Краткая биография Антона Семеновича Макаренко.URL http://zt1.narod.ru/a-s-mak5.htm, лучше смотреть в Mozilla Firefox.

http://yadi.sk/d/hkKuNjcE4mI_V
Marburg-tt-Makarenko-i-ne-tolyko.rar
Марбургские тома А.С. Макаренко, и не только
на Яндекс.Диске.
Примерно 358 mb.
Доступно для скачивания.
Там внутри:
tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc
=
http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.docm
Отсылочный файл по
АНТОН МАКАРЕНКО
Собрание сочинений Марбургское издание,
сканированные тома.

От: Зиновий Тененбойм (ZT), СПб. Ноябрь 2011.
Известные мне опыты исторического прошлого, которые в той или иной степени можно идентифицировать как школьные минитехнопарки и детско-взрослые образовательные производства (аграрные и промышленные). + Некоторые идеи.
http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

http://nnspu.ru/science/research/makarenko/makarenko_1.pdf. А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания. Нижний Новгород 2007
Много по биографии А.С. Макаренко.

Макаренко-внедрению мешает ориентировка всех и вся на "Педагогическую поэму", тогда как надо бы на "Марш 30 года" ( http://zt1.narod.ru/doc/marsh-30.doc ) и "Флаги на башнях" ( http://zt1.narod.ru/doc/Flagi-na-bashn.doc ).

-----------------

Машинопись Н.А. Лялина.
Лялин Натан Александрович (1902 - 1992); из его бумаг, преданных мне, ZT, как-то давно его родственниками.
Успехи колонии, достигнутые на основе теоретических исканий Макаренко, были настолько очевидны, что уже 1 августа 1923 года колония была признана образцовой и перешла в ведение Наркомпроса. В 1925 году в связи с пятилетием колонии её работа и деятельность Макаренко были очень высоко оценены. Макаренко было присвоено звание "герой труда", предоставлена научная командировка в Москву и т. д. В 1926 году Макаренко поручается доклад на Всеукраинской конференции детских городков. В 1927 году Макаренко одно время совмещал работу в колонии с управлением детскими домами Харьковского округа и занимал должность заместителя начальника Управления. Это Управление, созданное по проекту Макаренко, должно было содействовать распространению опыта колонии им. Горького. Но ввиду того, что в своей деятельности Управление не встретило поддержки со стороны Отдела народного образования, оно вскоре было закрыто.
В тот же период, точнее, в 1927 году, работники Украинского ГПУ обратились к А.С. Макаренко с предложением принять заведывание открывавшейся ими трудовой коммуной для сирот и беспризорных детей. Макаренко это предложение принял и в течение года заведовал одновременно колонией и коммуной.
--
Макаренко работает в коммуне имени Дзержинского, где совершенствует свои практические достижения и теоретические находки. Но и здесь ему приходилось выдерживать наскоки со стороны лиц, недружелюбно относившихся к его опыту и исканиям. Расхождения и борьба с ними со стороны Макаренко концентрировалась прежде всего вокруг вопроса об устройстве коммуны. Макаренко исходил из цели воспитания всесторонне развитого борца и строителя коммунистического общества. В соответствии с этим он ставил задачу воспитать культурного и квалифицированного рабочего, имеющего среднее образование, политехническую и профессиональную подготовку. Во главе угла всей деятельности коммуны он ставит воспитательные задачи. Его противники во главу угла ставили хозяйственные задачи и требовали сокращения объёма и сроков учебной деятельности коммунаров, увеличения их рабочего дня, увеличения загрузки их физическим трудом.
Оспаривались и принципы организации воспитательного процесса в коммуне, подвергались сомнению система самоуправления, методы наказаний и поощрений, вся дисциплинарная практика коммуны.
Тем не менее противникам Макаренко не удалось добиться успеха.
Лишь в 1935 году, воспользовавшись переводом Макаренко в Киев на должность помощника начальника отдела трудовых колоний НКВД, они разогнали многих сотрудников и воспитанников, вместе с Макаренко строивших коммуну, разрушили созданную им систему и привели коммуну в состояние упадка, как это было сделано и в колонии имени Горького после ухода из неё Макаренко.
--
В 1922 году, уже будучи заведующим колонией, Макаренко намерен был специально посвятить себя теоретической работе в области педагогики.
--
Е. Бобровская, в написанной ею биографии А.С. Макаренко, сообщала: "Желание Антона Семёновича неуклонно обогащать себя новыми знаниями в области педагогической и марксистской науки и расширить свой кругозор послужили поводом к тому, чтобы в 1922 году по командировке Полтавского отдела народного образования он поехал в Москву учиться в Центральный институт организаторов народного просвещения РСФСР".
О своём желании посвятить себя теоретической работе в области педагогики говорил и сам Макаренко в своём заявлении, поданном в Институт и сохранившимся вместе с личным делом Макаренко – студента этого института. В этом же деле имеются материалы, указывающие на необходимую для учителя начальной школы эрудицию и на безусловную подготовленность Макаренко уже тогда для ведения научной работы.
Поскольку это "дело" представляет большой интерес для характеристики творческого пути Макаренко и его личности как теоретика, остановимся несколько подробнее на нём.
Дело это было найдено в 1955 году в Государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства Ленинградской области (ГАОРСС ЛО, ф. 4608). (ZT. Впоследствии переведено в ЦГА РСФСР, Москва, см. А.С. Макаренко, т. 1. М. 1983, с. 330). Из него видно, что в 1922 году А.С. Макаренко в течение очень короткого времени состоял студентом Центрального института организаторов народного просвещения, существовавшего тогда в Москве.
В Ленинградском архиве это дело очутилось, очевидно, потому, что дела Центрального института впоследствии были переданы Академии коммунистического воспитания имени Н.К. Крупской, переведённой в 1934 году из Москвы в Ленинград, там же через несколько лет ликвидированной.
Вместе с материалами Академии в Ленинградский архив поступили и дела Института организаторов.
В личном деле А.С. Макаренко содержатся очень интересные и ценные документы, в большей своей части совершенно неизвестные исследователям.
Эти документы, автором которых в большинстве является сам А.С. Макаренко, уточняют некоторые известные факты, сообщаемые его биографами. Вместе с тем они подтверждают и одновременно уточняют воспоминания друзей Макаренко, а также сообщения автора одной из его биографий М.Е. Бобровской о кратковременной учёбе Антона Семёновича в Институте организаторов народного просвещения.
В анкете, имеющейся в студенческом деле А.С. Макаренко и им самим заполненной, сообщается, что с 1917 по 1919 г. г. он был инспектором Крюковской Ж. Д. I и II ступ. Училища; с 1919 по 1920 г. зав. секцией д/ колоний Полт. Губоно; 1920 – 22 г.г. – зав. колонией малол. преступников в Полтаве; как ратник ополчения II разряда служил в старой армии в 147 Вор. дружине (ГАОРСС ЛО, ф. 4608, оп. 2, д. 266, л. 16).
В деле имеется письмо месткома и цехов. старост Крюк. ваг. мастерских с просьбой к Макаренко принять заведование школой, а также письмо к нему зав. дор. отд. юж. ж. д. от 24. VI-22 г. с приглашением принять заведование делом соцвоспитания на юж. Ж. Д.
"Так как я не имею денег на дорогу, - пишет Макаренко, - то прошу о выдаче мне 60 млн. руб. на уплату за билет и багаж до станции Полтава. В случае, если такая выдача не может быть произведена безвозвратно, прошу выдать мне эти деньги заимообразно с уплатой долга в течение 3-х месяцев, начиная с декабря, о чём прошу уведомить Полтавский Губоно для производства вычетов из жалования" (ГАОРСС ЛО, ф. 4608, оп.2, д. 266, л. 13).
В личном деле А.С. Макаренко имеется копия справки, выданной дирекцией Института о том, что Антон Семёнович учился в нём с 14 октября 1922 года по 27 ноября 1922 года и что ему был зачтён доклад по историческому материализму на тему: "Гегель и Фейербах". { В ст. М.Е. Бобровской "Советская педагогика" 1948 г. # 3, стр. 45 указывается, что А.С. Макаренко оставил учёбу в Институте в декабре 1922 года }.
В письме Е.Ф. Григорович, замещавшей Антона Семёновича во время его отсутствия в колонии, имеющемся в архиве Макаренко, также говорится, что беспокойство за колонию побудило Макаренко оставить Институт и в декабре того же года он возвратился в неё.
--
Между историей жизни и историей деятельности А.С. Макаренко, между его творческим и жизненным путями существует самая тесная, неразрывная связь.
К Макаренко можно отнести слова, сказанные Белинским о Пушкине, что он был "художник, которого жизнь есть лучший комментарий на его творения, а творения лучшее оправдание его жизни".
Историю всей жизни и деятельности Макаренко можно разделить на несколько периодов: 1) годы детства и юности, 2) дооктябрьский период педагогической деятельности, 3) первые годы советской педагогической деятельности до перехода на работу в колонию имени Горького (1917 – 1920 г. г.), 4) годы работы в колонии имени Горького и начало работы в коммуне имени Дзержинского (1920 – 1928 г. г.), 5) работа в коммуне имени Дзержинского (1928 – 1935 г. г.), 6) общественно-педагогическая и литературно-публицистическая деятельность в Киеве и Москве (1935 – 1939 г. г.).
Как пишет М. Бобровская, А.С. Макаренко очень страдал от сознания того, что не мог должным образом помогать матери.
М. Бобровская. Краткая биография А.С. Макаренко, журн. "Сов. Педагогика" № 3, 1948 г., стр. 42.
Она приводит отрывок из неопубликованного романа Макаренко "Пути поколений", в котором эти переживания ярко переданы в связи с изображением образа героя данного романа – Бакурина.
"Было чертовски несправедливо, - говорится в этом отрывке о матери и об отношении к ней со стороны Бакурина, - что эта жизнь, больше всех других жизней заслуживавшая справедливости и счастья, пришла к бессильной старости и новым пошлым обидам. В последние годы не Бакурин ли был в них повинен. Не бессердечно ли, не жестоко ли было с его стороны всю свою могучую, воловью и титаническую молодую силу отдать Институту и будущему, продержать эту силу пять лет в счастливом – полуголодном студенческом напряжении, в кипении проснувшихся задоров, выдержанных на вековом рабстве и темноте, и ничего из этого кипения не оставить матери, кроме бесстыдных двадцати рублей, с кровью оторванных. Пять лет в другом городе она прожила одиноко, среди таких же изношенных, умирающих вещей на оскорбительном копеечном расчёте… А когда Бакурин приезжал на каникулы, она угощала его оладьями с вареньем. Помаргивая глазами, подавляя вяжущую боль в душе, он ел оладьи и варенье, потому, что это доставляло ей радость".
Мать А.С. Макаренко Татьяна Михайловна, урождённая Дергачёва, была умной, чрезвычайно трудолюбивой женщиной, заботливой и любящей матерью. Антон Семёнович отвечал матери такой же привязанностью и такой же нежной сыновьей любовью и заботой. Мать А.С. Макаренко послужила прототипом для создания образа Василисы Петровны в повести "Честь", бабушки – в "Педагогической Поэме", Татьяны Васильевны в неизданном романе "Пути поколений".
(ZT. Про "Пути поколения" А.С. Макаренко: http://zt1.narod.ru/doc/pro-Puti-pokoleniya-ASM.doc).
С нежностью и трогательной теплотой вспоминает А.С. Макаренко "мудрую, улыбающуюся старость матери" в повести "Честь".
Умерла Татьяна Михайловна в 1931 году, в возрасте 76 лет.
Отец и мать были для Макаренко примером, которому он стремился подражать. [ ZT. Это, да и вообще такого рода официозные сусальности от Лялина, не следует воспринимать всерьёз. См. http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm Воспоминания Виталия Семеновича Макаренко об Антоне Семеновиче Макаренко ].
--
В "Марше 30-го года" Макаренко описывает, как в первые годы революции начинали свою работу некоторые детские дома. Обычно их размещали в бывших помещичьих гнёздах или старых монастырях. Здания эти нередко доставались детским домам в полуразрушенном состоянии. Затем их кустарным способом приводили в порядок, но и после этого они всё же имели массу неудобств, т. к. вовсе не были полностью приспособлены под нужды детского учреждения.
Колонию имени Горького поместили в здании бывшей колонии для малолетних правонарушителей – в здании, также неприспособленном для учреждения нового типа. Затем она находилась в здании, принадлежавшем помещикам Трепке, и, наконец, в бывшем Куряжском монастыре. Несмотря на то, что в колонии имени Горького не наблюдались такие неурядицы, которые имелись в некоторых других детских домах, всё-таки и в ней было очень много неудобств из-за неприспособленности помещения.
Коммуну имени Дзержинского сразу же поместили в специально для неё построенном и специально оборудованном здании.
Подготовка коммуны к приёму детей была проведена взрослыми и к моменту их прихода всё было приготовлено. Нашлись люди, которые упрекали коммуну в том, что она балует, неправильно воспитывает ребят, что она приучает их к излишествам, к жизни в таком богато оборудованном доме – с душем, с паркетом, что рабочему человеку, каким будет потом коммунар, всё это не нужно, что ему надо то, что попроще и поздоровее. Эти люди проповедовали всё ту же теорию "самооборудования", которую ещё в 1919 году выдвинул Блонский.
В "Марше 30-го года" Макаренко едко высмеивал подобную профанацию принципа самодеятельности и инициативы, этот прожект создания детского учреждения на пустом месте, изготовления мебели руками детей, не умеющих их делать. Он подчёркивал, что сам по себе здравый смысл подсказывал, что, если даже и начать изготовлять силами детей это оборудование, то оно будет плохим, а времени и средств на это уйдёт больше, чем на его покупку в магазине. При таком способе не только не получится никаких воспитательных достижений, а, наоборот, "даже самые талантливые ребята через месяц возненавидят организаторов детского учреждения за то, что их заставили спать на полу и обедать на подоконнике, что заставили их делать то, чего они не умеют делать". (А.С. Макаренко, "Марш 30-го года", ГИХЛ. 1932 г., стр. 11). Он называет такой подход к организации детского учреждения проявлением чуждого нам боклевского положения о том, что "цивилизация создаётся нуждой".
Войдя в свой прекрасный новый дом, дзержинцы восторгались всем найденным в нём великолепием, но сразу же поняли, "что паркет нужно беречь, что с душем нужно обращаться умеючи, что с расписных потолков нужно ежедневно стирать пыль". ("Марш 30-го года", стр. 4).
"Дзержинцы, - пишет Макаренко, - вошли в готовый и оборудованный дом. Им предоставлено было всё то, что нужно для мальчика и девочки: забота, чистота, красивые вещи, уют – всё то, чего они давно были лишены и что должны по праву иметь дети. Никто не захотел производить над ними неумных, жестоких и ожесточающих опытов". ("Марш 30-го года", стр. 12). И в этом звучали новые этические и эстетические мотивы, новые, наши советские оценочные критерии, указывающие на то, что нам нет надобности стыдиться красиво и богато обставленной жизни, паркета, цветов, душа, т. к. эта жизнь создана нашим трудом, нашей борьбой, для нашего счастья.

-----------------

Дайджест Н.А. Лялина : А.С. Макаренко о дисциплине , режиме , наказаниях .
http://zt1.narod.ru/doc/discipl-rejim-nakazan.doc.

Механизация и автоматизация в педагогике.
В государственном управлении:
1) должно бы налаживать самоработающие системы ("автопилоты");
2) переходы в тех или иных коллизиях на "ручное управление" допускаются, но не очень-то приветствуются: справедливо считается что лучше когда большая часть коллизий, задач, проблем в госуправлении разрешается в "автопилоте".
Так и в макаренковской педагогике.
В двух своих педагогических учреждениях 90 (если не больше) %-тов лично своих усилий А.С. Макаренко тратил на налаживание "автопилотов", системно разрешающих коллизии, задачи, проблемы.
Отсюда у А.С. Макаренко структура школы-хозяйства, структура "командирской педагогики", другие его же (А.С. Макаренко) структурные построения, структурные наработки, структурные тенденции.

http://zt1.narod.ru/doc/Vancaev-Musa.doc. [ Ванцаев Муса Синаевич ] .. Интернат ежегодно ведет войну за жилье для выпускников: по закону каждому положена квартира - но кто сегодня слушается закона! Дай бог, если комнату найдут в одном из городов области .. Муса Синаевич считает, что большинство ребят даже нужно подержать до 25-летнего возраста, тем более, что они и сами просятся остаться. В этом году подготовили для ребят еще пять рабочих мест: в пекарне, в бригаде трактористов и в магазине ..
ZT. Чиновниченье на местах не соблюдает закон о жилье для выпускников, но зато подымает вой о труде ребят: "Запрещено законом!". В данных обстоятельствах макаренки типа Ванцаева Мусы Синаевича даже обязаны НЕ соблюдать конституционные и юридические запрещения труда подростков. - Если уж не оснастить выпускника нормальным жильем, то хоть оснастить его высокой трудоспособностью...

Педагогика А.С. Макаренко – это, - для подопечных, - три в одном. –
1) Педагогика обеспечения разносторонне насыщенной, не лёгкой, но мажорной, жизни.
2) Педагогика нужной проработки натур.
3) Педагогика как можно более всестороннего оснащения.

О не дававшем А.А. Фролову покоя "параллельном действии". Добавление к http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc. У А.С. Макаренко, говоря об активе ребят у него, существенно не "подопечный не должен чувствовать себя специально воспитываемым" (принцип незаметности воспитания). Нет, бери круче: у Макаренко (говоря об активе ребят у него) подопечный активист находится в позиции ответственного воспитателя. Подопечный активист у Макаренко не столько активно воспитываемый (а он всё-таки - активно воспитываемый), сколько активно воспитывающий. Да, лица не общее выражение двух интернатных воспитательных учреждения А.С. Макаренко – это прежде всего: разбиение на отряды с командирами, то есть: "командирская педагогика" не просто со словечком "Есть!", но с настолько реальной организационной (вплоть до кастелянской) и воспитательной работой ребят-командиров, что Макаренко ставил вопрос о зарплате им по ставкам воспитателей.

А так называемое "параллельное действие" (именно в понимании этого термина Макаренко самим же Макаренко: микросоциальная круговая порука) – это, - не лишь, но в частности, - и следствие и реализация указанной вот макаренковской командирской педагогики.

Директор по А.С. Макаренко - это директор, который максимально большее число вопросов, проблем, тем и коллизий решает не сам по себе один, а с Советом командиров, вообще в совете с ребятами. Только в такой вариации в учреждении может создаться правильный = здоровый = роскошный стиль, дух, тон. В этом, а не лишь в микросоциальной "круговой поруке", - хотя (в меньшей = в 10%-ной степени) и в ней тоже, - на 90% содержание, смысл и суть так называемой "педагогики параллельного (ZT. горизонтального) действия". 99% директорских голов полагали и полагают, что указанные вопросы решает директор, и значит это – педагогика перпендикулярного действия, а у А.С. Макаренко вопросы решал ребячий совет командиров, и значит это – педагогика горизонтального (в терминологии Макаренко – параллельного) действия. Но надо отметить что дающий успех метод Макаренко – не (НЕ!) естественен = искусственен. Естественнее для директора массу вопросов решать тут же самому, а метод А.С. Макаренко кажется и представляется чесанием левого уха из-за головы правой рукой. Это показывает и доказывает что в педагогике некоторое, - по вековым общепринятым повадкам, - естественное ведет учреждение в тупик, и лишь указанное выше от А.С. Макаренко "противоестественное" создаёт в учреждении правильный = здоровый = роскошный стиль, дух, тон ... То бишь: карта неестественного в указанной коллизии бьёт карту естественного: вот так в социальном бывает.

Впрочем, подробней о так называемом "принципе параллельного действия" у А.С. Макаренко - в файле http://zt1.narod.ru/parallel.htm .

--

Из http://zt1.narod.ru/doc/bryuhvck.doc .. Заседание учкома в присутствии всего класса произвело на учащихся большое впечатление. После заседания учащиеся говорили, что, когда учащегося за неуспеваемость вызывают на учком [ZT. или к завучу, или к директору], то бывает стыдно только ему, а когда обсуждают при всём классе, то виновным за неуспеваемость каждого ученика считают весь класс ..

ZT. По сути Брюховецкий Федор Федорович тут коснулся темы, связанной с "заковыристым" термином А.С. Макаренко "параллельное (ZT. горизонтальное) действие (ZT. воздействие)". Побольше вовлекать так сказать близ-касательных к субъектику-объектику ребят в обсуждение поведения этого конкретного субъектика-объектика в борьбе за престиж всей группы – вот мудрая стратегия морального воздействия. Но против этого в своё время ополчился наш "всемирно известный" и "трижды народный" Идиот Идиотович В.А. Сухомлинский, о чём читайте в http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm, хотя это нормальная и общеупотребляемая в народном обиходе методика.

О видах круговой поруки.

Комментарий к главе "Содом и Гоморра" в "Республике Шкид" (1927 г.) и к роману П. Ольховского и К. Евстафьева "Последняя гимназия" (1930 г.) http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc. -

Круговая порука не боязни наказания всей группы (звена, отряда, бригады, ученического класса) - из-за отдельных типиков, а. -

1) Круговая порука нежелания уронения чести = уронения реноме группы (звена, отряда, бригады, ученического класса) в учреждении - из-за отдельных типиков в них. 2) Круговая порука нежелания уронения чести = уронения реноме всего учреждения - из-за отдельных типиков. Вариант такого в http://zt1.narod.ru/doc/bryuhvck.doc.

В учреждении может господствовать блатная круговая порука: "бить легавых!" и/или тому подобное. Тогда это не воспитательное учреждение, а воровская малина и/или тому подобное.

В учреждении может быть установлена круговая порука наказания со стороны администрации всей группы (звена, отряда, бригады, ученического класса) - из-за отдельных в них типиков. Такое "к лицу" не педагогическому учреждению, а тюрьме и/или строгорежимному лагерю с колючей проволкой и вышками по углам.

Нет, в мягком варианте круговая порука наказания со стороны администрации всей группы (звена, отряда, бригады, ученического класса) из-за отдельных в них типиков Антоном Семеновичем Макаренко и другими макаренками всех времен и народов - применялось, как "естественное воздаяние", но только в так сказать преходящих и совершенно ясных ситуациях когда действовать надо оперативно.

Так, в статусно-установочном смысле физическое воздействие тоже не допустимо, но оно (физическое воздействие) бывает допустимо в преходящих и совершенно ясных ситуациях когда действовать надо оперативно.

Но в статусном смысле только круговая порука нежелания уронения чести = уронения реноме группы (звена, отряда, бригады, ученического класса) в учреждении из-за отдельных типиков в них И круговая порука нежелания уронения чести = уронения реноме всего учреждения из-за отдельных типиков, - только такое – (в статусном смысле) к лицу действительно педагогическому = действительно воспитательному = действительно макаренковскому учреждению!

Однако в Шкиде 1920-25 годов чаще всего господствовала блатная круговая порука: "бить легавых!" и/или тому подобное.

Значит Шкида почти всегда = почти постоянно была суть не воспитательное учреждение, а воровская малина, причём, по главе "Содом и Гоморра" в "Республике Шкид" и по http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc, - воровская малина, опасная даже для всего города Ленинграда.

В двух журналах много-много от реальных практиков интернатного воспитания за 100 лет : http://zt1.narod.ru/winrar/internatnoe-za-100-let.zip.

http://zt1.narod.ru/doc/mak-izd-ved-mira.doc (Издания и исследования по А.С. Макаренко в Германии и в других странах мира за десятки лет)

См. также http://zt1.narod.ru/doc/frgm-o-trud.doc - Фрагменты о трудовом.

Посмотрите и http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc. Тема: Учение о педагогике проработки натур.

