http://zt1.narod.ru/17-10-06.htm.

Глебовский Вл. Ал-др. Древние пед. писатели в биографиях и образцах. СПб 1903.144. РНБ 38.36.5.5. .. Ксенофонт 430-355 до н.э. .. Большая часть государств позволяют воспитывать своих детей каждому, как ему угодно, а детям, по достижении ими зрелого возраста, жить, как им хочется, только внушают последним: не воровать, не грабить, не врываться насильно в дома, не бить кого не следует, не развратничать, не оказывать неповиновения начальнику и т.д.; если кто нарушает ч/л из этого, они накладывают наказание .. [ Правильнее же ] предпринимать предупредительные меры, чтобы гражданин заранее не был таким, что стремился к преступному и гнусному .. (с.25). / Фридрих Ницше (1844-1900), Сумерки идолов 1888, Изречение 32 .. “Есть ненависть ко лжи и притворству, вытекающая из чувствительности в вопросах чести (ZT. “штука” сугубо макаренковская!); есть такая же ненависть, вытекающая из трусости, поскольку ложь запрещена божественной заповедью ..”. ZT. А так же из комплекса послушливости начальнику (Богу). А если бы не боязнь посмертного возмездия и не зажатость комплексом послушливости, то: и воровали бы?, и убивали?, и лгали бы? и вампиловали бы? (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm), и распевали бы во все горло: “Сижу на нарах как король на именинах…”?

ПП-2003 из Приложения. Типы и прототипы “Педагогической поэмы” .. 97) 1. Персонаж. Кравчук (Полищук). / 2. Главы. 16. / 3. Положение в фабуле. Столяр, партиец, человек простого здравого смысла и простого действия. По своей психологии он почти колонист и даже носит колонийскую форму. Рекомендует самые простые и несложные средства борьбы: “дать по морде”, выгнать. Мечтает о машинной столярной (с.704).

В "Педпоэме" гл.3 ч.1 А.С. Макаренко, т.3 М.1984 с.18 : стратегически уповать на "морду набью, кочергой изувечу, руки отсеку, в аде подвергну вечным изуверским мукам" = броситься в сторону наименьшего сопротивления.

Из интернета. .. "Классический" подход к уголовной превенции с давних пор базируется на теории запугивания, устрашения. Уголовно наказуемое, т.е. социально нежелательное поведение должно пресекаться с помощью более строгих наказаний, тем самым, отпугивая потенциальных преступников. При этом исходили из того, что чем строже и ужасней наказание, тем более заметный отпугивающий эффект оно окажет на "склонных к преступлениям" сограждан. Эта концепция "управления поведением", т.е. предупреждения уголовно-наказуемого, общественно – нежелательного поведения, отслеживалась на протяжении столетий, начиная с Библейских времён, а наиболее интенсивно практиковалась в виде жестоких наказаний в эпоху Средневековья ..

ZT. То есть, в эпоху массового порабощения умов чем? : кошмарно-варварскими установками и/или иллюстрациями из близко-библейских текстов включая и Ветхий завет, и Коран, и Новый завет.

Лишь в частности. -

Исход 22:2-3. Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему, но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший должен заплатить; а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им. См. ещё подобное в : http://zt1.narod.ru/hanuka45.htm.

Коран 5:42(38) "Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха".

ZT. Это - пример отмазки от проблемы воровства.

ZT. Вообще ясно, что разные и всякие устрашение от Аллаха, картинки ада и прочие многовековые _запугивания_ - это примеры именно юридических многовековых _отмазок от проблем_, а Коран 5:42(38) "Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха", и/или вот мерзкое убийство гопкомпанией апостола Петра супругов Анания и Сапфиры

/ Ап. Петр спросил Иисуса: «Господи, сколько раз я должен прощать своего брата, если он грешит против меня? До семи ли раз?». Иисус: «Не до семи, а до семидесяти семи раз» (Мф 18:21, 22).
ZT. Почему же в Деяния ап. гл.5 этот самый, не на ночь будь упомянутый, ап. Пётр и тоже (же) пресловутый Святой дух не простили супругов Анания и Сапфира даже и один раз?
/ У попа была собака / он её любил / она съела кусок мяса / он её убил / в могилу закопал и надпись написал, что : / У попа была собака / он её любил .. (и т.д.) / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил / они не донесли какие-то денежки / он, ап. Пётр, их убил / за 6 примерно часиков обоих в могилу закопал / и в Деяния ап. гл.5 написал, что : / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил .. (и т.д.).

суть лишь одни из массы и массы таковых многовековых и многообразных кошмарных примеров .. не-петражицковских отмазок от проблем, - отмазок от проблем юридических. Петражицкий Лев Иосифович 1867-1931.

О так сказать петражицкости у А.С. Макаренко - из очерка Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm - .. Педагогическая цель колонии - выработка правильных правовых отношений с социальной средой.А.С. Макаренко неотмазкость Л.И. Петражицкого _в юридистике_ расширил на все другие важные составляющие в человеческом поведении. Значит, А.С. Макаренко - это расширенный на все стороны человеческого поведения Л.И. Петражицкий (в моей, ZT, формулировке: "Надо не запугивания и заманивания развешивать, а надо прорабатывать натуры ( http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc ) на юридические, но и на все другие стороны человеческого поведения")? Я, ZT, годы назад лишь слегка заглядывал в некоторые книги Л.И. Петражицкого, и поэтому я, ZT, на данный момент не могу твердо ответить на вопрос: "Является ли А.С. Макаренко расширенным Л.И. Петражицким ("Надо не запугивания и заманивания развешивать, а надо прорабатывать натуры ( http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc ) на юридические, но и на все другие стороны человеческого поведения")"? Для серьезного = весомого ответа на этот вопрос нужно же и весьма серьезное = весьма весомое конспектирование книг и статей Л.И. Петражицкого - в сравнении их с основополагающими установками А.С. Макаренко. Такого исследования, я, ZT, пока что не проделал, но когда-нибудь обязательно проделаю, учтя и такое:
Из: http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm Виталий Семенович Макаренко (1895-1983). МОЙ БРАТ АНТОН СЕМЕНОВИЧ [воспоминания]
.. После истории, по количеству прочитанных А. книг, надо ставить философию. Боясь впасть в ошибку, я не называю имен авторов - скажу только, что он особенно увлекался Ницше и Шопенгауэром…

ZT. 22.09.2006 я прочел 3 Предисловия Артура Шопенгауэра к 3-м изданиям его книги “Мир как воля и представление”, но вот саму-то эту книгу я (ZT) не смог даже и долистать. На мой взгляд это просто - зря испорченная бумага. Я, честно говоря, не верю Виталию Семеновичу Макаренко, что его брат этой жвачкой мог как-то увлекаться. Тем более, что Шопенгауэр из субъективно-метафизических соображений а) категорически и б) начисто отрицает возможность воспитания и перевоспитания.

Важно- всё- предваряющий файл http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm - ZT-разбор пяти главных настояний А.С. Макаренко.

Из доклада А.С. Макаренко 20.10.1938 “О моем опыте” т.4 М.1984 .. Иногда общее собрание выносило постановление: выгнать из коммуны. И как я ни боролся, как я ни грозил, они смотрят на меня, смотрят, а потом опять поднимают руки: выгнать. И я выгонял. За восемь лет я выгнал человек десять. Открываю дверь: иди на все четыре стороны, куда хочешь, иди в белый свет.

Страшный риск, но благодаря этому риску я добился постоянного искреннего, требовательного тона, и каждый знал, что такой тон встретит его в первый же день, и ни для кого это не было неожиданностью.

Но особенно удивительно, что все эти выгнанные писали мне письма ..

[…]

Надо поставить вопрос об риске, ибо так называемый такт начинает сидеть в печенках не только у педагога, но и у воспитанников.

В то время, как мне еще приходилось спорить с украинским Наркомпросом, меня спросили на педагогической конференции: вы знаете, что такое такт?

- Знаю.

- А что это такое?

- Предположим, вы обедаете с каким-нибудь человеком, и он плюнул вам в тарелку, и вы можете ему сказать: что вы делаете, это нетактично.

А можно поступить так: взять тарелку и разбить у него на голове. И никакого риска не будет.

Иногда нужно разбивать тарелку на голове, доводить человеческий поступок до логического предела, а не замазывать его.

Разве такт иногда не является уклонением от ответственности?

Передо мной мальчик или девочка, с которыми надо что-то сделать, а я не хочу ничего делать, боюсь риска и начинаю тактично поступать. Тактично отъезжать от данного случая в какой-то закоулок .. (с.265-6).

Из файла: http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm .. Идеи А.С.М. в современной школе. Ред. коллегия: И.А. Каиров (отв. ред.), Л.Ю. Гордин, П.Т. Фролов. Воронеж, 1976 БАН 1977к/4020 гл.2 со с.71. -

.. Педагогический коллектив Семилукской средней школы Семилукского района Воронежской обл. .. Такое средство, как публичное осуждение недостойных поступков, нездоровых взглядов, плохих черт характера и т.п. .. Ни в коем случае нельзя общественное осуждение превращать в глумление, в акт расправы над провинившимся .. Если коллектив слабый, не сплоченный, искреннего обсуждения проступка не получается .. Общественное осуждение надо заранее и тщательно готовить.

ZT. У Макаренко обсуждения проступков бывали если не на неделе то в месяц не один раз, и эти обсуждения никаких предварительных и тщательных подготовок не требовали. Почему? Потому что все устройство учреждений Макаренко, весь строй жизни учреждений Макаренко, весь строй жизни его ребят были перманентно готовыми = постоянно готовыми = всегда наличными, всегда уж существующими предосновами для любых и всяческих обсуждений в трудовой общине вообще, включая, конечно, и обсуждение проступков. Но с другой стороны вот читаем в “Методика организации воспитательного процесса” (http://zt1.narod.ru/metodika.htm), Макаренко т.1 М.1983 .. Подготовка общих собраний, обработка отдельных выступлений, организация общественного мнения должны составлять главную работу педагогического коллектива, комсомольской организации и старших членов коллектива воспитанников. Такая работа должна проводиться на каждом шагу, в спальнях, в личных беседах, во время случайных встреч. Она не должна, конечно, принимать формы морализирования, разговоров о том, что вообще хорошо, а что вообще плохо, а всегда ссылаться на общий ход нашей революции, на борьбу и усилия нашей страны, на ее строительство и достижения, на примеры героизма, самоотверженности и самоотречения (челюскинцы, Герои Советского Союза, завоевание стратосферы), на военную опасность, на будущее нашей страны .. (с.307).

ZT. Сухомлинский в таких коллизиях предпочитал “решать вопрос кардинально” = рубить с плеча = подражать самым примитивным в истории политикам - Держимордам и Скалозубам = подражать убогости Иисусика Христосика, в недоумии своем учившего: “Да - да, нет - нет, а что третье - то от лукавого” Мф 5:37.

Действовать скопово и рубиконно, конечно, проще, чем действовать много-по-разному в типологически много-разных = различных ситуациях. Действовать рубиконно и скопово - это действовать по самым коротким линиям действий = по самым, значит, _ленивым_ и самым опрощенным линиям действий "Да-да, нет-нет, а все, что хоть на грамм посложней, - то от лукавого" (Матф 5:37; этой антидиалектичности Христа потом и позже погано подпевал его, Иисусика Христосика, кровный брат Иаков 5:12).

Сухомлинский. : Обсуждения-осуждения трудиться-готовить? Тщательно? Быть внимательным? - Да запретить малейшие и всякие эти самые обсуждения-осуждения к такой-то матери, и вся недолгое…

ZT. Оценивать рубиконно - это оценивать по самым коротким линиям = по самым, значит, _ленивым_ и опрощенным линиям. "Да-да, нет-нет, а все, что хоть на грамм посложней, - то от лукавого" (Матф 5:37) : В-сухомлинковский = С-соловейчиковский триггер в тупой башке Иисуса Иосифовича Христа…

Диамат учил об опасности т.н. абсолютных истин и об опасности же, - при разных суждениях, решениях, предписаниях, выводах и т.д., - об опасности, говорю, невхождения в обстоятельства. Но не такое верещал в своей ахинейской Нагорной проповеди Иисус Иосифович Христос: Матф 5:37 .. Да будет слово ваше: "да, да", "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого. И у Иисуса Христа есть также совершенно триггерный лозунг: "Кто не со Мною, тот против Меня" (Мф 12:30, Лк 11:23, но по иному в Мк 9:40 : “Кто не против вас, тот за вас”, и это, в сущности, тоже ахинея, ибо так можно в христиане записать и тех, кто и само слово “Христос” в жизни не слыхал, а также и тех, кому вообще абсолютно безразлично любое и всякое религиозное).

Кто не пребудет во мне, извергается вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают" (Ин., 15:6).

[В послании Павла к римлянам говорится о задаче христиан: "Покорять вере все народы" (Рим 1:5)].

Из “Методика организации воспитательного процесса”, т.1 М.1983 .. Наше наказание должно обязательно удовлетворять следующим требованиям: / а) оно не должно иметь целью и не должно фактически причинять простое физическое страдание (ZT. следуют еще 5 пунктов) (с.290).

Ищи в http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Макаренко : .. Я думаю, что не может быть идеального совершенства в вопросах этики. Я переживал очень много сложных коллизий в своей педагогической работе, как раз в вопросе совершенства ..

А.С. Макаренко, письмо Т.А. Миллер, 10 июля 1936 г., т.7 М.1986, с.7 .. Жизнь не состоит из одних идеальных вещей .. Такова была и есть и моя жизнь, и, вероятно, Ваша. Жизнь всегда есть цепь коллизий, следовательно, всегда приходится отступать от идеального поступка, приходится жертвовать какой-то одной истиной для того, чтобы другая истина жила. Разве Вы не замечали этого жизненного закона? ..Письмо А.С. Макаренко в редакцию харьковской газеты "Коммунист", 1928 г., в защиту Ал-дра Ив Остапченко ("Народн обр" 1963,2, не вошло в восьмитомник) .. В одной из колоний подросток избил до синяков воспитательницу, а через день кухарку. Его упрятали в тюрьму. КАКАЯ-ЛИБО АВТОРИТЕТНАЯ ПОЩЕЧИНА МОГЛА БЫ ОСТАНОВИТЬ ЭТОГО ХУЛИГАНА. По самой "идеалистической этике" этот случай не так легко разрешается, ибо что особенно идиллического заключается в тюрьме? ..

VP> А не фиг нам навешивать, что детей надо принуждать. Вот и все. Принуди себя сам - и на этом ограничься.

ZT. Принуждение в педагогике не исключается, это точно. Но это средство, как и любое другое, должно применяться только там, где оно уместно, плодотворно, необходимо.

У Маяковского: "Слово за слово из памяти таская, не скажу ни одному - на место сядь...".

У Макаренко: средство за средством из ориентировки таская - не скажем ни одному - на место сядь.

У педагога серьезное дело, и нельзя ему связывать руки, как это пытались крупские, луначарские и прочие товарищи Зои.

Если человек, как Макаренко, хороший, то у него и принуждение даст самые оптимальные и самые гуманные результаты. А ПЛОХИМ ЛЮДЯМ ДЕТЕЙ ВООБЩЕ НЕЛЬЗЯ ДОВЕРЯТЬ!

Это с-соловейчики и в-сухомлинские всех запугали: только цветочек и две руки, и не дай бог что-нибудь еще. И некоторые иные до сих пор ходят запугаными: интерната боятся, нужного принуждения боятся, собственного производства школы-хозяйства боятся. Ох, не взял бы я таких в разведку!

То есть: хорошему (ПОДЧЕРКИВАЮ: ЗАВЕДОМО ХОРОШЕМУ, АПРОБИРОВАННО ХОРОШЕМУ!) человеку-воспитателю надо разрешить избирать для воздействия на объектики любые средства, диктуемые ему его интуицией и ориентировкой. ПЛОХИМ ЖЕ ЛЮДЯМ НИКАКОЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ДЕЛО ВООБЩЕ ДОВЕРЯТЬ НЕЛЬЗЯ, КАК ЭТО: ЗА ПЛОХОГО ЧЕЛОВЕКА ЗАМУЖ ВООБЩЕ ВЫХОДИТЬ НЕЛЬЗЯ.

Вспомним синдром древнего Израиля и кастового устройства древней и средневековой Индии: есть народы и касты избранные, а остальные народы и касты, де, презренны и прокаженны.

> Бертран Рассел 1872-1970. История зап философии. Религиозное развитие евреев (1945). - Вера в существование небольшой части человечества, особо излюбленной богом. Для евреев этой частью был избранный народ, для христиан - избранники.

Так у не-макаренковцев: есть, де, средства воздействия на подопечных избранные, а остальные и иные средства воздействия товарищами Зоями шельмуются тоталитарными и прокаженными.

Вот этот-то ветхо-заветный и ветхо-индийский синдром в мозгах рассуждающих о педагогике и надо бы преодолеть.

Еще раз. У Макаренко: средство за средством из ориентировки таская, не скажем ни одному - на место сядь. У педагога серьезное дело, и нельзя ему связывать руки, как это пытались крупские, луначарские и прочие товарищи Зои. Если человек, как Макаренко, хороший, то у него и принуждение и любое другое (одиозное для товарищей Зой) средство даст самые оптимальные и самые гуманные результаты. А ПЛОХИМ ЛЮДЯМ, ПОВТОРЯЮ, ДЕТЕЙ ВООБЩЕ НЕЛЬЗЯ ДОВЕРЯТЬ!

--

В http://zt1.narod.ru/art_1953.htm (Александр Иванович Янкевский, из его весьма разностороннего и живого рассказа о Коммуне им. Дзержинского) .. / Коснусь судьбы Ив.Игн. Яценко. Он попал в коммуну из детского дома. После странствий он попал в коммуну. Он слышал о коммуне, об Антоне Семеновиче и решил: "Что такое коммуна и Макаренко? Мы не такие виды видывали", и в первый день пребывания в коммуне, когда сняли с него это "обмундирование", подстригли, одели в коммунарские одежды, зачислили в соответствующий отряд, объяснили все трубные сигналы, которым подчинялся весь дневной режим, он сделал ряд нарушений: не пошел в школу, не пошел завтракать, сознательно лез на рожон. "Все равно ничего не сделаете!" С ним поговорил командир. Это не помогло. Командира он словами отправил к праотцам. Дело дошло до Антона Семеновича. Антон Семенович вызвал его, и был такой разговор. Когда вошел Яценко, Антон Семенович писал. Он заметил Яценко. Ему все было доложено. Он на него не обращал никакого внимания. Тот вошел и встал так (показывает позу Яценко, смех), а полагалось сделать салют и стоять смирно, пока не скажут "Вольно", а тогда можно сесть. Антон Семенович писал-писал и сказал спокойно: "Смирно". Яценко переменил ногу (Смех) и опять стоит. Антон Семенович пописал и опять говорит: "Смирно". Яценко немного подтянулся, но встал так (показывает, смех). Антон Семенович вскочил, крикнул: "Смирно! 20 нарядов вне очереди! Вон!". Эти 20 нарядов сразу перевернули всю психику Яценко, он стал примерным коммунаром (смех). Это до известной степени относится к шоковой терапии. Но для этого требуется знать психику данного индивидуума, а Антон Семенович ее знал.

У него был еще случай, когда начали пропадать шинели в коммуне. Я это слышал из его уст, не знаю, опубликовано ли это или нет. (С МЕСТА. - Во "Флагах на башне") А с револьвером там есть? (С МЕСТА. - Нет). Стали пропадать вещи в коммуне. Антону Семеновичу было ясно, кто руководил шайкой, но доказать он не мог. Он неоднократно вызывал и спрашивал: "Ты?" "Нет". Однажды он вызвал его после сигнала, а сигнал был, примерно, такой - трубный сигнал, коммунары придумали такие слова: "Спать пора, Спать пора. Коммунары, день закончен, День закончен трудовой". После сигнала "спать" Антон Семенович вызывает его, а вызов после сигнала "спать" всегда был очень многозначителен и часто неприятен. Зима. Коммуна помещается в лесопарке. Тот является к Антону Семеновичу. Антон Семенович говорит: "Ты?" "Нет". "Иди в спальню, оденься". Он идет в спальню, одевается, возвращается одетый. Антон Семенович берет свою шинель, шапку, одевается, открывает демонстративно бюро, вынимает оттуда браунинг, вкладывает обойму, кладет в карман, идет вперед. "Иди за мной". Выходят из коммуны, идут в лес, идут 5-10 минут по снегу. Антон Семенович поворачивается. "Ты?" "Нет". "Становись к дереву. Ты?" "Я". "Иди спать." (Смех). / Это из ряда вон выходящий пример. Это - большой риск, и будущим педагогам я не советую это брать как рецепт (смех), даже с пугачом ..

ZT. Из одного моего файла .. Именно невозможность исключать особо пакостных и вредных типов из учреждения и вынудило, наверное, И.В. Ионина завести в Красных Зорях _к_а_р_ц_е_р_, о котором выпускники Красных Зорь упорно не хотят ничего рассказывать. По этой же, наверное, причине знаменитый врач и гуманист 19 в. Н.И. Пирогов в бытность руководителем Киевского учебного округа разрешил в школах наказание РОЗГАМИ. Но Борис Евг. Райков и его коллеги по Лесной школе расценивали это как ненормальное средство воздействия и предпочитали ему - удаление учащегося из учреждения, что действительно более правильно. Макаренко считал, что для таких невыносимых подростков должны быть так называемые реформатории (учреждения строгого режима). В 1988 г., читая "Училку", я никак не мог понять, что такое "педагогика сотрудничества" = педагогика завзятого либерализма. Педагогика как любое дело должна давать результаты, и если для этого потребуется авторитарность, то педагог не должен ее (нужную авторитарность) исключать из своего инструментария. Ни авторитарность, ни либерализм (сотрудничество) не самоценны. Самоценен ПРАГМАТИЗМ, то есть результативность работы.

Фетишизация - и колеса прогресса. - Неавторитарщики типа Н.К. Крупской подобны религиозникам: и там, и там фетишизация пути, фетишизация способа, фетишизация метода - вне всякой реалистической оценки их действительной = их реальной плодотворности, вне всякой реалистической оценки их действительных и конкретных результатов.
Как: буду фетишизно верен Сталину, хоть он (Сталин) совершает 1000-чи ошибок и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.
Буду фетишизно верен такой-то религии, хоть она (конкретная или всякая религия) совершала и совершает 1000-чи ошибок и вставляла и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.
Буду фетишизно верен так называемой неавторитарной = с-соловейчиковской педагогике, пусть хоть она совершает 1000-чи ошибок и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.

Деньги педагогу платят не за стиль отношений с подопечными, а за результаты. Все остальное никого особо-то не должно интересовать и является делом работника, то есть педагога ?-? - Вопрос спорный. Как сказано у Крылова: "Ты хоть пей, да дело разумей" ?-? - Вопрос спорный. Нормальному и гуманному педагогу в любом случае пить категорически нельзя! А применять когда надо авторитаризм, - может быть даже и карцер ?-?, - может быть даже (изредка) и розгу а то и кулак ?-?, - можно ?-? - Вопрос спорный…

Из : http://zt1.narod.ru/doc/149-i-195-shkly.doc. Колосов Юрий Иванович – директор 195 школы Л-да, апр. 1957 .. Дежурства у нас в школе нет в общем широком понимании этого вопроса. У нас есть комсомольско-молодежный патруль, постоянный. Он выбирается на комсомольском собрании из лучших ребят, сильных .. / .. Я иногда закрываю глаза на действия, которые допускает патруль. Приведу один пример, который очень важен. Я подчеркиваю, что в школе неблагополучно было с дисциплиной, в частности, в отношении национальных настроений. Ребята решили с этим покончить. По старой традиции к нам посылают исключенных из разных школ. Четвертый класс переростков дважды организовывался в этом году. В 5-6 классах 28 человек переростков. И мы принимаем: школа не наполнена, и надо было ее наполнить. / В 8-б классе вновь пришедшими учениками был сделан нехороший выпад во время событий в Египте. Они напали на одного мальчика. Был созван совет актива, комитет комсомола, пионерской организации. Пригласили меня. Обсудили вопрос, но обстановка была такая, что я понял, что лучше мне уйти. Ребятам заявили, что с ними сделают то же самое, что они сделали с тем мальчиком, на которого напали. Они выделили мальчиков, которым поручили выполнить указанный совет актива. Эти молодые люди по одному, по очереди, поднялись на черную лестницу, и экзекуция была совершена. Никаких жалоб не было, и следа не сталось, причем на них была наложена охрана мальчики и было сказано, что если с ним что-нибудь случится – отвечать будут они. Это под шумок прошло по всей школе, и больше никаких разговоров и инцидентов не было ..

Из файла http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm. А.С. Макаренко в Московском областном педагогическом институте 27.10.1936. Сравни с т.4 М.1984 с.35-36 - .. [В 1920-м] я сделал большую ошибку, что ударил своего воспитанника Задорова. В этом поступке я почувствовал крушение своей личности. Я тяжело переживал эти минуты и понял, что не нужно давать волю рукам и допускать мордобой. / Теперь я считаю подобные факты огромным педагогическим преступлением и сам отдаю своих подчиненных под суд и добиваюсь за такие преступления 3 лет тюрьмы .. ZT. В чем дело? Почему тут Макаренко так резко выступает против такого педагогического средства воздействия, как воздействие физическое? Всё очень просто:
Среди людей тьма дураков, так что - официально разреши применение такого средства как, скажем, молитва, и тьма этих самых людей-дураков вдрызг разобьют свои толоконные лбы.Среди педагогов тьма дураков, так что - официально разреши применение такого педагогического средства как, скажем, розги, и тьма этих самых педагогов-дураков дойдет в применении этого педагогического средства (розги) до бессмысленного садизма.

ZT. Официально разреши применение такого педагогического средства как розги, и тьма педагогов со скверной натурой (! со скверной натурой !) дойдёт в применении этого педагогического средства (розги) до бессмысленного садизма. -

В память женщины-врача Серебрянниковой Е.П. Лит. сб. СПб 1900, с.370-1. Русских Н.А., воспитанник одной из питерских гимназий. Для исполнения наказания назначался к/н ученик из старших. Присужденный ложился тут же на пол у доски, ложился у всех на виду, и, по команде учителя, розги начинали работать. Ученик всхлипывал еще до начала наказания, после первого же удара он кричал во все горло, визжал, выл, и чем дальше шло дранье, тем громче и громче кричал наказуемый. Что делалось в это время с учениками: то бледные, то покрасневшие, с искаженными чертами лица, с блестящими глазами, с замиранием сердца следили за всей процедурой. Вот осужденный плача падает перед учителем на колени, прося о помиловании, вот он идет к лобному месту, вот начинает разоблачаться, ложится и ждет первого удара. А палач тоже сам не свой, размахивается и дает первый удар, неумелый, легкий, но потом при грозном поощрении учителя изловчается и сыпет удары по своему товарищу, пока не услышит приказание остановиться. Вопли наказуемого с "простите, простите, больше не буду". Заплаканный и истерзанный спешит одеться, садится на свое место и, закрывши лицо, долго еще продолжает рыдать. Класс тоже не может скоро успокоиться, все потрясены сценой и занятия не идут уже в голову.

Джаншиев Г.А. Эпоха вел реформ. 6 изд. М.1896, с.170. Самчевский И., воспитанник, а потом и преподаватель духовного (ZT. бурса) учебного заведения на Украины. - Однажды поступил в общую квартиру ученик 2-го кл. Джогин, лет 12, розовый, кругленький и красивый мальчик - кровь с молоком и отлично выдержанный. Китченко (инспектор черниговской гимназии) придрался к нему уже на 3 день поступления и так высек, что мальчик несколько дней плакал с утра до вечера, ночи не спал из-за страха. "Если мама узнает, она непременно умрет". Все успокаивали его, принимали участие в его горе. Китченко привязался к Джогину, так сек его за всякую мелочь, что к концу года от Джогина осталась только тень, - полнота и розовый цвет лица были съедены Китченко. Когда приехала мать - с нею сделался обморок, она так рыдала, и все ученики прослезились. И никто из родителей не жаловался на этого мучителя.

--

17 апр. 1863 закон о полной отмене жестоких телесных наказаний "в гражданском ведомстве, в армии и во флоте". Но на розги это не распространялось.

Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. 6 изд. М.1896 с.180-1. Пирогов Н.И. "Нужно ли сечь детей и сечь в присутствии детей?" (ст. апреля 1858). В 1855 - отмена наказания плетью женщин и больных преступников. В 1857 обсуждалась возможность отмены подобных наказаний для крестьян. Пришел черед вспомнить и о детях. Пирогов: "Для многих отцов, матерей и учителей высечь ребенка - все равно, что высморкаться". Но он же в: Циркуляры по управлению Киевским учебным округом 1860,12: "Отвергать, что и розгой можно действовать без вреда и даже удачно, значило бы отвергать факт". / Митрополит Филарет: "Вопрос о употреблении или неупотреблении телесного наказания в государстве стоит в стороне от христианства. Если государство может отказаться от сего рода наказаний, находя достаточным более кроткие роды оного: христианство одобрит сию кротость. Если государство найдет неизбежным в некоторых случаях употребить телесное наказание: христианство не осудит сей строгости, только бы наказание было справедливо и не чрезмерно".

Пирогов Ник. Ив. 1810-81 P>, т.1 К.1914. БАН 3в/14381. -

P> Розги. Употреблять это средство с крайней осторожностью и только там, где позорная вина требует быстрого, сильного и мгновенного сотрясения. Редко, но безотлагательно. Следуя непосредственно за проступком, очевидность которого не подлежит никакому сомнению (с.191). Воспитание ребенка есть очень сложный нравственно-физический эксперимент. Успех его зависит от такого множества условий, что нельзя с точностью определить результаты ни одной меры .. Отвергать, что и розгою можно действовать без вреда и даже удачно, значило бы отвергать факт (с.284).

P> Никто не будет отрицать, что в ряде случаев вынесения розги или исключения из заведения искусные воспитатели, согретые (с.293) любовью и вооруженные терпением, могли бы исправить виновных без розги и без исключения их из школы.

P> Но! - кто самоуверенный из нас, указав на себя, скажет, - я бы смог! Пусть предложат нам замены телесного наказания и исключения не только более нравственные, но и практические .. (с.294).

P> Умышленная порча вещей, равная воровству, воровство и лихоимство, употребление спиртных напитков, картеж, клевета и наушничество, закоренелая леность, нарушение общественного благочиния. Что все эти поступки и не в зрелом возрасте могут зависеть не от одного только легкомыслия, а иметь более глубокий корень и созреть до степени порока, в этом, я думаю, усомнятся не многие. Судить, исправимы ли они или нет, в каждом данном случае могут только сами воспитатели .. (с.296).

P> Возражают (мнение учителя полтавской гимназии Вакуловского). - Большая часть проступков детей имеет основание в резвости, забывчивости, опрометчивости, а не в испорченности. Передовая мера воспитания есть объяснение проступков и вреда от них происходящего в присутствии всего класса, не нападая на личность провинившегося.

P> Ответ. - Да. Но не все проступки таковы, и на одно указанное объяснение проступков в общественном воспитании нельзя положиться (с.314).

P> Возражение. - Все наказания должны быть в духе христианской любви.

P> Ответ. - Христианская любовь одна, без известных, более определенных правил, в воспитании, и особливо, в общественном воспитании, недостаточна и может быть даже понимаема различно.

P> Так учитель Богатиков (1-ая киевская гимназия) предлагает и розгой действовать в духе христианской любви,

P> тогда как г. Стаховский с позиции христианской любви вовсе отвергает телесное наказание (с.315).

--

Бровкович (арх. Никанор) А.Б. Наша светская и духовная печать о духовенстве. СПб 1884, с.9-10. В описываемое Помяловским время один из товарищей Никанора принял место педагога в училище, где Помяловский воспитывался. Вот его рассказ. - Вообрази, братец, в классе сидят 80 мальчугашек. Нужно им втолковать греческую мудрость. Я: "вы да вы". О лозе ни помину. И что ж ты думаешь? 2-3 учат, прочие же все до одного совсем кинули учебу. Ах, вы такие, сякие! Лоз! Да так вздул малую толику одного, другого. Э-э-э, гляжу, пошла песня совсем иная. Откуда и прилежание, откуда и дарования взялись. И отлично, братец ты мой, дело пошло. А то: "вы да вы", и пустяки выходят.

