Эдуард Эррио ( EDOUARD HERRIOT ) в авг. 1933 у Макаренко.http://zt1.narod.ru/doc/Krivinskaya-o-Kommune-Djerjinskogo.doc. Елизавета Кривинская о Коммуне им. Дзержинского.

От: Зиновий Тененбойм (ZT), СПб. Ноябрь 2011.
Известные мне опыты исторического прошлого, которые в той или иной степени можно идентифицировать как школьные минитехнопарки и детско-взрослые образовательные производства (аграрные и промышленные). + Некоторые идеи.
http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

Макаренко-внедрению мешает ориентировка всех и вся на "Педагогическую поэму", тогда как надо бы на "Марш 30 года" ( http://zt1.narod.ru/doc/marsh-30.doc ) и "Флаги на башнях" ( http://zt1.narod.ru/doc/Flagi-na-bashn.doc ).

Некоторые тексты А.С. Макаренко и некоторые тексты по Коммуне им. Дзержинского см. по отсылке http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc.

http://zt1.narod.ru/doc/Vancaev-Musa.doc. [ Ванцаев Муса Синаевич ] .. Интернат ежегодно ведет войну за жилье для выпускников: по закону каждому положена квартира - но кто сегодня слушается закона! Дай бог, если комнату найдут в одном из городов области .. Муса Синаевич считает, что большинство ребят даже нужно подержать до 25-летнего возраста, тем более, что они и сами просятся остаться. В этом году подготовили для ребят еще пять рабочих мест: в пекарне, в бригаде трактористов и в магазине ..
ZT. Чиновниченье на местах не соблюдает закон о жилье для выпускников, но зато подымает вой о труде ребят: "Запрещено законом!". В данных обстоятельствах макаренки типа Ванцаева Мусы Синаевича даже обязаны НЕ соблюдать конституционные и юридические запрещения труда подростков. - Если уж не оснастить выпускника нормальным жильем, то хоть оснастить его высокой трудоспособностью...

Педагогика А.С. Макаренко – это, - для подопечных, - три в одном. –
1) Педагогика обеспечения разносторонне насыщенной, не лёгкой, но мажорной, жизни.
2) Педагогика нужной проработки натур.
3) Педагогика как можно более всестороннего оснащения.

http://zt1.narod.ru/doc/discipl-rejim-nakazan.doc. Тезисы по теме: дисциплина – режим – наказания. Такими установками и в голове, и в писанине Викниксора "и не пахло", и поэтому Шкида почти перманентно находилась в кошмарном состоянии гл. "Содом и Гоморра" у Г. Белых и Л. Пантелеева и "Последней гимназии" у П. Ольховского и К. Евстафьева ( http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ).

http://zt1.narod.ru/doc/Rubejovskaya-i-Rijskaya-do-1917.doc Рубежовская и Рижская колонии до 1917.

http://zt1.narod.ru/doc/mak-izd-ved-mira.doc (Издания и исследования по А.С. Макаренко в Германии и в других странах мира за десятки лет)

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

13.04.2008 13:07 в начало файла http://zt1.narod.ru/metodika.htm поместил весьма конструктивное: Корст Н. ... За качество работы детского дома. М.1932.19. (Мособлотд. нар. обр. СПОН-Облполитпедстанция) РНБ 32-11/1153. [ ZT. СПОН - Социально-правовая охрана несовершеннолетних ].

"Педагогическая поэма" А.С. Макаренко, издание 2003 года.
Часть 1-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-1.htm
Часть 2-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-2.htm
Часть 3-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm

В данном файле (см. где-то ниже) в основном собираются документальные материалы по истории макаренковской Коммуны им. Ф.Э. Дзержинского, тогда как такого же рода материалы по макаренковской колонии им. А.М. Горького собираются в основном в файле http://zt1.narod.ru/maro.htm. Собранные Гётцом Хиллигом документальные материалы по колонии им. Горького за 1920-26 гг. см. в файле http://zt1.narod.ru/pltv-kln.htm

По проблеме воровства в Коммуны им. Дзержинского ищи в
http://zt1.narod.ru/vorovstv.htm.

http://zt1.narod.ru/art_1953.htm Александр Иванович Янкевский, его там весьма разносторонний и живой рассказа о Коммуне им. Дзержинского. [ ".. Каким образом произошло, что именно на мою долю выпало (я скажу просто) счастье (я не боюсь этого термина) поработать с Антоном Семеновичем в коммуне НКВД (раньше она называлась коммуной ГПУ)? Наш вновь организованный театр - Харьковский театр русской драмы - решением Украинского правительства взял культурное шефство над коммуной ..". Другое.]

Некий 30-летний поэт Вася Пупкин как-то после дождичка в четверг авторски сочинил стихотворение о любви. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.Некий 30-летний бродячий проповедник Иисус Христос тоже как-то после дождичка в четверг авторски сочинил этическую систему, содержащую, по его мнению, все необходимое и достаточное на любые и всяческие социально-экономические обстоятельства. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.
Продолжение читайте в файле : А.С. Макаренко и термины Аномия и Beruf http://zt1.narod.ru/17-10-06.htm.

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

А.С. Макаренко т.8 М.1986, 20.10.1938 .. Если бы мне дали такую школу, как у вас, я обязательно наладил бы там производство, вы не представляете себе, как это прекрасно, когда ребята делают нужные вещи (с.182; см. там и с.18).
Макаренко т.4 М.1984, 08.02.1939 .. Если бы у меня была школа, я бы, кажется, на части разорвался, но что-нибудь стал бы делать (с.302; см. там и с.361).
РГАЛИ, ф. 332, оп. 4, ед.хр. 186. А.С. Макаренко. 1 марта 1939 г. .. Стенограмма, лл.68-69 .. Дети с 14 лет должны принимать участие в производительном труде. Труд очень увлекает детей, и я уверен, что наша будущая школа будет с участием производительного труда…
Макаренко т.1 М.1983, 24.08.1922 .. Не труд-работа, а труд-забота (с.11).

Но! -

В математике есть принципиально не берущиеся интегралы. Задача оптимизации привычной общеобразовательной школы - это принципиально НЕ берущийся "интеграл", и одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

превращения рутинного "воспитания" в ВОСПИТАНИЕ ВСЕРЬЕЗ – не даст.

В пригородном интернате есть сосредоточенность, но её (сосредоточенности) нет в привычной общеобразовательной школе.

.. ZT. НО !!!!!
http://zt1.narod.ru/doc/Godin-P-G-ne-prigorodn-ne-internat.doc
Малая библиография к теме : Годин Павел Григорьевич.
Оттуда.
Годин Павел Григорьевич .. Новопавловск - типичный агрогород, районный центр. Здесь в ту пору было свыше двух десятков больших и малых промышленных, строительных и транспортных предприятий, организаций и учреждений культуры, две средние общеобразовательные школы, школа искусств, среднее профессионально-техническое училище.
(ZT. то есть не "пригородный")
.. Ребенок должен просто отдыхать от активной организованной деятельности, общаться с родными, близкими, друзьями, с книгой и с самим собой. Поэтому в наших ученических бригадах вечером дети возвращались на автобусах домой.
(ZT. то есть ! не интернат !). ..

А.С. Макаренко т.1 М.1983 ".. Хаотическая машина социального целого миллионами тяжей втягивала в себя наше юношество, и вместе с ним трепался на каком-нибудь конце украшенный идеями педагог, далеко отбрасываемый на поворотах .." (с.13),

и так и останется в привычной общеобразовательной школе, - одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

сосредоточенности, а значит и ВОСПИТАНИЯ ВСЕРЬЕЗ, не даст.

Конечно, устройство пригородных интернатных школ-хозяйств как добавки к семейному

1) требует серьезной подготовки квалифицированных макаренковских кадров,

2) требует серьезного финансового и капитально-строительного обеспечения,

3) требует серьезного информационного обеспечения,

к чему последнему лично я, ZT, и стремлюсь...

См. и: http://zt1.narod.ru/01-da-da.htm
Учебная старательность дружит с трудом
.

Из http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm .. "Коммунарская методика" - это всего лишь клубы общения. Собираются вместе и поют часами. Это какими же надо быть бездельниками !, как надо не ценить свое время ! + Посреди недели едут на молокозавод мыть бутылки. И.П. Иванов и С.Л. Соловейчик, наверное, думали, что потратить полдня на езду, поехать в захламленную шарагу, о которой за день знать не знал, а через день забыл - это и есть "трудовое воспитание", "труд-забота" и "тоже Макаренко"!
Картинка с натуры: галочно-отметочное в "педагогике". - С. Соловейчик в дифирамбах "коммунарской методике" Иг. Петр. Иванова: "Кто хочет - едет на молочный завод мыть бутылки". ГАЛОЧКА НАПРОТИВ ПУHКТА О ТРУДОВОМ ВОСПИТАНИИ СУПЕР-"ТЕОРЕТИКОМ" "ПЕДАГОГИКИ" КРЕТИHОМ И ИДИОТОМ С.Л. СОЛОВЕЙЧИКОМ ПОСТАВЛЕННА !
Вообще многое, а не только лишь идею трудового воспитания, губит галочность (от слова "галочка"). Картинка с натуры (10.10.97): выгнали класс на улицу убирать из луж и с газонов на территории школы опавшие листья, и двое мужиков-"воспитателей" стоят в сторонке, беседуют о своем. И не смотрят, чем ребята занимаются-то. Отстояли, беседуя, минут 20, оглянулись, ребят нет, все куда-то ушли, лопаты брошены где попало. "Воспитателей" же ничего не колышет; даже не посмотрели, что ребята сделали-то. Собрали лопаты и грабли и ушли. Такое "трудовое воспитание" лишь вкореняет в ребят разгильдяйское отношение к труду. Выйти с граблями и лопатами, помахать ими, потолкать друг друга, что-то там кое-как и кое-где поскрести, бросить лопаты и грабли где попало и пойти:
ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУД"? ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ" ? - HЕТ, ЭТО ПРОСТО КРЕТИHИЧЕСКАЯ = С-СОЛОВЕЙЧИКОВСКАЯ "ПЕДАГОГИКА" !
А.С. Макаренко т.4 М.1984 .. Был [идеальный, и в частности потому, что без зарплаты, в коммуне им. Дзержинского приблизительно в 1930-1931 гг.] период, когда все мои коммунары работали уже на настоящем производстве, т.е. была такая организация, в которой был промфинплан, стройный порядок .. не энтузиазма штурма и не энтузиазма ближайших целей этой шестидневки или этого месяца, а энтузиазма спокойного, ровного, видящего далекие перспективы коллектива .. Я сейчас могу отбросить другие положения и считать, пожалуй, их негативными положениями трудового воспитания. Это такие положения, когда нет производства, когда нет коллективного труда, а когда есть отдельные усилия, т.е. трудовой процесс, имеющий целью дать якобы трудовое воспитание .. Во всяком случае, я уверен, что труд, не имеющий в виду создания ценностей, не является положительным элементом воспитания .. (с.180-1).
ZT. В слесарном деле всё опошляет т.ск. "галочный подход". Болт вылезает из гнезда? - А я сейчас распорку поставлю. И вбивает гниль какую-то, но (!) : галочка бракоделом поставлена: В педагогике же, в социальной работе галочный подход - ну просто доминирует. Трудовое воспитание? .. а вот ребятки жёлуди собирали .. а вот у нас мастерская .. даже 3 молотка ...

Глебовский Вл. Ал-др. Древние пед. писатели в биографиях и образцах. СПб 1903.144. РНБ 38.36.5.5. .. Ксенофонт 430-355 до н.э. .. Большая часть государств позволяют воспитывать своих детей каждому, как ему угодно, а детям, по достижении ими зрелого возраста, жить, как им хочется, только внушают последним: не воровать, не грабить, не врываться насильно в дома, не бить кого не следует, не развратничать, не оказывать неповиновения начальнику и т.д.; если кто нарушает ч/л из этого, они накладывают наказание .. [ Правильнее же ] предпринимать предупредительные меры, чтобы гражданин заранее не был таким, что стремился к преступному и гнусному .. (с.25). / Фридрих Ницше (1844-1900), Сумерки идолов 1888, Изречение 32 .. “Есть ненависть ко лжи и притворству, вытекающая из чувствительности в вопросах чести (ZT. “штука” сугубо макаренковская!); есть такая же ненависть, вытекающая из трусости, поскольку ложь запрещена божественной заповедью ..”. ZT. А так же из комплекса послушливости начальнику (Богу). А если бы не боязнь посмертного возмездия и не зажатость комплексом послушливости, то: и воровали бы?, и убивали?, и лгали бы? и вампиловали бы? (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm), и распевали бы во все горло: “Сижу на нарах как король на именинах…”?

В “Педпоэме” гл.3 ч.1 А.С. Макаренко, т.3 М.1984 с.18 : стратегически уповать на "морду набью, кочергой изувечу, руки отсеку, в аде подвергну вечным изуверским мукам" = броситься в сторону наименьшего сопротивления.

Из интернета. .. "Классический" подход к уголовной превенции с давних пор базируется на теории запугивания, устрашения. Уголовно наказуемое, т.е. социально нежелательное поведение должно пресекаться с помощью более строгих наказаний, тем самым, отпугивая потенциальных преступников. При этом исходили из того, что чем строже и ужасней наказание, тем более заметный отпугивающий эффект оно окажет на "склонных к преступлениям" сограждан. Эта концепция "управления поведением", т.е. предупреждения уголовно-наказуемого, общественно – нежелательного поведения, отслеживалась на протяжении столетий, начиная с Библейских времён, а наиболее интенсивно практиковалась в виде жестоких наказаний в эпоху Средневековья ..

ZT. То есть, в эпоху массового порабощения умов чем? : кошмарно-варварскими установками и/или иллюстрациями из близко-библейских текстов включая и Ветхий завет, и Коран, и Новый завет.

Лишь в частности. -

Исход 22:2-3. Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему, но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший должен заплатить; а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им. См. ещё подобное в : http://zt1.narod.ru/hanuka45.htm.

Коран 5:42(38) "Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха".

ZT. Это - пример отмазки от проблемы воровства.

ZT. Вообще ясно, что разные и всякие устрашение от Аллаха, картинки ада и прочие многовековые _запугивания_ - это примеры именно юридических многовековых _отмазок от проблем_, а Коран 5:42(38) "Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха", и/или вот мерзкое убийство гопкомпанией апостола Петра супругов Анания и Сапфиры

/ Ап. Петр спросил Иисуса: «Господи, сколько раз я должен прощать своего брата, если он грешит против меня? До семи ли раз?». Иисус: «Не до семи, а до семидесяти семи раз» (Мф 18:21, 22).
ZT. Почему же в Деяния ап. гл.5 этот самый, не на ночь будь упомянутый, ап. Пётр и тоже (же) пресловутый Святой дух не простили супругов Анания и Сапфира даже и один раз?
/ У попа была собака / он её любил / она съела кусок мяса / он её убил / в могилу закопал и надпись написал, что : / У попа была собака / он её любил .. (и т.д.) / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил / они не донесли какие-то денежки / он, ап. Пётр, их убил / за 6 примерно часиков обоих в могилу закопал / и в Деяния ап. гл.5 написал, что : / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил .. (и т.д.).

суть лишь одни из массы и массы таковых многовековых и многообразных кошмарных примеров .. не-петражицковских отмазок от проблем, - отмазок от проблем юридических. Петражицкий Лев Иосифович 1867-1931.

О так сказать петражицкости у А.С. Макаренко - из очерка Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm - .. Педагогическая цель колонии - выработка правильных правовых отношений с социальной средой.А.С. Макаренко неотмазкость Л.И. Петражицкого _в юридистике_ расширил на все другие важные составляющие в человеческом поведении. Значит, А.С. Макаренко - это расширенный на все стороны человеческого поведения Л.И. Петражицкий (в моей, ZT, формулировке: “Надо не запугивания и заманивания развешивать, а надо прорабатывать натуры ( http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc ) на юридические, но и на все другие стороны человеческого поведения”)? Я, ZT, годы назад лишь слегка заглядывал в некоторые книги Л.И. Петражицкого, и поэтому я, ZT, на данный момент не могу твердо ответить на вопрос: "Является ли А.С. Макаренко расширенным Л.И. Петражицким (“Надо не запугивания и заманивания развешивать, а надо прорабатывать натуры ( http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc ) на юридические, но и на все другие стороны человеческого поведения”)"? Для серьезного = весомого ответа на этот вопрос нужно же и весьма серьезное = весьма весомое конспектирование книг и статей Л.И. Петражицкого - в сравнении их с основополагающими установками А.С. Макаренко. Такого исследования, я, ZT, пока что не проделал, но когда-нибудь обязательно проделаю, учтя и такое:
Из: http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm Виталий Семенович Макаренко (1895-1983). МОЙ БРАТ АНТОН СЕМЕНОВИЧ [воспоминания]
.. После истории, по количеству прочитанных А. книг, надо ставить философию. Боясь впасть в ошибку, я не называю имен авторов - скажу только, что он особенно увлекался Ницше и Шопенгауэром…

ZT. 22.09.2006 я прочел 3 Предисловия Артура Шопенгауэра к 3-м изданиям его книги “Мир как воля и представление”, но вот саму-то эту книгу я (ZT) не смог даже и долистать. На мой взгляд это просто - зря испорченная бумага. Я, честно говоря, не верю Виталию Семеновичу Макаренко, что его брат этой жвачкой мог как-то увлекаться. Тем более, что Шопенгауэр из субъективно-метафизических соображений а) категорически и б) начисто отрицает возможность воспитания и перевоспитания.

Важно- всё- предваряющий файл http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm - ZT-разбор пяти главных настояний А.С. Макаренко.

См. и: http://zt1.narod.ru/i-apn38k.htm
Бобровская М.Е. и Тер-Гевондян А.Г. документально о Коммуне им. Дзержинского [ (ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК РСФСР. ВЫПУСК 38 1952. К ИСТОРИИ ДЕТСКОЙ ТРУДОВОЙ КОММУНЫ ИМЕНИ Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО (Документальный очерк). ].

Ищи в ПП А.С. Макаренко, в конце гл. Запорожье .. Вот я, печальный, возвращаюсь домой, судорожно вспоминая: ведь в нашей школе комплексом проходит тема “Наше хозяйство в Запорожье”. Шере два раза ездил в имение Попова. Он составил и рассказал колонистам переливающий алмазами, изумрудами, рубинами хозяйственный план, в котором лучились, играли, ослепляли тракторы, сотни коров, тысячи овец, сотни тысяч птиц, экспорт масла и яиц в Англию, инкубаторы, сепараторы, сады... .. Милые мои пацаны! Не ходить вам за плугом по Великому лугу, не жить в сказочном дворце, не трубить вашим трубачам с высоты мавританских башен ..

Ищи в ПП А.С. Макаренко, гл. Не пищать! : .. В колонии делать нечего. Колонистов сто двадцать человек, силы много, а работа здесь какая: посеял - снял, посеял - снял. И поту много выходит, и толку не видно. Это хозяйство маленькое. Еще год прожить, хлопцам скучно станет, захочется лучшей доли... / - Это правильно он говорит, Гришка, - Белухин пересел ближе ко мне, - наш народ, беспризорный, как это называется, так он пролетарский народ, ему дай производство. На поле, конечно, приятно работать и весело, а только что ж ему с поля? На село пойти, в мелкую буржуазию, значит, - стыдно как-то, так и пойти ж не с чем, для этого нужно владеть орудиями производства: и хату нужно, и коня, и плуг, и все. А идти в приймы, вот как Опришко, не годится. А куда пойдешь? Только один завод паровозо-ремонтный, так рабочим своих детей некуда девать ..

А.С. Макаренко, т.8 М.1986 с.133-4 .. Как бы ни плохо была поставлена работа в нашей колонии, все же наши дети растут под влиянием идеи рабочего класса. Они, может быть, не умеют вести себя, не умеют даже работать, если мы плохие воспитатели, но они уже умеют презирать эксплуатацию и эксплуататоров и сами совершенно искренне стремятся быть рабочими в городе, на производстве. Другое дело, насколько мы сможем удовлетворить их стремление и подготовить их на этот случай, если оно будет удовлетворено, но само стремление это должно быть признано здоровым и составить базу для воспитательной работы колонии.

К сожалению, мы не можем заметить это стремление к занятию сельским хозяйством, ибо наши дети от природы пролетарии и не видно для них почти никакой возможности обзавестись необходимым сельскохозяйственным имуществом. Рассчитывать на то, что они смогут устроиться в сельскохозяйственную коммуну, не приходится также, ибо в такие коммуны выбирают людей с большим осмотром, уже более взрослых, а мы, конечно, не в состоянии держать у себя воспитанника до 18 лет и все время внушать ему, что его доля быть членом такой коммуны. Конечно, к 18 годам он успеет научиться кое-чему, с его точки зрения более солидному, чем сельское хозяйство.

Поэтому к крестьянину мы с чистой совестью можем послать только новичка, при этом еще не забывшего черноземного запаха. А сколько же у нас таких? За мою восьмилетнюю практику я видел не более десятка. А между тем такая отсылка в батраки к крестьянину страшно запутает наши соцвосовские карты. Если смотреть на соцвос не как на игру, то нужно такое назначение крестьянину проводить через органы самоуправления, нужно вместе с ребятами выбирать, кого отправить. При наличии желающих добровольно идти в село это еще кое-как можно устроить, но, если желающих нет, вся наша соцвосовская работа делается чем-то в высшей степени сомнительным.

> А.С. Макаренко. Восьмитомник т.1 с.144-5. - КОММУННА ИМ. Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО (1932) Трудовая коммуна им. Ф.Э. Дзержинского основана в конце 1927 г., через год после смерти Ф.Э. Дзержинского. Строилась и организовывалась коммуна заботой и на средства коллектива сотрудников ГПУ Украины. Ассигнований от государственного или местного бюджета она никогда не имела.

> Примечания от редакторов восьмитомника. - На строительство и оборудование коммуны им. Ф.Э. Дзержинского Советским государством была дана долгосрочная ссуда. В первые годы своего существования коммуна содержалась на полупроцентные отчисления от зарплаты сотрудников, политсостава и войск ГПУ УССР, а также на средства, предоставляемые коллегией ГПУ УССР и получаемые от совхоза "Красные зори", который был передан в распоряжение совета по делам коммуны. Материальную помощь коммуне оказывали также советские и общественные организаторы республики (т.1 М.1983 с.353, т.4 М.1984 с.387-8, разночтения небольшие).

ZT. В Ессентуках (1-5 апр. 2004) Анатолий Аркадьевич Фролов рассказывал мне о многом, в том числе и о том, что Эд. Эррио в кн. "Восток" что-то там писал о коммуне им. Дзержинского. По приезде в Питер я поискал в Российской национальной библиотеке.

Эдуард Эррио ( EDOUARD HERRIOT ) в авг. 1933 у Макаренко.

Переписка Макаренко с женой, т.2 М.1995. 28.08.1933 .. Сейчас еду в город, хочу захватить письмо. У нас горячка: 28-го приезжает Эррио, и весь Харьков на ногах. По плану он посетит коммуну и Тракторный. В подготовке доходим до анекдотов .. (с.195). От составителей. - Эррио Э. (1872-1957) - с февраля 1933 г. председатель комиссии по иностранным делам Палаты депутатов, бывший премьер-министр и министр Франции (с.278).

А.С. Макаренко, т.4, М.1984. Из “О моем опыте”, доклад Макаренко 20.10.1938 (с.264) .. Когда Эррио был у нас, он спросил у коммунаров: кто же это делает? - Мы. - А заведующий? - Мы все делаем вместе. Мы ему помогаем ..

А.С. Макаренко, т.8, М.1986. Из : Заключительное слово на совещании в Научно-практическом институте спецшкол и детдомов НКП РСФСР 20.10.1938 (с.182) .. Например, приезжает Эррио. Его надо принять. Ты должен чувствовать, что за нами стоит СССР, и каждый это понимает. Ребята чувствовали себя дипломатическими представителями СССР, а перед ними Франция - буржуазный мир. Нужно вести себя деликатно, вежливо, не сдавая ни на копейку уважения к себе ..

А.С. Макаренко, т.4, М.1984. Из лекции Макаренко в МГУ 01.03.1939 (с.342) .. Согласны ли вы с тем, что ребята, имеющие неоднократные приводы, должны оставаться в нормальной школе? Ответ: Такой вопрос задал мне Эррио - французский министр, когда приезжал ко мне в коммуну: “Как вы допускаете, что у вас воспитываются вместе правонарушители и нормальные дети?” Я ему ответил, что в жизни тоже они живут вместе. Именно поэтому воспитывать нужно вместе. Каждый ребенок в жизнь должен входить, умея сопротивляться вредному влиянию. Не оберегать человека от вредного влиянии, а учить его сопротивляться. Вот это советская педагогика ..

В том же т. 4 из примечаний редакторов (на с. 389). Эррио, Эдуард (1872-1957) - в 1932 г. премьер-министр и министр Франции. Посетил коммуну им. Дзержинского в августе 1933 г. В книге посетителей коммуны записал: “С моим восхищением и признательностью. Э. Эррио”.

А.С. Макаренко, т.6 (“Флаги на башнях”), М.1985, с.267-8 .. .. Бригадир должен быть веселый и все видеть, и не париться без толку, и не трепаться лишнее. И рука должна быть крепкая, власть - это тебе не пустяк, как там ни говори, а все равно Советская власть. Скажем, приезжал к нам Эррио - французский министр. А я дежурил по колонии. Вот ты сообрази: я - дежурный по колонии, а за моей спиной кто? Весь Союз! Наври я что-нибудь, не так сделай, никто не скажет - Нестеренко виноват, а скажут: видишь, как у них в Союзе плохо все делается. Я и то заметил - за Эррио этим целая куча ходит, так и смотрят, так и смотрят ..

Лев Алс. Чубаров в "Макаренковцы" М.1994 на с.18 .. ФИЛЛИП ПЕТРОВИЧ КУСЛИЙ (в книгах Макаренко "Филька Куслий", 01.12.1916 - 08.02.1986, колонист-горьковец, коммунар-дзержинец 1925-1933 гг) .. Куслию на всю жизнь запомнилась встреча с Горьким уже в коммуне, куда он перешел в числе 60-ти ребят и девчат, с Эррио, который, как вспоминает Ф.П. Куслий, предложил Петьке Романову усыновить того и увезти во Францию, на что получил ответ: "Родину свою не покину" ..

А.С. Макаренко кн.7 Львов. 1969 БАН 1949к/3715-7. ВЫСТУПЛЕНИЕ А.С. МАКАРЕНКО В ВЫСШЕМ КОММУНИСТИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ [май 1936] .. Возьмем школу, хотя бы образцовую школу № 2 им. Ворошилова. Там ведь нет коллектива. Споры, сплетни, педагогические разглагольствования... .. В системе НКВД, где я сейчас работаю, опираясь только на марксистско-ленинскую теорию, воспитывают прекрасных людей, а педологическую теорию опыт НКВД игнорирует. Поэтому пока только в нашей системе детских домов принцип Маркса о соединении обучения с производственным трудом и физическим развитием проведен в жизнь и продолжен до конца. В коммуне им. Ф.Э. Дзержинского настоящая десятилетка и два первоклассных завода. Полная самоокупаемость, свой клуб, театр, спортзал и даже оранжерея. А в той же школе № 2 в Москве я спрашиваю: “Почему у вас нет цветов?” Отвечают: “Дорого”. “А почему нет своей оранжереи?” Ничего не отвечают. Удивлены моим вопросом, потому что даже на организацию оранжереи не хватило трудового усилия в “трудовой” [по декларации] школе… (с.145).

EDOUARD HERRIOT. ORIENT. MOSCOU 1935

ЭДУАРД ЭРРИО (1872-1957). Восток. ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО Р. ГУРОВИЧ. Огиэ - Соцэкгиз М. 1935. РНБ 35-3/106.

[О Харькове] .. Не думаю, чтобы какой-нибудь американский город, хотя бы даже Чикаго, развивался в таких темпах. В спешном порядке создаются целые кварталы новых зданий; кирпичные постройки окружены в них зеленью и рощицами. В одной из таких рощиц, вблизи аэродрома, обосновалась “Коммуна им. Дзержинского для детей правонарушителей”. Именно коммуна, а не колония, так как учреждение это средств от государства не получает. Она возникла в 1927 г. и теперь насчитывает 370 ребят - девочек и мальчиков. Вход в помещение охраняется подростком с винтовкой. Школа разделена на отряды. Во главе каждого из них - командир отряда. Секретарю совета командиров 18 лет. Он заведует коммуной и готовится, по его словам, стать инженером авиации. Отрадное впечатление свежести и чистоты. Дети едят в залах, за небольшими столиками, которые они сами украшают цветами. Цветы из собственной оранжереи. Четыре часа ручного труда, четыре часа общеобразовательных занятий ежедневно. Театр с помещением для оркестра. Коммуна строит фабрику фотографических аппаратов, ввозившихся до сих пор из Германии. Она надеется их усовершенствовать. Коммуной производятся и продаются сверла и бурава, еще недавно покупавшиеся Союзом за границей. Дети веселы, очень вежливы и услужливы. Они не так давно вернулись из длительной поездки по Волге и Кавказу. У них строгая, на манер военной, дисциплина; даже девочки отдают нечто вроде чести по-военному. Мастерские вполне современные. Они оборудованы вывезенными из Германии машинами; в ближайшем будущем машины эти будут, кажется, производиться в самом Союзе. На клумбах перед входом декоративная зелень образует надпись: бодрящий лозунг для молодой технической смены.

Дети правонарушители вместе с беспризорными: не чревато ли это смешение опасными последствиями? “Нет, - отвечает мне заведующий учебной частью. - Наша дисциплина гарантирует от всяких злоупотреблений. Изолировать ребят правонарушителей мы остерегаемся, подход к каждому ученику у нас такой, как если бы за ним не было никакого прошлого. Мы стремимся, чтобы он о своем прошлом забыл, так же как забываем и мы сами. Мы стремимся повернуть его лицом к будущему. Если попадается патологический случай, мы отправляем ребенка в другое учебное заведение. Мы стремимся сделать всех ребят активными в спорте, ручном труде, учебе; мы заинтересовываем их некоторым заработком”. Я обращаю внимание на то, что все двери здесь открыты. “Вы значит исправляете воров?”. Заведующий улыбается: “Воров у нас в коммуне не существует, так как здесь нет частной собственности”. Дети собрались в театре. Их очень недурной оркестр исполняет увертюру из Эгмонта и “Марсельезу”. На корнет-а-пистоне играет девочка. И повсюду картины и фотографии свидетельствуют о том, как любят в школе вождей нового строя .. (стр. 137-138).

РНБ Е1/340 Herriot E., Orient. - [36-e éd.]. - [Paris] : Hachette, Cop.1934. - 420 с. ; 18 см см
Редакция: [36-e éd.]. Автор: Herriot, Édouard (1872-1957)
Язык: Французский.
ZT 30.08.2016. Стоило бы проверить адекватность перевода от Р. Гурович по французскому оригиналу.

--

А.С. Макаренко. Книга 9 Львов 1974 с.104-6.

Анат. Арк. Фролов.

КИНОДОКУМЕНТЫ О КОММУНЕ ИМ. Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО.

В Центральном Государственном архиве кино-фото- и фонодокументов хранятся две ленты кинохроники о коммуне им. Ф.Э. Дзержинского. Одна из них “Именем железного большевика” относится к 1932 году. Кинодокумент интересен тем, что здесь запечатлен обычный трудовой день коммуны: учебное занятие в классе, работа на своем заводе, показан быт коммунаров. Лента позволяет составить представление о том, какое большое значение придавалось а коммуне физическому воспитанию.

В начале демонстрируется укрепленная в вестибюле главного здания мемориальная доска с текстом Постановления Коллегии ГПУ УССР об организации детской трудовой коммуны им. Ф. 3. Дзержинского. Задуманная как памятник этому несгибаемому революционеру из когорты ленинцев, коммуна росла и крепла при активном участии чекистов, которые, говоря словами А.С. Макаренко, вкладывали в это дело не только личные средства, но н свое свободное время, силы своей мысли и души.

Мы видим в кадре коммунара - часового с винтовкой, стоящего ночью на посту возле мемориальной доски. Затем киноаппарат запечатлел спальни. Лицо безмятежно спящего мальчика, потом девочки. В кадре появляются цветы, придавая всему увиденному красоту и жизненную силу.

Утро. Улыбающийся коммунар чистит зубы. Девочки обтираются водой, умываются. До пояса умывается мальчик, вытирается полотенцем... А теперь - спортивный зал, строй юношей у брусьев, все в белых майках с эмблемой “Динамо”. Одни из коммунаров подходит к брусьям, делает стойку на руках и другие упражнения. Крупным планом показаны лица ребят, стоящих в строю. Здесь можно узнать Константина Ширявского, окончившего несколько лег спустя юридический факультет университета. А. С. Макаренко характеризовал его так: “Ширявский... Имел больше беспризорный стаж, но совершенно избавился ото всех следов беспризорности... Серьезен и хорошо направлен”. Среди коммунаров - Дмитрий Терентюк, ныне артист драматического театра. А. С. Макаренко отметил в его характеристике: “Большие способности, принадлежит к типу спокойных башковитых людей”.

Затем воспитанники демонстрируют различные упражнения на турнике, шведской стенке. Девочки выполняют упражнения на бревне.

Надпись сообщает:

“Живут, работают и учатся 342 бывших беспризорника”.

Камера переносит нас на завод коммуны. Коммунары работают на токарных станках. Девушка за сверлильным станком. Группа юношей занята сборкой электросверл. Ловкие, уверенные их движения. Готовые “сверлилки” проверяются измерительным прибором. На столе - горкой продукция завода. Текст заключает: “Своими руками сделана дорогостоящая продукция. Коммунары производят электросверла, ранее ввозившиеся из-за границы”.

Перед нами класс, учебные занятия коммунаров. Учитель проходит между двумя рядами столов, за которыми склонились воспитанники, занятые самостоятельной работой. Возле одной из девушек он останавливается, заглядывает в тетрадь, что-то поясняет. Киноаппарат фиксирует отдельные сосредоточенные лица ребят, непринужденную обстановку урока. За одним из столов - Александр Гуляев. В 1944 он погиб смертью храбрых на Прибалтийском фронте.

“Свой клуб, свои музыканты” -

гласит надпись. На экране заполненный воспитанниками зрительный зал клуба. На сцене играет духовой оркестр. В кадре появляются то один, то другой музыкант, и, кажется, мы слышим трубы знаменитого оркестра “дзержинцев”, симфонию разумной и полнокровной жизни коммуны.

В заключение появляется общий вид коммуны, - один из корпусов. А.С. Макаренко говорил о нем, как о “дворце педагогики”, который жил в его мечтах. Красивый серый, искрящийся терезитом док, солнечные комнаты, нарядные залы, широкие лестницы - все это было сделано, как говорил А.С. Макаренко, “с умным вкусом”.

В этой связи вспоминается А.М. Горький. Он назвал коммуну им. Ф.Э. Дзержинского “окном в коммунизм”. Всемогущее кино воскрешает замечательное явление в истории советской педагогики, напоминает нам о том, как в поисках и борьбе закладывались основы практического решения задач коммунистического воспитания.

И хотя небольшая лента кинохроники, конечно, не воссоздает всей картины разнообразной жизни коллектива коммунаров, она наглядно представляет образец такого детского коллектива, который живет на одном дыхании со всей страной, живет “с размахом и страстью”, сливая воедино высокую общественную дисциплину, настоящую самостоятельность и инициативу, подлинную свободу развития личности,

Интересно, что в этой киноленте нет ничего показного, натянутого. По спокойным, улыбчивым лицам воспитанников чувствуется тот “мажор”, которым отличался стиль жизни коммунаров.

Как известно, коммуну им. Ф. Э. Дзержинского посетили несколько сот делегаций, в том числе и представители многих зарубежных стран. В августе 1933 г. гостем коммуны был Э. Эррио, премьер-министр Франции, активный сторонник укрепления франко-советских отношений. Сохранилась кинохроника “Премьер-министр Франции Э. Эррио в Харькове”, где в нескольких кадрах запечатлено посещение им коммуны им. Ф. Дзержинского.

Объектив киноаппарата останавливается на большой вывеске-сетке с наименованием этого учреждения, укрепленной на фасаде главного здания коммуны. Затем мы видны Э. Эррио и посла Франции в СССР Альфана среди большой группы воспитанников. Е.С. Магура вспоминает: “Эдуард Эррио обратил внимание на то, что в коммуне нет заборов, и очень удивился. Видимо, он представлял себе такие детские учреждения совсем по-другому”.

У многих этот день оставил неизгладимый след в памяти. Ф.В. Шапошников вспоминает, что оркестр коммуны исполнил для гостей произведения украинских и французских композиторов, и Эррио плакал, слушая увертюру “Торжество революции”. В книге посетителей Э. Эррио тогда записал: “С моим восхищением и признательностью. Эдуард Эррио”.

Есть еще одна лента кинохроники, правда, уже о судьбе воспитанников коммуны. И фильме “Школа учителей” 1949 г. показана встреча студентов и преподавателей Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина с женой выдающегося педагога А. С. Макаренко и бывшими коммунарами В. Клюшником, 3. Клямером и Л. Салько. Эти трое воспитанников А. С. Макаренко прошли Великую Отечественную войну, имеют правительственные награды. Капитан Л. Сально стал инженером, майор В. Клюшник и подполковник 3. Клямер поступили в Военную Академию бронетанковых войск. “Один из самых культурных и упорядоченных коммунаров... Оказывает очень хорошее влияние на коммунаров благодаря спокойному характеру и рассудительности”, - так отозвался А. С. Макаренко о В. Клюшнике при выпуске из коммуны.

Немало материалов о посещении коммуны различными общественно-политическими деятелями, писателями, педагогами может также представить кинохроника.

О коммуне им. Ф.Э. Дзержинского, думается, будут найдены и другие кинодокументы. А.С. Макаренко неоднократно упоминает в своих произведениях о том или ином факте из жизни коммуны, который вызывал интерес у работников кино, становился объектом съемки.

По словам воспитанников А.С. Макаренко, о коммуне был снят документальный фильм, состоящий из нескольких частей, ей посвящено несколько лент кинохроники. Эти фильмы здесь не раз демонстрировались, они знакомили новичков с жизнью коммунаров. Некоторые воспитанники помнят названия фильмов.

Кинодокументы - не исследованный источник изучения педагогического опыта А. С. Макаренко. Существует, на мой взгляд, настоятельная необходимость документально воссоздать всю картину его выдающегося педагогического эксперимента, не знающего себе равных в мировой педагогике. Определенную пользу в этой работе могли бы принести и свидетельства очевидцев, обобщение и анализ различных по характеру источников информации.

Анат. Арк. Фролов. “Народное образование” 1968,3, с.98-9. - КИНОДОКУМЕНТ о колонии ИМЕНИ ГОРЬКОГО.

Сохранилась лента кинохроники, запечатлевшая приезд Горького в колонию его имени 8 июля 1928 года .. К А.С. Макаренко, стоящему на обочине дороги с поднятой рукой, приближается автомашина. Сейчас впервые встретятся эти два выдающихся человека .. Вот они пожимают друг другу руки, крепко обнимаются, целуются. Мы видим их идущими рядом, можем разглядеть их взволнованные лица,

В окружении встречающих и гостей Горький вступает на территорию колонии, проходит вдоль строя колонистов. Это горьковцы, которые любят и чтут Алексея Максимовича, как отца. По переписке ему все известно о колонистских делах, он помнит имена командиров отрядов и многих воспитанников, знает их жизнь. Перед нами знаменосцы. Одетые в парадную форму, они застыли у колонистских знамен. Вот оркестр, грянувший традиционный колонистский марш “Веселый горьковец”. Горький и его спутники входят в дом, крыльцо которого празднично увито лентами. “Знаменный салют оркестра, шелест пацаньих рук, пацаньи горячие очи, наши открытые души разложили мы, как ковер, перед гостем”,- так описана в “Педагогической поэме” эта встреча.

Макаренко считал, что Горький - гость колонистов. Все три дня великий писатель был с ребятами. Антон Семенович не хотел, чтобы эта встреча превратилась в официальное торжество. Был самый разгар жатвы, жизнь колонии шла своим чередом. Вместе со всеми Алексей Максимович вставал в шесть часов утра, завтракал с колонистами и договаривался с командирами отрядов, куда ему направляться на работу. Он не разрешил снимать специально для него с работы лошадь и поехал на далекое поле “попутным транспортом” - на жатвенной машине. Чтобы никого не обижать, в течение дня он успевал побывать на всех работах. По вечерам все собирались вокруг Горького. Колонисты показали ему пьесу “На дне”, дали концерт, слушали его рассказ о том, как много лет назад он пришел в Куряжский монастырь и поспорил здесь со знаменитым тогда святошей.