1) К неверию Киры Муратовой в бога. -
Шурику из "Кавказской пленницы" птичку было жалко, а тут ..
From: http://zt1.narod.ru/toledo.htm Марк Твен. Три тысячи лет среди микробов, гл.20.
.. Рим стоял на земле уже 7 или 8 в., когда в одной из его провинций родился Иисус Христос; наступил век Веры, а за ним Темные, или Средние, века .. Потом появились крестоносцы и 2 в. подымали пыль столбом, но романтическое шоу куда-то сгинуло, шум стих, стяги исчезли, будто все это привиделось людям во сне .. Разразилась Столетняя война, явилась миру Жанна д`Арк, немного погодя изобрели печатный станок. Вскоре Колумб открыл Новый Свет. В том же самом году Рим узаконил истребление ведьм .. В течении последующих двух столетий в Европе не продали ни одного фонаря, и даже искусство их изготовления было утрачено: в христианском мире дорогу путешественникам освещали костры, на которых живьем сжигали женщин, привязанных к столбам на расстоянии 32 ярдов друг от друга. ХРИСТИАНСКИЙ МИР ПОСТЕПЕННО ОЧИЩАЛСЯ ОТ ВЕДЬМ И ДОВЕЛ БЫ ЭТО ДЕЛО ДО КОНЦА, ЕСЛИ БЫ КТО-ТО СЛУЧАЙНО НЕ ДОЗНАЛСЯ, ЧТО ВЕДЬМ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, И НЕ РАССКАЗАЛ ОБ ЭТОМ ВСЕМ ВОКРУГ.

ZT. Чехов А.П. 1860-1904. Три сестры 1901. Дейст. 4-е. .. Если бы, знаете, к трудолюбию прибавить образование, а к образованию трудолюбие .. / А.С. Макаренко 1888-1939, т.4 М.1984 с.292: "ни одной загубленной жизни". / ZT. моё: http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc

Хорошее кино по Сергею Параджанову и Кире Муратовой - это (в частности) кино, которое завораживает. Но вот что: религии завораживали и завораживают, однако в религиях всё и вся и исходно и поныне всегда было и есть суть нехорошее "кино".

2) К неверию Киры Муратовой в Бога
Цитата: luna
чем ваш атакующий атеизм переманит верующих к себе от тех благ, которые обещают религии?!
Что посулит такое-эдакое, что верующего отвернет от бредней?
ZT. Религия (любая) – это обещающий Мавродий (МММ). И ты хочешь, чтобы атеизм стал одним из Мавродиев? Нет, уж! Мы говорим: по смерти все обратятся в гниль, и ни черта кроме. У Роберта Рождественского. – Я не смогу, я не умру, если умру – стану травой, стану листвой, дымом костра .. ZT. И ни черта кроме. Всё без обмана. Атеисты – не Мавроди...
Почему ни одна религия не содержит заповеди: "не обманывай!" ? Потому что каждая религия в своих посулах — сплошной обман.

> Здравствуйте Зиновий Шойлович. Я прочитала вашу полемику по поводу очередей в церкви ( http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=278042.0 ). Один единственный человек ведь всё-таки вас поддержал. И как точно взял выдержку из "золотого ключика"!!! А, помнится, я вам писала, что мы живём в стране дураков. Скорее мы не живём, а проживаем кампанию за кампанией. Так вот это тоже кампания - возрождение веры! Страшно. Мода, мода. Кругом и на всё. Увы, я тоже её поддаюсь.
ZT. Модераторы к тому моему постингу отнеслись удивительно терпимо, не снесли.
На мало посещаемом http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=284151.0 сегодня 07.08.09 утром добавил созревшее в моей башке о "пронизывание", взгляните, там не много.
Есть и такая тема. А.С. Макаренко говорил что если бы ему дали обычную школу, то он бы (АСМ) разбил бы ребят на отряды а округу на подрайоны, и отрядам поручил бы слежение за подростками этих подрайонов.

ZT. Имеется в виду такое, - недостаточно внятное и недостаточно реалистичное, - из А.С. Макаренко (Лекция в МГУ 01.03.1939, в ответах на вопросы, т.4 М.1984 с.342) .. Что я бы сделал на месте директора школы? Я положил бы перед собой карту всех дворов, где живут ученики. Организовал бы бригады. Бригады приходили бы каждый день и давали мне рапорт, что делается во дворах. Раз в месяц под руководством бригадира бригада выстраивалась бы, и директор приходил бы на смотр. Я премировал бы лучшие бригады в школе. Я прикреплял бы родителей к бригадам. И можно было бы многое сделать. Лиха беда начало ..

Безусловно, если бы А.С. Макаренко поручили управление ПТУ с иногородними, то он бы (АСМ) обязательно сосредоточенно занялся бы внеучебным ребят, в частности - общежитием. Кажется, ни черта подобных ориентаций-забот не было при СССР ни у директоров школ, ни у директоров ПТУ.
В организации такого как ПТУ (ныне колледжи):
1) здания для учебы продумывали под нужды преподавания,
а здания под общежития для иногородних никак не продумывали, брали любое какое даст город;
2) в ПТУ были мастера по производственному обучению и не было никого,
.. насколько я знаю по практике учившегося в ПТУ и месяца 2 жившего в общежитии моего приемного сына Леонида ..
не было никого
практически значимого
по жизни ребят после учебы
- в общежитии.
На своем сайте в файле про общежития ( http://zt1.narod.ru/obhejit4.htm ) я показываю, к какому кошмару это при СССР в Ленинграде приводило...

ZT. Помимо примерно трёхсот файлов на http://zt1.narod.ru/ у меня есть и их как бы дайджест (ЖЖ) http://zt1.narod.ru/zt-LJ.htm. Будет "освежаться". С сентября 2009-го стал сюда добавлять и
нечто важно-насыщенное
Не
из (не из) http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

13.08.2008 Alex http://makarenkoas.blogspot.com/ Макаренко Антон Семенович Собрание сочинений в 8 томах / ZT. Здорово! Ура, ура! Но не понятно, кто Alex, кто сделал, кого благодарить .. Правда, плохо вычитано.

ZT. В свое время мой приемный сын Леонид Александрович Федоров набрал на компе все 8 тт. АСМ (без стр. примечаний и т.п., только сами тексты А.С.М.), и они уже более 10-ти лет висят в интернете. Что-то там время от времени уточнял по Гётцу Хиллигу, что-то переносил в htm-файлы моего сайта http://zt1.narod.ru. Вот: http://zt1.narod.ru/winrar/8-mak-tt.rar , примерно, 3 с половиной мегабайта. Это - А.С. Макаренко, восьмитомник, тт. 1-8, М. 1983-1986.
Внутри указанного архива есть набранное (и вычитанное) в WORD 2003:
часть тома 1 (М.1983) стр.1-116 - ASM-t1-s-1-116.doc,
весь том 4 (М.1984) - ASM-t-4.doc,
весь том 7 (М.1986) - ASM-t-7.doc.
Всё остальное плохо вычитано, и, главное, в DOS-кодировке, а значит эту (большую) часть состава текстов А.С.М. в виндовских смотрелках и редакторах сходу не прочтёте, но возможна перекодировка через WORDPAD: 06-янв-2009 переделал названия DOS-файлов, теперь все они *.txt, значит при загрузке в WordPad в Типе файлов надо задать: Текстовые документы MS-DOS [*.txt].

http://zt1.narod.ru/doc/tt-AS-Makarenko-Marburg-skanir.doc.
отсылочный файл по
АНТОН МАКАРЕНКО
Собрание сочинений
Марбургское издание, сканированные тома.

http://ztnen.livejournal.com/3969.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

Кумарин против схоластов, и другое разное.
Кумарин Валентин Васильевич (25.04.1928 - 14.07.2002) в "Народное образование". 1991,2 .. Виктор Михайлович Коротов сардонически улыбался и повторял: "Школа работает хорошо. Пусть семья получше воспитывает". Очень сильно расходились наши взгляды и на систему Макаренко. Я считал и считаю, что к ее практическому освоению надо привлечь главные научные силы. Виктор Михайлович рассуждал иначе: идеи Макаренко давно освоены, задача ученых - развивать и двигать их дальше. Думаю, не все понимали, что скрывается за этой логикой. Практически осваивать - значит делать конкретное дело. Не получается - значит, либо сами Макаренко не знаете, либо работать не умеете. Другое дело - "развивать идеи". Сиди и пописывай .. / "Звезда" 1979,1 и отдельно. Галина Бор. Башкирова. "Рай в шалаше" [Повесть об ученых социального профиля. Давняя выписка.] .. Эти люди мало работают, они расхлестаны бесчисленными коммуникациями, обязательствами. Для них самодостаточно глоссировать в науке .. И кто-то уже верит, что наука и есть вот эти вот занимательные кулуарные разговоры .. Это все - мыльные пузыри, это не наука, а разговорчики одни .. / А.П. Чехов, "Дуэль". Фон-Карен о Лаевском. Такие люди как он очень любят [ZT. со ссылкой на Экзюпери] дружбу, общение, сближение, родство душ .. Им просто нужна компания для винта, выпивки, закуски .. / А.С. Макаренко в ПП-2003 из гл. "Награды" .. В просторном высоком зале я увидел наконец в лицо весь сонм пророков и апостолов. Это было высокое учреждение - синедрион, не меньше. Высказывались здесь вежливо, округленными любезными периодами, от которых шел еле уловимый приятный запах мозговых извилин, старых книг и просиженных кресел. Но пророки и апостолы не имели ни белых бород, ни маститых имен, ни великих открытий. С какой стати они носят нимбы и почему у них в руках священное писание? Это были довольно юркие люди, а на их усах еще висели крошки только что съеденного советского пирога .. (с.660-1). / Фуркруа Антуан 1755-1809, видный фр. химик, в Конвенте. - Я против четких градаций в высших ступенях образования, они образуют касты-корпорации, создаются несдвигаемые места. Лица, достигшие постоянных ученых оплачиваемых должностей, склонны почивать на лаврах. Нет! Каждый в свободном течении и в свободной инициативе - только это дает успех. Кафедры, университеты, академии - это тупики. Все наиболее талантливые ученые - самообразованщики. Значит: нужно поощрять и финансировать собственно открытия, изобретения и продвижения, а не кафедры .. / ZT. Изучение Зигмунда Фрейда, экзистенциалистов и тьмы тому же подобного муторного на педагогических и психологических кафедрах (бедные студенты!) в очень большой отчасти бесполезно в том смысле, что оно выдает на гора журналистов, драматургов и т.д., но не хватких работников для реальных макаренкообразных заведений. / У мещан вообще и у мещан от педагогики в их ограниченных головах затверженная схема: муж, жена, ребенок, и этот ребенок ходит в "школу радости", в которой вот есть педагоги-"сотрудники", а после школы бабушка ведет ребетенка в бассейн, на каток и т.д. - Вот их (обывателей) догматическая схема организации куска жизни по имени детство. Всё, что влево, вправо, вбок, вниз или как угодно отклоняется от указанной догматической схемы организации куска жизни по имени детство, всё сразу же будит у этаких отпетых консерваторов и обывателей оголтелые антимакаренковские эмоции .. Воспитание – это не убийство времени a la Иг. Петр. Иванов, а нужная для России проработка натур. Нам Сибирь осваивать и заселять, но мы отдадим это китайцам, а сами будем булькать и пузыриться в уютных комнатках дома Облонских.
(Посмотрите http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc Учение о педагогике проработки натур).

Опасность: кого изготовим в рабоче-крестьянских корпусах? - Третьяков Александр Викторович. Учащиеся низших сельскохозяйственных школ России конца XIX - начала ХХ веков: социальная повседневность. - 2002 NLR Шифр 2002-3/21856. БАН 2004к/6796. [...] Общежитский быт, устроенный лучше крестьянского имел отрицательный потенциал. "Попадая в такой пансион еще в юности, проживая в нем 4-5 лет ученики этих заведений, - подчеркивал Ф.И. Гейдук, - отвыкают от крестьянского образа жизни гораздо основательнее, чем взрослый новобранец в казарме, и потому возврат в родительский дом становится для них почти невозможностью. Жители ближайшей окрестности, например Мариино-Горской школы, подтверждают, что поступающие в нее крестьянские дети более домой не возвращаются. По сведениям, взятым мною в Новосельском волостном Правлении, было из этой волости поныне отдано в Мариино-Горскую школу для учения 6 мальчиков, но ни один из них не вернулся более в свою деревню. Но не только в этой волости, а даже во всей губернии не известен такой случай, чтобы кто-нибудь из воспитанников этой школы остался в родительской деревне хозяйничать". Аналогичная ситуация наблюдалась во всех регионах Российской империи. [...] Управляющий Успенской школой А.Г. Петровский утверждал, что "...воспитывающийся в такой школе крестьянин в нынешней сельской общине хозяйничать не может, даже не смеет; ни старшие, ни мир каких-либо нововведений не допустят. Поэтому все ученики из этой школы поступают в служители к помещикам". Естественно, имел место и психологический фактор, когда окончивший школу искусственно завышал уровень своих притязаний. На это обращал внимание бывший управляющий Уткинской земской школой Н.А. Василевский. "Кончающие курс, - говорил он, - тот же час надевают рубашку с крахмальными манишками, сюртук и ботинки и расхаживают франтами. А чтобы идти работать в поле? Ни за что они не пойдут. Они стремятся получить место в частных имениях, но не прочь поступить в приказчики и к купцам или на фабрики" [...]

Слуцкина П., Карпова Л. и Макеева А. Влияние уроков труда на работоспособность школьника и место их в режиме учебного дня. «За коммунистическое просвещение ИПО», Иваново, 1933, № 17—18, стр. 9-26.

Н.Х. Вессель, А.С. Макаренко и И.В. Сталин - против пресловутых школьных мастерских.
Макаренко А.С. т. 4 М. 1984 с.361 .. Вопрос: "Не считаете ли вы, что ликвидация мастерских по школам, отсутствие трудовых процессов ведут к воспитанию барчуков, людей, пренебрежительно относящихся к труду взрослых?" / ZT. Этот абзац уточнен по Хиллигу. - Я вообще сторонник трудового воспитания и производственного воспитания, и Маркс прямо об этом говорит, что все дети с десяти [ По Хиллигу в оригинале у Макаренко: с 14 ] лет должны принимать участие в производстве; я поэтому являюсь противником каких бы то ни было учебных [ ZT. по труду, трудо-учебных ] процессов в школе, я являюсь сторонником производственных процессов в школе, даже самых простых, самых дешевых, самых скучных. Потому что только в производственном процессе вырастает настоящий характер человека, члена производственного коллектива, там именно человек учится чувствовать свою ответственность за деталь, когда нужно выполнить весь промфинплан.

По Ольховскому ( http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ) в Шкиде висел портрет Маркса. Почему не Песталоцци?

ZT. Знаменитое место из 13-й главы 1-го тома "Капитала" Карла Маркса. –
[...]
Фабричные инспектора, выслушивая показания учителей, скоро открыли, что фабричные дети, хотя они учатся вдвое меньше, чем школьники, регулярно посещающие школу днём, тем не менее, успевают пройти столько же, а часто и больше.
"Дело объясняется просто. Те, кто проводит в школе только половину дня, постоянно свежи и почти всегда способны и готовы учиться. Система, при которой труд чередуется с учёбой в школе, превращает каждое из этих двух занятий в отдых и освежение после другого, и, следовательно, она более подходяща для ребёнка, чем непрерывность одного из этих двух занятий. Ребёнок, который с раннего утра сидит в школе, особенно в жаркую погоду, не может соперничать с другим, который бодрый и возбуждённый приходит со своей работы".
Дальнейшие доказательства можно найти в речи Сениора, произнесённой на социологическом конгрессе в Эдинбурге в 1863 году. Он указывает здесь, между прочим, и на то обстоятельство, что односторонний непроизводительный и продолжительный школьный день детей в старших и средних классах без пользы увеличивает труд учителей "и в то же время не только бесплодно, но и прямо во вред детям расточает их время, здоровье и энергию". Из фабричной системы, как можно проследить в деталях у Роберта Оуэна, вырос зародыш воспитания эпохи будущего, когда для всех детей свыше известного возраста производительный труд будет соединяться с обучением и гимнастикой не только как одно из средств для увеличения общественного производства, но и как единственное средство для производства всесторонне развитых людей.
[...]

Г. Песталоцци 1746-1827, Из "Проекта памятной записки...".
[...] Так как всякое словесное профессиональное обучение неэффективно, если оно не связано с практическими упражнениями, то в школе действительно должны были бы проводиться подобные практические упражнения, и притом во всех отраслях хозяйственной деятельности:
1) домашнее хозяйство,
2) полеводство,
3) промышленность.
1) .. При школе для бедных может существовать школьный сад, а это значит, что .. возможно при помощи детей и для них засадить пару участков невозделанной до сих пор земли простыми овощами.
2) .. Возможно связать со школой для бедных МАЛЕHЬКОЕ ДОМАШHЕЕ ХОЗЯЙСТВО, в котором воспитанники подобной школы ежедневно смогут наблюдать за искусством заготовки, сохранения, сортировки и использования запасов, и вообще за всеми элементами искусства ведения домашнего хозяйства.
3) И наконец, школа для бедных всегда должна иметь при себе к/н мануфактуру, и школа должна заботиться, чтобы дети, поскольку это возможно, научились во время пребывания в школе к/н постоянным работам для заработка.
[...]
СПРОСЯТ: а останется ли у детей время на учебу? -
ОТВЕЧАЮ. - Дети, которые воспитываются в такой школе, будут приучены к напряжению сил, к порядку, к тщательному использованию даже малейшего промежутка времени. Это будет перенесено и на учебу, и в итоге для не менее, а может даже более успешной, чем в рутинной школе, учебы потребуется несравненно меньше времени, чем это обычно имеет место при других обстоятельствах.

ZT. Учреждения А.С. Макаренко и Игнатия Вячеславовича Ионина тянули несколько "возов": 1) Учебное. 2) Адаптированное под подростково-юношеские возможности реальное производство. 3) Интернат. 4) Разветвленное клубное и спортивное. 5) Разработка технологических вопросов построения и ведения такого рода учреждений. 6) Пропаганда этого пути в педагогике. / А вот сотни и сотни тысяч учебных заведений по всему миру тянули не более одного-двух из указанных "возов". / Но в общественном мнении почему-то считается, что трудяга А.С. Макаренко – нехороший, а вот остальные во всем мире лентяи – хорошие...

Егерман Филипп Иванович. Учебно-производственные мастерские при учреждениях соцвоса. М.1931.80. РНБ 31-10/1211. БАН 1931б/2669 .. "В фабричной системе вырос зародыш воспитания будущего - которое для всех детей с известного возраста соединит производственный труд с обучением и гимнастикой, причем это будет не только методом повышения общественного производства, но и единственным методом создания всесторонне развитых людей", — говорит К. Маркс о воспитании будущего. Прошло тринадцать лет с момента пролетарской революции, и как мало сделано для осуществления на деле слов Маркса о воспитании. Бывшие беспризорные, теперь дети государства, живущие в детдомах, еще не все охвачены трудподготовкой, не вовлечены в производительный труд, нет правильного сочетания труда и учёбы. Десятки тысяч наших детей, будущая смена, обучаются в школе, которая только по имени трудовая, а содержание — старая схоластическая учёба, чуть-чуть обновленная активизацией методов преподавания. А жизнь идет громадными шагами. Мы развиваем невиданные в истории темпы хозяйственного строительства, мы перестраиваем весь уклад нашей жизни, создаем предпосылки к коммунизму. Надо такие же темпы развить в области народного образования. Надо в корне пересмотреть все программы школ, надо внедрять в эти программы больше реальной жизни, больше производственных знаний и техники. Но сделать это только путем теории — недостаточно. Это опять будет схоластика. Необходимо использовать для целей школы существующие заводы и предприятия. На всё это имеются большие возможности. Нужны творчество, инициатива, энтузиазм педагогических масс школы и детдомов. Нужно влить в педагогические кадры несколько сотен специалистов, техников, инженеров, экономистов, организаторов, нужно использовать в этом деле технический поход, и мы двинемся с мертвой точки. Сейчас больше чем когда-либо в строительстве и реорганизации трудовой школы и общественного воспитания в детдомах уместен лозунг культурно-технического похода: "необходимо, чтобы каждая школа или детдом превратились в производственное предприятие и каждое производственное предприятие - в школу [ ZT. Последнее, скорее, – в варианте Витченко Степана Степановича 27.08.1909 - 30.06.1986 ]" (с.48).

Важное для потенциальных практиков интернатных учреждений: http://zt1.narod.ru/metodika.htm.

ZT. Помимо достаточно хорошо известного А.С. Макаренко учреждения в подмосковном Болшеве ( http://zt1.narod.ru/bolshevo.htm ) в те же 1920-30-е года существовали ещё, - из известных мне, - очень примечательные учреждения, о которых А.С.М. мало или почти ничего не знал. -

Изумительная подмосковная "Юная республика", квинтэссенция о коей собрана мною (ZT) в файле http://zt1.narod.ru/doc/yunaya-respulika.doc

Материалы по Игнатию Вячеславовичу Ионину (19 дек 1893 - 21 ноябрь 1939) и его школе-колонии "Красные зори" (осень 1919-1941) в Стрельне-Михайловке под Ленинградом.
Дорогая телередакция! С большой радостью и волнением смотрели мы 9 апреля 1986 года по 1-й программе Всесоюзного телевидения документальный фильм "Красные Зори" .. Радостно было вновь вспомнить любимые нами места: Михайловский дворец, Финский залив, вековые парки, пруды, где в учебе и труде, в походах и в клубных и спортивных занятиях проходили годы нашего детства, отрочества и юности.
Krasnye-Zori-Ionina.avi . Телефильм о школе-колонии Игнатия Вячеславовича Ионина цветной, 50 мин. Авторы Игорь Абрамович Шадхан и Светлана Викторовна Волошина, производство "Лентелефильма" 1985 г., 2.42 гб. https://disk.yandex.ru/client/disk|slider/disk/Krasnye-Zori-Ionina.avi . Если не откроется, то скопируйте эту отсылку и просмотрите непосредственно с браузера.
Набор моих (Зиновия Тененбойма = ZT) файлов по "Красным зорям" в архиве http://zt1.narod.ru/winrar/ionin-faily.rar
Случайно мною (ZT) найденное в марте 2013: http://zt1.narod.ru/doc/Makarenko-i-Ionin-v-1932-g.doc А.С. Макаренко и И.В. Ионин в 1932 г.

Учреждение Александра Федоровича Мирандова под Симбирском ( http://zt1.narod.ru/mirandov.htm ).

"Красный детгородок" ("Красный городок)"), Саратов, с 1925, Егермана Филиппа Ивановича http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc.

Интересна организация питания и вообще снабжения с 1930-го года в этом огромном интернатном учреждении Ф.И. Егермана на 800 (примерно) персон, ищи в http://zt1.narod.ru/doc/egerman.doc
Приведу фрагменты из этого файла. –

[...]

"Дет дом" БАН I.242,
РНБ П28/104 1930,1 со с.28.

Ф. Егерман, Саратовский Красный детгородок.

РОЛЬ КООПЕРАТИВА В РЕОРГАНИЗАЦИИ ДЕТДОМОВСКОЙ ЭКОНОМИКИ.

[...]

При более или менее крупном д/д, особенно для детей старшего возраста, организуется кооператив на основах особо выработанного устава, согласованного с уставом потребительской кооперации. Все воспитанники становятся _пайщиками_ кооператива. Паевой взнос зависит от заработка (предполагается, что воспитанники работают в мастерских или в сельском хозяйстве и получают премии). На общем собрании воспитанников утверждается устав, выбирается правление и ревизионная комиссия. Правление из своей среды выделяет ответственного заведующего и помощника магазином.

[...]

Воспитанникам взамен денег выдаются особой формы трудовые чеки.

Трудовые чеки - особо отпечатанные знаки, заменяющие деньги в д/д.

Их количество должно соответствовать месячному обороту магазина.

[...]

Для воспитанника учтены все его обязанности (посещение школы, мастерской, исполнение дежурств и т.д.). В случае их добросовестного исполнения он получает полную норму трудового чека согласно ассигнованиям бюджета. В случае же манкировки возможна временная урезка - как мера педагогического воздействия.

[...]

На трудовые чеки воспитанники в кооперативе приобретают вещи по своему вкусу и выбору.

РОЛЬ КООПЕРАТИВА НЕОБХОДИМО РАСПРОСТРАНЯТЬ И НА ПИТАНИЕ.

Пусть кооператив организует столовую и выдает обеды, ужины и завтраки по трудовым чекам.

Выдачу же трудовых чеков производит организационный комитет на основании учета и контроля работы [ZT. "посещение школы, мастерской, исполнение дежурств и т.д."] каждого воспитанника.