--

А.С. Макаренко т.4 М.1984 ("Некоторые выводы из моего педагогического опыта") .. Не подумайте, пожалуйста, что я вас призываю вместо ровного голоса к громовому стуку кулаками по столу, крику и т.д. - Это не может произвести полезного действия. [ZT. следующий за этим текст на с.244 т.4 М.1984 опущен] А то, что я ударил Задорова и это произвело полезное действие произошло потому, что Задоров был большой человек. Вы в "Поэме" не обратили на это внимание. Задоров был человек большой души, он сумел понять очень многое, а это бывает редко. Он и теперь такой. А если бы я нарвался не на него, а на такого, который бы мне сдачи дал, то было бы совершенно другое. Но именно потому, что это был Задоров, он мне пришел немедленно после удара на помощь, он понял, что я его ударил, но погибаю от этого. Так что в том случае это было полезно, а вообще это – преступление. Почему? Конечно, иногда ударить человека полезно, в особенности взрослого. Есть такие люди, что каждый из вас набил бы ему морду и считал бы себя правым. [Смех]. А все-таки никто такого права не имеет. И если бы предоставить право физического наказания, то, поверьте мне, самые худшие наши представители стали бы пользоваться этим правом больше всех. Так что о физическом наказании разговаривать нельзя. [ИРЛИ (ПД) РI, оп.17, № 408 пост. 1947 г., № 1 (ищи в http://zt1.narod.ru/doc/asm-16-10-38.doc)]

А.С. Макаренко т.7 М.1986 (18.10.1938) Интересный вопрос относительно Задорова. "Неужели вы думаете, что этот метод принес пользу?" - спрашивает меня автор записки. - Конечно, никогда я этого не думал. Это было полное отчаяние, бессилие. Если бы на месте Задорова был кто-нибудь другой, может быть, это привело бы к катастрофе, но Задоров был благородным человеком, он понял, до какого я дошел отчаяния, он нашел в себе силу протянуть руку и сказать: "Все будет хорошо". Разве этого не видно? Если бы я ударил того же Волохова, то мог быть им избит. Я был действующим лицом, а победителем Задоров, и только благодаря ему я мог сохранить авторитет, он поддержал меня. Вот в чем заключается успех, а не в том, что я ударил. Разве удар - метод? Это только отчаяние (с.195).

А.С. Макаренко писал Т.А. Миллер, 10 июля 1936 г., т.7 М.1986, с.7: не было бы такого, как "удар Задорову", не было бы и педпоэмы. ZT. В общении с интернатно живущими подростками очень важно то, что называется: "как ты себя поставишь". Это ("как ты себя поставишь") важно для вновь-входящего в интернат подростка. Это ("как ты себя поставишь") важно для вновь-входящего в интернат любого взрослого. Это ("как ты себя поставишь") важно для руководителя и вообще для персонала вновь создаваемого интернатного подростково-юношеского учреждения. Все пробуются подростками "на вшивость". Да, важен не момент удара Задорову, а важно всё, что было перед этим, = всё, что вело к этому. А что было перед этим и что вело к этому? Можно поставить вопрос и так: что по сути, что по смыслу, что по содержанию представлял собой процесс перед "рубиконом" удара Задорову? Ясно что: ребята проверяли А.С. Макаренко и вообще персонал "на вшивость". Тут решался вопрос: станет ли колония воровской малиной = пойдет ли колония по линии воровской малины, или колония станет подростковым трудовым колхозом. Да, в сущности ребята готовы были и ко второму пути, но почему бы не пойти и первым? И вот ребята своим вызывающе хамским поведением и стали прощупывать, проверять, испытывать А.С. Макаренко и вообще весь взрослый персонал вновь создаваемой колонии "на вшивость". Иисус Иосифович Христос и Лев Николаевич Толстой с их так сказать теоретической установкой на непротивление указанного бы испытания "на вшивость" конечно бы не выдержали, и в итоге возглавляемая (допустим) ими, то есть, Иисусиком Христосиком и Лёвиком Толстым, колония неизбежно пошла бы по пути бандитской малины. Антон же Семенович Макаренко принял вызов подопечных ему юношей, и своими решительными действиями, и своими решительными словами - дал им (своим подопечным) понять: я (Макаренко) готов пойти на нарушение любых педагогических инструкций; я (Макаренко) готов морды бить; я (Макаренко) готов погибнуть от вашей финки мне под ребро, но пока я жив - я (Макаренко) пути малины не допущу! Ребята были очарованы доблестью, смелостью, решительностью А.С. Макаренко и сказали ему: ладно, черт с Вами, не будет малины, а будет подростковый колхоз = будет детская ТРУДОВАЯ колония…

История педагогики - это совокупность хоров, поющих аллилуйю именам, попавшим в обойму. С десятилетиями в обойму что-то (имена) добавляется и, значит, возникают еще дополнительные хоры. Хотящий писать по истории педагогики и даже просто писать по педагогике выбирает: к какому бы из существующих аллилуйных хоров по преимуществу присоединиться? Выбор совершенно случаен, а потому у частно- по преимуществу- поющего - пиетет, однако, и к другим, попавшим в историческую обойму, именам, и отсюда-то - "куча мала" пресловутого "Развитие идей Макаренко" М.1989 и прочее, от А.С. Макаренко уводящее.

Два способа увода от А.С. Макаренко. Есть один очень распространенный внешний (внешний !) способ увода от собственно Макаренко. Осуществляется этот внешний (внешний !) способ увода от собственно Макаренко так. - Соединяют разнородное в “куча-мала”, и эту кучу-малу совершенно разнородного обзывают “Макаренко”. Но все десятилетия после смерти Макаренко в СССР и в соцстранах куда как больше был распространен не указанный внешний (внешний !), а другой, именно, внутренний (внутренний !) способ увода от Макаренко. Макаренко - это подростково-юношеский колхоз = подростково-юношеское производство реальной продукции. Для Макаренко это было настолько само собой разумеющееся, что он (Макаренко) об этом почти не писал. Почему же об этом сердцевидном, - а вернее, хребетообразующем, - Макаренко редко писал? - потому, что уж это-то структурное Макаренко считал само собой разумеющимся. И именно поэтому-то Макаренко много и подробно писал о других составляющих, например, он много писал о значении традиций, много написал о “методике параллельного (горизонтального) действия” (воздействия), он же (Макаренко) писал еще о 5-ти, о 10-ти, о 20-ти самых разных, - действительно реально значимых, - устроительных обстоятельствах, ну хотя бы об единстве педагогического коллектива, и т.д. Повторяю, об этих так сказать устроительных, - ! в пределах структуры школы-хозяйства !, - обстоятельствах Макаренко, в отличие от И.В. Ионина, писал много и подробно, и поэтому возникала возможность так сказать оторвать эти “устроительные подробности” от сердцевидного в самом Макаренко, - от идей школы-хозяйства. Вот этот внутренний (внутренний !), - самый, скажу я вам, пакостный, - прием увода от собственно Макаренко все десятилетия после смерти Макаренко применяли наши патентованные “макаренковеды”. Игнатий Вячеславович Ионин мало писал об устроительных обстоятельствах в пределах структуры школы-хозяйства, но он (Ионин) много или почти только писал об одном, а именно, о том, как в школе-хозяйстве вести хозяйство. Поэтому-то наши внутренние враги структуры по имени школа-хозяйства не обращались к текстам Ионина, а обращались только к текстам Макаренко. Ибо, повторяю, при помощи текстов Ионина от существенно макаренковского = от структуры школы-хозяйства читак не уведешь, а вот при помощи текстов самого-то Макаренко по разобранной выше причине как раз было очень легко увести читак от собственно Макаренко = от структуры школы-хозяйства. И все прошлые десятилетия все патентованные “макаренковеды” СССР и соцстран вредоносно это и делали. (На самом же деле они просто ничего не знали об Ионине и его “Красных зорях”).

--

А.С. Макаренко т.3 М.1984 "Педпоэма" ч.1 гл.4 с.27 .. - Только выгонять его не надо. Мало чего с кем не бывало. Набить морду хорошенько - это действительно следует. Все примолкли. Бурун медленно повел взглядом по рябому лицу Таранца. - Далеко тебе до моей морды. Чего ты стараешься? Все равно завколом не будешь. Антон набьет морду, если нужно, а тебе какое дело? Ветковский сорвался с места: - Как - "какое дело"? Хлопцы, наше это дело или не наше? - Наше! - закричали хлопцы. - Мы тебе сами морду набьем получше Антона! Кто-то уже бросился к Буруну. Братченко размахивал кулаками у самой физиономии Буруна и вопил: - Пороть тебя нужно, пороть! ..

Мережковский Дмитрий Сергеевич (1865-1941). Реформаторы. Лютер, Кальвин, Паскаль. Томск 1999 БАН 2000к/5400 .. Лютер родился 10-го ноября 1483 года, в маленьком городке Эйслебене, в глубине Тюрингских лесов. Ганс Лютер, отец Мартина, был сначала пахарем, а потом рудокопом на Мансфельдских местных рудниках, куда вынужден был переселиться, покинув родной городок из-за крайней бедности, и где приобрел многолетним трудом несколько плавильных печей и, сделавшись первым из четырех городских советников, вышел в люди. Низенького роста, жилистый и коренастый, с живыми и умными черными глазами, он был благороден, честен и прям, но беспощадно суров к себе и к другим, так же каменно тверд, как те первозданные скалы, из которых вырубал он медную руду железным молотком. На руку тяжел со всеми детьми (их было семеро), и, может быть, особенно с маленьким Мартином - любимым первенцем своим, потому что хотел воспитать как следует, думая, что воспитать значит наказывать. “Батюшка однажды избил меня так жестоко, что я долго потом его боялся н прятался от него, пока опять к нему не привык. Также и матушка высекла меня однажды розгами до крови за какой-то несчастный орех. Оба желали мне добра, но, не различая духов, не умели наказывать в меру”. “Главной причиной того, что я впоследствии бежал в монастырь и постригся, была непомерная строгость моих родителей”, - вспомнит Лютер, а все-таки будет им всю жизнь благодарен за “нежнейшую любовь и общение сладчайшее (caritas suavissima et dulcissiina conversatio) - [за] все, что я есть”. Но лицом н всею повадкою Лютер не в отца, а в мать, Маргариту, - судя по портрету Луки Кранаха, старую крестьянку, всю изможденную и высохшую от тяжелых работ. “Мои родители были сначала так бедны, что матушка носила дрова на плечах”. Часто брала она к себе на колени маленького Мартина, нежно гладила по голове тою самою морщинистой рукой, которою секла, и напевала ему на ухо жалобную песенку, тихую, как шелест ночного ветра в лесу, и грустную, как улыбка больного ребенка: / Mir und Dir ist Niemand huld, Das ist unser beider Schuld. / “Сколько раз певал я потом, в жизни моей, эту песенку матушки”, вспомнит Лютер в старости. (с.54-5).

ПП Макаренко, гл. Начало фанфарного марша .. Жорка начал в колонии плохо: он обнаружил непобедимую лень, несимпатичную болезненность, вздорность характера и скверную мелкую злобность. Он никогда не улыбался, мало говорил, и я даже посчитал, что “это не наш” - убежит. Его возрождение пришло без всякой торжественности и без педагогических усилий. В совете командиров вдруг оказалось, что для работы на копке погреба осталась только одна возможная комбинация: Галатенко и Жорка. Смеялись: / - Нарочно таких двух лодырей в кучу не свалишь. / Еще больше смеялись, когда кто-то предложил произвести интересный опыт: составить из них сводный отряд и посмотреть, что получится, сколько они накопают. В командиры выбрали все-таки Жорку: Галатенко был еще хуже. Позвали Жорку в совет, и я ему сказал: / - Волков, тут такое дело: назначили тебя командиром сводного по копке погреба и дали тебе Галатенко. Так вот мы боимся, что ты с ним не справишься. / Жорка подумал и пробурчал: / - Справлюсь. / На другой день оживленный дежурный колонист прибежал за мной. / - Пойдемте, страшно интересно, как Жорка Галатенко муштрует! Только осторожно, а то услышат, ничего не выйдет. / За кустами мы прокрались к месту действия. На площадке среди остатков бывшего сада намечен прямоугольник будущего погреба. На одном его конце участок Галатенко, на другом - Жорки. Это сразу бросается в глаза и по расположению сил, и по явным различиям в производительности: у Жорки вскопано уже несколько квадратных сажен, у Галатенко - узкая полоска. Но Галатенко не сидит: он неуклюже тыкает толстой ногой в непослушную лопату, копает и часто с усилием поворачивает тяжелую голову к Жорке. Если Жорка не смотрит, Галатенко останавливает работу, но стоит ногой на лопате, готовый при первой тревоге вонзить ее в землю. Видимо, все эти хитрости уже приелись Волкову. Он говорит Галатенко: / - Ты думаешь, я буду стоять у тебя над душой и просить? Мне, видишь, некогда с тобой возиться. / - А чего ты так стараешься? - бубнит Галатенко. / Жорка не отвечает Галатенко и подходит к нему: / - Я с тобой не хочу разговаривать, понимаешь? А если ты не выкопаешь от сих пор и до сих пор, я твой обед вылью в помои. / - Так тебе и дадут вылить! А что тебе Антон запоет? / - Пусть что хочет поет, а я вылью, так и знай. / Галатенко пристально смотрит в глаза Жорки и понимает, что Жорка выльет. Галатенко бурчит: / - Я ж работаю, чего ты пристал? / Его лопата быстрее начинает шевелиться в земле, дежурный сдавливает мой локоть. / - Отметь в рапорте, - шепчу я дежурному. / Вечером дежурный закончил рапорт: / - Прошу обратить внимание на хорошую работу третьего “П” сводного отряда под командой Волкова первого. / Карабанов заключил голову Волкова в клещи своей десницы и заржал: / - Ого! Цэ не всякому командиру така честь. / Жорка гордо улыбнулся. Галатенко от дверей кабинета тоже подарил нам улыбку и прохрипел: / - Да, поработали сегодня, до черта поработали! / И с тех пор у Жорки лень как рукой сняло, пошел человек на всех парах к совершенству, и через два месяца совет командиров перебросил его во вторую колонию со специальной целью подтянуть ленивый седьмой отряд ..

“Педпоэма” ч.3 гл.3. А.С. Макаренко, т.3 М.1984 с.324-6.

- Это что такое? Кто его разукрасил?

Но Мишка солидно улыбнулся и усомнился в правильной постановке вопроса:

- С какой стати вы меня спрашиваете, Антон Семенович? Не моя это морда, а этого самого Ховраха. А я свое дело делаю, про свое дело могут вам дать подробный доклад, как нашему заведующему. Волохов сказал: стой у дверей, и никаких хождений на кухню! Я стал и стою. Или я за ним гонялся, или я ходил к нему в спальню, или приставал к нему? Пускай сам Ховрах и скажет: они лазят здесь без дела, может, он на что-нибудь напоролся сдуру?

Ховрах вдруг захныкал, замотал на Мишку головой и высказал свою точку зрения:

- Хорошо! Голодом морить будете, хорошо, ты имеешь право бить по морде? Ты меня не знаешь? Хорошо, ты меня узнаешь!..

В то время еще не были разработаны положения об агрессоре, и я принужден был задуматься. Подобные неясные случаи встречались и в истории и разрешались всегда с большим трудом.

Я вспомнил слова Наполеона после убийства принца Ангиенского: "Это могло быть преступлением, но это не было ошибкой". [ Подробней найдется в http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm, когда оно появится скорее всего в конце ноября 2006 г. = ПП-2003 (издание С.С. Невской) стр. 469-70 ].

“Педагогическая поэма”, из гл. Пять дней [воспитанник Дорошко] .. Я не для себя крал. Мне еще утром сказал... тот... / - Ховрах? / Молчание. / - Ховрах? / Дорошко уткнулся лицом в подушку и заплакал. Сквозь рыдания я еле разбирал его слова: / - Он... узнает... Я думал... последний раз... я думал... / Я подождал, пока он успокоится, и еще раз спросил: / - Значит, ты не знаешь, кто тебя бил? / Он вдруг сел на постель, взялся за голову и закачался слева направо в глубоком горе. / Потом, не отрывая рук от головы, с полными еще слез глазами улыбнулся: / - Нет, как же можно? Это не горьковцы. Они не так били бы... / - А как? / - Я не знаю как, а только они без одеяла... Они не могут с одеялом... / - Почему ты плачешь? Тебе больно? / - Нет, мне не больно, а только... я думал, последний раз... И вы не узнаете... / - Это ничего, - сказал я. - Поправляйся, все забудем... / - Угу... Пожалуйста, Антон Семенович, вы забудьте... / Он наконец успокоился. / Я начал собственное следствие. / Горович и Киргизов разводили руками и начинали сердиться. Иван Денисович пытался даже сделать надутое лицо и ежил брови, но на его физиономии давно уложены такие мощные пласты добродушия, что эти гримасы только рассмешили меня: / - Чего вы, Иван Денисович, надуваетесь? / - Как - чего надуваюсь? Они тут друг друга порежут, а я должен знать! Побили этого Дорошко, ну и что же, какие-то старые счеты… / - Я сомневаюсь, старые ли? / - Ну, а как же? / - Счеты здесь, вероятно, все же новые. А вот: уверены ли вы, что это не горьковцы? / - Та что вы, бог с вами! - изумился Иван Денисович. - На чертей это нашим нужно? / Волохов смотрел на меня зверски: / - Кто? Наши? Такую козявку? Бить? Да кто же из наших такое сделает? Если, скажем, Ховраха, или Чурила, или Короткова, - ого, я хоть сейчас, только разрешите! А что он ботинки спер? Так они каждую ночь крадут. Да и сколько тех ботинок осталось? Все равно, пока колония приедет, тут ничего не останется. Черт с ними, пускай крадут. Мы на это и внимания не обращаем. Работать не хотят - это другое дело… (Пед. соч., т. 3, М.1984 с. 347-8).

[МАКАРЕНКО - ГОРЬКОМУ [Харьков], 18.04.1928 г. .. Разве трудно меня есть? Когда организуется жизнь 400 ребят, да еще правонарушителей, да еще в условиях нищеты, так трудно быть просто должностным лицом, в таком случае необходимо стать живым человеком, следовательно, нужно и рисковать и ошибаться. Где в работе есть увлечение и пафос, там всегда возможны отклонения от идеально мыслимых движений ..]

Я осторожно повел среднюю линию:

- Какое же ты имел право бить его?

Продолжая улыбаться, Миша протянул мне финку:

- Видите: это финка. Где я ее взял? Я, может, украл ее у Ховраха? Здесь разговоры были большие. Волохов сказал: на кухню - никого! Я с этого места не сходил, а он с финкой пришел и говорит: пусти! Я, конечно, не пускаю, Антон Семенович, а он обратно: пусти и лезет. Ну, я его толкнул. Полегоньку так, вежливо толкнул, а он, дурак такой, размахивает и размахивает финкой. Он не может того сообразить, какой есть порядок. Все равно, как остолоп...

- Все-таки ты его избил, вот... до крови... Твои кулаки?

Миша посмотрел на свои кулаки и смутился:

- Кулаки, конечно, мои, куда я их дену? Только я с места не сходил. Как сказал Волохов, так я и стоял на месте. А он, конечно, размахивал тут, как остолоп...

- А ты не размахивал?

- А кто мне может запретить размахивать? Если я стою на посту, могу я как-нибудь ногу переставить, или, скажем, мне рука не нужна на этой стороне, могу я на другую сторону как-нибудь повернуть? А он наперся, кто ему виноват? Ты, Ховрах, должен разбираться, где ты ходишь! Скажем, идет поезд... Видишь ты, что поезд идет, стань в сторонку и смотри. А если ты будешь на пути с финкой своей, так, конечно, поезду некогда сворачивать, от тебя останется лужа, и все. Или, если машина работает, ты должен осторожно походить, ты же не маленький!

Миша все это пояснял Ховраху голосом добрым, даже немного разнеженным, убедительно и толково жестикулируя правой рукой, показывая, как может идти поезд и где в это время должен стоять Ховрах. Ховрах слушал его молчаливо-пристально, кровь на его щеках начинала уже присыхать под майскими лучами солнца. Группа рабфаковцев серьезно слушала речи Миши Овчаренко, отдавая должное Мишиной трудной позиции и скромной мудрости его положений.

За время нашего разговора прибавилось куряжан. По их лицам я видел, как они очарованы строгими силлогизмами Миши, которые в их глазах тем более были уместны, что принадлежали победителю. Я с удовольствием заметил, что умею кое-что прочитать на лицах моих новых воспитанников. Меня в особенности заинтересовали еле уловимые знаки злорадства, которые, как знаки истертой телеграммы, начинали мелькать в слоях грязи и размазанных борщей. Только на мордочке Вани Зайченко, стоявшего впереди своей компании, злая радость была написана открыто большими, яркими буквами, как на праздничном лозунге. Ваня заложил руки за пояс штанишек, расставил босые ноги и с острым, смеющимся вниманием рассматривал лицо Ховраха. Вдруг он затоптался на месте и даже не сказал, а пропел, откидывая назад мальчишескую стройную талию:

- Ховрах! Выходит, тебе не нравится, когда дают по морде? Не нравится, правда?

- Молчи ты, козявка, - хмуро, без выражения сказал Ховрах.

- Ха!.. Не нравится! - Ваня показал на Ховраха пальцем. - Набили морду, и все!

Ховрах бросился к Зайченко, но Карабанов успел положить руку на его плечо, и плечо Ховраха осело далеко книзу, перекашивая всю его городскую, в пиджаке, фигуру. Ваня, впрочем, не испугался. Он только ближе подвинулся к Мише Овчаренко. Ховрах оглянулся на Семена, перекосил рот, вырвался. Семен добродушно улыбнулся. Неприятные светлые глаза Ховраха заходили по кругу и снова натолкнулись на прежний, внимательный и веселый глаз Вани. Очевидно, Ховрах запутался: неудача, и одиночество, и только что засохшая на щеке кровь, и только что произнесенные сентенции Миши, и улыбка Карабанова требовали некоторого времени на анализ, и поэтому тем труднее было для него оторваться от ненавистного ничтожества Вани и потушить свой, такой привычно непобедимый, такой уничтожающий наглый упор. Но Ваня встретил этот упор всесильной миной сарказма:

- Какой ты ужасно страшный!.. Я сегодня спать не буду!.. Перепугался и все! И все!

И горьковцы и куряжане громко засмеялись. Ховрах зашипел:

- Сволочь! - и приготовился к какому-то, особенного пошиба, блатному прыжку.

Я сказал:

- Ховрах!

- Ну, что? - спросил он через плечо.

- Подойди ко мне!

Он не спешил выполнить мое приказание, рассматривая мои сапоги и по обыкновению роясь в карманах. К железному холодку моей воли я прибавил немного углерода:

- Подойди ближе, тебе говорю!

Вокруг нас все затихли, и только Петька Маликов испуганно шепнул: - Ого!

Ховрах двинулся ко мне, надувая губы и стараясь смутить меня пристальным взглядом. В двух шагах он остановился и зашатал ногою, как вчера.

- Стань смирно!

- Как это смирно еще? - пробурчал Ховрах, однако вытянулся и руки вытащил из карманов, но правую кокетливо положил на бедро, расставив впереди пальцы.

Карабанов снял эту руку с бедра:

- Детка, если сказано "смирно", так гопака танцевать не будешь. Голову выше!

Ховрах сдвинул брови, но я видел, что он уже готов. Я сказал:

- Ты теперь горьковец. Ты должен уважать товарищей. Насильничать над младшими ты больше не будешь, правда?

Ховрах деловито захлопал веками и улыбнулся каким-то миниатюрным хвостиком нижней губы. В моем вопросе было больше угрозы, чем нежности, и я видел, что Ховрах на этом обстоятельстве уже поставил аккуратное нотабене.

Он коротко ответил:

- Можно.

- Не можно, а есть, черт возьми! - зазвенел мажорный тенор Белухина.

Матвей без церемонии за плечи повернул Ховраха, хлопнул с двух сторон по его опущенным рукам, точно и ловко вскинул руку в салюте и отчеканил:

- Есть не насильничать над младшими! Повтори!

Ховрах растянул рот:

- Да чего вы, хлопцы, на меня взъелись? Что я такое изделал? Ничего такого не изделал. Это он меня в рыло двинул - факт! Так я ж ничего...

Куряжане, захваченные до краев всем происходящим, придвинулись ближе. Карабанов обнял Ховраха за плечи и произнес горячо:

- Друг! Дорогой мой, ты же умный человек! Мишка стоит на посту, он защищает не свои интересы, а общие. Вот пойдем на дубки, я тебе растолкую...

Окруженные венчиком любителей этическим проблем, они удаляются на дубки.

Волохов дал приказ выдавать обед. Давно торчащая за спиной Мишки усатая голова повара в белом колпаке дружески закивала Волохову и скрылась ..

ПП-2003 из гл. “Все хорошо” .. - Слушай, Ховрах, - сказал я ему, - так разговаривать со мной, как ты сейчас, значит хулиганить. Имей в виду, что и я могу потерять терпение. / - Ну что ж, потеряйте, - задвигал Ховрах рыжими бровями, - бить что ли будете? Так права такого нет. Если меня, скажем, кто ударит, так и я могу… / - Почему твой отряд не вышел на работу? / - А черт его знает, мне какое дело! Я и сам не вышел… Ги, Ги. / - Почему? / - 487 - Не хочется, га-га-га!.. / Ховрах стоял рядом со мной, снова пошатывал ногой и, щурясь, присматривался к соборному кресту, вокруг которого кружились грачи. / - Придумали такое: стенку ломать. Дурак я, что ли, пойду кирпичи ворочать. / Он прищурился на соборный крест: / - А у нас тут, на Подворках, тоже есть бабенки забористые… га-га… если желаете, могу познакомить… / Мой гнев еще со вчерашнего дня был придавлен мертвой хваткой сильнейших тормозов. Поэтому внутри меня что-то нарастало круто и настойчиво, но на поверхности моей души я слышал только приглушенный скрип, да нагревались клапаны сердца. В голове кто-то скомандовал “смирно”, и чувства, мысли и даже мыслишки поспешили выпрямить пошатнувшиеся ряды. Тот же “кто-то” сурово приказал: / “Отставить Ховраха! .." (с.486-7). / Из гл. Идиллия .. Никакой силы сейчас применять нельзя. Вас теперь шестеро. Если сможете повернуть на нашу сторону хоть два-три отряда, будет прекрасно. Только старайтесь перетягивать не одиночками, а отрядами .. / Из гл. Пять дней .. В передовом сводном все изнывают от злости, от ненависти к Короткову, от несомненной уверенности, что Коротков в Куряже главный наш враг. / Я потом уже узнал, что Волохов, Горьковский и Жорка Волков пытались покончить дело при помощи маленькой конференции. Ночью они вызвали Короткова на свидание на берегу пруда, вызвали старым романтическим способом - запиской. Коротков пришел не один. С ним были Чурило и Ховрах. Волохов предложил Короткову со всем великолепием международной вежливости: / - Вам здесь не светит. Убирайтесь из колонии к чертовой матери и все. На том и помиримся. / Но Коротков кокетливо передернул плечами, изнемог в гибкой талии и проворковал: / - Напрасно записку писали, товарищи комсомольцы. Нам убираться нет смысла. / Волохов сказал, как и все дипломаты говорят, когда призывают к мирному окончанию конфликта: / - А я говорю, убирайтесь, хуже будет. / Коротков и на это улыбнулся. / - Ну что ж! Такая значит наша судьба несчастная. / Тогда Волохов повернул дипломатично другим концом и сказал: / - Сволочь, я тебе сейчас вязи сверну. / И снова Коротков кокетливо передернул плечом. / - Сверни. / На том конференция и кончилась. Хлопцы возвратились в пионерскую комнату бледные от ненависти (с.517).

К вопросу о физических наказаниях.

А.С. Макаренко в "Опыте методики…", т.1 М.1983 .. Нет никаких непогрешимых средств, и нет средств обязательно порочных (с.179). ZT. Это, конечно, относится и к розгам.

КОММУНА ИМ. Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО (1932). [ZT. Найденная Г. Хиллигом ст. в журнале "Коммунiстична освiта", 1932,10 (на укр.яз.)], А.С. Макаренко т.1 М.1983 .. Вопрос поведения решается главным образом в ходе междуотрядного соцсоревнования. Оно проводится очень давно. Каждая провинность учитывается, и на конец месяца определяются первый и отстающий отряды. Передовой отряд владеет коммунарским знаменем. Но, не считая достаточными чисто общественной формы воздействия, к коммунарам допускаются и чисто внешние меры, когда нужно восстановить реальные интересы коллектива .. (с.148).

ZT. Наказаний нет, но есть торможение и есть воевание. Наказание - это актное, а реально имеет большее (да, повально большее) распространение не реакция на к/л сбои чи оплошности мальца чи девчушки, а реакция на общую пакостность того или иного индивидика. 1) Резко ополчаются на развиваемое к/л индивидиком как бы выделенное направление пакостности чи вредоносности. 2) Бьют по пакостному характеру. То есть тут совсем (и вовсе) не то, что следует именовать категорией (понятием) "наказание". И если к/л в-сухомлинский, к/л януш-корчак чи вообще какие-либо с-соловейчиковские маниловы всех времен и народов начнут развивать к/н такое-растакое учения о "воспитании без наказаний", то мы, макаренки всех времен и народов, этим рутинерам ответим. - Да бог с ними, с наказаниями. То бишь, бог с ними, с актными реагированиями на к/л сбои чи оплошности (с хорошими мальцами и девчушками ничего кошмарного от правильно проводимых наказаний не случается). Но как же быть с _торможением_ явной пакостной тенденции в поведении? Как же быть с _торможением_ явно развиваемой к/л ребятенком _линии вредоности_? Должны мы тормозить развиваемое к/л индивидиком как бы выделенное направление (линию) пакостности чи вредоносности? - Конечно должны! Должны ли мы, например, воевать против усвоенной к/л ндивидиком манеры систематически пакостить учреждению и сотоварищам, систематически обворовывать учреждение и сотоварищей, систематически террорзировать сотоварищей, систематически хамить персоналу учреждения? Должны мы, макаренки, бить и бить по такому характеру, пока не изменится? - Конечно должны! "Хочешь с нами и у нас жить - изволь перестать быть пакостником!". А всех инако проповедующих кокетствующих в-сухомлинских, я-корчаков и прочих таких же дурней - с-соловейчиков мы, макаренки всех времен и народов, куда, скажите, пошлем? : к чертям собачьим. Тема добровольности должна касаться не соблюдения чи несоблюдения актного чи узкоаспектного (не выполнения чи невыполнения ч/л актного чи узкоаспектного), но тема добровольности должна касаться лишь добровольного принятия чи непринятия (тогда уходи!) всего устава учреждения в целом. С нами комплексно жить - по нам комплексно выть, а иначе - уходи!

[ .. Из какой-то кн. о партизанском в 1941-45 .. Вступление в партизанский отряд было, безусловно, добровольным. Но, изъявив желание стать народным бойцом-партизаном, каждый патриот обязан был соблюдать строжайшую военную дисциплину и порядок. Как правило, бойцы принимали присягу и подписывали ее текст .. ].

Ух-макаренковед Лялин Натан Александрович [1902 - умер 18 июля 1992].
Из его архива.
Лялин реагирует на ст. Гусева Б. "Миллион проблем", "Известия" 18.05.1961. Авторизированно мною, ZT.
Гусев коснулся положений, которые являются аксиомами и незыблемым. Как можно не протестовать против утверждения Гусева, что в одном случае из миллиона возможно следует ударить за непослушание. Как далеко и чуждо это заявление! Давно уже утвердилось и в нашей морали, и в нашем праве, и в нашей педагогике, что ни в каком, даже в одном из миллиона, случае недопустимо прибегать к физические наказаниям. Это решено марксистской педагогикой давно и окончательно. Какие, скажите на милость, есть основания, чтобы пересматривать Советскую педагогическую позицию в этом вопросе? Разве не ясно, что битье не является выражением разумной требовательности и разумного принуждения?
Слабаки, конечно, где-то в тайниках своей души лелеют еще веру в спасительность физические наказаний и связывают (как со спасительной палочкой-выручалочкой) именно с этим свои надежды на избавление от трудностей, созданных на деле собственным неумением работать с детьми. Битие - фетиш слабого воспитателя! Битие - выражение беспомощности отчаявшегося от своей низкой квалификации педагога, выражение плохого состояния его нервов, выражение, наконец, его, порой, злобной ожесточенности на детей.
Гусев. - "Когда в воспитании необходимо прибегнуть к методу принуждения (а этот метод не исключается), родители, как правило, обладают большей силой воздействия".
Что означает такая логика? - Битие, взбучку, только не своими, а руками родителей.
Битье не ведет к воспитанию необходимого нам типа личности.

Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

ZT. Маньяки 1920-х, клеймящие любые факты исключений из школы + проповедующие полное запрещение в школах хоть тени наказаний; ибо (де): "Наказание воспитывает раба". Чужую беду они в своих московских кабинетиках руками разведут. Наиболее концентрировано позиция указанных маньяков (Н.К. Крупской, В.Н. Шульгина, С.М. Ривеса и т.д.) представлена в книге: Ривес С.М. О мерах педагогического воздействия .. М.1930 РНБ 78/362/7. А.С. Макаренко правильно атаковывал этих (указанных) маньяков […]

[ http://zt1.narod.ru/doc/Rives-i-Shulyman.doc Ривес Соломон Маркович 1892-1953, Шульман Наум Моисеевич 1884- . ]

ZT. Физические наказания - всегда достаточно широко распространенная социальная, бытовая, педагогическая реальность, характерная для всех веков и для всех слоев населения. Истинный социолог никогда не будет воспринимать некую серьезную реальность только чисто эмоционально. Ник. Ив. Пирогов (1810-81) будучи еще в педагогике человеком для педагогики внешним, частным, эмоционально в высшей степени отрицательно относился к розге. Но когда после опубликования им в "Морском сборнике" шумной ст. "Вопросы жизни" его уговорили возглавить Киевский учебный округ, то тогда Пирогов столкнулся с проблемой розг в гимназиях как с социологической реальностью, и понял, что абсолютное неприятие розги в гимназиях - это "гладко только на с-соловейчиковских бумагах, забывающих про овраги, но реально-то - по ним ходить", и он (Пирогов) с оговорками, но совершенно официально разрешил в экстремальных случаях применять в гимназиях Киевского учебного округа розгу .. Вообще этот вопрос подробно и как бы даже исчерпывающе рассмотрен в : http://zt1.narod.ru/ostapch.htm - Письмо А.С. Макаренко в редакцию харьковской газеты "Коммунист", 1928 г., (там не было опубликовано) в защиту Ал-дра Ив Остапченко ("Народн обр" 1963,2). С одной стороны Макаренко там пишет: "Какое-либо официальное разрешение бить детей привело бы нашу работу в состояние ужасного хаоса, вконец исковеркало бы наше социальное воспитание и положило бы непроходимую пропасть между нами и детством". Но с другой стороны в этом же письме А.С.М. (ниже) мы встречаем и такие строки: "До сих пор внимание общества обращалось к нам только тогда, когда один из нас, доведенный до отчаяния от каторжного напряжения, сваливался со своего педагогического каната и по человечеству своему закатывал пощечину какому-нибудь малолетнему хулигану .. ИНОГДА ЭТО РЕЗУЛЬТАТЫ СОВЕРШЕННО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ОБСТАНОВКИ, КОГДА ПОЩЕЧИНА БЛИЗКО СТОЯЩЕМУ К СЛУЧАЮ ЛИЦУ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ПРОСТО ПОЛЕЗНОЙ И НЕОБХОДИМОЙ. В одной из колоний подросток избил до синяков воспитательницу, а через день кухарку. Его упрятали в тюрьму. КАКАЯ-ЛИБО АВТОРИТЕТНАЯ ПОЩЕЧИНА МОГЛА БЫ ОСТАНОВИТЬ ЭТОГО ХУЛИГАНА. По самой "идеалистической этике" этот случай не так легко разрешается, ибо что особенно идиллического заключается в тюрьме? [ ZT. У Макаренко и прочих (в частности, у Елены Сергеевны Левицкой 1868-1915) об уважении 1) к домработнице в семье, 2) к техническому персоналу в учреждении. А.С. Макаренко т.5 М.1985 .. Мы знаем случай, когда мать ударила ребенка первый и последний раз в жизни за то, что он замахнулся, чтобы ударить домработницу .. (с.302) ]. Заведующему в безвыходных иногда условиях работы, в момент, когда нужно немедленно действовать, бывает очень трудно найти точную линию с точки зрения ЭТИКИ и ПРАВА, и он выбирает ту, которая представляется ему целесообразной настолько, что совпадает с необходимостью ..".

Воспитание гражданина в педагогике А.С. Макаренко: В 2 ч. / Автор С.С. Невская. - М.: 2006. - 976 с. .. В дневнике он [Макаренко] записал сценку .. “Идем строем по Одессе. Вдруг через ряды оркестра проталкивается Левшаков и ведет под руку Козыря. В руках Козыря кларнет. Левшаков взволнован и громко говорит:

- Идем, идем.

Козырь смущенно упирается.

- Чего я пойду?

Они обходят знаменную бригаду и теряются на тротуаре в публике. Случай некрасивый.

Через минуту возвращается Козырь, а за ним и Левшаков. Мы с Дидоренко спрашиваем:

- Что это за номер?

- Играет неправильно. Я ему говорю, так нет, он (мол) играет правильно. Идем, говорю, проверим.

- Все-таки в строю делать такие вещи...

- Я его мог ударить, а не только такие вещи.

- Все-таки нужно иметь уважение к строю.

- Уважайте, если Вы можете в таких случаях, а я не могу.

В этом эпизоде нужно обратить внимание на следующие элементы:

1) Оба уверены в своей “правильности”. Как разрешить конфликт?

2) Рефлекс дисциплины у Левшакова ведет к нарушению дисциплины им самим.

3) Может быть для установления дисциплины в оркестре метод Левшакова даже прекрасен” (с.134) (РГАЛИ, ф. 332, оп. 5, ед. хр. 29). ZT. Убогим = трусливым башкам н-к-крупской и ей подобным (ну всякие там в-а-сухомлинские и т.д.) такая диалектика _не доступна_...

Фрагмент с http://ztnen.livejournal.com/552.html.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

- Н.К. Крупская в её истериках по поводу очерка Н. Остроменцкой ( ищи в http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm ) - это фанатичка и средневеково-номиналистической и средневеково-реалистической СТЕРИЛЬНОСТИ. Повторяю: СТЕРИЛЬНОСТИ. Но СТЕРИЛЬНЫМ бывает только конструируемое и рисуемое и писанное за письменным столом, а не реально строемое = не реально устраиваемое в самой реальной плоти жизни, где не только есть гладко рисуемое на бумаге, но есть и овраги. Всякое педагогическое не должно было по Крупской содержать, скажем, такое как наказание: даже, де, тени такого не должно было быть. Да, всякое педагогическое должно было по Крупской быть абсолютно СТЕРИЛЬНЫМ от любого, что означается словами, которые “ушку девическому в завиточках-волосках” (Маяковский) будут неприятны. На самом же деле оценка чего бы то ни было без практико- бытово- реалистического подхода - это суть самая поганая и самая вредоносная в мире тупость. Не может быть хорошим неукоснительное (!) предписание, не входящее ни в какие конкретно- бытово- житейские обстоятельства. Триггер в башке. Диамат учил об опасности т.н. абсолютных истин и об опасности же, - при разных суждениях, решениях, предписаниях, оценках, выводах и т.д., - об опасности, говорю, _невхождения в обстоятельства_. ВЕЛИКАЯ ШТУКА - ВХОЖДЕНИЕ В ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. Но не такое верещал в своей ахинейской Нагорной проповеди Иисус Иосифович Христос: Матф 5:37 .. Да будет слово ваше: "да, да", "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого, и вот Н.К. Крупская в указанной выше её мании АБСОЛЮТНОЙ СТЕРИЛЬНОСТИ - была ух какой истинной хрЮстианкой.

Но! - Среди людей есть тьма дураков, так что - официально разреши применение такого средства как, скажем, молитва, и тьма этих самых людей-дураков вдрызг разобьют свои толоконные лбы. И точно также и среди педагогов тоже есть тьма дураков, так что - официально разреши применение такого, - вообще говоря вполне уважаемого, - педагогического средства как, скажем, розги или вообще физическое воздействие, и тьма этих самых педагогов-дураков дойдет в применении этих, - вообще говоря вполне уважаемых, - педагогических средств до неуместной глупости, до несоразмерной пошлости, до бессмысленного садизма.

А.С. Макаренко вообще считал, что наказание, как и Восток, дело тонкое, и поэтому вообще не каждому может быть дано право наказывать. Но если человек умеет правильно наказывать - то это находка, и тогда уж нужно ему дать полное право самому решать, к чему прибегнуть: к строгому лишь взгляду, к обсуждению проступка на общем собрании ребят или к розге.

Со времени полного запрещения физических наказаний в школах эти самые школы выпустили и продолжают выпускать в свет огромное количество созревших именно в школе насильников, садистов и выдающихся пакостников. А ведь интуиция и многовековой жизненный опыт подсказывают: пару - другую раз примененная розга в 85 %-ах особых коллизий вполне могла бы остановить (притормозить) созревание индивидиков в указанном (опаснейшим для общества!) направлении…

Губернатор Петербурга В.И. Матвиенко ратовала: запретить исключать учеников из школ. Но : или запрети розги, но тогда разреши исключения, или запрети исключения, но тогда разреши розги.


Владимир Осипович Михневич (1841-99). Язвы Петербурга [первое издание отдельной кн. 1886 г.]. Опыт историко-статистического исследования нравственности столичного населения. - СПб.: ООО "Издательство "Лимбус Пресс", 2003. - 784 с. Подготовка текста, предисловие и комментарии - Анджей Иконников-Галицкий. По подсказке питерского эрудита Мих. Мих. Фокина.

(Со стр. 481) - Ежели учеников не бить, так какая же это будет "наука"? С ними сладу не будет... Теперича он не слушается, дурно делает, материал портит, балуется, - что ж, так ему за все про все спускать? После этого держать их невозможно! - тоном искреннейшего убеждения оправдывался на суде один, обвиненный в жестокости с учениками, хозяин-мастер, и, без сомнения, выражал здесь господствующий взгляд среди своей братии.

ZT. По сути этот хозяин-мастер безусловно прав. В реально-учрежденческой педагогике помимо проблем воспитания (чи перевоспитания, чи прав ребенка и т.д.) существуют и проблемы защиты и выживания учреждения. Вредных подопечных надо перевоспитать, но это процесс будущего, а по-первости от скверных склонностей и качеств некоторых ужасного рода подопечных приходится вначале защищаться = обороняться, бо: если пойдет ко дну само учреждение, то конечно не будет ни воспитания, ни перевоспитания… Антон Семенович Макаренко очень серьезно применял термины = понятия "тормоз" и "торможение". Если к/л вагонетка на железнодорожной станции сорвалась с цепи, то ее необходимо срочно _затормозить_, иначе она натворит бед. Но ведь точно так же сплошь и рядом необходимы торможения для сплошь же и рядом бываемых поведений-продвижений иных воспитанников в совершенно невозможном и в совершенно неприемлемом ни для учреждения, ни для вообще кого угодно, включая и самого воспитанника в аспекте его будущего, направлении, и тут, как откровенно, но совершенно справедливо говорил А.С. Макаренко, без тех или иных действий _торможения_ - ну никак невозможно обойтись. Ибо верно говорится: "Из 1) неизбывной и железной прагматической необходимости, 2) да и из конструктивно понимаемой жалости тоже - я (Антон Семенович Макаренко) обязан и должен когда надо быть суровым, обязан и должен когда надо применять торможения". Все остальное будет с-соловейчиковским быстрым продвижением к полной гибели учреждения.

В.О. Михневич там же, со стр.254 .. Выяснение той фальши, которая вытекает из непримиримого противоречия между практикой жизни и ее (жизни) теорией, искусственно ей (реальной жизни) навязанной .. Это так в принципе и должно быть, чтобы теория шла впереди жизни и освещала ей путь. Но к сожалению часто и исторически даже сплошь и рядом поучающую жизнь теорию как-то уж слишком заносит вперед (ZT. или вбок, или во сверхвредоноснейшею пошлятину с-соловечиковщины, или в заумь…) .. Со стр.253 .. Как ни изворачивайтесь в диалектических и юриспрудентских тонкостях, а на основании здравого смысла необходимо признать, ввиду целого ряда оправданий явных убийц, что логика современной жизни вовсе не исключает de facto убийства как неизбежного, а следовательно, - естественного и законосообразного исхода из известных положений и отношений. Оказывается притом, что эта грубая логика так еще сильна и так убедительна, что перед нею вынуждены пасовать и закон, и общественная совесть .. Со стр.254 .. Нет спора, прекрасно, что закон безусловно высказывается против убийства; но горько то, что у жизни есть случаи, где она (реальная жизнь) не хочет признавать этого требования и, неотразимой силой собственной логики отвергая применимость теории, заставляет закон молчать, заставляет признавать, говоря философским термином, мыслимость убийства в сфере человеческих отношений. Исходя из этого положения, мы .. (ZT. продолжает Вл.Ос. Михневич) .. мы остановимся прежде всего на таких случаях “честных убийств”, где оно особенно ярко выражается, где логика жизненных условий приводит к неотразимому убеждению в неизбежности кровавого дела и, следовательно, к его оправданию ..

ZT. Тем более всё это можно сказать и о всякого рода наказаниях подростков в воспитательных учреждениях, не исключая, конечно, и _крайностями вынужденных_ рукоприкладств и/или сечений розгами .. Ибо у пресловутых ригористов типа Н.К. Крупской и прочих тов. Зой всё, конечно, очень гладко выходит на бумаге их безбрежных, и приторных, и водянистых, = с-соловейчиковских борзописаний .. Но эти манилующие с-соловейчики (имя им - легион) забывают про т.ск. овраги реалий педагогической жизни, а по ним _реальным педагогам_ ходить...

Н.К. Крупская интуитивно предчувствовала будущий приход к власти своего мужа и .. пред-приготовляла себя к тому, чтобы после прихода мужа к власти ей (Крупской) заняться в переустройстве общества педагогической сферой. И вот до 1917 года Крупская лет примерно 10 усиленно читала тьму текстов по истории педагогики и психологии, копила в этом эрудицию, думая что эта вот эрудиция вооружит ее (Крупскую) для будущей глобально-педагогической деятельности. Но ей (Крупской) это пошло только во вред: она с головы до пят лишь обросла - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками. И точно также в педагогических вузах во вред студентам идет изучение истории педагогики и психологии: они (студенты) лишь обрастают - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками.

Если к/н Гр. Ващенко центральным в оценке делает не технологическую плодотворность в воспитательных достижениях, а занюханное - перезанюханное (в веках) “авторитарное / неавторитарное”, то такого пресловутого суперукраинца - на помойку забвения! Влюбляются в позицию и самонадевают на самих себя "должность": "я гуманист", "я антиавторитарщик", и т.д. Тут уж не до широкой индукции и не до широкой работы вроде А.С. Макаренко, а только до узенькой лишь полоски воевания против разужасных авторитарщиков и т.п. Причем, если с апломбом утверждено представление о врагах народа, то, по Сталину, нельзя допустить, чтобы эта "клетка представления" декларировалась только, а надо эту "клетку представления" заполнить "реальным мясом": лицами, телами, хотя бы и случайно выбранными. Но ведь тако же точно происходит и с с-соловейчиковскими типами, само-надевшими на свои “мозги” маскарадную маску: "я демократ", "я гуманист", и т.д., - у них тоже возникает своя клетка: "сталинисты в педагогике", а чем её им наполнить? - и они, вот, на все 100 % наполняют эту клетку одним вот Антоном Семеновичем Макаренко.

Всякие Надежды Крупские были зашорены представлениями о вековой борьбе прогрессивной общественности против физических наказаний и физических воздействий, и отсюда-то - реакция Н.К. Крупской на соответствующие места в очерке Остроменцкой (http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm ) о макаренковской колонии им. Горького. Дело-то в том, что, да, были века когда физические наказания и физические воздействия и в отношении взрослых, и в отношении детей применялись и по делу, и не по делу = применялись и когда надо, и когда не надо. То есть, были века когда физические наказания и физические воздействия и в отношении взрослых, и в отношении детей применялись _самым разгульным образом_. В качестве реакции на такие разгул-безобразия широкая прогрессивная общественность что, вспомните, делала? - Она возмущалась и протестовала. Но вместо того, чтобы протестовать против _разгульного_ применения физических наказаний и физических воздействий (по делу и не по делу = когда реально надо и когда реально совсем не надо), вместо такого разумно-конкретизированного протеста вышеупомянутая широкая общественность ополчилась на всякое и малейшее применение физических наказаний и физических воздействий: не только когда не надо, но и когда надо = не только когда не по делу, но и когда по делу. 1) У скульптора Голубкиной Анны Сем. 1864-1927 где-то: “Бояться что-либо применять - невесело”. 2) Пауль Наторп (1854-1924) (где-то) не исключал того, что физическое наказание, физическое воздействие может оказаться полезным, но в итоге писал: “Всегда будет признан лучшим педагогом тот, кто может обойтись совсем без телесных наказаний”. На самом же деле оценка мастерства должна быть как раз обратной. - Если к/л педагог претендует на высокое мастерство, а сам боится применять физические наказания и физические воздействия даже когда это реально (и даже категорически) надо, то это ведь на самом-то деле _трусливый_, а значит _слабый_ педагог. Если бы Н.К. Крупская имела разум, то применение в здоровом и процветающем педагогическом учреждении когда надо физических воздействий должно было бы не возмутить, а наоборот восхитить такую _Крупскую с разумом_: ведь это значит, что руководитель данного процветающего и здорового учреждения достиг такого высочайшего уровня мастерства, что не боится применять даже такие средства, как физические наказания и физические воздействия.

Реальные проблемы плоти жизни требуют прагматического внимания и рабочего разбирательства, рабочих усилий, организационно - строительных усилий a la А.С. Макаренко, а не однолинейного лишь сосредоточения - служения своей указанной маскарадной "МАСКЕ, КОТОРАЯ ОБЯЗЫВАЕТ".

1) Словечки типа "ненасильствен" очень многое блокируют. Да, словечки типа "ненасильствен" в воспитательной педагогике связывают педагогам и руки, и ноги, и волю, и стремления.

Поэтому-то так обожал подобного рода словечки "великий" педагогический "теоретик" Лев Николаевич Толстой.

Плановая экономика СССР была страшно затратной, о чем, скажем, было тьма статей в газете “Советская Россия” и т.д. И вот я, ZT, помню, как как-то раз Леонид Ильич Брежнев (1906-82) высказал с трибуны тезис “Экономика (ZT. имеется в виду экономика СССР) должна быть экономной”. И многие тогдашние скептики в кулуарах отпарировали это высказывание Генсека КПСС так: “Экономика должна быть”. - Де, по Гамбургскому счету, по европейскому счету экономика СССР это вообще не экономика, а какая-то убогость. Но я, ZT, хочу тут обратить внимание на то, что установка “Экономика должна быть экономной” НЕ блокирует установку “Экономика должна быть”. И совсем другое дело с воспитанием. Установки типа “Воспитание должно быть ненасильственным”, “Воспитание должно быть без наказаний”, “Бойтесь помешать природе”, “Бойтесь настаиваний” и т.д., да, такого рода перестраховочные установки Льва Николаевича Толстого, Януша Корчака и прочих мировых с-соловейчиков - века и десятилетия по сути намертво блокировали установку “Воспитание должно быть”, и поэтому мировой лидер всех таких-вот-растаких педагогических пошляков С.Л. Соловейчик вполне последовательно пришел к своему окончательному настаиванию: детей вообще не надо воспитывать, пусть растут как трава...

ZT. Чехов Антон Павлович (1860-1904) живет среди плоти искушений (и т.д.), и старается жить поморальнее, а "святой отшельник" достиг этого самого "поморальнее" _напрямую_ - ушел в пустошь: "нет человека - нет проблемы" (Сталин) / "нет искушений - нет проблемы" (Иисус Христос). В иных религиях - преобразование положения: "Не ошибается только тот, кто ничего не делает" в положение "Не грешит, и будет святым, и заработает себе рай только тот, кто уйдёт в пустошь". Шкурники!

ZT. Что такое (в частности) - истинные макаренки всех времен и народов? Фрейд Зигмунд - это перевод всего и вся на стресс-толкование всего же и вся, и на соответствующие трусости-страхи = перестраховки в педагогических действиях. Доминантные толкования "товарищей Зой" из "Педагогической поэмы", требующих от всех и вся и во всём и вся - педагогического бездействия. То есть, Зигмунд Фрейд - это как бы реальный основатель мощной струи презреннейшей ТРУСОСТИ В ПЕДАГОГИКЕ - вариации мощной струи будущей так сказать в-сухомлинковщины = с-соловейчиковщины. Де: всё и вся неприятное - от (единственно, де) травмирующих последствий педагогических действий, и для "чистой совести" педагогам 1) нельзя и 2) не следует в пед-действиях и пальцем шевелить: пусти всё на лассе фере, лассе пассе / Laissez faire, laissez passer, и в любых вариациях следствий твоя-то совесть будет чиста. А задача в педагогике воспитания по поганым В.А. Сухомлинскому = С.Л. Соловейчику - не достижение оптимальных воспитательных результатов (за что педагоги воспитания и зарплаты от налогоплательщиков получают), а только и лишь "чистая совесть" ШКУРНИКОВ СОВЕСТИ в педагогике. А вот Антон Семенович Макаренко - это повстанец против доминирования трусости в педагогике, и все действительные макаренки всех времен и народов - это как бы "полевые командиры" такого макаренковского повстанчества против закабаления мира трусостью с-соловейчиковского = в-сухомлинского (всех времен и народов) поганого толка и пошиба. Естественно: смелость в педагогике не должна быть разнузданной и безумной. Но и трусость не должна в педагогике воспитания (да и образования) доминировать.

Разложению детей в семьях ("как трава") - бой!

Из: http://zt1.narod.ru/semeynoe.htm ( ! там развернутее ! )
в опубликованном А. Тубиным письме Гальцева к А.С. Макаренко (Альманах "Год 22", в.16, М.1939. РНБ 33-18/326-16. "АНТОН". А[натолий]. Тубин.) .. Как же вести воспитание детей, когда основным воспитательным средством является поведение матери, с которой ребенок постоянно находится, и приходишь к выводу о необходимости изоляции их от матери. Пятимесячный отрыв от матери детей, нахождение их под влиянием, воспитанием бабушки (ZT. речь идет о матери Гальцева) показало, что дети еще не совсем испорчены, что постоянное, кропотливое наблюдение за ними, с имеющейся у бабушки чуткостью и опытом, дали положительные результаты: дети усвоили порядок, стали послушными, не лгут, умеют отличать, что хорошо, что плохо, знают, что можно, что нельзя. Не позволяют одевать себя и делать то, что в состоянии сделать сами, любят друг друга и не обижают, не ругаются, привыкли ходить на горшок, отучаются от жадности, "это мое", и благодаря правильному подходу не возникают конфликты ..

Да, в мягкотелых = с-соловейчиковских “мозгах” застревает модненькое словосочетание: “ненасильственная педагогика”. Ну что, скажите на милость, могут реально делать такие адепты? Смогут они организовать подростковый производительный труд? - Не смогут. И не смогут именно и только потому, что поработили себя блокирующим словечком “ненасильственное”. Да что там: элементарный поход с ребятами эти самые адепты так называемой ненасильственной педагогики - не смогут совершить, потому что и в походе требуется дисциплина, а она блокируется словечком “ненасильственно”. И вот адепты этой самой ненасильственной педагогики естественно приходят к тому же, к чему пришел их поганый вождь С.Л. Соловейчик: “Детей вообще не надо воспитывать, пусть дети растут как трава”.

Международные макаренковедческие исследования. Макаренко на Востоке и Западе / Под ред. З. Вайтца / Марбург, Германия / и А. Фролова / Н. Новгород, Россия /. Т. 3. Ред. русского изд. А. Фролов - Н. Новгород, 1994. - 264с.

А. Левин, проф., Институт педагогических исследований Варшава (Польша) .. На фронтоне здания .. что выпускниками этого учебного заведения были А.С. Макаренко и В.А. Сухомлинский. Не часто бывает такое, чтобы одно учебное давало миру за столь короткий период времени двух [ZT. по А. Левину равно] выдающихся педагогов (с.33 низ).

ZT. Уравнивание писаки Сухомлинского с А.С. Макаренко - это выдающаяся пошлость. Подробней об этом в моём файле http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm

У А. Левина же: .. Я необычайно благодарен Я. Корчаку, который дал мне "Педагогическую поэму" и посоветовал внимательно ее изучить (с.38). ZT. Отсюда вроде бы следует, что уж сам-то Корчак изучил “Педпоэму” ну прямь от а до я, но это почему-то никак не отразилось на его (Корчака) работе в детском доме по имени (!) “Дом сирот”. Вы, макаренковцы, можете себе представить, чтобы А.С. Макаренко с его вечным: “Не пищать!” согласился бы на такое вот название воспитательного (!) учреждения? “Дом сирот” - это значит: мы бедные, несчастные сироты, мы детки слабые, беззащитные, мы кофию пили - ну безо всякого удовольствия, мы только мошки, мы ждём кормёжки, мы обыватели, нас обувайте вы .. (из Чехова и Маяковского). Подробней о Корчаке в моём файле http://zt1.narod.ru/korchak.htm.

Мы знаем, что технологически убогая промышленность может быть до ужаса излишне тратной, но мы с другой стороны понимаем, что без трат, без тратности промышленности не бывает. Самая бестратная = самая экономная промышленность - это промышленность нулевая. Перейти на подножный корм, перейти в каменный век - и экономические траты сойдут до нуля. Но так и с насилием в воспитании. Януш Корчак в своем выдающемся по глупости и пошлости опусе “Воришка” (ищи в http://zt1.narod.ru/korchak.htm) это доказывал сугубо математически. -
Я, - писал Януш Корчак в своем выдающемся по глупости и пошлости опусе “Воришка”, - не буду переделывать ни одного вора, но зато и не применю ни грамма насилия. Я просто сверну задачи воспитания до 0, и так-то приду и к 0 насилия. Ура мне!Моя цель, - как бы писал Леонид Ильич Брежнев, - сделать экономику СССР максимально (до нуля трат) экономной, и вот в подражание Янушу Корчаку я просто сверну всякое производство до нуля и так-то вот приду к нулю трат. Ура мне!

А.С. Макаренко, ПП-2003 из Приложения. Записи, использованные в “Педагогической поэме” .. Личное должно быть поглощено коллективным только в той мере, поскольку это выгодно для коллектива и вследствие этого и для самой личности. Здесь не должно быть никакого утилитаризма, а исключительно коллективное движение. Этим основным принципом должны быть освещены все детали морали. Это собственно должно иметь отношение к морали в узком значении в отличие от правового воспитания, которое по-прежнему основывается на принуждении со стороны коллектива (с.714). ZT. При соблюдении принципа абсолютной добровольности самого пребывания индивида в коллективе = в учреждении: хочешь с нами жить - соблюдай нашу во многом очень строгую, но увлекательную правовую систему. А не то - уходи ! / Хочешь участвовать в трудном горном походе - подчиняйся во многом очень строгой, но увлекательной дисциплине. А не то - откажись от участия в походе ! / Хочешь воевать с фашистами в партизанском соединении Сидора Артемьевича Ковпака (1887-1967) и Семена Васильевича Руднева (1899-1943) - подчиняйся принятой в этом соединении строгой, но увлекательной внутренней дисциплине. А не то уходи, ибо партизанство - дело добровольное ! (Вспомним, что военизированная макаренковская воспитательная педагогика пригородных рабоче-крестьянских корпусов = школ-хозяйств - это партизанская воспитательная педагогика).

2) Педагогика в детском саду? Педагогика в начальных классах? Педагогика в кружках Домов творчества юных? Педагогика в исправительных учреждениях, где иной подопечный, угрожая так называемой "заточкой", терроризирует и других подопечных и весь персонал? - У с-соловейчиковских = в-сухомлинковских тупарей - всё на равную, всё в один ряд, всё в один ранжир: педагогика, и всё.

Они (с-соловейчики) делают из излюбленного представления о себе "я демократ", "я гуманист", "я люблю детей", "я ненавижу авторитарщиков" - некоего поработителя = господина над самими собою, и тако самопоработив себя, они служат не широкому делу ПРАКТИЧЕСКОЙ педагогики вообще, служат не широкой ПРАКТИЧЕСКОЙ жизни вообще, а служат только поработившей их “мозги” указанной по роду маскарадной маске.

На самом же деле жить надо, задействуя все свои социально-строительные потенции, а не только лишь свои способности к сострадательству.

Плюс к тому, не абсолютно, но как правило: зло и страдания в мире надо преодолевать методом перестройки более-менее широкой плоти бытия, ибо, - не абсолютно, но как правило, - несчастность чи несуразность конкретная есть кульминация некой плоти бытия, а не что-то автономно-самосущное.

Из той же кн. Михневича. (Со стр. 482) .. При допросе исполнительниц экзекуции, товарок потерпевшей, некоторые из них заявили, что ничего беззаконного и непозволительного не видели в данном случае, так как, по их твердому убеждению, "хозяйка имеет право сечь своих учениц" .. Для нас, впрочем, гораздо интереснее и поучительнее приведенное воззрение учениц на границы и существо хозяйского "права", обусловливающего, с их точки зрения, законность порки... .. Из чего можно заключить, какое страшное множество хозяйских колотушек и секуций приемлется рабочими малолетками не только безропотно, но даже с признательностью, как душеспасительный акт "науки".

Из Леонида Евг. Раскина ..

Нина К., ученица 7 класса, взяв у подруги книжку, нашла в ней 10 рублей и не вернула. Об этом узнала классная руководительница. Нина К. - девочка упрямая, с тяжёлым прошлым, из беспризорниц. Между ней и классным руководителем произошёл такой разговор.

- Нина, ты вернула книжку Люсе?

- Вернула. А что?

- Люся тебе при этом ничего не сказала?

- Нет.

- Люся, конечно, правильно сделала, не решившись тебя спросить, чтобы не обидеть. Но от Люсиной мамы я знаю, что Люся где-то потеряла деньги, данные ей на покупку тетрадей, и мама её думает, что она оставила их в этой книжке. Она просила меня узнать от Люсиных подруг, не нашёл ли кто-нибудь этих денег.

Нина молчит.

- Так ты ничего не знаешь?

- Я нашла какие-то деньги. 10 рублей. Во-первых, это неизвестно чьи, и я их никому отдавать не собираюсь. А потом, я уже их истратила.

- Очень жаль. Ты меня очень огорчила тем, что нашла "чьи-то" деньги и мне ничего не сказала. Выходит, что в школе у нас ничего нельзя ни потерять случайно, ни забыть. А вот мне недавно молодая девушка - кондуктор трамвая, принесла портмоне с деньгами и документами, которое я оставила в вагоне. Совсем чужая и незнакомая девушка. А ведь мы в школе. Уже седьмой год девочки учатся вместе. Что же мне делать? Люсина мать говорит, что ей не 10 рублей дороги, а она хочет знать, что у Люси подруги дорожат честью класса и школы. Если я скажу в классе, девочки живо соберут деньги и вернут Люсиной матери, но я не хочу, чтобы об этом в классе говорили. Мне твоё доброе имя так же дорого, как и всех остальных. Надо будет найти другой выход".

Нина всё время молчит, потупившись. Классный руководитель отправила её домой, прося впредь больше так с находками не поступать.

На другой день в классе классный воспитатель при всех передала конверт Люсе с просьбой передать маме деньги, которые нашлись (классный воспитатель отдала свои). Нина казалась возбуждённой, чему-то улыбалась. В конце дня, сдавая воспитательнице тетрадку, она положила в неё 10 рублей и записку: "Простите, больше я так не поступлю". Этому обещанию девочки можно было верить, её устами говорила детская совесть.

Доверие, оказанное учительницей девочке, указание на то, что её поступок набрасывает незаслуженное подозрение на всех её подруг - вот, что заставило заговорить совесть Нины, привести девочку к осознанию своего поступка и больше так не поступать.

ZT. А какие положительные итоги в этой коллизии дал бы рутинный ход: "Нину под розги" ? Да никакого положительного итога порка Нины розгами не дала бы!

ZT. А может быть положительный итог в этом случае дала бы мера, предлагаемая = предписываемая в таких коллизиях в Коране Мухаммадом: "Нине ампутировать одну из рук". Как ты думаешь, дорогой читатель? См. соответствующее место в файле: http://zt1.narod.ru/krn1nsly.htm Коран. Есть ли в нем призывы к насилию?