.. Еще до его приезда был решен вопрос об уходе А.С. Макаренко из колонии. “Не содрогнувшись и не снижая общего тона, я начал свертывание коллектива”, - говорит Антон Семенович в “Педагогической поэме”. Но в то же время в ожидании дорогого гостя “так же радугами стояли над нами заботы, так же упирались в небо прожекторы нашей мечты”.

В очерках “По Союзу Советов” Горький описывает свои впечатления от посещения колонии и дает высокую оценку принятой здесь системе воспитания ..

А.А. Фролов, кн. 2006 г. .. К 50-летию промышленного предприятия, ведущего свою историю от производства в коммуне им. Ф.Э. Дзержинского, создан документальный фильм "Вчера, сегодня и всегда" (режиссер и оператор С.Е. Медынский). (с.203).

--

Переписка Макаренко с женой, т.2 М.1995 Макаренко жене, письма из Одессы 1. № 156 06.09.1931 .. Наши строятся на киносъемку ..; № 157 07.09.1931 г. Утро. Одесса ...После завтрака идем в кино смотреть "Красные дьяволята". Ребята кривятся, но угощение надо принять. После кино нас снимает сам Пудовкин .. Вот и есть у меня часок. Пудовкин прибежал и на коленях просил отложить до завтра. Он здесь снимает картину "Теплоход "Пятилетка" [стал "Дезертир"]. Третьего дня на улице он влюбился в наши белые костюмы и звуки нашего оркестра. Снимает он звуковую картину и поэтому аж дрожит от такого невиданного сочетания зрительной красоты и хорошего оркестра. А наш оркестр, действительно, против всех одесских - чудо. Пудовкин плачет - в Одессе нет ни одного порядочного автомобиля, с которого можно было бы снимать, - все дрожат и портят картину. На днях будем сниматься и для другого звукового фильма (Ленинградское совкино) "Музыкальная олимпиада". Главную роль здесь тоже играет все тот же оркестр... 19.11.1932 .. Сейчас приезжает бригада "Комсом пр" .. а кроме того Цейтлин - "московский" кинооператор .. Написал сценарий на 5 частей (с.188).

А.С. Макаренко, сб. Львов 1978, Ф.И. Науменко, И.И. Козуб .. 23 января 1933 года на заседании коллегии Наркомпроса Украины слушалось сообщение о работе коммуны им. Ф.Э. Дзержинского. Нарком просвещения Украины А.С. Скрипник ( ZT. неправильно; правильно: Скрипник Микола Олексiйович ), в частности, подверг критике документальный фильм-хронику "Именем железного большевика", снятый по сценарию, написанному А.С. Макаренко к 5-летию коммуны им. Ф.Э. Дзержинского, а также его статью "Педагоги пожимают плечами", опубликованную в сборнике "Второе рождение" .. (с.101-2).

Николай Алексеевич Скрыпник (тогда нарком прощения УССР) (Скрипник Микола Олексiйович 1872-1933) в докладе о коммуне им. Ф.Э. Дзержинского на заседании Коллегии НКП 23 января 1933 г. .. выступил с резкой критикой теоретических положений макаренковской статьи "Педагоги пожимают плечами". Эта речь, прочитанная на украинском языке, опубликована в журнале "Полiтехнiчна школа" (1933, №3, с.20-32).

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. В ноябре 1932 г., к 5-летию коммуны дзержинцев он написал сценарий кинофильма о ней, состоящего из 5 частей (Ты научила меня плакать... Т. 2, с. 188). Фильм был снят, его критиковал Н.А. Скрыпник (тогда нарком прощения УССР) в докладе о коммуне им. Ф.Э. Дзержинского на заседании Коллегии НКП 23 января 1933 г. Тогда он выступил с резкой критикой теоретических положений макаренковской статьи "Педагоги пожимают плечами". (Текст доклада опубликован: Путевка Дзержинского // Политехническая школа, Харьков, 1933, №3). Этот фильм остается неизвестным исследователям (с.43).

--

Макаренко кн.4 Львов. 1959 БАН 1949к/3715-4 А.Г. Явлинский. (Бывший воспитанник А.С. Макаренко, ныне старший воспитатель Львовской трудовой колонии МВД). В КОММУНЕ ИМЕНИ Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО.

Мне посчастливилось на протяжении шести лет жить и воспитываться в коммуне им. Дзержинского, которой руководил Антон Семенович Макаренко. И теперь, когда я вспоминаю счастливые дни моей юности, проведенные в коммуне, встает передо мной образ Антона Семеновича, такой дорогой и любимый.

Трудную жизнь прожил Антон Семенович, но жизнь эта была замечательной, яркой, наполненной самоотверженным трудом. Через золотые педагогические руки Антона Семеновича прошли тысячи человек, и всем им он действительно дал путевку в жизнь. А ведь это были бывшие беспризорники, правонарушители, люди, которых капиталистическое общество выбросило бы за борт жизни, опустило бы на самое ее дно.

В.И. Ленин писал, что в советской стране не должно быть несчастных и обездоленных; пусть будут юные, молодые, счастливые граждане. Этот замечательный ленинский завет воплощал в жизнь А.С. Макаренко.

Антон Семенович сумел добиться того, что для каждого воспитанника коммуна стала больше, чем родным -домом, и мне кажется, что вряд ли кто-либо из коммунаров вспоминает свою родную семью с более теплым чувством, чем коммуну им. Дзержинского.

Какую удивительно теплую, чудесную атмосферу сумел создать в ней Антон Семенович!

День в коммуне был до пределов заполнен трудом, учебой, весельем, смехом. И для всего находилось время. Как радостно мы все трудились и отдыхали!

В огромных светлых комнатах коммуны всегда стояли цветы. Полы блестели так, что могли заменить зеркала. Белоснежные покрывала в спальнях и скатерти на столах создавали чувство праздничности. Порядок в коммуне поддерживался самими воспитанниками.

Почти ежедневно коммуну посещали гости, различные делегации; мы встречали их с радостью, но никогда специально не готовились к их приезду.

Антон Семенович, очевидно, считал, что гости должны видеть все таким, каким оно было на самом деле, что ничего не надо прятать и ничего не демонстрировать.

Эту мысль я несколько раз слышал от Антона Семеновича в последние годы жизни в коммуне, когда мне уже было 17- 18 лет.

Вспоминается такой случай.

В 1932 году коммуну посетила делегация в составе которой были приехавшие из Франции Эдуард Эррио и Пьер Кот. Прибыли они в 12 часов, в разгар рабочего дня. Часть коммунаров находилась и классах, часть - у станков. Вероятно, Антон Семенович знал заранее, что коммуну посетят видные политические деятели Франции, но специально не предупредил ребят.

Гостей (их было больше 20 человек) встретили ответственные дежурные (среди которых был в этот день и я), Антон Семенович дал указание одному из дежурных немедленно собрать оркестр. Через минуту наш знаменитый трубач Петька Романов уже играл сигнал сбора музыкантов. И в то же мгновение на глазах изумленных гостей со всех концов нашей территории начали сбегаться музыканты - оживленные, несколько недоумевающие, но во всяком случае готовые к выполнению любого приказа.

Каждый из них, взяв инструмент и ноты в музыкальной комнате, занимал свое место на сцене в большом зале. Надо сказать, что зрелище было весьма живописное. Многие ребята пришли прямо от станков, в спецодежде. Антон Семенович дал указание - никому не переодеваться. Наш капельмейстер Левшаков в это утро отсутствовал, так как его рабочий день начинался после обеда. Но у Левшакова был постоянный заместитель - коммунар Ваня Вовченко - всеобщий любимец (В “Педагогической поэме” Ваня Вовченко [ZT. Волченко] выведен в образе Вани Зайченко).

С улыбкой рассаживались гости в зале, глядя на необычайное зрелище. Но вот Ваня поднял свою дирижерскую палочку. Звуки оркестра торжественно поплыли по залу. Да, недаром славился в Харькове оркестр коммуны - ребята играли замечательно. Такая музыка никого не могла оставить равнодушным. Гости уже давно перестали улыбаться. На их лицах были написаны восторг и изумление. Оркестр исполнил три вещи: марш из оперы “Кармен” и отрывки из опер “Чио-Чио-сан” и “Риголетто”. И хотя слушателей было не больше тридцати, аплодисменты были такие бурные, словно зал был заполнен до отказа.

Мне очень запомнилось, как Эдуард Эррио и Пьер Кот горячо благодарили Антона Семеновича за доставленное им удовольствие, как пожимали ему руки. Эдуард Эррио сказал: “Я потрясен... Я видел сегодня настоящее чудо... чудо, к которое я бы никогда не поверил, если бы не увидел его собственными глазами”.

* * *

Созданию теплой, дружной, поистине семейной, атмосферы в коммуне в значительной степени содействовала постоянная забота старших воспитанников о малышах.

Эту заботу, это своеобразное шефство старших над младшими всячески развивал и поощрял Антон Семенович.

Каждый младший воспитанник обычно имел своего шефа, который братски заботился о нем, следил не только за его внешним видом и внешней дисциплинированностью, но и за его успехами в учебе и труде.

Антон Семенович служил для нас самым блестящим примером, трогательной, неустанной заботы о людях, о товарищах. Он приходил на работу первым и уходил последним. Для каждого находилось у него и нужное слово, и дружеский взгляд, и сочувствие. Вежливость, неизменная приветливость, внимание к мелочам отличали отношение Антона Семеновича к людям.

Поведению Антона Семеновича сознательно или бессознательно стремились подражать, как правило, все коммунары. Поэтому шефство старшего над младшим часто переходило в хорошую крепкую дружбу, длившуюся годами. Даже после выхода из коммуны ее воспитанники продолжали интересоваться судьбой своих подшефных, оставшихся в коммуне. Интересно отметить, что Антон Семенович со всей серьезностью, исключительно требовательно, даже взыскательно относился к шефам, добивался, чтобы они чувствовали всю ответственность порученного им дела.

В коммуне царил неписаный закон: за поведение младших отвечали старшие. Это было очень справедливо и оказывало огромное воспитательное воздействие и на старших воспитанников и на их подшефных.

Антон Семенович не останавливался перед тем, чтобы наложить взыскание на старшего за такой проступок младшего, как порча имущества, одежды и т. д.

В 1934 г. мы отдыхали в Святогорске, в лагере, разбитом на берегу Донца. Однажды пришло письмо от шахтеров Донбасса, которые обещали приехать к нам в гости. Совет командиров дал указание всем коммунарам привести в “боевую готовность” свои парадные белые костюмы, т. е. попросту говоря - постирать и выгладить их.

Я помню, как старшие коммунары заботились о том, чтобы у младших костюмы были в порядке. Как правило, каждый старший стирал и свой костюм и костюм своего младшего товарища. Поля Джуринская и Вася Слизкий тоже предложили мне свою помощь, но я гордо отказался, заверяя, что сам прекрасно справлюсь с этим делом. Они поверили мне, а я, привязав камень с веревкой к своему костюму, закинул его в Донец. Второй конец веревки был привязан к колышку, вбитому в берег.

Такой способ стирки казался мне идеальным. Но когда я через два дня вытянул веревку, то увидел свой костюм в довольно плачевном состоянии. Я очень огорчился, так как боялся, что не смогу участвовать в параде. Но самое сильное впечатление произвело на меня то, что Антон Семенович лично мне не бросил ни слова упрека, хотя я и ожидал наказания, а сделал очень строгий выговор и наложил взыскание на старшего. Вася Слизкий ограничился тем, что сказал мне пренебрежительно: “Эх ты, а еще хвастался: я сам...”. Долгое время не оставляло меня чувство вины перед старшим товарищем, которым поплатился за меня. И я старался всеми способами загладить эту вину. В параде я все же участвовал, так как Антон Семенович распорядился выдать мне новый костюм. Он учел, что в моем поступке не было злого умысла, и видел, как я хотел быть со всем коллективом в праздничный день. Такая исключительная чуткость, внимание, забота о каждом воспитаннике, подростке, юноше была характерна для Антона Семеновича. И мы отвечали ему тем же, в меру своих детских сил старались оберегать его и заботиться о нем.

Мне хочется рассказать еще один случай. В 1933 году коммуна в полном составе отправилась в очередное летнее путешествие - в Сочи. Перед поездкой все коммунары по заведенному у нас порядку для удобства сдали свои личные деньги на хранение Антону Семеновичу с тем, чтобы получить их после приезда на место. У каждого из нас было от 50 до 350-400 рублей, в зависимости от возраста, заработной платы и т.д.

Таким образом, в портфеле Антона Семеновича находилась крупная сумма денег; тут же лежал список, в котором было указано сколько денег принадлежит каждому из нас. Не успели мы проехать несколько станций от Харькова, как Антон Семенович полушутя, полусерьезно заявил, что он не может постоянно носить с собой такой тяжелый портфель с деньгами, и передал его на хранение коммунару Васе Клюшнику. Но ведомость со списком коммунаров Антон Семенович вынул и спрятал в другой портфель.

На одной из станций Донбасса произошла большая неприятность. Сейчас не могу припомнить, при каких точно обстоятельствах, но портфель с ведомостью у Антона Семеновича был украден. Очевидно, воры решили, что в нем находятся деньги.

Новость быстро облетела все вагоны, в которых ехали коммунары. Но очень многие не знали: украдены деньги, или только бумаги. Приехав на место, Антон Семенович в первый же день попросил всех коммунаров написать на листке ту сумму денег, которая была сдана ему перед поездкой, так как он помнил только общую сумму. Все коммунары указали суммы и расписались на листке. Но когда Антон Семенович, согласно новой ведомости, раздал деньги, хранившиеся у Васи Клюшника, он увидел, что остается еще большая сумма денег. Оказывается, каждый коммунар, полагая, что были похищены и ведомость и деньги, опасаясь, что Антон Семенович вынужден будет возмещать убытки из собственных средств, указал значительно меньшую сумму, чем он сдал на хранение.

Ни один коммунар (а нас было пятьсот) не назвал большей суммы, чем та, которая ему принадлежала, хотя и знал, что никто его не сможет проверить.

Антон Семенович крепко отругал воспитанников за то, что они сознательно уменьшили суммы своих карманных денег. Но все мы, даже самые младшие, чувствовали, что он глубоко тронут таким ярким проявлением любви к нему и заботы о нем.

Большое благородное сердце Антона Семеновича билось горячей любовью к детям и молодежи. Эту любовь постоянно чувствовал каждый из нас. Недаром воспитанники Антона Семеновича несут через всю свою жизнь чувство искренней благодарности и большой любви к этому замечательному человеку, бывшему для нас и воспитателем, и другом, и отцом.

--

Леонид Вацлович Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993. Стр.272-6.

11. ОКНО В КОММУНИЗМ. ДЕЛЕГАЦИИ

Жизнь коммуны, расположенной на окраине Харькова, все больше привлекала внимание. Коллективы харьковских заводов "Свет шахтера", "Серп и молот", ХПЗ, ХЭМЗ им. Ленина поддерживали с нами постоянную шефскую связь.

Многие делегации посещали коммуну, изучали наш быт, знакомились со школой и производством, передавали свой опыт, оказывая практическую помощь. Всех восхищала атмосфера нашей жизни, наш оптимизм, целеустремленность. Свои впечатления гости коммуны записывали в книгу отзывов. Единодушное мнение сводилось к тому, что коммуна им. Ф.Э. Дзержинского является образцом коммунистического воспитания.

Наряду с советскими делегациями в коммуне часто бывали иностранцы. Когда мы были заняты в школе или на заводе, их встречал Антон Семенович с дежурным по коммуне или с секретарем совета командиров. В отсутствие Антона Семеновича принимали гостей доверенные "дипломаты". Однажды в этой роли выступил и я.

Мы собирались в очередной Волжско-Черноморский поход. В это время приехали английские лорды - члены парламента. Они неторопливо выходили из автобуса. Как секретарь совета командиров я сопровождал Антона Семеновича. По дороге он шепнул: "Займись этими сам, я занят".

Их было человек сорок. Встретив делегатов, Антон Семенович вежливо сообщил, что сопровождать по коммуне их будет "Президент республики ФЭД" Леонид Конисевич. Я представился. По важным улыбкам понял, что гости не в восторге от такого гида, но что поделаешь, в чужой монастырь со своим уставом не полезешь.

Антон Семенович оставил нас, и я повел гостей в кабинет. Они медленно тянулись по дорожкам, рассматривая предфасадные цветочные украшения. В кабинете расселись на диванах и стульях. Я занял место за столом Антона Семеновича. Что и говорить, оказаться лицом к лицу с высокими гостями - дело нешуточное!

.. Была переводчица ..

По мере разговора гости вытаскивали карандаши и блокноты, начали что-то записывать. По всему было видно, что у них появился интерес. Я говорил о причинах, породивших массовую беспризорность, войнах, интервенции, блокадах и голоде. Говорил о мерах Советского правительства по ликвидации беспризорности, о том, как Владимир Ильич Ленин лично заботился о судьбе обездоленных детей, что забота о детях вообще одна из главных установок Советского правительства. О коммуне рассказ подробнее.

Гости задавали вопросы, уточняли, записывали. Осмотр коммуны поразил парламентариев. В спальнях они ко всему дотошно приглядывались, принюхивались, ворошили постели, разбирая одеяла, простыни и пододеяльники, поднимали матрацы. Их поведение напоминало жандармский обыск с той разницей, что все вещи складывались после осмотра на место и расправлялись. Измеряли толщину стен, высоту спален, величину окон. Считали койки, переписывали обстановку.

Я спросил их, чем вызван такой пристальный интерес, на что последовал ответ: "То, что мы видим, невероятно, этого не может быть".

Полагая, что образованные британцы должны знать историю Российской империи, я заметил: "Мы не показываем потемкинские деревни".

Видно, в переводе мое замечание не попало в цель.

Сопровождающая девушка из "Интуриста" пояснила мне в сторонке, что гости пропитаны злонамеренной пропагандой, им рассказывали, что дети, девочки и мальчики, скопом спят под одним одеялом, а едят собак и кошек.

Как комсомольцу и агитатору мне были не новы ее пояснения. Я знал о злобной клевете на наш образ жизни. И было вдвойне интересно повидать вблизи жертвы буржуазной пропаганды, а может быть, и самих ее творцов. Кто знает!

ZT. Но на с.280 читаем у Конисевича: "Благополучие коммуны .. среди бурного моря многочисленных, плохо организованных детских домов .."

+

"Имидж", Полтава, 2002,4-5 (23-24). Светлана Невская .. Макаренко отмечал, что детские дома наполнены "жалкими, ноющими, жадненькими потребителями", "всегда чего-либо хотящие и просящие, всегда недовольные и своей работой, и своей жизнью" [На вершине "Олимпа". Опускула макаренкиана № 12. / Составитель Г. Хиллиг. - Марбург, 1991, с. 18]. Макаренко Горькому 25.11.1925: " .. Наши воспитанники просто живут в наших детских домах, т.е. едят, спят, кое-как убирают после себя. Картина очень печальная .." (т. 1 М.1983 с.225). Г. Хиллиг в "Святой Макаренко" Марбург 1984 с.15 по архивному источнику выписывает из Макаренко : Dezember 1930 ... Наши детские дома в огромном большинстве случаев самые безобразные учреждения, какие только можно себе представить ... Воспитание в детских домах соцвоса немногим лучше уличного, а постоянные переводы мальчика из одного детского дома в другой, постоянные расформирования и переформирования детских домов - это настоящее зло, искалечившее не один десяток тысяч детей... ZT. И тем не менее именно и только в по нему (по Макаренко) организованных детдомах (в интернатных ШКОЛАХ-ХОЗЯСТВАХ), - да, только в таковых детдомах А.С. Макаренко видел т.ск. всё-привсё будущее реального воспитания детей и подростков (8-томник т.1 с.80-82, т.4 с.24-25, т.5 с.315-16).

А вот описание какого кошмара мы встречаем в воспоминаниях Алексея Никифоровича Землянского (Удивительный человечище. Воспоминания об А.С. Макаренко. Харьковское книжное издательство 1959. Литературная запись Александра Каштаньера).

.. Было это в первые годы молодой Советской республики.

[ZT. Землянский - исходный Куряжанин, и, соответственно, он увидел Макаренко впервые только в дни "завоевания Куряжа", т.е. в 1926-м. Почти несомненно, что описываемый ниже Землянским кошмар происходил не "в первые годы молодой Советской республики", а в первые годы коллективизации с/х на Украине].

Приехали однажды к нам чекисты и сообщили, что нужна помощь коммунаров в устройстве нескольких сот беспризорных ребят, ютящихся на одной из окраин Харькова, там, где сейчас находится Салтовский поселок. Антон Семенович быстро и умело организовал это дело. Многих ребят мы забрали к себе в коммуну, а остальных, умыв, переодев и накормив, отправляли в детские колонии и приемники Полтавы, Богодухова, Ахтырки. Вместе со мной в комиссии по борьбе с беспризорностью работали коммунары Федя Шатаев и Елена Пихоцкая. На Салтовском поселке мы застали удручающее зрелище. Здесь находилось _до восьмисот_ детей самых различных возрастов. Некоторые из них были очень истощены. (ZT. Нет сомнения, что к тому времени все доступные салтовские собаки и кошки были ребятами уж съедены). Антон Семенович был обеспокоен состоянием их [ребят] здоровья. Он дал указание ни в коем случае не давать им сразу пищи. - Каждые два часа - по две столовых ложки кипяченой воды! Иначе ребята погибнут. Мы так и сделали. Постепенно вводили в рацион сахар, сухари, кашу. Антон Семенович строго следил за выполнением этого указания. И действительно, всех ребят мы спасли, никто из них не погиб ..

После спального корпуса осмотрели учебный. Там шли занятия. Не нарушая распорядка, вошли в одну аудиторию, где шел урок физики. Преподаватель Рубан прервал занятия, все встали и поприветствовали гостей.

На заводе гости разошлись по цехам. Они задерживались у станков. Узнавали знакомые фирмы; что-то обсуждали, заводили разговор с мастерами и станочниками. На их глазах обрабатывались детали, новейшими станками управляли подростки и дети, и заподозрить что-то, специально подстроенное для показа, было невозможно. В сборочном цеху увидели поточный процесс сборки и готовые электросверлилки. Работа шла своим чередом, каждый был занят на своем месте. На вопросы гостей отвечали коротко и с достоинством.

Порядок в цехах, чистота, начиная с ковриков при входе, приличный вид работающих, чувство достоинства, профессиональная квалификация окончательно сразили именитых туристов. Это можно было определить, не зная языка. А поскольку в разговоре они общались со мной, я понял их настроение.

Экскурсия затянулась до пяти часов вечера. В пять часов - сигнал с работы.

На прощание туристы попросили, чтобы я позволил сфотографировать себя. Я стал у парадного входа. В это время набежали ребята с работы, любители фотографироваться. Образовалась группа - кто лежал, кто сидел, кто стоял. Так нас и сняли. Прощались довольно тепло, благодарили, повторялось слово "президент", пожимали руку.

Через месяц я получил объемистый пакет с английскими штампами. Развернув многослойную упаковку, обнаружил хорошо сделанную фотографию. В письме выражалась благодарность за хороший прием, "доставивший большое удовольствие" и показанное чудо.

--

Посетила нашу коммуну и большая группа видных политических деятелей Франции. Группу возглавлял президент [ZT. это не точно] Французской республики Эдуард Эррио. Об этом визите нам было известно заранее. Были также известны лояльные отношения президента к Стране Советов.

День был безветренный и солнечный. Гости приехали на роскошных автомобилях к обеденному перерыву. Машины ярко вписались в наши клумбы и вся группа была живописной. Их встретили Антон Семенович, дежурный по коммуне Вася Руденко и политрук Юрченко. Сигнал "сбор музыкантов". Прямо с завода, не переодеваясь, музыканты быстро собрались на сцене.

В зрительный зал направились и французские гости. Там их приветствовали аплодисментами, исполнением гимнов. "Марсельезу" сменил "Интернационал".

Здесь как будто подул свежий ветер двух революций, скрепивший узами два великих народа. Французы растрогались ошеломительно торжественной встречей и еще более от того, что коммунары приветливо рассаживали их на места между собой. Когда в зале воцарилась тишина, обратили внимание, что Эррио еще не сел, безуспешно отыскивая для себя место в первом ряду. Оказалось, что наши кресла несоразмерны с его крупной фигурой. Тут же со сцены подали два стула и поставили рядом. Он благодарно поклонился догадливым музыкантам и сел.

Волченко [ ZT. реально - Вовченко, так во: Второе рождение. Х.1932 + в некоторых воспоминаниях, например, Е. Пихоцкой, + в Переписке Макаренко с женой т.2 М.1995 с.273 + в т.8 М.1986 с.142 низ ] поднял дирижерскую палочку. Играли фрагменты из опер "Кармен", "Риголетто", "Евгений Онегин". Заключили певучим попурри музыкальных и песенных произведений украинской классики в обработке В.Т. Левшакова.

После каждого отрывка гости восторженно аплодировали. Заключительной части аплодировали стоя, кричали "браво". Музыкальное вступление оживило гостей, создало хорошее настроение. Они восторженно высказывали свои впечатления, поражаясь высокому исполнительскому мастерству, искусству юных музыкантов. Эдуард Эррио потрясал сжатыми ладонями над головой, выражая таким образом свои чувства и благодарность оркестру.

Далее гостям показали музей, где в документах, фотографиях и экспонатах представлена вся история и жизнь коммуны. Венчали выставку электросверлилка "ФД-1", электрошлифовалка "ФД-2" и самый юный - "ФЭД".

Наши фотографы Шура Гуляев и Леня Глебов фотографировали гостей нашей маркой и давали ознакомиться с "ФЭДом" в работе. Гости попросили пленку на память.

После осмотра цехов, где было немало удивлений, восклицаний и восторга, сверхнеожиданностью предстал чертежный зал конструкторского бюро. Здесь вместе с инженерами работали дети, обыкновенные дети, которые их окружали и так приветливо сопровождали!

Под конец экскурсии, в дружеской с нами беседе, сопровождающий "Интуриста" поблагодарил за идеальную чистоту всюду, где они побывали, и за безукоризненное содержание... туалетов.

Что правда, то правда. Наши туалеты содержались безукоризненно. Коммунарская инструментовка поднялась до таких высот, что при жеребьевке по распределению участков уборки отряды дрались за право уборки туалетов!

Все же в торжественной обстановке встречи членов правительства Франции такое внимание интимным местам шокировало, и мы в неловкости притихли.

- Чего сникли, ребятки, - весело улыбнулся сопровождающий, - гордиться надо, это мнение Европы!

Гости собрались на площадку к машинам. Настало время прощаться. Две девчушки в газовых платьицах - Аня Красникова и Лида Иванова, с пышными бантами в прическах, поднесли Эррио букеты чайных роз.

Девочки в легких нарядах с румяными счастливыми личиками сами напоминали букеты цветов. Эррио поднял их на руки и сказал:

- Я потрясен... Я видел сегодня настоящее чудо... чудо, в которое я бы никогда не поверил, если бы не увидел его собственными глазами. Я буду счастлив дожить до тех дней, когда в нашей прекрасной Франции будут такие прекрасные счастливые дети.

--

Новиков Александр Иванович, Пермь, из его машинописной ст. 1989 г. - В числе тех, кто посетил коммуну им. Дзержинского был Эдуард Эррио. Он пригласил 150 коммунаров (с оркестром) в гости во Францию. Коммуна готовилась к этому путешествию и уже имела официальное разрешение. И не ее вина, что поездка не состоялась.

ZT. Макаренко жене 15.09.1931 (переписка т.2 М.1995) .. Насчет будущей нашей [Коммуны] заграничной поездки .. Не такая уже далекая мечта (с.157-8) .. Как свидетельствуют бывшие воспитанники, это путешествие вокруг Европы не было реализовано, потому что коммуна от этого отказалась из солидарности с голодающими Украины (с.274).

--

Из "Повести о Решиде и Мишке" Н.Ф. Остроменцкой .. Постепенно гости заполняют колонию. Нарком просвещения привозит с собой французских педагогов, приехавших ознакомиться с организацией школ в Советском Союзе. Михельсона сменяет за столом воспитательница. Михельсон ведет гостей по колонии, с гордостью показывая спальни, мастерские, клуб. Французам все очень нравится, но больше всего поражают радостные лица колонистов, их смех, стройность их фигур и легкость движений.

- О, изумительно!.. - говорят французы. - Неужели все эти дети преступники?.. И вы тоже?..

Михельсона передергивает, но он сдерживает себя и вежливо отвечает:

- Нет, я не преступник... Здесь семьдесят пять процентов действительно совершали различные незаконные действия, но это следствие войны. Они потеряли родителей и родственников... А теперь Советское правительство собирает их и воспитывает вот в таких колониях, которые заменяют им дом. А наш заведующий находит, что им полезно общение с теми, кто не имеет уголовного прошлого. Поэтому остальные двадцать пять процентов приняты из семей... Моя мать - врач.

- Но как же она не боится, что вы заразитесь дурными страстями от испорченных улицей детей?

- Дурные страсти остаются по ту сторону колонийских стен, - гордо отвечает Михельсон. - Здесь мы все охвачены одной страстью - укрепить хозяйство нашей колонии и нашей страны ..

--

Леонид Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993 .. В приложении беседа Виктора Михайловича Опалихина с П.И. Барбаровым.

.. - Петр Иосифович! Какое впечатление производил на вас А.С. Макаренко как педагог?

- Я в то время мало смыслил в педагогике. Меня поражала просто сама жизнь коммуны. Эта жизнь была удивительно богата, интересна и четко организована. С раннего утра и до вечера все были заняты разнообразными полезными делами, всем это было интересно. Все делалось, как правило, неформально, всерьез, но в то же время весело и непринужденно.

Много и часто шутили, смеялись. Конечно, и строгость в отношениях была. Но никакой грубости, унижений во взаимоотношениях взрослых и ребят, да и между ребятами я не замечал. Это было для меня неожиданно и удивительно. Ведь в окружающей жизни наблюдалось другое. А тут был как бы свой особый микроклимат, созданный за годы упорной работы коллектива. Жизнь в коммуне, казалось, текла сама собой. Макаренко, конечно, был в центре событий. Но говорил он мало и коротко, нравоучений долгих не любил. Себя в качестве начальника не выпячивал. За каждое конкретное дело, за все стороны жизни коммуны отвечали определенные и всем известные в коллективе лица. Они-то и были на виду у всех в качестве руководителей. А Макаренко как-то незаметно держал нити управления в своих руках и умело объединял общие усилия. А результат - четко организованная, интересная жизнь коллектива. Это видели и чувствовали не только мы, но и многочисленные гости коммуны, которые бывали там очень часто. В том числе и иностранцы. Все восхищались нашими порядками, стилем жизни и воспитанностью ребят ..

- Немецкий макаренковед Гетц Хиллиг в своей статье "Неизвестный Макаренко" ("Учительская газета", октябрь 1991, № 42) утверждает, что развитие мощного производства в коммуне "происходило против воли Макаренко". Ваше мнение?

- Такое утверждение верно лишь в том отношении, что Макаренко действительно выступал против подчинения интересов воспитания чисто производственным интересам. Однако это не означает, что он был вообще противником высокоэффективного производства в коммуне. Наоборот, он был активным сторонником и инициатором этого дела. Я работал в коммуне как раз в то время, когда производство там развивалось очень стремительно и вполне успешно. В 1930 году коммуна перешла на полную самоокупаемость. В 1931 году началось строительство завода электроинструментов, а в 1932 году этот завод заработал уже на полную мощность. Я помню, что Макаренко занимался производственными делами ежедневно и основательно. Он вникал во все тонкости организации производства. Часто выносил производственные вопросы на общие собрания коммунаров и заседания совета командиров. Иногда сам проводил производственные оперативки. Лично решал вопросы подбора кадров руководителей производства, постоянно заботился о приобретении нового оборудования и т.д. В эти заботы он втягивал весь коллектив, в том числе и меня, хотя, казалось бы, я за это прямо и не отвечал. Такой интерес и внимание Макаренко к вопросам производства был вполне понятен. Антон Семенович считал хорошо организованный производительный труд одним из краеугольных оснований своей воспитательной системы. Но дело не только в этом. Главное в том, что мощное производство создавало прекрасную материальную базу для развертывания воспитательной работы. Коммуна благодаря производству жила очень богато, имела все необходимое для всестороннего развития коммунаров: множество хорошо оснащенных материально кружков и секций, билеты в харьковские театры и т.д. А чего стоили ежегодные летние походы всей коммуны по стране! И все это было возможно только на основе хорошо организованного собственного производства. Вот почему неверно утверждать, что развитие производства в коммуне "происходило против воли Макаренко". ZT. См. и А.С. Макаренко в “Проблемы школьного советского воспитания”, в лекции 4-й .. т.4 М.1984 с.186 последний абзац. Вот он. - Для непроизводственника трудно понять, что такое план на производстве. План заключается не только в том, сколько надо сделать столов и стульев. План - это тонкое кружево норм и отношений. Это кружево всяких деталей, это кружево всяких частей, движение от станка к станку. Нужно предусмотреть и приспособление качества материала, подачу материала, выдачу инструмента, его заточку, его пополнение и, наконец, набор всяких приспособлений, норм и условий. Это сложнейшее "оборудование" человеческой деятельности. И на таком "оборудовании" нужно воспитывать наших граждан, поскольку они участвуют не в кустарном производстве, а в производстве большого государственного масштаба, организованном по последнему слову техники.

ZT. Все же прав и Гётц Хиллиг: мощные заводы Коммуны входили в госплановые министерские структуры, а отсюда сов- хоз- производственное типичное: горячки, сверхурочные, сокращения донельзя летних каникул и походов, экспансия производства на учебное, и т.д. Да, от всего такого нахлынувшего А.С. Макаренко буквально взвыл и (!) сбежал в Киев. Да, всё в меру - говорил Джавахарлал Неру ..

Из издания “Педпоэмы” С.С. Невской (2003, с.10) .. В письме Крючкову от 28 июля 1933 года Макаренко сообщал о своем трудном положении и желании найти работу в Москве: “Деньги Алексея Максимовича, которые я получил от Вас, лежат у меня на моей совести, и я по-прежнему буквально падаю в этой каторжной работе и конца ей не вижу. День и ночь, без вечеров для отдыха, без выходных дней, часто без перерыва на обед, все это можно выносить, если работа дает результаты. Но время создавания результатов уже минуло. Совершенно исключительный коллектив коммунаров Дзержинского сейчас сделался предметом потребления в самых разнообразных формах: то для создания капитала, то для производственного эффекта в порядке приложения разнообразного самодурства, то в виде неумных и вредных опытов. Вся моя энергия уходит на мелкие заплаты и нечеловеческие усилия сохранить хотя бы внешнюю стройность. Вы не подумайте чего: я ни с кем не ссорюсь и все мною даже довольны. Но я больше не могу растрачивать себя на пустую работу, и у меня иссякают последние силы, а самое главное, я терплю [теряю ?] последние надежды подытожить свой опыт и написать ту книгу, необходимость которой утверждает Алексей Максимович. / Я могу отсюда уйти, но меня тащат в новые коммуны, я сейчас не в силах за них бороться, я четырнадцать лет без отдыха, отпуска. И вот я к Вам с поклоном: дайте мне работу в одном из Ваших издательств или нечто подобное. Мне нужно побывать среди культурных людей, среди книг, чтобы я мог восстановить свое человеческое лицо - а тут я могу просто запсиховать. Имейте в виду, что я человек очень работоспособный и Вы будете мною довольны, тем более, что и характер у меня хороший. / Я в начале сентября приеду в Москву, но очень прошу сейчас ответить, можете ли Вы мне помочь? Если не можете, буду искать других выходов” Р.S. В Сочи буду с коммуной до 13 августа”. (Архив Горького, Кк-рл 10-2-8).

- Как держал себя Макаренко во время летних походов, на природе?

- Мне довелось совершить вместе с Макаренко два больших похода - в Крым и на Кавказ. В походных условиях Макаренко оставался таким же, как и в коммуне, только еще меньше спал и был всегда настороже, оберегая безопасность и здоровье ребят. Ведь путешествия наши были делом непростым. Во время стоянок приходилось выставлять охранительные посты от воров, хулиганов, непрошеных гостей. В горах подстерегала опасность травматизма. Непросто было посадить сотни коммунаров в переполненные поезда и т.д. Однако практически всегда обходилось без всяких "ЧП" (за редкими исключениями) благодаря тому, что походы очень тщательно готовились, проводилась предварительная разведка всего маршрута, составлялся точный график движения по дням и часам, все обязанности между коммунарами на марше были четко распределены, каждый хорошо знал свое дело. Да и дисциплину в походах Макаренко держал строже, чем обычно. Но все понимали необходимость этого. Четкая организация и порядок не мешали, а помогали много видеть, много успевать, весело и интересно проводить свой отдых. Наши летние походы прекрасно описаны в книге бывшего коммунара Леонида Конисевича "Нас воспитал Макаренко". Я с ним полностью согласен.

--

Леонид Вацлович Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993.

С.189.

.. Миновав Шишковку, поднявшись на гору и увидев прожекторное освещение коммуны, я помчался насколько хватило духу.

У поста дневального встретил дежурного по коммуне Ваську Камардинова. Он будто бы ожидал позднего гостя. Постное выражение его лица не сулило ничего хорошего. На наших часах пробило "одиннадцать". Они, как нарочно, висели над аркой парадной лестницы, ведущей в спальни.

Дневальная, маленькая Маня Бобина, с испугом посмотрела на меня и молча опустила глаза.

- Тебя ждет Антон, - с высоты объявил Васька.

В ногах сразу появилась предательская слабость. Перед дверью в кабинет я остановился и немного пришел в себя. Собравшись наконец с духом, постучал.

- Войдите! - услышал я до боли знакомый голос. Антон Семенович встал и вышел из-за стола.

- Где ты был? - сразу звякнул сталью его голос. Передо мной стоял второй отец, суровый и строгий. Через стекла пенсне его глаза прожигали меня насквозь.

На подбородке выступала знакомая черточка.

- "Пропал!" - мелькнуло в сознании. И не ощущая уже ни времени, ни пространства, кое-как выдавил: "У отца".

- У отца?! Так какого же черта ты никому не сказал!!!

- Я думал, я хотел... Но он перебил:

- Ты дрянь, ты просто дрянь, понимаешь? Почему ты не сделал самое простое, не взял отпуск? Почему ваша светлость заставила искать себя всей коммуной? Кому придет в голову, что нормальный коммунар, командир и не дурак, возьмет вдруг, так себе, и пойдет?

На паркете я заметил чернильное пятнышко. Я тупо смотрел на него и подумал: "Странно, как оно могло здесь появиться?". Это была почти невменяемость. До кабинета я знал, что нарушил порядок, дисциплину. Но я не подумал о том главном: для чего нужна дисциплина!

- Два часа ареста! - донеслось до меня откуда-то издалека. - Отбывать наказание завтра. С 17 часов!

Все перевернулось в моей душе. Я хотел броситься и обнять Антона Семеновича. "Значит простил ..".

С.197

.. - Дорогие мои мальчики, вы все хорошо придумали, только забыли одно: с кем я на Кавказ поведу пацанов?

- Как, Антон Семенович! Разве едут не все? - вырвалось меня с изумлением.

- Да, могут не поехать. Отпущу вас и другие захотят. У них появится соблазн, хотя Кавказ ничуть не хуже Алтая.

- Да, но мы первые! - возразил Глебов.

- Это не имеет значения. Разрывать коммуну я не могу, пожалуйста, увольте меня от этого.

В голосе появились знакомые металлические оттенки.

- Другое дело отправиться вам из Сочи, скажем, в Красную Поляну! И самостоятельность, и горы, и ручьи. Если есть порох, можете выстрелить. Против такой экспедиции, без отрыва от коллектива - возражать не буду. Придет время и вы станете взрослыми, и тогда хоть на край света. На Алтай, Памир, Гималаи. Покоряйте вершины, открывайте неизведанное. А пока побудем вместе, не спешите. Это вам надо больше, чем мне.

Я хорошо знал принципиальность Антона Семеновича, не раз был свидетелем резких столкновений с приезжавшими всяких рангов. И всегда он брал верх. Он умел отстаивать свою позицию четкими, ясными доводами.

Разговор был окончен. Отдав положенный салют, мы вышли ..

С.202-3

.. Совет командиров. Антон Семенович .. : "Товарищи, это же безобразие! С некоторых пор у нас возникают какие-то группки. Одни просиживают вечера у своих радиоприемников, другие пичкают африканских циклозонов, третьих не оттащить от машины. И получается, что к общекоммунарским делам они потеряли вкус. Не читают книг и газет, перестали участвовать в массовых кружках, на собрания смотрят как на повинность. Я считаю, что это эпидемия, и ведет она к политической отсталости.