[...]

ZT. Ф.И. Егерман, как кажется, - важный так сказать "конкурент" А.С. Макаренко. В http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm у Надежды Феликсовны Остроменцкой читаем. - .. Преобладание единой воли, отсутствие творческого педагогического коллектива имеет свои дурные стороны. Прежде всего оно грозит самому существованию колонии. Каждый, кто знакомится с жизнью колонии, невольно задает себе вопрос, что же будет с колонией в случае смерти тов. Макаренко. Вряд ли найдется заместитель ему среди его сотрудников, а пришедший извне принесет свою систему, и тогда это будет уже другая колония, по всей вероятности, не такая блестящая, не такая кипящая жизнью. / В настоящем это также не всегда хорошо отзывается на работе, так как воспитатели настолько восхищаются заведующим, что считают его педагогически непогрешимым .. / ZT. С другой стороны сам же А.С. Макаренко писал Надежде Феликсовне. - Н.Ф. Остроменцкой 2 февраля 1927, Харьков, колония им. М. Горького. .. Вам нужны мои советы? Очень сомневаюсь в действенности всяких советов, в особенности в таком щекотливом деле, как спасение Владикавказкой колонии. Я бы делал одно, а для Вашей натуры, для Вашей ухватки подойдет что-нибудь другое.

Я потому и не хочу писать о своей колонии, что далеко не разрешил многих вопросов, связанных со значением личности [ ZT. личности руководителя / заведывающего учреждением ].

ZT. Как кажется, Ф.И. Егерману удалось разработать структуру и крупной, и устойчивой интернатной школы-хозяйства, не зависящей фатально от конкретики натуры руководителя / заведывающего учреждением ...

Чехов А.П. 1860-1904. Три сестры 1901. Дейст. 4-е. .. Если бы, знаете, к трудолюбию прибавить образование, а к образованию трудолюбие .. / А.С. Макаренко 1888-1939, т.4 М.1984 с.292: "ни одной загубленной жизни". / ZT. Учение о педагогике проработки натур : http://zt1.narod.ru/doc/prorabotka-natur.doc


А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания. Часть 1. 1921-1928 гг. .. А.А. Фролов, Е.Ю. Илалтдинова. - Н. Новгород 2007.361 ..

1. Личные озлобления сильной личности. Рабочее презрение к погибающему миру. Последние отзвуки потерь, брат, мать.

2. Глубокая ненависть к старой России, такое же презрение к русскому и всякому вообще человеку, его глупости, дидактизму, развивающемуся бюрократизму.

3. Страшно глубокое чувство долга и злость на себя за это, особая чуткость к шкурничеству. Дело доходит до аскетизма.

4. Цинизм, растрачивание себя. Веселые иронические встречи с женщинами, презрение к семье и родовому инстинкту.

Макаренко Виталий Семенович (1895-1983) - младший брат А.С. Макаренко. Прапорщик во время Первой мировой войны. После ранения, в 1915-1919 гг. - учитель Крюковского железнодорожного высшего начального училища (которым руководил А С. Макаренко). С августа 1919 г. - поручик контрразведки в армии Деникина; затем командир пулеметной роты в армии Врангеля. Эмигрировал в ноябре 1920 г.

Мать А.С. Макаренко Татьяна Михайловна (скончалась 11 сент. 1931 г.). В «Педагогической поэме» - «бабушка».

В.С. Макаренко говорит о состоянии своего старшего брата в предреволюционный период: «Антон, действительно, был человеком непонятных для меня парадоксов». Иногда выражался цинично. Говорил о самоубийстве, в связи с возражением отца против его ранней женитьбы. «Он был всегда сосредоточен, замкнут, серьезен, порой даже грустен и молчалив», был разочарованным в жизни, в отношении семьи. Отец говорил: «Неужели я вырастил анархиста?» (На разных берегах... с. 32, 34, 36; о его невзрачной внешности, чтении, уходе из дома, времяпрепровождении, суде с заведующим училищем и др. см. с. 37-38, 42-49). «Он влюблялся каждые 6 месяцев и не как-нибудь платонически, обязательно требуя взаимности»; его увлечения в 1903-1918 гг. - 9 чел. (с. 33-34).

Татьяна Михайловна 1855-1931 - мать Макаренко.

Отец А.С. Макаренко - Семен Григорьевич Макаренко, род. 1850, скончался 27 февр. 1916 ( РГАЛИ, 332-4-1099). Данные Хиллига в т.2 переписки Мака с женой, с.272сер. Там же про Гал. Стахиевну Салько .. Как свидетельствует Олимпиада Витальевна Макаренко ( 07.08.1920 - 2001 ) мать А.С. в это вpeмя упрекала его: "Антон, зачем тебе нужна эта барыня, мало ли на свете хороших женщин?"


ОБЛАСТНОЙ ДОМ УЧИТЕЛЯ [Ленинград] Мойка, 94. Встреча А.С. МАКАРЕНКО – автора кн. "Педагогическая поэма" С УЧИТЕЛЯМИ НАЧАЛЬНЫХ И СРЕДНИХ ШКОЛ ЛЕНИНГРАДА и Ленинградской области. 16 октября 1938 г. Стенографический отчет. ("Некоторые выводы из моего педагогического опыта"). ZT. Поместил в: http://zt1.narod.ru/doc/asm-16-10-38.doc … КЛЯЧКО. – … Сколько у Антона Семеновича живости и умения переключаться, чтобы не дать возможности слушающим устать! Ведь вот мы пришли сюда усталыми, - я, например, к себе домой не попала, - и думаю, что среди нас много таких, мы выслушали сегодня большое выступление, целый ряд серьезных моментов принципиального порядка [ZT. В т.4 М.1984 со стр.230 "Некоторые выводы из моего педагогического опыта"], выслушали прекрасный отрывок из произведения А.С. Макаренко, но мы настолько заинтересованы, что не чувствуем своей усталости. / Чем это объясняется? – Это объясняется мастерством Вашего выступления, Антон Семенович … [ИРЛИ (ПД) РI, оп.17, № 408 пост. 1947 г., № 1.]


ZT. В школе-хозяйстве школа учебы – обязательнейшая составляющая, но А.С.М. разрабатывал лишь вопросы воспитания, а вопросами собственно учебной дидактики он (А.С.М.) не занимался, в собственно классно-учебном применял общепринятое: его (А.С.М.) тематический "стакан" был "мал", но это был его стакан. Но и в вопросе воспитания нам, макаренковцам, тоже не следует замахиваться на устройство в интернатных школах-хозяйствах вообще всех детей, но только детей рабоче-крестьянских, пролетарских родителей, то есть и тут: наш стакан мал, но это наш стакан.

Макаренковская педагогика – это УЧРЕЖДЕНЧЕСКАЯ педагогика, а не, скажем, педагогика варяжских набегов пресловутого Игоря Петровича Иванова. От ряда книг с названием "Педагогика" за стеклами в шкафах педагогических и психологических кафедр – в глазах рябит. Для кого пишутся эти учебники? – Для кого ни попадя = для всех подряд, включай учителей любого уровня. Массив же трудов А.С. Макаренко как (!_как_!) учебник по педагогике – это не для всех кто ни попадя, включая учителей, а это прежде всего, - если не только, - для основателей и руководителей (заведующих) сугубо макаренковских по структуре УЧРЕЖДЕНИЙ.

ZT. Исторически когда-то весьма господствующую ставку на формирование сознания (фетишизация сознания) сменила а) религиозная и б) так сказать булато-окуджавская ставка на формирование так называемой духовной общности.

Эта самая духовная общность формируется, как известно, весьма легко и быстро. Раз плюнуть. Особенно-то это легко всегда получалось у основателей религиозных сект, чему и в истории, и в современности - тьма примеров.

Повторяю. Исторически когда-то весьма господствующую ставку на формирование сознания (фетишизация сознания) сменила ставка на так называемую духовную общность,

всё по-прежнему без макаренковско-подробной и макаренковско-же-въедливой проработки натур,

то есть, - всё по-прежнему без макаренковской проработки (в макаренковских "гимнастических залах") мышц волевых, мышц поведенческих, мышц моральных.

И в тусовочном пресловутой "коммунарской методики" .. (И.П. Иванов и сбитая им шатия, см. http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm) ..

И в тусовочном, повторяю, пресловутой "коммунарской методики" булато-окуджавское тоже не далеко уходило от религиозного, а религиозное (ещё до того) не далеко уходило от булато-окуджавского,

и всему этому тройному ( .. религиозное, окуджавское, ивановское .. ) в смысле воспитания как макаренковской проработке натур,

всему этому, повторяю, тройному

в аспекте достижения реального поведенческого воспитания -

грош цена...


ZT. Моя черновая намётка. - Найти у В.И. Ленина работы типа "От какого наследства мы отказываемся", о двух культурах и т.п., и расширить координаты темы: для правых левое суть одиозное, и, де, оно (левое) мол не то, что "культура", и, де, оно (левое) мол не то, что "традиция". На самом же деле левое - это тоже весомая и культура и традиция, "не одна традиция что т.н. почвенность Достоевского", не одно лишь село и деревенщики суть народное, но и город, городское тоже народное, не одно лишь религиозное, но и атакующее атеистическое суть народное, не один лишь консерватизм, но и радикализм суть народное, - это всё тоже весомые и уважаемые крылья, и это всё тоже и культуры, и традиции. Повторяю: и левое, и правое - это всё суть весомые и уважаемые крылья из пар разноаспектных противостоящих друг-другу крыл. Повторяю: серьезное левое, серьезное (и очищенное от фашистского) ницшеанское, серьезное футуристическое – это всё тоже весомые традиции, и тоже весомые культуры, тоже весомые основы, - со времен Сократа и киников, а до них в Египте, в Китае и т.д. Западничество – тоже основа Русского общества во всю его (Русского общества) историю, оно тоже основа его (Русского общества) культуры, оно тоже его (Русского общества) традиция, как и консервативное славянофильство. Петр – в традициях русской культуры, и противостоявший ему его (Петра) сын – тоже в традициях русской культуры...

http://zt1.narod.ru/nov-goll.htm
Превратить остров "Новая Голландия" в СПб в "Остров трудящегося подростка"
.

Для других по стране коллизий можно было бы предложить, скажем, такое название. - “Макаренковски поставленный рабоче-крестьянский интернатный корпус коллективно-производственно трудящихся и одновременно нормально учащихся подростков и юношей”.

http://zt1.narod.ru/konkurs-im-ASM.htm
Материалы по Международному конкурсу им. А.С. Макаренко в состоянии на 2006 год.
Там и 2 листа матрицы оценки жюри, -
файлы изображений *.tif. -
Конкурс им АСМ Блок-1.tif
Конкурс им АСМ Блок-2.tif.
Там и отсылка к : Критический взгляд Анатолия Борисовича Вифлеемского на стихию конкурсов педагогических учреждений.

К данному файлу примыкает файл http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm
и обратно.

http://zt1.narod.ru/pp-03-1.htm
А.С. Макаренко. “Педагогическая поэма”. Москва ИТРК 2003. Составитель, автор вступительной статьи, примечаний и комментариев Светлана Сергеевна Невская. Часть первая. Вечером 28.08.06 добавил туда снизу : (http://zt1.narod.ru/pp-03-1.htm/#pervye) Федор Иванович Науменко 1901-91. “Учительская газета” 29.11.1983. ОБ “ЭТИХ ПЕРВЫХ” ИЗ “ПОЭМЫ”.

"Педагогическая поэма" А.С. Макаренко, издание 2003 года.
Часть 1-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-1.htm
Часть 2-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-2.htm
Часть 3-я. http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm

А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания .. 1921–1928 гг. .. А.А. Фролов, Е.Ю. Илалтдинова. – Н. Новгород 2007.361 .. Письмо А.П. Сугак, 24 марта 1923 г. / 24 марта 1923 колония им. М. Горького / Дорогая Антонина Павловна! / […] / Вы помните, как я работал в Крюкове? Вы, может быть, даже имеете представление о моем труде прошлым летом. Так вот: гораздо тяжелее и гораздо труднее. Сейчас я дошел уже до того, что сплю через ночь вот уже около полутора месяцев и даже отвык спать. Этим обстоятельством объясните и неприличный способ сообщения – на машинке. Просто гоняюсь за скоростью. Я даже для себя неожиданно приучился делать 3–4 дела сразу. / Приглашение от масткома получил несколько дней назад, а 21-го приезжал ко мне Кононенко и также предъявил какой-то мандат на право изъятия меня из колонии1. От Кононенко же я узнал о болезни Виктора. Это очень прекрасно, что он выбрался из каких-то паршивых почек, а то я уже серьезно собрался грустить, что наше поколение начинает дохнуть. / Мастком, разумеется, меня трогает, несмотря на некоторую неуклюжесть своих желаний и представлений. Так же трогает и Кононенко, и уж, само собой, трогаете Вы, любезная Антонина Павловна. Ваше письмо – это песнь торжествующей любви, а вовсе не письмо: торжествующей именно потому, что вот, дескать, Макаренко погибает исключительно потому, что заехал в какую-то колонию, бросил счастливый Крюков и т.д. и т.д. / Такой же приблизительно тон и у масткома, и у Кононенко. Последний, впрочем, побывав в колонии, несколько сбавил спеси. Ты, пожалуйста, не подумай, что я ругаюсь. Ничего подобного и даже наоборот. / Меня очень трогает такая настойчиво высокая оценка моей особы, которую проявляют крюковчане. Я очень и очень рад и тому, что для меня представляется возможность возвратиться в Крюков и помочь маме. Наконец, и в самом деле, до каких же мне пор сидеть в колонии и пропадать, как вы все там думаете. Нужно жить и прочее. / Но вся беда в том, что вопрос не решается для меня одним желанием. Я теперь человек крепкий, такой крепкий, каким Вы меня никак не представляете. Таким меня сделала колония. Вы как раз, сударыня, патетически восклицаете: «Что вам дала колония?» Столько дала, Антонина Павловна, что Вам и не приснится никогда. Я сделался другим человеком, я приобрел прямую линию, железную волю, настойчивость, смелость и, наконец, уверенность в себе. Теперь я уже не способен собирать совет и спрашивать, допустим, Пугача, что мне делать, так как я прекрасно знаю, что я должен делать, и, как думает об этом Пугач, мне просто не интересно. / Трехлетний колонийский опыт – это вся моя будущая работа. Что бы я ни сделал потом, начало все-таки нужно будет искать в колонии. И даже не только в том смысле, что я здесь чему-то научился, что-то пережил, но еще и потому, что здесь я сам над собой произвел огромный и важный опыт. Но, пожалуй, бросим об этом: Вы можете сказать, что все это пустяки, все это в прошлом, что теперь все-таки колония мне ни черта не дает и поэтому нужно все-таки ехать в Крюков. / Ваше основное представление, что здесь кто-то пропадает, – большая ошибка. Я считаю, что в колонии мы живем разумнее и веселее, чем очень многие в городе, а особенно в таком, как Крюков. Наконец, мы живем гораздо свободнее и независимее. Но даже и не в этом дело. Самое главное – мы можем здесь так работать, что работа доставляет нам удовлетворение. / И не думайте, что моя энергия здесь пропадает даром. Ничего подобного. Здесь мы производим опыт, который будет иметь большое значение не только для колонии малолетних преступников .. / .. Не кивайте так презрительно на посевную кампанию. Это настоящая поэзия, которой Вы в Вашем Крюкове и не нюхаете. Какой воздух, какая работа, какие работники, песни, лошади! У нас есть сейчас агроном, свои семена, свои машины, свой план, и нас все слушаются в Полтаве. Мы до того рассобачились, что завели суд, с кем бы Вы думали? С самим Госконтролем! И думаем выиграть. Все это так весело, что Вы себе и представить не можете ..

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 26-27.09.1928 Ночь с 26 на 27 сентября / Сегодня у меня совсем печально, солнышко. Письмо получил давнишнее и такое, от которого я до сих пор не могу опомниться. Никогда в жизни не могу помириться с тем, чтобы Вы валялись где-то там на какой-то веранде. В городе я с разбегу даже так понял, что Вы попали в мужской санаторий. Поэтому история с моторной лодкой стала мне казаться еще непривлекательней. Все-таки интересно знать, долго ли эта самая веранда будет продолжаться? / Нехорошо. Хоть садись в поезд да едь в Крым в санаторий “Пролетарий”. / В Наркомпросе мне сегодня тоже все страшно не понравилось. Роза держится дико с каким-то фасоном, не мог разобрать, с каким. Я со злости наговорил много всякой ерунды о нашей школе, попросил выдать мне удостоверение, что я заведовал колонией Горького с 3 сентября 1920 года по 10 сентября 1928. Роза почему-то захотела оказать мне наркомпросовскую милость и предложила устроить мне в этом самом удостоверении хорошую характеристику. В ответ на это я потребовал, чтоб в удостоверении было написано, что уволен вследствие несоответствия системы воспитания колонии Горького советским принципам. Роза сначала попробовала меня отговаривать, но когда увидела, что злее меня бывают только женщины из оппозиции и собаки на пятый день бешенства, согласилась “устроить” мне именно такое удостоверение. Как будто его нужно еще устраивать. Напишите правду, черт бы вас побрал и годи. / Вы, наверное, будете меня ругать за этот трюк. Так, солнышко, не ругайте. Ну, их совсем, этот самый Наркомпрос. / Вечером в коммуне общее собрание месткома. В присутствии головотяпа из райкома. Тоже выварили воды целое море. Назлили до последней степени, / Собственно говоря, до получения Вашего письма я едва ли могу считаться совершенно вменяемым человеком. Ваша эта веранда и потом два килограмма, и все та же моторная лодка в обществе каких-то подозрительных людей, все это как-то так нехорошо, что и сказать не умею. Боюсь за Вас теперь уже во всех отношениях. Доходит до того, что мне мерещится: письма нет, не случилось ли чего на этой самой проклятой моторной лодке, не опрокинулась ли она, не заболели ли вы, не забыли ли меня под влиянием какого-либо сильного впечатления. В самом деле: написали, что выезжаете на лодке, а на другой день видимо не писали ничего, были чем-то заняты или озабочены. / Мое Солнышко, прости, я в таком .состоянии серьезно писать не могу. Мне тяжело и скверно и тревожно как-то, что я даже начинаю верить в предчувствия. / Господи, ну что я могу сделать? / 27-IX. 12 часов. Сейчас приезжала Дюшен. Я ей когда-нибудь ... морду не за то, что она зла и завистлива, а за то, что она не умеет скрывать своей злости и зависти. Мне, кроме того, надоело однообразие ее мимики. / Все по-прежнему. Это письмо посылаю через хлопца и очень боюсь, что заказные письма как-нибудь затрудняют Вас. Вы мне об этом обязательно напишите. Хорошо, Солнышко. / Этот же мальчик должен получить Ваше письмо на вокзале. Жду, как манны небесной, потому что люблю, как только может любить человек. / Целую тебя. / Твой Т (с.104-6).

--

Переписка Макаренко с женой, т.2 М.1995 Макаренко жене 20.10.1932 .. Все торжествуем. Сейчас перевыбираем горсовет, отмечаем это важное событие митингами, агитпоходами и музыкой. Приступили уже к подготовке к пятнадцатилетию, тоже хлопот по уши. Затруднили в коммуне положение с выпускниками, у Правления новая завирательная идея, выселить их в какое-нибудь общежитие и заставить их жить исключительно на свои средства. Кажется, дело приходит к тому, что они все бросают институт. Руководит всем этим безобразием одно глубокое убеждение: это не такие дети, как МОИ, это беспризорные. Обыкновенное хамство .. (с.164).

27.10.1932 .. Почему-то в последние дни стало трудно в коммуне, болеют преподаватели, не ладится на заводе, все злые, нервные и порят глупости. Наши члены Правления по обыкновению блещут завирательными идеями и портят дело буквально каждом шагу .. (с.169).

28.10.1932 .. Книгу понемножку пишу, и страшно на себя злюсь. Какой я все-таки дурацкий человек. Я специально приспособлен к тому, чтобы меня потребляли. Вот сейчас почти круглые сутки вожусь со всякими черными пустяками: столовая, спальни, вешалка, обувь, подготовка к юбилеям, стенгазета, журнал, кружок, целый день в мелочах, которые только потому делаю, что другие не умеют или не хотят. И все это в большинстве пустяки или совсем ненужные бесполезные или вредные дела. А с книгой? Когда я ее пишу, у меня голова лопается от обилия мысли от материала страшно для всех нужного, но на это я могу истратить только полчаса в день. Все это непроходимая глупость и почти преступление. И глупость оттого, что в каждой мелочи хочу быть честным, потому что не могу выносить чего-то недоделанного, чего-то требующего работы. И получается: вокруг меня расставлены широко раззявленные жадные рты потребителей, и я в каждый рот стараюсь влезть, чтобы меня скорее проглотили. А вокруг на моем же деле собралось всяких проходимцев и дармоедов, которые на моей же работе живут припеваючи, хоть и бесполезно .. (с.171).

04.11.1932 .. У нас невыносимая горячка. Букшпан затеял выставку на весь тихий клуб, а ничего нет, ни дикта, ни материи, ни гвоздей. Да и работать никто не хочет, все распоряжаются и высказывают мнения.

Праздник идет трудный. Коммунары оборванные, персонал расстроен выдачей праздничного пайка. Там и пайка того не много, но порция достаточная, чтобы одних замучить завистью, других неловкостью.

С Судаковым начинаю ссориться. Он постепенно начал расходиться, и о каждом пустяке требует рапорт. Дело в том, что ему страшно нравится писать резолюции на углышках. Вчера в приказе он перечеркнул распоряжение, проведенное мною через Бюро комсомола, Сов.командиров и общее собрание, и написал: “Пересмотреть и доложить мне”. И я, и Волчек, и Швед отказались пересматривать. А я подал ему еще один рапорт, в котором написал, что если ему хочется проводить свои педагогические взгляды, пусть остается на общем собрании, а я такого перечеркивания допустить не могу и поэтому прошу подыскивать на мое место более послушного человека. Сегодня мы молчали. Надоело. Вчера до того обозлился, что хотел сегодня не выйти на работу. Сегодня вечером он снова уверял меня, что это все недоразумение, что мне предоставлена полная свобода. С ним говорить об этом не стоит, слишком он все таки малообразован.

Тут даже дело не в Судакове. Вся стихия коммуны становится иная. Дело, может быть, решается в пустяке. Я слишком много времени трачу непростительно, просто не успеваешь сделать все, что нужно. Это очень много значит, оказывается. Коммуна в своем качестве должна обязательно падать, и нужно поэтому уходить.

Все-таки, Лисичка, ты не думай, что у нас какая-нибудь трагедия, все хорошо, у меня прекрасное настроение, и все будет хорошо. Вероятно, самое худшее то, что со дня Твоего отъезда я ни разу не брился. Нужно хоть завтра управиться .. (с.173-4).

08.11.1932 .. В коммуне что же? Сейчас все почему-то передо мной ходят на ласковых лапках. Судаков вчера целый день убеждал меня, что ты должна обязательно взять работу с девочками. А вчера вечером Броневой [Г. Хиллиг. : Александр Осипович 1898-1940] откровенничал и все торопит со вступлением в партию. Чем это можно объяснить? Может быть, появлением моей книги, которою, между прочим, все здесь очень взбудоражены, теперь уже и во вторую верят. А может быть, и не этим: Броневой все-таки строится. Уже через две недели приступят к постройке нового завода фотоаппаратов. Коммуна на 650 челов. и тому подобное. / А пока что отопления нет, и не знают, чем эта отопительная история кончится .. (с.178).

11.11.1932 .. У нас в коммуне каша самая настоящая. Удивительное дело, со мной сейчас невыносимо хорошо обращаются и говорят комплименты, но в самом деле столько трещин, что уже не успеваю их замазывать. / Самое главное, чтобы Лисичка приехала домой здоровая и чтобы мы могли ее встретить теплом и уютом. Отопление обещают через десять дней, но в то же время говорят, что Деля нужно выгнать. Это значит, что отопление через десять дней и через тридцать дней не будет .. (с.182; см. там и с.18).