--

Батуев Андрей Михайлович. По зову сердца. Л. Лениздат 1986.112. БАН 1986и/2560 .. В тридцатых годах в конце Кировского проспекта, в здании напротив сада имени Дзержинского, помещался Центральный карантинно-распределительный детский пункт - ЦКРДП. Сюда поступали дети, потерявшие родителей, семью, беспризорники, жившие на улицах .. Взять хотя бы умение маршировать. Наши воспитанники под барабанную дробь с таким достоинством печатали шаг, что любая нормальная школа могла позавидовать. Уверенность в себе, достоинство - это чувствовалось в походке, движениях, читалось в глазах, слышалось в интонациях голосов. Одно время мы - педагоги Центрального пункта - ходили обедать в соседнюю, "нормальную" школу. Там в столовой был настоящий ад - звон ложек о тарелки, ЛЕТАЮЩИЕ КУСКИ И ОГРЫЗКИ, истошные крики: "Нянечка, хлеба! Нянечка, добавки!". Я иногда не выдерживал и спрашивал педагогов, дежуривших в столовой, как они могут находиться в таком бедламе. Мне поясняли: "Дети есть дети, чего вы хотите?". Да, у работников просвещения было странное представление о детях! Неужели нормальным детям свойственно орать до хрипоты истошными голосами, стучать и топотать ногами, бить ложками и вилками по столу и тарелкам, швыряться кусками и полностью игнорировать робкие призывы к порядку? СКОРЕЕ, ЗДЕСЬ БЫЛА НАРОЧИТАЯ РАСПУЩЕННОСТЬ, ПОХВАЛЬБА ДРУГ ПЕРЕД ДРУГОМ СВОИМ УРОДЛИВЫМ ПОВЕДЕНИЕМ, ДИКОСТЬЮ ВЫХОДОК. Вначале только шалости = игра в хулиганство, потом же, (особенно при общей швахости) получаем хулигана как "профессию", хулигана как натуру. Если бы педагоги нормальной школы посидели в нашей столовой, они бы, наверное, удивились и заподозрили бы нас в применении жестокой муштры, но в действительности ничего подобного не было. (ZT. См. и в файле XR-KALVN.U49). Какую, казалось бы, дисциплину и послушание можно ожидать от беспризорных детей, собранных по чердакам и люкам?! Бывало, что к нам попадали очень трудные дети, а вернее, подростки. Они не хотели выполнять наш режим, наши законы, отказывались стелить постель, умываться, становиться в строй, ОНИ РАССЧИТЫВАЛИ НА БЕСПОМОЩНОСТЬ ВОСПИТАТЕЛЕЙ И НАДЕЯЛИСЬ ОКАЗАТЬСЯ В ПОЛОЖЕНИИ НЕКИХ НЕСГИБАЕМЫХ ГЕРОЕВ. Действительно, как заставить 15-тнего лоботряса подчиняться режиму? У него на все готов один ответ: "А чего мне?". И убеждать такого упрямца - никчемное дело. И вот все отделение стоит и ждет, пока новичок куражится. Постепенно у всех зреет чувство возмущения поведением бузотера. Наконец следует команда идти всем в столовую, а звену, куда зачислен новоявленный "герой", подождать, пока он заправит койку, умоется и встанет в строй. Упрямец по-прежнему слоняется по залу, А ВОЗМУЩЕНИЕ ЗВЕНА РАСТЕТ. У каждого на уме одна мысль: почему из-за одного паршивца мы должны есть холодный завтрак? Атмосфера накаляется. Я последний раз предлагаю кончить нелепую демонстрацию, и, видя, что "противник" упорствует, _УДАЛЯЮСЬ_. (ZT. Давая возможность действовать кулачкам ребят?). Не проходит и десяти минут, как является звеньевой и рапортует: "Вымылся и встал в строй". - "А постель?" - "Заправил". Я иду в зал. "Герой" понуро стоит в строю, как _ПОБИТАЯ_ собака. Очередная попытка насаждать свои собственные (ZT. индивидуальные) обычаи и нравы - не состоялась. ZT. У отдельной личности права на особое, - лично их индивидуальное, - _В ОБЩЕРЕЖИМНОМ_, - не может быть; причем, совсем это такоже, как это у отдельной (же) к/л нации и/или у отдельной (же) к/л личности не может быть и права на особую, - лично их индивидуальную, - таблицу умножения. Для проявление действительной индивидуальности такое, как режимное, да, не подходит, но у отдельной личности для проявления всего такого прочего есть ведь тьма других, и вполне, притом, приемлемых = вполне позитивных возможностей, направлений и сфер.

"ПостМетодика", Полтава, 2003 № 2(48), с. 4-26. = http://zt1.narod.ru/hillig03.htm О "мордобое" - на последних стр. данной статьи Гётца Хиллига.

Макаренко жене (Г.С. Салько) 10.03.1928.

Солнышко!

Вчера вечером Жорж бухнул мне по телефону из города: "В колонии Горького бунт. Едьте немедленно туда". Он сам ничего толком не знал. Выехать вечером я при всем желании не мог, так как было нечем. Сегодня с утра здесь. 9-го марта здесь действительно бузили человек около 60, дежурство поснимало красные шапки и разошлось. Никакого, впрочем, бунта не было, просто не подчинялись дежурству, в школе не было 40 %. Утром все знали, что я приеду с минуты на минуту, и поэтому все было благополучно. Меня встретили приветливо, я ответил тем, что не отвечал на приветствие, объявил выговор на общем собрании дежурству за то, что оно не умерло на посту. В обед собрал общее собрание, на котором заявил, что в случае надобности морды буду бить по-прежнему с тем, однако, что каждой побитой сявке буду давать по 25 копеек на дорогу в Харьков - жаловаться. Поставил на голосование вопрос о полном доверии мне и педсовету. Доверие было оказано единогласно. Я им сказал:

- "Ну теперь не пищите!" ..

--

Начало "Педагогической поэмы" (ПП) Макаренко. Удар Задорову описан в гл. 2 первой части ПП, но тема "готовности бить" продолжается в ПП в гл. 3, 4, и вообще свидетельства и сцены с моментами т.ск. физических воздействий можно и дале искать в ПП и в будущем (когда-то) Полном собрании сочинений А.С. Макаренко. Но: в гл. 3 ПП (т.3 М.1984 с. 17 низ) у Макаренко серьезное и правильное:
"Нужно, однако, заметить, что я ни одной минуты не считал, что нашел в насилии какое-то всесильное педагогическое средство .."

Надо взглянуть на все такое и через "Неприятности" А.П. Чехова: доктор дает пощечину фельдшеру и переживает потом. Это - "Добрый человек из Сезуана" задолго до Бертольта Брехта (1898-1956) и Игн. Дворецкого (1919-87; имею в виду "Человека со стороны"). См. и в файле LTERTR39.BIB, где и о теме Брехта у Чехова. Ал-др Володин. - "Мы самоеды, себя ядущие / вам наши беды - потехи сущие ..". Итак, доктор из "Неприятности" А.П. Чехова страшно мучим совестью из-за срыва: он дал человеку пощечину. А в то же время Раскольникову из Достоевского чтобы дойти до той же "математики" совестливых переживаний потребовалось не меньшее, как зарубание топором двух женщин. "Он уже тем скотина, - думал доктор, исследуя бабу, - что заставил меня драться в первый раз в жизни. Я отродясь не дрался ..". И доведенный до удара Задорову А.С. Макаренко тоже отродясь не дрался. А в то же время существуют в корпусе педагогических работников и люди, для которых развязывание рук = рукоприкладство суть ДЕЛО ПРИВЫЧНОЕ С САМОГО ДЕТСТВА. Повторю: есть среди педагогов люди, которые вроде доктора у Чехова и/или вроде А.С. Макаренко - отродясь не дрались, а вот сорвались и дали кому-то по морде, или даже, допустим, теоретико-сознательно ввели элементы физических воздействий на детей и подростков как средство. Но есть среди педагогов и люди, для которых: драка - дело суть с детства привычное, и вот они распускают руки в отношении детей и подростков не в порядке срыва от нервного переутомления, и не в порядке теоретическо-сознательно допускаемых средств воздействия, а просто в порядке проявления указанной вот своей рутинной привычки к: чуть что - ударить, смазать, оскорбить, избить. Так бывает и с родителями, они тоже люди тех же двух родов.

"Он человек нехороший, вредный для дела; за три года, пока он служит, у меня накипело в душе .. Черт возьми, я работаю с утра до вечера, отдыха не знаю, я нужнее здесь, чем все эти вместе взятые юродивые, святоши, реформаторы и прочие клоуны, а меня вместо благодарности попрекают куском хлеба .. По-вашему, всё это мелочи, пустяки, но поймите же, что этих мелочей так много... Я больше не могу! Сил нет! Еще немного, и, уверяю вас, я не только бить по мордам, но и стрелять в людей буду! Поймите, у меня не проволки, а нервы ..".

Расхожий - в пику религиозникам - тезис: ребенок чист от природы. Но к педагогу ребенок попадает уж в определенном возрасте = уже где-то и как-то пожившим = "испачкавшимся". С учетом этого - какое, скажите, практическое-то значение может иметь для педагога теза "ребенок чист от природы" ? Педагог в реальной своей деятельности исходит не из идеальностей, а, вот, просто из реальностей, но его тем не менее упорно уверяют: "Раз вы наказываете, значит вы исходите из положения, что дети порочны от природы". Педагог в ответ: Да не исхожу я вообще ни из какой таковой по роду схоластики. Не исхожу я ни из представления : "Дети от природы злы и скверны", ни из представления : "Дети от природы добры и чисты", а я просто исхожу из данных конкретных ребят, с которыми мне реально и практически приходится иметь дело. Что мне толку от того, что "Дети от природы чисты", если ко мне-то они практически попадают с той или иной степенью так сказать запачканности? Если прошлогодний снег был чист, то мне-то что от этого? Да, руководитель воспитательного заведения конфликтное как правило воспринимает просто житейски. Как человек со значительным житейским опытом, такой руководитель из жизни знает, что как бывают действительно вредные взрослые, так бывают и действительно вредные дети. И если в воспитательно-образовательное учреждение попал вредный подросток, то такой руководитель думает и прикидывает: что же мне с этим малолетним пакостником делать?, и даже подумывает: не выпороть ли мне его хорошенько, - может хоть это поможет? И совершенно также размышляет он же (руководитель педагогического учреждения) о навязанном ему ОБЛОНО к/н скверном взрослом воспитателе: как же мне от этого убогого типа избавиться, чтобы он не озлоблял мне детей и не торпедировал весь воспитательный и образовательный процесс ?…

Макаренко Т.4 М.1984. [ 08.02.1939. ВОСПИТАНИЕ В СЕМЬЕ И ШКОЛЕ ]. Воспитание детей в семье и школе - это тема такая огромная, что о ней можно говорить не один вечер, и, пожалуй, всего не скажешь (skip) (skip) (skip). Вопрос с места. А что вы думаете относительно ремешка или подзатыльника? Допустимо это? Ответ. К сожалению, меня почему-то считают специалистом по этому вопросу. Основываются на том, что я один раз ударил Задорова. Вы помните, вероятно, этот случай в "Педагогической поэме". И многие говорят: вот вы треснули Задорова - и все пошло хорошо. Значит, нужно трескать. Вопрос спорный. Ударить человека иногда, может быть, полезно, даже взрослого. Есть такие люди, которым следует набить морду. Но никто не может сказать заранее, полезно это или нет. Я противник физических методов воздействия. И раньше был противником. Я ударил Задорова не потому, что своим педагогическим разумом пришел к тому, что это хороший метод. И не потому так благополучно все кончилось, что это был хороший метод, а потому, что Задоров был благородным человеком. Я Задорова избил, а он протянул мне руку и сказал - все будет хорошо. Редкий человек способен на это. Если бы на его месте был Волохов, он зарезал бы меня. Я в этом не сомневаюсь, я думал, что и Задоров может зарезать, но Задоров оказался человеком в высшей степени благородным. Сейчас он работает одним из ведущих инженеров на постройке Куйбышевского узла. Это мой настоящий друг. Когда он приезжает ко мне, у меня семейное торжество. Один этот случай ничего не означает. Может быть, педагог и нарвется на такое благородное существо: треснет его, а тот ему руку пожмет. Все может быть. Но это ничего не доказывает. Вообще физическое наказание как метод я не могу допустить, тем более в семье. В колонии еще можно сорваться. Там есть какое-то оправдание. Там я один стоял перед сотней людей. ZT. "перед сотней" !, - то есть речь идет не только об "ударе Задорову"; см. об этом и в письмах А.С. Макаренко к Надежде Феликсовне Остроменцкой (1893-1968), и в письмах Макаренко к Г.С. Салько по изданию Г. Хиллига.

[ Из файла http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm. А.С. Макаренко в Московском областном педагогическом институте 27.10.1936. Сравни с т.4 М.1984 с.35-36 - .. [В 1920-м] я сделал большую ошибку, что ударил своего воспитанника Задорова. В этом поступке я почувствовал крушение своей личности. Я тяжело переживал эти минуты и понял, что не нужно давать волю рукам и допускать мордобой. / Теперь я считаю подобные факты огромным педагогическим преступлением и сам отдаю своих подчиненных под суд и добиваюсь за такие преступления 3 лет тюрьмы .. ZT. В чем дело? Почему тут Макаренко так резко выступает против такого педагогического средства воздействия, как воздействие физическое? Всё очень просто:
Среди людей тьма дураков, так что - официально разреши применение такого средства как, скажем, молитва, и тьма этих самых людей-дураков вдрызг разобьют свои толоконные лбы.Среди педагогов тьма дураков, так что - официально разреши применение такого педагогического средства как, скажем, розги, и тьма этих самых педагогов-дураков дойдет в применении этого педагогического средства (розги) до бессмысленного садизма.

См. и: http://zt1.narod.ru/ostapch.htm Письмо А.С. Макаренко в редакцию харьковской газеты "Коммунист", 1928 г., в защиту Ал-дра Ив. Остапченко ("Народн обр" 1963,2). См. также некоторые места в файле http://zt1.narod.ru/sheynkmn.htm ]

А как можно сорваться в семье, где всего отец, мать и несчастных два-три ребенка, причем это не бандиты и не беспризорники. Я не видел ни одной семьи, где физическое наказание приносило бы пользу. Правда, я не говорю о тех случаях, когда мать отшлепает рукой двух-трехлетнего ребенка. Ребенок ничего не поймет даже. А мать не столько накажет его, сколько свой темперамент проявит. Но ударить мальчугана в 12-13 лет - это значит признать свое полное бессилие перед ним. Это значит, может быть, навсегда разорвать с ним хорошие отношения. В коммуне им. Дзержинского ребята никогда не дрались. Помню, был такой случай. Возвращались мы из Батуми на пароходе в Крым. Заняли всю верхнюю палубу. Нас очень полюбили. Мы были красиво одеты, у нас был прекрасный оркестр, мы устраивали там концерты. Публике и команде мы очень понравились. И вот как-то утром, за завтраком, перед самой Ялтой один старший коммунар ударил своего товарища, более молодого, по голове консервной коробкой. Случай для нас совершенно небывалый (skip). Собрались. Что делать? Вносится предложение: ссадить в Ялте, расстаться навсегда. Смотрю, никто не возражает. Я говорю: - Да что вы, шутите или серьезно? Да разве это возможно. Ну, ударил, ну, виноват, но нельзя же выкинуть человека из коммуны. - Чего там разговаривать, голосуй. - Подождите, - говорю. Тогда председатель говорит: - Есть предложение лишить слова Антона Семеновича. И что же вы думаете - лишили (skip). Из старых ребят многие уже вышли из коммуны, много новеньких. И новенькие всегда говорили: "Нужно поступать так, как поступили со Звягинцем". Они Звягинца не видели в глаза, но знали о нем. Видите, товарищи, как коммунары относились к битью. Педагогической душой я их осуждаю за такую жестокость, а человеческой душой - не осуждаю. Это, конечно, жестокость, но жестокость вызванная. Конечно, в коллективе допускать побои нельзя. Я лично горячий противник физических методов воздействия.

[ А.С. Макаренко, из: "Организационный план ..", начало февр. 1928 г. .. В педагогических и некоторых общественных кругах сложилось такое впечатление, что наша система покоится на некотором "янычарстве": заведующий, а вокруг него кучка командиров, "насилующих" детский коллектив. Такое впечатление могло сложиться только благодаря простому незнанию нашей жизни... (А.С. Макаренко т.8 М.1986 с.142 ] А.С. Макаренко. Избр в 3 тт. 2 изд. Т. 3. К.1985. Мы не отрицаем того, что наши командиры (в сводных отрядах) иногда дерутся. Но это бывает чрезвычайно редко, в среднем 1 случай в месяц, и по характеру не выходит за пределы обычной детской драчливости. Грешат этим как раз малыши (с.253; в т.8 это опущено). [ ZT. Возвращаемся на ту же стр. того же т.8. М.1986. Насколько вообще никакое "янычарство" у нас не может иметь места, видно из следующих стажных списков нескольких производственных отрядов колонии им. М. Горького ... ].

МАКАРЕНКО - ГОРЬКОМУ Харьков, 14.03.1927 .. Настроение всех наших 350 ребят не только превосходное, а удивляющее даже меня, который видит их скоро 7 лет. Страшно любопытно видеть, как они обрабатывают каждого новенького. К нам теперь стараются присылать исключительно тяжелых, в конец расхулиганившихся подростков, вшивых матерщинщиков, лодырей, убежденных противников всякого авторитета и дисциплины. Но в течение двух дней их сопротивление коллективу рушится бессильно. На каждом шагу они натыкаются на острый, меткий, веселый взгляд, короткое энергичное слово, а в крайнем случае и на ряд кулаков, готовых разбить нос при первом антиобщественном движении. За это меня регулярно едят наши педагогические мудрецы .. Но все же и для меня сейчас вопрос о дисциплине скорее выражается в формуле торможения .. { ZT. А.С. Макаренко, терпимо смотрящий на применение своими ребятками кулачков против _хамящих и хулиганствующих по привычке новеньких_, был бы и выглядел бы в глазах ребят совершенно презренным типом и ханжой, если бы при сходных же ситуациях вблизи себя сам бы не включил свои кулачки? .. Такова уж .. (увы и ах - ничего не поделаешь!)? .. Такова уж объективная диалектика перевоспитательной работы в условиях беззаборных школ-хозяйств .. } .. Мы выделили новеньких в особый отряд (22), две недели они не работают, мы ввели предварительное изучение конституции колонии. Через месяц, смотришь, сам новенький представляется мне дежурством как слишком энергичный защитник интересов и тона колонии .. { ZT. То есть за мерой энергичности в защите интересов и тона учреждения - тоже смотрят : слишком и вне мерно распускать свои кулаки коллектив не позволит ни самому Макаренко, ни к/л другому }.

А.С. Макаренко в "Опыте методики…", т.1 М.1983 .. Нет никаких непогрешимых средств, и нет средств обязательно порочных (с.179).

1) Есть страшное-престрашное слово - дедовщина. 2) На эту самую дедовщину общественным мнением наложено страшное же престрашное табу. 3) Как нечто страшно-престрашно зашельмованное - дедовщина как средство не может быть, де, сознательно применима в управлении воинским подразделением. 4) Но на самом-то деле как бывает ложь во спасение, так бывает и дедовщина во спасение, и у макаренковца дедовщина будет не злом, а добром, а немакаренковцу просто вообще нельзя поручать управление ни педагогическим учреждением, ни воинским подразделением.

Это вполне понимала Надежда Феликсовна Остроменцкая.

Вот отрывок из по сути документального очерка Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm (описывается лето 1926-го). -

Каждый, вновь вступающий в колонию, попадает в строго организованное общество, с которым он в большинстве случаев сливается. Но иногда не выдерживает и бежит. Бегут обычно в первую неделю. Кто остался дольше, редко уходит, ибо твердая организация всегда покоряет.

Бегущих пугает работа, пугает необходимость выявить свою общественную стоимость в новых формах, так как прошлыми хулиганскими заслугами их никто не интересуется. С того момента, как беспризорный становится членом рабочего коллектива, его оценивают только как такового.

Бегущие обычно объясняют свою слабость негодованием перед общественным устройством и нравами колонии:

- В вашей колонии самосудчики.

- В вашей колонии командиры дерутся.

- Так ведь одни командиры, а не все сильные. Командир, в худшем случае, двинет тебя в ухо. Зато никто не станет “подбрасывать”, не будет бить “в темную”.

- Да уж чего там! Самосудчики! Сами судят ..

А.С. Макаренко в "Опыте методики…", т.1 М.1983 .. Нет никаких непогрешимых средств, и нет средств обязательно порочных (с.179).

ZT. В-сухомлинские же = С-соловейчики всех времен и народов терпимо относятся к тезе "Ложь во спасение", но тявкающей овчаркой набрасываются на быто-педагогического уровня тезу "Насилие во спасение" ..

.. Командиров не только уважают, но и подчиняются им. Командир может послать на тяжелую работу и дать более легкую. Может ограничиться, в мелких случаях, собственной расправой, а может довести проступок до сведения заведующего колонией. Но если он ведет себя слишком вызывающе, весь отряд имеет право просить о его смещении. Этим правом широко пользовались малыши, так что заведующий колонией в конце концов предложил им избрать командира, и совет командиров только утвердил его (обычно совет назначает командиров) ..

.. Шесть рабфаковцев были посланы окружной комиссией в качестве воспитателей в харьковский коллектор. Как они мне потом рассказывали, воспитанники коллектора все были вооружены, но далеко не все одеты, так как считали лишним, по летнему времени, обременять себя в этом отношении. Как только они получали штаны и рубаху, сейчас же примеряли: если рубаха была достаточной длины, продавали штаны, если короткая - рубаху. Позади коллектора расположен пустырь, где ютились банды беспризорных. Питомцы коллектора состояли с ними в оживленных сношениях, общаясь с населением пустыря через забор. Воспитатели ничего не могли поделать.

Явившиеся горьковцы разделили ребят на отряды, вожаков сделали командирами и строго с них взыскивали за каждое нарушение дисциплины со стороны их отряда. Несколько человек отправили в допр. Нескольких поколотили. На пустыре, совместно с милицией, сделали облаву и очистили его. Борьбу пришлось вести упорную, но они вышли из нее победителями, и через месяц коллектор стал походить на воспитательное учреждение ..

Из того же файла по Остроменцкой, из гл.2 ее “Повести о Решиде и Мишке”. -

Це секретарь рады командиров... Як ваши призвища?

- Какие призвища?

- Ну, хвамылии?

- Михаил Капралов. Решидка, а твоя как?

- Юсупов.

- Алексеев, запыши их. Та расскажи, а то воны нашей мовы ни розумиють.

- Айдате в совет, - заложив руки в карманы, Алексеев пошел между мальчиками. - Вот что, долго я вам растабарывать не буду, сами увидите как мы живем. Главное - у нас все ребята разбиты на отряды и каждый отряд выбирает себе командира. У вас командиром будет Посунько. Вы будете обедать, спать, одежду получать и все другое у него в отряде. А работать будете в другом отряде у Федьки... Что командир скажет, должны делать...

- Ловко! - вздернул нос Мишка. - А если он мне скажет сапоги с него сымать?

- У нас так не бывает. А если б случилось, подобный гад в два счета вылетел бы из колонии.

- Посмотрим, - многообещающе пробормотал Мишка.

Из очерка Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm. - .. Наказания. Наказание обычно налагается либо заведующим колонией (в его отсутствие - заместителем), либо судом. Воспитатель не правомочен в этом отношении.

Это необходимо, чтобы избежать разнобоя в этой области. “Обыкновенно наказание страдает тем, что, разрешая один конфликт, оно в себе самом содержит новый конфликт, в свою очередь требующий разрешения” ( А.С. Макаренко. Очерк работы Полтавской колонии им. Горького ). Колония ищет такой формы наказания, которая совершенно исчерпывала бы проступок. Искания еще не доведены до конца, но все же определились следующие группы (классификация их, конечно, только приблизительна):

I. Наказания, рассчитанные на то, чтобы, не обижая, не причиняя боли, дать почувствовать силу общественной организации, причем наказание является логическим следствием проступка. Пример такого наказания: отряд производственников (ребята, работающие в городе) за вечный беспорядок в их спальне назначается на воскресенье нести обязанности комендантского отряда, т. е. произвести уборку всей колонии. Логичность этого наказания ясна для всех и не может в силу этого вызвать неудовольствия.

II. Выделение из коллектива. Например, не желающие подчиняться правилам, обязательным для всех, могут получать пищу только по ордерам заведующего колонией (т. е. перед едою они должны явиться к заведующему колонией за разрешением, причем посещения эти обычно заведующий старается использовать для соответствующей незаметной беседы с провинившимися).

III. Наказания, рассчитанные на то, чтобы сделать провинившегося смешным в глазах коллектива, доводя его проступок до абсурда. Например, воспитанник А. уносит своей обед на лестницу под тем предлогом, что в столовой - обедать жарко. Так как приглашению дежурного возвратиться в столовую он отказывается подчиниться, проступок доходит до заведующего колонией, и провинившийся получает приказание неделю обедать на лестнице. Воспитанники, во время работы лежавшие, обосновывая это тем, что они - “не собаки”, приговариваются заведующим колонией к лежанью все рабочее время на другой день, причем для них специально вытаскиваются кровати во двор и ставятся на самом видном месте, “чтобы все проходящие видели, что мы никого не эксплуатируем”. Разумеется, товарищи, проходя мимо, не преминули поупражнять над беднягами свое остроумие. Неприятнее всего, конечно, быть смешным, и проступок, наказанный таким образом, никогда уж не повторяется. Конечно, о каком-либо издевательстве нет и речи, тон колонийской жизни не оставляет для него места, наоборот, мужественно перенесенное наказание вызывает уважение, и таким образом выправляются отношения с коллективом.

IV. Наказания, рассчитанные на то, чтобы гневом потрясти провинившегося. Этот вид наказаний возможен только в том случае, если коллектив поддерживает воспитателя. А.С. Макаренко ребята больше чем любят, они им восхищаются. Это наказание, являющееся как бы естественной реакцией на какой-либо возмутительный поступок, рассчитано на то, чтобы поразить видом необузданного гнева у любимого, всегда уравновешенного и шутливого главаря… именно главаря, так как т. Макаренко для них - нечто вроде атамана, живущего их жизнью, их интересами, только ведущего их не на грабежи, а в новую трудовую жизнь. Совершенно неважно в конце концов, что вы будете делать - швырнете ли вы в провинившегося счетами или броситесь на него с кулаками, важно только, чтобы он почувствовал, что совершил нечто до того позорное, что вы не в силах сдержать возмущения.

А.С. Макаренко, т.1 М.1983 .. Со злостными единоличными бузотерами проще всего поступать административно, через завкола (дабы не терять времени), но надо помнить, что это совершенно к достижениям не относится, а как раз навпаки (в плоскостях клубной работы).

Иногда возникает необходимость закричать диким голосом и выпялить страшно глаза, но это опять-таки допустимо, по-моему, в целях экономии времени, если оная экономия нужна для дела.

Лучше всего говорить обыкновенным голосом, спокойно, но настойчиво, не стараться говорить, дабы говорить, и давать высказываться побольше тем, кто говорит поумнее (но не поскладнее).

В частных случаях по отношению к "дуракам" или слабовольным совершенно необходимо самое репрессивное и полезное насилие с помощью завкола, но следует пользоваться им осмотрительно, учитывая, здоров ли вполне хлопец, не ленится ли он по причине быстрого физического роста, физического или общего переутомления и слабости (с.66).

А.С. Макаренко умеет не забыться, он играет, он хороший актер и никогда не переигрывает, его публика всегда им заражена и покорена, он всегда ведет ее за собою. Сам он о себе говорит: “Я не педагог, я актер”. Поэтому, если ему случится поколотить кого-нибудь из воспитанников, он сумеет сделать это так, что восхищение заведующим колонией у того не только не уменьшится, а, наоборот, увеличится. Если же нужно, он сумеет из наказания сделать небольшой фарс для наказываемого, но с ощутительным физическим воспоминанием.

Вот случай, происшедший в бытность мою воспитательницей в колонии. Как я уже говорила, т. Макаренко взял куряжскую колонию на том условии, что горьковцы помогут ему сорганизовать куряжан. Горьковцы чувствовали ответственность, которая на них лежала, и подтянулись. И вдруг один из старших колонистов напивается пьяным, начинает буянить, а когда товарищи его связывают и укладывают в постель, у него делается рвота. Наволока, простыни измазаны. Ребята говорят: безобразие.

На другой день заведующий колонией приказывает ему срезать в лесу на себя палку. Провинившийся притаскивает огромную дубину и ставит ее в комнате совета командиров.

- Зачем ты такую дубинищу приволок? - спрашиваю я.

- Это его Антон Семенович бить будет, - хохочут ребята.

Провинившийся хитро прищуривается:

- Что я, дурак, что ли? Иванову раз сказал Антон Семенович “принеси палку”, так он, осел, и принес прут. Ну, Антон Семенович его и отстегал, oгo! A этой дубинкой бить разве можно? Раз ударит - убьет. А кулаком не больно.

И сидит покорно, ждет с интересом, как будет реагировать Антон Семенович на его остроумную выдумку.

После сигнала “спать” появляется заведующий колонией, грозно нахмуренный. Покосившись на дубинку, он, к величайшему сожалению задержавшихся под разными предлогами ребят, ничего не говорит, только делает едва заметный знак провинившемуся, и они уходят вдвоем. А дубинка, сразу перестав быть интересной, сиротливо остается торчать в углу.

На другой день утром я дружески спрашиваю провинившегося:

- Ну что, здорово тебя вчера Антон Семенович?

- Было... - гордо отвечает он, положительно довольный этим приключением.

Не следует забывать, с какими навыками приходят ребята в колонию: ведь они выросли на улице, в нравах которой “подбрасыванье”, избиение “в темную” и т. д. Все это так жестоко, что удар любимого воспитателя вовсе не производит впечатления жестокости, к тому же со стороны старшего товарища не оскорбителен, а т. Макаренко именно старший товарищ, а не начальствующее лицо.

... “Да, я избил воспитанника, я пережил всю педагогическую несуразность, всю юридическую незаконность этого факта, но в то же время я видел, что чистота моих педагогических рук - дело второстепенное в сравнении со стоящей передо мною задачей” (А.С. Макаренко. Из опыта Полтавской колонии им. Горького).

V. За медленность, опаздыванье и тому подобные проступки, нарушающие темп колонийской жизни, налагается особое почетное наказание - “под винтовку”. Приказ: “Под винтовку на пять часов”. Ответ: “Есть!” - военный поворот, винтовка в руках, вытянувшаяся фигура, - все это подхватывает оброненную четкость. Почти всегда через пять - десять минут раздается команда: “Вольно!”, но обозначение количества часов показывает степень тяжести проступка.

VI. За особо скверные проступки, как воровство, подлог, систематическое нежелание работать и т. д., отдают под суд.

Педагогическая цель колонии - выработка правильных правовых отношений с социальной средой. Суд, давая, с одной стороны, почувствовать силу коллектива особенно ярко, особенно наглядно, производит очень сильное впечатление своей театральностью; с другой - служит предлогом для того, чтобы поставить моральную проблему (по конкретному случаю) перед обществом. Т. Макаренко считает эти моменты, а также стыд, связанный с этой процедурой для преступника, важнейшими в выправлении взаимоотношений с обществом, а также в реформировании личности. Он считает, что неважно даже наказание, налагаемое судом. Оно не должно быть наказанием, оно должно быть тропинкой к исправлению. Действительной карой является квалификация преступления в речи обвинителя, поэтому обвинителем бывает всегда сам заведующий колонией.

Суд происходит таким образом. К назначенному часу вся колония в сборе. Как и на общих собраниях, все без шапок. Судебный исполнитель объявляет:

- Под знамя встать! Смирно!

Сигналисты, стоящие с двух сторон на сцене, трубят. Входит дежурный в красной фуражке, держа под козырек. Он пропускает на сцену знаменосцев, ассистентов и суд. Судьи - воспитанники, обвинитель - заведующий колонией, защитник - кто-либо из воспитателей. Судьи усаживаются, сзади почетный караул со знаменем.

Дальше идет, как обычно в суде, с тою разницей, что нет скамьи обвиняемых и подсудимый сам объявляет собранию о своем преступлении. Нет также и свидетелей, заранее вызванных, - всякий, желающий дать показание, говорит прямо с места, не оповещая об этом никого заранее.

На сцену поднимается мальчик лет шестнадцати. Ему, очевидно, очень стыдно. Голова низко опущена. Он - комсомолец, и имеет звание старшего колониста, что еще более углубляет его вину.

- Расскажи, за что ты попал под суд, - говорит председатель.

Обвиняемый обращается к зрительному залу:

- Я был в комендантском отряде. Комендант послал меня купить 40 фунтов керосину для ламп. Я купил тридцать пять, а показал, что купил сорок. Деньги за пять фунтов я взял себе.

- У тебя был счет лавочника?

- Я его подделал. Стер тридцать пять и написал сорок.

- Мало того, ты не постыдился просить лавочника, чтобы он дал тебе поддельный счет.

Обвиняемый еще ниже опускает голову. В зале повисло тягостное молчание.

- Как был обнаружен подлог?

Обвиняемый молчит. Подымается бывший комендант:

- Я сразу заметил: он очень грубо размазал пальцем и написал другую цифру.

- Зачем ты это сделал? Тебе нужны были деньги?

- Да.

- Для чего?

Обвиняемый молчит.

- Тебе больше нечего сказать?

- Нечего.

- Иди. Челядин!

На сцену поднимается другой юноша, худой, зеленоватый. Смотрит он смело.

- Расскажи, за что ты попал под суд.

- За то, что у меня малярия...

В зале смешок. Тягостное настроение, вызванное предыдущей сценой, рассеивается.

- ... а я будто бы отказался принимать хину.

- Можно мне? - подымается воспитанник, заведующий больничкой. - Он правда отказался. Я ему говорю: иди, принимай хину, а он говорит: не пойду. И не пошел.

- Почему ты не принял лекарство?

- Доктор сказал, что не нужно, что он еще что-то будет делать.

- Можно мне? - снова заведующий больничкой. - Мне доктор ничего не говорил, чтобы ему хину отменить.

- Доктора нет? - спрашивает председатель, вглядываясь в зал.

- Нет, он в городе.

- Ты понимаешь, что разносишь заразу? (Обвинитель.)

- Понимаю. Только я не виноват. Мне доктор сказал: не надо.

И так далее, в таком роде продолжается разбор дел.

Речи обвинителя и защитника. Всегда суровая, и остроумная речь заведующего колонией, требующего самых жестоких мер пресечения. Примирительная, мягкая речь воспитателя-защитника.