- Полюбуйтесь этими "героями", - обращение в нашу сторону, - у них ведь "благородные" намерения. Решили путешествовать... без коммуны. Ушли в подполье. Забыли все на свете и даже наших пацанов. Разве я против личных интересов? Но и о нас помнить не грех. Иначе мы всю коммуну поделим на хутора и станем вроде куркулей. Что касается этих запасов, их я думаю использовать для вылазки на нашем кавказском маршруте.

Предложение Антона Семеновича приняли единогласно ..

--

Леонид Вацлович Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993. Стр.65-9.

.. Вопрос “О поведении новичка Дмитра Гето”. Привезли его из Кролевецкого детдома на “исправление”. За различные проделки его “командировали” в коммуну. Ему 17 лет. Работать и учиться не хочет. Пользуясь воловьей силой, отбирает у малышей третьи блюда, особенно пундики.

Слово дали малышам. Первым оратором подхватился Гриша Соколов:

- Про Митька все знают. Есть по две порции и богует. Когда я дежурил, то давал добавки второго, а он у Мишки Борисова, Витьки Торского и Локтюхова ликвизировал пундики, шамал и смеялся. Говорить боялся бо он кулаки тычет.

- Позовите Гето, - коротко сказал Антон Семенович, взглядом обращаясь к старшим. Вышли Калабалин, Гапеев и Русаков. Группа потерпевших сидела отдельным кланом, целиком солидарная с заявлением Гришки.

Вошел Гето. По кортежу было видно, что явление Митьки в совет не добровольное.

Окинув всех цыганскими глазищами, тряхнув чубом, стал у стола ССК. Плечистая фигура выражала агрессию. Слушать “мораль” ему не впервой.

- Вася, дай мне слово, - поднялся сероглазый Козырь. - Таких сявок мы хорошо знаем. Загреб у пацанов пундики и жрет за обе щеки, рад, что силой мама не обидела. Нечего на него богу молиться. Предлагаю выгнать.

Гето стоял в вольной позе с руками за спиной, пренебрежительно изучая Володю снизу вверх.

- Стань, как полагается, - напомнил Камардинов. - Митька таким же взглядом измерил ССК и остался стоять вразвалочку.

- Встань, дубина, тебе ж говорят, бо поставлю, - тихо рокотнул Семен. Их взгляды скрестились - темный, нагловатый и тупой с темно-карим, требовательным и насмешливым.

Руки Митьки вяло поползли из-за спины, ляжка перестала дрыгаться.

Выступил Вася Луцкий, смелый, напористый.

- Хлопцы, хибак це людина! Це ж Лантух! Непхав борщу, котлет и слухае, як воно там у животи булькае. Шо йому скривдити пацана! Бачите, яка пика здорова? Дамо йому пайку хлеба и нехай жуе, нероба несчастна бо вин паразит.

Гето вытянулся в струнку и побледнел. Внутренние живчики дернули к Луцкому и споткнулись. На пути решительный заслон понимающих глаз.

- Гето, что ты скажешь? - спросил Камардинов.

С минуту не отвечал, его терпеливо ожидали.

- Нехай миня пижоны не оскорбляють, потому что я бываю обидчивый. Пундики брав, потому как я голодный, а они нехай гав не ловлять! На то и щука в мори...

- И дальше красть? - мягкое сопрано Любы Красной.

- Не... хай воны сами едять!

- Ой, горе! Як пивень на сидли! - не выдержала Зина Носик.

Командиры рассмеялись.

- Калошкин, теперь сам грызи пундики, бо Гето отказывается! - где-то из-под вешалки пискнул Котляр.

- Можно мне? - встал Антон Семенович.

- Товарищи, критика вещь полезная, она исправляет ошибки, но критиковать следует деликатно и не всех. Гето вас не поймет. Он человек голодный. И до тех пор, пока его не накормите, он вас и слушать не будет, и работать не будет, а учиться - и не мечтайте! Митя, выйди, пожалуйста, мы тут сами решим - обратился Макаренко к Гето.

Его слова не тотчас дошли до сознания Дмитрия. Семен, открыв дверь, красноречиво повел бровью.

Когда Гето вышел, не понимая, что случилось, Антон Семенович заговорщицки продолжил:

- Давайте поставим отдельный столик, накроем чистой скатертью, поставим хороший прибор и спокойно, без намеков, пригласим Митю на завтрак. К нему прикрепим двух официантов, лучше девочку и мальчика. Обслуживать, как в хорошем ресторане. Не забыть и перчик, и соль, и горчицу, салфеточки. Можно поставить бутылку лимонада. Кормить до полной сытости. Официантам надлежит быть корректными и предупредительными, чисто одетыми и в белых передниках. Пригласит к столу дежурный по столовой и не расшаркиваться, не угодничать в поклонах. В отрядах всех предупредить, чтобы не глазели, как на спектакль, а вели себя, как обычно, без всякого зубоскальства.

Если завтрак понравится, а нужно все сделать, чтобы он понравился, Митя на обед придет сам. И так каждый день.

Командиры слушали с расширенными зрачками. Со всех сторон посыпались возгласы удивления: “Да вы что, Антон Семенович, он так никогда не откажется, буде трощить, як той боров, аж вухами хлопать!”

Загадочно улыбаясь, Антон Семенович спросил Семенцова:

- Ваня, а ты бы сел за такой столик?

Семенцов растерялся, глаза забегали, немного подумав, ответил:

- Оно не плохо бы, а как-то стыдно, товарищи, - и тоже рассмеялся, разгадав замысел Антона Семеновича.

Совет командиров одобрил предложение начальника. Официантами назначили Любу Красную и Витю Торского.

Утром операция “Сервис” началась. На столике Гето сервировку украшала ваза с роскошными гвоздиками. Это дополнение сделала Люба, выпросив цветы у Карла Ивановича для “особого” случая. Стол был наряден и торжественен. Зав. столовой Русаков в свежем халате дожидался Гето, и как только его фигура показалась в проеме дверей, он подошел к Митьке и сказал серьезно, дружески:

- Дмитро, садись сюда, это теперь твое новое место.

- Тю! За шо ж мени такая почесть?

- По решению совета командиров у нас всех новеньких так встречают, - не моргнув глазом соврал Русаков.

- Гето с недоверием обошел вокруг стола, не решаясь сесть и прикоснуться к белоснежной скатерти, но в это время празднично нарядная Люба подошла с подносом, овеянная чарующими запахами блюд.

- Садись, Митя, не стесняйся, - пропела она, расставляя тарелки.

Коммунары завтракали как всегда, никто на Гето не обращал внимания.

Только за далеким столом малыши пристально уставились на далекий роскошный стол, уткнув носы в чашки. Калошкин поперхнулся и разлил кофе. Митя сел, как в сновидении, но все было реальным: мягкое на молоке пюре, большая сочная котлета, огурчик. Торский подал салат, селедку... Все было красивым и аппетитным.

Карпо Филиппович, посвященный в затею, постарался “как следует быть”.

Отбросив сомнения, Гето приступил к трапезе. “Официанты” обслуживали ненавязчиво, хорошо войдя в роль. Они скромно стояли в стороне у окна и как только видели, что “гость” приканчивал блюдо - подходили и справлялись, не нужно ли еще чего. Потребовалась добавка.

Кофе подали со стопкой блинов.

Позавтракав, коммунары разошлись в цеха и на занятия. Ни одной едкой реплики, косого взгляда, ухмылки. Для нас Гето на время перестал существовать. Был забавный спектакль, а чем он закончится - никто не знал. Кроме Антона Семеновича, конечно.

Гето остался доедать блины. Он осмелел и потирал от удовольствия руки.

- Клюнуло, - шепнула в сторону Витьки Люба. Тот согласно кивнул головой.

Откушав, Гето поднялся. Он картинно пожал ручку “официантам” и вежливо поклонился Карпу Филипповичу, выглянувшему из раздатки.

- Обедать сюда приходи, - напомнила Люба.

- Та прийду, не забуду! - расцвел Митька, польщенный необыкновенным вниманием.

Прошло четыре дня. Гето предоставили полную свободу. Никто к нему не приставал, ни с просьбами, ни тем более с требованиями. Все были заняты своим делом: уборками, производством, школой, играми, сыгровками, репетициями, кружками. А Митька гулял по двору, спал на лесной полянке, ездил в город без письменного отпуска Антона Семеновича, не попадая в рапорт и не “отдуваясь” на общем собрании. Хотел и отсыпаться в спальне, но в дневное время без пропуска дежурного в спальни не пускали. Пропуск выдавался только по делу и вошедший контролировался дневальным.

И вот наступила развязка. Под конец четвертого дня за ужином все так же было аппетитно и вкусно. На парадном столе свежие цветы, стопочка тарелок, которыми Митя не пользовался, вилка, столовый нож, салфетка. Он сел за стол, разломил ломоть хлеба, но ложку почему-то не брал. Коммунары уже поужинали и стали расходиться, а Гето все сидел в одной и той же позе. И вдруг, не коснувшись угощения, вскочил и чуть ни бегом бросился в кабинет начальника. Открыв дверь, с порога, хриплым голосом спросил:

- Антон Семенович, що вы з мною робите? Хиба я зануда яка? Мене ж як свинью заголовують!!! Я так не хочу! Пошлите на работу, чи куда задумаете... И он зарыдал.

- Успокойся, Дмитро, ты мужчина, а не кисейная барышня, - сурово сказал Антон Семенович.

- Приведи себя в порядок и позови Камардинова. Он отвернулся к окну, щадя самолюбие Гето.

Гето разгреб шевелюру, поправил пояс и первый раз, как подобает, ответил: “Есть позвать Камардинова!”. В кабинет вошли вдвоем.

- Слушаю, Антон Семенович! - вынулся в струнку Васька.

- Товарищ Камардинов, пошли Гето в токарный цех. Он хочет стать токарем. О назначении завтра отдай в приказе.

- Есть послать в токарный и отдать в приказе!

- Вы свободны!

- Спасибо, Антон Семенович, я туда и хотив!

- Ну вот, значит, я угадал ..

Леонид Конисевич продолжает (стр.270-2) .. Алексей Сиротин .. предложил посещать его секцию [бокса] .. После уроков бокса Сиротин начал оставлять меня в спортзале для занятий “джиу-джитсу”. Эти уроки я держал в строгом секрете, понимая запрет на разглашение борьбы. [ZT. Занятия джиу-джитсей тогда в СССР не поощрялись?]. Бокс отошел на второй план.

Однажды на лестнице спортзала меня остановил Гето.

- Так вот ты чем занимаешься! А ну, показывай свои приемчики!

- Какие приемчики? - сделал я удивленное лицо.

- Знаю, видел. Он поднес свой огромный кулак к моему носу.

Я отвел руку и твердо сказал, что показывать ничего не собираюсь.

- Будешь, а не то заставлю!

- Нас же выгонят из коммуны.

- Не выгонят, если не разболтаешь.

Я не знаю, откуда у Митьки появилась эта идея. Неужели зависть? Опасение потерять лидерство? У нас не было задушевной дружбы, как с Колей Гонтаренко и Глебовым, но и враждовать не приходилось. Гето был крупным парнем, старше меня, сильнее. Пожалуй, теперь ему не было равных после Семена Калабалина. Даже старшие признавали его силу и считались с ним. Чтобы выйти из положения - в коридоре уже обратили на нас внимание - я предложил ему встретиться на ринге. Митька боксом не занимался, полагая, что и так расправится с кем угодно .. Сиротин ударил в гонг и мы начали .. Хорошо представляя, к чему приведет хотя бы один точный удар противника, я не раскрывался, но изредка посылал прямые правой, которые иногда касались и подбородка. Это окончательно вывело Митьку из себя. Он пошел на меня медведем, совершенно раскрывшись. Он сгреб меня и хотел выкинуть вообще с ринга. Судья остановил встречу, разъяснил Митьке правила. Я понял, что в ближнем бою он может меня ненароком изувечить, и держался на расстоянии, нанося удары то по лицу, то в корпус. Натренированный в беге, я сохранял дыхание, а Митька задыхался от ярости и беспорядочной растраты энергии.

До конца второго раунда несколькими ударами я добился нокдауна. Возможно, Гето поскользнулся, но, поднявшись, он вдруг опустил руки, дружески улыбнулся и сказал:

- Ну, хватит, поваляли дурака - пойдем мыться.

Рефери поднял руки в знак окончания “дуэли”. Гето подошел ко мне и обнял. Мы отправились в душевую.

Через несколько дней Митька пришел в секцию бокса. Под руководством Сиротина он быстро овладел техникой боя. Теперь я не рискнул бы выйти против него. В соревновании на первенство города я видел, как он в первом раунде заваливал своих противников в тяжелейший нокаут.

По выходным дням Гето открывал коммунарский буфет и торговал сладостями. В буфете были конфеты, пряники, пирожные, булочки, мороженое и лимонад. Это было персональное поручение Митьке от совета командиров. В буфете была необходимость - не все коммунары отпускались на выходные дни в город. К буфету выстраивались длинные очереди, я не всегда поспевал что-то купить. Заметив это, Митька будто случайно стал оставлять мне любимые сладости, к которым и сам имел великое пристрастие ..

Воспоминания о Макаренко. Л.1960.

Из рассказов бывшего коммунара Василия Зайцева.

С.297 .. Секретаря комсомольской организации Виктора Суржина вызвали в горком комсомола. Он обратился к Дидоренко - заместителю начальника коммуны по хозяйственной части:

- Степан Акимович, мне срочно нужно поехать в город, в горком вызывают, разрешите взять машину.

- Грузовая машина занята, а автобус не могу посылать. Это всё же не легковая, - ответил тот.

- Степан Акимович, но я ведь не по своим личным делам, - настаивал Суржин, - разрешите автобус!

- Не могу.

- Хорошо. Я пойду к Антону Семеновичу. Он меня скорее поймет.

Антона Семеновича в кабинете не было. Походив по коммуне и нигде не найдя Макаренко, Суржин посмотрел на часы: вызывали на 12. Остается 40 минут. Что делать?

Пришлось идти пешком на остановку трамвая. Дорога пролегала через лес, окружавший с трех сторон коммуну. "Целый километр пешком переться, - злился Суржин, сбивая на ходу крупные листья подорожни- ка. - Вот я расскажу Антону Семеновичу, как Дидоренко относится к комсомолу..."

Лес остался позади. Суржин вышел на Белгородское шоссе и пересек его. На остановке, к своему удивлению, он увидел... Макаренко. Подошел трамвай, и они оба вошли в него: Суржин следом за Антоном Семеновичем.

Только трамвай тронулся с места,; Суржин поинтересовался:

- А почему вы, Антон Семенович, едете в город трамваем?

- А чем же? Автобусом? Совершенно нелепо гнать такую махину из-за одного человека. Мне даже людям неудобно будет смотреть в глаза: один в пустом огромном автобусе.

Но, очевидно, заметив недоуменный взгляд Суржина, Антон Семенович внезапно спросил:

- А ты разве думаешь иначе? Погнал бы ты автобус, когда можно свободно ехать трамваем?

- Видите, Антон Семенович...

Макаренко холодно посмотрел ему в лицо и предупредил:

- Только без дипломатии, Виктор. Не люблю. Покраснев до ушей, Суржин признался:

- А я вас искал по всей коммуне, хотел пожаловаться на Дидоренко за то, что он не дает мне автобус поехать в горком.

- Искал и не нашел?

- Не нашел, - почти шепотом ответил Суржин.

- Ну и хорошо, что не нашел.

Оба весело рассмеялись. Антон Семенович, положив руку на плечо Суржина, шутливо резюмировал:

- Так-то, дорогой товарищ секретарь!

--

УГ 09.07.1987. Из записных книжек А.С. Макаренко [лето 1934] .. САМОДУРСТВО. Островский был в коммуне и нажимал на коммунаров, чтобы работали по кодексу, забывая, что они ученики. Однако для отпуска он делал исключение и требовал отпуска на две недели. Мой протест помог. Уезжая, на общем собрании он согласился на месячный. Уехал. Но остался Циклис. Говорил ли он Балицкому о решении Островского - неизвестно. Но когда Броневой [Г. Хиллиг. : Александр Осипович 1898-1940] просил Балицкого отпустить коммунаров в Феодосию, Балицкий сказал ему:

- Отстаньте с вашей Феодосией. Ведь они едут на две недели и притом в разное время.

Это Циклис так информировал Балицкого. Я поехал в Киев. Пять часов подряд я и Левин упрашивал Циклиса дать отпуск в Феодосию. Он, наконец, согласился и обещал вечером провести меня к Балицкому. Но обманул, сказал, что Балицкий уехал и снова завел: две недели и в разное время. Главный мотив у него:

- Не могу допустить, дети чекистов находятся в худших условиях, чем эти босяки.

( ZT. Сравни с http://zt1.narod.ru/bolshevo.htm/#jaba )

А.С. Макаренко т.4 М.1984 .. Была специально выстроенная свинарня, в которой чистота была, пожалуй, не меньше, чем в коммунарских спальнях, которая промывалась при помощи солидной системы водопроводов и сливов, стоков и кранов, где даже не было запаха, свинари имели вид франтов. Вот такое хозяйство, оборудованное по последнему слову техники, снабженное кормовой базой, уже приносило нам большой доход и позволяло жить более или менее зажиточно. Мы уже имели возможность не только хорошо есть и одеваться, но и усиленно пополнять наше школьное хозяйство, библиотеку, имели возможность построить и оборудовать хорошую сцену; мы за эти деньги приобрели инструменты для духового оркестра, киноаппарат, все то, что в 20-х гг. мы не могли иметь ни по какой смете. / Кроме того, мы помогали бывшим воспитанникам, которых становилось все больше и больше, студентам, бывшим воспитанникам, оказавшимся в нужде, помогали очень многим, вступающим в брак. Предпринимать путешествия, принимать гостей - тоже очень дорогая штука. Мы бывали очень часто в театрах, - в общем, имели все те блага, которые и должен иметь советский гражданин, выполняющий свои трудовые обязанности (с.182).

[ ZT. Довоенные (20-го века) исправительные учреждения в Болшево под Москвой и тогда же - Коммуна им. Дзержинского (А.С. Макаренко) под Харьковом. Там бывшие воры и бывшие беспризорники жили на порядок богаче чем средние граждане по всей стране. И некоторых из этих вот средних граждан (тогдашнего СССР) (некоторых вот обывателей) душила тогда жаба зависти (см. ниже). Но на самом-то деле обыватели СССР по совести обязаны бы были тогда искренне благодарить такие учреждения, - благодарить за то что они (эти учреждения) на десятки тысяч сократили численность профессиональных воров, которые, конечно же, нанесли бы этим самым обывателям огромнейший вред… ZT. Но вот уточнение по: ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ А.С. МАКАРЕНКО И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОДГОТОВКИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ. Тезисы докладов и выступлений на Всесоюзной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.С. Макаренко. Полтава 1988 .. Коммуна дзержинцев не являлась “правонарушительской”. В отчете за 1934 г. зафиксировано: “С воровским стажем - единицы...” (ЦГАЛИ СССР, ф. 332, оп. ед. хр. 412 л. 2) (с.100 низ, из примеч. ред. к ст. Г. Хиллига о Болшевской Коммуне).

Еще раз. В отношении богато живущих бывших беспризорников и правонарушителей обывателей "жаба душит" : тут ниже И http://zt1.narod.ru/bolshevo.htm/#jaba.
[Про инициированную А.С. Макаренко Олимпиаду художественной самодеятельности трудовых колоний и коммун НКВД УССР в 1936 г. ищи в файле http://zt1.narod.ru/a-s-mak5.htm.] Важно только, чтобы достаток был во много заработан производительным трудом самих ребят. / А.С. Макаренко, ПП-2003 из гл. “Награды” .. Жизнь коммунаров, обставленная хорошими спальнями, клубами, множеством воды и электричества, была счастливой жизнью, дышала уютом, довольством, мирными отношениями, и / - 649 - со стороны казалось, что коммунарам можно только завидовать. Многие и в самом деле завидовали .. / Дзержинцы появлялись на людях в хороших суконных костюмах, украшенных широкими белыми воротниками. У них был оркестр духовых инструментов из белого металла, и на их трубах стояли знаки знаменитой пражской фабрики. Коммунары были желанными гостями в рабочих клубах и в клубе чекистов, куда они приходили солидно-элегантные, розовые и приветливые. Их коллектив имел всегда такой высококультурный вид, что для многих голов, обладающих мозговым аппаратом облегченного образца, это обстоятельство послужило даже для сентенций, развенчивающих всю работу коммуны .. (с.648-9) / ZT. Важно только, чтобы достаток был во много заработан производительным трудом самих ребят. ZT. И если государства и общества не хотят “обогатить” себя квартирными ворами и тому подобной достаточно массовой публикой, то, памятуя о том, что “скупые платят восторо”, эти государства и эти общества должны не жалеть тратить серьезные финансовые средства на создание таковых исправительных “раев на земле” для подростков. Ибо, повторяю, других-то действительно плодотворных путей в исправительном деле - просто нет… ]

- Почему они в худших условиях. Как будто коммунары не работают целый день и не дают 4 миллиона прибыли тому же Циклису.

Насилу убедил, что отпуск на две недели незаконен и невозможен. Но и соглашаясь уже, он каждый раз повторял.

- Давайте дадим им три недели.

Наконец, согласился на месяц, но поставил условием радиус 60 верст или Святогорск.

Когда мы выбрали Святогорск, он начал думать. Мы на одни телефонные разговоры с ним истратили сотни рублей.

И вдруг получил телеграмму:

"Отпуск разрешен Святогорск три недели".

Воспоминания о Макаренко. Л. Лениздат 1960.

С.238 Викт. Ник. Терский .. Если бы у меня был талант писателя, то и тогда я бы не сумел описать всю прелесть нашего летнего отдыха с коллективом ребят в трудных походах, с всевозможными приключениями. Ни ливни, только освежавшие нас в теснинах Дарьяльского ущелья, ни горные обвалы - ничто не могло омрачить нашего победного шествия вперед и вперед. Всякие преграды только крепили и объединяли коллектив, делали его сильнее, выносливее и веселее. Это было самое настоящее, самое светлое, хорошее счастье.

С.248-51 Юрченко Елена Захаровна .. 1-го Мая надевалась белая парадная форма, и у каждого коммунара в петлице был красный цветок. Шли стройными рядами. Антон Семенович возглавлял шествие сам. Антон Семенович очень заботился всегда о красоте строя. Перед каждым выступлением своих коммунаров Антон Семенович производил им смотр в строю. С ребятами, не удовлетворявшими его требованиям, он занимался сам. Но надо заметить, что физкультура и спорт, которыми занимались, конечно, все воспитанники коммуны, быстро организовывали движения юношей и девушек, и военный строй усваивался ими легко. Коммунары очень любили свои официальные выступления в строю и гордились ими не без основания, так как их стройные, четкие и бодрые ряды в парадной, красивой форме вызывали всегда восторг и удивление. После парадов коммунары, взволнованные и раскрасневшиеся, всегда спешили окружить Антона Семеновича и узнать: доволен ли он ими?

Очень интересно проходили всегда заседания совета командиров. Раздается сигнал. Члены совета быстро идут и солидно занимают места. Антон Семенович уже на месте и своим внимательным, но в то же время быстрым взглядом встречает каждого входящего. Председатель совета командиров открывает собрание. Секретарь зачитывает повестку. Все сосредоточенно слушают. Идет обсуждение вопросов, члены совета высказываются. Антон Семенович молчит. В заключение прений по каждому вопросу председатель совета просит Антона Семеновича высказать свое мнение. Антон Семенович говорит твердо, веско, коротко. И тут я часто внутренне любовалась педагогической виртуозностью Антона Семеновича, когда он так тонко и с необыкновенным тактом, не умаляя авторитета членов совета, менял или направлял по иному руслу их мнения и выводы.

В конце учебного года начались разговоры о летнем отдыхе и поездке в Святогорск. Мне лично очень хотелось принять участие в этой поездке, а потому с большим волнением я ждала решения Антона Семеновича. И вот как-то Антон Семенович позвал меня к себе и попросил составить список педагогов, желающих принять участие в этой поездке. Конечно, в этот список я включила и себя. К каждому отряду прикреплялся преподаватель. Меня прикрепили к 25-му отряду- Сборы прошли удивительно организованно. Если непосвященный зритель в первый момент, наблюдая за сборами, мог заметить движение, напоминающее суету, то затем очень быстро менялось его впечатление: во всех движениях была целеустремленность и направленность.

Ребята выполняли беспрекословно распоряжения своих командиров, командиры - Антона Семеновича. Во время сборов и самой поездки можно было видеть Антона Семеновича с совершенно спокойным выражением лица, казалось, что всё делается само собой, без его активного и резкого вмешательства. Но многие педагоги прекрасно знали, что даже самые тонкие детали предстоящего летнего отдыха были продуманы и учтены Антоном Семеновичем заранее и переданы для исполнения организованному и слаженному коллективу преподавателей и воспитанников. Сейчас он как бы только наблюдал за правильным выполнением чего-то уже изученного и только коротким словом или жестом исправлял порою неправильности.

Ребята быстро собрали свои чемоданы - один на два человека, положили туда всё, что полагалось. Сторожевой отряд едет с вещами на вокзал, все остальные, во главе с Антоном Семеновичем, идут строем. Число вагонов известно заранее. Антон Семенович говорит только, какому отряду занять место в каком вагоне. Посадка занимает ровно пять минут. Никакой суеты, никакой толкотни. Приехали. Высаживаемся тоже по отрядам. Машины уже ждут. Сторожевой отряд грузит на машины вещи. Все остальные вместе с Антоном Семеновичем идут строем до лагеря. Прибыли на место. Каждый отряд берет свои вещи. Палатки уже распределены по отрядам. Я тоже занимаю место в палатке, вместе с девочками. Идем набивать тюфяки сеном. Стараемся по возможности быстро всё устроить. Работа кипит. Ведь впереди купание в Донце. Река у самого лагеря. О еде даже забыли. Столовая тут же: навес, а под ним длинные чистые столы, покрытые клеенкой. Приказ - следить за чистотой. Вечером собрание совета командиров. Распределение дня для занятий и отдыха. Штаб располагается отдельно. В нем помещается знамя, охраняемое коммунарами из сторожевого отряда. Утро начинается с зарядки, затем купание и завтрак. После завтрака менее успевающие воспитанники остаются заниматься с преподавателями, большинство же уходит гулять в лес. В два часа - обед и мертвый час. После мертвого часа и вечером - спорт, прогулки, занятия кружков, заседания совета командиров и пр.

Приезжали к нам в Святогорск из Сталино стахановцы. Ребята тщательно готовились к их приему. В день их приезда коммунары надели белые парадные костюмы. Выстроились шеренгой вдоль шоссе почти на километр. Встретили гостей музыкой. Водили по палаткам и знакомили со своим лагерным бытом. Усаживали за свои столы, угощали с радушием, свойственным коммунарам. Гости принимали с удовольствием участие в играх, в купании. Вечером, на реке, на специально устроенном плоту поставили пьесу и продемонстрировали физкультурные упражнения. Плот был декорирован зеленью и иллюминирован разноцветными фонариками; пускали ракеты и бенгальские огни над водой. Представления казались какой-то волшебной феерией. Стахановцы, видимо, были глубоко поражены картиной неподдельного детского счастья и радости. Ко мне подошла в конце вечера одна шахтерка и взволнованно спросила: "Скажите, неужели это дети с улицы, дети из допра?" - "Да". - "Мы просто не можем поверить! Какие внимательные, вежливые, какой порядок, дисциплина, чистота в одежде, в палатках!.. И это всё Макаренко делает?!" - "Да, он организатор и начальник". - "А как дети к нему относятся, - как к отцу!" - "Да он и есть их отец". Стахановцы уехали, взяв с нас слово, что мы в свою очередь приедем к ним на шахты. Через некоторое время организовали выезд в Сталино. Строй коммунаров в белых костюмах, вступивший с музыкой в маленький город, произвел, видимо, сильное впечатление на местных жителей. Через некоторые улицы были растянуты стяги с надписью: "Добро пожаловать, коммунары-дзержинцы". Население радостно встречало нас, многие бросали нам цветы. Встретили нас партийные и советские организации и после короткого митинга и радушного угощения отправили на машинах к шахтам. Потом все ребята захотели спуститься в шахты. Посещение шахт произвело, конечно, на коммунаров большое впечатление, и всю обратную дорогу они взволнованно делились своими наблюдениями и мыслями. Мы же, преподаватели, и с нами командиры отрядов радовались тому, что экскурсия прошла без единой шероховатости, без единого замечания Антона Семеновича. Экзамен, стало быть, выдержан.

В заключение хочу сказать несколько слов о том горячем чувстве любви и привязанности коммунаров к Антону Семеновичу, к нам, педагогам, и ко всей коммуне в целом, которое уносили в своих сердцах и своей памяти решительно все воспитанники, уходившие дальше, на широкий жизненный путь. Те из коммунаров, которые продолжали свою учебу в высших учебных заведениях, на каникулярное время приезжали в коммуну, как к себе в родной дом. Антон Семенович с любовью и интересом встречал всегда бывших питомцев и никогда не ставил себе в труд и в дальнейшем влиять устно или даже письменно, если это было нужно, на созданного им Человека в горьковском смысле слова. Мы, педагоги, с глубокой печалью расстались в 1935 году с Антоном Семеновичем, когда он оставил коммуну, так как хорошо сознавали, что лишаемся большого счастья - совместной работы с таким товарищем и руководителем, каким был Антон Семенович Макаренко.

С.256-7 Явлинский Алексей Гр. (1919-81) .. Антон Семенович всегда был непримиримым врагом такого воспитания, которое изнеживает человека .. Часто он умышленно ставил перед ребятами те или иные препятствия, намеренно подвергал их лишениям, закалял характер и волю воспитанников .. Мне очень запомнился такой случай. В 1934 году коммунары отдыхали в Святогорске. Было это на берегу Донца. Антон Семенович сидел в кругу других педагогов, недалеко от вышки для прыжков в воду. Коммунары играли в Цусимский бой. "Бой" был в самом разгаре. По ходу игры некоторых участников бросали в воду. Один из коммунаров - Ройтенберг не умел плавать и сидел на берегу, боясь принять участие в игре. Внезапно товарищи схватили его и потащили на вышку. Чтобы научить Ройтенберга плавать, они решили применить самый надежный способ - бросить в воду. Он отбивался изо всех сил, кричал, звал на помощь, но в воду его всё же бросили и тут же через две минуты вытащили с намерением бросить снова. Антон Семенович прекрасно всё видел, но делал вид, будто это его не касается. Он продолжал спокойно беседовать с педагогами и, казалось, не обращал никакого внимания на крики своего воспитанника. Конечно, Антон Семенович был уверен, что Ройтенберг утонуть не может. Ведь его окружало двести коммунаров .. Антон Семенович не считал нужным вмешиваться, он хотел, чтобы воспитанник не боялся воды, сумел преодолеть в себе этот страх. И действительно, уже к вечеру Ройтенберг овладел искусством плавания ..

Леонид Вацлович Конисевич. Нас воспитал Макаренко. Записки коммунара. Челябинск 1993.

Стр. 123-6. ПРОИСШЕСТВИЕ НА ПЕРРОНЕ

Прибыл второй эшелон. "Зацверенчали" девчата, и стало веселее. Нашу площадку обступили любопытные и зеваки. С приходом поездов их становилось больше. Больше стало и корешков с "воли", для которых толпа - самая желанная стихия. И вдруг крик - иступленный, как на пожаре: "Держи, держите его, обрезал сумочку!" И громкий плач: "Билеты, деньги, путевка! Что теперь делать, господи!" По перрону, отчаянно заламывая пальцы, бегала молодая женщина, судорожно сжимая полоску из кожи, все, что осталось от сумочки. Раздался милицейский свисток. Публика всколыхнулась, встревоженно задвигалась, не зная, куда скрылся вор. Мы поплотнее сгрудились вокруг своего имущества. И тут Семена Калабалина подхватило как боевого коня: "Хлопцы - поможем!" Молниеносное совещание, и Семенцов, Водолажский, Орлов и Швыдкий рассеялись в тревожном сборище пиджаков, шляпок, зонтиков. Потерпевшую окружили наши девчата и как могли успокаивали.

- Найдется ваша сумка, - успокаивала Люба Красная, - вот увидите, найдется! Женщина всхлипывала, безнадежно качая головой.

Праздные зеваки расходились, придерживая кошельки.

- Не зевай, Фомка, на то ярмарка! - самодовольно проворчал усатый гражданин, покидая опасную зону перрона.

За углом привокзальной постройки "Кипяток" шла негромкая беседа Калабалина с прилично одетым парнем. Несколько в стороне, как на часах, стояли Орлов и Водолажский. С другой стороны Ваня Семенцов, Троша Швыдкий и откуда-то явленный Филька обступили двух юрких пацанов. Они вырывались, пытались ускользнуть, со страхом и мольбой смотрели на парня, но конвой был надежный: в момент стремительного бегства их сцапали. Они выкручивались, царапались, кусались, и, потеряв надежду скрыться, плакали без слез и канючили: "Пустите нас, гады лягавые, шо вы нас держите!" и головами старались боднуть в живот. Толком говорить ничего не хотели.

Ваня Семенцов спокойно подбрасывая жаргонные словечки, втолковывал им, чего от них хотят, и в конце концов добился важного признания.

Они ж не знают, кто свистнул сумку, а вот тот знает. Пацан кивком головы указал на рослого парня в модной кепке, спокойно гулявшего по перрону с папиросой. Он с шиком выпускал дым колечками, не подозревая опасности.

К нему подошли сзади и взяли... под руки.

Семен Афанасьевич улыбнулся парню, как другу после долгой разлуки. Незнакомец птицей рванулся из предательской западни, но "друзья" так мило прижали локти к бокам, что брыкаться было уже бесполезно.

- Ш-ш-ш, топай тихо, пижон, не отдадим мильтонам! - прошипел Семен доверительно.

Со стороны, в людном месте, ничего подозрительного. Идут три товарища, и о чем-то беседуют.

Разговор продолжили за углом, вдали от постороннего глаза. Парень разговаривал на южном диалекте. Бежать бесполезно.

- И шо вам от миня нада?

- Ты не шокай, гад. Нам, знаешь, некогда тебя уговаривать! Пошли на хазу и пусть притащат калым. Живо!

Подошел Орлов, картинно перебрасывая финку в ладони.

Парень съежился от страшных предчувствий.

- И как вы меня раскололи! Я сделаю, шо могу, гад буду! Вы мине уже нравитесь! - он опасливо смотрел на финку.

- Это, кажется, ваше перо, милорд, - неуклюже поклонился Орлов, посылая руку за спину.

- С кем я имею разговор? - с намеком на хороший тон спросил пижон, все более изумляясь и бледнея.

Финка была в заднем кармане брюк, и как его очистили, он не знает.

- Шош ты, дура, шкары на тебе в клеточку. Чепа на калгане, а перо тю-тю! - издевался Шурка, ткнув его пальцем в лоб.

- И шо вы надо мною делаете? Я буду жаловаца! - плаксиво потянул "собеседник", но тут же получил увесистую оплеуху от Калабалина. Это было сделано неожиданно, по-хозяйски солидно.

- Так это же другое дело! - Он схватился за скулу и тут же, без игры, спросил: "Ваши условия?"

- Никаких условий. Сказали, что не выдадим и хватит!

- Крот, топай к Люське и забери ксивы. Скажи ей, шо это я говору. Понял? И одним духом, понял?

- И деньги до копейки, иначе твоего атамана в камни вроем,- добавил Семен без тени шутки.

"Крот" вывернулся из окружения и змейкой скользнул за угол. За ним бросился Филька.

- Назад!!! - гаркнул Калабалин, и Филька остолбенело врос в мостовую.

- Мы ему верим, чудак, и бегать нечего!

- Да, нечего, а если он притащит подставу! - обиделся Филька и досадливо отвернулся, двигая упрямыми бровками.

- Об чем вы говорите! - сказал взмокший пижон, помахивая вместо веера кепкой и вытянувшись в вопросительный знак.

Страсти улеглись. Сделка состоялась. Парень вынул из кармана коробку папирос "Раковский" и миролюбиво протянул компании.

- Спасибо, не курим.

- Как тебя звать?

- Шикарный.

- Тю! А по натуре?

- Шето вы мине знакомые по выгавору...

- Не кривляйся.

- Ну, Володькой миня звали...

- Родные есть?

- Фатер зубной врач в Николаеве.

- Еще кто?

- Мутер померла от тифа. - При этом на подпухшем лице скользнула печальная тень.

- Мокрушник?

- Нет, - испуганно дернулся Шикарный.

- Зачем таскаешь финку?

- Так, для шпаны, чтоб понимала.

- Ты же, гад, и враг мировой революции!

- Зачем так строго? Я достаю на жизнь!

- Тебе вкалывать на заводе нужно, ишь, бугай! Бросай малину, парень, завязывай, а то шлепнут.

Из-за угла появился Крот. Он тяжело дышал. Серое лицо покрылось пятнами. Озираясь по сторонам, он вытащил из-под спущенной рубахи черную сумочку и ткнул Шикарному.

Сумка перешла в руки Семена Афанасьевича. Он открыл ее, внимательно осмотрел содержимое. Билет, путевка, небольшая сумма денег...

- Здесь все? - спросил он Шикарного.

- Я не знаю, но гарантирую, гад буду!

- Люська сказала, все, нехай подавится! - поспешил заверить Крот, переходя за спину Семенцова.

- Пацанов не руш, слышишь? Если обидишь, найдем и на Северном Полюсе! В Антарктиде! Ну, пока, смывайся! Помни, что тебе сказано!

- А кто же вы будете? - спросил на прощание Шикарный.

- ГПУ! - через плечо бросил Семен, удаляясь.

Через несколько минут Люба Красная поставила точку в истории. Она подошла к потерпевшей, которая застыла в окаменелой позе на одной из наших корзин, и сказала: "Вот и нашлась ваша сумочка. Я же говорила, что найдется".

--

Стр.157-8 .. Летний поход. Ялта .. Девчата Макаренко идут темным вечером из кино .. В кольце местной шпаны: цапают, лапают, бьют, оскорбляют .. Жестокостью отличался верзила в модном костюме .. Вокруг местной шпаны вдруг второй круг - ребят Макаренко: отутюжили ту шпану - дай боже! "Спасите, убивают!" - "Не визжи, свинья, спой нам петушком и отпустим!" .. "Головорезы, мы еще посчитаемся" - "Хоть сейчас, если недодали!" .. Последним отпустили верзилу .. шел, выписывая ногами немыслимые крендели ..

--

Стр.222-6 .. В Сочи, как и в других местах наших путешествий, коммуна быстро снискала авторитет и уважение. Мы постоянно общались с курортниками и местными жителями. Наш лагерь был у всех на виду. О коммуне писали в местных газетах. Частыми гостями бывали фотокорреспонденты.

По вечерам выходили гулять в Приморский парк .. После душного дня здесь приятно походить по тенистым аллеям ..

В один из вечеров, в глухом углу парка, группа неизвестных парней жестоко избила рослого Дорохова. Разбили голову. Весь в крови, он едва дотащился до лагеря .. Дикое происшествие было непонятным. Стали искать причину и вскоре пришли к заключению, что это могла быть месть за местных девчонок. Да и сам Дорохов намекал на что-то в этом роде, потому что некоторые музыканты из оркестра ХЭМЗ, которых Левшаков пригласил в Кавказский поход, взрослые коммунары-выпускники завязали знакомства с местными красавицами. В наглаженных парадных костюмах, с модными прическами, рослые, сильные, они пользовались головокружительным успехом.

После Дорохова враждебные выпады не прекратились. Коммунаров встречали и в парке и в городе, неожиданно, как бы из засады. Били, издевались, обзывали трусами. Это были взрослые парни, одетые под моряков, в клешах и тельняшках. При встречах у них был численный и физический перевес. Отбивались, как могли, не жаловались, но и весь отпуск терпеть не собирались. И вот однажды после сигнала "спать" и вечернего обхода, когда в палатках наступила тишина, музыканты и два старших взвода незаметно вышли из лагеря, а точнее - проворно выползли. Дневалил Витя Богданович. Он пошел на огромный риск и задерживать "пластунов" не стал. Форма - темные рубашки и брюки - надежно маскировали. К парку шли по тропинке пляжа. Так незаметнее и ближе. Играла музыка. На танцплощадку не пробиться. Наши франты быстро отыскали своих партнерш. Танцевали, как всегда, несмотря на странную одежду.

Тем временем три взвода скрыто рассредоточились в кустах и вели наблюдение за площадкой. И вот в плотной массе танцующих что-то случилось. Послышались крики, женский визг. Наши поспешно отступали через толпу на выход. Следом выскакивали разъяренные преследователи. Все шло по плану.