13.11.1932 .. У нас все по-прежнему, готовимся к пятилетнему юбилею, и я всеми силами сопротивляюсь, чтобы меня не премировали часами. Всякая дармоедная публика, набежавшая на коммуну, именно так и хочет меня премировать: дать мне никуда негодные часы, стоящие 80 рублей. / Спасибо, Солнышки, за твои замечательные письма, только ты иногда там такое пишешь, что мне, дрессировщику, стыдно читать, - это особенно о моей любви к тебе как к женщине, ну, как это можно писать такие глупости и представляться, будто ты ничего не видишь. / Это Макаренко стал стар и стал уставать от всякой житейской черной работы, и ему от этого уже достаточно стыдно. Иногда даже стыдно думать, что ломовая лошадь может любить женщину. То освобождение, о котором я мечтаю, это прежде всего должно быть освобождение меня для жизни, значит для тебя, если вдуматься в мою теперешнюю жизнь, то может стать только стыдно. / Вот и сейчас у меня все дрожит от неуправки оттого, что не знаешь, за что хвататься. А кругом я вижу лентяев, дармоедов и мошенников, которые не спеша пожирают то, что делаю я, и за это хотят меня премировать часами. Если на таком фоне рисовать любовь к женщине, то получается именно стыдно. Я думаю, что ты это очень хорошо понимаешь. / Будь радостна, моя ласковая, красивая Лисичка, будь здорова. / Твой А (с.183).

19.08.1933 .. Сейчас только был Броневой. Он уже не настаивает на отпуске с 1 окт., а согласен на 5 сентября с тем, чтобы рабфак был пущен. С отпуском, конечно, уладится. Уладится и остальное. / В Сахновщинском районе не убрано 30 тысяч гектаров, сегодня посылаем 50 коммунаров на работу, сейчас горячка. Выталкиваем выпускников, принимаем новых 50 человек, снова горячка. Кругом одни горячки - по какой логике они сделались необходимыми? / То и дело открываются двери, и ко мне заглядывают какие-то новые люди. Все они работают в коммуне, все с портфелями, черт его знает, откуда их столько набралось. Я никак не могу запомнить названий их должностей. Одно к одному. / Самое главное, Лисичка, поправляйся и будь покойна. Спасибо, что любишь Макаренко, остается тайной, как можно любить эту старую собаку. А что я тебя люблю, то слишком очевидно и слишком тому много доказательств. / Настроение у меня сейчас боевое, хотя и напряженное. В Москве хочу обязательно восстановить пьесу, но я думаю, что и отдохнуть успею. Всякая работа вне коммуны будет уже отдыхом. / Сейчас, когда работа в коммуне меня не увлекает, особенно чувствуется усталость, но это ничего. / Будь радостна, Лисичка (с.194).

03.09.1933 .. Работаю, как заведенная машина, пружина у меня устроена хорошо: все дело делаю так, как следует, волнуюсь и беспокоюсь по-настоящему и не могу не думать о каких-то дальнейших перспективах коммуны. Сегодня выдержал настоящую баталию с целой кучей дураков, которые предлагали сделать рабфак необязательным все это для того, чтобы можно было работать на заводе по 7 часов каждому коммунару .. (с.196).

Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz). - Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

Из издания "Педпоэмы" С.С. Невской (2003, с.10) .. В письме Крючкову от 28 июля 1933 года Макаренко сообщал о своем трудном положении и желании найти работу в Москве: "Деньги Алексея Максимовича, которые я получил от Вас, лежат у меня на моей совести, и я по-прежнему буквально падаю в этой каторжной работе и конца ей не вижу. День и ночь, без вечеров для отдыха, без выходных дней, часто без перерыва на обед, все это можно выносить, если работа дает результаты. Но время создавания результатов уже минуло. Совершенно исключительный коллектив коммунаров Дзержинского сейчас сделался предметом потребления в самых разнообразных формах: то для создания капитала, то для производственного эффекта в порядке приложения разнообразного самодурства, то в виде неумных и вредных опытов. Вся моя энергия уходит на мелкие заплаты и нечеловеческие усилия сохранить хотя бы внешнюю стройность. Вы не подумайте чего: я ни с кем не ссорюсь и все мною даже довольны. Но я больше не могу растрачивать себя на пустую работу, и у меня иссякают последние силы, а самое главное, я терплю [теряю ?] последние надежды подытожить свой опыт и написать ту книгу, необходимость которой утверждает Алексей Максимович. / Я могу отсюда уйти, но меня тащат в новые коммуны, я сейчас не в силах за них бороться, я четырнадцать лет без отдыха, отпуска. И вот я к Вам с поклоном: дайте мне работу в одном из Ваших издательств или нечто подобное. Мне нужно побывать среди культурных людей, среди книг, чтобы я мог восстановить свое человеческое лицо - а тут я могу просто запсиховать. Имейте в виду, что я человек очень работоспособный и Вы будете мною довольны, тем более, что и характер у меня хороший. / Я в начале сентября приеду в Москву, но очень прошу сейчас ответить, можете ли Вы мне помочь? Если не можете, буду искать других выходов" Р.S. В Сочи буду с коммуной до 13 августа". (Архив Горького, Кк-рл 10-2-8).

Письмо заведующему Главным управлением социального воспитания НКП УССР т.1 М.1983 с.92-4. Десять неукоснительностей А.С. Макаренко (http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm/#10p). - .. Все перечисленное составляет предмет моей педагогической веры .. Не имею никаких оснований усомниться хотя бы в одной детали. И поэтому по совести не могу ничего изменить, не рискуя делом. - 94 - Все это заставляет меня просит Вас привести в исполнение Ваше решение снять меня с работы .. Я .. предпочитаю скорее остаться без работы, чем отказаться от организационных находок, имеющих, по моему мнению, важное значение для советского воспитания.

Из http://zt1.narod.ru/fere-1.htm Халабуда: .. Вот только не пойму я одного: отчего это ты не ладишь с нашими инспекторами? Ведь они ж институты кончали! Уступил бы им в чем-нибудь, а? ..

А.С. Макаренко, окт. 1934. НЬЮТОНОВЫ КОЛЬЦА. Пьеса в 3-х актах. М.1993. http://zt1.narod.ru/doc/nyutkolc.doc Политико-производственная драма в духе "Человека со стороны" И.М. Дворецкого с некоторыми комедийными коллизиями. Акт 3, .. / Елочка [дочь Хромова]: Ты идешь против партийцев. / Хромов: Это… [..] ничего. / Елочка: Как же это так? / Хромов: Меня сюда послали не для того, чтобы я упражнялся в послушании… / Елочка: Как ты странно говоришь. / Хромов: Нет, не странно. Здесь нужны мои знания, опыт, талант, производственный кругозор. Простое послушание было бы, конечно, спокойнее, но… [..]. / Елочка: А если у тебя не выйдет? / Хромов: Выйдет…

“Педагогический вестник” Москва 1990,3 апрель.

ПИСЬМА.

СПАСИБО ТЕБЕ, СУДЬБА!

Выдающийся педагог Антон Семенович Макаренко - наша национальная гордость, и всякая неправда о нем наносит вред не только советской педагогике, но и всей нашей культуре. Мне посчастливилось быть в числе воспитанников Антона Семеновича, я видел его в работе и считаю своим долгом высказаться по этому поводу. Расскажу об истории, которую с удовольствием никогда бы не вспоминал, но то что было, то было.

В 1935 году над головой А. С. Макаренко сгустились тучи. Ему пришлось тогда пережить тяжелейшие 2-3 недели. Антона Семеновича вызвали в Киев, а через несколько дней разнесся слух, что он арестован. В коммуну приехало несколько начальственных лиц. Они созвали в “тихом клубе” закрытое комсомольское собрание и доложили коммунарам, что Макаренко оказался врагом народа, что его система была насквозь фальшивой, что он нас не воспитывал, а калечил, и теперь нужно, чтобы мы выступили и подробно рассказали, как над нами издевался бывший белогвардеец, пробравшийся в советскую педагогику.

Собрание, начатое после ужина, длилось до 4 часов утра, выступило человек тридцать, но никто не сказал плохого слова об Антоне Семеновиче.

Разве это не веское доказательство того, что даже в такие минуты коммунары остались верны себе и своему учителю? Выступившие заявили, что не верят в то, что Макаренко мог что-либо сделать во вред Советской власти, вся его деятельность проходила на глазах воспитанников, и за все, что он делал для них, они могут его только благодарить. Кристально честный, бескорыстный - так отзывались о нем комсомольцы. Может быть, политически коммунары еще и не были достаточно зрелыми, но они все горой встали на защиту Макаренко. Мы понимали, что кому-то понадобилось оклеветать безвинного человека. Коммунары были убеждены, что Макаренко и измена - несовместимые вещи.

От собрания высокопоставленные гости так ничего и не добились. Вскоре, к общей радости, в коммуне появился Макаренко. Видимо, у противников не хватило силы, чтобы его свалить. Но и спокойно продолжать работу в коммуне ему не дали. Сделали “ход конем” и перевели в Киев, на более ответственную работу. А коммуну принял человек, который за два с половиной года ее развалил.

У меня хранится письмо Антона Семеновича, где он мне пишет, что “коммуна как воспитательное учреждение ликвидируется с 1 января...”. Пишет с болью в душе, потому что это было его детище, которым он гордился, а его насильно оторвали от любимого дела.

Когда Антон Семенович умер, десятки и десятки его воспитанников, оставив все дела, приехали из разных городов на похороны в Москву. Коммунары провели сбор средств на памятник своему наставнику. Со всех концов страны поступали взносы. Я получал тогда от многих воспитанников письма, в которых они писали, что смерть Антона Семеновича была для них большим личным горем.

Годы, прожитые в колонии и коммуне, я оцениваю как одни из лучших в своей жизни, а то, что судьба свела меня с Антоном Семеновичем, считаю самым большим своим счастьем.

В. Зайцев, бывший воспитанник коммуны им. Ф. Э. Дзержинского, г. Мурманск

ПОСТСКРИПТУМ

Это бесхитростное, но искреннее свидетельство о педагогическом кредо А. С. Макаренко наталкивает сегодня на очень грустные размышления. Быть может, временами просачивающиеся в печать ниспровергательские тенденции по отношению к великому педагогу - одно из ярких проявлений новейшего нигилизма к любому опыту, вызванному к жизни победой Октябрьской революции. Но знаем ли мы не понаслышке, не по стереотипу, созданному прежней, ложной и идеологизированной оценкой А.С. Макаренко, его педагогическую систему изнутри? Письмо воспитанника коммуны им. Дзержинского - своего рода внутренний документ макаренковской лаборатории, срез задействованного в ней слоя человеческой натуры.

И что же мы видим? На фоне широко известных фактов о разгромных собраниях того времени в АН СССР, в писательских организациях, вузах и других сферах ожидаемой концентрации интеллекта и совести, где объявление кого-либо “врагом народа” становилось “естественным” основанием для отречения брата от брата, друга от друга, мужа от жены и всех от любого, - здесь, в далеко не рафинированном кругу далеко не зрелых людей, естественно и просто сработали законы чести и общечеловеческого достоинства. Даже если бы хоть один из учеников А. С. Макаренко подал голос за своего учителя на фоне всеобщего безумия ненависти, - это можно было бы считать огромным успехом педагога. Но когда это сделалось проявлением коллективной воли воспитанников, уже лишенных учителя, уже без его зримой поддержки, - это неопровержимое свидетельство в пользу системы А. С. Макаренко, воспитывающей сотрудников совести, а не идеологических террористов.

Удивляет и радует еще и то, что, в отличие от подавляющего числа писем pro и contra, это письмо написано в очень спокойной манере: так могут писать только люди, сумевшие остаться невосприимчивыми к бытующей у нас до сих пор системе “натаскивания на врага”. По-видимому, и за это мы сегодня обязаны сказать спасибо А. С. Макаренко.

М. Щедрина.

ZT. Полный текст статьи: Гётц Хиллиг. МАКАРЕНКО И ВЛАСТЬ // "Имидж", Полтава, 2002,4-5 (23-24), с.9-13 ищи где-то в середине файла http://zt1.narod.ru/anti-kon.htm.
Об идеолого-политических взглядах А.С. Макаренко ищи и в файле http://zt1.narod.ru/1930-31g.htm.

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm .. Вот интересная записка, видно, что писал педагог: / “В последней части своей книги вы сравниваете процесс воспитания детей с технологическим процессом. Не перегнули ли вы в своих суждениях? Никак нельзя согласиться с вашим сравнением обработки металла и живого человека. Не механический ли это подход?” / Ну, понимаете, никак я не могу добиться, чтобы меня поняли. Все-таки люди верят, что есть душа, какой-то пар, который нужно особо обрабатывать. / Какая, собственно, принципиальная разница? Когда вы берете кусок металла, вы имеет цель, средства и технологический процесс. Почему невозможен технологический процесс по отношению к человеку? / Пока мы не придем к необходимому уважению своей технологической науки, мы не сможем хорошо воспитывать детей. / Я в своей книге говорю, что некоторые детали человеческой личности можно штамповать на штампах [Г. Хиллиг указывает: это в 3-й части "Педпоэмы", в гл. "У подошвы Олимпа"].

ПП-2003 из гл. У подошвы Олимпа .. Чем больше думал, тем больше находил сходства между процессами воспитания и обычными процессами на материальном производстве, и никакой особенно страшной механистичности в этом сходстве не было. Человеческая личность в моем представлении продолжала оставаться человеческой личностью со всей ее сложностью, богатством и красотой, но мне казалось, что именно поэтому к ней нужно подходить с более точными измерителями, с большей ответственностью и с большей наукой, а не в порядке простого темного кликушества. Очень глубокая аналогия между производством и воспитанием не только не оскорбляла моего представления о человеке, но, напротив, заражала меня особенным уважением к нему, потому что нельзя относиться без уважения и к хорошей сложной машине. / Во всяком случае, для меня было ясно, что очень многие детали в человеческой личности и в человеческом поведении можно было сделать на прессах, просто штамповать в стандартном порядке, но для этого нужна особенно тонкая работа самих штампов, требующих скрупулезной осторожности и точности. Другие детали требовали, напротив, индивидуальной обработки в руках высококвалифицированного мастера, человека с золотыми руками и острым глазом. Для многих деталей необходимы были сложные специальные приспособления, требующие большой изобретательности и полета человеческого гения. А для всех деталей и для всей работы воспитателя нужна особая наука (с.575).

На меня педагоги страшно кричат за это место - как можно человека штамповать? Я же не предлагаю взять живого человека и засунуть его в пресс. (Смех). / Возьмем, например, привычку к чистоте, к точности. Это буквально штампуется в коллективе. Не нужно никакого индивидуального подхода к этому вопросу. Вы создаете общие условия, создаете ежедневный опыт. Они изо дня в день умываются, чистят зубы, моют ноги, и, когда они выходят из коммуны, они уже не могут не умываться ежедневно. / Какая особая хитрость для этого нужна? Никакой. Это - пустяковая задача, и это действительно можно сравнить со штампом. Но как в штамповальном деле требуется тонкая работа самих штампов, так и здесь. Опять-таки, сравнение. Что это значит? Конечно, не то, что нужно тонко сделать штамп и бахать по человеку, а нужно тонко, точно, правильно организовать коллектив и тогда этот штамп будет действовать. / В коммуне Дзержинского нельзя опоздать на обед больше, чем на пять минут, причем никаких талончиков нет. Если он пришел в шестую минуту - никакой охраны нет, но ему любой товарищ скажет в столовой: пожалуйста, вы опоздали. / Иногда, когда начинаются очень большие опоздания, я подхожу в двери столовой и разговариваю с каким-нибудь коммунаром. Пробегают все опоздавшие мимо - здравствуйте, А.С., - прямо в цех. / Благодаря такому штампу многие привычки без особых хлопот прививаются человеческой личности. / Что касается других деталей человеческой личности, скажем, отношение к чести, отношение ко взрослым, к работе, к своему собственному достоинству, ко всему нашему политическому достоинству, отношение к событиям в Испании, - это нельзя штамповать. Здесь требуется специальная работа в каждом отдельном случае. Но именно потому ее легко сделать, что другие вещи делаются почти механически. / Таким образом, это просто сравнение, а вовсе не механизация.

ZT. На самом же деле категории “производство”, “технология”, “автоматизация”, “механизация” суть важнейшие = актуальнейшие категории 19-го, 20-го и 21-го вв., и надо хотя бы постфактум присудить А.С. Макаренко Нобелевскую премию за плодотворное, правомочное и смелое введение этих актуальнейших категорий в педагогику. Эту премию надо передать Гётцу Хиллигу для реализации его проекта по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске.

На любом поприще и в любой профессии никуда не годен работник, если он без царя в голове.На данное время в педагогике и в любой социальной сфере никуда не годен работник и/или литератор, если он без А.С. Макаренко в голове, см. прежде всего http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

С одного ЖЖ. - Зиновий ничего так пишет. Что ни пост - кладезь (обойдемся без уточнения чего). Если бы я еще могла его [ http://ztnen.livejournal.com ]

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

читать, а то ж невозможно. Вешает браузеры. ZT. Mozilla Firefox не вешает.

А.С. Макаренко т.8 М.1986, 20.10.1938 .. Если бы мне дали такую школу, как у вас, я обязательно наладил бы там производство, вы не представляете себе, как это прекрасно, когда ребята делают нужные вещи (с.182).
Макаренко т.4 М.1984, 08.02.1939 .. Если бы у меня была школа, я бы, кажется, на части разорвался, но что-нибудь стал бы делать (с.302; см. там и с.361).
РГАЛИ, ф. 332, оп. 4, ед.хр. 186. А.С. Макаренко. 1 марта 1939 г. .. Стенограмма, лл.68-69 .. Дети с 14 лет должны принимать участие в производительном труде. Труд очень увлекает детей, и я уверен, что наша будущая школа будет с участием производительного труда…
Макаренко т.1 М.1983, 24.08.1922 .. Не труд-работа, а труд-забота (с.11).

Но! -

В математике есть принципиально не берущиеся интегралы. Задача оптимизации привычной общеобразовательной школы - это принципиально НЕ берущийся "интеграл", и одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

превращения рутинного "воспитания" в ВОСПИТАНИЕ ВСЕРЬЕЗ – не даст.

В пригородном интернате есть сосредоточенность, но её (сосредоточенности) нет в привычной общеобразовательной школе.

.. ZT. НО !!!!!
http://zt1.narod.ru/doc/Godin-P-G-ne-prigorodn-ne-internat.doc
Малая библиография к теме : Годин Павел Григорьевич.
Оттуда.
Годин Павел Григорьевич .. Новопавловск - типичный агрогород, районный центр. Здесь в ту пору было свыше двух десятков больших и малых промышленных, строительных и транспортных предприятий, организаций и учреждений культуры, две средние общеобразовательные школы, школа искусств, среднее профессионально-техническое училище.
(ZT. то есть не "пригородный")
.. Ребенок должен просто отдыхать от активной организованной деятельности, общаться с родными, близкими, друзьями, с книгой и с самим собой. Поэтому в наших ученических бригадах вечером дети возвращались на автобусах домой.
(ZT. то есть ! не интернат !). ..

А.С. Макаренко т.1 М.1983 ".. Хаотическая машина социального целого миллионами тяжей втягивала в себя наше юношество, и вместе с ним трепался на каком-нибудь конце украшенный идеями педагог, далеко отбрасываемый на поворотах .." (с.13),

и так и останется в привычной общеобразовательной школе, - одна лишь привеска (присобачивание) к этой самой привычной общеобразовательной школе производства,

тем более чаще всего охватывающего лишь малую толику ребят,

сосредоточенности, а значит и ВОСПИТАНИЯ ВСЕРЬЕЗ, не даст.

Конечно, устройство пригородных интернатных школ-хозяйств как добавки к семейному

1) требует серьезной подготовки квалифицированных макаренковских кадров,

2) требует серьезного финансового и капитально-строительного обеспечения,

3) требует серьезного информационного обеспечения,

к чему последнему лично я, ZT, и стремлюсь...

См. и: http://zt1.narod.ru/01-da-da.htm
Учебная старательность дружит с трудом
.

Из http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm .. "Коммунарская методика" - это всего лишь клубы общения. Собираются вместе и поют часами. Это какими же надо быть бездельниками !, как надо не ценить свое время ! + Посреди недели едут на молокозавод мыть бутылки. И.П. Иванов и С.Л. Соловейчик, наверное, думали, что потратить полдня на езду, поехать в захламленную шарагу, о которой за день знать не знал, а через день забыл - это и есть "трудовое воспитание", "труд-забота" и "тоже Макаренко"!
Картинка с натуры: галочно-отметочное в "педагогике". - С. Соловейчик в дифирамбах "коммунарской методике" Иг. Петр. Иванова: "Кто хочет - едет на молочный завод мыть бутылки". ГАЛОЧКА НАПРОТИВ ПУHКТА О ТРУДОВОМ ВОСПИТАНИИ СУПЕР-"ТЕОРЕТИКОМ" "ПЕДАГОГИКИ" КРЕТИHОМ И ИДИОТОМ С.Л. СОЛОВЕЙЧИКОМ ПОСТАВЛЕННА !
Вообще многое, а не только лишь идею трудового воспитания, губит галочность (от слова "галочка"). Картинка с натуры (10.10.97): выгнали класс на улицу убирать из луж и с газонов на территории школы опавшие листья, и двое мужиков-"воспитателей" стоят в сторонке, беседуют о своем. И не смотрят, чем ребята занимаются-то. Отстояли, беседуя, минут 20, оглянулись, ребят нет, все куда-то ушли, лопаты брошены где попало. "Воспитателей" же ничего не колышет; даже не посмотрели, что ребята сделали-то. Собрали лопаты и грабли и ушли. Такое "трудовое воспитание" лишь вкореняет в ребят разгильдяйское отношение к труду. Выйти с граблями и лопатами, помахать ими, потолкать друг друга, что-то там кое-как и кое-где поскрести, бросить лопаты и грабли где попало и пойти:
ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУД"? ЭТО ВОТ ОHО И ЕСТЬ "ТРУДОВОЕ ВОСПИТАНИЕ" ? - HЕТ, ЭТО ПРОСТО КРЕТИHИЧЕСКАЯ = С-СОЛОВЕЙЧИКОВСКАЯ "ПЕДАГОГИКА" !
А.С. Макаренко т.4 М.1984 .. Был [идеальный, и в частности потому, что без зарплаты, в коммуне им. Дзержинского приблизительно в 1930-1931 гг.] период, когда все мои коммунары работали уже на настоящем производстве, т.е. была такая организация, в которой был промфинплан, стройный порядок .. не энтузиазма штурма и не энтузиазма ближайших целей этой шестидневки или этого месяца, а энтузиазма спокойного, ровного, видящего далекие перспективы коллектива .. Я сейчас могу отбросить другие положения и считать, пожалуй, их негативными положениями трудового воспитания. Это такие положения, когда нет производства, когда нет коллективного труда, а когда есть отдельные усилия, т.е. трудовой процесс, имеющий целью дать якобы трудовое воспитание .. Во всяком случае, я уверен, что труд, не имеющий в виду создания ценностей, не является положительным элементом воспитания .. (с.180-1).
ZT. В слесарном деле всё опошляет т.ск. "галочный подход". Болт вылезает из гнезда? - А я сейчас распорку поставлю. И вбивает гниль какую-то, но (!) : галочка бракоделом поставлена: В педагогике же, в социальной работе галочный подход - ну просто доминирует. Трудовое воспитание? .. а вот ребятки жёлуди собирали .. а вот у нас мастерская .. даже 3 молотка ...

1) Из "Некоторые выводы из моего педагогического опыта" (т.4, М.1984, с.233 низ). - А.С. Макаренко: ".. Поставим вопрос: а что такое коллектив? Нельзя представить себе коллектив, если взять попросту сумму отдельных лиц. Коллектив - это социально живой организм, который потому и организм, что он имеет органы, что там есть полномочия, ответственность, соотношение частей, взаимозависимость, а если ничего этого нет, то нет и коллектива .. И вот я все свои 16 лет советской педагогической работы главные свои силы потратил на решение вопроса о строении коллектива, его органов, о системе полномочий и о системе ответственности ..". ZT. Обзовем это макаренковской конструктивной выжимкой из древнекитайского “фа”.2) ZT. Нужно, учил Макаренко, чтобы воспитательное учреждение имело свои благородные традиции, и тогда можно надеяться на образование благородных же традиций и внутри воспитанников. Для создания в человечках положительных привычек чаще всего достаточно, говорю, одного _ТРЕНИНГА_. Для создания же в человечках серьезных внутренних положительных традиций = принципов требуется уже включение и более комплексных механизмов воспитательного воздействия (ищи об этом в http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm). ZT. Обзовем такое макаренковское конструирование системы благородных традиций воспитательного учреждения макаренковской конструктивной выжимкой из древнекитайского “ли”.