Снова команда:

- Под знамя встать! Смирно! Снова трубы. И тем же порядком суд удаляется.

Приговор обычно читается на другой день в приказе. Особенно суровым, он редко бывает. Например, приговор по разбиравшимся на приведенном заседании делам заключался в следующем: воспитанник, обвинявшийся в подлоге, был исключен из отряда хозяйственников, и в течение трех месяцев запрещалось кому бы то ни было давать ему какие-либо ответственные поручения, а также назначать на работу, требующую личной честности. Воспитаннику, отказавшемуся принять хину, разрешили получать пищу только по ордерам врача.

А.С. Макаренко. "Книга для родителей". ГЛАВА ШЕСТАЯ Перед нами целый круг вопросов: это вопросы об авторитете, дисциплине и свободе в семейном коллективе. В старое время вопросы эти разрешались при помощи пятой заповеди: "Чти отца твоего и матерь твою, и благо ти будет, и долголетен будеши на земли". Заповедь правильно отражала отношения в семье. Почитание родителей действительно сопровождалось получением положительных благ, - разумеется, если родители сами обладали такими благами. А если не обладали, то в запасе оставалось царствие небесное. В царствии небесном блага были эфемернее, но зато лучше по качеству. На всякий же случай пятая заповедь допускала получение благ иного порядка - благ со знаком минус. На уроках закона божия батюшки особенно подчеркивали этот вариант, который звучал приблизительно так: "Чти отца твоего и матерь твою, а если не будешь чтить, за последствия не отвечаем". Последствия приходили в виде ремешка, палки и других отрицательных величин. Батюшки приводили исторические примеры, из которых было видно, что в случае непочтения к родителям или к старшим господь бог не склонен к мягкотелости. Хам за непочтение к отцу поплатился очень серьезно за счет всех своих потомков, а группа детей, посмеявшихся над пророком Елисеем, была растерзана волчицей. Рассказывая о таком ярком проявлении господней справедливости, батюшки заканчивали: - Видите, дети, как наказывает господь тех детей, которые непочтительно ведут себя по отношению к родителям или старшим. Мы, дети, видели. Божеский террор нас не очень смущал: господь бог, конечно, был способен на все, но, что волчица приняла такое активное участие в расправе, нам как-то не верилось.

Вставка от ZT. -

Из файла http://zt1.narod.ru/petr_plx.htm - Вл. Высоцкий. - Добрый молодец "человек Божий .. святой" (4-ая Царств 4:9) пророк Елисей был / Щепку бросил - топор всплыл (4-ая Царств 6:1 и дале) / Ратный подвиг совершил - / 42 ребенка убил (4-я Царств 2:23-24).

> Ну это когда было... Тогда и критерии зверства были другие - вон, на Пурим мы празднуем, что всю семью злодея уничтожили - включая детей малых.

ZT. По этому поводу см. и мой файл http://zt1.narod.ru/hanuka45.htm

ZT. Еще немного математики. - В 1-й гл. Книги Иова: .. И родилось у него семь сыновей и три дочери .. Сыновья его сходились, делая пиры каждый в своем доме в свой день и приглашали трех сестер своих есть и пить с ними .. ZT. Чтобы испытать Иова Господь разрешил сатане: а) начисто обчистить Иову от 11000 голов стад при коих "весьма много прислуги", б) _заживо_ сжечь или заколоть всю эту прислугу по стадам, в) _заживо_ задавить его 7 сыновей и 3 дочерей и обслугу их N + 1 пира .. “Айн унд цванциг фир унд зихциг / Урезать так урезать”. Но в гл. 42: .. И возвратил Господь потерю Иова .. и дал Господь вдвое больше того, что он имел прежде .. {22 тысячи голов стада} .. И было у него {очевидно, новонародилось} семь сыновей и три дочери {но ведь обещано вдвое больше!}. ZT. Ну а на ранее заколотых, сожженных и задавленных - наплевать, ибо “Айн унд цванциг фир унд зихциг / Урезать так урезать”.

> А где мораль?

ZT. И действительно, где мораль? -

Маарри (Маари) Абу-ль Ала 973-1058. - Твердят христиане: "Всесилен Христос" / Ну, как не дивиться той силе! / Какой бы всесильный безропотно снес, / Когда его смертные били! / Нам хвалят евреи свое божество / О добром твердят Иегове / Он добрый? Как странно! Тогда отчего / Он требует жертвенной крови?! / Разумностью, логикой веры своей / И ты не хвались, мусульманин! / В дороге пройдя мимо _сотен_ камней, / Лишь в Мекке целуешь ты камень. РЕЛИГИИ ХИТРЫМ СПЛЕТЕНИЕМ СЛОВ / СИЛКИ ДЛЯ ЛЮДЕЙ РАССТАВЛЯЮТ / РАЗЛИЧНЫ СИЛКИ - НЕИЗМЕНЕН УЛОВ: / ГЛУПЦЫ В НИХ ВСЕГДА ПОПАДАЮТ (перевод В. Демидчика).

--

Она> дело ведь не в том, умны или глупы верующие (хотя, можете мне поверить на слово, не глупы, среди нас был, например, такой неглупый человек, как Исаак Ньютон), а в том, что государственная установка на подавление любых форм теизма противоречит демократическим институтам. Если Вы лично считаете, что "религия - опиум для народа" (с) и отстаиваете эту точку зрения - это одно, если на защиту данного положения свои силы бросает государство - это совсем другое.

Мой, ZT, ответ. - Не онтологический, а эстетико-интеллектуальный подход. К вопросу надо подходить не в связи с политикой и не в аспекте "опиум или не опиум для народа", а в аспекте интеллектуально-эстетического вкуса. Например, интеллектуально-эстетический вкус оскорбляет не идея бога, а, - во всех без исключения так называемых "священных (ух ты!) писаниях", - вульгарные об этом самом боге россказни. Например, в своем файле http://zt1.narod.ru/ray_jdet.htm я насмехаюсь над примитивностью конструкции рая в Коране. Меня не интересует онтология: есть ли рай действительно, или его (рая) онтологически нет. И меня, и Марка Твена, и Бертрана Рассела интересуют: насколько художественно и насколько интеллектуально интересно в романах серии "священные писания" описан (на фэнтази рован) тот свет. Ни меня, ни Марка Твена, ни Бертрана Рассела в этом аспекте романы серии "священные писания" не только не удовлетворяют, но даже крайне возмущают. В этом же аспекте всю нашу троицу (меня, ZT, М. Твена и Б. Рассела) также возмущают : 1) роман "Четыре Евангелия" и 2) повесть "Деяния апостолов".

Она> {...}

ZT. Зачем Вы меня куда-то отсылаете? А.С. Грибоедов в "Горе от ума": "Помилуйте, мы ж не ребяты / Почто чужие мненья только святы?". Почему нельзя читать роман "4 Евангелия" и повесть "Деяния апостолов" просто как некое чтиво в дальней дороге когда ничего более стоящего под рукой нет? Меня совершенно не интересует, что там по поводу этих произведений и что вообще по поводу всех опусов из книжной серии "священные (ух ты!) писания" нафантазировали верующие. Какое мне, и Марку Твену, и Бертрану Расселу до них дело? ..

Она> {...}

ZT. Дискуссию заканчиваем. Только я категорически не согласен, что наша блистательная троица : Марк Твен, Бертран Рассел и я лишь, мол, повторяет зады антиклерикалов 17-18-19 вв. Наша блистательная троица сделала замечательный, блистательный прорыв вперед.

--

SPB.SYSOP From : Alexander Mironov 2:5030/352.1 28 Mar 99 Subj : на палубу вышел, а палубы нет

4-ая Царст 2:23 и дале. И пошел он [_пророк_ Елисей] .. в Вефиль. Когда он шел дорогою, МАЛЫЕ ДЕТИ вышли из города и насмехались над ним, и говорили: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их, и проклял их _именем Господним_. И вышли две медведицы [ZT. не самец и самка, а именно две самки!] из леса, и растерзали из них сорок два ребенка. Оттуда [ZT. как ни в чем не бывало сей, извините, пророк Елисей] пошел .. на гору Кармил, а оттуда возвратился в Самарию [ZT. интересно, сколько он еще по пути детишек поубивал?].

Alexander Mironov. - Зяма, я Вам как доктор скажу: это дешевые понты. 42 ребенка, да еще и УЖЕ говорящих, по поводу одного Елисея вряд ли бы собрались. Вне зависимости от размеров плеши. Во-вторых, я имею сказать, что тех детей и так надо было сожрать, потому как дети, которые наблюдают за тем, как в каждый момент времени двоих из них жрут - дебилы.

ZT. 2-е Тимофею (Павла) 3:16. - Все Писание богодухновенно и полезно для научения, .. , для наставления в праведности. 2-е Петра 1:21 Ибо никогда пророчество (ZT. и действие пророка, конечно, тоже!) не было .. по воле человеческой, но .. движимы Духом Святым.

ZT. Значит 42 ребятенка ни за что, ни про что были растерзаны живьем не по приказу плешивого гада и негодяя Елисея, а именно и непосредственно по приказу негодяя из негодяев - Духа Святого (4 Цар 2:23-24).

Снова Макаренко. -

Вообще, поскольку пророки Елисеи и другие важные лица встречались с нами редко, мы не могли бояться небесного возмездия. Но и на земле было достаточно охотников с нами расправляться. И для нас пятая заповедь, освященная богом и его угодниками, была все-таки фактом. Так, из господней заповеди вытекал родительский авторитет. В современной семье иначе. Нет пятой заповеди, никаких благ никто не обещает ни со знаком плюс, ни со знаком минус. А если отец в порядке пережитка и возьмется за ремешок, то это будет все-таки простой ремешок, с ним не связана никакая благодать, а объекты порки ничего не слышали ни о почтительном Хаме, ни о волчице, уполномоченной господом ..

А.С. Грибоедов: "Ах, что за миссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!". Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова. Есть в православн изд. 42:9 и дале. Дочь для отца - тайная постоянная забота, и попечение о ней отгоняет сон: в юности ее - как бы не отцвела, а в замужестве - как бы не опротивела; в девстве - как бы не осквернилась и не сделалась беременною в отцовском доме, в замужестве - чтобы не нарушала супружеской верности и в сожитии с мужем не осталась бесплодною. Над бесстыдною дочерью усиль надзор, чтобы она не сделала тебя посмешищем для врагов, притчею в городе и упреком в народе и не осрамила тебя перед обществом. Не смотри на красу .. и не сиди среди женщин: ибо как из одежды выходит моль, так от женщин - лукавство женское. Лучше злой мужчина, чем ласковая женщина .. Библия. Второзаконие 21:18-23. Если у кого будет сын буйный и непокорный, неповинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам [ZT. лобному месту] своего местопребывания, и скажут старейшинам города своего: "сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница"; тогда все жители города его пусть побьют его камнями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все Израильтяне услышат и убоятся. Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве: то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день; ибо проклят перед Богом всякий повешенный на дереве, и не оскверняй земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел. Второзак гл.22 о наведении чистоты в сексе драконовскими мерами. 4-ая Царст 2:23 и дале. И пошел он [_пророк_ Елисей] .. в Вефиль. Когда он шел дорогою, МАЛЫЕ ДЕТИ вышли из города и насмехались над ним, и говорили: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их, и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса, и растерзали из них сорок два ребенка. Оттуда [ZT. как ни в чем не бывало сей, извините, пророк Елисей] пошел .. на гору Кармил, а оттуда возвратился в Самарию [ZT. интересно, сколько он еще по пути детишек поубивал?]. 2-е Тимофею (Павла) 3:16. - Все Писание богодухновенно и полезно для научения, .. , для наставления в праведности. 2-е Петра 1:21 Ибо никогда пророчество (ZT. и действие пророка, конечно, тоже!) не было .. по воле человеческой, но .. движимы Духом Святым. ZT. Значит 42 ребятенка ни за что, ни про что были растерзаны живьем не по приказу плешивого гада и негодяя Елисея, а именно и непосредственно по приказу негодяя из негодяев - Духа Святого (4 Цар 2:23-24). ...И если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету; Сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими. (Втор 25:2-3) Притч 23:13-14 Не оставляй юноши без наказания; если накажешь его розгой, он не умрет; ты накажешь его розгою, и спасешь душу его от преисподней. Притч 13:24 Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его. Притч 19:18 Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его. Притч 29:17 Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей. Псалтырь 140 5 Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей; но мольбы мои - против злодейств их. Библия. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова. Гл. 33, 25. Корм, палка и бремя для осла; хлеб, наказание и дело для раба. 26. Занимай раба работою, и будешь иметь покой; ослабь руки ему - и он будет искать свободы. 27. Ярмо и ремень согнут выю вола, а для лукавого раба - узы и раны; употребляй его на работу, чтобы он не оставался в праздности, ибо ПРАЗДНОСТЬ НАУЧИЛА МНОГОМУ ХУДОМУ; 29. приставь его к делу, как ему следует, и если он не будет повиноваться, наложи на него тяжкие оковы. 30. Но ни на кого не налагай лишнего и ничего не делай без рассуждения. 32. Если есть у тебя раб, то поступай с ним, как с братом, ибо ты будешь нуждаться в нем... 33. Если ты будешь обижать его, и он встанет и убежит от тебя, то на какой дороге ты будешь искать его? Сирах 30:1 Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им. К Евреям 12 11 Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности. Притчи 3 12 ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему. ...И если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету; Сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими. (Втор. 25, 2-3).

Сообщение (фрагмент из П.А. Вяземского) от Михаила Михайловича Фокина. [ Фокин Михаил Михайлович. 1961 г. р. Окончил Ленинградский государственный педагогический институт им. А.И. Герцена, исторический факультет. Сейчас являюсь внештатным экскурсоводом Юношеского Университета Петербурга (в Аничковом дворце), аккредитован как экскурсовод в Комитете по туризму и развитию курортов Администрации Санкт-Петербурга (N 02/0730), имею публикации в журнале "История Петербурга"). Занимаюсь военно-исторической реконструкцией. Состою в клубе "Санкт-Петербургская княжеская дружина" (средневековая реконструкция) и в клубе "6-ой гусарский полк" (наполеоновский период). ] -

Вяземский Петр Андреевич 1792-1878. "Мемуарные заметки" 1865 г. Дается по кн. // Державный сфинкс. М. Фонд Сергея Дубома 1999 .. Еще одно последнее сказание, тоже вставка, но в котором я разыгрываю если не действующую роль, то страдательную. В первых годах моего детства (мне было тогда года 4 или 5) был при мне в должности дядьки француз La Pierre. Нe знаю, какие были умственные и нравственные качества его, по крайней мере мне памятно, что он не грешил потворством и баловством в отношении к барскому и генералгубернаторскому сынку. Видно, привилегии аристократии, против которых так вопиют в наше время, не заражали тогда детей своим тлетворным влиянием. Дело в том, что господин Лапьер, не помню именно за что и про что, секал меня бритвенным ремнем. Лет 30 спустя, бывши в Нижнем Новгороде, заходил я в дом, тогда нами занимаемый. В нем отыскал я - впрочем, не памятью сердца, а разве памятью чего-нибудь другого, - или чуялось мне, что отыскал я комнату, в которой подвергался я этим экзекуциям. Но я не злопамятен. Признаюсь, не разделяю благородного негодования, которым воспламеняются либералы и педагоги-недотроги при одной мысли об исправительных розгах, употребляемых в детстве. Во-первых, судя по себе и по многим из нашего сеченого поколения, я вовсе не полагаю, чтобы телесные наказания унижали характер и достоинство человека. Все эти филантропические умствования по большей части не что иное, как суемыслие и суесловие. Дело не в наказаниях, а дело в том, чтобы дети и взрослые люди, подвергающиеся наказанию, были убеждены в справедливости наказателя, а не могли приписывать наказание произволу и необдуманной вспыльчивости. Не признаю сечения радикальным пособием для воспитания малолетних: но и отсутствие розог не признаю также радикальным способом для нравственного образования и посеяния в детях благородных чувств. Эти благородные чувства могут быть равно посеяны и с розгами, и без розог. Но при нашем, отчасти при материальном сложении, страх физической боли особенно в детстве имеет, без сомнения, значение свое. К тому же, разве одни розги принадлежат к телесному наказанию? Разве посадить ребенка или взрослого человека на хлеб и на воду не есть также телесное наказание? А запереть провинившегося в школьный карцер или в городскую тюрьму не то же телесное наказание? А заставить ленивого и небрежного ученика написать в рекреационные часы несколько страниц склонений или спряжений - неужели и это духовное, а не прямо телесное и физическое наказание? При нашей немощи, при погрешностях и пороках, которым зародыш находится и в детстве, при страстных и преступных увлечениях, которым подвержена человеческая природа, нам нужен тем или другим способом действительный, воздерживающий нас страх. Этот необходимый внутренний нравственный балласт ныне многие хотят бросить за борт. Они хотели бы изгнать всякий страх из детства, из взрослых людей, из политического и гражданского общества. Они хотели бы уничтожить страх на земле, и вне и выше земли. Известная аксиома: дайте воле идти (laisser faire, laisser passer), которую экономисты прикладывают к материальным силам и движениям промышленности и торговли, - может быть, еще имеет свой смысл и свою пользу в этом отношении; но неблагоразумно, нелепо хотеть приспособить ее к нравственным и духовным силам человека. Нет спора, что без страха, без этой, так сказать, внутренней оглядки, с этой дикою и необузданною безнаказанностью, без этого полновесного балласта, который служит уравновешиванием и охраною, можно идти легче и уйти далеко. Но как и куда? вот вопросы, о которых стоит поразмыслить... (с.405-6).

Высшая школа Санкт-Петербурга XIX - начало XX века Сборник документов ЦГИА СПб, 2007.
Док. № 126 "Правила о заключении в карцер"*, составленные в Александровском лицее
[1900 г.]**
§ 1. Воспитанник, совершивший особо важный проступок, может быть заключен в карцер.
§ 2. Заключенный в карцер на уроках и лекциях не присутствует, но ежедневно пользуется прогулкой, продолжительность коей определяется инспектором воспитанников в зависимости от срока, на который воспитанник заключен, и от состояния погоды.
§ 3. Заключенный в карцер встает и ложится спать в часы, установленные для воспитанников класса, к которому принадлежит. На день постель уносится из карцера.
§ 4. Заключенный в карцер получает утренний и вечерний чай, завтрак из одного блюда и обед из двух блюд. В исключительных случаях пища может быть ограничиваема, вплоть до оставления на хлебе и воде, но это последнее ограничение не может быть назначаемо долее, как на одни сутки.
§ 5. Курение, лакомства и всякая пища, кроме положенной порции (§ 4), в карцере не допускается.
§ 6. Заключенный в карцер может иметь при себе только учебные книги. Воспитаннику младшего курса может быть назначена экстренная работа, балл за которую выставляется в журнале.
§ 7. За каждый случай заключения в карцере воспитанник может быть, сверх того, лишен отпуска на срок, по усмотрению инспектора воспитанников.
§ 8. Заключенному в карцер во всяком случае сбавляется балл за поведение.
§ 9. Заключенный в карцер лишается на время, по усмотрению инспектора воспитанников, права баллов, или иных прав на отпуск в будние дни***.
ЦГИА СПб. Ф. 11. Оп. 2. Д. 53. Л. 274. Гектограф
* Автор не установлен.
** Датируется по смежным документам.
*** По всей вероятности, конец документа утрачен.

ZT. Дискуссия из фидо. Михаил Зеленый. - Интересно то, что те, кто имеет опыт воспитания детей (Слава Джанзабилов, Андрей Десницкий) - те за строгость (разумную) и в принципе не отрицают умеренных наказаний. А те, у кого детей нет - против :-). С уважением, Михаил. > Andre Desnitskу 06 Aug 98 <bsruss@dol.ru> Subj : Наказание и насилие. Яков Кротов. Его передача "С точки зрения христианина" по "Свободе" несколько недель назад о телесных наказаниях. Буду пересказывать. [ Andre Desnitskу продолжает ] Передача, как это часто бывает, строилась на противопоставлении двух подходов. Один основан на подавлении дурных склонностей человека и ведет он к плетке, другой сравнивается с позицией отца из притчи о блудном сыне и означает в идеале доброжелательное ожидание без вмешательства в происходящие события. Стоит ли говорить, что симпатии автора были целиком на стороне второго типа людей. Насилие отвратительно; наказание есть насилие, в особенности телесное. Впрочем, всякое наказание по сути своей телесно, т.к. действует прежде всего на тело, будь то даже бойкот. Таков пафос передачи. [ Andre Desnitskу продолжает ] Однако не все так просто. Любой родитель подтвердит, что "блудный сын" в возрасте 3 или даже 10 лет безусловно нуждается в немедленной коррекции, а если ждать, пока он, наконец, перестанет трескать ложками варенье и возьмется за манную кашу (вариант: пойдет делать уроки), то этот момент наступит явно слишком поздно. В младшем возрасте большинство запретов касаются опасных для жизни и здоровья ребенка вещей. Будет ли насилием над волей ребенка ложка с горьким лекарством, впихнутая в рот? Запрет идти гулять, пока не выучены уроки? Безусловно, точно так же, как уголовный кодекс, да и вообще всякий правопорядок и дисциплина, в том числе и церковная, насилие над моей волей делать, что взбредет в голову, есть насилие прежде всего телесное. В любом случае - не всегда оправданное (красный свет горит не только когда есть реальная опасность на дороге; за буйки нельзя заплывать и чемпиону мира по плаванию). Но - необходимое насилие. [ Andre Desnitskу продолжает ] Крайний случай - война. Бывают войны бездарные и бессмысленные, как Чеченская; но ведь бывают и такие, как II мировая, когда приходится совершать множество жестоких и отвратительных поступков (вроде сплошной бомбардировки немецких городов союзной авиацией) ради предотвращения еще более грандиозных жестокостей. Легко было Льву Толстому говорить, что если не сопротивляться захватчикам, они просто немного покуражатся и сами поймут бессмысленность своего поведения - он не видел ни Освенцима, ни ГУЛАГа. Ничего они не поймут, пока их не остановят. [ Andre Desnitskу продолжает ] Но подлинно христианское видение человека неизбежно основывается на двух постулатах. Человек есть образ Божий; человек склонен ко греху. Оба полюса, добра и зла, присущи нашей природе. Думаю, на этом и должна строится христианская педагогика. И не стеснятся запрещать, наказывать, подавлять, если только - и тут самое важное! - все это делается не ради чего-то, лежащего за пределами ребенка, ради успеваемости, например, а только ради него самого, и делается с искренней любовью. Не унижая, а ограничивая. [ Andre Desnitskу продолжает ] Можно дать в сердцах раз-другой по попе, и больно дать, а через пять минут стать вновь лучшими друзьями. Проверено на практике. Помню, как моя дочь в шесть лет удрала без спроса домой к подружке и после поимки в наказание ей было велено сидеть дома до обеда (всего-то оставалось часа полтора). Она попросила ее лучше пошлепать и отпустить играть во двор, что и было исполнено. А вот к бойкоту я никогда не прибегну, как и не прибегали мои родители (хотя бывало, пороли) - ни на минуту я не могу показать своим детям, что они мне безразличны, что я не дорожу их общением. Это общение может быть испорчено, оно может состоять из моей ругани и их капризов, даже из непослушания и наказаний, но оно всегда будет, и будет по мере сил - искренним. [ Andre Desnitskу продолжает ] Поэтому честно признаюсь, что я вполне поддерживаю мнение таких людей, как Ирина Медведева ("Книга для трудных родителей") и др. Добсон (американский автор нескольких переведенных у нас книг), которые считают вполне допустимыми мягкие формы телесного наказания, естественно, без унижений, истязаний и до какого-то определенного возраста (Добсон говорит лет до 10, когда появляется подростковые комплексы). И, конечно, в исключительных случаях нахального и осознанного неповиновения, после недвусмысленных предупреждений. Это как скальпель в медицине - последнее средство и очень часто признание собственной неспособности справиться менее радикальными средствами. Это очень плохо, но это гораздо лучше, чем отсутствие всякого лечения или лечение не адекватное, не приводящее к заметному результату. Так, наверно, и в педагогике - многие, думаю, видели ребенка, которому все позволено. Он очень несчастен, как человек, живущий в доме без стен. Куда ни пойди, что ни натвори - все можно. Он пробует так и этак: ну где же запрет, где граница и что мне за это будет? А ничего не будет. И так далее, и тому подобное. А рано или поздно дитя выходит в мир, где уже далеко не все позволено, где помимо уголовной ответственности есть тысячи повседневных правил, которыми дитя отнюдь не привыкло себя стеснять. И начинаются мелкие трагедии в школе, на улице, с друзьями. [ Andre Desnitskу продолжает ] Выскажу и совсем крамольную мысль (ой, что про меня скажут, заранее страшно!) Смотрел я как-то передачу из колонии для несовершеннолетних. В общем, вся эта жизнь подростков- преступников вполне подпадает под категорию истязаний, не исключая и обыденных избиений. И, разумеется, школа преступности: попадает туда мальчишка, укравший что-то по дурости или кому-то раскроивший череп в драке, а выходит вполне подготовленный морально и профессионально молодой вор или бандит. Ясно, что в ближайшее время ощутимых сдвигов в этой сфере у нас не будет, их едва ли досыта станут кормить, не говоря уж об остальном. Но в то же время оставлять наиболее дерзкие и осознанные преступления без наказанными нельзя - кто не препятствует злу, тот велит ему быть, как говорил кто-то из древних. Что делать? Вот начальник колонии, у которого журналисты брали интервью, сказал примерно так: есть здесь и настоящие преступники, им тут и место. А вот другую половину мальчишек я бы выдрал как следует да и отпустил по домам. И мне тоже кажется, что это было бы гораздо милосерднее.

Итог (в числе прочего) комиссарских повадок, перенесенных на отношения с сыном. - А.С. Макаренко, "Кн для родителей", из гл. 1., т.5 М.1985, с.9-10 .. Отец этот неряшлив: на рукаве какие-то перья, куриные, что ли, одно перо прицепилось к его пальцу, палец жестикулирует над моей чернильницей, и перо с ним .. Отец размахивает кулаком, наливая кровью перекошенное лицо. - Единственный, а? Ограбил, оставил вот... в чем стою! Кулак его метнулся к стенке .. Я партизан. Меня вот... сабля шкуровская... голову мою... разрубила! Для них, для тебя! .. Я вижу: это враги, враги надолго, - может быть, на всю жизнь. На каких-то пустяках сшиблись эти характеры, в каких-то темных углах души разыгрались инстинкты, расходились темпераменты. Нечаянный взрыв - обычный финал неосторожного обращения с характером - этот отец, конечно, взял палку. А сын поднял против отца свободную, гордую голову - недаром ведь отец рубился со шкуровцами! Так было вначале. Сейчас он извивается в беспамятстве, а сын? Я гляжу на Мишу сурово и тихо говорю: - Поедешь в коммуну Дзержинского! Сегодня! Мальчик выпрямился на стуле. В его глазах заиграли целые костры радости, осветили всю комнату, и в комнате стало светлее. Миша ничего не сказал, но откинулся на спинку стула и направил родившуюся улыбку прямо на шкуровский шрам, на замученные очи батька. И только теперь я прочитал в его улыбке неприкрытую, решительную ненависть ..

05 Nov 97 >To : Olga Nonova ON> Вы с помощью цитат выражаете свое несогласие с такими положениями: 1. Талантливый вертопрах и балдежник - нужен обществу как украшение жизни. ZT. Да, я с этим не согласен. Для украшения елки жизни найдется и более приемлемая мишура, - национальные клоуны, например. Да, я боюсь восхвалений вертопрахов и балдежников. Я также не поклонник вампиловщины.

ПП-2003 из гл. “Награды” .. [Профессор Чайкин -] “Мы не можем входить в обсуждение всех заявлений автора, касающихся производства. Может быть, с точки зрения материального обогащения колонии, это и полезное дело, но педагогическая наука не может в числе факторов педагогического влияния рассматривать производство и тем более не может одобрить такие тезисы автора, как “промфинплан есть лучший воспитатель”. Такие положения есть не что иное, как вульгаризирование идеи трудового воспитания”. / Многие еще говорили, и многие молчали с осуждением. Я наконец обозлился и сгоряча вылил в огонь ведро керосина. / - Пожалуй, вы правы, мы не договоримся. Я вас не понимаю. По-вашему, например, инициатива есть какое-то наитие. Она / - 662 - приходит неизвестно откуда, из чистого, ничем не заполненного безделья.

ZT. Макаренко тут явно не прав: хулиганская = http://zt1.narod.ru/vampil01.htm вампиловская инициатива рождается именно-то из ничем не заполненного безделья…

Макаренко продолжает. - Я вам третий раз толкую, что инициатива придет тогда, когда есть задача, ответственность за ее выполнение, ответственность за потерянное время, когда есть требование коллектива. Вы меня все-таки не понимаете и снова твердите о какой-то выхолощенной, освобожденной от труда инициативе. По-вашему, для инициативы достаточно смотреть на свой собственный пуп… / Ой, как оскорбились, как на меня закричали, как закрестились и заплевали апостолы! И тогда, увидев, что пожар в полном разгаре, что все рубиконы далеко позади, что терять все равно нечего, что все уже потеряно, я сказал: / - Вы не способны судить ни о воспитании, ни об инициативе, в этих вопросах вы не разбираетесь .. (с.661-2).

ON> 2. Давать щелбаны в воспитательных целях- хорошо. - ZT. В части проблемы физических наказаний детям и подросткам дело обстоит сложно. Ник Ив Пирогов 1810-81 был шибким противником розги детям, но когда стал начальником Киевского учебного округа, был вынужден из практической необходимости разрешить в школах в исключительных случаях применение розги. В 1928 г. в письме в редакцию харьковской газеты "Коммунист" (ни в газете, ни в 7 и 8 томниках не опубликовано) Макаренко M> писал в защиту арестованного Ал-дра Ив Остапченко ("Народн обр" 1963,2): [В файле http://zt1.narod.ru/ostapch.htm письмо Мака в защиту Остапченко дано _полностью_]. Цитаты оттуда. - M> ... Чтобы отвратить возможные неправильные толкования, я категорически заявляю, что никакого разговора не может быть о физическом наказании как о методе... Суровое запретительное слово закона должно остаться таким же суровым. Какое-либо официальное разрешение бить детей привело бы нашу работу в состояние ужаснейшего хаоса... Вообще я не могу даже говорить о юридической стороне вопроса. Но есть другие стороны... M> Ведь нельзя так просто объяснить злой волей или преступной наклонностью этот ремень Остапченко, эти преступления других людей... Не слишком ли много положено на их плечи и чего они, заведующие колониями, должны просить у общества: милосердия или справедливости ? ... Разве нам отдали ясноглазых ребят, радующих отеческие сердца ... ? Построили для них теплые уютные дома ... ? Дали в достаточном числе одежду, пищу, книжку, игрушку ? Разве могли мы пригласить для воспитания этих детей дельных, знающих педагогов, обеспечить для этих ребят спокойный и здоровый выход на работу, в жизнь ? Нет, таких возможностей не было! Зато сотнями отдавали в наши руки бесчинствующих беспризорных ... И в порядке какого-то забавного развлечения от нас потребовали, как хотите назовите, чуда или фокуса: потребовали, чтобы мы перевоспитали этих ребят без принуждения, без наказания, одним только словом, при помощи "самодисциплины" и "самоорганизации"... Те волны хулиганства и беспардонной распущенности какие прибывают к нему с Благбаза, он (ZT. директор колонии) обязан встречать расслабленной улыбкой и тепленьким словом ... А когда в его колонии вдруг начинают растаскивать то несчастное имущество, которое он накопил при помощи своей змеиной мудрости или честного попрошайничества, он свое ... отчаяние должен заключать в какие-то хитроумные рамки, как будто и воровства никакого нет, а есть одна чистая педагогика... M> Так как нас никто и никогда не благодарил, то мы и не ждем благодарности. Но мы обращаем внимание общества на тяжелые условия и нашей задачи, и нашей работы... Я говорю только ... о формах педагогической невыдержанности... Иногда это результат совершенно исключительной обстановки, когда пощечина близко стоящему к случаю лицу представляется просто полезной и необходимой. M> В одной из колоний подросток избил до синяков воспитательницу, а через день кухарку. Его упрятали в тюрьму. Какая-либо авторитетная пощечина могла бы остановить этого хулигана. По самой "идеалистической этике" этот случай не так легко разрешить, ибо что особенно идиллистического заключается в тюрьме? M> Заведующему в безвыходных иногда условиях работы, в момент, когда нужно немедленно действовать, бывает очень трудно найти точную линию с точки зрения этики и права... ZT. полностью см. в http://zt1.narod.ru/ostapch.htm Письмо А.С. Макаренко в редакцию харьковской газеты "Коммунист", 1928 г., в защиту Ал-дра Ив Остапченко ("Народн обр" 1963,2).