На центральной аллее рядом с засадой убегающие остановились и повернулись лицом к врагу. Хулиганы, предвкушая легкую добычу, как в угаре, бросились на горстку смельчаков. И тут из укрытий выступили наши главные силы. Усыпанная крупным песком аллея обеспечивала идеальную устойчивость, и все же удары валили с ног. Но и к "морякам" собиралось под крепление.

Дрались в молчаливом упорстве. Ни одна из сторон не отступала. В жарком азарте мы не заметили, как между нами возникли маленькие фигурки пацанов из четвертого взвода.

Котляры, Фильки, Гришки, очертя голову бросались в ноги и ловкими захватами валили парней наземь. Мы начали теснить хулиганов. Но тут послышались милицейские свистки.

- Братва, рви когти! - зычно крикнул кто-то из "моряков". Все бросились вниз, к пляжу. Мы бежали тоже, понимая, что в этой ситуации не позорно бежать и победителям. У ворот лагеря наше потрепанное воинство встретила часовая Тамара Мороз, сменившая Богдановича. Она была в курсе дел, и мы беспрепятственно растаяли в своих палатках.

В штабе горела лампочка. Антон Семенович печатал. В ночной тишине стук клавишей был хорошо слышен. Наши сердца тоже громко стучали, но, к счастью, неслышно для Антона.

Свежее, умытое ночным дождем утро не радовало. Улеглись буйные страсти ночного приключения. Им на смену пришли раздумья. Что же было? Возврат к улице, шаги в прошлое, в эпоху кулачных боев: улица на улицу, слобода на слободу? Искали оправдания. Вспоминали обиды: разбитая голова Дорохова, призывы бить "коммунию".

Наивно было рассчитывать, что наш уход из лагеря и бегство от милиции останутся неизвестными. Думал ли кто-нибудь всерьез, что такое вообще можно скрыть от Антона? С самого раннего утра мы принимали на пляже поздравления горожан и отдыхающих: "Наконец-то проучили хулиганов!". Но мы чувствовали себя виноватыми. Так повелось, что вину всегда брали на себя.

В самом деле, почему с самого начала не рассказали обо всем Антону Семеновичу? Ложное чувство стыда удерживало нас от признания, как нам казалось, своей беспомощности? Ведь и так при всем благополучии коммуны ему изрядно доставалось за нас от известных и нам "олимпийцев". Выходит, не все и не всех "перековал" Макаренко?

Издержки ночной стычки - ссадины, "фонари", припухшие губы, пятна на щеках усердно замывали морской водой. Радужная гамма обнаружилась лишь на лице Севки Шмыгалева. Его припудрили и на людях не показывали.

Громкий сигнал "общий сбор" с лагерного взгорья трубили три корнета. В их звуках слышались тревожные нотки.

- Кажется, началось! - толкнуло щемящее предчувствие.

В лагерь бежали с пляжа, с лодок, из парка, дежурные по столовой. Как по тревоге, занимали места в строю. Антон Семенович недовольно встречал опоздавших. На скамейках музыкантов сидели "гости". С полувзгляда узнали ночных "друзей". Они и выглядели инвалидной командой с больничных коек. Подвешенные на бинтах руки, пластырные наклейки, перевязки, вздутые скулы, заплывшие глаза, раскраска йодом и зеленкой - все рассчитано напоказ и объясняло причину визита. От них тянуло запахом лекарств.

Строй вытянулся в предгрозовой тишине.

Маленький Севка спрятался за широкой спиной басиста Ковалевского и смотрел не мигая, одним незаплывшим глазом.

Антон Семенович прошел вдоль строя, как бы пристально изучая его и остановился посредине.

- Мне кажется, дорогие курортники, что пора нам кончать отпуск. Вы настолько поправились и окрепли, что не знаете, куда девать силу. Вчера избили группу граждан. Завтра станете вырывать деревья. Боюсь, что одичаете.

Он сделал жест в сторону пострадавших и добавил: "Будете оправдываться?"

Пострадавшие злорадно уставились на строй.

- Можно мне сказать, Антон Семенович? - выступил из строя Володя Козырь.

- Говори, - недобро отозвался Макаренко.

- Я скажу, что это не граждане, а шпана. Мы никого не трогали. За что они покалечили Дорохова? Вы не знаете? Кто побил Скребнева, Шатаева, Стреляного? Они! Кто издевался над пацанами? Они! Кто обзывал дрейфунами и собирался напасть на лагерь? Они и до нас боговали, били пионеров. Думали, что и с нами так будет. Ну и... Смотреть на них стыдно. Дядьки, а раскисли. Но у Вас, Антон Семенович, мы просим прощения. Мы все понимаем. Поверьте.

Володя запнулся от волнения и умолк.

- Алексюк, ты тоже участвовал? - спросил Антон Семенович, прервав хрипловатым голосом тягостную паузу.

Из строя выскочил десятилетний Ленька, флажконосец, доверенный работник штаба, наш общий любимец, и одним духом выпалил: "Они кулаки, Антон Семенович. Обзывали сявками и звали бить коммунию. Я таких всегда буду бить. Я их не боюсь".

- Гляди, герой какой?! - протяжно-лениво пробасил перевязанный громила. Презрительная гримаса у него не вышла; лицо и так походило на раздавленный блин. С нами были два уполномоченных милиции. Они подошли к Антону Семеновичу, что-то тихо сказали и направились к жалобщикам:

- А ну-ка, голуба, ступайте с нами.

От такого поворота события опешили все: и мы, и жалобщики. Наконец, кто-то из побитых опомнился: "В чем дело? Мы же мириться пришли!"

- Разберемся, а пока давайте в машину.

На улице, за оградой стоял крытый фургон.

Наше искреннее раскаяние, коллективное ощущение вины должно быть, тронуло Антона Семеновича. Редкий случай - не привел в исполнение свой приговор. В Харьков мы не поехали. Остались отдыхать. Но несколько дней ходили так, как будто самих побили. Но на танцплощадке был установлен прочный мир. Наши кавалеры без оглядки кружились в вальсе с сочинскими примадоннами ..

ZT. О похожей истории (драке в Ялте) смотри в http://zt1.narod.ru/j_m.htm/#drk.

Стр.229 .. Время неумолимо приближало отъезд. С каждым днем становилось больше и больше друзей. В лагерь ходили группами и поодиночке. Зачастили экскурсионные группы, знакомились с нашим бытом, восхищались порядком, организацией.

К нашему удивлению, стали заглядывать и "моряки", предложили дружбу и пригласили на футбольное поле. (ZT. Предваряющие меры к такой смычке А.С. Макаренко надо было бы сделать заранее, - это бы, возможно, предотвратило драку). Мы не стали артачиться. Футбольный матч для города-курорта - не малое событие. Скромное футбольное поле, в окружении трех рядов деревянных скамеек, привлекло массу болельщиков. Не хватало мест .. Встреча с "моряками" проходила в упорной борьбе. Фактически против нас играла сборная города, укомплектованная взрослыми опытными футболистами .. Матч закончился со счетом 3:2 в нашу пользу. Пацаны выскочили на поле и вместе с другими зрителями начали качать победителей. Смущенные "моряки" дружески жали нам руки ..


Одна из малых "Педагогических поэм", фрагмент из:
http://zt1.narod.ru/d-d-sssr.htm
Малые "Педагогические поэмы". Изумительные работники симпатичных советских детских домов щедро делятся своим опытом.

ИЗ ОПЫТА УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ В ДЕТСКИХ ДОМАХ. М.1951.

.. Юные алупчане встретили наших детей очень недружелюбно .. Враждующие партии решили встретиться вечером и помериться силами .. Место — дальний угол двора детского дома.

.. Человек 20—30 рослых парней и подростков плотным кольцом окружили дом ..

.. От исхода этого вечера зависело будущее наших детей в Алупке, их спокойствие, благополучие .. Срочно был созван детский совет ..

— Что вы делаете? К чему приведёт ваша глупая затея? Разбитые носы, окровавленные рубашки, синяки и царапины на лицах, помятые и злые физиономии — как вы завтра пойдёте через всю Алупку в школу? Десяток пап и мам прибегут в детский дом с воплями, что здесь живут хулиганы, драчуны, и пойдёт о вас молва, как о диком зверинце, которого нужно бояться, которому не место быть здесь. Кто дал вам право предавать весь детский дом? Кто дал вам право не думать о коллективе, о своих младших братьях и сестрах?

— Они первые начали. А нам что, молчать?

— Если вы сильные, если вы храбрые, если вы умные, — сумейте, не уронив своей чести, гордости, достоинства, укротить ваших "врагов", покажите им всю ничтожность их "подвига". Без драк, кровопролитий покажите им, что вы сильнее, организованнее и разумнее их.

— А как это сделать?

Только этого ответа мы и добивались. На первых порах нужно было переключить их мысли с нелепой драки на новую, более трудную задачу. Быстро знакомим их с планом действий. Дети поняли что главное от них требуется, — выдержка, такт, вежливость ..

Уверенная в поддержке детей, но не без волнения выхожу во двор.

..

— Эй! Кто здесь посмелее, выходите на свет!

Молчание.

— Пришли драться, а сами, как тараканы, по щелям разбежались? Вояки!

Показались одна, две, четыре тени. Подходят. Руки в карманы, шапки сдвинуты на бок.

— Вы нам не нужны. Деток своих попрятали?

— А вы-то как раз нам нужны. Кто из вас главный?

Рослый парень с симпатичным, открытым лицом произнёс:

— Я главный, а что?

— Прошу зайти ко мне в кабинет.

Мнётся, оглядывается по сторонам, ищет поддержку у товарищей. К нему присоединяется ещё двое.

Веду их в корпус.

Мои спутники впервые пришли в детский дом; их поразил порядок, свет, тепло, чистота.

Но руки у них по-прежнему в кармане, шапки лихо сдвинуты, на губах нехорошая, вызывающая улыбка.

Наши дети встречают пришельцев неожиданным "здравствуйте".

В кабинете решили удивить их любезностью. Вежливо предлагаю им стулья, даже слегка придвигаю их. Двое развязно садятся, не снимая фуражек, руки в карманах.

Представляюсь им. Лёгкое замешательство.

— Товарищи, мне нужно говорить с вами, но я не знаю, кто вы. Назовитесь. (Говорят заведомо вымышленные имена.) У нас в доме мальчики не держат рук в кармане и не сидят перед старшими в фуражках. А как у вас в школе?

— У нас тоже.

— Так в чём же дело?

Смущённо вынимают руки из карманов и снимают фуражки. Начинаем разговор. Игнорируем цель их прихода, хотя даём понять, что знаем о ней. Входит кое-кто из наших ребят.

Спрашиваем, знают ли они, кто живёт в доме, почему эти дети здесь. Попутно выясняем, что у двух из них отцы погибли на войне, один — при защите Севастополя, другой — на Висле. Говорим о том, как родина заботится о детях-сиротах. Сетуем на трудности, жалуемся, что дети не справляются со своей работой.

А между тем комната заполняется нашими ребятами, постепенно все втягиваются в разговор. Мимоходом узнаём, как сдано дежурство, заготовлены ли на завтра дрова, все ли приготовили уроки, какую книжку читают мальчики.

Гости слушают ответы ребят и проникаются уважением к организации их жизни.

— Вот так-то мы и живём. Рук не хватает, а помочь некому, — заключаю я.

— Что надо сделать?

— Завтра мы едем в лес, за дровами. Поможете грузить?

— Поможем. Когда приходить?

— В шесть утра.

— Есть!

Гурьбой повели их по спальням, показали дом. А когда вышли на крыльцо, ожидавшие нас "враги" недоумевали, кто-то закричал: "Ага, сдрейфили!", кто-то хихикнул, но "парламентёры" прикрикнули на них и, отойдя на середину двора, собрали их всех вокруг себя.

На следующее утро 11 учеников Алупкинской школы отправились с нами в лес.

Мальчики-школьники и наши мальчики стали друзьями. Они ездили вместе в лес, копали землю в саду, белили заборы. Они устраивали соревнования ..

"Учительская газета" 12.09.1989 [фрагменты из публикации].

Ф. НАУМЕНКО, Н. ОКСА [город Львов]. - ДОНОС, или Почему закрыли коммуну им. Ф. Дзержинского. Не простые отношения сложились у Антона Семеновича Макаренко с начальником коммуны имени Ф. Дзержинского В. Берманом. В Харьков Вениамин Соломонович прибыл из Славянска и о коммунарах мыслил, как бывший начальник городского отделения милиции. Педагогика же была для него столь неведома, как и астрономия. Если для Макаренко коммуна была смыслом жизни, то Бермана интересовали только два коммунарских завода, и саму коммуну он рассматривал как придаток к ним. Если в каждом обездоленном подростке Антон Семенович видел человека, то в представлении Вениамина Соломоновича все коммунары были преступниками (ZT. Это не так, - см. ниже). Для начальника главное было производственные здания, а для Макаренко главным были дети. При господствовавшей штурмовщине Берман, не считаясь с логикой педагогической работы, срывал воспитанников для ликвидации прорывов, внося дезорганизацию в жизнь коммуны ..

05 сентября 1936 года А.С. Макаренко, будучи уже помощником начальника отдела трудколоний НКВД Украины в Киеве, приехал в Харьков, чтобы принять участие в празднике по случаю очередного выпуска воспитанников коммуны им. Дзержинского. Обращение Макаренко к коммунарам-выпускникам в тот же день было рассмотрено на закрытом заседании партийной ячейки коммуны им. Дзержинского. На основе решений партячейки ее секретарь Огий 07 сентября 1936 года написал письмо секретарю парткома НКВД Украины Крауклису. В нем среди прочего говорилось, что Макаренко, "касаясь отношения коммунаров к оппозиции", "выразился" перед рабочими, коммунарами, инженерами и управляющим персоналом - а это около тысячи человек - "буквально следующим образом: "Все мы работаем под руководством партии и товарища Сталина. И если товарищ Сталин сделает хоть тысячу ошибок, а один, имя которого не хочу называть, поведет вас по правильной дороге, то все же надо идти за товарищем Сталиным".

--

[ О В.С. Бермане ищи в статье Гётца Хиллига http://www.portalus.ru/modules/shkola/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1192627612&archive=1196815384&start_from=&ucat=& ].

ZT. Из былых бумаг выпускника Коммуны им. Дзержинского Ивана Игнатовича Яценко. Ниже публикуемые 4 машинописных листка не помню в каком году отдала мне его дочь - Галина Ивановна. Она нашла эти листки лишь через год после смерти Ивана Игнатовича, а до этого ничего о них не знала и от отца ничего о них и об их содержании не слышала.

Сам Иван Игнатович при прежних наших с ним беседах никогда об этих листках не упоминал.

Четыре машинописные странички, без "выходных данных", то есть без даты, без подписи, без указания адреса и фамилии, без конверта.

В гостях у Вениамина Соломоновича Бермана.

Рассказ учителя школы-интерната N 2 (ZT. ? какого населенного пункта ? не указано) Радия Исааковича (ZT. фамилия не указана).

Летом 1956 года я отправился в Харьков, где у меня есть родные, с тем, чтобы повидать бывших колонистов и коммунаров Антона Семеновича Макаренко, произведения которого произвели на меня неизгладимое впечатление. Первым делом в Харькове я пошел в Гороно для розысков интересовавших меня адресов. И сразу же пришел в недоумение. В Гороно мне не смогли дать никаких сведений, и, что меня тоже немало удивило, почувствовалось полное отсутствие интереса к Макаренко, там даже удивились, почему я так заинтересовался личностью Макаренко.

Когда в Гороно все же убедились, что я все же настаиваю на сообщении мне сведений о тех, кто знал Макаренко, меня направили в Облоно. Здесь заведующим сектором детдомов был некий Сердюк.

Когда я высказал свою просьбу, я точь-в-точь встретил тот же прием, что и в гороно, то же недоумение, та же скрытая враждебность и то же ханжество. С одной стороны цитаты из Макаренко в докладах, на конференциях, стенограммах, которые мне дали по моей просьбе, с другой стороны не считали нужным скрывать неприязненные взгляды при одном упоминании имени Макаренко. Через пять минут мне тов. Сердюк уже предлагал познакомиться с харьковскими детдомами, которые по мнению Сердюка были не менее интересны, чем коммуна им. Дзержинского.

К счастью мой дядя в Харькове был знаком с работником завода N 211 (ZT. вернее - N 711 ?). Этот работник посоветовал мне сходить в завком завода. В завкоме выслушали мою просьбу, сказали, что в заводе работает начальником цеха бывший коммунар Землянский, но на лице работницы завкома появилась насмешливая улыбка, когда я попросил устроить мне свидание с Землянским. Беседа с Землянским длилась не более семи минут. Землянский меня сильно разочаровал, я никак не мог себе представить, что это тот самый человек, которому Макаренко во "Флагах на башнях" поставил такой замечательный памятник. Землянский сказал мне, что завод сейчас выполняет срочное задание, поэтому он со мною не может много говорить, но все же он предложил мне подождать, когда кончится рабочий день, ждать осталось около часу, с тем чтобы мне сделать дальнейшее сообщение о Макаренко по дороге домой. Когда он вышел, мне работница завкома предложила позвонить по телефону к бывшему директору завода тов. Берману Вениамину Соломоновичу, который знал Коммуну и принял ее после ухода Макаренко. Я позвонил, и тов. Берман выразил по телефону согласие на встречу и предложил мне притти к нему через час.

Он сам мне открыл дверь. Это был старик за 60 лет, не бодрый уже, крупный, полный, но не очень. Залаяли два мопсика, и вскоре я оказался в его кабинете, небольшом, но с претензией на уют. На полу была разложена шкура белого медведя, на ней огромная раковина, величиной с небольшой стол, по трем стенам шли стеллажи с рядами книг, на столе была открыта Энеида Виргилия. Кругом на разных столиках были разложены всевозможные сувениры и подарки - от заводов, как мне пояснил хозяин. Нельзя было сказать, чтобы в кабинете был идеальный порядок.

Первое слово Бермана была цитата из Пушкина:

- Тьмы горьких истин нам дороже нас возвышающий обман. Я не совсем уверен, что слова Пушкина передаю совсем верно. Затем Берман меня спросил, как ему говорить, откровенно или ... ?

Я, конечно, попросил, хотя и был удивлен такому началу беседы, говорить со мною откровенно, и Берман начал. Говорил он с большой эрудицией, причем фразы и общее изложение было нацелено на максимальную убедительность. Сказал он приблизительно так, причем за достоверность моего рассказа сейчас могу поручиться, так как излагаю содержание сообщения Бермана не впервые, и у меня отстоялись в памяти даже многие из его высказываний дословно.

Я, - так начал Берман, - старый чекист. Принял я завод N 211 во второй половине 1935 года. Руководили к тому времени Коммуной крупные работники ГПУ. Макаренко играл в Коммуне скромную роль, совсем не так, как написано во "Флагах на башнях". О самом Макаренко могу сказать, что был он очень умный человек, своеобразный, со своими идеями, среди которых было немало идей фикс, любил он и выпить, его совет командиров плясал под его дудку, но Коммуна производила сильное впечатление, она была как бы дежурным местом, куда приводили делегации, и впечатление получалось от Коммуны громадное, тут был и хор и оркестр, и когда гостям говорили, что это поют и играют Чайковского и Бетховена бывшие правонарушители, то гости были в восхищении. Но на самом деле правонарушителей было немного, в Коммуну крупные люди отдавали своих детей, так как там было очень хорошо.

Не даром Берия, когда ему преподнесли фотоаппарат ФЭД и сказали, что это работа правонарушителей, ответил:

- Бросьте голову морочить.

Много было и неправильных линий у Макаренко, работа его в Коммуне носила даже несколько анархический характер.

Между тем завод рос и приобретал общегосударственное значение, стал он и оборонным заводом. На заводе выполнялись заказы военного значения, в частности по части артиллерии, - завод перерос Коммуну. Коммуна стала обузой для завода. Коммунары работали только 4 часа, а завод работал круглые сутки и приходилось приглашать вольнонаемных; коммунары иногда снимались с работы, участвуя в хоре, в оркестре, в драмкружке, а завод выполнял в это время самые срочные задания, и все больше коммунары становились ненадежной рабсилой. На заводе вопреки устава существовали две комсомольские организации - коммунаров и вольнонаемных рабочих. Коммунарам казалось, что весь мир разделен на две неравные части, Коммуна и все остальное окружение, появился у них и нездоровый дух клановости. Даже одеты они были иначе, не так, как остальные семейные рабочие, коммунары имели золотые часы и коверкотовые клеши, чего, конечно, не могли себе позволить остальные рабочие, и эта обеспеченность, привычка к роскоши приводила иногда к трагедии среди коммунаров, когда они выходили в жизнь, даже к самоубийству, случаи которых были не единичны.

Между тем существовало правительственное положение, согласно которому в Коммуне должны были находиться коммунары не старше 16-ти лет, а они не хотели уходить из коммуны, когда выходил их срок, потому что жили в коммуне как во дворце. Они боялись выйти в жизнь. Помню, как-то пришла ко мне в служебный кабинет коммунарка, уже великовозрастная, и стала требовать, чтобы ее отпустили в Крым, она себя чувствует плохо, а на мой вопрос, что с нею, стала на меня кричать, почему это ей не верят на слово, и тут же пришел рабочий, который действительно нуждался в отпуске по болезни. Рабочего я удовлетворил, а девицу пришлось выгнать из кабинета.

А.С. Макаренко т.3 (Пед. поэма) М.1984, гл. Сортовые семена .. Наши воспитатели .. всегда были на месте минута в минуту, всегда были деятельны и ВОСПРИИМЧИВЫ (ZT. деятельно бдительны!) К КАЖДОМУ НЕВЕРНОМУ ТОНУ В КОЛОНИИ (с.127).

ZT. В организации воспитывающего учреждения и в организации воспитывающей семьи нужны режиссерские способности, и прежде всего нужен режиссерский слух (сравни – музыкальный слух) на уровне знаменитого "Не верю!" К.С. Станиславского.

Плохие воспитатели на 90% плохи от того, что они - плохие режиссеры, - не имеют режиссерского слуха, не ловят и не вмешиваются в фальши тонов, о чем у Макаренко выше.

Деятельность для сохранения всех аспектов так сказать букета правильных тонов, - в этом суть и макаренковского ведения учреждения и макаренковского ведения семьи.

А вот начальники над А.С. Макаренко, - члены правления Коммуны им. Дзержинского, - уровня, к примеру, В.С. Бермана, - плевали на такие «мелочи», и на глазах А.С.М губили его детище.

ZT. Ещё раз. - В организации воспитывающего учреждения (его коллектива) и в организации воспитывающей семьи (её коллектива) нужны режиссерские способности, и прежде всего нужен режиссерский слух (сравни - музыкальный слух) на уровне знаменитого "Не верю!" К.С. Станиславского. Плохие воспитатели на 90% плохи от того, что они - плохие режиссеры, - не имеют режиссерского слуха, не ловят и не вмешиваются в фальши тонов, о чем у Макаренко выше. Поддавшись с-л-соловейчиковской по роду вредоносной (в отношении коллективов) пропаганде Иисуса Иосифовича Христа "Не судите" (то же, опять же - в отношении коллективов, - и у Идиота Идиотовича Сухомлинского) плохие воспитатели не бьют в колокол на общем собрании в отношении ноток злобства, намечающихся в коллективе ("У нас творится чёрт знает что!"): и коллектив с фатальной неизбежностью начинает гнить и разлагаться. Деятельность для сохранения всех аспектов так сказать букета правильных тонов с а) острыми обсуждениями и б) с острыми осуждениями персон, вводящих в коллектив нотки жлобства, - в этом одна из сутей макаренковского ведения учреждения. А выступающих против таких обсуждений и указанных резких осуждений Идиотов Идиотовичей Сухомлинских = Кретино-Кретиновичей С-соловейчиков - надо навечно остракировать из педагогики...

Берман продолжает. - Итак, коммунары превратились в самодовольную касту, зажиревшую, не думающую о других, командиры вели себя как атаманы, были, конечно, и случаи, когда старшие избивали слабых. Вот так коммуна стала наростом на заводе, стала тормозом, Ежов ее и закрыл.

Когда началась война, завод эвакуировался в Сибирь. Во время войны завод работал безупречно, всегда выполнял программу. Много за годы войны я получил наград, но все же в 1951-ом году со мной перестали считаться, и я подал заявление об уходе. Много я пережил горьких минут, не ожидал я и того, что никто из друзей не высказал сожаление о моем уходе.

Да, воспитывать детей не надо так, как это делал Макаренко, их надо воспитывать по Некрасову в любви к народу, помнить народ.

Беседа продолжалась полтора часа, и не раз Берман казался во время беседы взволнованным.

[Конец 4-х листков]

ZT. У меня остались лишь ксерокопии листков от Галины Ивановны Яценко, а сами листки (в оригинале) я послал или в Н. Новгород А.А. Фролову, или в Москву на Поклонную 16, не помню. Скорее всего машинопись ее автором была послана не одному И.И. Яценко, и может быть на Поклонной 16 есть копия и с конвертом отправителя?

О Берман В.С. ищи в http://www.science-techno.ru/nt/article/istoriya-kharkovskogo-zavoda.

Берман: .. Но на самом деле правонарушителей было немного, в Коммуну крупные люди отдавали своих детей, так как там было очень хорошо.

--

Антон Семенович Макаренко брату Виталию Семеновичу: "...Я не могу тебе писать ничего другого, кроме описания наших ребят и наших поросят. Ребята, по существу, не очень отличаются от учеников, которых мы имели в Крюковском училище..."

--

Не даром Берия, когда ему преподнесли фотоаппарат ФЭД и сказали, что это работа правонарушителей, ответил: - Бросьте голову морочить.

Много было и неправильных линий у Макаренко, работа его в Коммуне носила даже несколько анархический характер.

--

А.С. МАКАРЕНКО -- М.М. БУКШПАНУ август 1932.

Дорогой Михаил Маркович!

Простите, что пишу карандашом, мы в походе и еще не устроились, стараюсь как можно разборчивее.

... КОММУНА ТЕРЯЕТ И СВОЕ ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ И СВОЮ ВОСПИТАТЕЛЬНУЮ СИЛУ И УЖЕ НЕ МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ОСОБЕННЫЙ УСПЕХ В ТРУДНЫХ СЛУЧАЯХ.

Я ЭТО МОГ БЫ ПРЕДСКАЗАТЬ ЗАРАНЕЕ И МОГ БЫ ЭТО ДОКАЗАТЬ ТЕОРЕТИЧЕСКИ, НО ВЕДЬ ДОСТАТОЧНО И ФАКТОВ. С такими, как Токаренко, Белостоцкий, Лазарев, Жуков, Яковлев, можно справиться только при помощи самого энергичного поднятия культурного уровня и обязательно на фоне действенного, полного достоинства и уверенности коллектива.

По отношению к воспитательной работе коллектива мы сейчас поступаем прямо самоубийственно и очень быстро скатываемся на позиции Болшева и Прилук,

совершенно безграмотные с точки зрения воспитательной логики.

--

[Гётц Хиллиг, составитель] Переписка А.С. Макаренко с женой. т. 1-2 М.1994-5. А.С. Макаренко жене 26 сент 1933 г. Сижу и звоню Горькому, как мы с ним условились. Его телефон все время занят. Звоню из своего номера - у меня телефон, видишь? Поджилки, черт их подрал, реагируют на приближающееся решение судьбы "Педагогической поэмы" сильнее, чем ее автор. Я почти уверен, что Горький произнесет что-нибудь маловыразительное и уклончивое, если просто не разругает. Книга эта не в его современном духе - ему понадобятся описания всяких духовных прыжков, вроде как в "Республике Шкид" .. Дозвонился .. Крючков .. Ну, я так и знал. Если бы ему [Горькому] книга понравилась, наверное, просто назначил бы мне свидание, а раз дело ограничивается письмом, значит можно, собственно говоря, и не заходить .. Всю эту историю я уже расцениваю как неудачу. Последнее, на что я рассчитывал от Горького, как будто рушится. Ну и черт с ним. Значит, придется действовать без него. С удовольствием сейчас возвратил бы ему пять тысяч. Хуже всего, что в значительной мере отбивает у меня охоту писать, в частности писать пьесу. Духом падать все же не надо. Никто не знает, что к лучшему, и никто не знает, где его нагонит удача ..

--

Комментарии на стр. 280-81. М. Горький в письме 28 марта 1927 г. рекомендовал А.С. Макаренко прочитать книгу Л. Пантелеева и Г. Белых "Республика Шкид". В ответном письме А.С. не высказал своего мнения по поводу данного произведения (восьмитомник, т.1 с. 240-42). Но после смерти Горького он критически отзывался об этой книге (т.7 с. 33-37, 58).

ZT. Ищи в файле http://zt1.narod.ru/viknksor.htm “Правда” 30.03.1927 с.7 = “На путях к новой школе” 1927,4 с.158-9. Публикации практически идентичные, приводится по журналу. - "ВОСКРЕСШАЯ БУРСА" (Н.К. Крупская о ШКИД).

--

Продолжение из Макаренко.

.. Скатываемся на позиции Болшева и Прилук,

совершенно безграмотные с точки зрения воспитательной логики.

--

Имеются в виду две известные колонии ГПУ. Особенно знаменита была Болшевская колония для правонарушителей под Москвой. [_141090_ Болшево, ныне Королеы ?, Московской обл.]. А.М. Горький уделял Болшевской колонии- конгломерату куда большее внимание, чем учреждениям Макаренко, восхищался Болшевской, как помнится, громадой, и написал о ней довольно большой, сухой и переполненный цифрами очерк. - Горький М. "Дет дом" БАН I.242 1931,7, с.7 и дале. Документальный очерк о Болшевской труд-колонии ОГПУ. Руководители: Генрих Григорьевич Ягода (1891-1938), Матв. Погребинский, А. Шанин. Макаренко бесконечно (про себя и в письмах к жене) возмущался отмеченным еще Маяковским мещанством в Горьком, - то умилится до слез "Республикой ШКИД", то очаруется ограниченным Болшевым ...

--

М.С. Погребинский - человек-легенда, прототип киногероя Сергеева (артист Н. Баталов) из фильма "Путевка в жизнь", в основу сюжета которого была положена история Болшевской и Люберецкой трудкоммун. ZT. К ТЕМЕ БОЛШЕВО ОТНОСЯТСЯ И ВСЕ НАЕЗДЫ А.С. МАКАРЕНКО НА "Путевку в жизнь" (ФИЛЬМ).

--

Погребинский Матвей Самойлович 1896-1937, - ищи его работы.

--

Переписка Макаренко с женой, т.2 М.1995 Макаренко жене 20.10.1932 .. Все торжествуем. Сейчас перевыбираем горсовет, отмечаем это важное событие митингами, агитпоходами и музыкой. Приступили уже к подготовке к пятнадцатилетию, тоже хлопот по уши. Затруднили в коммуне положение с выпускниками, у Правления новая завирательная идея, выселить их в какое-нибудь общежитие и заставить их жить исключительно на свои средства. Кажется, дело приходит к тому, что они все бросают институт. Руководит всем этим безобразием одно глубокое убеждение: это не такие дети, как МОИ, это беспризорные. Обыкновенное хамство .. (с.164).

27.10.1932 .. Почему-то в последние дни стало трудно в коммуне, болеют преподаватели, не ладится на заводе, все злые, нервные и порят глупости. Наши члены Правления по обыкновению блещут завирательными идеями и портят дело буквально каждом шагу .. (с.169).

28.10.1932 .. Книгу понемножку пишу, и страшно на себя злюсь. Какой я все-таки дурацкий человек. Я специально приспособлен к тому, чтобы меня потребляли. Вот сейчас почти круглые сутки вожусь со всякими черными пустяками: столовая, спальни, вешалка, обувь, подготовка к юбилеям, стенгазета, журнал, кружок, целый день в мелочах, которые только потому делаю, что другие не умеют или не хотят. И все это в большинстве пустяки или совсем ненужные бесполезные или вредные дела. А с книгой? Когда я ее пишу, у меня голова лопается от обилия мысли от материала страшно для всех нужного, но на это я могу истратить только полчаса в день. Все это непроходимая глупость и почти преступление. И глупость оттого, что в каждой мелочи хочу быть честным, потому что не могу выносить чего-то недоделанного, чего-то требующего работы. И получается: вокруг меня расставлены широко раззявленные жадные рты потребителей, и я в каждый рот стараюсь влезть, чтобы меня скорее проглотили. А вокруг на моем же деле собралось всяких проходимцев и дармоедов, которые на моей же работе живут припеваючи, хоть и бесполезно .. (с.171).

04.11.1932 .. У нас невыносимая горячка. Букшпан затеял выставку на весь тихий клуб, а ничего нет, ни дикта, ни материи, ни гвоздей. Да и работать никто не хочет, все распоряжаются и высказывают мнения.

Праздник идет трудный. Коммунары оборванные, персонал расстроен выдачей праздничного пайка. Там и пайка того не много, но порция достаточная, чтобы одних замучить завистью, других неловкостью.

С Судаковым начинаю ссориться. Он постепенно начал расходиться, и о каждом пустяке требует рапорт. Дело в том, что ему страшно нравится писать резолюции на углышках. Вчера в приказе он перечеркнул распоряжение, проведенное мною через Бюро комсомола, Сов.командиров и общее собрание, и написал: “Пересмотреть и доложить мне”. И я, и Волчек, и Швед отказались пересматривать. А я подал ему еще один рапорт, в котором написал, что если ему хочется проводить свои педагогические взгляды, пусть остается на общем собрании, а я такого перечеркивания допустить не могу и поэтому прошу подыскивать на мое место более послушного человека. Сегодня мы молчали. Надоело. Вчера до того обозлился, что хотел сегодня не выйти на работу. Сегодня вечером он снова уверял меня, что это все недоразумение, что мне предоставлена полная свобода. С ним говорить об этом не стоит, слишком он все таки малообразован.

Тут даже дело не в Судакове. Вся стихия коммуны становится иная. Дело, может быть, решается в пустяке. Я слишком много времени трачу непростительно, просто не успеваешь сделать все, что нужно. Это очень много значит, оказывается. Коммуна в своем качестве должна обязательно падать, и нужно поэтому уходить.

Все-таки, Лисичка, ты не думай, что у нас какая-нибудь трагедия, все хорошо, у меня прекрасное настроение, и все будет хорошо. Вероятно, самое худшее то, что со дня Твоего отъезда я ни разу не брился. Нужно хоть завтра управиться .. (с.173-4).

08.11.1932 .. В коммуне что же? Сейчас все почему-то передо мной ходят на ласковых лапках. Судаков вчера целый день убеждал меня, что ты должна обязательно взять работу с девочками. А вчера вечером Броневой откровенничал и все торопит со вступлением в партию. Чем это можно объяснить? Может быть, появлением моей книги, которою, между прочим, все здесь очень взбудоражены, теперь уже и во вторую верят. А может быть, и не этим: Броневой все-таки строится. Уже через две недели приступят к постройке нового завода фотоаппаратов. Коммуна на 650 челов. и тому подобное. / А пока что отопления нет, и не знают, чем эта отопительная история кончится .. (с.178).

11.11.1932 .. У нас в коммуне каша самая настоящая. Удивительное дело, со мной сейчас невыносимо хорошо обращаются и говорят комплименты, но в самом деле столько трещин, что уже не успеваю их замазывать. / Самое главное, чтобы Лисичка приехала домой здоровая и чтобы мы могли ее встретить теплом и уютом. Отопление обещают через десять дней, но в то же время говорят, что Деля нужно выгнать. Это значит, что отопление через десять дней и через тридцать дней не будет .. (с.182).

13.11.1932 .. У нас все по-прежнему, готовимся к пятилетнему юбилею, и я всеми силами сопротивляюсь, чтобы меня не премировали часами. Всякая дармоедная публика, набежавшая на коммуну, именно так и хочет меня премировать: дать мне никуда негодные часы, стоящие 80 рублей. / Спасибо, Солнышки, за твои замечательные письма, только ты иногда там такое пишешь, что мне, дрессировщику, стыдно читать, - это особенно о моей любви к тебе как к женщине, ну, как это можно писать такие глупости и представляться, будто ты ничего не видишь. / Это Макаренко стал стар и стал уставать от всякой житейской черной работы, и ему от этого уже достаточно стыдно. Иногда даже стыдно думать, что ломовая лошадь может любить женщину. То освобождение, о котором я мечтаю, это прежде всего должно быть освобождение меня для жизни, значит для тебя, если вдуматься в мою теперешнюю жизнь, то может стать только стыдно. / Вот и сейчас у меня все дрожит от неуправки оттого, что не знаешь, за что хвататься. А кругом я вижу лентяев, дармоедов и мошенников, которые не спеша пожирают то, что делаю я, и за это хотят меня премировать часами. Если на таком фоне рисовать любовь к женщине, то получается именно стыдно. Я думаю, что ты это очень хорошо понимаешь. / Будь радостна, моя ласковая, красивая Лисичка, будь здорова. / Твой А (с.183).

19.08.1933 .. Сейчас только был Броневой. Он уже не настаивает на отпуске с 1 окт., а согласен на 5 сентября с тем, чтобы рабфак был пущен. С отпуском, конечно, уладится. Уладится и остальное. / В Сахновщинском районе не убрано 30 тысяч гектаров, сегодня посылаем 50 коммунаров на работу, сейчас горячка. Выталкиваем выпускников, принимаем новых 50 человек, снова горячка. Кругом одни горячки - по какой логике они сделались необходимыми? / То и дело открываются двери, и ко мне заглядывают какие-то новые люди. Все они работают в коммуне, все с портфелями, черт его знает, откуда их столько набралось. Я никак не могу запомнить названий их должностей. Одно к одному. / Самое главное, Лисичка, поправляйся и будь покойна. Спасибо, что любишь Макаренко, остается тайной, как можно любить эту старую собаку. А что я тебя люблю, то слишком очевидно и слишком тому много доказательств. / Настроение у меня сейчас боевое, хотя и напряженное. В Москве хочу обязательно восстановить пьесу, но я думаю, что и отдохнуть успею. Всякая работа вне коммуны будет уже отдыхом. / Сейчас, когда работа в коммуне меня не увлекает, особенно чувствуется усталость, но это ничего. / Будь радостна, Лисичка (с.194).

03.09.1933 .. Работаю, как заведенная машина, пружина у меня устроена хорошо: все дело делаю так, как следует, волнуюсь и беспокоюсь по-настоящему и не могу не думать о каких-то дальнейших перспективах коммуны. Сегодня выдержал настоящую баталию с целой кучей дураков, которые предлагали сделать рабфак необязательным все это для того, чтобы можно было работать на заводе по 7 часов каждому коммунару .. (с.196).

17.09.1933 Москва .. В Москву приехал Броневой. Хочу с ним уже начистоту поговорить, но попробую отложить до свидания с А. М. [Горьким] .. Сейчас о возвращении в коммуну могу думать только с ужасом. Отбили у меня охоту к коммуне и всякие силы там работать выветрили, выветрили и любовь к коммуне. Но чувствую, что упираться будут крепко. Я только одного боюсь, что ты будешь все это принимать близко к сердцу и худеть от всяких мыслей. Если бы я наверное знал, что ты всякие неприятности встретишь, как путь к избавлению, с улыбкой, я бы землю перевернул, а из коммуны ушел бы все равно .. (с.207).

23.09.1933 Москва .. Глебка пристает: ищи комнату в дачной местности [Москвы]. Ну на черта она нужна. Это уже лучше в коммуне сидеть. / Да. В коммуне, кажется, будут меня держать руками и ногами. Я вижу, что лучше всего начистоту просить Броневого: “Отпусти по-человечески”. Он ведь парень очень хороший, мне нравится по-прежнему. Я еще два-три дня подумаю. Больше всего сейчас боюсь, что они меня вызовут в Харьков до конца отпуска, хотя Броневой и обещал этого не делать .. (с.214).

25.09.1933 .. Самое главное, не нужно тебе ни одной минутки волноваться. Ведь ты же хорошо знаешь - никто не знает, что к лучшему. Вот завтра, может быть, Горький разругает “Педагог. Поэму”. А черт его знает, может быть, это и к лучшему? Между прочим, я теперь еще больше стал фаталистом, и если нам придется даже остаться в коммуне, я ни одной минутки не буду выть и не буду волноваться. Это было бы в высшей степени глупо. Вот я живу в Москве 2 1/2 недели. Я пока еще ничего особенно соблазнительного не увидел. И если даже нам удастся переехать в Москву сейчас, это вовсе не будет значить, что мы одержали великую победу. Мы знаем, что нам нужно, но это вовсе не значит, что мы знаем пути, которые ведут к нашему желаемому. Я поэтому совершенно спокоен. Неудачи только что прошедших дней, это может быть только то, что определяет какой-нибудь грядущий большой успех .. (с.217).

--

Восьмитомник, т.8, с. 48-50. Август 1932. М.М. Букшпану.

По отношению к воспитательной работе коллектива мы сейчас поступаем прямо самоубийственно и очень быстро скатываемся на...