Из : ПП А.С. Макаренко, изд. Невской С.С. М. 2003, гл. “Подвижники соцвоса” .. Называл нас “подвижниками соцвоса” товарищ Гринько [Гринько Григорий Федорович (1890 - 1938) - нарком просвещения УССР в 1920 - 1922 гг.] .. Слова Гринько .. В глубине души мы считали эти слова крылатой фразой, необходимой для поддержания духа работников детских домов и колоний ..

01.07.2008. http://zt1.narod.ru/flnbrg.htm
Моя, ZT, начальная в интернете публикация к проблеме сравнения двух:
1) Фелленберг Филипп Эммануил 1771-1844 и
2) Макаренко Антон Семенович 1888-1939.

Между ними, как кажется, исторически не было никого, кто бы по масштабу претензий был бы соизмерим с ними.

Эм. Фелленберг и А.С. Макаренко – это мощь-призывное обращение не к людям вообще, а только к потенциальным организаторам действительно воспитывающих УЧРЕЖДЕНИЙ.

Важно- всё- предваряющий файл http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm - ZT-разбор пяти главных настояний А.С. Макаренко.

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm. -
Записка к Макаренко. - .. Согласны ли вы с тем, что следует некоторых ребят изолировать от их родителей, даже если они еще не правонарушители? Я имею в виду советский соответствующий интернат.Макаренко (ZT. неверное у Макаренко) .. Я согласен, что воспитание - легкое дело, и, конечно, в нормальной школе оно легче, чем в коммуне. [ ZT. Это у Макаренко неверно. Макаренко тут забывает свой собственный абсолютно верный афоризм. - Школа (ZT. голой учебы) не воспитывает и не может воспитывать. Разговоры о воспитывающей школе нужно расценивать, как разговоры контрреволюционные. ЦГАЛИ 332-4-97, 3, с.7, 383 (из: Г. Хиллиг "Святой Макаренко" Марбург 1984 с.19). АМБУЛАТОРИЯ [ лат. ambulatorius подвижной, преходящий ] - лечебное учреждение для оказания медицинской помощи по основным специальностям (терапия, хирургия) приходящим больным и на дому. СТАЦИОНАР [ лат. stationarius неподвижный ] - лечебное учреждение, имеющее постоянные места… Макаренковское движение в воспитании это - .. от Мишеля Лепелетье 1769-1793 и Эммануила Фелленберга 1771-1844 до Антона Макаренко 1888-1939 .. макаренковское движение в воспитании это настаивания на воспитании в : СТАЦИОНАРАХ = В ШКОЛО-ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ДЕТДОМАХ И ИНТЕРНАТАХ ]. Макаренко далее опять неверно. - Я удивляюсь многим нашим директорам, которые говорят: “У вас было хорошо, у вас не было семьи, они все жили у вас под руками”. А я их спрашиваю: “А что вы сделали, чтобы овладеть бытом ваших детей?” .. ZT. Сомнительные, - идущие в том же файле ниже, - рекомендации А.С. Макаренко о том, как “овладеть бытом” школьников школы не интерната. Гр. Максимович Кубраков пробовал так действовать, и все-таки Кубраков довольно скоро перешел на путь собственно макаренковской ИНТЕРНАТНОЙ ШКОЛЫ-ХОЗЯЙСТВА.

Подробный ZT-разбор утверждения А.С. Макаренко “Семья не может воспитывать. Школа не может воспитывать” (http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm) ищи в файле http://zt1.narod.ru/trening.htm.

Еще раз. Макаренко в “О некоторых проблемах .. / Наши скромные желания” (правлено по Г. Хиллигу). “.. Именно детскому дому принадлежит советское педагогическое будущее .. Школа не воспитывает и не может воспитывать. Разговоры о воспитывающей школе нужно расценивать как разговоры контрреволюционные ..”, вторая половина 1928-го года. Но у Макаренко же в “Педагоги пожимают плечами”, 1932 год. - “.. Лучшей школой воспитания являются комсомол, производство, армия .. Здесь и в школе .. Но в области собственно воспитания не было такой сильной живой струи ..”. ZT. Вот тебе и на!

Надо честно признать: упований в воспитании на социумное и упований же в воспитании на обычную школу - у Макаренко можно встретить достаточно. Но встретить только в текстах и в выступлениях самых последних лет, а то и самых последних месяцев жизни Антона Семеновича. Чем же объяснить такое у А.С.М. “вставание на горло собственной песни”? Думаю, что следующим. Макаренко видел, что реально никто в СССР переходить на его (Макаренко) структуры воспитания не собирается, а наоборот, система детдомов в СССР систематически как бы даже сворачивается, а 90 % сохраняющихся детских домов остаются все такими же презренно-рутинными, как они были и в прошлые десятилетия и века. В таких условиях А.С.М. пытался хотя бы мобилизовать для воспитания потенции социумного и потенции же обычного школьного. Но прошедшие после смерти А.С.М. десятилетия всё-таки показали: нет и нет, - воспитание все-таки нужно осуществлять именно в локальных по макаренковски поставленных ПРИГОРОДНЫХ ИНТЕРНАТНЫХ ШКОЛАХ-ХОЗЯЙСТВАХ !

ПП-2003 из гл. Лирика

ZT. Тут продолжение начатого еще в главах "Отченаш" и “Свадьба” философского спора о будущности (а тут еще и о сути) социалистических форм производства и бытия (об этом много в файле http://zt1.narod.ru/soci_no.htm).

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 15-16.05.1928 .. Скверно или хорошо, что нам так не хочется быть в разлуке? С каких пор Солнышко стало задаваться такими вопросами? Если бы я не боялся надоесть тебе, я голосовал бы всегда против разлуки. Но я очень угрюмый и однотонный человек. Я уверен, что нужно будет тебя увозить от меня на некоторое время, чтобы твоя душа могла отдохнуть от однообразного жужжания моей личности. Только в этом смысле, как организатор, я признаю разлуку .. (с.72).

ZT. Обратите тут внимание на самохарактеристику А.С. Макаренко главного в себе : Я КАК ОРГАНИЗАТОР. Но Макаренко ведь не был да и никогда не стремился быть организатором, скажем, СССР, не был да и никогда не стремился быть организатором, скажем, Украины или России, и ясно, что именно в работе ЛОКАЛЬНОГО СТРУКТУРНОГО ОРГАНИЗАТОРА А.С. Макаренко, - не просто правильно, а в высшей степени правильно, - видел 80%-ую суть и 80%-ый смысл истинных так сказать локально-учрежденческих и локально семейных воспитаний и перевоспитаний.

[Карабанов] - Я вам так скажу, Антон Семенович, тут у нас социализм. / [Белухин] - Социализм? Просто собралась у нас хорошая компания, ну, семья, что ли .. Нужно, чтобы был настоящий социализм, а так, если все засядем с приятелями, так никакого тебе социализма никогда не будет. / [Карабанов] - Брешешь, Матвей, брешешь, и я тебя возьму за петельки, если ты и дальше будешь так брехать. Какая тут тебе семья? Тут тебе коммуна, настоящая коммуна, ты смотри: от каждого по способности и каждому по потребности. Вот тебе нужен рабфак, - на тебе рабфак, нужен тебе табак, - на тебе табак, нужен театр, - на тебе театр… .. Если бы все люди жили так, как у нас в колонии, чего тебе еще нужно. Вот это и есть социализм. / - Что же, посмотрим, - говорит серьезно Матвей, - ты прав или я .. Для социализма нужно еще много ..

ZT. Матвей Белухин тут, конечно, подразумевает тот макросоциализм, который Сталин и Ко задумали осуществить в объеме всей громады СССР + потом и в Восточной Европе; но в реальности-то дело вообще не в том, что для этого “нужно еще много чего”, а дело в том, что этого (макрогромадного социализма) вообще не нужно.

ZT. Социализм действительно нужен, он обязательно нужен, он крайне нужен, но социализм не макросоциальный, а локальный - как у А.С. Макаренко.

ZT. Широко распространенный локальный социализм по Макаренко - это необходимое и достаточное для любого по величине общества = для любого по величине государства.

.. Из угла кабинета смотрит на нас злым глазом Вершнев, известный давно специалист по правдам .. [Вершнев] - Правда только одна, а не то, что много… / - Смотри ты, - говорит Семен, - только одна? Ты уже добрался до нее? / Николай строго поднимается с дивана, подходит к столу и как будто даже со слезами говорит: / - Правда одна: люди .. Люди должны быть хорошие, иначе к-к ч-черту в-всякая правда. Если, понимаешь, сволочь, так и в социализме будет мешать .. Горький правду написал, я раньше не понимал, то есть и понимал, а значения не придавал: человек. Это тебе не всякая сволочь. И правильно: есть люди, а есть и человеки. / - Я человек? - спрашивает Карабанов. / - Ты человек. / - А я? - спросил и Матвей. / - И ты тоже. / - И я? - присоединился и я [Макаренко] к общему любопытству. / - Ого? - сказал Вершнев. / Семен рассмеялся. / - Что же тут хитрого? Значит, если в колонии, так все человеки? / - А что же? Так и нужно. Тут все человеки. Потом разойдутся в разные стороны и сволочами станут, и кто его знает еще, чем станут, а здесь, понимаешь ты, коллектив. Матвей все врал: семья, компания. Он ничего не понимает .. / .. [Макаренко] Я думал о том, что жизнь моя каторжная и несправедливая. О том, что я положил лучший кусок жизни только для того, чтобы полдюжины “правонарушителей” могли поступить на рабфак, что на рабфаке и в большом городе они подвергнутся новым влияниям, которыми я не могу управлять, и кто его знает, чем все это кончится? Может быть, мой труд и моя жертва окажутся просто ненужным никому сгустком бесплодно израсходованной энергии? ZT. Если количество перейдет в качество = если большой % детей, подростков и юношей выйдут из Ваших, Антон Семенович, по роду коммун, то тогда НЕ придется бояться корежащих влияний по выходе

Edgar Gunther-Schellheimer / Эдгар Гюнтер-Шелльхаймер schellheimer@yandex.ru to ZT. -

Прочитал о социализме в микро- [локальный - для подростков и юношества] и макро- [для всей взрослой массы].

Но если [указанное] макро- не поддерживает [указанное] микро-, то там трудновато со социализмом....

Но [указанное] микро- все-таки в состоянии проложить путь к социализму в макро- и только!!!!!

ZT. Дорогой Эдгар! Нам, макаренкам всех обществ, всех государств и всех народов, надо быть поскромнее. Наша задача - очеловечить во всем мире капитализм. = Наша задача - создать во всем мире капитализм с человеческим лицом. Для этого нужен пропуск по возможности максимального % подростков и юношества через макаренковские социалистическо-коммунистические пригородные интернатные школы-хозяйства. Потом из этих подростков и юношей получатся наемные работники с человеческим, - в смысле суждений о социализме Николая Вершнева в ПП-2003 гл. Лирика, - лицом, и из их же числа получатся и частные предприниматели тоже с так сказать Вершнево-человеческим лицом. Это в итоге и должно образовать капитализм с человеческим лицом. А на приведение всего и вся к макро-социализму нам, макаренкам всех обществ, всех государств и всех народов, претендовать не стоит. Подростково-юношество надо макаренковски организовать, а вот взрослых-то надо пускать “гулять самих по себе”…

ZT. Сам же Макаренко (ZT. в выступление от 8 февраля 1939 г. "Воспитание в семье и школе", т.4 М.1984, с.302, привожу не совсем точно) говорил, что если бы ему дали обыкновенную школу, то он бы, кажется, на части разорвался, но начал бы с ребятами что-нибудь производить, а потом на заработанное пристроил бы к школе интернат для тех, кому не ладно в семье, потом (мабудь будь) матери и сами стали бы своих детей приводить в интернат ШКОЛЫ-ХОЗЯЙСТВА, видя, что ребятам в интернате лучше, и места в семье стало бы больше, и можно было бы завести еще одного маленького. Если кто из ребят не захочет работать в собственном школы-хозяйства хозяйстве-производстве, то отчасти это - их дело, но и в Крым чи Париж они с учреждением не поедут; однако большинство ребят будут с увлечением работать, - так было в дореволюционных ИНТЕРНАТНЫХ ШКОЛАХ-ХОЗЯЙСТВАХ России и вообще в любых правильно устроенных ИНТЕРНАТНЫХ ШКОЛАХ-ХОЗЯЙСТВАХ (см., например, Н.Н. Жеденов. Детские сельскохозяйственные приюты самопомощи. СПБ. 1896, но это - далеко и очень не единственный пример из 19-го века).

Файлы по Николаю Николаевичу Жеденову по рекомендуемому порядку чтения. -

http://zt1.narod.ru/jedenov1.htm

http://zt1.narod.ru/jedn1-8.htm

http://zt1.narod.ru/2-jedenv.htm

http://zt1.narod.ru/2-ux-ty.htm

http://zt1.narod.ru/vystrel9.htm

И при Жеденове, и после 1917-го, и сейчас имеем такой _НЕ_ макаренковский уклон : сосредоточение только на сиротах и беспризорных.

Как будто с производством (воспроизводством) людей в семье все в порядке.

Немец Герман Литц (1868-1919) утверждал, что город - не самое лучшее условие для налаживания массового и качественного производства (воспроизводства) людей. Я, ZT, не знаю, насколько Макаренко был с этим согласен или не согласен.

Человечество в производстве автомобилей и прочего массового по американцу Генри Форду (1863-1947) ушло от кустарных мастерских к конвейерному. Немцы и японцы к этому добавили упор на качество.

И вот главное направление забот Макаренко. -

В массовом и качественном производстве (воспроизводстве) людей в части массовости надо идти по пути Генри Форда, но в варианте множественных, однако локальных, школ-хозяйств, подробней см. у самого Макаренко в http://zt1.narod.ru/metodika.htm.

В части качественности в массовом производстве (воспроизводстве) людей надо идти по пути образцовых немецких и, особенно, японских фирм…

Во всяком случае А.С. Макаренко настойчиво протестовал против уклона сосредоточения внимания и забот только на сиротах и беспризорных.

Да, Антон Семенович искал решение проблемы регенерационного массового и качественного производства (воспроизводства) людей вообще.

Ищите в файле http://zt1.narod.ru/levick.htm мудрые = макаренковски верные соображения по нижеследующему вопросу у Елены Сергеевны Левицкой 1868-1915.

Антология пед. мысли России второй пол 19 - нач. 20 вв. М.1990. РНБ 90-5/6090. / Бехтерев Вл Мих. (1857-1927). ( Б.> ) Из его кн: Вопросы общественного восп. М.1910. Фрагмент. Авторизовано ZT.
Б.> ...Мы думаем, однако, что в школу дети поступают уже ранее значительно искалеченными в нравственном отношении...
Б.> Хуже всего дело обстоит с так называемыми заброшенными детьми .. Заброшенные дети, дети улицы, растлеваемые хулиганами, и сами будущие хулиганы и преступники, - вот страшное зло нашей общественной жизни! [ZT. это пишется в 1910 г.]
Совершенно несправедливо и, главное, бесплодно обвинять родителей в этом.
Было бы в той же мере бесплодно возлагать на таких родителей обязанности исправления зла когда объективные условия делают совершенно невозможными исполнения этих важных обязанностей.
ЗАБРОШЕННЫЕ ДЕТИ ЯВЛЯЮТСЯ ТЕМ ОТРИЦАТЕЛЬHЫМ СОЦИАЛЬHЫМ ЯВЛЕHИЕМ, КОТОРОЕ ЗАСТАВЛЯЕТ ОБРАТИТЬ НА СЕБЯ ОСОБОЕ И САМОЕ ПРИСТАЛЬHЕЙШЕЕ ВHИМАHИЕ... При растлевающих условиях улицы дело идет о личностях, уже с детства антисоциальных и преступных, которые составляют тяжелейшее и большое зло нашего общества, И МЫ HЕ МОЖЕМ ЗАКРЫВАТЬ СЕБЕ ГЛАЗА НА ЭТО СОВЕРШАЮЩЕЕСЯ ВОКРУГ НАС МАССОВОЕ РАСТЛЕВАHИЕ ДЕТЕЙ...

Я, ZT, помню многодесятилетние и бесчисленные обличения, позоренья родителей, у которых их дети-подростки пошли по кривому пути. Когда мне, ZT, было примерно 12 лет у нас в довольно хулиганистом дворе дома 44-б по Кировскому пр. Ленинграда были разговоры о некотором подростке или юноше с нашего же дома по фамилии, помнится, Голованов, который прошел через все инспекции по делам несовершеннолетних и фактически стал настоящим бандитом. И я помню как по ленинградскому радио в одной из передач клеймили и позорили его отца, крупного чиновника городского правительства, за то, что он не сумел воспитать сына. Такого рода обличения я, ZT, за десятилетия слышал много по ленинградскому радио и часто встречал такого же рода филиппики в ленинградских и общесоюзных газетах. Обвиняют какого-нибудь хорошего, достойного специалиста по, допустим, налаживанию приборной оснастки аэродромов. Этот отец часто в командировках, мать - хороший стоматолог, много занята на работе, а их дети-подростки пошли по кривому пути. И вот журналист из радио и/или из какой-либо газеты клеймит и позорит их за то, что они, эти родители, не сумели, "гады", воспитать своих детей. Но потом у этого же журналиста его собственные дети подросли наконец до подросткового возраста и (!) тоже пошли по кривым путям. Но этот журналист почему-то в таком случае вовсе не торопился публиковать соответствующие позоренья и филиппики против самого себя. Помилуйте, воспитание подростков - это особая профессия, которой не могут владеть все подряд родители. За что же этих несчастных родителей десятилетия только позорили? Почему все десятилетия советской власти не строились и не организовывались макаренковские интернатные учреждения (школы-хозяйства) для помощи таким несчастным родителям? При таком совершенно хамском равнодушии к такого вот рода семейным трудностям мы в России и мы в Европе никогда не повысим рождаемости...

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/life/newsid_7669000/7669250.stm вторник, 14 октября 2008 г., 10:57 GMT 14:57 MCK. - Американка из штата Мичиган проделала немалое расстояние на машине, чтобы оставить своего 13-летнего сына в Небраске - единственном месте, где американский закон позволяет родителям "подбрасывать" своих детей. [...] "Я, конечно, понимаю и сочувствую родителям в нашем штате и по всей стране, которые мучаются с трудными детьми, однако эти проблемы должны решаться другими методами", - заявил глава отдела семьи и ребенка семьи при департаменте здравоохранения Небраски ..

ZT. По большому счету истинно весомое воспитание подростков требует особой макаренковской оснастки: тренинговые, “гимнастические” “залы” школы-хозяйства. Такой макаренковской подростково-воспитательной оснастки нет в убогой кустарной мастерской по имени “городская семья”. Несколько лучше с макаренковской по роду подростково-воспитательной оснасткой (тренинговые, “гимнастические” “залы”) обстоит дело в тех сельских семьях, которые действительно представляют собой семью-хозяйство. Подробней об этом см. в файле http://zt1.narod.ru/trening.htm

В СССР все 70 лет советской власти была такая комбинация: для детей есть хорошая советская школа, а дома они живут в мещанской и нездоровой обстановке коммунальных квартир и воспитываются мещанскими родителями и хулиганско-разгульным двором. Бывали и обратные ситуации: семья хорошая, прогрессивная, а вот школа плохая, или, к примеру, общежитие ПТУ - просто кошмарное, см. http://zt1.narod.ru/obhejit4.htm. - Для детства и юношества все 70 лет советской власти все эти комбинации были не правильными.

См. также файл http://zt1.narod.ru/nov-goll.htm
Превратить остров "Новая Голландия" в СПб в "Остров трудящегося подростка".

А.С. Макаренко кн.7 Львов. 1969 БАН 1949к/3715-7.

Н.А. Лялин. КАК А.С. МАКАРЕНКО СТАЛ УЧИТЕЛЕМ.

[ … ]

Каковы .. причины и мотивы, побудившие Макаренко стать учителем? К сожалению, единственным источником, которым мы можем воспользоваться, наряду с прочими, косвенными данными, служат немногие высказывания по этому вопросу самого Антона Семеновича.

Одно из таких признаний, например, содержится в речи Макаренко, с которой он выступал в феврале 1939 г. в Москве в Доме учителя Фрунзенского района. Макаренко говорил: “Я не обладаю педагогическим талантом и пришел в педагогику случайно, без всякого на то призвания. Отец мой маляр. Он сказал мне: будешь учителем. Рассуждать не приходилось. И я стал учителем. И очень долгое время чувствовал, что у меня плохо идет, неважный я был учитель. И воспитатель неважный”.

В другом выступлении мы встречаемся с таким признанием А.С.М.: “Свой рассказ я написал в 1915 году: Тогда я был школьным учителем и сюжет рассказа не имел никакого отношения к моей работе. Писать, меня побудило желание освободиться от профессии учителя, стать писателем”.

[ … ]

.. В поисках ответа на вопрос “Как Макаренко стал учителем?” нельзя ограничиться одним ознакомлением с высказываниями самого Макаренко. Необходимо всесторонне проанализировать и сопоставить все события и факты жизненного пути педагога-писателя и, прежде всего, его первоначального периода, чтобы выявить те объективные причины и обстоятельства, которые всё-таки оказали решающее влияние на выбор Макаренко педагогической профессии и обусловили рождение и становление его как педагога.

[ … ]

Если бы не те непосредственные причины, которые привели Макаренко в педагогику, то, по всей вероятности, ему пришлось бы разделить судьбу многих его сверстников, таких, как и он, детей рабочих. “Ведь в старом обществе, - справедливо писал А.С.М., - каждая семья принадлежала к какому-либо классу и дети этой семьи обыкновенно оставались в том же классе. Сын крестьянина и сам обыкновенно крестьянствовал, сын рабочего тоже становился рабочим”.

Нередко родители устраивали своих детей на те же предприятия, где работали сами, и дети, таким образом, “наследовали” их профессию. Так, например, было со многими учениками А.С.М. За десять лет работы в железнодорожной школе он выпустил 500 человек, “и все они, за малым исключением... сделались железнодорожниками”. Отец А.С.М. сначала тоже предполагал, что сын пойдет по его пути. В своих воспоминаниях М.К. Белодед8 и Н.Э. Фере9 пишут, что материальные затруднения не раз приводили Семёна Григорьевича Макаренко к мысли обучить сына какому-нибудь ремеслу и прежде всего тому, какому сам был обучен, - малярному. Он иногда использовал сына в качестве подручного10.

Не определяя окончательно жизненного пути А.С.М., родители все же решили дать ему образование: “Пример старшей дочери, - пишет Н.Э. Фере, - не учившейся в школе и тяжело это переживавшей, был для родителей постоянным укором”11. В 1895 г. Семен Григорьевич определил сына учиться в Белопольскую начальную школу.

Много лет спустя А.С.М. писал: “...Мой отец был рабочий и поэтому я учился на медные деньги”12. За эти медные деньги нельзя было, конечно, учиться в гимназии или в каком-либо ином среднем учебном заведении. И хотя родители Макаренко прилагали все усилия, чтобы дать ему “настоящее образование”, но большего, чем учиться в Кременчугском четырехклассном городском училище Макаренко не мог достичь. Там учились преимущественно дети мелких служащих, мещанства и ремесленников.

В 1904 г. А.С.М. окончил училище “при отличном поведении и показав отличные успехи”. После получения аттестата снова возник вопрос о дальнейшей судьбе юноши, по на этот раз уже гораздо острее. Именно тогда отец решил, что сын пойдет учиться дальше на учителя”13.

Естественно, возникает вопрос, почему отец наметил для сына учительскую профессию, а не какую-нибудь другую?

Это можно объяснить тем, что в условиях царской России малообеспеченные родители при малейшей возможности старались избрать для детей профессию, которая бы облегчила их детям жизненный путь. В то время быстрее и с меньшей затратой средств можно было стать учителем.