--

Фрагмент из не помеченного источника. - .. Так называемый методологический анархизм Фейерабенда (Feyerabend P.).
Он (Фейерабенд). - Для меня демократия .. стоит на первом месте, а “рациональность”, “истина” и все другие изобретения наших интеллектуалов - на втором .. Есть же деятели, для которых верность принципам важнее реального самочувствия реальных живых людей…
Большинство рецензентов квалифицируют позицию Фейерабенда (с допуском астрологии и т.п.) как “методологический анархизм”.
Часто цитируют его (Фейерабенда) тезы. - Все годится. Подходит любое .. Хотя, конечно, такого рода ответы-советы пусты и неопределенны, но зато это позиция участливого человека, а не отчужденного наблюдателя, пришедшего с готовыми “принципами” ..
ZT. То есть, как в “Операция Ы” Леонида Гайдая “к людям надо подходить мягше а на жизнь смотреть ширше”. То есть, тут как бы теза о воспитании тоже вот страшно “участливого человека” С.Л. Соловейчика: “Можно так, можно по другому, можно как угодно, а лучше вообще никак…”. Стелить ленивым душам не жестко, а мягко, чтобы они кричали вам ура и в воздух чепчики бросали. Что массе людей во плоти хочется, чтобы было истиной, то в порядке с-соловейчиковского подпевания этим обывателям и объявляйте истиной. “Если не обосновано, но очень грезится, то обосновано”. Конформистское = с-соловейчиковское потакание грезам большинства… а на истины и плодотворности плевать…

Фридрих Ницше (1844-1900), "Так говорил Заратустра" (1883-4), ч.4 гл. Добровольный нищий. - “.. Насколько труднее уметь дарить, чем уметь брать .. Хорошо дарить есть искусство, и притом высшее, самое мудреное искусство доброты ..”. ZT. Помнится, такое встречалось в главах “Заратустры” и раньше (не выписывал). Дарить как угодно - не трудно, трудно - правильно дарить. В “Сумерки идолов” Ницше Изречение № 9. - “Помогай себе сам: тогда поможет тебе и каждый. Принцип любви к ближнему”. ZT. То есть, помогать надо тем, кто хочет быть максимально самостоятельным, и вот в этом-то стремлении субъектов к максимальной самостоятельности бывает и надо помочь им, - в частности, помочь им и дарениями. Дарения же вне этого условия - есть развращение = преступление перед моралью.

Фридрих Ницше, Антихрист (1888), из 4 .. В единичных случаях на различных территориях земного шара и среди различных культур, удается проявление того, что фактически представляет собою высший тип, что по отношению к целому человечеству представляет род сверхчеловека. Такие счастливые случайности всегда бывали и всегда могут быть возможны. И при благоприятных обстоятельствах такими удачами могут быть целые поколения, племена, народы. ZT. _Националисты до уровня фашистов_ - это обезумевшая от зазнайства, (sic!) _о_б_е_з_у_м_е_в_ш_а_я_ _о_т_ _з_а_з_н_а_й_с_т_в_а_, - и потому _неадекватно себя международно- ведущая_, - не слишком большая часть народа и/или общества. Но бывают эпохо- ситуации когда в зазнай- безумство впадает 98% народа: евреи периода фашизма Моисея, Аарона, Елизара и Иисуса Навина; арабы периода фашизма Мухаммада и первых халифов; монголы периода фашизма Чингисхана (1155-1227) и потом; немцы периода фашизма Гитлера и Геббельса; чеченцы периода фашизма Шамиля Басаева ..

Псалом 136 1 При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе. 2 На вербах посреди его повесили мы наши арфы. 3 Там пленившие нас требовали от нас слов песен, и притеснители наши - веселия: “пропоите нам из песен Сионских”. 4 Как нам петь песнь Господню на земле чужой? 5 Если я забуду тебя, Иерусалим, - забудь меня десница моя; 6 прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалима во главе веселия моего. 7 Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима, когда они говорили: “разрушайте, разрушайте до основания его”. 8 Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! 9 Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень! ZT. Скверно, аж жуть!

2-е Царств, конец гл.12 28 Иоав воевал против Равны Аммонитской и взял почти царственный город. 27 И послал Иоав к Давиду .. [ZT. После Моисея и до Христа сей Давид и в иудаизме, и в христианстве, - самый почитаемый!] .. И послал Иоав к Давиду сказать ему: я нападал на Равву, и овладел водою города; 28 Теперь собери остальной народ и подступи к городу и возьми его; ибо, если я возьму его, то мое имя будет наречено ему. 29 И собрал Давид весь народ и пошел к Равве, и воевал против нее и взял ее. 30 И взял Давид венец царя их с головы его, а в нем было золота талант и драгоценный камень, - и возложил его Давид на свою голову, и добычи из города вынес очень много. 31 А народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми города Аммонитскими. [ZT. То есть, жителями лишь Раввы дело не ограничилось, - Давид один за другим завоевывал и другие Аммонитские города, и значит все новые и новые массы людей ложились им под пилы, под железные молотилки, под железные топоры и бросались в обжигательные печи. То есть, некоторым воинственным Халифам, и некоторым Крестоносцам, и Чингисхану, и Гитлеру с Геббельсом - было кому подражать!]. ZT. Скверно, аж жуть!

Льва-ник-гумилевщина - это психоанализ, перенесенный из персоно-психологии в этносо-историческое. То есть и именно: если "методологию" Зигмунда Фрейда (1856-1939) перенести в область истории, то и получатся: "методология" славянофильства и прочего в мире разно-этносо-фильства + "методология" "Дневника писателя" Достоевского + "методология" Льва Ник. Гумилева (1912-92), но это суть сквернейшее = антинаучное нарушение принципа форм движения материи Фридриха Энгельса (1820-95) (http://zt1.narod.ru/form-dvj.htm).

Две стороны медали по сюжету на стройке в “Операция Ы” Леонида Гайдая. -
Томас Ман в ст. о Ницше. - Орды, одержимые "могучими иллюзиями", помойная яма фашистской [ = мухаммадской = чингисханской = ф-м-достоевской = л-н-гумилевской и т.д. ] идеологии.Толпы, развращенные формулой "К людям надо подходить мягше а на жизнь смотреть ширше", помойная яма с-л-соловейчиковской = в-а-сухомлинковской идеологии.
Сюжет на стройке “Операция Ы” Л. Гайдая - это существенно макаренковский сюжет. Бестребовательная = сюсюкающая = с-соловейчиковская = в-сухомлинковская “педагогика” породила миллионы Федей, и тогда поневоле возмущенные Шурики берутся за хворостину, чтобы хотя бы такого рода средствами ну хоть на немножко затормозить порожденное С. Соловейчиками = В. Сухомлинцами массовое хамство и массовый же паразитизм. Но тут набегают телевизионщики и прочие СМИ-шники. Они набегают - и возмущаются авторитарной педагогикой Шуриков. Они набегают - и требуют отдать Шуриков под суд. Да, вместо справедливых бы требований отдать под суд породителей миллионов Федей - С. Соловейчиков = В. Сухомлинцев, они, эти СМИ-шники, требуют отдачи под суд Шуриков. Вот каково ханжество = хамство наших с-соловейчиковских по пропитке поганых средств массовой информации…

Иоганн Готлиб Фихте 1762-1814. Из : “Назначение человека” (1800), с последних стр. .. Я знаю то, что я нахожусь в мире высшей мудрости и благости, имеющей свой план и безошибочно его выполняющей; я пребываю в этом убеждении, и я счастлив. / Правда, есть существа, [абстрактно говоря тоже] предназначенные к разуму и нравственности, которые борются, однако, с разумом и направляют свои силы на содействие безумию и пороку, но это столь же мало может лишить меня моей твердости и отдать во власть негодования и возмущения. Несообразность, что они ненавидят хорошее, потому что оно хорошее, и содействуют злу из чистой любви к злу как таковому, несообразность, которая одна могла бы вызвать мой справедливый гнев, - эту несообразность я не приписываю никому из носящих человеческий образ, ибо я знаю, что этого нет в человеческой природе. Я знаю, что для всякого, кто так действует, поскольку он так действует, нет вообще ни зла, ни добра, а есть только приятное и неприятное, что он вообще не господствует над собой, а находится во власти природы, и что не сам он, а природа в нем ищет всеми силами первого и избегает последнего, не обращая никакого внимания на то, хорошо ли это или дурно. Я знаю, что раз он таков, каков он есть, то он не может поступать ни на йоту иначе, чем он поступает, а я весьма далек от того, чтобы возмущаться необходимостью или сердиться на слепую и безвольную природу. Во всяком случае, вина и преступление таких людей заключается именно в том, что они отдаются во власть слепой природы вместо того, чтобы быть свободными и самим по себе представлять что-либо. / Только это могло бы вызвать мое негодование, но здесь я оказываюсь в области абсолютно непонятного. Я не могу ставить таким людям в вину их недостаток свободы, не предполагая их уже свободными для того, чтобы сделать себя [= по Чеховски захотеть стать] свободным. Я хочу рассердиться на них, но не нахожу предмета для своего гнева. То, что в них действительно есть, этого гнева не заслуживает; что его заслуживало бы, того в них нет, и они все же не заслуживали бы его, если бы это и было в них. Мое негодование обрушилось бы на явное ничто. - Тем не менее, я должен всегда обходиться с ними и говорить с ними так, как будто они были тем, чем - как это я очень хорошо знаю, - они не являются; в отношении к ним я должен всегда предполагать то, благодаря чему я только и могу стать к ним в какие-нибудь отношения и иметь с ними дела. Долг дает моим действиям такое понятие об этих людях, которое противоположно результату размышления о них. И таким образом, всегда может случиться, что я отнесусь к ним с благородным возмущением, как будто бы они были свободны, чтобы посредством этого возмущения воспламенить их против самих себя; между тем я сам никогда не могу ощущать в глубине своей души этого возмущения - так учит разум. На неразумие и порок негодует во мне только действующий в обществе человек, а не тот покоящийся в себе самом и законченный в себе самом созерцающий человек. ZT. Это (приведенное) рассуждение Фихте было бы интересно А.П. Чехову как теоретику “выдавливания из себя раба”, и оно же было бы интересно и А.С. Макаренко как теоретику всего того, что он (Макаренко) вообще натеоретизировал.

Бертран Рассел (1872-1970) в лекции 06.03.1927 и в брошюре того же г. "Почему я не христианин". Б. Рассел там против РАБСКОЙ СКОВАННОСТИ РАЗУМА СЛОВЕСАМИ, ПУЩЕННЫМИ В ОБИХОД В ДАВНО ПРОШЕДШИЕ ВРЕМЕНА НЕВЕЖЕСТВЕННЫМИ ЛЮДЬМИ. Это тоже относится к чеховскому "Выдавливать из себя раба".А.С. Макаренко в текстах и в устных выступлениях против РАБСКОЙ СКОВАННОСТИ РАЗУМА СЛОВЕСАМИ, ПУЩЕННЫМИ В ОБИХОД В ДОМАКАРЕНКОВСКИЕ ВРЕМЕНА НЕВЕЖЕСТВЕННЫМИ В ПЕДАГОГИКЕ ВОСПИТАНИЯ ЛЮДЬМИ. И это на данное время тоже относится к чеховскому "Выдавливать из себя раба".

Витченко Ст. Ст. Дорогие наши мальчишки. Л.1978 БАН 1979и/15. На стр. 150. У Кости [Трофимова] вся “академия” - четыре класса, дважды побывал в исправительно-трудовой колонии. Да и те семьдесят прогулов за год пребывания на “Электросиле” тоже о многом говорят ..

На стр. 148-50.

“10 января. Досрочно появился на рабочем месте Трофимов: соскучился по делу. Отправил домой, - в отпуске положено отдыхать.

3 марта. Трофимов оставил конвейер и 20 минут отсутствовал, проболтал со знакомой девушкой. Бригада его предупредила.

31 мая. Программу месяца выполнили отменно. Изготовлено 3800 узлов. С первого предъявления сдано 3652 узла, со второго - 147. Лучше других работали Машков, Смирнов, Большаков, Некрасов. Значительно старательнее стал Трофимов.

12 июня. Костя Трофимов сдал на первый разряд. Его поздравили. Горд парень”.

Костя - рослый, красивый, уверенный в себе парень. И все ему давалось легко. Если брался за освоение новой продукции, то показывал необыкновенную сметливость, так что товарищи только дивились: толковый парень Трофимов! Но у Кости, как это часто случается, не было главного - настойчивости и терпения. Поэтому его энтузиазма в труде тоже хватало ненадолго. Добился первого успеха, и сразу наскучило. Решил “поразвлечься”.

Первое, с чего он начал, - это перечить бригадиру. Я скажу: сделай так, Трофимов делает по-иному. И слова, и мимика - все с издевкой.

Как воздействовали? По-всякому - не только я применял испытанные приемы рабочей педагогики, но влияли на непокорного и сами ребята. Предупреждали, обсуждали его поведение на собрании. Не раз вопрос стоял так: быть или не быть Трофимову в бригаде? В коллективе оставили, а вот воспитывать продолжали.

Однажды произошло ЧП. Костя опрессовывал узлы и после опрессовки бросал их на конвейер так, что женщины на противоположной стороне подскакивали. Костя “развлекался”.

- Не тратьте на него слов, Степан Степанович, - рассердились ребята.

Они пошли за ним в раздевалку - двадцать парней. Костя выскочил оттуда бледный.

- Батя! - Он впервые назвал меня так. - Всякие дозы я принимал, но таких еще не приходилось.

Трудно вмешиваться в подобный ход событий, и все-таки вмешиваться надо. Не может наставник спокойно созерцать происходящее.
В силу коллектива надо верить и доверять ему самостоятельно воздействовать на каждого своего члена (по мере необходимости).
Но А.С. Макаренко говорил, что “это вовсе не значит, что мы, педагоги, и вообще взрослые руководители коллектива, стоим в стороне и только наблюдаем. Как раз нам приходится каждую минуту мобилизовывать нашу мысль и опыт, наш такт и волю, чтобы разобраться в многообразных проявлениях, желаниях, стремлениях коллектива и помочь ему советом, влиянием, мнением, а иногда даже и нашей волей”.

Эти слова, думается, особенно справедливы в случаях острых ситуаций.

Можно ли вообще разрешать “силовые приемы” в работе с подростками? Думаю, они не исключены, но тут много “но”.

Во-первых, это допустимо только в самых крайних случаях, когда использованы все средства воздействия коллектива на личность.

Во-вторых, такие приемы, конечно, не метод воспитания, а “взрывной” элемент выражения общественного мнения коллектива по поводу случившегося ЧП.

В-третьих, “силовой прием” не должен быть физическим издевательством.

И последнее. Все такие случаи обязательно должны сопровождаться последующим серьезным разговором с ребятами.

В случае с Костей мне пришлось много говорить с ребятами по поводу использования “силовых приемов”. Они сделали необходимые выводы, - подобные случаи не повторялись. Что же касается самого Кости, то главное состоит в том, что, выражаясь языком ребят, бригада все-таки “вправила ему мозги”. Он стал квалифицированным рабочим. Вступил в комсомол ..

ПП-2003 из гл. Жизнь покатилась дальше .. Даже по отношению к мальчикам я никогда не придавал особенного веса эволюционным путям. В опыте своем я убедился, что как бы ни хорошо был организован общий порядок, как бы ни здорово, радостно и правильно ни жил коллектив, никогда нельзя полагаться только на спасательное значение одной эволюции, на постепенное становление человека. Во всяком случае, самые тяжелые характеры, самые убийственные комплексы привычек никогда эволюционно не разрешаются. Очень возможно, что в эволюционном порядке собираются, подготовляются какие-то предрасположения, намечаются какие-то изменения в духовной структуре, но все равно для реализации их нужны какие-то более острые моменты, взрывы, потрясения, берега бездны, то, что в биологии называется мутацией. Я не имел никогда возможности нарочито организовать широкий опыт в этом направлении, я не имел права организовывать такие взрывы, но когда они происходили в естественном порядке, я видел и научился учитывать их великое значение. Я много, очень много думал по этому вопросу, потому что это один из центральных вопросов педагогики перевоспитания. К сожалению, я имел очень ограниченные возможности проверить свои предчувствия лабораторным порядком.

Что такое взрыв? Я представляю себе технику этого явления так. Общая картина запущенного “дефективного” сознания не может быть определена в терминах одного какого-нибудь отдела психики. И вообще, дефективность сознания - это, конечно, не техническая дефективность личности [ZT. Это лишь как подавляющее правило, но из этого правила бывают и исключения, а именно: встречаются и неподдающиеся “биологические типы”, даже обладающие порядочным интеллектом, см., к примеру, про Фейгельсона-Тубина в файле http://zt1.narod.ru/tubin.htm], это дефективность каких-то социальных явлений, социальных отношений, одним словом, это прежде всего испорченные отношения между личностью и

Самый компетентный знаток А.С. Макаренко Гётц Хиллиг (Goetz Hillig) в так сказать итоговой своей статье о Колонии им. Горького в полтавском журнале “Постметодика” 2003,2(48) достаточно справедливо писал. - Макаренко не выделял особо никакого метода для преодоления беспризорности и асоциального поведения, кроме коррекции характера. Она же должна, если это возможно, происходить не постепенно, а одномоментно, в форме потрясения в присутствии всех воспитанников, благодаря чему и добиваются “сильного впечатления”, - так, по меньшей мере, гласят макаренковские “выводы из моего педагогического опыта” в докладах московского периода. Такого рода “взрывы”, которые поднимают на максимальную высоту конфликт между индивидуумом и коллективом, Макаренко в колонии им. М. Горького неоднократно инсценировал с направленностью как против одной личности, так и против целых групп: знаменитое “завоевание Куряжа” в 1926 году - полностью погрязшая в беспризорности детская коммуна из 280 воспитанников взята простым “поглаживанием” 120 дисциплинированных “горьковцев” (с.11).

ZT. Практически и фактически Гётц Хиллиг тут справедливо отмечает, что: вообще объектом “взрывного” воздействия у Макаренко совсем не обязательно была только какая-либо одна вызванная на середину зала личность. Ведь 280 куряжан просто не поместились бы в 1926 году на середину никакого зала, и взрывное воздействие сразу на всех их (! на всех 280 куряжан сразу !) Макаренко осуществлял больше всего другими одновременно им применяемыми насыщенными и многообразными средствами…

“Народное образование” 1991,1 П. Лысенко ..
Кто такой Тубин? Это воспитанник А. С. Макаренко,
выведенный в “Педагогической поэме”
под фамилией Ужиков.
Антон Семенович по отношению
к нему применил метод взрыва... (с.159).
ZT. Черт побери, - никакого одного к/л
патентованного “метода взрыва”
у А.С. Макаренко не было. А.С.М. отвергал
ставку на эволюцию, стремился к
скачкообразным, взрывным преобразованиям,
но способы и средства достижения этого
у А.С.М. были самые разные.
Подробней см. в файле
http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm.

Фрагмент из : http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm ZT 7 июля 2007. Нет, все-таки выше, да также и где-то ниже, Г. Хиллигом и мною о “взрыве” у А.С. Макаренко написано не совсем правильно, а совсем правильно вот как. - В кн. “Второе рождение. Коммуна им. Ф.Э. Дзержинского” Харьков 1932 есть раздел “Бывшие - будущие”, - рассказы ребят о своем _до_ Коммунарском и, затем, Коммунарском бытие. Так там, как и во многих позже опубликованных воспоминаниях воспитанников двух учреждений А.С. Макаренко, очень часто так : до Колонии Горького, до Коммуны Дзержинского я прошел много детских домов (описываются эти структурные убогости) и не менялся, и не развивался, и отовсюду убегал. Но вот попал в Горьковскую колонию (в Коммуну), и отсюда уж никуда не стал убегать: жизнь кардинально изменилась и я от этого тоже кардинально изменился, укрепился, развился, обрел твердую перспективу, стал на ноги. Другие вспоминают, как кардинально и резко (! взрывно !) изменились их личные самочувствия и их личные качества в Куряже после прихода туда в 1926 г. Макаренко и его ребят. То есть: “метод взрыва” у Макаренко - это вся-превся структура его (Макаренко) учреждений, а не какой-то мол только = не какой-то мол лишь отдельный так сказать прием или приемчик.

- 617 -
обществом, между требованиями личности и требованиями общества. Как эта дефективность отношений проектируется в самочувствии личности, разумеется, очень сложный вопрос, который здесь неуместно разрешить, но в общем можно сказать, что это отражение, в последнем счете, принимает форму пониженного знания, пониженных представлений о человеческом обществе вообще. Все это составляет очень глубокую, совершенно непроходимую толщу конфликтных соприкосновений личности и общества, которую почти невозможно раскопать эволюционно. [ ZT. Невозможно эту толщу раскопать и путями психологизации. Из своей жизненной практики, и из чтения А.П. Чехова (а я прочел от корки до корки все 30 томов Чехова), я, ZT, четко заметил: чем глупее к/л социолог, тем больше он любит психоложество = тем больше он упивается психологическими лекциями и трактатами = тем больше он упивается достоевщиной. Вот, к примеру, В.А. Сухомлинский был глуп как пробка, и вот он и обожал и психоложество, и Ф.М. Достоевского… ]. Невозможно потому, что здесь две стороны, и обе эти стороны активные, следовательно, эволюция, в сущности, приводит к эволюции дефективной активности личности. Так это и бывает всегда, когда мы все надежды возлагаем на эволюцию.

Так как мы имеем дело всегда с отношением, так как именно отношение составляет истинный объект нашей педагогической работы, то перед нами всегда и стоит двойной объект - личность и общество. Выключить личность, изолировать ее, вынуть ее из отношений совершенно невозможно, технически невозможно, следовательно, невозможно себе представить и эволюцию отдельной личности, а можно представить себе только эволюцию отношения. Но если отношение в самом начале дефективно, если оно в отправной точке уже испорчено, то всегда есть страшная опасность, что эволюционировать будет и развиваться именно эта ненормальность, и это будет тем скорее, чем личность сильнее, то есть чем более активной стороной она является в общей картине конфликта. Единственным методом, в таком случае, является не оберегать это дефективное отношение, не позволять ему расти, а уничтожить его, взорвать.

Взрывом я называю доведение конфликта до последнего предела, до такого состояния, когда уже нет возможности ни для какой эволюции, ни для какой тяжбы между личностью и обществом, когда ребром поставлен вопрос: или быть членом общества, или уйти из него. Последний предел, крайний конфликт может выражаться в самых разнообразных формах: в формах решения коллектива, в формах протеста коллектива, в формах коллективного гнева, осуждения, бойкота, отвращения, важно, чтобы все эти формы были выразительны, чтобы они создавали впечатление крайнего сопротивления общества. Вовсе не нужно при этом, чтобы это были выражения толпы или обязательно общих собраний. Вполне даже допустимо, чтобы это были выражения отдельных органов коллектива или даже уполномоченных лиц, если заранее известно, что они безоговорочно поддерживаются общественным мнением. Но чрезвычайно важно, чтобы эти выражения сопровождались проявлениями

- 618 -
общественных или личных эмоций, чтобы они не были просто бумажными формулами. Выраженный в ярких, эмоционально насыщенных высказываниях решительный протест коллектива, неотступное его требование является тем самым категорическим императивом, который так давно разыскивала идеалистическая философия.

Для меня в этой операции очень важным моментом является следующий: в составе коллектива никогда не бывает только одно дефективное отношение, их всегда бывает очень много, разных степеней конфликтности от близких к пределу противоречий до мелких трений и будничных отрыжек… Было бы физически невозможно разрешать все эти конфликты, возиться с ними, изучать и доводить до взрывов. Конечно, в таком случае вся жизнь коллектива превратилась бы в сплошную трескотню, нервную горячку, и толку от этого было бы очень мало. Меньше всего коллектив нужно нервировать, колебать и утомлять. Но это и не требуется.

Я всегда выбирал из общей цепи конфликтных отношений самое яркое, выпирающее и убедительное, для всех понятное. Разваливая его вдребезги, разрушая самые его основания, коллективный протест делается такой мощной, такой все сметающей лавиной, что остаться в стороне от нее не может ни один человек. Обрушиваясь на голову одного лица, эта лавина захватывает очень многие компоненты других дефективных отношений. Эти компоненты в порядке детонации переживают одновременно собственные местные взрывы, ибо коллектив бьет и по ним, представляя их взору тот же образ полного разрыва с обществом, угрозу обособления, и перед ними ставит тот же категорический императив. Уже потрясенные в самой сущности своих отношений к обществу, уже поставленные вплотную перед его силой, они не имеют, собственно говоря, никакого времени выбирать и решать, ибо они несутся в лавине, и лавина их несет без спроса о том, чего они хотят или чего не хотят.

Поставленные перед необходимостью немедленно что-то решить, они не в состоянии заняться анализом и в сотый, может быть, раз копаться в скрупулезных соображениях о своих интересах, капризах, аппетитах, о “несправедливостях” других. Подчиняясь в то же время эмоциональному внушению коллективного движения, они наконец действительно взрывают в себе очень многие представления, и не успеют обломки их разлететься в воздухе, как на их месте уже становятся новые образы, представления о могучей правоте и силе коллектива, ярко ощутимые факты собственного участия в коллективе, в его движении, первые элементы гордости и первые сладкие ощущения собственной победы.

Тот же, кого в особенности имеет в виду весь взрывной момент,

- 619 -
находится, конечно, в более тяжелом и опасном положении. Если большинство объектов взрывного влияния несутся в лавине, если они имеют возможность пережить катастрофу внутри себя, главный объект стоит против лавины, его позиция действительно находится на краю бездны, в которую он необходимо полетит при малейшем неловком движении. В этом обстоятельстве заключается формально опасный момент всей взрывной операции, который должен оттолкнуть от нее всех сторонников эволюции. Но позиция этих сторонников не более удачна, чем позиция врача, отказывающегося от операции язвы желудка в надежде на эволюцию болезни, ибо эволюция болезни есть смерть. Надо прямо сказать, что взрывной маневр - вещь очень болезненная (с.616-19).

ZT. Обязательно посмотрите и: http://zt1.narod.ru/nakazan3.htm.

По теме наказаний читай также в :
http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm/#nakazanie.

Ищи у Макаренко в начале ПП : .. Педагогика дядек не отличалась особой сложностью. Внешним ее выражением был такой простой снаряд, как палка .. ZT. 1) Уповать на вседостаточность наказаний вообще и наказаний розгами в частности - равно, по выражению Макаренко, кинуться в сторону наименьшего сопротивления. 2) Но ведь и задогматить: “ненасильственная педагогика”, то есть, ведь : и догматически запретить всем и вся инструментарий насилия, инструментарий наказания, инструментарий розги, - это, знаете ли, тоже кинуться в сторону наименьшего сопротивления… Не надо большого ума, чтобы кинуться в ту или другую из указанных двух равным образом кретинистских, опрощенных, примитивных сторон…

Валера Хилтунен (Hvar) 14.11.06 to ZT. - Прочел. Впечатление все то же - не приняв позывные, артиллерия бьет по своим. Я вырос в коммуне, которая была одним из островков ивановско-соловейчиковского архипелага. Чего я буду плевать в свою юность? Не было там никакого гнилого либерализма - всем, что есть во мне конструктивного, я обязан коммуне. Я именно там учился работать, как зверь - и потом видел, как так же работает Симон Львович. Я жил у Сухомлинского и видел, как работал он. Если гнилые омерзительные либералы могут быть и работоспособными, и конструктивными, и творческими, то я тут теряю нить рассуждений у Зиновия. С Василием Александровичем - особая песня, но вот меня во многих грехах обвиняли, только не в дефиците конструктивного креатива. Но и этому я не у Некрасова ведь учился, черт побери, при всем к нему уважении, как и к Кире Борисовне (ZT. Георгиевне) Муратовой. Ее фильмы мы в коммуне смотрели и любили, книги Маяковского, Макаренко, Ефремова были у нас настольными - мы ОЧЕНЬ много читали, и пример брали, кстати, и с Соловейчика с Сухомлинским (я мало встречал в жизни людей с такими библиотеками в башках), а с Симой было мучением ходить в консерваторию - он знал АБСОЛЮТНО всю классику и очень огорчался, когда узнавал, что я меньше в этом петрю - мне было стыдно... Как было стыдно перед Макаренко за свою криворукость - и это при том, что я вкалываю лет с 12 по полной программе и головой, и руками, хотя и не ФЭДы делал, но тоже не хрен собачий - реальные газеты, радио, телевидение, интернет, тренинги, лекции, концерты. Умею. Получается. Ориентируюсь на высший класс, остальное - скучно. Этому меня тоже коммуна научила - работать в команде, планировать, деньги тратить на дело. Когда Зиновий говорит о пригородном детском доме со своим хозяйством, я чувствую, что он меня куда-то назад тянет. Видел я сорок тысяч таких детдомов и производственных бригад, которые захлебывались в пошлости и мещанстве. Хотя, впрочем, МОЙ "детский дом" был не только пригородным, но междугородным - мы уже в юности исколесили всю страну, РА-БО-ТА-Я, создавая своими руками, глотками нужный, как мы верили (а я и до сих пор уверен), обществу продукт, за который получали и вознаграждение, и шишки, и делали это в веселой и творческой буче. Может быть, Антон Семенович просто не дошел до этой фазы - интеллектуального производства? А Иванов с Соловейчиком интуитивно наткнулись и сделали невероятное - перепрыгнули этапы и не разбились? Да совсем не мешало бы нашей коммуне производство фотоаппаратов и дрелей и выращивание кроликов, не были мы против этого, но так вот получилось, что заход пошел с другого конца, и почему надо лупить по своим, обзываясь все время одними и теми же словами? Сима нам говорил, что когда человек повторяется - это как оскорбление. Лично для меня признак неконструктивности - неумение писать, выступать, нежелание увидеть света в оппоненте. Это не совсем, к счастью, про Зиновия. Мне очень интересно то, что он пишет по делу, ну а его трескотню про Иванова и Соловейчика я больше слушать не стану - заткну уши бананом и запишу в уме, что человек сам себя оглушил из собственной пушки. Я даже не про то, что про мертвых нельзя вот так - они ведь молчат. Они для меня не совсем так уж и мертвы, Игорь Петрович, Симон Львович, Василий Александрович. И Антон Семенович. Мне в Макаренко важнее всего отсутствие забора вокруг коммуны. У нас его не было - ни штакетного, ни из условностей. Было - желание участвовать в большом деле, а не во всякой чепухе. Было - абсолютное неприятие всяческих управленческих пирамид: круг, ротация, право вето у каждого. Было: КАЖДОЕ дело творчески. Что тут от гнилого либерализма?

Hvar> Прочел. Впечатление все то же - не приняв позывные, артиллерия бьет по своим.

ZT. Для меня они не свои.

Hvar> Я вырос в коммуне, которая была одним из островков ивановско-соловейчиковского архипелага.

ZT. “В коммуне”. Почему ты считаешь правильным в отношении некоего ивановско-соловейчиковского, как ты выражаешься, островка применять термин “коммуна”? Только потому, что именно этим термином Иг. Петр. Иванов обиходно означал некие совокупности собравшихся для чего-то индивидов?

И Иванов, и ты, и вообще многие вам подобные ажиотажники всегда демонстрировали неряшливое дилетантство в употреблении терминов и "главно-титульных" обозначений. Макаренко же в т.1 М.1983 с. 97 середина подвергает сомнению право даже учреждений ГПУ типа Болшевского именоваться коммунами.

[ ZT. Персонаж Ложкин из гл. Бытие 3-ей части ПП-2003 на десятки лет оседлал некую математическую задачку + “обусловленное поведение” и назойливо сувался с этим куда ни попадя. Так и макаренковед из Нижнего Новгорода Анатолий Аркадьевич Фролов на десятки лет тоже оседлал другое - "педагогику параллельного действия Макаренко", на деле ни черта и ни фига не поняв ее вполне прозрачную суть, но тоже, - совсем как тот Ложкин, - сувался и упорно продолжает суваться с этим куда ни попадя, тем самым внося в макаренковедение вопиющую путаницу = тем самым нанося макаренковедению огромный-преогромный вред. А.А. Фролов оседлал “педагогику параллельного действия” и без всякого на то основания утвердил словосочетание “педагогика параллельного действия” в качестве "главно-титульного" понятия не только для макаренковской педагогики, но даже и вообще для так называемой советской педагогики.

Все с-соловейчики, все в-сухомлинцы, все иг-петр-ивановцы, все немакаренки, все враги Макаренко и +, конечно же, и все дамсоцвосовские "макаренковеды", - это всё разноаспектные Ложкины из ПП-2003 с.462-3, гл. Бытие.

Бывал я, ZT, на психолого-педагогических чтениях и конференциях - на трибунах были только разноаспектные Ложкины из ПП-2003 с.462-3, гл. Бытие.

Заходил я, ZT, когда-то и в учебные аудитории психологического факультета ЛГУ чтобы послушать, чем там загружают головы студентов? - Их загружали и продолжают загружать только и исключительно разноаспектной ложковщиной из ПП-2003 с.462-3, гл. Бытие.