…Утверждение, что никакого воспитания не нужно, что воспитывает только работа на производстве, - одна из завиральных идей, которыми так полна педагогическая кустарщина. Подобных, скороспело изобретенных, на вид даже революционных, а на самом деле затасканных мещанских "педагогических" афоризмов я в последние 4 месяца наслушался довольно.

ЗАМЕНЯТЬ ЧЕТКУЮ И ДО КОНЦА ПРОДУМАННУЮ ВОСПИТАТЕЛЬНУЮ СИСТЕМУ СЛУЧАЙНЫМ НАБОРОМ "ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ" - ЗНАЧИТ БЫСТРЫМИ ШАГАМИ ПРИБЛИЖАТЬСЯ К ОБЫЧНОМУ ТИПУ ДЕТСКОГО ДОМА, И НИКАКОЙ ЗАВОД НАС ОТ ЭТОГО НЕ СПАСЕТ...

--

(Снова В.С. Берман).

Между тем завод рос и приобретал общегосударственное значение, стал он и оборонным заводом. На заводе выполнялись заказы военного значения, в частности по части артиллерии, - завод перерос Коммуну. Коммуна стала обузой для завода. Коммунары работали только 4 часа, ..

--

ZT. Макаренко считал, что и это - слишком много для ребят.

--

.. а завод работал круглые сутки и приходилось приглашать вольнонаемных; коммунары иногда снимались с работы, участвуя в хоре, в оркестре, в драмкружке, а завод выполнял в это время самые срочные задания, и все больше коммунары становились ненадежной рабсилой.

--

А.С. Макаренко продолжает в письме к Букшпану.

... За зиму и весну 1932 г. коммуна очень мало продвинулась вперед в воспитательном отношении. Был бесконечный штурм, закончившийся июльской горячкой. Скажите, кому нужна была именно 1000 сверлилок, если для этого нужно ввести 12-ти часовой рабочий день, разрушать всю коммунарскую организацию, покончить с книжкой и всякой другой культурной работой, перемешать день с ночью?.. А впереди какая-то "основная рабочая" смена или 6-часовой рабочий день. Ажитация, хотя бы и производственная, разве это здоровые условия для воспитания? Самый лучший выход, какой намечается, чтобы использовать станки, - это прием приходящих коммунаров - тоже не очень блестящ.

Это обратит коммуну в вокзал, в проходной двор, и от нашей воспитательной четкости, конечно, ничего не останется.

Представьте себе только раздачу пищи в 4 смены.

ЯВНО КОММУНА НАПРАВЛЯЕТСЯ (ZT. достославными ГПУ-шниками) К ОПРЕДЕЛЕННОМУ ПУНКТУ: ЭТО ЗАВОД ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ОБЩЕЖИТИЕМ И СТОЛОВОЙ ДЛЯ РАБОЧИХ С КОЕ-КАКОЙ УЧЕБНОЙ УСТАНОВКОЙ.

Для того чтобы держать этих молодых рабочих в повиновении, нужен такой какой-нибудь Макаренко - старший надзиратель. Вот и все...

... Только школа и книга могут определить наше движение вперед. Завод только часть общей работы над коллективом ...

--

(Снова В.С. Берман).

На заводе вопреки устава существовали две комсомольские организации - коммунаров и вольнонаемных рабочих.

--

ZT. А Берману, наверное, хотелось бы, чтобы подростки- коммунары просто растворились среди вольнонаемных заскорузлых мужиков и баб и уровнялись бы с ними как подходящая или хоть как-то сносная рабсила = пушечное мясо для производства с восьмью часами в сутки, да через день или пять (и в конце месяца уж точно) со сверхурочными и авралами.

--

(Снова В.С. Берман). Коммунарам казалось, что весь мир разделен на две неравные части, коммуна и все остальное окружение, появился у них и нездоровый дух клановости. Даже одеты они были иначе, не так, как остальные семейные рабочие,

--

ZT. Действительно: как можно в соц- стране допускать, чтобы кто-то был одет иначе!

--

.. не так, как остальные семейные рабочие.

--

ZT. Ох как хочется Берману уровнять работающих детей и подростков с "остальными семейными рабочими" !

.. Коммунары имели золотые часы и коверкотовые клеши, чего, конечно, не могли себе позволить остальные рабочие,

--

(Июль - начало августа 1936). Макаренко. Письмо в Совет жен писателей.

В "Литературной газете" от 15 июля я прочитал об организации Совета жен писателей. От души хочется приветствовать это замечательное дело, тем более что в списке его целей значится: улучшение быта детей писателей. По последнему вопросу мне хочется сделать одно предложение... организовать под Москвой лесную школу, или трудовую колонию, или можно назвать еще как-нибудь удобнее и оригинальнее. В этом учреждении должна быть полная, хорошо оборудованная десятилетка с общежитием для мальчиков и девочек, с небольшими мастерскими производственного типа, выпускающими товарную продукцию (ЭТО ОБЯЗАТЕЛЬНО). Рабочий день на производстве - два часа, труд детей должен оплачиваться, как и труд всякого производственного рабочего. Особенно меня интересует такое устройство этого учреждения, при котором не было бы никакого разрыва между семьей и школой.

Питание, одежда, культурные услуги, книги и все прочее должны предоставляться детям учреждением, семья может кое-что добавлять только с разрешения школы. Я при этом думаю, что полное обеспечение детей не должно иметь характера какого бы то ни было баловства или тем более излишнего удовлетворения потребностей или преждевременного их удовлетворения...

--

(Снова В.С. Берман).

.. и эта обеспеченность, привычка к роскоши приводила иногда к трагедии среди коммунаров, когда они выходили в жизнь, даже к самоубийству, случаи которых были не единичны.

--

ZT. И по се время среди неожиданно оставшихся без родного крова и безжалостно выгнанных и вытуренных с места их привычного прежнего проживания _беженцев_ "случаи самоубийства не единичны". Парнишка или девушка, не имеющие нигде родственников

или вынужденные возвращаться в казалось бы давно забытый родительский дом, что на деле притон разврата и пьянства,

подростки без родителей, насильно выставленные за ворота детдома - это же (по сути) те же беженцы, только юные, а значит еще более уязвимые.

--

"Дет дом" БАН I.242 1930,6. И. Данюшевский.

Произвол в отношении перебросок, укрупнений и разукрупнений, сокращений. Экспансия на помещения и территорию дет учреждений. Кому какое дело, что дети со своим домом свыклись, привязались даже к своим спальням, к своему зданию, своему саду перед домом, к своей школе, к своему производству. Какое кому из бюрократов в ОНО и ОблОНО дело, что учреждение (его ребята) связались уже с окружающей средой, имеют шефа в данной местности, имеют в близкой окрестности хороших личных знакомых, патронов, крестных матерей и т.д. Все это топчется бездушно и безнаказанно.

--

(Снова В.С. Берман).

Между тем существовало правительственное положение, согласно которому в Коммуне должны были находиться коммунары не старше 16-ти лет,

а они не хотели уходить из коммуны, когда выходил их срок,

а они не хотели уходить из коммуны, когда выходил их срок, потому что жили в коммуне как во дворце. Они боялись выйти в жизнь. Помню, как-то пришла ко мне в служебный кабинет коммунарка, уже великовозрастная, и стала требовать, чтобы ее отпустили в Крым, она себя чувствует плохо, а на мой вопрос, что с нею, стала на меня кричать, почему это ей не верят на слово,

и тут же пришел рабочий, который действительно нуждался в отпуске по болезни. Рабочего я удовлетворил, а девицу пришлось выгнать из кабинета.

Итак, коммунары превратились в самодовольную касту, зажиревшую, не думающую о других, командиры вели себя как атаманы, были, конечно, и случаи, когда старшие избивали слабых.

--

ZT. Берман, если это правда, только забывает сказать, что речь идет о периоде, когда Макаренко давно уж был оттеснен от реального руководства Коммуной…

--

Вот так коммуна стала наростом на заводе, стала тормозом, Ежов ее и закрыл.

--

ZT. Заяц приютил в своей избушке лису (непомерно крупное и, главное, госплановое производство), а она (оно) его вытурила...

OPUSCULA MAKARENKIANA № 22 Александр Абаринов и Гётц Хиллиг, Марбург 2000 .. 31 июля 1936 г. в Киеве был арестован начальник педагога-писателя Лев Соломонович Ахматов (с.129) [...] (со с.133) .. Непосредственная опасность действительно возникла для Макаренко во время следствия по делу Ахматова, поскольку последний назвал “Букшпана и Макаренко” в числе прочих членов контрреволюционной троцкистской террористической организации, участие в которой приписывалось Ахматову (См.: Протокол допроса бывшего начальника отделения Секретно-политического отдела НКВД УССР Н.Д. Грушевского от 12.08.1937 г. // “Наше минуле. Журнал незалежноi iсторичноi думки” за ред. С. Бiлоконя (Киiв), 1993, ч.1 (6), с. 147-150 (здесь - с.149)). Тогда (осенью 1936 г.) их имена вычеркнули из протокола допроса бывшего начальника OTK (См.:Там же), вероятно по указанию Балицкого [Всеволода Аполлоновича].

Кстати, в день ареста Ахматова (31 июля 1936 г.) нарком внутренних дел УССР [Балицкий] подписал приказ “О недопустимом поступке группы воспитанников коммуны им. Ф.Э. Дзержинского”, который свидетельствует о сложной ситуации в бывшей “вотчине” Макаренко после его перевода в аппарат НКВД. В приказе речь идет о том, что “группа воспитанников пыталась дискредитировать вновь назначенного начальника коммуны т. Бермана” [Начальником коммуны им. Ф.Э. Дзержинского B.C. Берман был назначен 07.05.1936 г. (см.: картотека архива МВД Украины).]. Балицкий решил исключить шесть воспитанниц и воспитанников из коммуны и направить их в другое учреждение ОТК, a начальника воспитательной части Степана Акимовича Дидоренко (преемника Макаренко на этом посту) “с занимаемой должности снять” [Архив МВД Украины, ф.46-1-1д, л.202]. Бывший начальник коммуны им. Балицкого в Прилуках Вениамин Соломонович Берман, как известно, не признавал введенные еще Макаренко основы самоуправления воспитанников. В момент его назначения начальником и смещения Дидоренко “эра Макаренко” в коммуне им. Дзержинского завершилась, так сказать, окончательно. Об этом в записной книжке педагога-писателя сказано следующее: “Дидоренко. Кончилось с ним в коммуне довольно паскудно. Новый начальник Б. существо неумное, почти тупое в педагогическом деле, решил почему-то, что у него своя система. Система Дидоренко [т.е. Макаренко - А.А./Г.Х.] ему не понравилась. Как это можно, что есть какой-то Совет и Совет приглашает его, Б., на заседание. Он испугался за свой авторитет. Он ни разу не пошел в Совет.

Авто. Почему семья Б. ездит на авто кататься.

Обструкция. Пьяный Б. или не пьяный, но у него ребята вытащили партийный билет” [Зап. кн. № Я, запись № 718]. О краже “портмоне с документами” у “нового начальника” коммуны им. Дзержинского речь идет также и в одноименном рассказе бывшего воспитанника В. Зайцева, опубликованном в газете “Литературная Россия” (15.03.1963 г.). Показательно, что этот текст не был включен в книгу Зайцева “Рассказы о Макаренко” (Мурманск, 1969; изд. 2-е, 1974).

О Бермане можно найти и такую запись педагога-писателя (январь 1937 г.): “Конспект. Б. в Прилуках. Пьянства, убийства, самоубийства. Перевод в дзержинку. Борьба с макаренковщиной (помпадур разобрал мостовую). Самокритика, драка с пионервожатым на сцене, даже трибуну повалили, за то, что начал речь: “Я хочу говорить о тов. Б.”. Пионервожатый несколько дней ночевал на вокзале” [Там же, запись № 826].

Но не только пионервожатый (по фамилии Каменецкий [См.: ГАХО, Р-4511-1-26, л.11]) испытывал страх перед новым начальником, но и он сам боялся за свою жизнь... [...]

Личное отношение Бермана к Макаренко характеризует его резолюция но поводу “Временных методических указаний” на упомянутом выше письме-требовании ОТК от 23 августа 1936 г. в харьковскую коммуну: “Т. Адамович. Исполнить эту “блестящую” работу Макаренко. 25/VIII” [...]. Задача была поставлена Станиславу Игнатьевичу Адамовичу, который сменил “макаренковского” Дидоренко на посту “замнача” коммуны им. Дзержинского [...]

Берман оказался ликвидатором не только “макаренковщины”, но также и самой коммуны как воспитательного учреждения. Под его начальством, в соответствии с решением Совнаркома СССР от 30 декабря 1938 г. и приказом начальника АХУ НКВД СССР от 7 января 1939 г., Харьковская трудовая коммуна была реорганизована в промышленный комплекс и переименована в Харьковский комбинат НКВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского [См.: “Дзержинец”, 1939, № 4, 20.01., с.2]. (с.133-4).

Макаренко, ПП-2003 из гл. “Помогите мальчику” .. На открытие коммуны (ZT. осень 1927-го) горьковцы пришли строем, с музыкой и знаменем. Они теперь были в гостях у товарищей, которые с этого дня стали носить новое, непривычно торжественное имя коммунаров. Среди собравшихся четырехсот бывших беспризорных группа чекистов, самых ответственных, самых занятых, самых заслуженных деятелей, вовсе не казалась группой благотворителей. Между теми и другими сразу установились отношения дружеские и теплые, но в этих отношениях ярко была видна и разница поколений и какое-то новое наше советское уважение, и любовь ребят к старшим. Но в то же время ребята эти выступали не просто как подопечная мелочь - у них была своя организация, свои законы и своя деловая сфера, в которых было и достоинство, и ответственность, и долг .. (с.647).

--

А.С. Макаренко. МАТЕРИАЛЫ ОЧЕРКА О КОММУНЕ ИМ. Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО. [Конец 1932 - начало 1933].

[Гл.1] Украшенные будни.

Харьков. Из Харькова бежит шоссе на Белгород. Впереди по шоссе обычный для нашего времени вид: целый новой город, к нему же суетливо поспешают трамвайные вагончики, а справа и слева - молодой дубняк. Здесь хорошо: и ново все, и строимся, и воздух не харьковский.

Вдруг справа у вас арка, почти триумфальная, - два обелиска, наивно скрывающих под серой краской сосновый материал, а на обелисках повешена сетчатая вывеска: "Трудовая коммуна им. Дзержинского"; дело сразу становится понятным: арку строили коммунары.

Коммунары-дзержинцы? Они способны построить именно такую арку, очень скромную, веселую и в то же время почти триумфальную.

Коммунаров-дзержинцев знают не только в Харькове, народ этот подвижный и склонный к путешествию. Это может и не все знают, на зато каждый видел этих стройных мальчиков и девочек, марширующих по шести в ряд за своим великолепным оркестром и с полным стариком дирижером впереди. 1 мая и 7 ноября они всегда открывают марш рабочих организаций и, проходя мимо трибуны, по-детски грациозно подбрасывают вверх руки, салютуя правительству.

А это въезд в их владения. Арка открывает дорогу, проложенную в лесу, дорогу правильную, вымощенную, снабженную телефонными столбами и электрическим освещением. Через лес [ехать] недолго. За лесом - поле, а в конце его виден целый ряд серых корпусов, отдельным новым миром стоящих впереди темного леса. Два красных флага реют над ними. Скоро рядом с вами начинает мелькать узорчатая ограда, корпуса все ближе и ближе, и ваша машина останавливается у кирпичных ворот.

Широкий асфальтовый тротуар ведет к дому, справа и слева от вас протянулись в стороны широкие обильные цветники и дорожки.

Здесь и живут коммунары-дзержинцы.

В дверях вы обязательно столкнетесь с подтянутым ловким мальчиком, который машинально уступит вам дорогу и немедленно забудет о вашем существовании, улетая куда-то по своим важным коммунарским делам.

В вестибюле часовой с винтовкой только в том случае обратит на вас внимание, если вы не сняли галош. Если же вы человек культурный, не бойтесь часового, и можете даже осведомиться у него, к кому обратиться, чтобы посмотреть коммуну. Он вас направит к начальнику коммуны, или к его помощнику, или к дежурному командиру, или просто передаст на руки первому свободному коммунару. Вы теперь обеспечены любезным чичероне, вас проведут по всем помещениям коммуны, покажут клубы, спальни, завод, школьные кабинеты и ответят на все ваши вопросы, даже самые ехидные и недоверчивые.

Если вы попали в рабочее время, вы почти не увидите коммунаров в коридорах или спальнях. Только случайно вас может догнать звонок на переменку - и мимо вас прольются из классов мальчишеский гомон, девичий смех, звуки резиновых мячиков малышей. Зато на заводе вы попадете в среду, щедро наполненную шумом, работой, движением, производственным материалом, запахом серьезного большого завода и самое главное - коммунарами.

И на заводе, и в спальнях, и в клубах, и в столовой вас обязательно поразит какая-то совершенно исключительная опрятность и нарядность этого особого мира - мира до конца социалистического. Все здесь блестит и радуется: безукоризненный паркет, зеркала, блестящие никелем и чистотой станки, правильно сложенные детали и полуфабрикаты, портреты, гардины и цветы, солнечные пятна на каждой стене, сверкающие улыбки молодежи, снова цветы и снова улыбки. Цветов много: в столовой, в спальнях, в клубах; много и радости, но все это каким-то чудесным образом не кажется вам праздником. Нет, это будни, это вы чувствуете на каждом шагу, так много здесь делового движения, так мало здесь торчащего излишества, так все по-деловому прилажено и скромно. Да, это совершенно новый мир, здесь новая радость, и даже цветы кажутся новыми. И это мир рабочий.

Вам непременно захочется проникнуть в самое существо этого мира. Что это за коммунары-дзержинцы?

[Гл.2] Идиллия или социализм?

[...]

Коммуна открыта 29 декабря 1927 г. [...]

[...]

Коммуна 1927 г. была совсем маленьким детским коллективом - всего на 50 человек, он владел только одним домом, небольшой мастерской полукустарного типа, в которой даже эти 50 поместиться не могли. Дети эти не умели работать и не знали, что они должны делать, они были малограмотны и малокультурны: "цветы" интервенции и войны, беспризорные.

[...]

Коммунары пришли в светлые солнечные комнаты, в уют и тепло, им были сказаны настоящие человеческие слова о работе и жизни, и полдесятка станков и две классные комнаты были поставлены перед ними как отправная точка будущей их работы.

Было это небольшое хозяйство до конца продумано, прилажено, строго проверено до последней мелочи, и в него была уже с первого дня вложена идея того же счастья, о котором мы говорили выше.

Сейчас, когда прошло пять лет, когда коммуна живет полной жизнью, коммунары вспоминают имена своих первых начинателей с благодарностью и любовью.

Скажите перед коммунарами эти имена - и коммунарские лица расцветают улыбками, гремят аплодисменты, и после того еще долго не может замереть щебетание детских, девичьих, юношеских голосов, взволнованных родными образами, возникшими перед ними. Тогда в коммуне ярко вспоминаются и первые детские дни, и первые годы, наполненные проблемами и стремлениями, иногда недалекие и от нужды, бороться с которой коммунары были всегда в силах, тем более что нужда тоже возбуждалась стремлением вперед и сознательным отказом от некоторых вещей. Вспоминаются и первые "достижения" - кустарная мебельная фабрика, и арматурный цех, и напряженная борьба за настоящий завод, годами проводившаяся в деревянных худых цехах, среди чахоточных дряхлых станков, борьба с кустарщиной и дешевкой. Вспоминаются и поражения, и победы: поражения учили коммунаров работать, победы вели к новым победам, вели вперед.

См. также http://zt1.narod.ru/maro.htm Из архивного о колонии им. Горького + Маро - Левитина Мария Исааковна о Макаренко А.С. Здесь и краткое впечатление Н. Корста о Коммуне им. Дзержинского в 1928 г.

Известия АПН РСФСР РНБ П28/376, БАН I 10607 в.38 1952. Из ст. Г.С. Алексеевич .. В системе наших детских домов нет нескольких, очень важных условий, которые Макаренко заботливо создавал в своих учреждениях.

1. Пребывание воспитанников в учреждениях, которыми руководил Макаренко, было более длительным, нежели в обычных детских домах. Воспитанники Макаренко жили в своем родном коллективе до 17-18 лет. Следовательно, влияние коллектива и педагогов оставляло более глубокие следы и, кроме того, требования к воспитаннику, степень и виды его участия в труде и жизни коллектива изменялись с возрастом воспитанника, и последний воспитывался, участвуя в более сложной деятельности, чем воспитанник обыкновенного детского дома. Как бы хорошо ни было поставлено воспитание в детском доме, четырнадцатилетний выпускник обычного детского дома - это не восемнадцатилетний юноша-выпускник Макаренко. Между ними большое расстояние в смысле умственной, культурной и моральной зрелости.

[ http://zt1.narod.ru/obhejit4.htm Проклятые общежития губили и губят подростковые и юношеские души. А.С. Макаренко т.7 м.1986. - ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ 21.04.1937 .. Самый лучший мальчик, вытолкнутый в жизнь очень рано, может свихнуться .. ]

2. В коммуне имелась полная средняя школа, которой нет в обыкновенном детском доме. Ее окончание обеспечивало выпускникам более широкий кругозор и культурный уровень. Школа давала возможность поступить по личному выбору в любой вуз и, таким образом, открывала для каждого более значительную личную перспективу - могучий стимул движения вперед.

3. В колонии и коммуне имелось серьезно поставленное производство: в колонии - сельскохозяйственное, в коммуне - индустриальное; поэтому уже в стенах учреждения воспитанники получали достаточно высокую трудовую квалификацию. Кроме того, овладение квалификацией давало воспитаннику еще дополнительную перспективу.

Указанные три условия - значительно больший срок пребывания воспитанника в воспитывающем коллективе, полная средняя школа и серьезно поставленная, дающая квалификацию, работа на [собственном] производстве - в наших детских домах [и интернатах] отсутствуют (с.62).

ZT. Осуществление индивидуального подхода и индивидуально-воспитательной коррекции наиболее возможно в условиях школы-интерната для, _отдельно_, младших школьников, о чем смотри в файле: http://zt1.narod.ru/intrnt-z.htm в районе имен Света, Ира. В отношении же средних и уж тем более старших школьников индивидуально-воспитательная коррекция воистину возможна _только_ в условиях исключительно по-макаренковски поставленных детдомов школ-хозяйств (пригородных рабоче-крестьянских корпусов).

--

А.С. Макаренко. Сб. 3. Львов 1956 БАН 1949к/3715-3, стр. 151-3. Из книги отзывов посетителей коммуны ИМЕНИ Ф. Э. ДЗЕРЖИНСКОГО.

Приходите вы, сомневающиеся, и вы, неверующие в советскую систему воспитания, приходите и посмотрите колонию “Коммуна имени Дзержинского для беспризорных детей”, и сами убедитесь в полезности великого дела воспитания детей, которое теперь осуществляется в Советской России. Стоит даже из далекой Америки приехать и осмотреть эти заведения. Вот что мы с уверенностью утверждаем теперь, сегодня 9 сентября 1929 г.

А. Виктор, С. Виктор (перевод с английского).

-

Я чрезвычайно заинтересована такого рода институтами. Этот институт основан на здоровых принципах и, безусловно; выпустит полезных граждан, которыми правительство должно гордиться. Тот факт, что мальчики и девочки получают жалованье, очень интересен. Об этом мы никогда не слышали в Америке.

Прекрасный пример, которому стоит следовать.

Греди. 23. VII 1930 (перевод с английского).

-

Делегация Бакинских рабочих в составе 20 человек, посетившая Коммуну 3. I 1930 г., вынесла от посещения самое отрадное впечатление. То, что особенно заслуживает внимания, - это система управления и методика воспитания. Из коммунаров поистине выковывают здесь не только производственников, но и организаторов своей прекрасной жизни. Нам надо перенять этот опыт и использовать его в Бакинских детских домах. Идеальная чистота помещений, классов и спален производит самое хорошее впечатление.

Искренний привет от делегации коммунарам и особенно воспитателям и руководителям, вложившим много энергии в совершенствование постановки работы и жизни коммуны.

Председатель делегации (подпись)

Члены (подписи)

-

Коммуна дзержинцев - прекрасная фабрика переделки людей. Вношу предложение: организовать в музее Коммуны фото-отдел, в котором можно было бы увидеть портреты ребят в первый день их прихода на эту социалистическую фабрику. “От дикаря до ленинца” - вот название этого отдела.

А. Жаров. 21/II 1932 г.

-

Трудно, товарищи, сразу сформулировать свои впечатления. Они так велики. Делается здесь у вас большое дело. Когда-нибудь крупный художник опишет Вашу Коммуну. И это будет ярким документом о нашей великой эпохе.

Крепко жму всем вам руку, дорогие товарищи.

Г. Рыклин. 18/III 1932. /“Правда”/.

-

Жизнь и смерть отдельной личности в социалистическом обществе не имеет влияния на судьбу детей. / Там, где всем мать вечно живая и юная Коммуна, / Не может больше быть беспризорности.

Лахутин.

-

Захоплений виробництвом, успiхами, перемогами. Та iнакше й бути не може - на те ми живемо в Краiнi Рад. Вона мае право на такi перемоги.

Иван Ле. 1934 г.

-

Великие дела творит наша Коммунистическая партия в нашей стране. Ваша Колония это подтверждает. Счастливые вы дети. Я рад от души за вас.

Ваш заслуж. деятель искусств И. И. Бродский 6/IХ 1935 г.

--

Воспитанник (выпускник) коммуны им. Дзержинского Иван Демьянович Токарев мне (январь 1999). - Уважаемый Зиновий Шойлович! Высылаю вам перевод статьи ["Вихованцi чекiстiв", газета "Комунiст" Киев 20.12.1937] с украинского языка на русский. Я хорошо владею украинским языком и если потребуется моя помощь - я к вашим услугам. Мои замечания я написал в конце статьи - вы их можете в конце статьи припечатать, но это не обязательно - замечания не существенны ..

ВОСПИТАННИКИ ЧЕКИСТОВ.

Декабрь неожиданно дарит по-весеннему теплый, солнечный день. Молодой дубовый лесок застыл в предутреннем сне. На шоссе, которое пополам разделило лесной массив, часто встречаются мощные трехтонки. На них кирпич, доски, бутовый камень, цемент. Ведь в этом лесу вот уже сколько лет люди неутомимо, беспрерывно строят, добавляя к построенному новые и новые сооружения.

Вправо лес внезапно исчезает и вместо него за проволочным заграждением возникает фруктовый сад. Вниз, к оврагам, отодвигаются и дубки левой части леса, неожиданно открывая глазам целое укромное местечко больших и высоких, современной архитектуры, светлосерых домиков, между которыми проложены асфальтированные дороги с тротуарами и палисадниками.

Местечко это - детская трудовая коммуна, которая носит имя Ф.Э. Дзержинского.

Приходят сюда подростки с тяжелым грузом - правонарушители. Приходят беспризорные и безнадзорные, которые в силу различных причин оказались на улице. Около 1000 юношей и девушек уже вышли отсюда с надежной путевкой в широкую, большевистскими руками построенную жизнь.

На суровом лице Феликса Дзержинского [1877-1926] никто никогда не видел самой малой жалости к врагам рабочего класса и трудового народа. Но у несгибаемого, непоколебимого Дзержинского было большое и доброе сердце, которое пламенело любовью к детям.

Верные славным традициям времен железного Феликса, работники ВЧК-ГПУ-НАРКОМВНУТДЕЛ [НКВД] и теперь под руководством Николая Ивановича Ежова [1895-1938 или 1940] беспощадно громят классовых врагов. Одновременно они берут в свои трудовые коммуны детей- правонарушителей и с большой любовью, настойчивостью и педагогическим мастерством направляют их на путь честного труда.

Детская трудовая коммуна им. Дзержинского была организована в декабре 1927 года. 20-летие органов ВЧК-ГПУ-НКВД совпало с десятилетним юбилеем детища чекистов - коммуны им. Дзержинского. 10 лет назад коммуна размещалась в маленьком одноэтажном домике [ZT. это не совсем так]. Было в нем 20-30 детей [ZT. это не совсем так], взятых из коммуны [правильно - колонии] им. Горького. В настоящее время коммуна - это полтора десятка больших зданий, в которых находятся 4 завода [см. ниже корректирующие примечания отИ.Д. Токарева], ряд вспомогательных производств и мастерских, два общежития, чудесная столовая, клуб, административное здание.

Вся страна покупает прекрасные аппараты "Лейка" с маркой "ФЭД". На фотозаводе можно видеть, как умелые руки мальчишек в возрасте 14-16 лет превращают болванку матового стекла [см. корректирующие примечания] в филигранно обработанные и идеально точные линзы для фотоаппаратов, видеть как девушки быстро собирают эти аппараты, каждый из которых состоит из 400 деталей.

На электрозаводе из-под рук бывших правонарушителей, а теперь настоящих стахановцев Беседина, Белого, Книженка, Каминского, Скобенка, Мельника, Велеса, Костюка и многих других выходят сложные алюминиевые электросверлилки.

Еще несколько лет назад коммунары копировали электросверлилку австрийской марки, а теперь изобретательные юные рабочие под руководством своих мастеров и инженеров изготовили несколько собственных марок универсальных сверлилок - "ФД-5", "ФД-7", "ФД-8".

В коммуне сейчас около 300 воспитанников в возрасте от 12 до 16 лет. Все живут единой трудовой семьей. Никакого особенного режима ни для кого нет. Вокруг периметра коммуны никаких заграждений нет. Нет даже обыкновенного забора. И вместе с тем каждый воспитанник знает, что без увольнительной записки руководителя учебно-воспитательной части Тимофея Денисовича Татаринова пойти, например, в Харьков (за 3 километра) нельзя. Знает, что нельзя, и не пойдет.

В воспитательной работе одинаковое участие принимают и педагоги, и мастера, и инженеры на производстве. Ровно в 7 часов утра традиционная труба играет "зарю". Воспитанники встают. Зарядка в спортивном зале (к слову, такой зал охотно согласилось бы иметь любое столичное спортивное общество), затем утренний туалет и - в столовую. Удовлетворив аппетит, воспитанники идут в школу.

В программе и учебной работе школы ничего особенного, специфического. Обычная советская средняя школа. Арифметика, алгебра и геометрия, природоведение, физика, химия, украинский и русский языки, немецкий и английский, рисование, черчение и техминимум.

4-5 часов в школе, затем сытный обед и, по особому сигналу трубы, - на заводы работать. В 8 часов вечера - ужин, затем работа в кружках, киносеанс, поездки на спектакли харьковских театров или в цирк. Таков день каждого коммунара.

Кружки в коммуне разнообразные: драматический, танцевальный, художественный [рисовальный?], скульптурный, парашютный, авиамодельный, художественной вышивки. Обычно среди коммунаров много рьяных футболистов, гимнастов, легкоатлетов. Есть большой театрализованный джаз.

По-настоящему талантливых детей - исключительно много. Всей коммуне известны юный скульптор Пивоваров, комсомолка парашютистка Наташа Чудна, художники Кондрашов, Камышанский, Постников, танцоры Шаповалова, Катович.

От 1 до 3 лет учатся и работают воспитанники в коммуне. Затем новыми, возрожденными людьми идут они в большие просторы нашей многогранной жизни. Но никто не забывает своей коммуны, как бы далеко коммунары не жили и не работали от нее.

По зову самого молодого советского города Комсомольска-на-Амуре туда несколько месяцев назад уехало 34 коммунара, и среди них 10 девушек. Торжественно провожала их вся коммуна. Бывший коммунар Игорь Панов работает теперь в Комсомольске заместителем начальника цеха и получает 1600 рублей зарплаты в месяц. Зайцев, Яновский, Руднев работают мастерами, а девушки Надя Куприй, Прися Шарко, Лида Труба, Муся Дитюченко - секретарями учреждений, лаборантками.

Много дзержинцев работает на Черноморском флоте. На крейсере "Червона Украiна" вся музыкальная команда - из воспитанников коммуны. Несколько коммунаров работают в Ташкенте на ткацкой фабрике. Петя Таликов уже инженер. Он остался работать на одном из заводов любимой коммуны. Десятки бывших воспитанников не ушли с коммуны, а остались здесь на работе.

Воспитанник коммуны Л.В. Конисевич [в коммуне был в 1929-1934] - бесстрашный краснофлотец - недавно награжден орденом. У коммунара Семена Власова на боевом посту погиб брат. Семен поехал в часть, где служил брат, и занял его место.

Бывшие дзержинцы Камардинов [Василий Романович, в "ПП" - Гардинов Вася] и Буряк учатся на философском факультете московского университета. Никитин, Зотов, Борисов в январе заканчивают машиностроительный институт, Дорошенко, Каплунов [Каплуновский, см. корректирующие примечания], Певень и Агеев заканчивают учебу в Военно-воздушной академии, десятки - в разных частях Красной Армии.

Особенно сильное влечение испытывают коммунары к профессиям, которые требуют отваги и мужества. Например, стать лейтенантом Красной Армии и особенно Красной авиации - всегда было и есть мечтою многих. И вот Старченко уже лейтенант авиации, служит в Белоруссии, Анисимов - летчик в Алма-Ате, Готлиб - на Кавказе, Терентюк Дмитрий Филиппович - на Дальнем Востоке. Агапеев [А. Гапеев; см. корректирующие примечания] заканчивает школу командного состава Наркомвнутдел и сюда же вскоре пойдет комсомолец Костюк. Со всеми своими студентами и курсантами коммуна поддерживает крепкую связь, всем помогает.

Законом коммуны есть крепкая дружба в коллективе воспитанников. Был случай, когда во время экскурсии на Кавказ воспитанник Агеев чуть не утонул в быстрой горной речке. Несколько коммунаров бросились в холодную воду и спасли товарища. Дисциплина в коллективе высокая, показательная. Самое большое нарушение дисциплины - это опоздание в школу. Личные конфликты успешно разрешает конфликтная комиссия из самих воспитанников.

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 22.10.1928 .. Сейчас начинаю рапорта и собрание, а потом конфликтная комиссия .. (с.165).

Дзержинцы растут как и все дети счастливого советского народа и интересы у них такие же самые. Они много читают, на собственные деньги, заработанные на производстве, выписывают газеты, журналы, покупают книги. 65% своего заработка, но не более 120 руб. в месяц, выплачивает каждый воспитанник за свое содержание. Есть десятки подростков-стахановцев, которые зарабатывают по 250-300 руб. в месяц. У них много свободных денег. Как и стахановцы других предприятий, они покупают себе патефоны, часы, велосипеды, дорогие костюмы, спортивные снаряжения, имеют книжки в сберкассах. Все коммунары запаслись коньками, лыжами. Секция зимнего спорта уже вызвала на соревнование лучшие городские команды и теперь с нетерпением ждут погоды.

Руководители коммуны получают от своих бывших воспитанников десятки писем. В этих письмах - итог и наилучшая оценка большой политической и воспитательной работы коммуны.

> "Мы - бывшие коммунары, а теперь бойцы Красной Армии, - пишут комсомольцы Гуляев, Шапошников, Харченко и Торский, - хотим вам, нашим воспитателям, нашим учителям, рассказать о себе, как мы осваиваем военную технику, которую дал нам наш великий народ. По боевой и политической подготовке имеем только отличные показатели. В ближайшие дни получаем звание младших командиров. Какое счастье!

> То воспитание, которое мы получили в коммуне, дополнилось крепким большевистским воспитанием в рядах Красной Армии, и мы чувствуем себя крепкими, свободными, сознательными и целиком равноправными гражданами.

> Мы с большим воодушевлением интересуемся делами коммуны - нашего родного дома. Хотим знать, как живут, учатся и работают наши товарищи..."

Такие письма приходят с Орла, Комсомольска, Орши, Батайска, Чимкета, Одессы, из всех концов нашей необъятной родины, где только есть воспитанники сегодняшних юбиляров - работников Народного комиссариата внутренних дел, где только есть воспитанники детской трудовой коммуны имени железного чекиста Феликса Эдмундовича Дзержинского.

С. Полевой. Харьков, трудовая коммуна им. Дзержинского.

_Корректирующие примечания_.

И.Д. Токарев. - В тексте написано "Агапеев заканчивает школу..". Правильно следует читать: А. Гапеев заканчивает школу. Гапеев - фамилия коммунара.

И.Д. Токарев. - В тексте говорится: ".. 20-30 детей, взятых из коммуны им. Горького". Правильно было бы сказать: "из колонии им. Горького".

ZT. У А.С. Макаренко в 8-томнике встречаются разные цифры первых ребят в Коммуне: 50 и/или 60 и/или 62 горьковца(ев), основавших коммуну им. Дзержинского, но, конечно, никак не 20-30, как у С. Полевого в "Комунiст" 20.12.1937 : т.1 с.184 - 60; т.1 с.241 - 62 ("разумеется, лучших"); т.3 с.424-5,433,447 - 50; т.2 с.13 - 60 ("не значит, что мы выбирали из числа горьковцев самых лучших"), т.2 с. 15 - 60; т.4 с. 344 - 50 + "еще сотня" перешедших из колонии в Коммуну после окончательного ухода Макаренко из колонии ..

И.Д. Токарев. - В тексте говорится о четырех заводах коммуны. Но в коммуне к 1937 г. было два завода - завод фотографических аппаратов "ФЭД" и электросверлилок марки "ФД". Я это утверждаю, как свидетель тех лет. [ZT. Все-таки это утверждение И.Д. Токарева требует проверки]

И.Д. Токарев. - Назвать "болванку матового стекла" неверно - стеклянное сырье называли листами (я же оптик).

И.Д. Токарев. - В оригинале названа фамилия Каплунов - это ошибка. Правильно нужно написать Каплуновский. Наум Давидович и сейчас живет в Харькове, в 1988 г. я его видел.

--

А.С. Макаренко. Книга 11. Львов 1985, с.126-135.
Н.К. КОЛОДЕЗНИКОВА-СТЕБЛОВСКАЯ. НАШИ БУДНИ И РАДОСТИ

[ Бывшая воспитанница колонии и коммуны Н. К. Колодезникова в настоящее время пенсионерка. Воспоминания даны в обработке Ф.И. Науменко. Материалы, на основе которых подготовлены воспоминания, хранятся у Ф.И. Науменко. ]

ZT. Тут интересно о специальной = сознательной практике применения несправедливых наказаний у А.С.М. Напоминаю читателям, что в голове А.С.М. так сказать проживал такой вот наполеоновский афоризм: "Это могло быть несправедливостью, но это не было ошибкой".

Сначала несколько слов о том, как мы с братом оказались в колонии. Отец работал в паровозоремонтных мастерских ст. Полтава-Южная. Он был коммунистом. В феврале 1917 г., нелегально изготовляя патроны, он погиб при несчастном случае. Нас осталось у мамы четверо: сестра Тася десяти лет, Вера - шести, брат Витя - семи и я - восьмимесячная. Нам помогали рабочие, как могли. В Полтаве время было трудное, тревожное. Маме как жене коммуниста часто приходилось скрываться. В 1920 г., уже при Советской власти, к нам домой зашел мужчина, высокий, в очках, с добрым лицом, С мамой они были знакомы раньше, по совместной работе в Куракинской начальной школе. Объяснил, что ему нужен колокол, который висит во дворе на столбе (мы жили в здании бывшего юнкерского училища). Мама исполняла обязанности сторожа. Этот мужчина был Антон Семенович Макаренко. Он сказал, что оформит разрешение на колокол, приедет с ребятами и они его снимут. Не помню, сколько прошло времени после его первого посещения, как Антон Семенович приехал снова. Мамы нашей не было дома уже несколько дней, ее увезли в тифозный барак, а мы с братом Витей сидели голодные, холодные, всеми забытые. Старшую сестру Тасю кто-то взял в няньки, средняя, Вера, была в доме ребенка, их еще мама устраивала.

Антон Семенович понял, в каком мы положении. Помню, что меня завернули в какое-то одеяло, посадили с братом на повозку и куда-то увезли. Дорогу я проспала, предварительно что-то пожевав. Вот с этого времени и стала я воспитанницей колонии им. М. Горького, пробыла в ней до 1928 г.

Осенью 1928 г. меня перевели из Куража в коммуну им. Ф.Э. Дзержинского, где я пробыла до января 1934 г. С ней связано много самых хороших, добрых воспоминаний детства и юности. Человека, ближе и дороже чем Антон Семенович, у меня не было. Роднее, душевней человека я не знала. Он вернул нам, обездоленным, радость детства и юности. Колония и коммуна были нашей семьей, нашим домом.