7 А.С.М. Соч., т. V, стр. 393.

8 А С.М. Книга третья, Львов, 1956.

9 Н.Э. Фере. Мой учитель, М., 1953, стр. 90.

10 Там же, стр. 96.

11 Там же, стр. 90.

12 А.С.М. Соч., т. VII, стр. 35.

13 Н.Э. Фере. Мой учитель, М.1953 стр. 92.

Воля отца была для Антона Семеновича законом. Известно, что именно это он выдвигал в качестве причины своего прихода д педагогику. Однако это была далеко не единственная причина14. Как можно предположить на основании биографии А.С.М. и как указывает, в своих воспоминаниях Н.Э. Фере, решение отца, чтобы Антон стал учителем, совпало с желанием сына. Этому способствовал целый ряд обстоятельств.

Через всю свою жизнь Антон Семенович пронес огромную жажду знаний. Исключительно богатой и разносторонней эрудицией он в значительной степени обязан образованию. И в начальной школе, и в четырехклассном городском училище Макаренко не только успешно справлялся с учебными заданиями, но и много читал. Товарищи, которые учились вместе с ним, в своих воспоминаниях рассказывают, что читал он без конца и что они никогда не видели его без книги. Любимыми произведениями Макаренко в это время были сочинения А.С. Пушкина, -Н.Г. Чернышевского, Н.В. Гоголя, И.А. Крылова, И.С. Тургенева, М. Горького. Отрывки из произведений он заучивал наизусть. Увлекался также рисованием и графикой, картинами великих художников. В этом немалую роль сыграло влияние молодого учителя рисования Кременчугского городского училища И.В. Иванова.

Поэтому стремление отца видеть своего сына ученым и сделать его учителем совпало с интересами и самого А.С.М., так как профессия учителя открывала возможность удовлетворить жажду знания, стремление к самообразованию, к умственному и культурному росту [ ... ].

14 Об этом же пишет и Е.И. Балабанович в кн.: Макаренко-человек и писатель, М., 1963, стр. 27. Когда перед Макаренко встал вопрос, что делать дальше после окончания училища, он решил стать народным учителем, хотя большинство его товарищей по классу готовились поступать в технические железнодорожные училища, или на работу, где требовался грамотный человек, некоторые мечтали о военной карьере. Ставя вопрос о том, что побудило Макаренко выбрать именно этот путь, и отмечая, что на этот выбор повлияло решение отца, которое было в семье законом, Е.Н. Балабанович пишет: “Есть все основания полагать, что здесь имели место и другие причины, и прежде всего интерес самого Макаренко к педагогической работе. Вероятно, здесь сыграл роль и благородный пример любимых учителей”.

Неутомимая жажда знаний и потребность в самообразовании вытекали из стремлений Макаренко к самоусовершенствованию. Это толкнуло его на поиски смысла и ценности жизни, своего места и назначения в ней [ … ]

[ … ]

Он обладал и определенными качествами ума и характера, и даром популяризатора - чертами, столь необходимыми учителю [ … ].

Немалую роль сыграло и влияние учителей, у которых учился Антон Семенович. Первым его учителем в Белопольской начальной школе был К.М. Сальник. Об этом пишет М.К. Белодед в очерке “Страница детства”17. Активный участник революционных событий в Белополье, подвергавшийся преследованиям со стороны царских властей, К.М. Сальник пользовался большим авторитетом и любовью учеников. Он относился к ним в высшей степени гуманно, много времени и сил отдавал работе с ними. К.М. Сальник заботился о нравственности и трудовом воспитании учащихся, которые видели в нем необычного для

17 А.С.М. Книга третья, Львов, 1966.

казенной старой школы учителя. Как и все остальные ученики, Макаренко горячо любил своего первого учителя, и вполне возможно, что это оказало влияние на выбор им жизненного пути.

Особенно ощутимым было влияние на А.С.М. другого педагога - Г.П. [Григория Петровича] Каминского, преподававшего русский язык и литературу в Кременчугском городском училище и на педагогических курсах, где учился Антон Семенович.

Е. Балабанович высказал предположение, что Г.П. Каминский послужил А.С.М. прототипом для создания благородного, глубоко человечного образа преподавателя литературы Мефодия Васильевича Нестерова в очерке “Преподаватель словесности”. В этом очерке А.С.М. изображает старого педагога-словесника, отличающегося от других педагогов “удивительным выражением достоинства и человеческой простоты”. Макаренко рассказывает о том, что до учащихся доходили слухи “о тяжелой и неудачной его карьере, об одиноком его учительском демократизме”. Ученики “еще не вполне ясно различали за его фигурой великие тени революционных демократов, страстных патриотов своей Родины - Чернышевского, Добролюбова, Некрасова”.

Макаренко описывает один из уроков Нестерова, посвященный бессмертному памятнику древнерусской литературы - “Слову о полку Игореве”. Он пишет, Как учитель своей высокой гражданственностью, любовным и проникновенным отношением к предмету пробуждал у учащихся любовь к родному народу.

Г.П. Каминский как человек прогрессивных взглядов пользовался большим уважением и любовью своих учащихся. К Макаренко, как к лучшему ученику, Г.П. Каминский относился с исключительным вниманием. Н.Э. Фере указывает, что А.С.М., еще будучи учеником городского училища, не раз мысленно представлял себя в роли любимого учителя - преподавателя русского языка и литературы.

[ … ]

Но для того, чтобы предложение отца стать учителем сын принял не только внешне, в силу подчинения родительскому авторитету и родительской власти, но и внутренне, как это и произошло на самом деле, необходимо было внутреннее побуждение к педагогической деятельности, влечение к ней.

[ … ]

Как сообщают И. Убийвовк и Е. Балабанович, Макаренко, еще не будучи профессиональным педагогом, знакомился с работой учителя, занимаясь репетиторством. Бывшие ученики этого “учителя без аттестата” в своих воспоминаниях очень высоко ценят его учительские и воспитательные качества. И сам Макаренко, как указывает И. Убийвовк, “...обучая детей на дому, видел результаты своего труда, чувствовал себя нужным и полезным человеком на фронте народного просвещения”.

Еще более широкую возможность для проверки своих способностей Макаренко получил тогда, когда, избрав уже определенно учительскую профессию, проходил подготовку к ней на педагогических курсах при городском училище. Здесь он мог еще лучше ощутить и свое призвание, и свои способности к педагогической деятельности, а окружающие могли еще больше убедиться в правильности сделанного им выбора. Об этом можно судить по воспоминаниям ряда лиц, знавших Макаренко курсантом. Все они очень похвально отзывались о его способностях, об удивительной для юноши выдержке, о его пробных уроках, которые всегда проходили отлично. Блестящую характеристику и высокую оценку Макаренко как слушателя педагогических курсов дал Г.П. Каминский. Он подчеркивал, что уже в ту пору, когда Макаренко только готовился к педагогической деятельности, он обнаружил у него склонность, способность и призвание к учительской деятельности. Все это убеждает в том, что заявление Макаренко о приходе в педагогику без всякого призвания не имело каких-либо действительных оснований и было продиктовано исключительно присущей ему скромностью.

Этим было продиктовано и заявление А.С.М. о том, что он “очень долгое время чувствовал”, что у него “плохо идет”, что он был “неважный учитель” (ZT. Вит.Сем. Макаренко подтверждает это). [ … ]

В 1905 г. Антон Семенович закончил педагогические курсы, выдержал экзамены “весьма хорошо” и был “удостоен звания учителя начальных училищ с правом преподавания в сельских двухклассных училищах министерства народного просвещения...”. После этого он был направлен на работу в большое двухклассное железнодорожное училище в Крюкове. Этот факт убедительно свидетельствует об исключительных педагогических способностях А.С.М., о его блестящей подготовке к учительской деятельности, замеченных еще до направления на работу. “Двухклассное училище, - пишет по этому поводу Е.Н. Медынский, - имело в те времена пятилетний курс: три года - первый класс, соответствующий начальной школе, и два - второй класс, дававший повышенное начальное образование. Обычно молодые педагоги, окончившие не только учительские курсы при городских училищах, но даже более высоко стоявшее педагогическое заведение и учительскую семинарию, назначались лишь в начальную (трех-четырехгодичную) школу. Назначение молодого Макаренко преподавателем повышенной начальной школы свидетельствовало о том, что его, как способного курсанта, оценили уже на заре его педагогической деятельности” 26.

В Крюкове, а затем на станции Долинская учительская деятельность Макаренко протекала, по его словам, удачно, а в колонии имени А.М. Горького и в коммуне имени Ф.Э. Дзержинского - в высшей степени успешно.

26 А.С.М. Книга четвертая, Львов, 1959, стр. 138.

В приведенных нами высказываниях А.С.М. утверждает, что писать его побудило “желание освободиться от профессии учителя, стать писателем”. В отношении этого утверждения дело также обстояло не так просто, как его изобразил Антон Семенович. [ … ]

Таковы, по нашему мнению, те главные причины и обстоятельства, которые привели А.С.М. в педагогику.

Однако мы не указали еще одну, очень важную, даже решающую причину, определившую выбор Антоном Семеновичем профессии учителя. Имеются в виду мотивы широкого общественного значения.

В письме от 15 августа 1938 г. к своему бывшему воспитаннику. Ф. Борисову, А.С.М. писал: “Юношеству свойственно горение и искание правды... Так было и в моей юности. Я, например, не хотел скуки и обыденщины, не хотел теплого угла и успокоения”27.

[ … ]

27 А.С.Макаренко. Соч., т. III, стр. 463.

[ ZT. Приводимые ниже идеологические бредни об почти (ух ты!) революционности даже де уж и Гр. Сем. Макаренко - начисто опровергаются рассказом Виталия Семеновича Макаренко о первом периоде жизни его великого и изумительного брата, см. файл http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm ].

Лялин продолжает. - Развивавшиеся в эти годы революционные события захватили и те отдельные районы, в которых жила тогда семья Макаренко. Семен Григорьевич, отец Антона Семеновича, был передовым рабочим, участвовал в выступлениях рабочих против администрации железнодорожных мастерских28.

В своих художественных произведениях Антон Семенович изображает своего отца как такого рабочего, которому было присуще высокое чувство рабочей чести и большой гордости за свою принадлежность к рабочему классу. Это чувство отец стремился привить и сыну и когда отправлял его в городское училище, дал ему весьма показательное напутствие: “Все эти училища не для нас строили. И ты им покажи...” 29.

Маленькому Антону часто приходилось слышать от отца и его товарищей рассказы о работе в мастерских, о жизни рабочих. Он дружил с детьми рабочих. Благодаря всему этому мальчик очень рано получил конкретное представление о бедности и богатстве, о равенстве и неравенстве.

Когда семья Макаренко переехала в Крюков, круг общественных интересов и представлений будущего педагога-писателя еще более расширился. Жизнь посёлка была связана с железной дорогой и большая часть его жителей работала в железнодорожных мастерских. Здесь, в Крюкове, и мастерские были крупнее, и рабочих было гораздо больше, чем в Белополье. В начале 1900-х годов среди этих рабочих уже сложились довольно крепкие революционные традиции. 12-14-часовой рабочий день, низкая оплата труда, штрафы, обсчеты - все это вызывало недовольство и способствовало сплочению передовых рабочих. Нередки были волнения, а в 1903, 1904, а затем и в 1905 гг. среди крюковских рабочих происходили уже организованные забастовки. Один из руководителей рабочих - большевик Иван Федорович Котлов работал вместе с Семеном Григорьевичем в одной мастерской и был одним из его помощников. По свидетельству старого рабочего С.И. Пефтерова, С.Г. Макаренко хорошо знал о революционной работе Котлова30. Это не могло не пробудить в молодом Макаренко интереса к жизни и борьбе рабочих.

28 М.К. Белодед в очерке “Страницы детства” говорит, что в Белополье, где родился Антон Семенович, его отец вынужден был переехать из Харькова, где был уволен за политическую неблагонадежность. И. Убийвовк в статье “А.С.М. в Крюкове” утверждает, что в Белополье Семен Григорьевич переехал из Крюкова в связи с закрытием там железнодорожных мастерских. Те же сведения мы находим в воспоминаниях Н.Э. Фере.

29 А.С.М. Жизнь, полная труда и исканий. “Учительская газета”, 30 марта 1941 г.

[ … ]

Первого сентября 1905 г. А.С.М. начал самостоятельную педагогическую деятельность. [ … ] Избрав профессию учителя, он нашел в педагогике свое истинное призвание [ … ].

--

С. Невская 2002. Каткая биография А.С. Макаренко.

А.С. Макаренко родился 13 (1 по ст. ст.) марта 1888 г. в г. Белополье (ныне Сумская область Украины) в семье служащих. Отец, Семен Григорьевич, был мастеровым - работал в железнодорожных мастерских. В семье было четверо детей, старшая дочь Александра, старший сын Антон, младший - Виталий и младшая дочь Наташа, которая умерла в детском возрасте от тяжелой болезни. Мать, Татьяна Михайловна, была заботливой матерью и хозяйкой. В 1901 г. семья переехала в Крюков. В 1904 г. А.С. Макаренко с отличием окончил Кременчугское городское училище и педагогические курсы при нем (1905 г.). Работал учителем Крюковского 2-классного железнодорожного начального училища, затем учителем железнодорожного училища на станции Долинская (1911 - 1914 гг.). В 1914 г. А.С. Макаренко поступил в Полтавский учительский институт. В октябре 1916 г. был призван в армию и рядовым направлен в Киев. В апреле 1917 г. его сняли с военного учета из-за близорукости. В том же году он окончил учительский институт с золотой медалью, а с 9 сентября 1917 г. преподавал в образцовом училище при Полтавском институте. После революции А.С. Макаренко возглавил Крюковское железнодорожное училище. С приходом в Крюков (1919 г.) армии Деникина он вернулся в Полтаву, где получил должность заведующего вторым городским начальным училищем имени Куракина. С осени 1919 г. А.С. Макаренко был членом правления городского профсоюза учителей русских школ, избирался заместителем начальника отдела трудовых колоний при Полтавском губнаробразе, а в 1920 г. принял руководство детским домом для несовершеннолетних правонарушителей под Полтавой, позже получившим название детской трудовой колонии им. М. Горького (1920 - 1928 гг.). Этот период его жизни и деятельности изображен в "Педагогической поэме", которую он начал писать в 1925 г. С этого года Антон Семенович и его колонисты переписывались со своим шефом Алексеем Максимовичем Горьким.

В 1922 г. Макаренко поступает в Московский Центральный институт организаторов народного просвещения им. Е. А. Литкенса. Учиться пришлось недолго: из-за разлада в колонии им. М. Горького пришлось оставить учебу.

А.С. Макаренко не только удалось наладить жизнь колонии, но и превратить ее в образцовую. В 1926 г. колония была переведена в Куряж (под Харьковом). С 1927 г. А.С. Макаренко совмещал работу в колонии с организацией детской трудовой коммуны им. Ф. Э. Дзержинского. В 1928 г. он вынужден был уйти из колонии им. М. Горького. До 1932 г. Макаренко являлся заведующим, а с 1932 по 1935 гг. - начальником педагогической части коммуны им. Ф. Э. Дзержинского.

В 1932 - 1935 гг. при поддержке М. Горького были изданы художественные произведения А.С. Макаренко: "Марш 30 года", "Педагогическая поэма", пьеса "Мажор". В 1934 г. Макаренко был принят в Союз писателей. Летом 1935 г. его отозвали из коммуны в Киев, назначив заместителем начальника Отдела трудовых колоний НКВД Украины, где он руководил учебно-воспитательной частью. Но и в новой должности педагог взял на себя (по совместительству) руководство колонией несовершеннолетних правонарушителей № 5 в Броварах под Киевом.

В начале 1937 г. А.С. Макаренко переехал в Москву, посвятив себя литературной и общественно-педагогической деятельности. В 1937 - 1939 гг. были опубликованы его произведения: "Книга для родителей", "Флаги на башнях", статьи, очерки, рецензии и т. д.

30 января 1939 г. А.С. Макаренко был награжден орденом Трудового Красного Знамени "За выдающиеся успехи и достижения в области развития советской художественной литературы".

1 апреля 1939 г. Антон Семенович скоропостижно скончался от сердечного приступа. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

А.С. Макаренко учитель.

Об А.С. Макаренко как учителе ищи и в : Виталий Семенович Макаренко об Антоне Семеновиче Макаренко.

Воспоминания о Макаренко. Л.1960. С.53-55. Т. Гайдамакина. ЯРКИЙ ПРИМЕР ТВОРЧЕСКОГО ГОРЕНИЯ.

...С Антоном Семеновичем я проработала 1919/20 учебный год в Полтаве в начальной школе имени Куракина, куда Антон Семенович и я получили назначение в сентябре 1919 года.

Ярко помню нашу первую встречу, во время которой произошло и наше первое столкновение.

Я приступила к работе на несколько дней раньше Антона Семеновича. До приезда в Полтаву я работала в одной из больших начальных школ Ленинграда с твердо установившейся репутацией дисциплинированной, образцовой школы. Как правило, мы, педагоги, беспрерывно находились с детьми. На перемены мы организованно выпускали детей в большой зал, во время перемен устраивали игры, а затем по парам впускали их в класс. Этот прием я начала практиковать и в полтавской школе.

И вот, на четвертый день работы, проводя перемену с детьми, я увидела идущего по дорожке, которая вела к крыльцу школы, мужчину в полувоенной форме. Дети, по уже заведенному мною порядку, построились по парам, чтобы входить в класс.

Подошедший спросил меня, что я делаю. Меня удивил слегка иронический тон и улыбка, но я вежливо ответила, что был звонок и мы идем заниматься.

- А почему они стали у вас по парам?

Я начала было объяснять, почему я так делаю, но насмешливое выражение небольших серых глаз, смотрящих сквозь большие стекла очков, меня разозлило, и я резко спросила, кто он такой, что я должна отчитываться за свои действия. В ответ получила серьезно сказанным тоном:

- Простите, забыл представиться - Макаренко Антон Семенович, заведующий этой школы.

Ну, вот и будете сами наводить порядки, - сказала я раздраженно.

- Нет, - закончил Антон Семенович, - работать мы будем вместе, а по парам выпускать детей не будем. Так в жизни не бывает.

Я не была новичком в педагогическом деле. За мной числился восьмилетний стаж работы в различного типа учебных заведениях. К этому времени я выработала свои приемы, имела свое "педагогическое кредо". Замечание Антона Семеновича меня не на шутку задело, и я стала внимательно присматриваться к работе Антона Семеновича, посещать его уроки.

И вот, когда я бывала на уроках Антона Семеновича, меня удивляло спокойное, ровное, деловитое настроение класса. Дети занимались арифметикой, чтением, письмом так же просто, серьезно, как взрослые делают свою очередную работу. О нарушении дисциплины говорить не приходилось. Никогда Антон Семенович не проводил того, что мы называем "организационным моментом". Мел, аккуратно вытертая доска, чистота в классе были делом дежурного ученика. Необходимые наглядные пособия были всегда на месте. Правда, у Антона Семеновича наиболее ходким пособием был мел. Он красиво писал, хорошо рисовал, чертил. Как-то на уроке географии Антон Семенович в течение нескольких минут, попутно объясняя, начертил географическую карту на доске так четко и ясно, что при задании на дом один из учеников, заглянув в книгу, воскликнул:

- А в книге такая же карта, как у Антона Семеновича, только поменьше.

Антон Семенович так быстро приучил класс к самостоятельной работе, что никому из других учителей не приходилось наводить порядок в его классе, когда он но служебным или общественным делам оставлял класс, дав ученикам самостоятельное задание. Об его отсутствии мы узнавали только на перемене, когда сходились и беседовали, по текущим делам. Спросишь, бывало, ученика:

- Антон Семенович в классе?

- Нет, - с гордостью отвечает ученик, - мы сами занимались.

Скоро мы стали замечать, как велико было личное обаяние Антона Семеновича, как ученики стремились иметь такой же подтянутый, собранный вид, какой имел Антон Семенович. Ни на работе, ни в домашней обстановке я не видела Антона Семеновича сидящим вразвалку или даже облокотившимся о спинку стула. И некоторые ученики стали ходить такой же спокойной, слегка замедленной походкой, какая была у Антона Семеновича, так же сидеть подтянуто на парте, как всегда сидел Антон Семенович на стуле, так же внимательно вслушиваться в слова обращающегося к ним, чуть-чуть наклонив голову, и даже некоторые из них сделали такого же покроя рубашки-косоворотки, какие носил Антон Семенович. Шутя мы их называли "маленькими Макаренками".

Узкие рамки работы в начальной школе не могли удовлетворить широкого педагогического размаха и кипучей энергии Антона Семеновича. Он успешно начал организовывать школьные дружины, с которыми проводил физкультурные занятия на примыкающей к школе площади. Скоро к школе в определенные дни после занятий потянулись группы ребят других школ, сагитированных учениками Антона Семеновича.

Антон Семенович принимал самое деятельное участие в организации союза учителей начальных и средних школ, много усилий приложил, чтобы расширить работу городской библиотеки, пополнить ее путем закупки книг у частных лиц; часто выступал с докладами на учительских собраниях, обнаруживая глубокую эрудицию в педагогических вопросах. Организовав небольшую группу учителей, Антон Семенович приступил к составлению сборника диктантов и статей для изложения. Он энергично развернул работу по подбору текстов. Назначение его заведующим колонией помешало довести это дело до конца...

"Второе рождение (трудовая коммуна им. Ф.Э. Дзержинского)". Харьков 1932.120 .. Пихоцкая [ ZT. Елена Пихоцкая родилась в 1914 в Харькове. Ее мать почти всю жизнь куролесила, участвовала в убийстве своего мужа и вообще весьма тесно была связанна с бандитским миром ] .. К нам в квартиру каждый день приходили новые и новые люди, где они с матерью и выпивали. Эти гулянья и пьянства тянулись всегда допоздна .. Приходилось мыть посуду и убирать после пьяных. Бывали такие случаи, что я пропускала школу, потому что нужно было ходить на базар и готовить обед. Я была пионеркой в коллективе УЧХ два года, но у меня не было времени посещать коллектив. Живя в такой среде, где каждый день происходили пьянки и разврат, я поняла, что и меня это может привести к тому же. Так как я многое знала о прошлом своей матери, то она всячески старалась избавиться от меня. Она меня избивала. Я уже не могла терпеть такой жизни и [ZT. еще до Павлика Морозова] написала в редакцию "Харьковского Пролетария" о своей матери. 2 февраля 1929 г. меня ГПУ направило в коммуну. В коммуне я живу уже 4 года. С первого же дня я коммуну полюбила. Я увидела, что передо мной лежит определенная дорога .. У нас был пущен в 1932 г. новый завод электросверлилок .. Первое время я на заводе работала на фрезерном станке "Корр", а сейчас на токарном "Красный пролетарий". Учусь на третьем курсе рабфака. В комсомоле с 1932 г. По окончанию 3 курса мне жалко расставаться с коммуной, с дружно спаянным коллективом.

{ От : Зиновий Тененбойм : http://zt1.narod.ru/doc/koman-stnkov.doc. / Второе рождение. Сб. Харьков 1932. Со стр. 60 и дале. / Командиры станков. / Т. Татаринов / [ Татаринов Тимофей Денисович 1894-1954. Воспитатель и учитель. В колонии им. Горького с 1925, в Коммуне им. Дзержинского с 1927 ]. / http://zt1.narod.ru/1932-vtoroe-rojdenie/s-oblojka-po-str-59.zip / http://zt1.narod.ru/1932-vtoroe-rojdenie/so-str-60-po-str-124.zip
Это и внутри http://yadi.sk/d/hkKuNjcE4mI_V
Marburg-tt-Makarenko-i-ne-tolyko.rar }

Второе рождение. Сб. Харьков 1932. Скан всей книги.
http://zt1.narod.ru/winrar/vtoroe-rojd-skan.rar

Воспоминания о Макаренко. Л.1960. С.302-5.

Е.С. Пихоцкая. НА УРОКАХ А.С. МАКАРЕНКО.

Я попала в коммуну в 1929 году. Коммуна была для меня спасением и заменила мне родную семью, которой я до этого фактически не имела [ZT. ]. С глубокой душевной теплотой вспоминаю я незабвенного Антона Семеновича. И сейчас, когда речь заходит о родителях, в моей памяти встает светлый образ Антона Семеновича, заменившего мне и отца и мать.