А.С. Макаренко в ПП-2003 о писанине и говорильнине с-соловейчиков = в-сухомлинцев, а также, конечно, о немакаренковских по духу и смыслу “макаренковедах”. - Благочестивые труды [ разглагольствования ] обывателей от всех слоев общества и даже из-за границы .. (с.475). ZT. Вместо истины - обывательская = с-соловейчиковская = в-сухомлинковская благочестивость, вместо верности - обывательская = с-соловейчиковская = в-сухомлинковская правоверность .. ]

Иг.Петр. Иванов "главно-титульно" обозначал свою “коммуну” так: “Имени Макаренко”. Почему не имени, допустим, Мао Дзедуна?

Игорь- Петрович- Ивановщина это - тусовка как "метод воспитания". Игорь- Петрович- Ивановщина это - журфиксы как "метод воспитания".

Игоре-Петровиче-Ивановщина - это КВН, и этот КВН вполне был достоин носить имя, допустим, Мао Дзедуна, но этот ивановский КВН не имел абсолютно никаких оснований именоваться ни коммуной, ни “имени Макаренко”.

Но, конечно, Загорецким и Репетиловым вкупе с Бобчинскими и Добчинскими все позволено.

ПП-2003 из гл. “Все хорошо” .. В пионерской комнате Жорка Волков производил подробный осмотр куряжан, выделенных разными правдами и неправдами в командиры. Я и раньше говорил Жорке, что из этого ничего не выйдет, что такие командиры нам не нужны. Но Жорка захотел увериться в этом на опыте. / Выделенные кандидаты сидели на лавках, и их босые ноги, как у мух, то и дело почесывали одна другую. Жорка сейчас похож на тигра: глаза у него острые и искрящиеся. Кандидаты держат себя так, как будто их притащили сюда играть в новую игру, но правила игры запутаны, старые игры вообще лучше. Они стараются деликатно улыбаться в ответ на страстные объяснения Жорки, но эффект этот Жорку мало радует: / - Ну, чего ты смеешься? Чего ты смеешься? Ты понимаешь? Довольно жить паразитом! Ты знаешь, что такое советская власть? / Лица кандидатов суровеют, и стыдливо жеманятся разыгравшиеся в улыбке щеки. / - Я же вам объясняю, - сердито прицеливается глазами Жорка, - раз ты командир, твой приказ должен быть выполнен. / - А если он не захочет? - снова прорывается улыбкой лобастый блондин, видимо, лодырь и губошлеп, - фамилия его Петрушко. / - А если он не исполнит приказ, запиши его в рапорт и вечером будешь отдавать рапорт и скажешь. / - А что ему за это будет? - весело спросил Зайченко. / - За это мы из него котлет наделаем, - ответил вместо Жорки Митька Жевелей. / У командиров начинает прорезываться вкус к игре, но нам нужны не партнеры [ZT. в игоре-петровиче-ивановском КВН], а [ZT. настоящие для повседневного труда и быта] командиры. Очевидно, в Куряже их нет. / Среди приглашенных сидит и Спиридон Ховрах. Недавняя беседа его с Белухиным и Карабановым, кажется, привела его в умиление, но сейчас он разочарован: от него требуют невыгодных и неприятных осложнений с товарищами, с какой [ZT. погано-в-сухомлинской = погано-с-соловейчиковской] стати? (с.484).

Макаренко со своим передовым сводным в Куряже. Стр.452 - Как тебя зовут? - спрашиваю я. / - Ваня Зайченко .. / .. Это наша компания! Это Тимка Одарюк, а это Илья… Фонаренко Илья! .. / .. Стр.453 .. Куряжане поубегают. На все стороны. Они так говорят: “Макаренко еще не видели? Ему награды получать нужно, а нам работать?” .. / .. - А вы? / - Ну, так у нас компания, - весело заспешил Зайченко. - Нас компания четыре человека. Вы знаете что? Мы не крадем. Мы не любим этого. И все! Вот Тимка… ну, так и то для себя ни за что, а для компании… / .. - Ну, компания, до свидания, - говорю я. - Будем, значит, жить вместе! / Все отвечают мне: “До свидания”, - и улыбаются. / Я иду дальше. Итак, четверо уже на моей стороне. Но ведь, кроме них, еще двести семьдесят шесть, а может быть, и больше. Никто не знает сколько. Зайченко, вероятно, прав: здесь люди незаписанные и несчитанные .. / .. Стр.508 Десятый отряд Вани Зайченко, так безоглядно перешедший на нашу сторону, вне всяких планов и распоряжений перебрался в нашу комнату и спал на полу, на принесенных с собой одеялах .. / .. Стр.515-16 .. Митька рассказывает мне о куряжских жителях: / - То вот побежал… Ах, ты черт, куда же это он побежал?.. Володька, смотри, смотри, то Буряк побежал… Так это же Буряк, разве вы не знаете? Он может выпить тридцать стаканов молока… это он на коровник побежал… А то - вредный парень, вон из окна выглядывает, ох, и вредный же! Вы понимаете, он такой / - 516 - подлиза, ну, это же прямо, знаете, масло. Он к вам, наверное, тоже подлизывается. О, я уже вижу, кто к вам подлизывается, честное слово, вижу! / - Ванька Зайченко, - обиженно отворачивается Зорень и… краснеет. / Митька умен, чертенок. Он виновато провожает курносую обиду Зореня и взглядом просит меня простить товарищу бестактность: / - Нет, - говорит он, - Ванька нет! У Ваньки такая линия! / - Какая линия? / - Такая линия вышла, что ж… / Митька большим пальцем ноги начинает что-то рисовать на земле. / - Расскажи. / - Да что ж тут рассказывать? Ванька как пришел в колонию, так у него сейчас же эта самая компания завелась, видишь, Володька?.. Ну, конечно, их и били, а все-таки у них такая и была линия… / Я прекрасно понимаю глубокую философию Нисинова, которая “и не снилась нашим мудрецам…” / Много здесь таких румяных, красивых и не очень красивых мальчиков, которым не посчастливилось иметь собственную линию. Среди еще чуждых мне, угрюмо-настороженных лиц я все больше и больше вижу таких детей, жизнь которых тащится по чужим линиям. Это обыкновенная в старом мире вещь - так называемая подневольная жизнь. Здесь она организована в широком масштабе, благодаря десятилетним усилиям дураков и мошенников с отвратительными физиономиями российского интеллигента .. / ZT. А.С. Макаренко говорит именно о гнилых либералах с отвратительными физиономиями тов. Зой, тов. Крупских, тов. С-соловейчиков, тов. Сухомлинских, тов. Иг.Петр. Ивановых и прочих недоумков.

ПП-2003 из гл. “Награды” .. [ ZT. В нижеследующем абзаце А.С.М. по сути формулирует, что такое, по его предствалению, действительно коллектив. - ]

Увидел я и много других особенностей и отдельной личности и коллектива: и всепроникающую бодрость, и немногословие, и отвращение к штампам, и четкость в работе и в движении, и неспособность разваливаться на диване или укладывать живот на стол, и даже маленькую дозу военизации, и, наконец, веселую, но безграничную работоспособность, без жертвенной мины и ханжества, без намека на отвратительную повадку “святой жертвы”. И, наконец, я увидел и ощутил осязанием то драгоценное вещество, которое не могу назвать иначе, как социальным клеем: это чувство общественной перспективы, умение в каждый момент работы видеть всех членов коллектива, это постоянное знание о больших всеобщих целях, знание, которое все же никогда не принимает характера доктринерства и болтливого, пустого вяканья. И этот социальный клей не покупался в киоске на пять копеек только для конференций и съездов, это не форма вежливого, улыбающегося трения с ближайшим соседом, это действительная общность, это единство движения и работы, ответственности и помощи, это единство традиций (с.652).

А вот В.А. Сухомлинский готов был любую кучку собравшихся в одной комнатке индивидов назвать коллективом. Антон Семенович по этому поводу советовал называть коллективом и пассажиров в трамвае, и группу передравшихся на улице пьяных.

Ко всем вам, столь несерьезно применяющим термины, разве можно положительно относиться?

Hvar> Чего я буду плевать в свою юность? Не было там никакого гнилого либерализма - всем, что есть во мне конструктивного, я обязан коммуне.

ZT.

1) Ну что ты скажешь: коммуна да коммуна.

2) Валера, не заблуждайся на свой счет: на примере твоей готовности принимать и применять неряшливые термины лично мне ясно видно, что до конструктивности тебе как журналисту и Сухомлинскому как борзописцу - уж больно далеко.

Hvar> Я именно там учился работать, как зверь - и потом видел, как так же работает Симон Львович.

ZT. Ты видел, как он, С. Соловейчик, работает, а вот я видел (читал), как этот чудак на букву м поучал людей. -

С-соловейчик в ЛГ от 30.06.1982: "Часто повторяют, что лишь в труде воспитаешь хорошего человека, но многие из тех книг, по которым мы учимся нравственности, написаны в прошлом веке людьми, которые без слуги и обуться не умели".

И такого рода перлов в безбрежно гонорарной и безмерно вредоносной писанине С-соловейчика - вагон и маленькая тележка.

> разве сказывается на их обликоморале или производительности труда?
ZT. Не только о производительности труда, но и о самом труде и о житейских заботах хрЮ-хрЮ-хрЮ-стиане обязаны вообще совершенно забыть, ибо их главный ХрЮ-хрЮ-хрЮ-Хрюст в своей хрЮ-хрЮ-хрЮ-стианской Нагорной проповеди это - категорически запретил. -
Нагорная проповедь — собрание изречений Иисуса Христа в евангелии от Матфея в главах с 5 по 7. Там в частности. - Матф 6:25. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи (ZT. из этого софизма вытекает, что можно вообще не есть?) и тело - одежды? (ZT. из этого софизма вытекает, что можно вообще не одеваться?) 26. ВЗГЛЯНИТЕ НА ПТИЦ НЕБЕСНЫХ: ОНИ НЕ СЕЮТ, НИ ЖНУТ, НИ СОБИРАЮТ В ЖИТНИЦЫ; И ОТЕЦ ВАШ НЕБЕСНЫЙ ПИТАЕТ ИХ. ВЫ НЕ ГОРАЗДО ЛИ ЛУЧШЕ ИХ? (ZT. нет, бомжи СПб на 74% лучше птиц небесных, - я подсчитал). 27. Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?
ZT. Да, сильный довод! –
1) Почти как у Простаковой в "Недоросли". Денис Фонвизин, Комедия "Недоросль" (1782). Простакова, матушка Митрофана. "Еоргафия" по её понятиям не нужна:
Простакова: "А извозчики-то на что ж?"
2) Почти как у Кретина Кретиновича С.Л. Соловейчика: Литературная газета от 30.06.1982: "Часто повторяют, что лишь в труде воспитаешь хорошего человека, но многие из тех книг, по которым мы учимся нравственности, написаны в прошлом веке людьми, которые без слуги и обуться не умели".
С.Л. Соловейчик: "А слуги-то на что ж?".
ZT. То есть, да, Критин Критинович С.Л. Соловейчик два века позже на порядок переплюнул кретинку Простакову.
ZT. Но вот Кретин Кретинович Иисус Христос когда-то своими тезисами о том, что:
а) не надо трудиться, ибо птицы небесные же/ведь не трудятся!,
и
б) не надо ни о чём заботиться, ибо "кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?",
так вот, Кретин Кретинович Иисус Христос тьму веков назад своими вышеуказанными тезисами пожалуй на порядок переплюнул:
и
а) эту самую чудачку на букву м Простакову,
и
б) того самого чудака на букву м С.Л. Соловейчика.
Матф 6:28. И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; 29. но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; 30. Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! (то же: Лука 12:22 и дале). См. и Лука 10:38 и дале (бездельник Иисус Христос за бездельную Марию и против трудяги Марфы).

Из ст. Познанского Н. Ф., 1925 г. .. - И. Горбунов-Посадов: ".. Физический, производительный ручной труд будет не в загоне, не в презрении и не в игрушечно-педагогическом применении .. Избежав таким образом судьбы быть теми уродливыми homunkulus`aми, комками нервов с атрофированными руками, паразитами человечества, не умеющими посадить дерево, затопить печь, починить сапог, сварить себе поесть, не умеющими даже убрать за собою .. Мы хотим, чтобы они были целиком людьми, - людьми с твердыми характерами, с самостоятельной работой мысли и совести, энергичными работниками, не гнушающимися никакими видами труда, кроме бесчестных, одинаково высоко уважающими и любящими как серьезный умственный труд, так и физический ручной труд, на котором строится вся человеческая жизнь, и без участия в котором человек представляем из себя жалкое половинчатое существо, обреченное весь свой век сидеть на чужой шее" ("Своб. Восп." 1907 г. № 1).

Розенгейм Мих. Павл. (1820-1887). Стихотворения. В 2 тт. Изд. 7 РНБ 131/3345 .. Вот куда довелось мне забраться! / Ну, помещичьим точно гнездом / Эта местность могла бы назваться: / Сколько барских усадеб кругом. / По соседству бываю у многих / У господ и у здешних дворян / Очень мало меж ними убогих, - / Больше в сотнях считают крестьян / Насмотрелся на них я довольно, / Прерадушный всё, право, народ! / На распашку, широко, привольно / В палестинах своих он живет / За спиной подневольной работы / За горбом крепостного труда / Застрахован от всякой заботы / Он и сыт, и доволен всегда / Навернется нужда - на примете / Есть возможность потребный вам куш / Получить в опекунском совете / Под залог человеческих душ / И продать их ничто не мешает / И в солдаты отдать не в зачет / И НИЧУТЬ НИКОГО НЕ СМУЩАЕТ / ЭТОТ СТРАШНЫЙ ВЕЩЕЙ ОБИХОД / Да и я-то дурю, очевидно / В донкихотство пустое вдаюсь / Только всё ж как-то больно и стыдно / За тебя мне, родимая Русь (1842 г.). / А.С. Пушкин. ДЕРЕВНЯ. Приветствую тебя, пустынный уголок, Приют спокойствия, трудов и вдохновенья, Где льется дней моих невидимый поток На лоне счастья и забвенья. Я твой - я променял порочный двор Цирцей, Роскошные пиры, забавы, заблужденья На мирный шум дубров, на тишину полей, На праздность вольную, подругу размышленья. / Я твой - люблю сей темный сад С его прохладой и цветами, Сей луг, уставленный душистыми скирдами, Где светлые ручьи в кустарниках шумят. Везде передо мной подвижные картины: Здесь вижу двух озер лазурные равнины, Где парус рыбаря белеет иногда, За ними ряд холмов и нивы полосаты, Вдали рассыпанные хаты, На влажных берегах бродящие стада, Овины дымные и мельницы крилаты; Везде следы довольства и труда... Я здесь, от суетных оков освобожденный, Учуся в Истине блаженство находить, Свободною душой Закон боготворить, Роптанью не внимать толпы непросвещенной, Участьем отвечать застенчивой Мольбе И не завидывать судьбе Злодея иль глупца - в величии неправом. Оракулы веков, здесь вопрошаю вас! В уединеньи величавом Слышнее ваш отрадный глас. Он гонит лени сон угрюмый, К трудам рождает жар во мне, И ваши творческие думы В душевной зреют глубине. Но мысль ужасная здесь душу омрачает: Среди цветущих нив и гор Друг человечества печально замечает Везде Невежества убийственный Позор. Не видя слез, не внемля стона, На пагубу людей избранное Судьбой, Здесь Барство дикое, без чувства, без закона, Присвоило себе насильственной лозой И труд, и собственность, и время земледельца. Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам, Здесь Рабство тощее влачится по браздам Неумолимого Владельца. Здесь тягостный ярем до гроба все влекут, Надежд и склонностей в душе питать не смея, Здесь девы юные цветут Для прихоти бесчувственной злодея. Опора милая стареющих отцов, Младые сыновья, товарищи трудов, Из хижины родной идут собой умножить Дворовые толпы измученных рабов. О, если б голос мой умел сердца тревожить! Почто в груди моей горит бесплодный жар, И не дан мне судьбой Витийства грозный дар? Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный И Рабство, падшее по манию царя, И над отечеством Свободы просвещенной Взойдет ли наконец прекрасная Заря? 1819.

Hvar> Я жил у Сухомлинского и видел, как работал он.

ZT.

1) А я знаю, что когда Сухомлинский начал печатать по 2 книги в год и в то же год еще и пристраивать в СМИ Киева и Москвы по 100 статей, то он как директор школы работал или плохо или никак. Секрет в-сухомлинковского по роду успеха у убогой публики очень прост: Как В.А. Сухомлинский жуй и пережевывай лежащее на поверхности, и ты сварганишь 40 книг и 400 статей. Но чтобы уж окончательно попасть в обойму “великих”, надо ко всей указанной жвачке еще добавить огромную дозу приторность и рассиропанности. Вы скажите, что такое противно читать, но вот В-сухомлинскому это не противно было даже писать…
Библейско-коранические россказни о боге существенны лишь "для многих голов, обладающих мозговым аппаратом облегченного образца", А.С. Макаренко в ПП-2003 из гл. “Награды” (с.649).В.А. Сухомлинский, С.Л. Соловейчик и Иг.Петр. Иванов - кумиры "для многих голов, обладающих мозговым аппаратом облегченного образца", А.С. Макаренко в ПП-2003 из гл. “Награды” (с.649)

2) Конечно, как и в случае с С-соловейчиком, гонорар от писанины куда больше зарплаты за любую собственно педагогическую должность.

Hvar> Если гнилые омерзительные либералы могут быть и работоспособными, и конструктивными, и творческими, то я тут теряю нить рассуждений у Зиновия.

ZT. С-соловейчиковщина это - свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание общественному мнению. Воскликнем тут, на манер ницшенского Заратустры: о, отвращение, отвращение, отвращение! То, что тебе, Валера, пошлейшая писанина С-соловейчика нравится, вовсе не свидетельствует о твоей будто бы конструктивности.

Hvar> С Василием Александровичем - особая песня, но вот меня во многих грехах обвиняли, только не в дефиците конструктивного креатива.

ZT. Но выше я обратил внимание на твое неряшливое дилетантство в употреблении терминов и "главно-титульных" означений.

И Иг. Петр. Иванова, и тебя, Валера, я, ZT, не зная что такое креатив, тем не менее во всю обвиняю в дефиците конструктивности.

Hvar> Но и этому я не у Некрасова ведь учился

ZT. Ну что уж толковать о том, где ты НЕ научился элементарной конструктивности в оценке педагогических писанин.

(Пропускаю часть текста Hvar-а)

Hvar> Этому меня тоже коммуна научила

ZT. В 41-й раз - неряшливое применение неадекватного термина.

Hvar> Когда Зиновий говорит о пригородном детском доме со своим хозяйством, я чувствую, что он меня куда-то назад тянет.

ZT. Ну и чувствуй себе на здоровье.

А.С. Макаренко, ПП-2003 из гл. “Награды” (запись 1935 г.) .. В то время [к началу Коммуны им. Дзержинского = к концу 1927 - началу 1928] я пришел к тезису, который исповедываю и сейчас, каким бы парадоксальным он ни казался. Нормальные дети или дети, приведенные в нормальное состояние, являются наиболее трудным объектом воспитания. У них тоньше натуры, сложнее запросы, глубже культура, разнообразнее отношения. Они требуют от вас не широких размахов воли и не простой, бьющей в глаза эмоции, а сложнейшей тактики и настоящего, высокой квалификации знания. Они больше читают, больше мыслят. И если в нездоровом коллективе вы рады первому элементарному благополучию, и каждый шаг вперед есть уже достижение, то здесь на ваших глазах и на вашей ответственности развернуты сотни полноценных жизней, и каждая из них должна быть обслужена вами.

И колонисты и коммунары давно перестали быть группами людей, уединенных от общения в порядке социальной санитарии. У тех и у других сложные общественные связи: комсомольские, пионерские, спортивные, военные, клубные. Между ними и городом проложено множество путей и тропинок, по ним передвигаются не только люди, но и мысли, идеи, и влияния (с.650).

ZT. Странно, что А.С. Макаренко в этой записи как-то упускает из виду = забывает, что в пролетарско-ориентированное учреждение время от времени вливается некоторая, бывает и не малая, порция неокультуренных еще объектов. А кроме того, - ты законно любуешься своими воспитанниками: раньше они болтались на улице и деградировали, а теперь вот перед тобою несколько сот тобою окультуренных ребят. Но ведь в это же время сколько десятков тысяч других ребят в твоей же окрестности продолжают болтаться на улице и деградировать! За детей простонародья замолвим слово = на этом поприще поработаем.

(Пропускаю часть текста Hvar-а)

Hvar> .. В веселой и творческой буче.

ZT. Загорецкий с Репетиловым тоже носились в веселой и творческой буче.

Hvar> Может быть, Антон Семенович просто не дошел до этой фазы - интеллектуального производства? А Иванов с Соловейчиком интуитивно наткнулись и сделали невероятное - перепрыгнули этапы и не разбились?

ZT. Ну, образец "интеллектуального производства" С-соловейчика я выше уже демонстрировал, но приведу снова: в ЛГ от 30.06.1982: "Часто повторяют, что лишь в труде воспитаешь хорошего человека, но многие из тех книг, по которым мы учимся нравственности, написаны в прошлом веке людьми, которые без слуги и обуться не умели".

И такого рода перлов в безбрежно гонорарной и безмерно вредоносной писанине С-соловейчика - вагон и маленькая тележка.

Макаренко, ПП-2003 из гл. Преображение .. Если самого выдержанного моралиста освободить от денег, пиджака, галстука, семьи, квартиры, в течение месяца продержать в Куряже в качестве воспитанника, не брить и не стричь, раза два отколотить, раза три поиздеваться, честное слово, какие интересные наблюдения можно было бы после этого производить над выдержанным моралистом! .. (с.559).

(Пропускаю часть текста Hvar-а)

Hvar> Сима нам говорил, что когда человек повторяется - это как оскорбление.

ZT. Мне глубоко плевать на то, что там говорил твой Сима. За свою вредоносную писанину твой Сима вполне заслужил тех оскорблений, которые он уж 25 лет от меня получает.

Hvar> Лично для меня признак неконструктивности - неумение писать, выступать, нежелание увидеть света в оппоненте. Это не совсем, к счастью, про Зиновия. Мне очень интересно то, что он пишет по делу, ну а его трескотню про Иванова и Соловейчика я больше слушать не стану - заткну уши бананом

ZT. Да пожалуйста! С-соловейчикам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы их не трогали… (Маяковский).

(Пропускаю часть текста Hvar-а)

Hvar> Я даже не про то, что про мертвых нельзя вот так - они ведь молчат.

ZT.

1) Ну, дорогой, я при жизни и Симы и Иванова засыпал СМИ своими протестами, но их конечно не публиковали, и ни Сима, ни Иванов ни разу не откликнулись, хотя были во всю живы.

2) “Даже в гробы посыпятся брошюры чтоб тени их изгнать с высот литературы” (кажется из Гёте).

3) И Иисуса Иосифовича Христа за его умопомрачительные бредни тоже можно начать критиковать только лишь после того, как этот вредоносный вякальщик (И.И. Христос) снова раззаявится?

(Пропускаю часть текста Hvar-а).

ПП-2003 из гл. Триста семьдесят третий бис .. Колонна вошла в Подворки. За плетнями и калитками стояли жители, прыгали на веревках злые псы, потомки древних монастырских собак, когда-то охранявших его богатства. Впрочем, в этом селе не только собаки, но и многие люди были выращены на тучных пастбищах монастырской истории. Их зачинали, выкармливали, выращивали все на тех же пятаках и алтынах, выручаемых за спасение души, за исцеление от недугов, за слезы пресвятой богородицы и за перья из крыльев архангела Гавриила. Я уже знал, / - 531 - что в Подворках много задержалось разного преподобного народа: бывших попов и монахов, послушников, конюхов и приживалов, монастырских поваров, кустарей и проституток .. / .. / .. Шагая по улицам Подворок, мы проходили, собственно говоря, по враждебной стране, где в живом еще содрогании сгрудились и старые люди, и старые интересы, и старые жадные паучьи приспособления. И в стенах монастыря, который уже показался впереди, сложены целые штабели ненавистных для меня идей и предрассудков: слюноточивое интеллигентское идеальничанье, будничный, бесталанный формализм, дешевая бабья слеза и умопомрачительное канцелярское невежество. Я представил себе огромные площади этой безграничной свалки: мы уже прошли по ней столько лет, столько тысяч километров, и впереди еще она смердит, и справа, и слева, мы окружены ею со всех сторон .. (с.530-1). Маяковский. - Затыкаешь ноздри, нос наморщишь и идешь верстой болотца длинненького… (т.7 М.1958 с.207).

См. также: http://zt1.narod.ru/nkzn1944.htm 1944 г. Поощрения и наказания в советской школе.

См. также: http://zt1.narod.ru/iskluch.htm О дисциплине в школе, об исключениях из школы.

"Педагогическая поэма" А.С. Макаренко, издание 2003 года.
Часть 1-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-1.htm
Часть 2-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-2.htm
Часть 3-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm

Россоловская Ванда С. Не бейте ребят. К серии кинопленочных диапозитивов. М.1931.23 Лит. 7 н. РНБ 30.8/8837

saved from url=(0036)http://eujenbel.pochta.ru/biblgr.htm
Библиография телесных наказаний детей в литературе.

Библиография включает художественные произведения, статьи из энциклопедий, книги по педагогике, психологии и психиатрии, в которых каким-либо образом упоминаются телесные наказания детей. Авторы произведений расставлены в алфавитном порядке. При наличии у автора нескольких таких произведений они также расставляются в алфавитном порядке после фамилии автора. Для каждого произведения указывается: 1) пол наказывающего и наказуемого (наказывающий/наказуемый)
(сокращения: М - мужчина, м - мальчик, Ж - женщина, д - девочка);
2) орудие наказания;
3) характер упоминания о наказании
(описание - описание самого процесса наказания, упоминание - упоминание о проведенном наказании, подготовка - описание процесса подготовки к наказанию); 4) для произведений, опубликованных в журналах: номер журнала.
В случае наличия в произведении нескольких разнотипных наказаний будет отдельно описываться каждое с их нумерацией.

Беляков


Акунин Борис.
"Внеклассное чтение." (М/м), розги, описание.
"Детская книга." (М/м), кнут, описание.

Алексеев Сергей.
"Жизнь и смерть Гришатки Соколова." 1: (М/м), иглы, описание; 2: (М/м), плеть, упоминание.
"История крепостного мальчика." (Ж/м), розги, упоминание.

Амаду Жоржи. "Генералы песчаных карьеров." 1: (М/м), резиновая дубинка, развернутое описание; 2: (М/м), хлыст, описание, упоминания.

Андреев Василий. "Славнов двор". (М/м), плеть, описание.

Андреев Н.И. "Воспоминания." (М/м), розги, описание.

Аноним. "Мы с 'Фрэнком'". 1: (М,д), розги, рука, развернутые описания; 2: (д/м), рука, развернутое описание; 3: (Ж,д), розги, развернутое описание; 4: (Ж/м,д), рука, розга, развернутое описание; 5: (Ж/д), рука, розга, развернутое описание.

Антонян Ю., Ткаченко А. "Сексуальные преступления." 1: (М/м), ремень, упоминания; 2: (м/м), крапива, упоминание; 3: (М/м), рука, упоминания.

Аполлинер Гийом. "Одиннадцать тысяч палок, или любовные похождения господаря." (М/д), рука, описание.

Бажов Павел. "Каменный цветок." (М/м), кнут, развернутое описание.

Базен Эрве. "Змея в кулаке." (М/м), прут, упоминание.

Безуглов Анатолий. "Чудак? Влюбленный..." 1: (Ж/м), ремень, упоминание; 2: (М/м), кипяток, развернутое описание, журнал "Аврора" N4 за 1983 год.

Беляев А.М. "Исповедь хулигана." (М/м), ремень, развернутое описание.

Беляев Владимир. "Старая крепость." 1: (М/м), хлыст, описание; 2: (М/м), ремень, развернутое описание.

Бертрам Джеймс Глас (псевдоним "доктор Купер"). "История розги".
Главы:
"Наказание розгами воришек и карманников." (М/м), розги, упоминание.
"Судебные и церковные наказания в Шотландии." (М/м), розги, клеймение, упоминание.
"Розга в одном из восточных государств." (Ж/м), розги, упоминание.
"Флагелляция в Африке." 1: (М/м), бастонада, упоминание; 2: (М/м), розги, описание, упоминание; 3: (М/м), бич, упоминание.
"Флагелляция в Америке." (М/д), ремень, описание.
"Флагелляция во Франции." 1: (Ж/д), розги, упоминания; 2: (М/м), розги, упоминания; 3: (М/м), плеть, упоминание.
"Выдержки из дневника аристократки." 1: (М/м), розги, упоминание; 2: (Ж/м), розги, упоминание.
"Воспитание в английской школе для бедных сто лет тому назад." (Ж/д,м), розги, китовый ус, упоминание.
"Школьные наказания." (М/м), розги, многочисленные описания и упоминания.
"Еще анекдоты о телесных наказаниях." (М/м), розги, кожа угря, упоминания.
"Корреспонденция о наказании розгами в журнале "Family Herald"." 1: (Ж,М/д), кнут, палка, упоминание; 2: (М/м), розги, упоминание.
"Розга в будуаре." (Ж/д), розги, ремень, упоминание.
"Флагелляция в монастырях. Мистическая флагелляция." 1: (Ж,д), розги, плеть, веревки, крапива, рука (упоминания); 2: (Ж,д), плеть, описание.
"Телесные наказания в Китае. Флагелляция у проституток." 1: (М/м), ремень, упоминание; 2: (Ж/д), розги, плеть, упоминание.
"Телесные наказания в семье и школе." 1: (м/д), рука, описание; 2: (Ж/д), розги, упоминание; 3: (М/м), розги, трость; 4: (М/м,д), розги (описание, упоминание), плеть (упоминание).
"Флагелляция и любовь." 1: (Ж/д), розги, упоминание; 2: (Ж/м), розги, подготовка, описание.
"Флагелляция детей." 1: (Ж/д,м), розги, упоминание; 2: (Ж/м), рука, розги (описание, подготовка), плеть, крапива (упоминание), (М/м), розги, описание; 3: (М/м), розги, описание; 4: (Ж/д), розги, плеть, развернутое описание.
"Флагелляция из-за денег и для возбуждения." 1: (М/д), розги (описание), ремень (упоминание); 2: (Ж/д), розги, описание.
"Психология флагеллянта и флагеллянтши." (Ж/м), розги, развернутое описание.
"Флагелляция в средние века в исправительных домах и в наши дни в особых клубах флагеллянтов." 1: (Ж/д,м), розги, развернутое описание, подготовка; 2: (Ж/м), розги, развернутое описание, упоминание.
"Связь флагелляции с мастурбацией." 1: (Ж/м), розги, упоминание; 2: (Ж/д), розги, упоминание; 3: (Ж/м), розги, упоминание.
"Флагелляция в Англии." (Ж/д), розги, подготовка, описание.
"Телесные наказания в США и Голландии." (Ж/д), розги (описание), резиновый ремень, крапива (упоминание).
"Исторические сведения о флагелляции в наше время." (Ж/ж), розги, крапива, упоминания.
"Флагелляция в Италии." (М/м), розги, плети, упоминание.
"Исторические сведения о флагелляции." 1: (М/м), розги, упоминания; 2: (м/м), розги, описания, упоминания; 3: (М/д), розги, упоминание.
"Телесные наказания в современное нам время." 1: (Ж,д/д), розги, развернутое описание; 2: (М,Ж/м), розги, упоминание.

Блайтон Энид. "Тайна "Вершины Контрабандиста"." (М/м), ремень, описание.

Бромлей Наталья, Остроменцкая Надежда. "Приключения мальчика с собакой". (М/м), хлыст, подготовка.

Булкин Андрей. "Звезда." (Ж/м), стек, описание.

Булычев Кир.
"Алиса и Алисия." (орангутан/м,д), кнут, описание.
"Миллион приключений." (Ж/м), хлыст, описание.

Буркин Станислав. "Волшебная мясорубка". (М/м), упоминание.

Валентинов Андрей, Дяченко Марина, Дяченко Сергей, Олди Генри Лайон. "Рубеж". (м/м), хворостина, упоминание.

Веллер Михаил. "Забытая погремушка". (М/м,д), ремень, описание.

Вартанов Степан. "Смерть взаймы". (М/м,д), плеть, упоминания.

Ведзижев Ахмет. "Гапур из Сунжа-Юрта." (М/м), крапива, развернутое описание.

Гайдар Аркадий. "Дальние страны." (М/м), крапива, хворостина, упоминания.

Гарин-Михайловский Николай. "Детство Темы." (М/м), ремень, развернутое описание.

Гашек Ярослав. "Урок закона божьего." (М/м), розги (описание), ремень (упоминание).

Гиро Поль. "Быт и нравы древних римлян". (М/м), розги (описание), линейка, ремень (упоминание).

Говоров А. "Алкамен - театральный мальчик." (М/м), розги, описание.

Голубинский Евгений. "Воспоминания". (М/м), розги, развернутое описание.

Горький Максим.
"Детство." (М/м), розги, развернутое описание, подготовка.
"В людях." (Ж/м), розги, описание.

Гуляев Валерий. "Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории." (М/м), палка, упоминание.