В памяти остались эти будни и радости, мелочи нашей жизни. Не знаю, как кто, а я в детстве любила зеленые яблоки. Но не просто неспелые, а те, с которых даже еще не успел опасть цвет. По цвету они грязно-зеленые, покрытые пушком, только-только собирались отделить цветочек и начать жить самостоятельно. Такие яблоки были для меня самым завидным лакомством. Однако яблоки и цветы на клумбах в коммуне, да и в колонии, рвать категорически запрещалось. Это рассматривалось как нарушение постановления Совета командиров, то есть, проще сказать, нарушение дисциплины. Вот за такие нарушения меня часто наказывали.

Вспоминаю один случай. Было это в то лето, когда мы всей коммуной - 120 мальчиков и 30 девочек - готовились к поездке в Крым. Днями, вечерами мы мечтали о Крыме, море, горных красотах. Мы, девочки, шили нехитрые костюмчики себе и мальчикам. В ту пору мне было 13 лет. Ничто не предвещало бури. Но вот как-то после дождика я выскочила из вестибюля и увидела яблоню. Мне даже показалось, что она мне улыбается, протягивает ветви с яблочками. Все случилось, как всегда. Я попалась! Вошла в вестибюль, а дежурный мне говорит: “Иди к Антону и скажи, что ты рвала яблоки”.

Я немного повертелась и пошла. Зашла тихо, как мышка, стою. Из кармана блузы предательски торчат яблоки. Антон Семенович говорит: “С чем пожаловали?” Это первая примета, что он чем-то недоволен, раз обратился ко мне на “Вы”. “Да вот”, - показала я яблоки. Антон Семенович говорит: “Выбрось их в урну, они совсем зеленые, от них можно заболеть. Иди!” Я сказала: “Есть!” И вышла. Побежала в тихий клуб, села у окна, закрылась портьерой и заплакала. Мне было обидно и стыдно, что меня даже не наказали.

Вечером, как обычно, рапорты, а потом собрание. Ну, я, как водится, под “фонарем”. Все ребята возмущаются, а Санька Санин внес предложение - привязать меня к яблоне. На это все ответили смехом, даже Антон. И вдруг, о ужас! Антон внес предложение не брать меня в Крым за систематическое нарушение дисциплины. Он еще вспомнил, что в Трепках и в Куряже я этим доставляла всем хлопоты. Вот тут все притихли, а я забыла, зачем стою посреди клуба. Очнулась, когда проголосовали все единогласно за предложение Антона Семеновича.

Сразу все стало серым, неуютным, зеленых яблок мне уже совсем не хотелось. Не помню, как закончилось собрание. Буквально на второй день я стала “шелковая”.

Работала по-прежнему в швейной мастерской, старалась не прислушиваться, когда говорили о предстоящей поездке к морю. Никого не задирала, громко не смеялась, на улицу совсем не выходила, много читала. Больше всего я боялась встречи с Антоном Семеновичем. На собраниях садилась так, чтобы он меня не видел. Мне казалось, что он даже забыл о моем существовании. Еще я думала: “Вот заболею, когда все будут в Крыму, получат телеграмму, а я буду уже мертвая... Пусть тогда горюют и плачут обо мне”. В душе где-то червь шевелится, что ведь я действительно виновата, следует наказать, но ведь не так строго! Ну дали бы 20 нарядов, а то шутка - не брать в Крым!

Мы, девочки, 30 человек, жили в одной комнате .. [ ZT. Однако в http://zt1.narod.ru/i-apn38k.htm (ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК РСФСР. ВЫПУСК 38 1952. К ИСТОРИИ ДЕТСКОЙ ТРУДОВОЙ КОММУНЫ ИМЕНИ Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО (Документальный очерк). М.Е. БОБРОВСКАЯ) читаем: “.. На втором этаже были расположены спальни мальчиков и девочек - просторные, светлые комнаты на 4-8 человек ..” + Уже про Колонию им. Горького в “Педпоэме” М.2003, изд. С.С. Невской читаем: “.. Теперь не было у нас больших спален-казарм, а расположились ребята в небольших комнатах по шесть - восемь человек ..” (с.257-8, гл. Доминанты ) ] .. Мы, девочки, 30 человек, жили в одной комнате, все были очень дружны, меня уважали за мой веселый, добрый, честный характер. Когда меня наказали, все девочки вдруг загрустили вместе со мной. Были даже “ходоки” к Макаренко. Роза Красная и Надя Сторчанова ходили замолвить за меня словечко. Но об этом я узнала позже. Приближался день отъезда.

Случилось так, что одним поездом отправить всех не могли.

В первый день пошли мы на вокзал провожать старших и младших мальчиков. Эту группу сопровождал Антон Семенович.

На второй день должны были уехать девочки и средние мальчики. Сопровождал их С.А. Калабалин.

На третий день уезжал оркестр в сопровождении П.О. Барбарова.

Пришли на вокзал задолго до отхода поезда.

Я, конечно, уже смирилась, считала, что так мне и следует, обиды ни на кого не было, а к Антону захотелось подойти, проститься. На вокзале после команды “Вольно!” - раздался сигнал “На Совет командиров!” Совещались они несколько минут. Раздался сигнал “Общий сбор!”. Собрались. Все это четко, тихо, не привлекая к себе внимания окружающей публики. Антон Семенович сказал о дисциплине в пути, о том, где будет всем назначена встреча, сделал какие-то хозяйственные напутствия. И вдруг говорит: “Вот Совет командиров решил вынести на общее собрание свое предложение: взять Стебловскую в Крым, отправить ее с последней группой, с оркестром”.

Я не помню, как до меня дошли его слова, услышала только, что кто-то крикнул: “Правильно!”, а несколько ребят заорали: “Ура!” “Значит, единогласно?” - сказал Антон Семенович. - Вот и хорошо, это меня радует, товарищи коммунары, что вы друг друга в беде не оставляете, тем более, что она сама осознала свой поступок, изменилась. Мы надеемся, что это будет ей уроком. Все вы когда-то ошибались... все бывало. Мне остается только надеяться, что Крымский поход мы проведем самым дисциплинированным образом. Учтите, мы сейчас не дома, а в дороге, потом будем в чужом городе, в Ялте, мы должны себя показать как хороший, крепкий коллектив, чтобы нам не было стыдно самим за себя: это очень неприятное чувство”.

Проводили мы обе группы без всяких происшествий. Когда мы всей группой отбыли, оказалось, что большая корзина (в виде сундука) с обмундированием музыкального взвода уехала с девочками, а такая же корзина взвода девочек, только с продуктами, осталась у музыкантов.

Раньше поезда стояли на станциях подолгу, ребята решили на одной из станций выйти поиграть всем оркестром для публики, тем более, что все их давно просили об этом. Все были очень удивлены, когда обнаружили в корзинах продукты, а брюк ребят не было. Вышли на перрон в трусах. Это была обычная одежда. Приехали в Севастополь поздно вечером. Разговоров у нас было много: как мальчикам делить свою провизию с девочками, о том, как съесть все пирожки, чтоб не испортились. Меня девочки ждали, смеялись, что мне уже Крым не нужен, так как я поправилась за время дороги. Действительно, в дороге нас кормили хорошо, питание было вместо трехразового - шестиразовым.

Поход по Ялтинскому шоссе был очень интересным. Антон Семенович шагал с нами всю дорогу до Симеиза. Мы растягивались на марше, но Макаренко никогда не шел один, вокруг него всегда были ребята. Однажды мне удалось “пробиться” к нему, он не подал вида, вернее, не уделил мне особого внимания - идешь, ну и иди. Потом как-то приостановился и говорит: “Ну-ка, Надя, держи ответ”. Я даже не могла предположить, что я еще натворила. Он посмотрел на меня своим теплым взглядом (так, наверное, отец смотрит на своих детей) и говорит: “Вот уже прошло много лет с тех пор, как я привез тебя в колонию, сегодня только вспомнил, какая ты была. Как ты выросла, тебе зимой будет 14 лет. Я надеюсь, что ты будешь серьезной девочкой”. Я чуть не заплакала (припомнила все свои нарушения и мне стало стыдно и горько). Дальше он сказал: “Я хочу поручить тебе очень ответственную работу. Я тебя назначаю заместителем врача. Валентина Викторовна - врач, работает хорошо, но плохо знает командиров, боится им указать, потребовать чистоту, как будто бы даже стесняется их. Вот ты и будешь ей помогать”. Это мне понравилось. Знал Макаренко, где использовать мою энергию, организаторские способности. Через два дня я внесла предложение: в каждом взводе выделить одного дежурного санитара. Антон подумал и говорит: “Правильно! Назовем его ДЧСК, то есть дежурный член санитарной комиссии, а повязку ему дадим голубую”. Смеется. А я говорю: “Почему голубую? Лучше белую с красными буквами”. “Правильно”, - говорит Антон Семенович. Сделал так, как будто бы все это придумала я сама, без его помощи. С тех пор и появился в коммуне неизменный ДЧСК в каждом отряде, а в походах - во взводе. За все годы в коммуне я не помню инфекционных, желудочных заболеваний. Ребята были здоровы. В то время я поняла: я уже не самая маленькая, могу делать что-то нужное, полезное для коллектива. В последующие годы в походах (в 1931 г. - Сочи, в 1932 г. - в Бердянск, в 1933 г. - в Сочи) эта обязанность оставалась за мной.

Антон Семенович служил нам образцом человека высокой требовательности к себе и к коммунарам. За это мы все гордились им, любили его, доброго, строгого отца, честного, трудолюбивого человека, нашего Антона.

Мы побывали почти во всех городах Крыма, Кавказа, в Одессе, Москве и на Азовском море.

Много всяческих приключений, в основном смешных, веселых, случалось с нами.

В зимнее вечернее время мы - девочки, вспоминали о походах и приключениях. Это были приятные, веселые вечера.

В 1931 г. в июле - августе мы были в Сочи. Из-за ремонта и строительства в коммуне наш отпуск затянулся до половины сентября. В конце августа мы уехали в Одессу на пароходе “Гурзуф” или “Крым”, точно не помню. За две недели до отъезда я заболела малярией. Я отлеживалась в палатке после очередного приступа. Дело было уже после отбоя. Вдруг ясно слышу голос Антона Семеновича. Он на весь лагерь кричал: “Стебловская, 15 нарядов за нарушение порядка, иди спать!”

ZT. О нарядах как достаточно часто применяемой А.С.М. форме наказания, сколько помню, рассказывается во многих воспоминаниях выпускников Макаренко. Надо также учесть, что девочек-коммунарок вообще не принято было наказывать арестом (см. т.4 М.1984, с.159-60) и им вместо этого влепливались таки наряды.

У нас в палатке девочки удивились, а командир взвода Надя Сторчакова пошла узнать, в чем дело. Пришла, и говорит мне: “Как всегда, смеялся Севка Скребнев, а у тебя с ним очень похожие голоса. Антон принял его смех за твой”. Севка этот был очень живой мальчик, и всегда нас с ним слышно было больше всех. Но наряды (да еще пятнадцать) за него отбывать было обидно. Я думала, что это все выяснится на другой день утром, но убедилась в обратном, когда меня дежурный командир вызвал на уборку лагеря в неурочное время. Один наряд - это два часа работы. Все удивились моему спокойствию, некоторые шутили, утверждая, что это благоприятно сказалось купанье в море и т. д. Севка тоже ходил, смеялся и говорил: “Труд еще никому не повредил”.

За это я обещала утопить его в море. Чувствовала я себя незаслуженно наказанной, но принципиально не хотела оспаривать несправедливость со стороны Антона Семеновича.

Я выполняла свои наряды. Конечно, половину из них командир взвода (я была заместителем у нее) проставила как отработанные.

В это время Антон Семенович часто вызывал меня к себе по делам взвода, спрашивал, как малярия и самочувствие, не боюсь ли я плыть по морю двое суток до Одессы, может оставить меня на три недели в доме отдыха ГПУ УССР, а потом кто-нибудь из сотрудников привезет меня в коммуну. Нет, я не хотела оставаться и не боялась шторма, даже если бы малярия выбросила меня за борт. О моих незаслуженных отработанных нарядах мы не говорили.

За день до отъезда в Одессу, вечером мне сказали: “Надя, иди в Штабную палатку, тебя Антон вызывает”. Я стала рыться в памяти, что я еще натворила, подлежащее проработке. Явилась. За столом сидит Макаренко, а у стола стоит Севка Скребнев. Его вечно смеющийся рот плотно сжат, в мою сторону он только покосился. Я встала с ним рядом. Мы научились по глазам Антона узнавать, чего можно ожидать. Глаза у него были добрые, даже ласковые. Он мне говорит: “Ну, рассказывай”. Я не поняла и спрашиваю: “А что рассказывать, не знаю, о чем идет речь”.

- Ну расскажи хотя бы, как ты отбывала наряды?

Ну, думаю, влипла, узнал Антон, что половину нарядов были списаны за здорово живешь! Я смотрю на него нагленько и говорю: “Отработала все как часы, можете проверить список”. Он на меня как закричит: “Я без тебя знаю, что отработала, а за что?” Я совсем обнаглела и говорю: “Отработала потому, что Вы мне их дали, а вот за что, не знаю”. “Не-з-на-ю” - передразнил меня Антон Семенович. - А почему не знала и не спросила? После того, как ты выполнила распоряжение, могла и поинтересоваться. Я тебя знаю с пяти лет. Ты выросла честной, справедливой девочкой, ты даже можешь быть принципиальной, критиковать в глаза близкую подругу, а тут - фи! Я тебя не узнаю. Перестану уважать. Запомни - правда и справедливость всегда идут рядом. Ты думаешь, я не знаю, что будоражил всем сон Севка, а не ты, но я ждал, что этот обормот придет и признается честно, чтобы у меня были основания отменить распоряжение, а он, видишь, какой красавчик? Так вот теперь все наряды, которые получит Надя до нового 1932 года, будет отрабатывать Сева”. Это меня так развеселило, что я не выдержала и рассмеялась, представила, что Севке не отработать моих нарядов до совершеннолетия. А Макаренко понял перемену моего настроения, и сказал мне, чтобы я имела совесть, а то Севке не рассчитаться со мной до седых волос. Антон Семенович предложил нам сесть. Сказал, что Севка его удивил, поступил, как трус. Его поступок сравнил с находкой, не возвращенной владельцу.

Антон Семенович очень ценил в людях честность. Даже нарушителей дисциплины, честно признавших и осудивших свое поведение, он уважал.

На долгом жизненном пути мне часто “перепадало” за мою прямоту и справедливость, но я никогда не раскаивалась за прямолинейность характера и всегда вспоминала напутствия дорогого и любимого Антона Семеновича.

По приезде в Одессу мы поселились почти в центре города, на улице Гоголя, в каком-то спортивном зале. Посещали музеи, театры, катались по морю.

Как-то днем горнист дал сигнал на общее собрание. Мы все почувствовали, что произошло что-то огорчительное для Антона Семеновича. Он был грустный, но, как всегда, подтянут. Поднялся на помост и обратился к нам: “Товарищи коммунары, я вынужден вас оставить и выехать срочно в Харьков... У меня умерла мать. Многие из вас потеряли родителей давно, некоторые помнят своих родных матерей. Для меня мать - самый дорогой и близкий человек. Я уезжаю с уверенностью, что [вы] останетесь с крепкой дисциплиной и не допустите никаких происшествий. Я вам верю, до свидания, встречу вас в Харькове”.

Мы, особенно горьковцы, знали мать Антона Семеновича, Татьяну Михайловну, и свое соболезнование могли выразить только примерным поведением в отсутствие Антона Семеновича. Все старшие и младшие понимали, что нарушать дисциплину, когда нет возле нас нашего Антона, это предательство. Мы сдержали слово, ничем не запятнали звание дзержинца. Через неделю приехали в Харьков и встретили на вокзале Антона Семеновича криком “Ура!”.

В Куряже за эти годы существования колонии им. М. Горького мы впервые встретили Новый 1927 год. Несмотря на нашу бедность, год мы встретили радостно, торжественно и, что главное, почти половина ребят была в новогодних маскарадных костюмах. Костюмы изготавливали самостоятельно. У Кости Белковского был костюм какого-то оборванца, а когда он нажимал какой-то клапан, из трубы за плечами у него шел дым. Его никто не мог узнать. Мне в швейной мастерской “соорудили” костюм “ангела”, а Вале Зозуле - “Красную Шапочку”. Ровно в 12 часов ночи погас свет, а барабан отбил 12 ударов. Потом вдруг все снова было ярко освещено, раздалась музыка, а Антон Семенович выступил с поздравлением. Потом Антон Семенович организовал “поезд”, мы все взялись за руки и помчались из громкого клуба на третий этаж в спальню девочек, потом в тихий клуб и дальше вниз в громкий. Получилась такая “карусель!” Мы, малыши, уже были внизу с Антоном, а цепь все тянулась кверху. На узкой лестнице приветствовали встречных, неслись всякие веселые пожелания. Как это было интересно! Елки, правда, у нас не было, так как в то время она была не в моде. Антон Семенович как мог, старался скрасить наше детство. Нам было хорошо и весело.

С той поры прошло 52 года. Я до мелочей помню этот праздник и даже все маскарадные костюмы.

У нас появилась новая радость - Наташа. Эту девочку лет трех нашли на вокзале осенью 1933 года. Ее бросила мать. Так Наташа оказалась в коммуне. В прессе ее именуют Наташа Постышева [Радянська освiта, 1978, 11 февр.]. Это заблуждение, но легко объяснимо. Накануне Октябрьских праздников мы всей коммуной были в оперном театре. Меня подозвал к себе Антон Семенович и сказал: “Найди Лилю Тулецкую и Васю Камнардинова [ZT. Камардинова]. С ними ты пойдешь в ложу к Павлу Петровичу Постышеву. Познакомишь его с Наташей и попросишь разрешения присвоить ей фамилию Постышева. Так и сделали. С нами был и Антон Семенович. Я спросила его, как он - Постышев - посмотрит на то, что мы хотим дать Наташе его фамилию. Он был очень радушен и приветлив, а Наташу все время гладил по голове. Однако он сказал нам дословно следующее: “Ну зачем же ей моя фамилия? Да у меня и свои дети есть. Она будет расти, у нее все впереди, ей нужна фамилия своя, новая, советская... Вот и дадим ей фамилию - Радянська”. На следующий день приказом по коммуне Наташе была присвоена фамилия Радянська [Таким образом, авторы публикации ошибаются, называя девочку Наташей Постышевой]. Наташа пробыла в коммуне недолго. Уже в начале декабря 1933 года ее удочерили супруги Глузберги, оба чекисты, члены правления коммуны.

Уже выйдя из коммуны, я встречалась с ними в столовой ГПУ (Харьков) и в клубе.

В коммуне мы Наташу очень баловали. Я помню, мы, девочки, ездили с С. А. Дидоренко в спецторг ГПУ (ZT. ! спецторг ГПУ !, - очевидно, Коммуна им. Дзержинского там закупала себе многое чего) и там накупили для Наташи много, много вещей, в т. ч. белую, пушистую шубку. В спецторге над нами смеялись, шутили, говорили, что раньше не то что беспризорных, а даже дворянок так не одевали.

Коммуну часто посещали члены правительства Украинской ССР.

Особенно часто бывал Григорий Иванович Петровский.

Какая светлая голова была у “нашего Антона”! Ведь мы в коммуне им. Ф.Э. Дзержинского жили уже по-коммунистически, все бывшие беспризорники, правонарушители старательно трудились, учились, а уходя из коммуны, верили в свое будущее. Все были преданны Родине, любили людей, особенно тех, кто завоевал нам право на настоящую жизнь.

Для расшифровки = для понимания настаиваний Макаренко на том, что, де, его метод - обыкновенный советский, следует, наверное, вчитаться в такой фрагмент из файла http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm. Макаренко. - Выносится приговор: 3 года или 5 лет заключения. Немедленно после суда, тут же в судебном заседании, этот мальчик освобождается из-под стражи и передается в наши совершенно открытые колонии, где запрещено иметь стены, заборы, решетки, сторожей. Приезжает он туда, и говорят ему: / - Ты осужден, но это вовсе не значит, что тебя приговорили к страданию. Нет, это значит, что тебя осудили морально, тебе сказали - ты заслуживаешь по своему проступку 3 года тюрьмы, но фактически ты живешь в свободной трудовой колонии, ты носишь очень почетное звание колониста - члена колонии, ты работаешь на производстве, как и всякий трудящийся, ты учишься в школе, как и каждый ребенок и юноша, ты пользуешься всеми правами гражданства. Проживешь здесь 3-4 года, затем мы тебя выпустим и снимем с тебя ту судимость, которую ты имеешь. / Принципиально оставаясь на позиции наказания, фактически вся наша советская жизнь идет к тому, что наш метод воспитания является методом не наказания, а методом трудового коллектива, так же воодушевленного общей работой, как и здесь все на заводе им. Кагановича, так же ведущего свою работу по-стахановски, так же идущего вперед в образовательном, политическом и культурно-просветительном деле. Одним словом, такой мальчик становится полноправным настоящим советским гражданином. / Вот видите, как можно, чувствуя общий тон нашей жизни, общие устремления, установить, как нужно воспитывать наших детей.

ZT. А.С.М. дает тут четкий перечень составляющих, делающих подростково-юношеское заведение истинно советским. Да, эти-таковые составляющие были в его (Макаренко) Колонии и в его же (Макаренко) Коммуне, и значит да, его (Макаренко) указанные два учреждения действительно были (по принятой А.С.М. логике) _обыкновенными советскими_. Но ведь этих-таковых, - перечисленных Антоном Семеновичем, - составляющих чего? - истинной советскости, ведь их же во все 70 лет советской власти в обычных советских школах совершенно ведь не было! Значит все школы СССР были не в ногу, и только лишь две вышеуказанные школы-хозяйства Макаренко были в ногу. Да, по совершенно справедливой логике А.С.М. тысячи и тысячи советских школ все 70 лет советской власти были совершенно не советскими, и я, ZT, в СССР-ские годы своей давней-предавней школьной учебы эту реальность действительно видел.

Полное название: Межрегиональная общественная организация педагогической общественности “Макаренковское содружество” (МОО МС), ее устав: http://zt1.narod.ru/doc/ustav-ms.pdf.

В названии организации имеется в виду всемирно известный педагог и писатель Антон Семенович Макаренко 1888-1939.

Координатор МОО МС - Кораблева Татьяна Федоровна korableva_t@bk.ru. Она доцент кафедры философии и культурологии Российского Государственного медицинского университета, Москва. Защитила кандидатскую диссертацию на звание кандидата философских наук в 2000 году в Институте философии РАН, в секторе этики: “Философско-этические аспекты теории коллектива А.С. Макаренко”. Кораблева Т.Ф. - Президент Международной Макаренковской ассоциации (MMА), избрана на этот пост в апреле 2002 года в Полтаве на 5 лет.

Эссе (исследование) Татьяны Кораблевой "Горьковская призма миросозерцания А.С. Макаренко" http://zt1.narod.ru/tfk-o-mk.htm
saved from url=(0056)http://www.alternativy.ru/old/magazine/htm/00_4/esse.htm

Вицепрезидентом ММА является главный в мире эксперт по А.С. Макаренко, изумительный, легендарный ученый-макаренковед Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz), ФРГ, Марбург.

В основном МОО МС базируется по адресу: 121170 Москва ул. Поклонная 16, музей А.С. Макаренко, (499) 148-0835. Директор: Морозов Владимир Васильевич.

С.-Петербургское отделение МОО МС (СПб МОО МС).

Координатор СПб МОО МС - Тененбойм Зиновий Шойлович zt1@narod.ru.

Председатель СПб МОО МС - Коршунова Надежда Николаевна.

Год регистрации МОО МС: 2005.

Год регистрации СПб МОО МС в Центре развития некоммерческих организаций (ЦРНО) СПб Лиговский пр. 87, оф. 300 - 08.08.2006; но реально мы стали собираться, помнится, с января 2005 г.

Количество членов СПб МОО МС: переменное, от 7 до 15 чел.

География работы: СПб.

Направления работы СПб МОО МС: Пока что мы только раз в месяц (кроме лета) собираемся для обсуждения какой-либо макаренковской темы. Однажды мы пригласили людей из питерских детских домов и пришло к нам тогда дополнительно человек 15. Повестка дня была: “Актуальность разработок А.С. Макаренко для современных детских домов и интернатов”. Намечаем провести примерно такое же мероприятие для исправительных учреждений СПб.

Вставка 15.08.2009. Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html:

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

> если бы было с жёсткой дисциплиной учебное заведение, я бы его отдала. Но никто таких учреждений не откроет. Их в системе образования не существует.
ZT. Строгая дисциплина, конечно, нужна, но дело обстоит более обще:
для подростков "оболтусов" сочетания "обычная семья - обычная школа" просто не адекватны:
природа их жаждет и требует иной структуры бытия:
той структуры бытия, которая до и после 1917 года, увы, именовалась:
"исправительная колония".
Вот этот неправильный эпитет: "исправительное"
1) шельмовал замечательную структуру и
2) отпугивал от неё (от пригородной школы-хозяйства) и ребят, и педагогов,
и вот это-то историческое предубеждение и надо прорвать.

"Знание и труд" Симбирск, РНБ П28/503 1921,2. Мирандов Александр Федорович ( http://zt1.narod.ru/doc/mirandov.doc. ) .. В нормальных школах и детских домах Симбирска, особенно среди воспитанников, циркулируют самые невероятные толки о нашей школе, вызванные в большинстве случаев запугиванием воспитателями своих непокорных воспитанников "Максимовкой" в тех случаях, когда другие меры педагогического воздействия не оказывают влияния .. В конце концов мне пришлось обращаться с просьбой в Губоно об издании по всем интернатам и детским домам распоряжения о том, чтобы из числа мер педагогического воздействия была совершенно исключена угроза "Максимовкой" .. Название "трудовая колония" более соответствует типу и характеру нашего учреждения, но нам приходится открещиваться и от этого названия, так как колония ассоциируется с названием прежнего учреждения - колонии малолетних преступников, и слово колонист для наших воспитанников, как синоним профессионального любителя чужой собственности, кажется оскорбительным подчеркиванием принадлежности их к определенной категории несовершеннолетних ..
Мирандов А. Ф. .. Характер работ воспитанников, - имеющееся школьное хозяйство, наличие садов, огородов, покоса и пахотной земли, обслуживание хозяйства собственными мастерскими, - дают полную надежду Школьному Совету в недалеком будущем осуществить свое желание - реорганизовать школу нравственно-дефективных детей в Школьный детский Совхоз, присвоив ей именно это название, тем более, что настоящее наименование школы на более сознательных воспитанников действует угнетающим образом ..

http://zt1.narod.ru/kurgn_33.htm РАЙОННЫЕ УПК ПРЕОБРАЗОВАТЬ В КУРГАН-33. "Нар. обр" 1992,3-4 [и: В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОТИВ ГОРОДСКИХ ПТУ-ОБЩАГ УГ 1994,5].
И другое столь же важное и близкое к тому ..

Наши встречи происходят обычно в первую субботу месяца (кроме лета). Очередную встречу мы наметили на 07.10.2006. Тема: “Макаренко и религия”, сообщение Тененбойма З.Ш., затем обсуждение, затем чаепитие. На это мероприятие собирается специально приехать из Москвы молодой итальянский макаренковед Emiliano Mettini, он даже собирается подготовить как бы содоклад на ту же тему.

В документах МОО МС (с центром в Москве) направления работы указываются примерно такие (ZT. вношу туда некоторые добавления от себя). -

Утверждать ценности социального воспитания на основе наследия А.С. Макаренко. Социальное воспитание (забота о социальных качествах) как направление в педагогике отличается многими признаками от обычного, привычного, рутинного школьного процесса.

Прежде всего социальное воспитание по Макаренко предполагает проработку натур подопечных в по-макаренковски поставленных ШКОЛАХ-ХОЗЯЙСТВАХ.

Хозяйство - это нечто, каждодневно требующее
от ребят стабильных и посильных, - не мешающих,
а помогающих учебе, - забот, хлопот, работ.

Да, мы, макаренки, настаиваем именно на указанном (МАКАРЕНКОВСКОМ) варианте постановки социального воспитания с учетом всех разработок Антона Семеновича Макаренко именно для ШКОЛ-ХОЗЯЙСТВ.

Консолидировать деятельность российских и зарубежных ученых и педагогов по освоению наследия А.С. Макаренко.

Быть источником достоверной информации о жизни и творчестве великого педагога, обеспечивать защиту доброго имени Макаренко и его дела в средствах массовой информации.

Содействовать осуществлению научно выверенного (академического) издания полного собрания сочинений А.С. Макаренко в электронном виде. Координатор этого направления Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz), подробней см. в: Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

Формировать в общественном сознании привлекательность и ценность трудового образа жизни, незаменимость труда как инструмента воспитания. Имеется в виду не мешающий, а помогающий учебе коллективный, “колхозный” производительный труд подростков. Имеется в виду не мешающий, а помогающий учебе не только лишь труд-работа, но более-то всего “колхозный” труд-забота.

Данная информация составлена в начале сент. 2006 г. Тененбоймом З.Ш.

ZT. Здравствуй, дорогой Эмиль! / > я Тебе особенно благодарен за то, что Ты мне посвящал несколько строчек в твоем документе. / ZT. Да, Эмиль. Но подумав, я позвонил в ЦРНО с просьбой не слать это в рассылку. Я стал опасаться, что при широкой рекламе мероприятия придут и религиозные фанатики, и они, послушав мои лягания религии = мои лягания Моисея, Иисуса Иосифовича и Мухаммада, могут устроить грандиозный скандал. Это просто опасно, и мы потеряем возможность встречаться на ул. Ломоносова. Поэтому я скорее всего приглашу только обычных членов нашего маленького макаренковского кружка. То есть будет не более 10 человек. / > Это еще другой сильный повод для того, что я уезжаю в направлении Северной Столицы нашей прекрасной России. / ZT. Да, Эмиль, я буду рад пообщаться с тобою. Непосредственно перед твоим приездом мы еще спишемся. / > Моя бунтарская душа уже горит. / ZT. С юношеского возраста у А.С. Макаренко была бунтарская душа. Но я хочу сказать Гётцу Хиллигу и другим, что на мой взгляд и в юности, и потом бунтарство А.С.М. в существенном своем смысле носило не эсеровский и не большевистский и вообще не политический характер, а носило характер так сказать розенгеймовский. Я имею в виду такое, - достаточно модное в конце 19 века, а может быть и позже, - стихотворение (в моем сокращении). Из файла http://zt1.narod.ru/rozengm.htm. - / Розенгейм Михаил Павлович (1820-1887). Стихотворение "Современная дума", сокращенно и по памяти. - Если гибнет народ, если падает край Зло проникло в него глубоко Легкомысленно в том не тотчас обвиняй Учрежденья, законы его. Осторожно взгляни, обсуди и тогда К убежденью, быть может, придешь, Что _в народе самом_ затаилась беда, Что закон сам собою хорош. Если зол ты на свет, точно правду любя, То не тронь в нем порядка вещей, А исправь-ка сперва, мой почтенный, себя, Отучи от неправды людей. Если жидкость дурна, если скисло вино, То куда ты его ни налей, Только каждый сосуд замарает оно, Но не будет, не станет светлей. Часто бедствий вина потаенна, темна, И народ неприметно мертвит, Но не в формах его учреждений она И не в букве законов лежит. И ОСТАВЛЕН КОСНЕТЬ В СВОЕЙ ПОРЧЕ НАРОД, В БЫТОВОМ РАЗЛОЖЕНИИ НРАВОВ, ОН ТУ СКВЕРНУ ВНЕСЕТ, ОН ТУ ПОРЧУ ПРИВЬЕТ К КАЖДОЙ ФОРМЕ ГРАЖДАНСКИХ УСТАВОВ. / ZT. Я хотел бы, чтобы Гётц Хиллиг и другие макаренковцы больше сравнивали А.С.М. не с эсерами или большевикам, а с мировыми мизантропами, типа Фихте, Ницше и т.д. Вот и в русской литературе похожие на А.С.М. мизантропы - в "Горе от ума" Грибоедова, в "Отцы и дети" Тургенева, в "Дуэль" Чехова, и весь Маяковский. Но нет, это не только лишь классический нигилизм Базарова из "Отцов и детей" Тургенева, - это все же мизантропия Гамлета из "Гамлета".

Фридрих Ницше (1844-1900), "Так говорил Заратустра" (1883-4), ч.4 гл. О высшем человеке .. Теперь маленькие люди стали господами: они все проповедуют покорность, скромность, благоразумие, старание, осторожность и нескончаемое “и так далее” маленьких добродетелей. / Все женское, все рабское, и особенно вся чернь: это хочет теперь стать господином всей человеческой судьбы - о отвращение! отвращение! отвращение! / Они неустанно спрашивают: “как лучше, дольше и приятнее сохраниться человеку?” И потому - они господа сегодняшнего дня. / Этих господ сегодняшнего дня превзойдите мне, о братья мои, - этих маленьких людей: они величайшая опасность для сверхчеловека! / Превзойдите мне, о высшие люди, маленькие добродетели, маленькое благоразумие, боязливую осторожность, кишенье муравьев, жалкое довольство ..

А.С. Макаренко to Г.С. Салько. Колония Дзержинского 3-4.03.1928 [ ZT. середина ночи ]. / Не сердитесь, Солнышко, если мало или плохо напишу .. Воображаю, что Вы там думаете обо мне “втайне”. Подсчитываете мои промахи, которые мне якобы нельзя делать. Ах, солнышко, солнышко! Ну кто же на свете знает, что такое промах, ежели все люди начинают и оканчивают глупейшим промахом - родятся и умирают .. Не сердитесь также на меня за то, что я хочу сесть в тюрьму. Уверяю Вас, это совсем не так глупо, как кажется. Прежде всего это не упадочность. Мне просто хочется довести до полного выражения состояние советского гражданина. Во-вторых, мне надоели люди. Ведь могут же они надоесть. Я на них не сержусь и не злюсь, они мне просто надоели - все они “черненькие, все прыгают”, ну и пусть, а все же они зверушки .. / .. О делах не пишу. Меня по-прежнему едят, но я уже смотрю на всех, как Кук на дикарей - даже интересно .. (Переписка т.1 М.1994 с.29-30).

Мизантропия Иисуса Христа - это мизантропия Собакевича из "Мертвых душ" Гоголя.Мизантропия Макаренко - это мизантропия "Про это" Маяковского.

Обрати, Эмиль, внимание: какую бы политическую статью А.С.М. не начал бы писать - он неукоснительно свернет на своё исконное: как переделать людей?

А.С.М. и Вл. Маяковский вскочили на волну большевизма из грёз-надежд использовать мощь этой волны для полной и массовой переделки людей. Не получилось. Они оба (и Маяковский, и Макаренко) хотели быть поняты (как ты, Эмиль, интересно выразился) нашей прекрасной Россией, но они оба не были поняты, и что ж? - по нашей прекрасной России они прошли стороной, как проходит косой дождь…

ZT. Надо четко сказать и следующее. Как бы я, ты, вы, мы, он, она, оно, они, как бы, то есть, мы-макаренки, вкупе с самим А.С. Макаренко, как бы мы ни отдавали предпочтительное внимание учрежденческому (локальному) воспитанию (предпочтительно перед воспитанием фоновым, социумным), но ведь, - как ни крути, - и социумное в воспитательном смысле тоже что-то да значит, а раз так, то значит и социумное влияние надо постараться так сказать омакаренковить. И вот, с переездом в Москву, окончательно покинув область учрежденческой педагогики, А.С.М. сосредоточил теперь свое публичное внимание и свои публичные усилия именно на “омакаренковании” уж социумного воспитания в СССР, - скажем, он (Макаренко) стал напорно требовать своей = макаренковской организованности от московских и вообще от советских писателей. А они отнеслись к этим программным призывам А.С.М. (как и к таким же призывам Маяковского) негативно и даже насмешливо.

Суть тут такая. - Бывает цензура предварительная и карательная. Цензура - это своеобразный способ идейной организации работы деятелей литературы и искусства. Но есть и другой путь, - путь добровольной и сознательной договоренности работников литературы и искусства не допускать в своих творениях того-то, и наоборот - добровольно и сознательно проводить в своем творчестве такие-то линии. Не путем цензуры, а именно лишь добровольно-организационным путем А.С. Макаренко хотел внести организованность в труд “инженеров человеческих душ”. В итоге получилось бы такое. - В области локального воспитания - сильная струя макаренковской стратегии, и в области социумного воспитания, - со стороны “инженеров человеческих душ”, - тоже сильная струя макаренковской стратегии : ДВИЖЕНИЕ (НАСТУПЛЕНИЕ) С ДВУХ СТОРОН.

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Из: А.С. Макаренко. ПУБЛИЧНАЯ ЛЕКЦИЯ В ЛЕКТОРИИ МОСКОВСКОГО ГОС. УНИВЕРСИТЕТА НА ТЕМУ “О КОММУНИСТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ И ПОВЕДЕНИИ” (1 марта 1939 г.) .. Когда я начал и продолжал эту работу, я считал, что передо мною стоит миниатюрная задача: как-нибудь вправить мозги, вправить души у этих самых правонарушителей, сделать их вместимыми в жизни, то есть подлечить, наложить заплаты на характеры, не больше, только то, что необходимо, чтобы человек мог как-нибудь вести трудовую жизнь, как-нибудь - я на бОльшие достижения не претендую. / Но по мере того, как я работал, как рос и богател мой коллектив, по мере того, как он становился комсомольским коллективом, а не правонарушительским, я постепенно повышал требования к своему делу, к себе, и дело повышало требования ко мне и к моему коллективу, и я уже перестал интересоваться вопросом исправления, меня перестали интересовать так называемые правонарушители, потому что я увидел, что никаких правонарушителей нет, есть люди, попавшие в тяжелое положение, и я очень ясно понимал, что если бы я попал в такое положение, я тоже крал бы, хулиганил, дебоширил, бузил, то есть был бы таким, как они .. / .. Я пришел к заключению, что нет правонарушителей, а есть люди, не менее богатые, чем я, имеющие право на счастливую жизнь, не менее, чем я, талантливые, способные жить, работать, способные быть счастливыми и способные быть творцами. / И тогда, конечно, совершенно ясно, - никакие специфические педагогические задачи уже не могли стоять передо мной. / Передо мной стояла обыкновенная задача - воспитать человека так, чтобы он был настоящим советским человеком, чтобы он мог быть образцом поведения. / Последние годы, таким образом, я никого не исправлял, я просто выполнял обыкновенную советскую работу, воспитывал обыкновенных хороших советских людей ..

Позиция А.С. Макаренко. - Видеть в перевоспитании не просто исправление дефектов, а полноценное формирование личностей. / ZT. Ставить перед собой в воспитании лишь умеренные задачи = быть мещанином в воспитательной педагогике. / А.С. Макаренко всей своей ницшеанской душой ненавидел и мещанство вообще, и мещанство в воспитательной педагогике…

ZT. Но тогда (и значит): делать в воспитании ставку на масс-обиходные семьи и делать же в воспитании ставку на масс-обиходные школы голой учебы = быть неисправимыми и отпетыми мещанами в воспитательной педагогике…

ZT-спорное = ZT-сомнительное об Wyneken (1875 - 1964). Die Freie Schulgemeinde Wickersdorf, am 1. September 1906 von Gustav Wyneken mitgegrundet.

ZT-спорное = ZT-сомнительное. -

Не был ли Вынекен параллелен не Макаренко, а С. Соловейчику? - Черновые ZT-заметки лишь к первой половине “Wyneken und Makarenko - Parallelen” from Edgar Gunther-Schellheimer.

1) Эдгар пишет. - “Его (Макаренко) "университеты" были - как в жизни Gorkis, его умственного отца”.

Я, ZT, попросил бы Гётца Хиллига разубедить Эдгара. - Горький не был умственным отцом Макаренко.

2) Хочу отметить, что и Ницше, будучи умственным отцом Гитлера, Геббельса и Ко, см. http://zt1.narod.ru/nicshe-2.htm, не был умственным отцом Макаренко, как этот же мерзавец (де-садовец) Ницше не был и умственным отцом Маяковского.

Что собственно Макаренко и Маяковский увидели в “Так говорит Заратуштра”? - Они там увидели мощно и здорово выраженное презрение к гнилой = с-соловейчиковской = в-сухомлинковской интеллигенции, которую и Маяковский и Макаренко глубоко презирали еще задолго до чтения Ницше. Но остроумие в этом Ницше их увлекло. Отсюда и Заратуштра в поэме Маяковского, и отсюда же “ницшеанские усы” в начале “Педагогической поэмы”.

Но больше-то от Ницше Антону Семеновичу взять было нечего, как нечего же Макаренко было взять и от предтечи Ницше - Маркиза де Сада.

Когда Ницше переходит к собственно педагогическим разглагольствование, то он мгновенно становится типически убогим, как все типически же убогие немакаренки.

3) Позиция первой половины статьи Эдгара по Вынекену по существу такова: педагогики Вынекена, Песталоцци и Макаренко потому, де, прогрессивны, что во всех этих педагогиках осуществляются, де, прогрессивные формы так сказать соседства - сожительства юных и взрослых.