О том, как протекала жизнь в коммуне имени Дзержинского, Антон Семенович пишет в своей книге "Флаги на башнях". Некоторые из моих товарищей по коммуне в своих воспоминаниях приводят много интересных подробностей этой жизни. Всё же до сих пор одна весьма существенная сторона жизни коммуны остается в тени - я имею в виду нашу учебу в школе, работу Антона Семеновича в качестве учителя.

Сейчас, когда прошло столько лет, мне очень трудно передать в полной мере свои первые впечатления о школе в коммуне. Могу только сказать, что с самого начала посещения школы (начала я ее посещать с 4-го класса) я всем своим существом ощущала какую-то приподнятость, мне стало хорошо и весело жить. Антон Семенович добивался того, чтобы в школе царил порядок, чистота и уют, переходящие даже в некоторую торжественность.

Живя в семье, я не имела возможности регулярно посещать школу. Только в коммуне я смогла получить систематическое образование. Надо сказать, что у меня оказались серьезные пробелы в знаниях, особенно по русскому языку. Перевести же такую "великовозрастную" ученицу, как я, в младшие классы, очевидно, было неудобно. Мне посчастливилось на первых порах моей учебы попасть в учительские руки Антона Семеновича.

Как известно, Антон Семенович руководил всей воспитательной и учебной работой в коммуне, но сама по себе преподавательская работа не входила в круг его прямых обязанностей. Хотя средняя общеобразовательная школа и находилась в самой коммуне, она представляла до известной степени отдельное, самостоятельное учреждение.

Однако на первых порах жизни коммуны работа в школе шла не так гладко, как, очевидно, хотелось бы Антону Семеновичу. В частности, ощущался недостаток в преподавателях отдельных предметов. Чтобы устранить перебои в нашей учебе, Антон Семенович сам замещал недостающих учителей, иногда довольно длительное время. Ему приходилось вести уроки русского языка и литературы, истории, географии и черчения.

Я довольно долго обучалась у Антона Семеновича русскому языку и литературе. Именно как преподаватель русского языка он мне особенно понятен. В школе Антон Семенович становился несколько иным, чем мы привыкли видеть его в коммуне. Признаюсь, что даже побаивались его на уроках, хотя "побаивались" - это, пожалуй, не то слово. Он был очень требовательным учителем и, хотя только временно замещал учителей, относился к своим обязанностям с таким чувством ответственности, что это невольно передавалось всем нам. Уроки вел он исключительно интересно и увлекательно. Конечно, я не берусь судить о его методике или хотя бы описать ее в общих чертах, не говоря уже о деталях, но прекрасно помню, что звонок в конце урока всегда был для нас неожиданностью - так увлекали объяснения Антона Семеновича. Нарушить дисциплину на его уроках было просто невозможно - так интересно и в то же время доступно он объяснял: приводил яркие, запоминающиеся примеры, заставлял самостоятельно думать.

Помню, на уроках русского языка он давал много устных и письменных упражнений. Антон Семенович учил нас правильно излагать свои мысли. Большое внимание уделял он сочинениям на свободную тему. Помню, однажды Антон Семенович задал нам сочинение "Карандаш" и несколькими словами так сумел направить работу нашего воображения, что эта, казалось бы, бедная по содержанию тема увлекла весь класс.

Антон Семенович систематически прививал нам навыки грамотного письма. Мне особенно приходилось туго, так как я допускала много ошибок в диктантах. В архиве Антона Семеновича сохранилась моя ученическая тетрадь с контрольными диктантами по русскому языку [ ZT. см. "А.С. Макаренко", кн.2 Львов 1954 с.135-6 ]. По этой тетради можно судить о необычайной тонкости и глубине преподавательской работы Антона Семеновича. Вся тетрадь испещрена пространными замечаниями к каждому контрольному диктанту, и в каждом замечании содержится какой-нибудь ценный конкретный совет для ученицы. Антон Семенович не ограничивался исправлением ошибок. Чем меньше становилось грамматических ошибок, тем подробнее были его замечания, касающиеся стиля, глубины мысли, точности определений. Помню, в одном из моих позднейших сочинений, получившем оценку "5", Антон Семенович сделал на полях тридцать два замечания. Так же внимательно относился он к каждому своему ученику. Наши контрольные работы по русскому языку Антон Семенович всегда приносил проверенными к следующему уроку. Нам никогда не приходилось подолгу ждать их, как это, к сожалению, бывает во многих школах. Мне кажется, что Антон Семенович поступал очень правильно: именно в первые дни живешь своей контрольной работой, продумываешь возможные ошибки. И вот через день-два все твои сомнения разрешены.

Не могу не отметить следующего: указания Антона Семеновича на допущенные мною ошибки никогда не вызывали во мне чувства угнетенности, неверия в возможность изжить их. Наоборот, после беседы с ним я всегда чувствовала уверенность в своих силах и какой-то внутренний подъем, так как Антон Семенович одновременно отмечал и достоинства работы. Оценки моим письменным работам он ставил, очевидно, не по количеству ошибок в каждом диктанте, а исходя из моих общих успехов, оценивая каждую последующую работу в сравнении с предыдущей.

Чтобы развить у нас наблюдательность, пытливость, воображение, умение письменно излагать свои мысли, Антон Семенович рекомендовал нам вести личные дневники, особенно в летнее время, в период наших дальних экскурсий по Крыму и Кавказу.

Яркое впечатление осталось у меня и от уроков истории, которые временно вел Антон Семенович. Он был замечательным рассказчиком и постепенно захватывал воображение и внимание слушателей с предельной силой. Объясняя ту или иную тему по истории, Антон Семенович широко пользовался географическими картами, различными таблицами, часто приносил на уроки картины. Иногда уроки истории Антон Семенович проводил на свежем воздухе. Рассадит, бывало, нас под березой, во дворе коммуны, и мы с захватывающим интересом слушаем очередной урок.

В школе коммуны имени Дзержинского мальчики и девочки обучались вместе. Антон Семенович был безусловным сторонником совместного воспитания и обучения. Коммуна имени Дзержинского при совместном воспитании и обучении не знала срывов в воспитательной и учебной работе. Совместная учеба бесспорно помогла установлению действительно дружеских, товарищеских отношений между нашими мальчиками и девочками, а впоследствии между юношами и девушками. Отношения эти сохранились на всю жизнь.

То, что называют отроческой или ранней юношеской любовью, вернее дружбой, напоминающей любовь, не проходило мимо внимания такого наблюдательного и чуткого педагога, как Антон Семенович. Его не пугали такие серьезные вопросы, как отношения между мальчиками и девочками. Антон Семенович нашел в совместном обучении и воспитании один из источников морального совершенствования личности воспитанников.

Я всегда буду помнить уроки Антона Семеновича, буду помнить его внимательным, требовательным, наблюдательным педагогом. Всё у него получалось хорошо, вызывало наше восхищение. Он требовал - мы шли навстречу его требованиям, он наказывал - мы были ему благодарны, мы ощущали наши руки в его твердой руке и смело, полностью доверяя ему, шли за ним. И никто из нас не ошибся. В нем мы нашли и нежного отца, и требовательного воспитателя, и замечательного, талантливого учителя.

Краткая биография Антона Семеновича Макаренко по / от Н.А. Лялина.

Об А.С. Макаренко до периода колонии им. Горького см. и в http://zt1.narod.ru/trud-uk0.htm

Материалы к биографии Антона Семеновича Макаренко (1888-1939) по листкам из архива Натана Александровича Лялина (1902-1992).

ZT. А) Брат Антона Семеновича - Виталий Семенович Макаренко и Б) некоторые макаренковеды уровня Готца Хиллига несомненно протестовали бы против многих нижеследующих так сказать "данных от Н.А. Лялина". То есть, к достоверности многих утверждений в нижеследующем "материале от Н.А. Лялина" следует, пожалуй, относиться со значительной долей недоверия.

А.С. Макаренко - учитель. До Колонии им. Горького. Листы из архива Н.А. Лялина.

В городе Белополье, в котором протекало раннее детство А.С. Макаренко, родители определили его в двухклассное училище Министерства Народного Просвещения с пятилетним курсом обучения. После переезда семьи в Крюков, двенадцати лет, Макаренко был отдан в городское четырехклассное училище с шестигодичным сроком обучения. В нем обучались дети мелких служащих и торговцев. Отправляя сына в это училище, отец в виде напутствия дал ему следующий наказ: "Ученым будешь, а в паны нечего лезть." "Все эти училища, - сказал также Семен Григорьевич Антону, - не для нас строили, а ты покажи им. Принесешь четверку... лучше не приноси. Пятерки, понимаешь!" "Так я и проучился на одних пятерках, - рассказывал А.С. Макаренко, - и никогда в жизни я не получал других отметок..." (Г.С. Макаренко "Жизнь, полная труда и исканий", "Учительская газета" от 30.03.1941).

В 1904 году Макаренко окончил городское училище "при отличном поведении и оказал отличные успехи", как об этом было сказано в выданном ему педагогическим советом аттестате.

Вслед за этим он поступил на одногодичные педагогические курсы при том же городском училище. Г.П. Каминский, бывший преподавателем этих курсов и знавший Макаренко как курсанта, в своих воспоминаниях очень высоко отзывается о его способностях, об удивительной для юноши выдержке, об его пробных уроках, которые всегда проходили у него отлично.

Успешно окончив в 1905 году указанные курсы, Макаренко получил звание учителя начальных училищ. Много лет спустя, вспоминая о своей учебе на этих курсах, Макаренко указывал, что он получил на них самое низкое педагогическое образование, которого в советское время даже и в помине нет. (См. А.С. Макаренко. Избранные Пед. Соч, стр. 175, 1946 г.)

Отец очень хотел сделать А.С. Макаренко образованным человеком .. Желание отца полностью отвечало стремлениям сына, - сам Макаренко страстно хотел учиться. Но самое большое, что ему мог предоставить отец, уже было ему предоставлено: четырехклассное городское училище и одногодичные педагогические курсы при нем.

"Отец учил меня на медные деньги, впрочем, других у него и не было," - писал Макаренко в рукописи статьи "Максим Горький в моей жизни" в 1936 году (цитирую по "Краткой биографии Макаренко", составленной М. Боровской, "Сов. педагогика" N 4, 1948 г.). И он должен был временно отказаться от своего желания продолжать образование.

Макаренко было тогда семнадцать лет. В эти юные годы он и начал свою педагогическую деятельность... Не только материальная необеспеченность, как пишет М. Боровская, заставила Антона Семеновича в семнадцать лет отказаться от продолжения образования и начать педагогическую деятельность.

"Революционные идеи 1905 года, - указывает автор, - увлекли молодую, полную кипучей энергией натуру на путь просвещения народа". (Там же).

В сентябре 1905 года А.С. Макаренко получил должность помощника учителя в низшей начальной школе, с жалованием в 25 рублей в месяц. (См. А. Макаренко. Его собственное заявление об этом в выступлении перед студентами Харьковского Педагогического Института в 1937 г. Избр. Пед. соч. 1946 г. ст. 175). Это было нормальное железнодорожное училище с 3-х летним сроком обучения для детей рабочих и служащих Крюковских (на Днепре) ж. д. мастерских Харьковско-Николаевской ж. д. В этой школе обучались дети рабочих тех же мастерских, в которых работал и отец Макаренко. Вскоре Макаренко был переведен во вновь открытое 2-х классное железнодорожное училище. Это училище принадлежало к школам дорожного ведомства: школы указанного ведомства, по тому времени, располагали лучшими помещениями и оборудованием, лучше финансировались. Состав учителей в них был более квалифицированным, чем в других начальных школах. Их труд оплачивался выше. Кроме общеобразовательных предметов, в них преподавался ручной труд: столярное, слесарное, токарное дело. Срок обучения в этих школах был пятилетний: первые три года составляли первый класс, соответствовавший начальной школе, остальные два года составляли второй класс и должны были давать повышенное начальное образование.

Попасть на работу в такую школу молодому учителю было очень трудно, особенно с таким низким педагогическим образованием, которое получил Макаренко. Даже учителя с более высокой подготовкой, окончившие учительскую семинарию, назначались на работу в начальную школу с трех-четырехгодичным сроком обучения. И то, что Макаренко был назначен преподавателем в 2-х классную железнодорожную школу, несомненно объясняется его выдающимися педагогическими способностями, проявленными им уже на заре своей педагогической деятельности.

В школе, в которой работал Макаренко, царила особенная атмосфера, еще более выгодно отличавшая ее от других массовых школ, в том числе и железнодорожных. Ему посчастливилось работать с детьми из семей, с которыми он сам был крепко связан с первых дней своей собственной жизни.

И для детей, и для их родителей Макаренко был предметом большой гордости, на который они смотрели как на создание своих собственных рук. Ведь он был для них своим, родным и близким человеком, который вышел из их же среды, сделался "образованным", "ученым", но в "паны не полез", остался с ними же, с теми, среди которых он родился и вырос. И сам Макаренко также был преисполнен к своим ученикам и их родителям такого же чувства классового родства и близости.

Одним словом, в среде своих учеников и их родителей Макаренко чувствовал себя, как в родной семье, которой он отдает свои силы и знания, работает над ее умственным и духовным возвышением.

"Эта школа, - говорил в 1939 году Макаренко, - была прекрасной школой в том смысле, что там было единое рабочее общество. Я сам был членом этого общества, как сын рабочего этого завода. И в этой школе я работал девять лет, и этот опыт имел для меня большое значение" (А.С. Макаренко. Избран. Пед. Соч. 1946 г. с. 175).

Особенно важно подчеркнуть то, что школа, в которой работал Макаренко, была одним из местных центров революционной работы. Жизнь школы находилась под сильным контролем рабочей общественности, и это обстоятельство значительно ослабляло позиции царизма в ней.

"В железнодорожной школе, где я учительствовал, - писал Макаренко, - воздух был несравненно чище, чем в других местах; рабочее, настоящее пролетарское общество крепко держало школу в своих руках, и "союз русского народа" (так называлась созданная царизмом черносотенно-погромная организация) боялся к ней приближаться. Из этой школы вышло много большевиков." (А. Макаренко "М. Горький в моей жизни". "Пед. Поэма". Издание 5-е. 1940 г, с 22).

Лишенный возможности продолжать свое образование, не оставляя мечты об этом, А.С. Макаренко, сделавшись учителем, много и упорно работал над своим дальнейшим духовным и культурным развитием. В отличие от некоторых других учителей, которых засасывала окружавшая их будничная обстановка и которые останавливались в своем росте, погрязая в этой обстановке, Макаренко развивался как человек больших идеальных стремлений и таких же больших душевных порывов.

Огромную роль в этом отношении сыграла его близость с рабочим обществом и с большевиками, его постоянное общение с ними. Этому же способствовало то огромное влияние, которое в это время на Макаренко оказывал Горький, его жизнь, его мысли, его книги. Известно, что это влияние Горького на Макаренко было исключительным и, приняв много лет спустя характер личного взаимного контакта и общения между ними, оно сыграло крупную роль в индивидуальной судьбе и в развитии взглядов и творчества Макаренко. Об этом влиянии в первые годы своей самостоятельной жизни и деятельности Макаренко писал следующее: "В удушливые годы перед японской войной, в том захолустье, где прошла моя молодость, литературные явления замечались с большим опозданием... И тем ярче и ослепительнее прорезало нашу мглу непривычное, простое и задорное имя: "Максим Горький". Мы с трудом добывали его книги. Горький приходил к нам изредка и вдруг огненной стрелкой резал наше серое небо, а после этого становилось еще темнее. Но нам уже было ясно, что Максим Горький не просто писатель, который написал рассказ для развлечения, пусть больше: для нашего развития, как тогда любили говорить. Горький вплотную подошел к нашему человеческому и гражданскому бытию. Особенно после 1905 года его деятельность, его книги и его удивительная жизнь сделались источником наших размышлений и работы над собою" (А.С. Макаренко "Максим Горький в моей жизни". См. "Педагогическую Поэму", изд. 5-е, "Советск. Писатель", 1940 г, с. 20).

В школе Макаренко преподавал русский язык, черчение и рисование. М.Г. Компанцев, заведовавший Крюковским низшим начальным ж/д училищем, в котором А.С. начинал свою педагогическую деятельность, пишет, что в момент своего прихода в школу Макаренко - "молодой человек лет 17, в очках" производил еще впечатление "почти мальчика". Но, несмотря на эту свою молодость, он сразу же быстро вошел в дело, стал постепенно завоевывать уважение к себе, обнаруживая неиссякаемую энергию, педагогический талант и знания.

Характеризуя Антона Семеновича в бытность его учителем 2-х классного железнодорожного училища, Компанцев пишет: "Он был ураган, который неутомимо носился из одной классной комнаты в другую с журналом подмышкой, а на переменах между уроками в большом коридоре или во дворе можно было слышать его смех среди ребят и окрики команды для игр." (М.Г. Компанцев "Воспоминания об А.С. Макаренко" Журнал "Начальная школа" N 5-6, 1944 г.).

Уже в тех тяжелых условиях царизма Макаренко начинал поиски лучших совершенных способов педагогической работы, отличных от тех казенных и бездушных приемов, которых требовало от учителей царское правительство.

Макаренко много усилий прилагал к тому, чтобы сделать своих учеников как можно более грамотными, развитыми и сознательными людьми, как можно больше развивать и пробуждать их способности и таланты. Сам он был разносторонне одаренным человеком, много читал, обладал прекрасной памятью, говорил убедительно, логично, кратко. Макаренко играл на скрипке, на других струнных инструментах, пел, обладал красивым почерком, рисовал. И все, чем сам владел Макаренко, он стремился передать своим ученикам.

Макаренко был очень близок с ними, требователен к ним и к себе. Его всегда можно было видеть в окружении детей. По его инициативе в школе велась разносторонняя внеклассная работа, устраивались школьные праздники, спектакли, костюмированные вечера, елки.

По его инициативе был устроен ученический лагерь.

По вечерам, после классных занятий, как сообщает Компанцев, его можно было застать в школе за разучиванием пьесы с ребятами, песен, стихотворений для предстоящего ученического вечера или новогодней елки. Эта работа, несомненно, вносила организованность и сплоченность в среду учащихся, способствовала их духовному подъему и культурному росту. И все это делало его любимым и авторитетным учителем в глазах учеников.

Но Макаренко был уважаем и любим не только учащимися. Глубокую привязанность и симпатии к нему питали и их родители. Макаренко и здесь явился инициатором необычных для старой школы начинаний. Он организовал при школе родительский комитет, в который были вовлечены наиболее передовые рабочие Крюковских ж. д. мастерских.

Педагогический коллектив школы был на редкость дружным и сплоченным. В его составе имелись учителя, которые потом работали вместе с Макаренко в трудовых детских коммунах Полтавы и Харькова. Все они также "дружески любили подвижного, неугомонного, веселого, смеющегося звонким смехом Тосю." (М.Г. Компанцев. "Воспоминания о А.С. Макаренко." "Нач. Школа" N 5-6, 1944.)

Публикация по журналу "Советская педагогика" 1991,6,7. МОЙ БРАТ АНТОН СЕМЕНОВИЧ. [ВОСПОМИНАНИЯ] Виталий Семенович Макаренко (ищи в http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm) .. Шаляпин, Анна Павлова, Орленев, Ян Кубелик, Бронислав Губерман, Баттистини, всегда посещали Кременчуг, иногда приезжала Киевская или Харьковская опера, 2 раза в год приезжал симфонический оркестр Ахшарумова, струнный оркестр Андреева и многие другие. Я даже помню программу первого симфонического оркестра, на который мы попали с Антоном в 1903 г. А. было 15 лет, а мне только 8. Для меня это было рановато, но А. в таких ярких красках описал преимущества симфонического оркестра перед духовым, что я долго и нудно ревел, но все же выплакал у папы согласие. Мы почти первыми пришли в театр и, Боже, с каким благоговением и восторгом прослушали "Стеньку Разина" Глазунова, "Пер Гюнта" Грига, 40-ю симфонию Моцарта и 4-ю симфонию Шумана ..

Квартира Макаренко была местом, где собирались по вечерам учителя, и центром, душой этих учительских собраний, как правило, всегда был Антон Семенович, который при всей своей молодости выделялся своим умом, знаниями, высокими личными качествами. Вот, что рассказывает об этом М.Г. Компанцев: "В часы досуга дружная семья педагогов, товарищей А.С., собирается на квартире Макаренко. Семен Григорьевич рассказывает о служебных делах, критикует начальство. Татьяна Михайловна хлопочет по хозяйству, шутит и добродушно посмеивается то над одним, то над другим из друзей сына, в котором она души не чаяла. А Тося в это время развлекает гостей игрой на скрипке, пением. А.С. прекрасно и остроумно рисовал карикатуры и часто подолгу над ними просиживал... Загорались у нас и литературные, и иные споры, и в них А.С. был всегда победителем: он много читал и к тому же обладал прекрасной памятью, говорил кратко, логично, убедительно." (М.Г. Компанцев "Воспоминания о А.С. Макаренко". "Нач. Школа", N 5-6, 1944 г.)

В бурном 1905 году совсем юный Макаренко уже проявил себя как активный общественник-организатор. Он как бы попадает в родную для него сферу. Макаренко всегда умел убеждать и именно благодаря этому весь коллектив школы принял участие в съезде учителей Харьковско-Николаевской железной дороги (на станции Люботин) вблизи Харькова. Макаренко выступал на съезде как пламенный оратор, участвовал в составлении резолюции по важнейшим вопросам.

Все это происходило в конце декабря 1905 года. Вскоре после этого потянулись мрачные дни реакции, и реакционное начальство школьного ведомства начало чинить расправу над революционными учителями. Тем не менее Макаренко не оставляет творческих поисков новых форм школьной работы, борется с реакционным начальством, делая его объектом своего усиленного "карикатурного творчества".

Все же начальство не могло допустить распространения указанной новаторской деятельности. В порядке "оздоровления" обстановки из школы, в которой работал Макаренко, снимается ее заведующий Компанцев и на его место ставится новый заведующий, вполне отвечающий видам начальства. Макаренко и после этого не прекращает борьбы. Новый заведующий в добавление ко всем прочим своим "достоинствам" оказался еще и взяточником. Антон Семенович разоблачил этого взяточника и возбудил против него дело. Дело это "замяли" в соответствующих инстанциях. "Оскорбленный" заведующий подал на Макаренко в суд за "клевету". Но улики, которыми располагал Макаренко, были настолько явными, что взяточничество было невозможно опровергнуть. "Фемида" восторжествовала, сообщает об этом факте Г.С. Макаренко. Но тогда взялись за дело чиновники Министерства народного просвещения. И к торжеству Фемиды были внесены некоторые поправки. Заведующего назначили в другую школу с повышением, а Макаренко "перевели" с понижением в железнодорожную школу, расположенную на маленькой, глухой, заброшенной в степи станции Долинская Харьковско-Николаевской железной дороги (см. статью Г.С. Макаренко "Жизнь, полная труда и исканий", "Учительская газета" от 30 марта 1941 года). Так была "очищена" атмосфера в Крюковсклй школе от "беспокойных" учителей.

Но, попав в школу на станции Долинская, А.С. Макаренко не перестал быть творческим, ищущим педагогом-общественником. При ж. д. училище, в котором работал Макаренко, имелся интернат для учащихся, родители которых были рассеяны по всей линии ж. д. В дополнение к своим обязанностям в школе, Макаренко нес обязанности по надзору и воспитанию детей, живших в этом интернате. Макаренко, конечно, не был тем надзирателем, каким обязывали его быть существовавшие тогда на этот счет официальные инструкции царского Министерства просвещения. Он вложил в свою работу совершенно иное содержание. И здесь он получил тот первоначальный опыт работы в учреждении с интернатом, который уже при советской власти был им поставлен в таких больших масштабах. Жил Макаренко в том же общежитии, где находились и дети.

"В Долинской, как и в Крюкове, - вспоминает М.Г. Компанцев, - А.С. вскоре стал любимцем всей станции и поселка. Появление его в школе внесло живую струю в воспитательный процесс. В школе начали устраивать ученические костюмированные вечера, спектакли, елки. Организовали ученический духовой оркестр, руководимый слесарем депо И.С. Терновым, бывшим полковым музыкантом. Оркестр этот весьма оживлял ученические вечера... Учительский коллектив, в прошлом склочный, зажил по-новому, по-культурному".