Даль Роальд. "Мальчик: рассказы о детстве." (М/м), трость, развернутые описания.

Дженнингс Гэри. "Ацтек." 1: (М/м), протыкание губы колючкой, описание; 2: (Ж/д), крапива, упоминание; 3: (Ж/д), натирание влагалища жгучим перцем, описание.

Джонс Диана Уинн. "Заколдованная жизнь." (М/д), подошва ботинка, описание.

Диккенс Чарльз.
"Дэвид Копперфильд." (М/м), трость, описание, многочисленные упоминания.
"Приключения Оливера Твиста." (М/м), трость, упоминание.

Диксон Гордон. "Молодой Блейз." (М/м), ремень, описание.

Добряков Владимир. "Хроноагенты за работой." 1: (М/м), лоза, развернутое описание; 2: (М/м,д), розги, плети, шпицрутены, упоминание; 3: (м/м), розги, описание.

Добсон Джеймс.
"Непослушный ребенок." Пропаганда телесных наказаний маленьких детей прутом или ремнем.
"Не бойтесь быть строгими." (М/м), рука, упоминание; пропаганда телесных наказаний маленьких детей.

Дорошевич Влас. "Горе и радости маленького человека." (Ж/м), розги, подготовка, развернутое описание.

Достоевский Федор. "Братья Карамазовы." (М/д), розги, описание.
"Дело Кронеберга." (М/д), розги, развернутое описание.

Дэвис Робертсон. "Пятый персонаж." (М/м), упоминание.

Елькина Марина. "Тайна синего фрегата." (М/м), ремень, упоминание.

Живетьева Инна. "Стальное княжество." (М/м), плеть, развернутое описание, упоминания.

Засодимский Павел. "Из моих воспоминаний." (М/м), розги, упоминание.

Захер-Мазох Леопольд.
Приложение к роману "Венера в мехах", глава 1 "Воспоминания детства и размышления о романе". (Ж/м), хлыст, описание.
"Мардона". (М/м), кнут, упоминание.

Зобель Жозеф. "Мальчик с Антильских островов." 1: (Ж/д), рука, описание; 2: (Ж/м), палка, упоминание; 3: (Ж/м), бамбуковая палка, описание; 4: (М/м), ремень, упоминание; 5: (Ж/м), хлыст, описание.

Золотов Евгений. "Исповедь школьника, или Нежные юноши Зачарованного острова". (М/м), розги, развернутые описания.

Иванов Алексей. "Ночная служба." (М/м), розги, упоминание.

Иванов Анатолий. "Тени исчезают в полдень." (М/м), ремень, упоминание.

Иванов Альберт. "Свистать всех наверх! или Человек за бортом!" (М/м), ремень, упоминания.

Каплан Виталий. "Круги в пустоте." 1: (М/м), прут, подготовка, упоминание; 2: (М/м), плеть, развернутое описание; 3: (М/м), ремень, упоминания.
"Корпус". 1: (м/м), скрученное полотенце, описание; 2. (М/м), розги, упоминание.
"Юг там, где солнце." 1: (Ж/м), ремень, упоминания; 2: (М/м), провод, упоминание.

Каприо Франк. "Многообразие сексуального поведения." 1: (д/м), рука, упоминание; 2: (Ж/д), рука, упоминание.

Карр Калеб. "Алиенист." 1: (М/м), ремень, описание; 2: (М/м), ремень, упоминание.

Кин Персиваль. "Капитан Марриэтт." (М/м), линейка, розги, описания.

Кинг Стивен.
"Бесплодные земли." (М/м), кулак, описание.
"Оно." (М/д), ремень, упоминание.
"Стрелок." (М/м), кулак, описание.
"Талисман." 1: (М/м), плеть, развернутое описание; 2: (М,м/м), прижигание пальцев зажигалкой, развернутое описание.

Киплинг Редьярд. "Маугли." 1: (медведь/м), лапа, упоминание; 2: (пантера/м), лапа, описание.

Кифер Отто. "Сексуальная жизнь в Древнем Риме." (М/м), розга (описание), плети, трость (упоминание).

Клепов Василий. "Четверо из России." (Ж/м), плеть, описание.

Кожевников Вадим. "Заре невстречу." (М/м), удары ребром ладони по оттянутой коже на животе, развернутое описание.

Копылов Юрий. "Васькин камень." (М/м), ремень, упоминание.

Косински Ежи. "Раскрашенная птица". 1: (М/м), кнут, описание; 2: (Ж/м), ремень, описание; 3: (М/м), ивовый прут, описание.

Котик Ехезкель. "Мои воспоминания." (М/м), розги, описания.

Крапивин Владислав.
"Ампула Грина." (М/м), удилище, упоминание.
"Бабушкин внук и его братья." 1: (Ж/м), рука, упоминание; 2: (м/м), рука, описание; 3: (М/м), ремень, упоминание.
"Бронзовый мальчик." 1: (М/м), линейка, подготовка; 2: (Ж/м), линейка, упоминание; 3: (М/м), нагайка, упоминание; 4: (М/м), ремень, упоминание.
"Взрыв генерального штаба." (М/м), шомпол, упоминание.
"Возвращение клипера "Кречет". Пропаганда наказаний розгами.
"Выстрел c монитора." Имитация порки мальчика на манекене, кнут, описание.
"Гуси-гуси, га-га-га..." (Ж/м), линейка, ремень, жгут, шприц, упоминание.
"Дети синего фламинго." (М/м), прут, подготовка, описание.
"Журавленок и молнии." (М/м), ремень, развернутое описание.
"Клад на Смоленской улице." 1: (Ж/м), хворостина, подготовка; 2: (Ж/м), розга, упоминание; многочисленные упоминания об описаниях порки в других книгах.
"Колыбельная для брата." (М/м), ремень, описание.
"Лето кончится не скоро." 1: (М/м), инструмент?, описание; 2: (М/м), рука, резиновая скакалка, упоминание.
"Мальчик девочку искал." (Ж/м), розги, упоминание.
"Мальчик со шпагой." (М/м), ремень, упоминание.
"Нарисованные герои." (М/м), резиновый шланг, подготовка, упоминание.
"Непроливашка." (Ж/м), поварешка, описание.
"Однажды играли..." 1: (М/м), крапива, описание; 2: (Ж/м), ремень, описание; пропаганда порки.
"Острова и капитаны", книга третья "Наследники". (М/м), прут, подготовка, упоминания.
"Помоги мне в пути." 1: (м/м), велосипедная камера, развернутое описание; 2: (М/м), электроток, развернутое описание; 3: (Ж/м), пластиковые прутья, упоминание.
"Портфель капитана Румба." (Ж/м), рука, описание.
"Рять скачков до горизонта." (М/м), прут, описание.
"Рассекающий пенные гребни." (М/м), линейка, подготовка.
"Рыжее знамя упрямства." (М/м), клеенчатый поясок, описание.
"Семь фунтов брамселного ветра." 1: (м/м), крапива, подготовка, упоминание; 2: (Ж/м), крапива, упоминание; 3: (Ж/м), рука, описание.
"Синий город на Садовой." (Ж/м), рука, описание.
"Сказки о рыбаках и рыбках." 1: (М/м), шлепанец на рукоятке, удары по рукам (описание); 2: (М/м), электроток?, подготовка, развернутое описание.
"Стеклянные тайны Симки Зуйка." 1: (М/м), резиновая скакалка, упоминание; 2: (М/м), рука, описание.
"Шлем витязя." (Ж/м), крапива, подготовка, упоминание.

Крафт-Эбинг Рихард. "Половая психопатия." 1: (М/м), розги, описание; 2: (м/м), розги, упоминание; 3: (м/д), рука, упоминание, фантазии мальчика о шлепании его девочками; 4: самофлагелляция мальчика палкой (описание), фантазии мальчика о порке его и других мальчиков мальчиками: бич, ремень, палка, тасканье за уши.

Кристоф Агота. "Толстая тетрадь". 1: (Ж/м), рука, метла, мокрая тряпка, упоминание; 2: (м/м), ремень, описание.

Кропоткин Петр. "Записки революционера". 1: (М/м), розги, описания; 2: (М/м), деревянные линейки, упоминание; 3: (М/м), хлысты, описание; 4: (М/м), подтяжки, описание; 5: (м/м), скрученный платок, упоминание.

Куприн Александр.
"На переломе (Кадеты)." (М/м), розги, подготовка, упоминание.
"Храбрые беглецы." (М/м), розги, упоминание.

Лавров Валентин.
"Блуд на крови", глава "Дочь палача". (М,Ж/д), розги, плеть, посыпание ран солью, прижигание рук, упоминания.
"Тайна двора государева", глава "Повешенный". (М/м), плеть, описание.

Лакшин Владимир. "Закон палаты." (м/м), плеть, развернутое описание.

Липскеров Дмитрий. "Леонил обязательно умрет." (Ж/м), мокрое полотенце, развернутое описание.

Ли Харпер. "Убить пересмешника..." 1: (Ж/д), линейка, описание; 2: (М/д), рука?, упоминание.

Лиханов Альберт.
"Кикимора." (М/м), кнут, описание.
"Лабиринт." 1: (Ж/м), ремень, развернутое описание; 2: (М/м), крапива, описание.

Лукьяненко Сергей. "Царь, царевич, король, королевич..." Без указания пола, ремень, описание.

Лурье Соломон. "Письмо греческого мальчика." (М/м), бычий хвост, подготовка.

Мало Гектор. "Без семьи." 1: (м/м), плеть, описание; 2: (М/м), палка, упоминание.

Мангован Д. "Китайцы у себя дома." (М/м), бамбуковая палка, упоминание.

Марк Твен. "Приключения Тома Сойера." (М/м), розги, упоминание.

Маркмор Роберт. "Новобранец". (М/м), линейка, упоминание.

Масодов Илья.
"Синие нитки." (М,Ж,м/д), ремень, тряпка, указка, шланг, палка, упоминания.
"Тепло твоих рук." (М/д), ремень, описание.
"Черти". 1: (Ж/д), тряпка, веник, скалка, сковорода, упоминание; 2: (М/д), ремень, описание.

Матье Милица. "День египетского мальчика". (М/м), плеть, описание, упоминания.

Меньшов Виктор. "Сокровища черного монаха". (М/м), упоминание.

Михановский Владимир. "Тилон спартанский." (М/м), палка, развернутое описание, литературный сборник "Эстафета" за 1984 год.

Михневич Владимир. "Язвы Петербурга." 1: (М/м), ремень, упоминание; 2: (Ж/д), розги, описание; 3: (М/д), розги, упоминание.

Млечин Леонид, Сырокомский Виталий. "Дети, которых лишили детства." 1: (М/м), рука, описание; 2: (Ж/м), ремень, описание; 3: (М/м), выбивалка для ковров, упоминание; 4: (М,Ж/м), металлическая щетка, упоминание; 5: (Ж/м), ремень, описание; 6: (М/м), весло, описание.

Де Моз Ллойд. "Психоистория." 1: (М/м), розги, описание; 2: (Ж/м), рука, упоминание; 3: (М/м), вязальные спицы, упоминание; 4: (М/м), кнут, упоминание; многочисленные упоминания порок и описание орудий наказания.

Нагибин Юрий. "Лето моего детства", глава "Атаман". (М/м), крапива, развернутое описание.

Некрасова Мария. "Толстый и нарисованные баксы". (Ж/м), пояс от халата, описание.

Оловянная Ирина.
"Маленький дьявол." 1: (М/м), ремень, многочисленные описания и упоминания; 2: (М/м), рука, описание; 3: (М/м), кнут, описание.
"Самурай." (М/м), ремень, описание.

Орлов-Скоморовский А. "Голгофа ребенка". 1: (Ж/м), розги, развернутое описание; 2: (М/м), нагайка, развернутое описание; 3: (М/м), подтяжки, ремень, описание.

Остер Пол. "Мистер Вертиго". (М/м), пастуший хлыст, упоминание.

Павлова М. "Творческая история романа "Мелкий бес"". (М/м), розги, развернутое описание, многочисленные упоминания, пропаганда телесных наказаний детей.

Паккала Теуво. "Маленькие люди." (Ж/д), розги, описание, упоминание.

Пантелеев Алексей. "Ленька Пантелеев." (М/м), подтяжки, развернутое описание.

Перес-Реверте Артуро. "Чистая кровь." (М/м), плеть, описание.

Пирогов Николай. "Нужно ли сечь детей, и сечь в присутствии других детей?" Рассуждения о порке детей розгами.

Плевако Николай. "Норд-ост опускает бороду." (Ж/м), веревка, упоминание.

Погорельский Антоний. "Черная курица, или Подземные жители". (М/м), розги, упоминание.

Помяловский Николай. "Очерки бурсы." (М/м), (м/м), розги, многочисленные развернутые описания.

Радов Егор. "Я" (м/м), розги, упоминание.

Рено Мэри. "Персидский мальчик" (М/м), трость, упоминание.

Руссо Жан-Жак. "Исповедь." (Ж/м), розги, описание.

Де Сад Донасьен-Альфонс-Франсуа (Маркиз де Сад).
"Жюльетта." 1: (М/д), розги, тернии, горячее масло, развернутое описание; 2: (Ж/д), розги, развернутое описание; 3: (М/д), плеть, розги, развернутое описание; 4: (М/м), плеть, описание; 5: (М/д,м), хлыст, плеть, описание; 6: (М/д), плеть, кнут, развернутое описание; 7: (М/д), хлыст, описание; 8: (М/м), розги, описание; 9: (М/м,д), хлыст, упоминание; 10: (Ж/м), розги, упоминание; 11: (Ж/д), хлыст, описание; 12: (М/м), розги, упоминание; 13: (М/м,д), розги, описание; 14: (М/д), розги, описание; 15: (М/м), плеть, упоминание.
"Новая Жюстина." (М/м,д), розги, развернутые описания.

Садов Сергей. "Дело о неприкаянной душе". (М/м), ремень, описание.

Свирский Алексей. "Рыжик". (М/м), аршин, упоминание.

Севела Эфраим. "Легенды Инвалидной улицы", глава "Почему нет рая на земле". (М/м), ремень, многочисленные описания.

Сент-Джон Патрисия. "Дважды освобожденный". (М/м), розги, упоминание.

Серафимович Александр.
"В бурю." (М/м), просмоленная веревка, описание.
"Мышиное царство." 1: (М/м,д), рука, описание; 2: (М/м), ремень?, упоминание.

Секориский Сотилиан. "Путь дурака-5." (М/д), ремень, описание.

Симонов Иван. "Охотники за сказками." (М/м), плеть, упоминания.

Синякин Сергей. "Детский портрет на фоне счастливых и грустных времен". (М/м), описание.

Сологуб Федор.
"День встреч." (Ж\м), линейка, упоминание.
"Жало смерти." (М/м), розги, упоминание.
"Земле земное." (М/м), розги, упоминание.
"Мелкий бес." 1: (М/м), розги, упоминания; 2: (м/м), бич, эротические мечты женщины.
"О телесных наказаниях." Пропаганда телесных наказаний детей.
Стихи. 1: (Ж/м), розги, крапива, упоминание; 2: (М/м), розги, подготовка.
"Творимая легенда." (Ж/м), розги, описание.
"Тяжелые сны." (М/м), розги, описание, упоминание.
"Утешение." (М/м), розги, описание.
"Червяк." (М/д), плеть, подготовка.

Соррентино Гилберт. "Изверг Род." 1: (Ж/м), ремень (описания), линейка, палка, лопатка, ложка, веник (упоминания); 2: (м, сам себя), ремень, описание.

Сотник Юрий. "Ясновидящая, или Эта ужасная "улица"". 1: (М/м), ремень, описание; 2: (Ж/д), веревка, описание.

Ставинога Франтишек. "Песенка первая." 1: (М/м), ремень, упоминание; 2: (М/м), веревка, вымоченная в рассоле, развернутое описание.

Станюкович Константин.
"История одной жизни." 1: (М/д), ремень, описание; 2: (М/м), ремень, развернутое описание.
"Нянька." (Ж/м), розги, описание.

Суслин Дмитрий. "Рыцарь Катерино." (д/м), рука, описание.

Сухинов Сергей. "Древняя книга оборотня." 1: (нечисть/д,м), хлыст, описание; 2: (М/м), кнут, описание.

Таркинтон Бус.
"Пенрод-гангстер." (М/м), ремень, упоминания.
"Пернод и Сэм." (Ж/м), палка, описание.
"Пенрод-сыщик." (Ж/м), ремень?, упоминание.

Ткаченко А. "Сексуальные извращения - парафилии." (М/м), палка, упоминания.

Толстой Алексей. "Петр Первый." (М/м), ремень, описание.

Толстой Лев. "Детство." (Ж/м), розги, упоминание.

Турнье Мишель. "Элеазар или Источник и Куст." (М/м), кнут, описания.

Тынянов Юрий. "Пушкин." (Ж/м), розги, рука, упоминание.

Успенский Михаил. "Белый хрен в конопляном поле." 1: (М/м), вожжи и сбруя, упоминания; 2: (М/м), ремень, описание.

Фадеев Александр. "Молодая гвардия." (М/м,д), розги, описания, упоминания.

Фрейд Зигмунд. ""Ребенка бьют": - к вопросу о происхождении сексуальных извращений." Фантазии детей об избиении детей родителями, в основном мальчиков отцами. Анализ происхождения таких фантазий.

Чаплин Чарльз. "Моя биография." (М/м), трость, розги, описания.

Чехов Антон.
"Ванька." (М/м), шпандырь, упоминание.
"Злой мальчик." (М,Ж/м), надирание ушей, описание.
"О драме." (М/м), ремень, описание.
"Случай с классиком." (М/м), ремень, описание.

Чулков Георгий. "Императоры." (М/м), трость, линейка, шомпол, упоминание.

Шахиджанян Владимир. "1001 вопрос про ЭТО", вопрос N648. 1: (Ж/д), рука, описание; 2: (Ж,М/д), рука, развернутое описание; 3: (Ж/д), розги, рука, развернутое описание; пропаганда порки девочек.

Шолом Алейхем. "Меламед Бойаз." (М/м), розги, описания.

Шервуд Том. "Серые братья." 1: (М/м), веревка, описание; 2: (М/м), бамбуковая палка, описание.

Штритматтер Эрик. "Лавка." 1: (Ж/м,д), розги, подготовка; 2: (М/м), трость, описание.

"Энциклопедия преступлений и катастроф".
Том "Тюрьмы и наказания".
Глава "О телесных наказаниях в начальных школах". 1: (М/м), подтяжки, упоминание; 2: (М/м), розги, упоминания; 3: (м/м), розги, упоминания; 4: (м/м), костыли, упоминание; 5: (М,Ж/м), бамбуковая трость, упоминание; пропаганда телесных наказаний детей.
Глава "Телесные наказания в Северо-Американских Соединенных штатах и Голландии". 1: (Ж/д), розги, резиновые ремни, колючее растение орти, упоминания; 2: (Ж/д), розги, описание.
Том "Убийцы и маньяки".
Глава "Воспитатель". (М/м), ремень, описание.
Глава "Отчим." (М/м), кочерга, полено, развернутое описание.

Энниг Жан-Люк. "Краткая история попы." 1: (Д/м), плеть, упоминание; 2: (М/м), рука, развернутое описание.

Эткинд Александр. "Содом и Психея." 1: (д/д), розги, упоминание; 2: (М,Ж/м,д), розги, плеть, упоминание.

ZT. О проблеме: - сечь или не сечь? - найдете интересный исторический материал в моем файле http://zt1.narod.ru/kazansk1.htm.

ZT. О молитвах у Ник. Ник. Неплюева 1851-1908 см. в http://zt1.narod.ru/doc/neplyuev.doc.

From http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

- Воспитание гражданина в педагогике А.С. Макаренко: В 2 ч. / Автор С.С. Невская. - М.: 2006. - 976 с. .. Петражицкий Л.И. О мотивах человеческих поступков, в особенности об этических мотивах и их разновидностях. СПб., 1904 ".. Сколь вредно для воспитания характера отсутствие сознания своих прав, сколь важны для здорового развития наличность и действие этого сознания.

Родители и воспитатели должны вообще обращать серьезнейшее внимание на развитие в детях сильной и живой правовой психологии; им следует заботиться о внушении детям не только нравственности, но и права; при том важно развитие т. ск. обеих сторон права, внушение права других и их святости, сильного уважения к ним, но точно так же и собственных (воспитываемого) прав и уважения к ним. Надлежащее развитие сознания и уважения чужих прав дает твердую опору для надлежащего, отдающего должное, отношения к ближним (в том числе для надлежащего уважения к личности других); развитие сознания собственных прав сообщит воспитаннику надлежащее личное достоинство и связанные с этим черты характера (открытость, прямоту...). Воспитание "без права" дает в результате отсутствие прочной этической почвы и гарантии против житейских искушений... а что касается специально отношения к человеческой личности чужой и своей, то естественный продукт такого воспитания - "рабская душа" и вместе с тем неуважение чужой личности, деспотизм и самодурство.

Развитие надлежащего активного правосознания, сознания собственных прав, важно в педагогике и с точки зрения развития житейской (хозяйственной и т. д.) деятельности. Оно сообщает необходимую для жизни твердость и уверенность, энергию и предприимчивость. Если ребенок воспитывается в атмосфере произвола, хотя бы и очень благожелательного и милостивого, если ему не выделяется известная сфера прав (хотя бы скромного, детского характера), на незыблемость которых он может надеяться, то он не приучится строить и выполнять с уверенностью житейские планы. В частности, в экономической области не будет надлежащей уверенности, смелости и предприимчивости, а будет скорее апатия, действование на авось, ожидание благоприятных "случаев", помощи со стороны, милостей, подачек и т. п.

Сказанное о воспитании детей относится и к воспитанию народа и к могучему средству этого воспитания - к политике права, к законодательной политике.

От структуры (официального) права и направления законодательной политики, в частности и в особенности от проведения принципа законности, от надлежащего развития системы субъективных прав вместо ожидания милостивого усмотрения, от твердости и незыблемости прав, гарантии против произвола и т. д., - в высокой степени зависит развитие типа "гражданина", как особого идеального характера, экономической дельности, энергии и предприимчивости в народных массах и т. д.

...Экономическое недомогание и процветание зависит от характера миллионов субъектов хозяйственной деятельности, от типов "хозяев", от их энергии, предприимчивости, умения смело и уверенно задумывать и исполнять хозяйственные планы, полагаться на себя, а не на "авось" и проч. А для воспитания этих черт характера существенным условием является законность, пропитание всех областей социальной жизни, в том числе и экономической, правом". (В кн. Л.И. Петражицкого с. 59-61, у С.С. Невской с.416-17).

ZT. Я вставлю сю, - вовсе по содержанию не уникальную для того времени, но всё равно ценную, - цитату из Петражицкого во многие файлы моего сайта http://zt1.narod.ru, присобачив к ней снизу и о великой структурной составляющей у Макаренко: полномочия с ответственностью (ищи и в http://zt1.narod.ru/metodika.htm), а Макаренко применял ещё и другие структурные составляющие для выработки в подопечных достоинства, например, непроверяемость рапортов, статусно установленная вера во многих ситуациях на слово и т.п.

Штейнгауз М. Телесные наказания — «традиция» английской школы. «Советская педагогика», 1951, № 8, стр. 94—97.

Вставка 15.08.2009. Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html:

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

> если бы было с жёсткой дисциплиной учебное заведение, я бы его отдала. Но никто таких учреждений не откроет. Их в системе образования не существует.
ZT. Строгая дисциплина, конечно, нужна, но дело обстоит более обще:
для подростков "оболтусов" сочетания "обычная семья – обычная школа" просто не адекватны:
природа их жаждет и требует иной структуры бытия:
той структуры бытия, которая до и после 1917 года, увы, именовалась:
"исправительная колония".
Вот этот неправильный эпитет: "исправительное"
1) шельмовал замечательную структуру и
2) отпугивал от неё (от пригородной школы-хозяйства) и ребят, и педагогов,
и вот это-то историческое предубеждение и надо прорвать.

.. ZT. НО !!!!!
http://zt1.narod.ru/doc/Godin-P-G-ne-prigorodn-ne-internat.doc
Малая библиография к теме : Годин Павел Григорьевич.
Оттуда.
Годин Павел Григорьевич .. Новопавловск - типичный агрогород, районный центр. Здесь в ту пору было свыше двух десятков больших и малых промышленных, строительных и транспортных предприятий, организаций и учреждений культуры, две средние общеобразовательные школы, школа искусств, среднее профессионально-техническое училище.
(ZT. то есть не "пригородный")
.. Ребенок должен просто отдыхать от активной организованной деятельности, общаться с родными, близкими, друзьями, с книгой и с самим собой. Поэтому в наших ученических бригадах вечером дети возвращались на автобусах домой.
(ZT. то есть ! не интернат !). ..

"Знание и труд" Симбирск, РНБ П28/503 1921,2. Мирандов Александр Федорович ( http://zt1.narod.ru/doc/mirandov.doc. ) .. В нормальных школах и детских домах Симбирска, особенно среди воспитанников, циркулируют самые невероятные толки о нашей школе, вызванные в большинстве случаев запугиванием воспитателями своих непокорных воспитанников "Максимовкой" в тех случаях, когда другие меры педагогического воздействия не оказывают влияния .. В конце концов мне пришлось обращаться с просьбой в Губоно об издании по всем интернатам и детским домам распоряжения о том, чтобы из числа мер педагогического воздействия была совершенно исключена угроза "Максимовкой" .. Название "трудовая колония" более соответствует типу и характеру нашего учреждения, но нам приходится открещиваться и от этого названия, так как колония ассоциируется с названием прежнего учреждения - колонии малолетних преступников, и слово колонист для наших воспитанников, как синоним профессионального любителя чужой собственности, кажется оскорбительным подчеркиванием принадлежности их к определенной категории несовершеннолетних ..
Мирандов А. Ф. .. Характер работ воспитанников, - имеющееся школьное хозяйство, наличие садов, огородов, покоса и пахотной земли, обслуживание хозяйства собственными мастерскими, - дают полную надежду Школьному Совету в недалеком будущем осуществить свое желание - реорганизовать школу нравственно-дефективных детей в Школьный детский Совхоз, присвоив ей именно это название, тем более, что настоящее наименование школы на более сознательных воспитанников действует угнетающим образом ..

http://zt1.narod.ru/kurgn_33.htm РАЙОННЫЕ УПК ПРЕОБРАЗОВАТЬ В КУРГАН-33. "Нар. обр" 1992,3-4 [и: В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОТИВ ГОРОДСКИХ ПТУ-ОБЩАГ УГ 1994,5].
И другое столь же важное и близкое к тому ..

См. и http://zt1.narod.ru/doc/forum-temy-ot-ZT.doc. Форум-темы от : Зиновий Тененбойм.

From http://psy-baby.livejournal.com/2141011.html
Странное поведение ребенка
Помогите, пожалуйста, разобраться...Я напугана. Сыну 3 года и 3 месяца. Всегда был довольно шебутной и похулиганить любил, но все в рамках разумного. Но последние две недели происходит что-то странное: он шкодит с утра до вечера, не переставая, не реагируя на запреты. Подставляет стулья, хватает наши мобильные телефоны, достает книги и рвет их, походит к цветку на окне и обдирается его, лезет руками в аквариум, пытаясь схватить рыбы, рассыпает рыбий корм на пол, рвет обои....Мы объясняю, потом ругаюсь - толку нет. Обои три раза рвал за сегодняшний день. Но еще больше меня напугало не это: последние три дня он иногда писает на пол. Именно не писается случайно, а сознательно снимает штаны и писает на пол! Не кадый раз,а иногда. Когда спрашиваю: почему ты так сделал, он смеется. А еще почему-то хочет ходить без трусов и шорт.
А сейчас он взял горшок, сделал туда все свои делал и вылил это на диван. (!!!)
ZT. Всё же - за пакость сечь. Чтоб реально больно было жопке. Естественно - не роково. И после каждой экзекуции некоторое время не разговаривать, а потом объяснять, что мы, семья, не можем это терпеть. Снова горшок на диван и т.п. - снова высечь. Другого выхода нет.

Из интернета. - Школа-интернат 64 , Москва в 1980 117 учащихся .. "Учительская газета" 06.08.1988 (ZT. Давняя черновая выписка) .. Интернат Москвы № 64. Директор его В. Евдокимов, был уволен за то, что в интернате ввёл, имел КАРЦЕР (долгое время). О карцере знали руководители РУНО, но не возникали. Дети написали заявление в прокуратуру. Евдокимов умыл руки и ушёл учителем в простую школу. Печать, ТВ оценивают действия Владимира Григорьевича Евдокимова противоречиво. Вот "Известия" 05.03.1988: "Кто прав? – прокуратура, фильм, газета?". Целый год интернат без Евдокимова. Год страшный! Поджоги, разгромы, бунты. Иные под лозунгом: "Верните Евдокимова!". Не могут найти директора! Неужели во всей Москве нет опытного, грамотного, по-настоящему одержимого педагогикой человека? Новый директор – юрист по образованию. Утверждают – хороший человек. Но: развал .. ZT. Если структуру учреждения не "обременить" прибыльным производством и прочим Макаренко-структурным, то проблема "закручивать чи не закручивать гайки ?" - в принципе не решаема.

--------------------

Из http://www.detskiysad.ru/ped/pestalozzi13.html Письмо другу о пребывании в Станце И. Г. Песталоцци. Избранные педагогические сочинения в 2-х томах. Изд-во "Педагогика", М., 1981 г. OCR Detskiysad.Ru Приведено с некоторыми сокращениями.
1. ZT. Поток трудно, на моё IMHO, читаемой приторной невнятности. В этой в целом раздуто-невнятной книге меня, Зиновия Тененбойма, хватило лишь на первую часть. Причём, в этой первой части, - в отличие от последующих за ней частей, - у ИГП встречаются и фрагменты с почти достаточной степенью внятности. Ну именно вот. – ИГП > .. Между тем, если дети проявляли жестокость и грубость, я был строг и применял даже телесные наказания. / Дорогой друг, педагогический принцип с помощью одних только слов овладевать умами и сердцами множества детей и обходиться без воздействия телесных наказаний, конечно, выполним в отношении удачных детей и при счастливых обстоятельствах; но для разнородной массы нищих детей, при их возрасте, усвоенных ими привычках и при необходимости надежно и быстро простыми средствами воздействовать на всех, при всем этом достигая определенной цели, впечатление от телесного наказания было существенно необходимо, а опасение потерять из-за этого доверие детей - совершенно неосновательно. Не отдельные, редкие поступки определяют состояние духа и весь образ мыслей детей по отношению к взрослым, а масса ежедневно и ежечасно повторяющихся и представляющих их взорам истинных твоих душевных качеств и степень твоего расположения и нерасположения к ним - именно это решительно определяет их чувства по отношению к тебе, и, как только чувства выявились, каждое впечатление от отдельных поступков определяется этим уже установившимся отношением детей. Поэтому родительские наказания редко производят дурное впечатление. Совсем по-другому обстоит дело, когда наказывают школьные и другие учителя, не проводящие бескорыстно дни и ночи с детьми и не составляющие одну с ними семью. Этим людям недостает той основы, которая складывается из тысячи обстоятельств, крепко привлекающих сердца детей; отсутствие таких обстоятельств отчуждает учителей от детей и заставляет детей смотреть на них как на

[ как на халдеев в "Республика Шкид" Белых и Пантелеева и в "Последняя гимназия" Ольховского и Евстафьева http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ]

как на людей, совершенно непохожих на тех, кто связан с ними благодаря всей совокупности этих обстоятельств. / Ни одно из моих наказаний не вызывало упрямства; ах, они радовались, когда я спустя некоторое время протягивал им руку и снова целовал их. Восхищенно они выказывали мне свое довольство и радость в связи с тем, что я надавал им пощечин. .. Дорогой друг, на детей мои пощечины не могли произвести дурного впечатления, потому что целые дни я проводил среди них, бескорыстно привязанный к ним, и жертвовал собой для них. Они не истолковывали моих действий превратно, потому что не могли не оценить моего сердца .. Тогда, когда в деревне заговорили, что я слишком сурово обхожусь с детьми. Услыхав это, я сказал им: / - Дети, вы знаете, как я вас люблю, скажите же сами, хотите ли вы, чтобы я вас больше не наказывал? Могу ли я без пощечин отучить вас от того, что давно укоренилось в вас? Станете ли вы без наказания задумываться над тем, что я вам говорю? / Ты слышал, друг, как при тебе они кричали: «Сохрани мне, боже, наказание!» - и как искренне они просили меня не щадить их, если они провинятся. ..

2. Из: ИГП в бываемой реальности. –
"Воспитание" РНБ 2/148 т.10 (1862 ?) [ZT. Черново. Проверить по источнику]. Песталоцци - учитель в самой низшей школе. Воспоминания его ученика (Рамзауэра) .. .. .. В принципе П. строго-престрого отрицал всякое телесное наказание, но в этой школе он редко сдерживал себя и часто раздавал пощечины направо и налево. Большая часть учеников сильно ему досаждала, так что я искренне жалел его ..