Во всяком случае существенные оценки Эдгара идут в первой половине его статьи по координатам “общения с человеческим лицом”.

Конечно, любой педагогический процесс есть и процесс соседства - сожительства, но если всё и замыкается только на “общении с человеческим лицом”, то это все-таки еще не педагогика как производство, а значит - не макаренковская педагогика.

У Макаренко бесконечно о цели воспитания (! производственная задача !). Если этого не было у Вынекена, то говорить о какой-либо существенно значимой параллельности его с А.С. Макаренко нельзя.

В небе надо высечь: у Макаренко педагогика - это производство нужных людей, а не реализация неких либеральных идей и принципов.

И наоборот: пресловутый С.Л. Соловейчик своей так называемой “педагогикой сотрудничества” вредоносно старался увести педагогику от макаренковской задачи педагогики как производства = педагогики как процесса выдачи на гора нужных людей.

Да, вредоносный негодяй С.Л. Соловейчик своей так называемой “педагогикой сотрудничества” Ивано-Сусанински = Моисеевски уводил педагогов от Макаренко к многовековой бодяге педагогики как лишь формы соседства - сожительства юных и взрослых, как лишь формы реализации либеральных = завиральных идей и принципов.

По прочтении первой половины “Wyneken und Makarenko - Parallelen” Эдгара я все же прихожу к выводу, что Эдгар де факто стоит на позиции той самой пресловутой “педагогики сотрудничества” только что указанного Идиота Идиотовича С-соловейчика.

Но я готов признать, что из-за некачественности компьютерного перевода или по какой другой причине я, ZT, просто не понял первой половины разбираемой статьи Эдгара.

Увы, соседско - сожительские установки (неважно правильные или неправильные) я в первой половине статьи Эдгара увидел, а макаренковских педагогико-производственных установок - не увидел.

Где, например, внимание к макаренковскому: “Наш путь единственный - упражнение в поведении” (образ гимнастического зала)?

Где внимание к бесчисленным у Макаренко производственным аналогиям?

Где внимание к тезису: “Только организация школы как хозяйства сделает ее воспитывающей” (= прорабатывающей натуры) ?
А.С. Макаренко : "Только организация школы как хозяйства ( ZT. хозяйства самих ребят - как ЗАБОТЛИВЫХ хозяев этого хозяйства ) сделает ее воспитывающей" (= прорабатывающей натуры).

А.С. Макаренко т.1 М.1983. 24 августа 1922: .. Не труд-работа, а труд-забота. Только организация школы как хозяйства сделает ее социалистической (с.11).
У А.С. Макаренко в отношении Колонии им. Горького термин - община. Это часто в документах тома 1 М.1983. В "Педагогической поэме" тоже.
По марксизму-ленинизму социализм - это общественная (в политическом итоге МАКРОсоциальная; в политическом итоге государственная) собственность на средства производства.
По синдикалистам же и по А.С. Макаренко социализм - это локальные производительные общины (много локальных производительных общин) с общинной (а не общественной - в политическом итоге государственной) собственностью на средства производства.
Но это отдельная теоретическая тема, и здесь она не рассматривается.
Переиначим: Только организация школы как хозяйства сделает её воспитывающей.

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. «Народное образование» 2003,4 ст. С.А. Ветошкина (ZT. еще не смотрел); с опорой на А.С. Макаренко утверждается: пенитенциарная (от лат. poenitentia - раскаяние) педагогика не может сводиться к «покаянию» .. (с.343 у Фролова). ZT. Да, покаяние (и то лишь в редких случаях) лишь так сказать сотрясает человека, покаяние в 98% коллизий вовсе не переформировывает субъектика. Совершил ужасное преступление, сотрясся, допустим, в глубоком раскаянии, но (!) : остался все тем же типом, способным на те же ужасные преступления. Если так сказать прежне-жизненная система тренинговых линий жизни ( подробней см. в http://zt1.narod.ru/trening.htm ) сформировала этого типа самым негодным образом, то для его преобразования конечно же, и уж никак, и уж совсем, и вовсе, и совершенно НЕ достаточно покаяния (покаяний), а нужна проработка (переработка) этого субъектика уж в другой, - ! уж в позитивной, а не в вампиловской (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm ) !, - системе тренинговых линий гордого и свободного (без-заборного, без-колючепроволочного) тренинго- базисно- надстроечного учреждения, макаренковски поставленного и ведомого, - учреждения, способного такого рода субъектиков действительно переформировать = перевоспитать = просто, - наконец-то и впервые, - позитивно воспитать.

А.С. Макаренко 19 марта 1923 г. (т.8 М.1986). - Организация перевоспитания малолетних правонарушителей с самого начала, по моему мнению, была поставлена в колонии на правильный путь, доказательством чего являются очевидные воспитательные достижения: это путь трудовой общины, определенно прогрессирующей в разных областях ее жизни (с.246). ZT. Но это единственно правильный путь вовсе не только лишь для перевоспитания малолетних правонарушителей, но и вообще для истинного воспитания, суть коего ( - суть истинного воспитания - ) - проработка натур.
(Посмотрите http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc Учение о педагогике проработки натур).

Макаренко мобилизован задачей выдачи на гора продукции определенной кондиции, и эта мобилизованность определяет структурно-педагогическое у Макаренко.

Это вам не “любить, а любовь сама все найдет” Кретина Кретиновича Соловейчика.

Переписка А.С. Макаренко с женой, т.1 М.1994. А.С.М. жене с 12-ти часов ночи с 4 на 5 октября 1928 г. .. Любовь, Солнышко, как и все на свете, мало чувствовать. В душе можно любить, как Ромео, но в жизни с такой великой любовью можно оказаться противной рохлей и мерзавцем. Между прочим, я не знаю ни одного произведения литературы, где бы любовь была свободна от элементов разгильдяйства, глупости и лени, где бы влюбленный не приводил себя и любимую к страданию и горю. В этом, кажется, вся соль литературы. В жизни, наверное, всегда происходит иначе. Для любви нужно организовать мир, иначе самый великолепный Ромео в два дня угробит свою Джульетту и сам от безвыходно глупого положения будет годиться только на свалку (с.186-7).

А.С. Макаренко: “Любовь - прежде всего деловая проблема” (в письме жене 14.07.1927, Переписка т.1 М.1994 с.23, такое встречается у Макаренко и ещё). А.С. Макаренко: “Я доказываю, что любовь - функция, а мне говорят - аргумент” (т.8 М.1986 с.74). А.С. Макаренко: “У нас любовь может быть завершением отношений, но не началом их” (т.5 М.1985 с.249). У Кретина Кретиновича Достоевского: “Красота спасет (= упорядучает) мир”. То есть К.К. Достоевский назначил красоту аргументом, а упорядоченность мира - функцией от такого вот глобаль-аргумента (от глобаль-красоты). Таким манером
.. (такого рода манером: мол: ждите до греческих календ, когда красота на днях или раньше спасёт = упорядучает мир, или: возлюбите друг друга, и это тоже, мол, на днях же или раньше спасёт = упорядучает мир, и/или что-то другое идеалистическое же в таком же духе) ..
Таким манером хомо сапиенсы тысячи лет кряду кретино-и-и-христовски = кретино-ф-м-достоевски = кретино-с-л-соловейчиковски = кретино-в-а-сухомлински обманывались и до сю (= по сю) обманываются. “Чтоб всей планетой шла любовь” в конце “Про это” Вл. Вл. Маяковского. Володя потому и ухватился за социалистическую перестройку, что ожидал: аргумент: _социалистическая перестройка планеты_ породит функцию: _по всей планете ходящую любовь_ = _по всей планете ходящую гармонию_. Исторический опыт, однако, показал, что для 20-%-го хотя бы приближения к желаемой мировой гармонии надо делать ставку не на экономико-социалистическую аргумент-перестройку, а на макаренковскую (и только макаренковскую!) воспитательно-педагогическую аргумент-перестройку, вводимую, однако, не в массовом порядке, а так сказать точечно: там, где для такой подростково-юношеской по-макаренковски локально-воспитательной локально-социалистической СТРУКТУРЫ сошлись все необходимые локально-субъективные и локально-объективные предпосылки.

Да, на мой ZT-взгляд, только указанной человеко-производственной координатой надо определять, параллелен ли тот или иной педагог прошлого Антону Семеновичу Макаренко или этот педагог прошлого параллелен С-соловейчику.

10.11.06 > Вы меня "по частям " хотите разбить...... Не видите целое. Так спорить необосновательно. И ещё "бедного оппонента" ......давай, в противный ящик Соловейчика. Фу! Э.

Дорогой Эдгар.

1) Мысль что производственной (выдающей на гора людей нужной кондиции) педагогике Макаренко противостоят разные варианты соседско-сожительских педагогик = мысль о такой координате сравнения давно, но не четко уже посещала мою голову.

И вот первые впечатления от "Wyneken und Makarenko - Parallelen" сделали эту давнюю, но тогда еще не четкую координату четкой.

И вот я не удержался от обнародования соображений о такой координате сравнения.

Фактически это у меня критика не Вас, дорогой Эдгар, а критика всех немакаренковских = не производственных, а соседско-сожительских педагогик, которые я действительно упаковываю в ящик с высшей степени противным для меня обозначением-именем: "С-соловейчик".

2) Мне нынче жалко тратить время на Вынекена, тем более, что это обременено проблемой перевода на русский язык. Раньше я тратил время на Лепелетье, Фелленберга, Песталоцци, Христиана Зальцмана, Вихерна, Жеденова, Елену Левицкую, Гринько, Мирандова, Ионина, Малявко (о них есть у меня на сайте). Тратил я время и на других очень интересных деятелей. Но сейчас, когда я стал стар, я жалею на это время и хочу сосредоточиться только на Макаренко.

> Смотрите во второй половине доклада. Эдгар

Посмотрел. Уважаемый Эдгар во второй половине своей статьи пишет, что в Freie Schulgemeinde Wyneken`s (FSG) было самоуправление ребят. Самоуправление учебой? Самоуправление проведением досуга?

Эдгар. - Существенное различие по качеству между FSG и колонией Gorki состоит в том, что, как уже упомянуто, жизнь коллектива достигала в учреждениях Makarenkos, - его основным компонентом, производительной работой, - более высокого качества, чем в FSG, так как там жизнь общности была заполнена только учением и разнообразным, прежде всего культурным, проведением свободного времени ..

ZT. То есть FSG Вынекена была по сути обычной школой, всего лишь только за городом. FSG не была школой-хозяйством и, главное, FSG не была “гимнастическим залом для упражнения в поведении, наполненным такими трапециями и параллельными брусьями, которые нам сейчас нужны” (ФД-1, гл. “В пучине педагогики” т.2 М.1983 с.128. “Педпоэма”, гл. “На педагогических ухабах” т.3 М.1984 с.457).

Но дело не только в том, что у большинства других этого (гимнастического зала) не было, а дело в том, что даже тогда и там, где это отчасти и было, оно там не было следствием сознательного установления.

Макаренко с осени 1920-го действовал не “как бог на душу положит”, а осознанно. Макаренко “гимнастический зал” осознал, а осознав - осуществлял.

Остальные же прочие действовали, но не осознавали, - и они этого самого “гимнастического зала” не осознали.

Но помимо общей установки о “гимнастическом зале” Макаренко также продумывал все важные и все мельчайшие составляющие в воспитательном процессе, естественно, в рамке этого самого гимнастического зала.

90 же % других-прочих (не-макаренков) просто вели дело “как бог на душу положит”, а Бог, как известно, большущий растяпа, и он (Бог) более всего разложил по не-макаренковским педагогическим душам всяческую либеральную = завиральную дребедень (тов. Зоя, тов. Крупская, тов. Сухомлинский и прочие недоумки).

Н.К. Крупская интуитивно предчувствовала будущий приход к власти своего мужа и .. пред-приготовляла себя к тому, чтобы после прихода мужа к власти ей (Крупской) заняться в переустройстве общества педагогической сферой. И вот до 1917 года Крупская лет примерно 10 усиленно читала тьму текстов по истории педагогики и психологии, копила в этом эрудицию, думая что эта вот эрудиция вооружит ее (Крупскую) для будущей глобально-педагогической деятельности. Но ей (Крупской) это пошло только во вред: она с головы до пят лишь обросла - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками. И точно также в педагогических вузах во вред студентам идет изучение истории педагогики и психологии: они (студенты) лишь обрастают - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками.

Но даже тогда, когда 95 % других-прочих в чем-то и вели дело отчасти правильно, все равно они в 40 или в 60, а может быть даже и в 80 раз менее интересны, чем А.С. Макаренко.

А.С.М. и в стратегическом, и в тактическом всё делал осознанно, и основания этой своей осознанности он внятно и подробно излагал всему миру, - во всяком случае и по меньшей мере им (А.С.М.) были внятно намечены все координаты воспитательной педагогики.

Вот по всей этой совокупности достоинств за всю историю педагогики рядом с А.С. Макаренко совершенно некого поставить.

Эдгар. - Makarenko, кажется, стоит .. как вершина в пустыне, как это формулировал Леонард Фрэзе однажды.

ZT. Он правильно формулировал.

В.В. Маяковский, поэма “Человек”, гл. Маяковский в небе .. / Главный склад всевозможных лучей. / Место выгоревшие звезды кидать. / Ветхий чертеж / - неизвестно чей - / первый неудавшийся проект кита…ZT. Фридрих Ницше (http://zt1.narod.ru/nicshe-2.htm) есть неизвестно чей первый роковым образом неудавшийся проект А.С. Макаренко.

В.В. Маяковский (т. 12 М.1959 с.182). Я хочу быть понят моей страной, / а не буду понят - / что ж?! / По родной стране / пройду стороной, / как проходит / косой дождь.Антон Семенович Макаренко хотел быть понят своей страной, но он не был понят и что ж? По родной стране он прошел стороной, как проходит косой дождь.

Файл: За общественное движение: "Артисты из театров - в детские дома", "Студенты из ВУЗов - в детские дома" http://zt1.narod.ru/stud.htm. Там и такое. - Совместить положительную (положительную!) "сектантскость"
(сектантскость положительную!)
интернатного – детдомовского учреждения с нужной степенью так сказать проветривания и всех душ в учреждении и учреждения в целом.

То есть, как почти во всём: не или-или, а и-и. -

Из давних библиотечных выписок. Журнал "Педагогоч. сборник" (военного ведомства) РНБ П28/560 1868,2 (?) .. Гораздо больше примеров совершенной загрубелости от долгого постоянного пребывания в заведении, чем от дурного влияния среды, окружающей воспитанника дома. Разница между постоянно бывающими в отпуску и не выходящими из заведения - видна почти с первого взгляда (с.111).

Журнал "Народн обр" П29/163 1963,2 (Г.С. Макаренко-Салько) .. А.С. Макаренко не одобрял ЗАКРЫТЫЕ учреждения ("Нельзя так обеднять социальный опыт детей!").

From http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

-

А.С. Макаренко в 1931 г., т.5 М.1985 .. Новый быт первым делом требует уменьшить у семьи право [ZT. в оригинале по Г. Хиллигу: лишить семью права] прибегать к кустарному воспитанию ребенка. / Это совсем не означает, что ребенка нужно оторвать от матери, что он должен расти как ничейный ребенок, почти что как теперешний беспризорник. Те, кто кричит о полном разрыве матери с ребенком, о полном забвении сыном своих родителей, - это просто чудаки и "бузотеры". Именно в полной гармонии между организационной силой воспитательного детского дома и природной родственностью в семье лежит секрет будущего воспитания... (с.316). ZT. В подростковом возрасте надо лететь-вздыматься во взрослость не лишь на семейном и не лишь на макаренковско- интернатно- школо- хозяйственном, а: НА ДВУХ-ОБОИХ ЭТИХ КРЫЛЬЯХ, как это и было у приемного сына А.С. Макаренко Лёвы Салько.

Тема Лёвы Салько: http://ztnen.livejournal.com/3314.html.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

За новое общественное движение: АБСОЛЮТНО КАЖДОМУ ДЕТДОМОВЦУ - ПАТРОНАЖНЫХ ОПЕКУНОВ.

У А.П. Чехова в пьесе “Три сестры”, - действие 4-е, Вершинин: “К образованию прибавить трудолюбие, а к трудолюбию образование”. У А.С. Макаренко: к семейному прибавить интернатно- школо- хозяйственное, а к интернатно- школо- хозяйственному прибавить семейное, так вот измудриться.

Нужна не раздача детей из детдомов в семью, а нужно такое вот широкое общественное движение:

АБСОЛЮТНО КАЖДОМУ ДЕТДОМОВЦУ - ПАТРОНАЖНЫХ ОПЕКУНОВ.
Ищи также на http://ztnen.livejournal.com/6554.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

патронат у Вихерна.

Да, расхож тезис "Ребенку нужна семья, а не детский дом". Но на самом-то деле, да,

каждый подросток нуждается и обязательно должен иметь персональных патронов-опекунов, персонально именно его опекающих,

однако совсем не обязательно, чтобы он и жил у этих своих патронов-опекунов.

Иные тети-дяди очень хорошо опекают племянников, хотя те живут не с ними.

Есть встречные потоки: 1) желающие найти мужа (жену) И желающие избавиться от мужа (от жены) 2) желающие обрести ребенка в семью И желающие избавиться от ребенка в семье 3) ищущие путей изничтожения детдомов И ищущие детдома для пристройки туда своих детей.
Кроме того, много пишется о том, как приемные родители довольно скоро разочаровываются в принятых (усыновленных, удочеренных) ими детях, и возникает драматическая ситуация.
Но мало пишут о том, как те или иные детдомовские ребятки, ране мечтавшие покинуть детдом и обрести обычную семью и родителей, по осуществлению этого не в столь уж редких случаях довольно быстро разочаровываются и в новом быте, и в личностных характеристиках обретенных родителей, и возникают драматические ситуации.

Тиц Борис Николаевич. Детские приюты. Справочная книжка для лиц, имеющих надобность помещать детей в приюты. СПб 1886.110 РНБ 18.171.6.101. ZT. Еще не смотрел.
Такого рода услуги и такого же рода справочники нужны и современным родителям.
Но, - по элементарным правам детей, -
такого же рода услуги и такого же рода справочники нужны для очень и очень многих детей, которым плохо / невыносимо / страшно в семье…

"Детский дом" БАН I.242 1930,6. И. Данюшевский (кстати, он прекрасно знал А.С. Макаренко лично). - Произвол в отношении перебросок, укрупнений и разукрупнений, сокращений. Экспансия на помещения и территорию детских учреждений. Кому какое дело, что дети со своим домом свыклись, привязались даже к своим спальням, к своему зданию, к своему саду перед домом, к своей школе, к своему производству. Какое кому из бюрократов в ОНО и ОблОНО дело, что учреждение (его ребята) связались уже с окружающей средой, имеют шефа в данной местности (ZT. Это - шефы и шефство индивидуальное над персон-ребятками - дело чрезвычайно важное и позитивное, и практиковалось почти всеми макаренками = школо-хозяйственниками всех времен и народов), имеют в близкой окрестности хороших личных знакомых, патронов, крестных матерей и т.д. Всё это топчется бездушно и безнаказанно.

Гинтовт Александр Станиславович (?). Детдома - высшая форма социального воспитания // "Трудовая школа" РНБ П29/362 1923,4-5 с.9-27; // "Рычаг просвещения" РНБ П29/261 1921,6-7.
ZT. Он занимался и "школами действия" на Западе, и летними школами. Ничего из этого еще не смотрел.

Начало ноября 2006.

ZT : Надо производительный труд в пригородных интернатных школах-хозяйствах.

Edgar Gunther-Schellheimer (EGS): Но никто пока не заинтересован. Будущий менеджер должен уметь управлять, руководить.

ZT. Что за недемократичность? Что за сосредоточение только на менеджерах? А о рабочих и крестьянах кто замолвит словечко? В файле http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm я пишу о пригородных интернатных школах-хозяйствах как о рабоче-крестьянских корпусах. То есть задача их: изготовление пролетарских кадров с человеческим, но и с реалистическо-прагматическим лицом. Но там же по Макаренко всё сосредоточено на задачах оснащения в хозяйствовании: а) умениями организовать, б) умениями приказать, в) умениями подчиниться. То есть: ставя совершенно демократическую задачу делания из "бросового" "сырья" качественных (и с человеческим, но и с реалистическо-прагматическим лицом) пролетарских работников, в то же время эти вот пригородные интернатные школы-хозяйства = рабоче-крестьянские корпуса вооружают этих самых пролетариев _И_ способностями человечных, но и дельных = прагматичных менеджеров.

EGS. В одном интернате Schloss Gaienhofen. Evangelisches Internat am Bodensee новый предмет: „Buisiness & Society" , "Хозяйство и ответственность" . Обучение на англ. языке .. Там места нет для производительного труда. Никто такого не хочет.

ZT. Потому что это и по замыслу - не пролетарское учреждение = не рабоче-крестьянский корпус. Естественно, такие элитарные интернатные учреждения тоже имеют право на существование, как имеет право на существование и школа голой учебы и вообще всякое не собственно макаренковское. Но: какое нам, макаренкам, дело до всех немакаренков, а им (немакаренкам) до нас? Почему мы, макаренки, должны на них оглядываться? Дети буржуазных родителей и сами эти буржуазные родители не хотят производительного труда? - Ну и пусть себе не хотят. А дети пролетарских родителей и сами пролетарские родители увлекутся именно структурой макаренковски поставленного рабоче-крестьянского корпуса (структурой макаренковски поставленной пригородной школы-хозяйства). Как говаривали в Китае при Мао: пусть расцветает 100 цветов.

EGS. Другой частной школе областная администрация запретила проводить занятия в мастерских.... как бы чего не вышло... дети могут пораниться.

ZT. 1) Что за убогие "занятия в мастерских"? Макаренко - это коллективный производительный труд с продажей конкурентно способной продукции. Против же убогих "занятий в мастерских" был и сам А.С. Макаренко.

2) Да, в письмах жене А.С.М. мечтал о кооперативных школах-хозяйствах, где попечителями будут сами кооператоры-родители, а наркомпрос (областная администрация) будет совсем маленьким.
ZT. Это у Макаренко суть ошибочное: построение кооперативного жилого дома – реально, посторенние же на кооперативной основе детсада или пригородного интерната- школы- хозяйства (кооперативных!, на кооперативной основе!) - не реально.

3) Кроме того: чиновников надо напорно макаренковски просвещать, надо их напорно переубеждать…

11.11.2006. Эдгар to ZT. На Ваш вопрос: где демократия в ФРГ. Это целиком формальная демократия. Господствует капитал, и правительство и большинство членов парламента выполняют задания капиталистов. Даже „cоциалдемократ“ канцлер Шрёдер действовал как „der Genosse der Bosse“.

Эдгар! Меня не интересует то политическое, о чем Вы тут говорите. Демократизм, за который я, отражается в моем словосочетании : макаренковские пригородные школы-хозяйства как рабоче-крестьянские корпуса. То есть у меня имеется в виду демократизм в духе Николая Алексеевича Некрасова 1821-1878, и в смысле “За детей простонародья замолвим слово = на этом поприще поработаем”.

УГ 1994,25-26 .. Наш пятнадцатилетний сын приходит домой только ночевать. В школе бывает редко. Учителя жалуются, что Саша не учит уроки, грубит, дерется на переменах, приводит домой друзей, которые производят впечатление беспризорных. Когда мы с мужем начинаем требовать от мальчика не позорить нас, взяться за ум, не встречаться с ребятами, от общения с которыми он становится все хуже и хуже, Саша убегает из дома и приходит только ночью. Влияние улицы давно уже вытеснило наше, домашнее. Какими же мерами можно еще на него воздействовать? Людмила КОБЕНЦОВА

Письмо комментирует главный подростковый психиатр Москвы Борис ДРАБКИН .. Создать конкурирующие интересы .. Чтобы интерес к книге, музыке, спорту, рукоделию прививался дома, подросток был им захвачен .. ZT. Это и не реальный ответ таким родителям, и не реальная помощь таким родителям, а это - от самой редакции УГ и от развеликого психолога Москвы возмутительная отписка, пронизанная совершенным равнодушием к судьбам десятков если не сотен тысяч родителей и детей…

В 1-4-5-6 лет малец - объект мамы, мама адекватна такому возрасту мальца. После 1-4-5-6 лет и далее пацан - объект папы, папа адекватен такому возрасту пацана. Но после 13-14 лет подросток перестает быть даже просто объектом семьи, потому что семья перестает быть адекватной подростковому возрасту. Нормальная семья для весьма большого % подростков - скучная золотая клетка. Подростку хочется жизни “в более широкую грудь”. Часть подростков фактически “уходит из семьи” в уличные подростково-юношеские банды. Мало кто из подростков уходит из семьи просто на улицу, но во времена войн есть возможность уйти к разным “батькам”, стать сыном полка и т.д., а потом попасть в Колонию им. Горького. Такое убегание из семьи во все века и во все времена суть достаточно распространенное и психологически достаточно нормальное явление. Но и “широта жизни” в Колонии им. Горького тоже не всех подростков удовлетворяла, и они уходили из Горьковской колонии, но, побродив немного по свету, как правило снова возвращались к Макаренко…

В 1-4-5-6 лет малец - объект мамы, мама адекватна такому возрасту мальца. После 1-4-5-6 лет и далее пацан - объект папы, папа адекватен такому возрасту пацана. Но после 13-14 лет подросток перестает быть даже просто объектом семьи, потому что семья перестает быть адекватной подростковому возрасту. И подросток выходит на улицу, которая чаще всего до добра не доводит.

1) Все так сказать спартанские режимы прошлых веков, 2) все же, скажем, просоциалистические режимы 20-го века, 3) все же нынешние просоциалистические режимы конца 20-го и начала 21 веков

желая оградить молодежь от развращения

атаковывали и атакуют средства массовой информации, вводили и вводят цензуру на печать, на кино, на ТВ и т.д.,

и все они-то-дурни не обращали внимание на то, что подавляюще-то главным развратителем молодежи всегда были и остаются вампиловские (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm) улица и двор.

Последняя фраза в последнем письме А.М. Горького к А.С. Макаренко 08.10.1935. - ".. Причиной ухода из семьи на улицу служат: мачехи, вотчимы и "скука жизни" в семье. Отцам-матерям некогда заниматься детьми, детям не о чем говорить с родителями".

ZT. Это и поныне так.

Иоганн-Готлиб Фихте (1762-1814) в свое время отрицал у большинства немецких родителей способность воспитывать своих детей.

ZT. Это по всему земному шарику и поныне так.

Цель: подростки не
должны болтаться на улице! Средство. -
В кадетские корпуса пристраивают своих
детей-подростков отнюдь
не пролетарские родители.
Пристраивают добровольно и охотно.
Надо, чтобы были
пригородные рабоче-крестьянские корпуса
= макаренковски
поставленные школы-хозяйства.
Это надо для того,
чтобы в эти макаренковски
поставленные школы-хозяйства
= в рабоче-крестьянские корпуса тоже
на совершенно добровольной основе
своих детей-подростков пристраивали
пролетарские родители.
На кадетские корпуса
местные и федеральные органы
тратят деньги налогоплательщиков.
Пусть тратят и на макаренковские
школы-хозяйства = на пригородные
рабоче-крестьянские корпуса!

Филиппики А.С. Макаренко как бы прямо и непосредственно против Идиотов Идиотовичей В-сухомлинских-С-соловейчиков. ПП-2003 из Приложения. Записи, использованные в “Педагогической поэме” .. …Об интеллигентной привычке к великим разговорам .. Великие дела делаются и в Наркомпросах и, в особенности, в ИНО. В особенности там разбивают на великих полях сражений таких чудовищ, как наказание и вообще дисциплина. [ Елена Сергеевна Левицкая 1868-1915 о дисциплине и о наказаниях: ищи в http://zt1.narod.ru/levick.htm ] А между тем на практике нам чаще приходится иметь дело с уборкой в уборных и с потерянными ключами. Великое разгильдяйство нашей интеллигенции сочетается с обильным разгильдяйством наших воспитанников именно в малых делах. Это же стремление к великим делам так назойливо заставляло нас выпускать художников, писателей и артистов вместо обыкновенных здоровых людей .. (с.714).

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. Фидель Кастро .. в докладе на Национальном конгрессе образования и культуры (1971 г.): “Система образования, когда находящиеся на полном обеспечении школьники заняты только учебой, формирует прежде всего плохого ученика. Второе: она формирует неуравновешенного ученика. Человеку, который целый день учится, вскоре надоедает учеба. И третье: при такой системе мы готовим образованного человека, не связанного с трудом, с производством материальных благ. Именно такое образование получали дети из буржуазной семьи в прошлом. / И если мы сейчас не создадим новый тип школы, то дети наших рабочих будут воспитываться так же, как воспитывались когда-то дети буржуазии” (ж. “Куба”, 1971, сент., с.9) (с.162).

ZT. Двухчасовой производительный ежедневный ТРУД-ЗАБОТА (великое нововведение Макаренко в политэкономию) ни в коем случае не помешает учебе ребят. Наоборот, развращенные вампиловскими (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm) ЛАКУНАМИ УЛИЧНОГО БЕЗДЕЛЬЯ учащиеся переносят свою разболтанность в класс и школу и: СТАНОВЯТСЯ ПРОКЛЯТИЕМ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ. Зарабатывающие (не только зарплату, но и сам доход) дети и подростки становятся серьезнее, солиднее, собраннее. Так что производство в школе - детский соразмерный хозрасчетный труд - не конкурент и не риф для учебы, а ее спасатель! / В принципе: дети и подростки безработными ни в коем случае быть не должны! / И в то же время - А.С. Макаренко в т. 1 М.1983 с.100-101 по-Некрасовски против _отупляющего_ детского труда .. "Эксплуатация детского труда в Западной Европе, достигающая очень большой степени, конечно, никогда не оправдывались в серьезной педагогике как воспитательное средство. Наше увлечение производственно-трудовым воспитанием, развившееся у нас, конечно, без всякого влияния Европы, тем более не должно доходить до идеи использования нашего детства как производственной силы". ZT. Это к теме: "Осторожней с детским трудом!". Но быть осторожней с детским трудом - это не значит совсем исключить его.

Международные макаренковедческие исследования .. на Востоке и Западе. Сб. Н. Новгород, 1994. - Р. Эдвардс, преп., Университет Лойола в Чикаго (США). .. Он [Макаренко] успешно интегрировал в повседневной жизни детей все основные виды их деятельности: школьное учение, производительный труд, творческое использование свободного времени, физические и военные упражнения (с.82) .. И в заключение - слово Роберту Улиху: .. “.. Много молодых обитателей трущоб целыми днями сидят на порогах полуразвалившихся домов или на скамейках во дворах современных микрорайонов, воплощая собой картину одиночества, ожидая прибытия своего "коллектива" или появления того, чего они еще не знают. Такая молодежь готова отозваться на требование от нее жертвы для любого авторитета, но только не школьного учителя (как это было и во времена Макаренко) ..” (с.86). ZT. На это ценное. - Элитарщики в педагогике пусть обслуживают буржуазию, а мы, демократы, призваны воспитывать рабоче- крестьянских детей (ZT. молодых обитателей трущоб, см. выше). Мы не враги буржуазии и не враги элиты, мы просто работаем в другой сфере. И если какой-либо буржуа захочет отдать своего ребенка в наш по Макаренко поставленный и по Макаренко ведомый ( см. http://zt1.narod.ru/metodika.htm ) рабоче-крестьянский корпус - мы такому отцу не откажем. И если какой-либо выходец из нашего рабоче- крестьянского корпуса станет потом преуспевающим буржуа - мы и этим будем гордиться. То есть, наш демократизм хотя и рабоче- крестьянский, но тем не менее не антибуржуазный и даже не антиэлитарный.

Ложится карта района. Выявляется ближайшее к школе солидное производство. Идут туда с концертом: товарищи инженеры и организаторы, вот мы вот .. Ну вот как вас развлекаем. Но какой же благодарственный концерт мы вам закатим когда вы, дорогие инженеры и менеджеры, наладите для ребят нашей школы ..

( причем, наладите и в аспектах снабжения и сбыта ! )

.. наладите нам наше собственное, - хотя бы и на вашей, но предельно близкой от нас, базе, - а) прибыльное (самих ребят) и б) адекватное для возможностей учащихся (и здОрово учащихся!) подростков ХОЗЯЙСТВО-ПРОИЗВОДСТВО,

принадлежащее ребятам одной единственной школы, то есть: вариант "Чайки" Вал. Фед. Карманова = не локальное хозяйство, а т.ск. проходной двор - не предлагать ..

.. и подарите нам для нашего (воспитывающего нас) ТРУДА-ЗАБОТЫ .. (! великий политэкономический термин А.С. Макаренко !) .. Подарите нам такой вот налаженный уж "кусочек"

с вашей помощью посильного нам

производства (локальный кусочек производства)

_вместе с его доходами_.

Original Message - From: "Татьяна Кораблева" Sent: 29 ноября 2006 г. Subject: цель и средство

> Зиновий, по поводу "локального кусочка производства": никто не хочет из серьёзных руководителей производства "возиться" с детьми, особенно в условиях города.

ZT. Татьяна, "никто не хочет из серьёзных руководителей", - Вы это из опыта говорите? Вы кому-нибудь реально предлагали? Я в советское время рассылал свои обращения хозяйственникам, и один генеральный директор из провинции позвонил мне: приезжайте ко мне, я дам жилье и поддержу, организуйте такое макаренковское. Я отказался, так как решил посвятить себя информационному обеспечению движения.

> Нужна, прежде всего, законодательная база для регламентации детского труда (обсуждается на каждых макаренковских чтениях, помните?),

ZT. Ну да, надо все отложить до греческих календ. Татьяна, это у Вас - чиновничье мышление. При Макаренко, Ионине, Мирандове, Малявко, Кубракове и т.д. не было ни этой самой пресловутой законодательной базы, ни всего остального, о чем Вы, Татьяна, пишете, а тем не менее они успешно строили свои школы-хозяйства.

http://zt1.narod.ru/ziazm.htm Энтузиазм трудового воспитания, примеры а) достижений и б) антидостижений

(туфты = показухи)

в пределах ученических производственных бригад и в иных вариациях.

(Это не то, что более лучшее, более лучшее - это автономные школы-хозяйства, по ним см. в файле http://zt1.narod.ru/primery1.htm).

Об ученических производственных бригадах Ставрополья на 2003 г. ищи в файле http://zt1.narod.ru/info1134.htm

По опытам практического применения трудового есть и в файле http://zt1.narod.ru/kriteriy.htm

03.03.07. Эдгар> Образовать студенческие бригады для работы среди подростков на улицах .. / ZT. Ох, Эдгар! Всё Вас тянет уйти от локальностей в какое-либо широкое общественное движение типа невнятицы “студенческих педагогических отрядов”, типа невнятицы “тимуровцев”, типа невнятицы скаутов, типа невнятицы пионерии и комсомола, типа невнятицы пресловутой “коммунарской методики” Игоря Петровича Иванова.

Из интернета. Разово помогать легче, чем делить груз забот все время - не все на это готовы.

Макаренковские учреждения могут возникнуть лишь как что-то локальное и -!!- СТАБИЛЬНОЕ, не как мельтешение лишь разовых кому-то помощей в аморфном социальном пространстве. Это (разовые кому-то помощи, волонтерство) не возбраняется, но это не то, что суть собственно макаренковские по роду учреждения.

Стабильных собственно макаренковских учреждений возникнет на страну несколько так сказать штук. Их возникнет мало или много, но возникнет лишь там, где сошлись все необходимые для этого субъективные и объективные условия и обстоятельства. Все остальные ажиотажные варианты - это не макаренковское, а Загорецко-Репетиловское + Бобчинско-Добчинское из “Горя от ума” А.С. Грибоедова + “Ревизора” Н.В. Гоголя. Массовое внедрение Макаренко всегда приводило и всегда приведет лишь к профанации сути и смысла макаренковской воспитательной педагогики…

ZT. Фрагмент с http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

- К теме о дешевом, поверхностном, верхоглядном, а часто и просто завиральном разнообразии в журнализме.

А уж в педагогической-то (с-соловейчиковской, Загорецко-Репетиловской, Бобчинско-Добчинской) журналистике как-то уж особенно ну прямо-таки обожают именно: дешево-разнообразчиков, поверхностников, верхоглядов и (!) завиральщиков.

Журналюги типа С.Л. Соловейчика признают исключительно и только журналюгскую же по роду педагогику, то бишь, педагогику дешево-разнообразную, поверхностную, верхоглядную и (! уж это-то обязательно !) завиральную.

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 10.03.1928 .. Сегодня я как раз прочитал 20 том Горького

[ М., 1928 .. статья М. Горького “Заметка читателя”, впервые опубликованная в альманахе “Круг” (№6, М., 1927 ]

- там есть дельные места о героях на час и героях на всю жизнь. Как-то неясно Горький по этому случаю говорит, что под Харьковом есть колония, и он мог бы много рассказать об удивительных людях в этой колонии, но ему это лично сделать неудобно. Как видите, и я могу считать себя кандидатом в герои навсегда. Но кажется, русские женщины имеют слабость как раз к героям на час. Вы представляете исключение? Нет, солнышко, я пока не решаюсь приступить к совершенствованию самого себя - боюсь повредить себе прежде всего в Ваших глазах ..

.. Я немножко Вас раздражаю своим однообразием. Если бы Вы знали, как все это я хорошо понимаю и оправдываю, но что делать - я не хочу дешевого разнообразия .. а дорогое не так легко найти .. (с.32).

Макаренко писал, что прежде всего нужны определенные люди (бескорыстные хозяйственники - предприниматели) (см. и файл http://zt1.narod.ru/ziazm.htm). - ПП-2003 из гл. Первый сноп .. И теперь и тогда я с восхищением и благодарностью думаю об Эдуарде Николаевиче [ Шере = Николай Эдуардович Фере 1897-1981 (Воспоминания Н.Э. Фере о Горьковской колонии и о Макаренко: http://zt1.narod.ru/fere-1.htm) ]. Если он теперь на каких-нибудь советских полях уменьшил темпы, если он женился, обзавелся оседлостью, ревматизмом и пижамой, я скорблю, потому что в общем технологическом процессе жизни для таких, как Шере, имеются определенные графики. Надо, чтобы в каждой детской колонии был такой Эдуард Николаевич .. Эдуардов Николаевичей надо беречь и холить, надо засовывать им бутерброды в карманы, надо платить им какое угодно жалование, хотя и о жаловании они обычно не разговаривают .. (с.588). / ПП-2003 из гл. Награды .. По коммуне забегал человек отнюдь не педагогического типа - Соломон Борисович Коган. Соломон Борисович уже стар, ему под шестьдесят, у него больное сердце, и / - 654 - одышка, и нервы, и грудная жаба, и ожирение. Но у этого человека внутри сидит демон деятельности, и Соломон Борисович ничего с этим демоном поделать не может. Соломон Борисович не принес с собой ни капиталов, ни материалов, ни изобретательности, но в его рыхлом теле без устали носятся и хлопочут силы, которые ему не удалось истратить при старом режиме: дух предприимчивости, оптимизма и напора, знание людей и маленькая простительная беспринципность, странным образом уживающаяся с растроганностью чувств и преданностью идее. Очень вероятно, что все это объединялось обручами гордости, потому что Соломон Борисович любил говорить: / - Вы еще не знаете Когана! Когда вы узнаете Когана, тогда вы скажете. / Он был прав. Мы узнали Когана, и мы говорим: это человек замечательный. Мы очень нуждались в его жизненном опыте .. (с.653-4).

Великое социологическо-философское и литературно-художественное открытие: не омерзительные всех времен и народов разные там Иисусики Христосики и Апостолы Петры (http://zt1.narod.ru/maldosye.htm и http://zt1.narod.ru/petr_plx.htm), и не симпатичные прогрессевисты “Лингарда и Гертруды” (http://zt1.narod.ru/doc/Lingard-i-Gertruda-Pestalozzi.doc Самый великий социологический роман; неполная публикация) , и не Базаровы с Рахметовыми, и не идиотские князья Мышкины, и не герои “Поднятой целины” Мих. Шолохова, а: идущие организовывать доходный детский производительный труд-заботу БЕСКОРЫСТНЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННИКИ-ПРЕДПРИНЕМАТЕЛИ Соломоны Борисовичи и Эдуарды Николаевичи из “Педпоэмы” А.С. Макаренко - ВОТ, НАКОНЕЦ-ТО, ВОИСТИНУ ОБРАЗЦОВО-ПРЕКРАСНЫЕ ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА И НАРОДЫ.

DO> Я не знаю всей этой теории, но я знаю, что если бы меня запихали в макаренковскую школу-хозяйство (= тюрьму) с принудительным трудом, который мне абсолютно не интересен, я бы или сбежал оттуда, или стал совершенно другим человеком. Чего я естественно не хочу. / ZT. Никто никого не запихивал. И "сбегать оттуда" тоже не было никакой необходимости. Абсолютная добровольность проживания в учреждении - неукоснительный принцип _макаренков_. И ты в детстве был иной, чем сейчас, - просто не помнишь себя. В хорошую школу-хозяйство в прекрасной пригородной местности, с разветвленным учебным, клубным и спортивным ты бы тогда пошел бы с удовольствием. Тебя привлекли бы хорошая еда, чистая постель, защищенность от дедовщины, _ЗАРАБАТЫВАЕМЫЕ ТОБОЙ ДЕНЕЖКИ_, коллективные походы и экскурсии. Но это будет _только_ при директоре- макаренковце и его хороших помощниках- хозяйственниках (как Соломон Борисович и другие в "Пед. поэме"). / OS> Вот не знаю. Мне кажется, что многие пятиклашки (или что-то вроде этого) с удовольствием вместо изучения математики или географии пошли бы колоть дрова / месить тесто и так далее. Естественно, при условии хороших и умных преподавателей. / ZT. Никакого _вместо_. Во всех школах-хозяйствах учебе придавалось и будет придаваться очень большое, и именно даже _первенствующее_ значение.

> государственная воля ввести в штатное расписание каждого возможного для труда школьников предприятия ставку зам. директора, занимающегося только детским производством.

ZT. "Государственная воля" ? - Это утопия. "Каждого"? Это тоже утопия. Хотя бы в некоторых…

> Особо поощрять такие предприятия, давать им льготы, обеспечить общественным уважением.

ZT. Я не против.

> Тогда роль Макаренковской ассоциации будет

ZT. Сейчас самая актуальная роль для Макаренковской ассоциации - найти для Гётца Хиллига деньги и людей для академического издания А.С. Макаренко на профессионально сделанных CD с переводом на все основные мировые языки.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению. Воскликнем тут, на манер ницшенского Заратустры: о, отвращение, отвращение, отвращение!

14.11.06 Эдгар to ZT. Не думаю, что здесь действовали книги Сухомлинского. Они поддерживали в середине 1960-ых гг. попытку перехода к социализму с человеческим лицом.

ZT. Дорогой Эдгар! Борьба за либерализацию пронизывала в Российской империи весь 19 век, она же бурно продолжалась до 1917 г., бурно, но подпольно, продолжалась и после 1917-го до 1953-56 гг., а после 1953-56 гг. эта самая борьба за либерализацию вышла наружу и уж заполонила собою всё и вся.

Уж чего-чего, а дефицита в либералах в Российском государстве никогда не было. Был страшный дефицит на умных и конструктивных, а вот либералов-то и в Российской империи, и в СССР, и вообще в странах социалистического лагеря всегда было тьма-тьмущая, - как собак не резанных.

Заскорузлый (до мракобесия) консерватор Ф.М. Достоевский придумал для таких либералов достаточно адекватный термин-обозначение: бесы.

Из “Методика организации воспитательного процесса” (http://zt1.narod.ru/metodika.htm), А.С. Макаренко т.1 М.1983 гл. Перспектива, под-гл. Близкая перспектива .. Было бы большой ошибкой строить близкую перспективу только на принципе приятного, даже если в этом приятном есть элементы полезного. Таким путем мы приучим ребят к совершенно недопустимому эпикурейству (с.312-13).

Может быть, и даже скорее всего, либералы в стратегическом плане были правы, но вот какая беда. -

Обиходное общение с масс-либералами было самым противным общением, масс-либералы были по личным и умственным своим качествам очень противными = совершенно гнилыми людьми.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Именно о гнилых масс-либералах Фридрих Ницше справедливо восклицал: “О, омерзение, омерзение, омерзение!”.

Кстати, эти омерзильщики (гнилые масс-либералы) и поныне везде и всюду правят бал.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Тьма “прогрессивных людей” негодует только против сталинизма и сталинистов, но почему-то они не замечают другой, - везде и всюду встречаемой, - с-соловейчиковской омерзительности, - не замечают с-соловейчиковского гнилого и поганого масс-либерализма.

А.С. Макаренко, ПП-2003 из Приложения. Общий план. Часть первая .. № 3. Личное и индивидуальное озлобление сильной личности. Борьба рабочего презрения к погибшему миру и бунт гордой личности, не желающей быть подхваченной никакими вихрями. Последние отзвуки потерь, в том числе потери брата белогвардейца. Почти контрреволюционное настроение, но ненависть к глупому бунту крестьянства и к его дикости. Отчаянное презрение к городским болтунам и к бессильному стремлению что-то организовать, к воскресникам и трудовой повинности. Презрение к глупому бессильному сентиментализму интеллигентщины. [ZT. Ненависть к гнилой борзоболтающей и борзопишущей интеллигенции А.С. Макаренко пронес через всю свою творческую жизнь]. Но в то же время все эти переживания не уменьшают силы и энергии личности. Руки хотят работы, и сохраняется целостный взгляд на все, не трусливый и не теряющий. Образуется крепкий и устойчивый одинокий цинизм. Озлобление развивается в сторону спокойного смеха, и все закипает в энергии борьбы воли с десятками разрозненных блатных воль. Это не педагогическая работа, это выход здоровой энергии .. (с.686).

Совершенно такое же как у Ницше отношение к гнилым масс-либералам было у Ник. Алексеевича Некрасова, у Вл. Маяковского, у А.С. Макаренко.

ПП-2003 из гл. Триста семьдесят третий бис .. Колонна вошла в Подворки. За плетнями и калитками стояли жители, прыгали на веревках злые псы, потомки древних монастырских собак, когда-то охранявших его богатства. Впрочем, в этом селе не только собаки, но и многие люди были выращены на тучных пастбищах монастырской истории. Их зачинали, выкармливали, выращивали все на тех же пятаках и алтынах, выручаемых за спасение души, за исцеление от недугов, за слезы пресвятой богородицы и за перья из крыльев архангела Гавриила. Я уже знал, / - 531 - что в Подворках много задержалось разного преподобного народа: бывших попов и монахов, послушников, конюхов и приживалов, монастырских поваров, кустарей и проституток .. / .. / .. Шагая по улицам Подворок, мы проходили, собственно говоря, по враждебной стране, где в живом еще содрогании сгрудились и старые люди, и старые интересы, и старые жадные паучьи приспособления. И в стенах монастыря, который уже показался впереди, сложены целые штабели ненавистных для меня идей и предрассудков: слюноточивое интеллигентское идеальничанье, будничный, бесталанный формализм, дешевая бабья слеза и умопомрачительное канцелярское невежество. Я представил себе огромные площади этой безграничной свалки: мы уже прошли по ней столько лет, столько тысяч километров, и впереди еще она смердит, и справа, и слева, мы окружены ею со всех сторон .. (с.530-1). Маяковский. - Затыкаешь ноздри, нос наморщишь и идешь верстой болотца длинненького… (т.7 М.1958 с.207).

В.А. Сухомлинский был лишь одним из кумиров именно гнилой = омерзительной тьмы масс-либералов, и он (Сухомлинский) сам был насквозь гнилым = омерзительным = с-соловейчиковским либералом.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Мария Спиридонова в РНБ 24/236 24/236а [Биб.описание]: Спиридонова М.А. Из воспоминаний о Нерчинской каторге /Мария Спиридонова; Всесоюз. о-во политкаторжан и ссыльно-поселенцев. - М. : Изд-во Всесоюз. о-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1926. - 88 с. .. вспоминая лагерные свои времена, отмечала, что пороки отдельных личностей, "разреженные" на свободе, в интернатной обстановке без установления строгого режима дают ужас. ZT. Значит, если макрообществу страсть как нужен либерализм (не страшно: пороки отдельных личностей разрежены), то это не значит, что сё надо экстраполировать и на локалы.

Борьба за социализм с человеческим лицом - это не собственно педагогика, а политика. Если бы либералы так и оставались бы только в области взросло-центрированной политики, то у Макаренко и у меня к ним особой претензии бы не было. Но беда-то в том, что и наши, и не наши, вообще все мировые масс-либералы, и Сухомлинский, конечно, тоже, просто экстраполировали свой политический либерализм на педагогику, а уж это-то было нарушением аристотелевского учения о мере, о чем подробней см. в моем файле http://zt1.narod.ru/form-dvj.htm. И вот именно-то указанная подтасовка и вводила в педагогику ту поганую струю, которая порождала всех бесов-врагов А.С. Макаренко и соответственно вызывала и вызывает у Макаренко и у меня адекватную обратную ненависть ко всем этим с-соловейчиковским масс-сволочам.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

ZT. Как бы справочник по поиску на данном ZT-сайте текстов главного макаренковеда мира Гётца Хиллига (Goetz Hillig).

http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Тут ищи: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.7, Marburg 1987. МОСКВА, октябрь 1936 г. Издание протоколов двух встреч А.С. Макаренко с читателями "Педагогической поэмы". Марбург 1987.

http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm Тут автобиография Гётца Хиллига с проектом академического издания всех текстов А.С. Макаренко на профессионально сделанных CD-дисках с планируемым последующим переводом на английский язык, а потом и на другие мировые языки.

http://zt1.narod.ru/hillig-b.htm Тут библиография изданных работ Гётца Хиллига. На 2004 год.

http://zt1.narod.ru/hillig03.htm Тут ищи: "ПостМетодика", Полтава, 2003 № 2(48), с.4-26. Гётц Хиллиг. КОЛОНИЯ им. М. ГОРЬКОГО - ЛАБОРАТОРИЯ И СЦЕНА МАКАРЕНКО-ВОСПИТАТЕЛЯ.

http://zt1.narod.ru/mak-grki.htm Тут ищи: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.11, Marburg 1990. ПЕРЕПИСКА А.С. МАКАРЕНКО С М. ГОРЬКИМ. Под редакцией Г. Хиллига при участии С.С. Невской. Марбург 1990.

http://zt1.narod.ru/maro.htm Тут ищи: Небольшое (лишь) число документов из архивного о колонии им. Горького по : OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. Marburg 2003. (Составитель - Гётц Хиллиг).

http://zt1.narod.ru/karman-d.htm Тут ищи часть из: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. DIE POLTAVAER
M. GOR`KIJ- ARBEITSKOLONIE. Polemik, Dokumente, Portrats (1920-1926). Herausgegeben on Gotz Hillig
Marburg 2003. Стр.154-164. 7. Карманные деньги для карманников (1924 г.)

http://zt1.narod.ru/pltv-kln.htm OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. DIE POLTAVAER M.GOR`KIJ-ARBEITSKOLONIE. Polemik, Dokumente, Portraets (1920-1926). Herausgegeben von Goetz Hillig Marburg 2003
//
ПОЛТАВСКАЯ ТРУДОВАЯ КОЛОНИЯ ИМ. М. ГОРЬКОГО. Полемика, документы, портреты (1920-1926 гг.). Составитель: Гётц Хиллиг Марбург 2003.
ZT. Это маленький "файл-коробочка" со счетчиком "заглядывания" в нее.
Внутри отсылка: Скачайте:
http://zt1.narod.ru/doc/25-OPUSCULA-MAKARENKIANA.doc

http://zt1.narod.ru/vydumki.htm Тут текст Гётца Хиллига о неких досужих выдумках одного сумского профессора.

13.02.07. Уважаемый Гётц! Вашу ст. о Болшевском учреждении ОГПУ // А.С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт. Сост. и ред. Фролов Анат. Арк. Н. Новгород 1992 с.97-108 я поместил где-то в начале файла http://zt1.narod.ru/bolshevo.htm.
ZT. В макаренковедческих журналах были и более поздние варианты исследования Г. Хиллига по болшевскому учреждению.

ZT. Полный текст статьи: Гётц Хиллиг. МАКАРЕНКО И ВЛАСТЬ // "Имидж", Полтава, 2002,4-5 (23-24), с.9-13 ищи где-то в середине файла http://zt1.narod.ru/anti-kon.htm.
Об идеолого-политических взглядах А.С. Макаренко ищи и в файле http://zt1.narod.ru/1930-31g.htm.

Осенью 2007 материалы из Г. Хиллига были добавлены в файлы:
http://zt1.narod.ru/maro.htm
http://zt1.narod.ru/vrag_4.htm


OPUSCULA MAKARENKIANA № 22 Александр Абаринов и Гётц Хиллиг, Марбург 2000 .. Галина Стахиевна пишет сыну 7 марта [1936 г.]: „Антон наш 27/II уехал в Харьков, что-то там с коммунарами не совсем ладно". 29 февраля [1936 г.] газета “Дзержинец” (орган парткомитета, завкома, комитета ЛКСМУ и совета командиров трудкоммуны НКВД УССР им. Ф.Э. Дзержинского) опубликовала статью Макаренко - очевидно текст его выступления на общем собрании коммунаров. Этот материал перепечатывается здесь впервые:

КРЕПЧЕ ДРАТЬСЯ ЗА ДИСЦИПЛИНУ

Дисциплина в школе еще не стоит на высоте. И Совету командиров совместно со старостой школы необходимо усилить свою активность в борьбе за дисциплину. Безусловно, ведущую роль в этой борьбе должен играть комсомол. Каждый комсомолец обязан являть собой пример дисциплинированного учащегося и обязан влиять на весь класс. Этого еще до сих пор нет, но это должно стать практикой нашей школьной жизни.

Неуместные шутки во время урока, реплики, грубость в обращении с педагогом - как-то проходит мимо внимания всего класса и даже лучших коммунаров-комсомольцев.

Хороший дисциплинированный комсомолец на обращение к нему преподавателя во время урока огрызается: чего же Вам надо! А когда после урока ему указали на эту грубость, он был весьма смущен и заявил, что никакого намерения грубить преподавателю он не имел, что он даже не обратил внимания на эту свою реплику. И то, что он, комсомолец, не обратил даже внимания на свое грубое обращение с преподавателем, является очень показательным. Ни сам учащийся, ни преподаватель не реагируют на отдельные нарушения дисциплины, они как бы узакониваются, становятся обыденным. Коммунар обязан понять, что всякое нарушение дисциплины в школе, даже малейшее, нарушает правильный ход учебы, отражается на успеваемости учащихся.

Одновременно с этим необходимо, чтобы педагоги также усилили свою борьбу за дисциплину в школе. И не только констатировать нарушения дисциплины, но и тут же в классе принять меры к тому, чтобы подобное явление не повторилось.

Абсолютно неправильно, когда преподаватель идет по линии наименьшего сопротивления - или старается не замечать нарушения, или ограничивается занесением факта в рапорт. И совершенно непонятно, когда преподавательница заявляет в учебной части, чтобы ее перевели в другой класс, так как она не может справиться с данным учеником. Тот, мол, ее оскорбляет, мешает работать и ничего с ним нельзя поделать. Это вредная точка зрения. Преподаватель не является только лицом, который излагает в аудитории свой предмет, он - воспитатель. Особенно это важно в условиях коммуны. И отмахнуться от воспитательной роли педагог не имеет права и не должен.

Наша коммуна является образцовой. Образцово должна быть поставлена в коммуне и дисциплина среди коммунаров.

Каждый коммунар обязан бороться за то, чтобы наша коммуна, носящая великое имя лучшего большевика, первого чекиста - Ф.Э. Дзержинского, была действительно образцовой.

А.М. (“Дзержинец”, 1936,№ 9, с.1.).

--

К выступлению Макаренко в “Дзержинке” возвращался директор учебного комбината коммуны И.О. Борок в номере газеты от 13 марта 1936 г. В его статье более конкретно освещается повод „вмешательства" помощника начальника ОТК в дела коммуны. Буквально директор писал: „Тов. Макаренко на общем собрании коммунаров заявил, что одним из основных наших недостатков является низкая дисциплина, а в связи с этим недостаточная успеваемость коммунаров в школьном комбинате.

И действительно, самым большим злом нашей школы является плохая дисциплина учащихся-коммунаров младших классов, в особенности, очень плохо ведут себя в аудиториях, ведут посторонние разговоры, нередко ходят по классу, безобразно обращаются с тетрадями, учебниками и др. учебными пособиями. Ненужные и лишние вопросы, реплики и т.д. - все это, разумеется, нарушает работу класса и дергает преподавателя. Особо следует остановиться на взаимоотношении учащихся с педагогами.

Лучшей иллюстрацией к этому является случай с Носковым. Этот “ученик” на уроке заявляет преподавателю: “С таким педагогическим подходом на благбаз [базар у собора Благовещения в Харькове - А.Л./Г.Х-] идти, а не в школу” и т.д. в том же духе. Совет командиров и общее собрание постановили исключить Пескова из коммуны. А сколько дерзостей и оскорблений выслушивают педагоги даже в I и II классе? Правда, в громадном большинстве случаев такое недопустимое отношение к педагогам наблюдается со стороны недавно прибывших в коммуну, но так или иначе, оно безусловно нетерпимо.

Тов. Макаренко заявил, что в коммуне лучший педагогический коллектив, и рекомендовал коммунарам всячески беречь педагогов.

Ясное дело, что при таком отношении коммунаров к учебе не может быть и речи о полном и продуктивном использовании урока" (Борок, Крепите дисциплину. // “Дзержинец”, 1936, No 11, 13.03, с.2.).

Дальше в своем материале Борок подробно остановился на задачах по укреплению дисциплины со стороны органов самоуправления коммуны и их помощи педколлективу: “Сейчас нами проводится пересмотр состава старост.

Староста - центральная фигура в классе. От того, как работает староста, зависит очень многое. В этой важной работе мы тесно связываемся с комсомольской и пионерской организациями.

Сейчас выделен один из дней для регулярной работы Совета старост - организации, которая призвана оказать руководству школы действительную помощь в борьбе за повышение дисциплины и успеваемости.

Совет командиров указал, что очень многие из командиров, попадая в школу, уже не считают своим долгом проводить воспитательную работу, как будто бы они в школе уже перестают быть командирами.

В заключение следует сказать, что все наши недостатки мы ликвидируем только в том случае, если сами коммунары под руководством своих старших товарищей, возьмутся, наконец, за работу в школе.

Нет сомнений, что коммунары своей активной поддержкой помогут нам ликвидировать все наши недостатки, возьмутся за учебу и выведут школу на первое место в Харьковщине” (с.76-9).

В файле http://zt1.narod.ru/isprav-u.htm по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона кн. 25 СПб 1894 обзор: Исправительные заведения [успешные исправительные заведения] для малолетних [в разных странах за прошлые десятилетия]. Из такого рода обзоров всегда видно, что успешные воспитательные интернатно- хозяйственные учреждения (заведения), - во всех без исключения странах и во все без исключения десятилетия, - всегда были ИМЕННО И ТОЛЬКО ОТДЕЛЬНЫМИ ПРИМЕРАМИ.
Надо принять за постулат: макаренковско-учрежденческое возможно в варианте многочисленных или немногочисленных, но: ИМЕННО И ТОЛЬКО - ОТДЕЛЬНЫХ ПРИМЕРОВ, а иные вожделения всегда обернутся лишь хрущёвско-кукурузными потугами. Внедрение не в массовом порядке, а только точечно: там, где для подростково-юношеской исто макаренковской локально-воспитательной СТРУКТУРЫ (рабоче-крестьянского образовательно-воспитательного корпуса = макаренковской школы-хозяйства) сошлись все необходимые а) локально-субъективные и б) локально-объективные предпосылки. Иное даст профанацию = дискредитацию.

Пьеса А.С. Макаренко "Ньютоновы кольца" (окт. 1934) М.1993 .. http://zt1.narod.ru/doc/nyutkolc.doc Политико-производственная драма в духе "Человека со стороны" И.М. Дворецкого с некоторыми комедийными коллизиями. О том, как в Коммуне им. Дзержинского инженеры осваивали производство фотоаппаратов.

Антоненко С.И., ФЭД. . Страницы биографии. [Очерк истории Харьк. машиностроит. з-да им. Ф.Э. Дзержинского - 1987 (История фабрик и заводов) NLR Шифр 87-2/2178.

Детская трудовая коммуна им. Дзержинского Харьков Краткое руководство к аппарату ФЭД 1936.10 РНБ 36-8/728. Было и 1935.40 35-8/2325 1934.40 34-8/3834.


Несколько заметок на память. - 1) А.С. Макаренко - это прежде всего нонконформист, а 90% прошлых и нынешних "макаренковедов" - это конформисты. Особенно это касается Светланы Сергеевны Невской. Читайте об этом в: http://ztnen.livejournal.com/1783.html.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

2) Вариант мероприятия в конференцзалах библиотек. - Секция Межрегиональной общественной организации "Макаренковское содружество". Феномен интернатной пригородной школы-хозяйства для подростков и юношей по "Методике организации воспитательного процесса" А.С. Макаренко (1888-1939) http://zt1.narod.ru/metodika.htm. Свободное обсуждение: за и против. Просмотр видеоматериалов. 3) На http://nnspu.ru/research/makarenkolab/index.html предлагается для скачивания две важные монографии А.А. Фролова : 2006 и 2007 г. 4) В макаренковедении плохо раскрыта тема, которую условно можно означить фразой А.С. Макаренко: "Мы здесь не фотоаппараты делаем, а людей" = надо строго следить, чтобы в хозяйственном (производственном) доминировало педагогическое (воспитательное), а не деляческое.

15 мая 2008 г. Дорогой Goetz Hillig!
Нижеследующую отсылку я только что поместил на своем ЖЖ http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

-
ОБЛАСТНОЙ ДОМ УЧИТЕЛЯ [Ленинград] Мойка, 94. В с т р е ч а А.С. МАКАРЕНКО – автора кн. "Педагогическая поэма" С УЧИТЕЛЯМИ НАЧАЛЬНЫХ И СРЕДНИХ ШКОЛ ЛЕНИНГРАДА и Ленинградской области. 16 октября 1938 г. Стенографический отчет. ИРЛИ (ПД) РI, оп.17, № 408 пост. 1947 г., № 1. ZT. Сравнение с: А.С. Макаренко т.4 М.1984 ("Некоторые выводы из моего педагогического опыта"). Поместил в: http://zt1.narod.ru/doc/asm-16-10-38.doc
Я не уверен в полной качественности своей вычитки. Я собираюсь послать вам ксерокопию указанного бумажной почтой.

См. также http://zt1.narod.ru/doc/frgm-o-trud.doc - Фрагменты о трудовом.

См. также : http://zt1.narod.ru/doc/bolshevo.doc

"Народное образование" 1992,2. Григорий Фриш (GF>), директор 855-й московской школы. [...] GF> Но мне хочется ответить на вопрос: "А можно ли предотвратить = исключить роковое событие, зовущееся преступлением?". Убежден, что можно. Вот только - где же начало, где первый полушаг, который ведет к колонии?

ZT. Начало и первый полушаг – в дворово-уличной вампиловщине : http://zt1.narod.ru/vampil01.htm .

ZT. Но не только !

Плюс к тому. - Г. Фриш применяет термин "колония" в каком-то кошмарном смысле, но на деле по макаренковски поставленные подростковые колонии – это не тюрьмы и не ужасы, а это учреждения, где обычно весьма успешно выправляют натуры на здоровые пути. Но зачем допускать заход подростков на пути преступлений с жертвами этих преступлений?

Надо в макаренковски поставленные колонии не пост-фактум подростковых преступлений, а - ПРЕДВАРЯЮЩЕ.

Я, ZT, 1940-го г. рождения, и я помню, как в моей и в других школах Ленинграда практиковалось в адрес "хулиганистых" запугивание: "Будешь так себя вести - загремишь в колонию!". Тогда для моих сверстников-ребят и для меня самого слово "колония" ассоциировалось с чем-то предельно мрачным: мы тогда и знать не знали, что пригородная школа-колония может быть прекрасным местом, где, бывает, жить и учиться на порядок интереснее, чем в обычной городской школе. Значит, если субъектик ведёт себя в обычной школе так, что эта обычная школа больше не может его переносить, то школа говорит такому субъектику. – Слушай, мы не может тебя просто выбросить на улицу – ты тогда станешь совсем бандитом, но мы тебе предлагаем: давай съездим с тобой в известную нам вполне налаженную, хорошую, очень интересную для жизни пригородную школу-колонию, там, поверь, тебя не ждут никакие ужасы, там тебе может вполне-вполне понравиться. Ну а уж если и там не уживешься, то всё равно оттуда пойдешь не на улицу, а в так называемый реформаторий: детскую (подростковую) тюрьму...

ZT. В предисловиях от С.Я. Маршака к переизданиям "Республики Шкид" Г. Белых и Л. Пантелеева и в работе самого Викниксора "Школа им. Достоевского" ( http://zt1.narod.ru/doc/SHKID-po-Vite.doc ) принято и провозглашено: "Шкид хоть кого исправит". Реально в оригинале "РШ" 1926-27 гг. "Шкида хоть кого изменит", но С.Я. Маршаком и другими упорно "цитируется" как "исправит". Итак, "Шкида хоть кого исправит". Да. Если "особенных" регулярно будет "сплавлять" в Лавру (подростковую тюрьму), в реформатории, см. в http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc, или в с/х техникум с производственными мастерскими и полями, или на фабрики / заводы для подростков типа саратовского "Красного детского городка" Ф.И. Егермана http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc .

ZT. Скорее всего авторы кинофильма "Республика Шкид" знали = читали книгу о Шкид П. Ольховского и К. Евстафьева "Последняя гимназия"; но уж во всяком случае они читали главу "Содом и Гоморра" в "Республике Шкид" Г. Белых и Л. Пантелеева; это, тем не менее, не помешало им приступить к составлению розовой картинки о Шкид...

"Республика Шкид", гл. "Содом и Гоморра", фрагменты с пропусками. – .. Викниксор уехал в Москву на какой-то съезд работников соцвоса .. Случилось ещё - ушли в отпуск лучшие халдеи - Косталмед и Алникпоп. Эланлюм растерялась .. Пошло безудержное воровство. Крали полотенца, одеяла, ботинки .. Как-то пришел к Пантелееву Голый барин .. - Боюсь я, Ленька, - сказал он. - Наши налет на "Скороход" готовят, надо сторожа убить... Ей-богу... Мне убивать... Бледнел гимназистик Голенький, рассказывая .. Но Гужбан не остыл. Сделав дело, он принимался за другое. Покончив с ПЕПО, вывез стекла из аптекарского магазина, срезал в школьных уборных фановые свинцовые трубы. Однажды ночью пропали в Шкиде все лампочки электрические - осрамовские, светлановские и ди-визорные - длинные, как снаряды трехдюймового орудия. Зараза распространялась по всей Шкиде. Рынок Покровский, уличные торговки беспатентные трепетали от дерзких мальчишеских налетов. Это в те дни пела обводненская шпана песню:

С Достоевского ухрял
И по лавочкам шманал...
На Английском у Покровки
Стоят бабы, две торговки,
И ругают напропад
Достоевских всех ребят ..

ZT. Но, как показано в "Последней гимназии", для повального воровства в Шкиде вовсе не требовалось отсутствие Викниксора с Косталмедом и Алникпопом. –

Школа Достоевского,
Стерва сволочная.
Научила воровать
От родного края...

ZT. Поэтому-то дирижируемый Самуилом Яковлевичем Маршаком (1887–1964) обширный хор из лидеров нашей пошлой интеллигенции десятки лет с энтузиазмом распевал акафист: "Шкида хоть кого исправит!".

ZT. В "РШ", в главке "Эпилог, написанный в 1926 году" эта фразка имеет такой вид: "Шкида хоть кого изменит".

ZT. Точно изменит. Только в какую сторону? - Пришел в Шкид без привычки к разнузданному воровству, а в Шкиде такую привычку "благоприобретаешь"... -

Школа Достоевского,
Стерва сволочная.
Научит воровать
От родного края...

И на бумаге, и в интернете бесконечно повторяется о миллионах, де (! по всему миру !), ВОСТОРЖЕННЫХ читателей "Республики Шкид". Странные это читатели! Лично меня в молодости гл. "Содом и Гоморра" в РШ просто шокировала, и я тогда подумал. – "Да это же не педагогическое учреждение, а форменная воровская малина, опасная даже в масштабах всего города Ленинграда!"

Обман со времен А.М. Горького и С.Я. Маршака.

Самуил Яковлевич Маршак и Яша Хант ( http://jacob-hunt.livejournal.com/4001.html?page=3#comments ): "Шкида хоть кого исправит!".

Из интернета. –

С.У. Дикаев D> , Санкт-Петербургский университет МВД. –

D> .. Все опрошенные считали наличие в УК [ Уголовном кодексе ] цели исправления осужденных "глупостью". И с ними трудно не согласиться, если учитывать, что ст. 9-я УИК [ Уголовно-исправительного кодекса ] как основное средство исправления прямо предусматривает общественно-полезный

[ ZT. осмысленный, рыночно-производительный, дающий и реальный доход учреждению, и реальный заработок работающим ]

D> труд,

D> а абсолютное большинство осужденных в период отбывания наказания не работает.

D> Осужденные не работают не потому, что не хотят, а потому, что государство

[ ZT. и превозносимая нашей поганой жёлтой интеллигенцией пресловутая Шкида http://zt1.narod.ru/doc/shkid-uh.doc. ]

D> не обеспечивает их работой.

D> При этом основная масса осужденных – физически трудоспособное население, желающее

[ ZT. и а) восполнять ранее упущенное в школьной учебе, и б) ]

D> трудиться и зарабатывать деньги, содержать родных и близких на воле, что, несомненно, способствовало бы сохранению их социально-полезных связей.

D> Если не работает основное средство исправления ..

[ ZT. осмысленный, рыночно-производительный, дающий и реальный доход учреждению, и реальный заработок работающим ]

D> Если не работает основное средство исправления, значит, и речи не может быть об исправлении вообще.

D> Соответственно цель исправления осужденных

[ ZT. и в "исправительных" ( без указанного ) учреждениях для зэков, и в былой убогой Викниксоровской Шкиде http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc. ]

D> Соответственно цель исправления .. есть [ и в Викниксоровской Шкиде было ] ни что иное, как [ ZT. погано .. - (касательно Шкиды) со времён Алексея Максимовича Горького и Самуила Яковлевича Маршака .. – погано превозносимый нашей поганой же жёлтой интеллигенцией ] ОБМАН ..

20.09.2010 Абаринов Александр Алексеевич (A>) from Киев to ZT. -
A> Добрый день!

A> Вы [ ZT. вернее: С.У. Дикаев ] совершенно правильно говорите о том, что действительно хорошо "трудиться и зарабатывать деньги, содержать родных и близких на воле, что, несомненно, способствовало бы сохранению их социально-полезных связей". Моя борьба в период работы начальником отдела колоний для несовершеннолетних МВД Украины была направлена как раз на сбережение такого труда, но ПРОТИВ спускания планов такому производству. Причем планы эти были ого какие! Когда колония вынуждена выполнять бессмысленный план, всякий осмысленный труд прекращается.
A> "..осмысленный, рыночно-производительный, - согласен, а вот "...дающий и реальный доход учреждению..." - категорически против!
A> Best regards
A> Abarinov

ZT. Спускание непомерных планов – это когда производственные составляющие в воспитательно-образовательном учреждении не рыночно-автономны, а в финансовых и прочих отношениях полностью подчинены вышестоящему министерству. Так было в системе плановой социалистической экономики, и от этого страшно страдал воспитательно-образовательный процесс в макаренковской Коммуне им. Дзержинского, о чем у А.С. Макаренко в т.8, М.1986, с. 48-50, август 1932 (письмо М.М. Букшпану), но и в иных местах текстов А.С. Макаренко.

Выход один: производство в Школе-хозяйстве обязательно должно быть автономным, "колхозным", рыночным предприятием, финансово и во всех других отношения самым прозрачным образом принадлежащим не каким-либо вышестоящим органам, а исключительно и только - единому (объединенному) коллективу воспитанников и сотрудников самого учреждения.

ZT. "Дающий реальный заработок работающим" – это обязательно. Производство в подростково-юношеском воспитательно-образовательном учреждении – это место, где ребята обретают наконец-то возможность зарабатывать себе деньги честным трудом, а не уголовщиной...

Из: Сорока-Росинский В.Н. ( ZT. о пресловутом Сорока-Росинском см. набор моих разоблачающих файлов http://zt1.narod.ru/winrar/shkid.rar ) SRR> Педагогические сочинения. М.1991, "Школа им. Достоевского" http://zt1.narod.ru/doc/SHKID-po-Vite.doc, из главки 12.

SRR> .. Макаренко .. деятельность не надо было ни искать, ни придумывать, они сами возникали с самого начала жизни его учреждения. И эта деятельность была труд: работать, чтобы просуществовать .. Пришлось ездить в лес, добывать дрова, в город - привозить продукты. А потом пришлось, чтобы не голодать, заняться сельским хозяйством, а позднее, в коммуне им. Дзержинского, стать для этого же за фабричные станки.

SRR> Чтобы не голодать, надо работать - вот, что стимулировало всю жизнь его [А.С. Макаренко] колонии.

ZT. Неправильно. В учреждениях А.С. Макаренко и Ф.И. Егермана ( "Красный детский городок" в Саратове: http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc ) прибыльное производство было для того, чтобы оно (прибыльное производство) давало учреждению в целом и каждому из ребят в отдельности карманные и вообще ДЕНЬГИ. Прибыльное производство в подростково-юношеском воспитательно-образовательном учреждении – это место, где ребята обретают наконец-то возможность зарабатывать себе деньги честным трудом, а не уголовщиной. Надо чётко понимать, что если вы не организуете для 14-ти – 17-ти-летних интернатных (и не только) подростков честный трудовой заработок карманных и вообще денег, то в весьма значительной своей части интернатные (и не только) подростки пойдут на воровство; а потом воровством азартно увлекутся; бывает и на всю жизнь...
( См., например, в: http://www.respublika-shkid.ru/book/1927/ljonka_panteleev.
Л. Пантелеев имел нормальную, но очень бедную и живущую в теснейших условиях семью, паренёк маялся от постоянной голодноватости и безденежья, и именно от этого он и "пустился во все тяжкие".
Примеры правильно организованной жизни подростков см., например, в файлах http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc и http://zt1.narod.ru/doc/yunaya-respulika.doc )

По разным по трудности учебным предметам и за перескок там из ранга в ранг - разное единовременное (и от ранга к рангу растущее) денежное вознаграждение. -

Пусть учёбой себе деньги зарабатывают.

Причём, в объективно более трудном для освоения учебном предмете – оплата больше.

и т.д.

Подробней в нижней части файла http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

Лялин Натан Александрович (1902-18 июля 1992); из его бумаг, преданных мне, ZТ, как-то давно его родственниками. - Татаринов Тимофей Денисович 1894-1954. Воспитатель и учитель. В колонии им. Горького с 1925, в коммуне с 1927. – "А все же тот, кто хорошо знает коммуну, - пишет в своих воспоминаниях Т.Д. Татаринов, - может сказать, что школа при ней (при коммуне – Н.Л.) занимала особое место. Она давала основу: знание и образование. Ей в коммуне принадлежали лучшие помещения. Никакие дежурства, наряды, никакая хозяйственная работа не освобождали воспитанников от школы. Большая часть расходов коммуны принадлежала школе. Обучение в школе для всех коммунаров было обязательным". (Т.Д. Татаринов. Воспоминания. Архив лаборатории по изучению педагогического наследия А.С. Макаренко).

--

Лялин Натан Александрович (1902 - 18 июля 1992); из его бумаг, преданных мне, ZT, как-то давно его родственниками. -

Лялин> Первое время, пока коммунары не умели работать, в коммуне имелось много наёмных рабочих. Когда же было введено разделение труда, количество их значительно сократилось.

Лялин> Сначала такая организация труда не давала коммунарам никакой квалификации. Никакого учебного процесса из этого не получалось.

Лялин> С течением времени вся эта система разделения труда стала сопровождаться также и получением квалификации. Макаренко исходил из насущных потребностей производства того времени и считал, что коммуна с этой точки зрения выполняет важную задачу подготовки рабочих массовых профессий. "Конечно, - говорил А.С., - каждый отдельный мальчик или девочка в каждый данный момент производит только одну операцию, которая, казалось бы, не даст никакой квалификации, но в течение нескольких лет, которые коммунар проводит в коммуне, он проходит через такое большое количество различных операций, переходя, наконец, к сложнейшим операциям – к сборке и др., что он действительно делается очень квалифицированным работником, необходимым для широкого общественного производства, а не кустарного". (А.С. Макаренко. Избран. Пед. Соч. Учпедгиз. 1946 г, ст, 135).

Лялин> К началу 1931 года коммуна получила возможность не только просить чекистов о том, чтобы они прекратили производить отчисления в пользу коммуны, но имела в банке собственные накопления в сумме 600 000 рублей. Это позволило правлению коммуны поставить вопрос о большом промышленном строительстве, что соответствовало также настроениям и интересам самого коллектива коммунаров.

Лялин> Было решено организовать в коммуне производство электросвёрл, построив завод для их изготовления. Этим самым коммуна сделала дело огромного политического, экономического и педагогического значения. Было создано и впервые освоено в нашем Союзе производство электросвёрл, ранее ввозившихся из-за границы. Коммунары получили возможность работать на настоящем заводе, организованном на основе современных принципов науки и техники, со станками и материалами, требующими высокой культуры, теоретических знаний и большой технической точности. Сама работа предполагала в качестве своего обязательного условия и предпосылки одновременное получение теоретической и общеобразовательной подготовки.

Лялин> Успешно справившись с созданием и пуском завода электросвёрл, коммуна расширила своё производство, создав второй завод по изготовлению фотоаппаратов "ФЭД". Производство коммуны становилось в высшей степени рентабельным и полностью отвечавшим тем целям, которые были перед ним поставлены в самом начале его создания и проектирования.

Лялин> Коммуна не могла ограничиться каким-либо одним, да к тому же ещё узким производством. "Если мальчику, живущему в семье, - писал А.С. Макаренко, - нужно идти на фабзавуч, он может выбрать тот, который ему больше по душе и к которому у него есть определённые способности. Наш воспитанник принуждён выбирать себе уже в коммуне работу и специальность, может быть, на всю жизнь. Наша обязанность – предоставить ему возможно больший выбор. В то же время мы вынуждены держать у себя различные возрастные группы ребят – от тринадцати до семнадцати лет". (А.С. Макаренко. "Марш 30 года". ГИАП. 1932 г. стр. 54).

Лялин> В колонии имени Горького труд ребят, так же, как и в коммуне, был связан с обучением, и так же, как и там, воспитанники получали вместе с производственной подготовкой и общее образование. Так же, как и в коммуне, посещение школы и успешная учёба являлись первейшими и главнейшими обязанностями ребят. В колонию имени Горького ребята приходили "малограмотными, а то и безграмотными", но за короткое время, в два-три года, овладевали знаниями в таком объёме, что ни один из них "не провалился на испытаниях при поступлении в рабфак". Кроме того, колонисты, работавшие в мастерских, изучали технологию, а занятые в сельском хозяйстве агрономию. Но в коммуне им. Дзержинского теоретическая подготовка была поставлена солиднее и шире. В ней имелась сначала семилетка, а потом и полная десятилетняя школа, техникум, рабфак. В учебный план школы были включены такие предметы, как черчение и технология.

Лялин> По окончании колонии её воспитанники поступали на рабфак, Ф.З.У. По окончании коммуны её воспитанники имели возможность поступить в ВУЗ и многие из них становились студентами, имея при этом высокую производственную квалификацию, полученную на производстве в коммуне, а также жизненный трудовой опыт и полное среднее образование.

Лялин> Уже в колонии имени Горького Макаренко приходилось иметь дело со многими детьми, попадавшими в колонию из семьи. В коммуне имени Дзержинского таких детей было гораздо больше. У этих детей культура выше, запросы глубже. Работать с ними было намного сложнее, нежели с бездомными детьми. И в этом отношении работа в коммуне имени Дзержинского была значительно труднее, чем в колонии.

Коммуна им. Дзержинского на 1933-34 гг. А.С. Макаренко т.1 М.1983 с.199-203 (и ране, и после).

{ От : Зиновий Тененбойм : http://zt1.narod.ru/doc/koman-stnkov.doc. / Второе рождение. Сб. Харьков 1932. Со стр. 60 и дале. / Командиры станков. / Т. Татаринов / [ Татаринов Тимофей Денисович 1894-1954. Воспитатель и учитель. В колонии им. Горького с 1925, в Коммуне им. Дзержинского с 1927 ]. / http://zt1.narod.ru/1932-vtoroe-rojdenie/s-oblojka-po-str-59.zip / http://zt1.narod.ru/1932-vtoroe-rojdenie/so-str-60-po-str-124.zip
Это и внутри http://yadi.sk/d/hkKuNjcE4mI_V
Marburg-tt-Makarenko-i-ne-tolyko.rar }

Второе рождение. Сб. Харьков 1932. Скан всей книги.
http://zt1.narod.ru/winrar/vtoroe-rojd-skan.rar

Прыг на главную ZT-web-страницу.