[ Из файла http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm Виталий Семенович Макаренко (1895-1983). МОЙ БРАТ АНТОН СЕМЕНОВИЧ. [воспоминания] .. Почти все биографы А., а также все лица, пишущие свои воспоминания о нем, дают волю своей фантазии и обильно украшают деятельность А. до 1917 г., так сказать, внепрограммными занятиями, как то: спектакли, оркестры, игры, экскурсии, древонасаждения и пр. На самом деле и А. и его коллеги ограничивались только преподавательской деятельностью, то есть, ежедневно 5 программных уроков, и это - все. Никаких собраний после уроков, никаких читок, спектаклей, вообще - ничего. Не устраивали они с нами никаких игр. Да и не было времени на это, так как на большой перемене учителям в учительскую подавался самовар и они чаевничали, а после 5-го урока все спешили по домам, кто в Крюково, а кто ученическим поездом в Кременчуг. Только на Рождество устраивалась традиционная “елка” с раздачей ученикам сладостей, но такая “елка” устраивалась во всех начальных училищах .. ]

В этой [Долинской] школе Макаренко провел три года, с 1911 по 1914 год. Точно так же, как и в Крюкове, его усилия были направлены на то, чтобы как-то сделать жизнь и учеников, и учителей, и родителей интересней, богаче, содержательней, сплотить их, направить в сторону высоких и благородных целей борьбы за лучшую и разумную жизнь.

Очутившись в такой глуши, оторванный от центров культуры, Макаренко тем не менее не изменил своим высоким стремлениям, не отказался он и от своих давних желаний учиться дальше, не переставал работать над расширением своих знаний.

В это время Горький начинает занимать еще большее место в его жизни и еще больше становится организатором мироощущения Макаренко.

"Максим Горький, - писал Макаренко, - сделался для меня не только писателем, но и учителем жизни. А я был просто "народным учителем", и в моей работе нельзя было обойтись без Максима Горького..." (А.С. Макаренко, "Максим Горький в моей жизни". См. "Педагогическую Поэму", изд. 5-е, "Советский Писатель", 1940 г, с. 22).

А.С. Макаренко некоторое время казалось, что принять участие в борьбе, к которой призывал А.М. Горький, он может в форме литературной работы. В 1914 году он пишет свой первый рассказ "Глупый день". Макаренко отправил его на отзыв Горькому... Горький нашел, что рассказ написан слабо, диалог неинтересен, и посоветовал автору попробовать написать что-либо другое.

Из ответа Горького Макаренко сделал вывод, что работа писателя требует мастерства и больших знаний и что ему для этого надо много учиться и работать.

Эта прямота Горького не только не обескуражила Макаренко, но придала ему новые силы и указала правильный путь упорной и кропотливой работы над собою.

Горький, по словам Макаренко, научил его человеческой гордости, и он пустил эту гордость в ход. "Я подумал, - пишет Макаренко, - что можно, разумеется, "написать что-нибудь другое", но совершенно доказано, что ничего путного в этом другом заключаться не будет." (А. Макаренко, "Максим Горький в моей жизни").

Для характеристики той мертвящей атмосферы, которой царизм окружил учителя в старое время, характерен любопытный случай из практики Макаренко, рассказанный им в статье, напечатанной в "Лен. Правде" от 27 августа 1937 года. Случай этот имел место в декабре 1913 года на ст. Долинская в школе, насчитывавшей 200 ребят, в которой работал тогда Макаренко. Учителя радовались тому, что ученики кончали школу и уходили в жизнь, хотя жизнь, в которую уходили тогда ученики, была довольно тяжелой. Учителя большую часть времени проводили в общежитии, среди учеников, и в этом детском мире находили для себя радость в тогдашней тяжелой жизни. Где-то происходили большие события, отзвуки революции 1905 года, и уже близкие раскаты новой революционной грозы. Сердце искало выхода большому чувству, но официальные рамки жизни держали сердце в своих казенных тисках и чувство это тщетно стремилось вырваться на свободу.

Однажды в районе школы приземлился летчик Яблонский - один из первых пилотов тогдашнего первого появления аэропланов в России. Приземление летчика стало крупным событием в жизни ж. д. поселка, и прежде всего детей.

Летчик оказался простым человеком и очень скоро сблизился с ребятами. Через три дня, устранив повреждение в самолете, он улетел, но по дороге в Севастополь разбился.

Узнав об этом, учителя и дети горевали безмерно. На собранные в складчину гроши они куда-то отправили сочувственную телеграмму с выражением своей скорби по поводу гибели летчика-героя.

Начальство тотчас же всполошилось. Оно усмотрело в этом простом и обычном акте человеколюбия, в этом естественном проявлении чувства общественности и симпатии к погибшему герою попытку потрясения "основ", опасность для государства. Макаренко был вызван к жандармскому штаб-ротмистру для объяснений. Ему было указано на недопустимость для школы подобных фактов и при этом было заявлено, что учителям и школе не должно быть дела до того, что происходит за ее стенами. Сегодня сбор денег на посылку телеграмм с выражением сочувствия по поводу гибели летчика, сказал ему жандарм, а завтра, чего доброго, еще что-нибудь... Не ваше дело... Вас не касается, - заявил ему этот бдительный страж царизма.

В старой России неуютно и холодно было героям, - заключает свой рассказ Макаренко. Не было в ней места для большого чувства, тесно ему было в ней. Тесно было в ней и учителю, и его сердцу.

Однако, Макаренко никогда не отступал перед трудностями. Он всю жизнь верил в правоту того дела, которому служил и за которое боролся, и жандармы не могли заставить его не мыслить, а жить так, как им этого хотелось.

Макаренко продолжал свое дело духовного возвышения воспитываемых им детей.

В 1914 году А.С. Макаренко осуществляет давнишнюю мечту о дальнейшем повышении своего образования. В этом году в Полтаве открылся Учительский Институт и он принимает твердое решение поступить в него учиться.

В Полтавском Учительском Институте, - в последний год пребывания в нем Макаренко, - училось всего 75 воспитанников, как тогда назывались слушатели этого Института. Это было сравнительно хорошо поставленное по тому времени педагогическое учебное заведение с 3-х годичным сроком обучения, готовившее преподавателей для высших начальных училищ. Обстановка в Институте была довольно благоприятной для его воспитанников. Во главе Института стояли передовые, культурные люди.

Как редко встречавшееся в педагогических учебных заведениях исключение, администрация Института не чинила препятствий его слушателям в их стремлениях участвовать в общественной и политической жизни, в революционной работе. (См. А.К. Волнин, Воспоминания // "Учебно-воспитательная работа в детских домах", 1941 N 2-3).

Сам Антон Семенович впоследствии высоко отзывался о той свободе, которая предоставлялась в Институте слушателям в тяжелое царское время. С большой теплотой и признательностью он отзывался о преподавателях института, у которых он учился. "Жизненные ценности, - писал Макаренко о них, - не всегда поддаются точному измерению. Часто в руках наших нет даже тех масштабов, которыми можно измерить важнейшее явление. Так и мне трудно измерить и трудно... рассказать, как много сделали для меня и для других мои учителя. Они были работниками Полтавского Учительского Института перед самой революцией. В то время, разумеется, они не могли... открыто воспитывать большевистские характеры. Но из их рук много вышло большевиков и много из них положили головы на фронте гражданской войны. Это потому, что они были всегда настоящими людьми и они воспитывали в нас лучшие человеческие стремления. В моем же педагогическом развитии они создали самые главные принципы и навыки духа. У них я заимствовал главное положение своей педагогической веры: как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему".

ZT. Требование требованию рознь. Требовать труда и учебы + дисциплины + гигиены + заботы об учреждении и его чести + заботы о товарищах и защиты младших + не ругаться матом + тянуться вверх в своем культурном развитии и в готовности (оснащенности) для будущей взрослой жизни, и т.д., это одно, а уж, например, от втянувшихся в курение или в алк категорически требовать бросить курить и категорически же требовать ни грамма не пить, и тому подобное, - это по роду совсем другое. Более того, в период тотального голода в 1920-е - 1930-е не только на Украине .. в период, когда учреждение находится на более чем голодном пайке, требовать от подростков и юношей чтобы они не крали из погребов окрестных селян или на базаре - это все равно, что требовать от этих подростков и юношей чтобы они умирали с голоду и/или доходили до дистрофии от хронического недоедания. В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Макаренко. - .. Прозаичность нашего этического подхода, близость к жизни, то, что по нашим силам, то и есть наша этика, то, что вы способны сделать. Мы требовать должны, но исключительно посильное требование. Я в особенности считаю, что в нашей коммунистической этике всякое превышение … /непонятно/ … может только калечить ..

В файле http://zt1.narod.ru/vorovstv.htm .. А.С. Макаренко, т.8 М.1986 О. Куриловской [Ольга Петровна, Opuscula #25 стр.289] .. Хлопцы по-прежнему. Мало им все-таки пищи, голодные как собаки и поэтому всегда не прочь стянуть кусок. На их месте я обязательно тоже тащил бы, и меня временами даже огорчает их умственное недоразвитие: мало все-таки тащут .. (с.10).

ПП-2003 из гл. “Все хорошо” .. Составители нравственных прописей и человеческих классификаций - даже и они признают, что кража булок или кража колбасы с намерением немедленно потребить эти ценности, если к такому потреблению имеются достаточно убедительные призывы желудка, едва ли могут рассматриваться как признаки нравственного падения. Беспризорные эту концепцию несколько расширяли и практически защищали тезис, утверждавший, что призывы желудка могут быть направлены не обязательно на булку и не обязательно на колбасу, а, скажем, на ридикюль в руках какой-нибудь раззявы женского пола / - 477 - или на торчащий из кармана раззявы мужского пола бумажник. Одним словом, понятия потребительной ценности в головах беспризорных складывались не так формально, как в головах учителей нравственности, да и вообще беспризорные никогда не отличались склонностью к формализму. Именно поэтому они так непосредственно, будучи на улице, разрешали многие вопросы, не желая вкладываться даже в самые остроумные рамки науки индивидуальной психологии. Только эта недоговоренность между беспризорными и учеными и приводила к тому, что последние считали первых явлениями нравственного или безнравственного порядка, а сами беспризорные полагали, что они все делают для того, чтобы сделаться металлистом или хотя бы шофером .. (с.476-7).

В небольшом очерке "Преподаватель словесности", напечатанном в N 18 "Лит. Газеты" за 1940 г., Макаренко с большой любовью и благодарностью вспоминает Мефодия Васильевича Нестерова, старого педагога, за спиной которого ученики могли увидеть тени великих революционных демократов - Чернышевского, Добролюбова, Некрасова. Он говорил просто и сдержанно, но так волнующе о событиях и героях, что умел заставить каждого ученика жить их жизнью. Макаренко приводит глубоко запавшие в его сознание слова, сказанные Нестеровым, об этих героях: "Юноши, эти люди были мужественны, т. к. они знали, что за ними стоит русская земля".

Институт широко культивировал активные методы преподавания и обращал большое внимание на развитие самостоятельности студентов. В нем широко практиковались конференции и система студенческих докладов. И здесь Макаренко точно так же относился к числу самых талантливых и выдающихся слушателей.

Вступительные конкурсные экзамены в Институт А.С. сдал в августе 1914 года. По всем предметам им были получены блестящие оценки и только по "закону Божию" он не выдержал испытания. Несмотря на этот "провал", Макаренко был зачислен в первый прием слушателей, т. к. на всех остальных экзаменах он выделялся своими знаниями и начитанностью.

Уже в самом Институте эти качества Макаренко выявились еще больше. Институт предоставлял своим слушателям большие возможности для разностороннего расширения своего умственного кругозора. Темы для самостоятельных докладов давались студентам по всем основным предметам. По признанию самого Макаренко, это принесло ему большую пользу, т.к. подготовка к докладам вызывала большую необходимость в чтении, а выступления на конференции способствовали развитию речи и образованию навыка самостоятельных устных выступлений.

"Полуголодная студенческая жизнь и грошовые частные уроки, - пишет Г.С. Макаренко, - не могли понизить его (А.С. - Н.Л.) настроения и страстного увлечения наукой" (Г.С. Макаренко, "Жизнь, полная труда и исканий". "Уч. Газета" от 30/III -1941). И знания, полученные Макаренко в Институте, явились прочной основой для его дальнейшего научного роста.

А.К. Волнин в своих воспоминаниях характеризует А.С. Макаренко в бытность его слушателем Института как чрезвычайно талантливого студента, выделявшегося среди остальных своих товарищей своей неуемной жаждой знаний, разносторонним развитием и начитанностью, глубоким интересом и глубокими знаниями в области общих и специальных педагогических наук. "На педагогических конференциях, указывает А.К. Волнин, А.С. был одним из активнейших участников. Выступления А.С. отличались не одной основательностью и логичностью в раскрытии мыслей - они были исключительно хороши по форме. А.С. совершенно владел устным словом, и, что особенно поражало... искусно владел гибкой и стройной фразой на чисто русском литературном языке... Это был у него какой-то особенный дар. В течение 2-3 часов он мог устно излагать доклады вполне литературной русской речью, пересыпая их, нет, нет, украинскими выражениями со свойственным ему украинским юмором, что держало на неослабной высоте внимание слушателей" (А.К. Волнин. Воспоминания. "Учебно-воспитательная работа в детских домах", 1941 N 2-3.)

Блестящими были ответы А.С. на переводных экзаменах.

С 20-го сентября 1916 года по март 1917 года Макаренко, в то время уже студент III курса Института, был призван в качестве ратника ополчения на военную службу. Но по слабости зрения он был из армии уволен и с тех пор никогда на военной службе не находился.

15-го июня 1917 года Макаренко окончил Институт с золотой медалью, первым по успеваемости. При выпуске ему была выдана следующая характеристика: "Макаренко Антоний - выдающийся воспитанник по своим способностям, знанию, развитию и трудолюбию; особый интерес проявил к педагогике и гуманитарным наукам, по которым очень много читал и представлял прекрасные сочинения. Будет весьма хорошим преподавателем по всем предметам, в особенности по истории и русскому языку" (Цит. по воспоминаниям А.К. Волнина. "Уч.-восп. работа в д. д." 1941 N 2-3)

После окончания Института А.С. Макаренко возвратился в Крюков. Здесь жила овдовевшая к тому времени его мать. Здесь двенадцать лет тому назад он начинал свою педагогическую деятельность. Отсюда, из 2-х классного начального училища он был фактически изгнан царизмом на станцию Долинская в 1911 году.

Но теперь царя уже не было, хотя буржуазия еще оставалась у власти. И Макаренко, имея возможность широкого выбора, становится инспектором Крюковского высшего начального училища.

В этом училище и застала Макаренко Великая Октябрьская Социалистическая Революция, которую он встретил всем жаром своего чистого сердца, всей силой своей благородной души. Он встретил Октябрь как осуществленную мечту своей жизни.

С первых же дней создания советской власти Макаренко становится ее активным деятелем, включившись в дело строительства новой школы.

Октябрьская революция открыла широкие, неиссякаемые возможности для новаторской деятельности Макаренко. "После Октября, - писал он, - передо мною открылись невиданные перспективы".

Одновременно с ж. д. училищем, А.С. Макаренко вел земское высшее начальное училище и три начальные школы. Кроме того, он состоял членом коллегии вновь организовавшегося в Крюкове отдела народного образования.

Не получая никаких указаний из центра, связь с которым в то время была весьма затруднена, Макаренко самостоятельно искал новые пути воспитания, ведя школу по этим, им самим предчувствуемым, путям к новым целям через новое содержание и новые методы. Новая жизнь была совсем не похожа на старую. В ней было много места и простора для больших идей, для настоящего большого чувства, для могучих творческих порывов. И Макаренко со всем рвением отдает работе свои силы, которые сковывал и сжимал своими тисками старый строй.

Строго говоря, педагогическая деятельность А.С. Макаренко в дореволюционный период завершилась его работой в Долинской школе в 1914 году. Фактически она возобновилась уже в декабре 1917 года, когда после учебы в Полтавском Учительском Институте Макаренко возвратился в Крюков.

Окончив Институт в июне 1917 гола, Макаренко пытался поступить на исторический факультет Московского Университета. Не получив разрешения на продолжение учебы в Высшем Учебном заведении от учебного ведомства при Украинской Центральной Раде, Макаренко в сентябре 1917 г. был назначен на работу в образцовое училище при Полтавском Учительском Институте, где он по совместительству выполнял обязанности .. (пропуск в машинописи).

Но в начале зимы, в декабре 1917 года, он переезжает в Крюков и там вместе с большевиками - рабочими вагонных мастерских - хлопочет о реорганизации двухклассного училища в высшее начальное, которое начало функционировать в январе 1918 года. Организатором этого училища фактически явился А.С. Макаренко. Он и был назначен его инспектором.

Таким образом, если исходить из приведенных данных, сообщенных Н.П. Нежинским и другими, то можно заключить, что в период между февралем-мартом и октябрем 1917-го, т. е. при Временном буржуазном правительстве и Украинской Центральной Раде, Макаренко фактически в школе не работал. Свою педагогическую деятельность он возобновил уже при Советской власти.

В организованном Макаренко высшем Крюковском начальном училище он создает родительский комитет, широко привлекает актив родителей, учителей и учащихся к строительству новой школы. С их помощью принимаются меры для заготовки топлива для школы, ремонта школьной мебели, обеспечения учащихся одеждой и обувью.

Одновременно с руководством училищем Макаренко принимает активное участие в культурно-просветительной работе среди рабочего населения.

При высшем начальном училище были организованы библиотека и вечерние общеобразовательные курсы для взрослых, на которых А.С. Макаренко преподавал русский и историю.

Из учащихся, учителей и родителей он создал драматический кружок, носивший имя В.Г. Короленко и пользовавшийся большим успехом не только у жителей Крюкова, но и у жителей окрестных сел.

Ставились "Вишневый сад", "Женитьба", "Без вины виноватые", "На дне" и другие пьесы.

На деньги, которые выручались от платных спектаклей, а также от сдачи школьного помещения для платных выступлений других коллективов художественной самодеятельности, создавался значительный для того времени денежный фонд, находившийся в распоряжении школы и родительского комитета. Это дало возможность оказать большую помощь детям бедных семей, оборудовать школьные кабинеты, приобрести музыкальные инструменты для духового оркестра.

Большую работу Макаренко проводил и с учителями. Высокую и справедливую требовательность он сочетал с большим вниманием, заботой и помощью, которую оказывал каждому из них. Свои усилия А.С. Макаренко направлял главным образом на то, чтобы объединить педагогов в сплоченный коллектив, в дружную семью, чему, кстати говоря, немало способствовало вовлечение их в работу среди взрослого населения, а также в драматический кружок и т.п.

Добиваясь в педагогической работе нового, оригинального, Макаренко заражал и остальных учителей таким же стремлением. Много внимания Макаренко уделял повышению педагогической культуры и методической подготовки учителей. Лица, работавшие в эти годы с А.С. Макаренко, в своих воспоминаниях отмечают, что в нем поражало большое знание педагогической литературы.

В марте 1918 года Украина оказалась захваченной немецкими оккупантами, принесшими на своих штыках контрреволюционную власть гетмана Скоропадского. Кременчуг и Крюков были заняты немецко-гайдамацкими войсками. В эти тяжелые дни Макаренко и такие же, как и он, преданные народу педагоги свою просветительскую работу среди рабочих связывали с борьбой против немецких оккупантов и их буржуазно-националистических слуг, против той пропаганды, которую проводили тогда на Украине различные монархические, меньшевистско-эсэровские и националистические элементы.

В первой половине февраля 1919 года в Кременчуге и Крюкове была восстановлена советская власть.

Работа Макаренко по созданию новой школы, отвечающей требованиям победившей Октябрьской революции, приняла еще более широкий размах.

Характерно, что уже тогда в руководимой им школе Макаренко уделял много внимания постановке труда и организации коллектива, т. е. тем вопросам, которые потом стали центральными вопросами всего его педагогического творчества.

Макаренко ищет новые организационные формы и новые приемы, способствующие созданию советского детского воспитательного коллектива. Из учащихся школы он создает сельскохозяйственную коммуну. Для этой цели были использованы большой фруктовый сад, огород, озеро, принадлежавшие ранее местному священнику. Макаренко вводит в школу трудовые процессы, военизацию - деление на отряды, горн, барабан, почет знамени и т.д. Вся масса учеников Крюковского железнодорожного высшего начального училища, - дети и подростки 12-16 лет, - была разбита на два больших отряда: садовников и огородников. Каждый из отрядов разделялся на подразделения соответственно полученным заданиям: бурячники, капустники, яблочники и т.д. Участники работы носили на своем рукаве соответствующий отличительный знак: белую повязку с изображением морковки, буряка, груши.

На работу ученики собирались у школы. В назначенный час по звуку горна рабочий коллектив выстраивался на площадке перед школой. Впереди знамя, горнисты, барабанщики. Выходу Макаренко предшествовала команда "смирно". Он торжественно принимал рапорт, вступал в командование рабочей колонной и вел ее на место работы походным маршем.

Сам Макаренко все время находился среди учащихся, подбадривал и поощрял их. Работали они дружно, с увлечением и добивались больших результатов. По окончании работы возвращались в школу строем, и там, у ее здания, Макаренко в краткой речи подводил итоги дня, указывал примеры особо удачной работы, после чего школьники расходились по домам.

В летнее время сад, в котором работали дети, напоминал собою пионерский лагерь: разбивались палатки, организовывались игры, дежурства, чтение интересных книг.

В воспоминаниях об этом периоде работы Макаренко указывается его исключительное умение привлечь детей к труду. Здесь большое значение имели не только игровые моменты: военный строй и всевозможные красочные формы, но и мастерство педагогов, умеющих и организовать большую массу детей, и не упускать одновременно из поля зрения каждого отдельного ученика.

Большое место в работе Макаренко с детьми занимали игры. Их нередко придумывал он сам. Эти игры очень нравились детям.

Всеми делами школы управлял школьный Совет. Активно работало ученическое самоуправление.

Весьма интересен опыт организации контроля за поведением детей вне школы и привлечения самих учащихся к осуществлению этого контроля. Для этой цели все учащиеся по месту жительства объединялись в бригады. Эти бригады ежедневно рапортовали Макаренко о результатах своей работы. Нередко Антон Семенович совместно с членами бригад посещал учащихся на дому, советовался с родителями, оказывал им помощь.

Летом 1919 года Украина оказалась захваченной белогвардейскими бандами Деникина. Макаренко и работавшим вместе с ним педагогам пришлось прервать начатую деятельность по строительству новой школы. Созданная Макаренко школа, насчитывавшая до 1000 учеников, а также трудовые организации при ней были разрушены деникинцами. Сам Макаренко был уволен из школы и вынужден был переехать а Полтаву. Здесь он уже был известен как хороший организатор и педагог. 9 сентября 1919 года Макаренко назначается заведующим вторым городским начальным училищем. Т. Гайдамакина, работавшая вместе с Макаренко в Полтавском городском училище, в воспоминаниях, опубликованных Львовским Государственным Университетом, пишет, что ее поражало умение Антона Семеновича создавать на своих уроках спокойное, ровное, деловое настроение класса. Ни о каком нарушении дисциплины и речи, конечно, не могло быть. Дети занимались письмом, чтением, решением задач деловито, просто, подобно тому, как взрослые выполняют свою обычную работу. Детям прививались только такие привычки и навыки поведения, с которыми им придется встретиться в жизни, а все нежизненное, искусственное и надуманное не находило себе места в работе с ними.

Антон Семенович не тратил много времени на организационную подготовку урока, - в это дело были вовлечены ученики, и дежурные из них своевременно заботились о чистоте класса, о доске, о меле, о наглядных пособиях.

Очень ходким пособием на уроке у Макаренко был мел. Он красиво писал, чертил, рисовал им на доске, вызывая немалое восхищение со стороны учеников. Однажды, объясняя урок по географии, он попутно в несколько минут нарисовал на доске так четко и ясно географическую карту, что один из учеников, заглянув в книгу, восхищенно воскликнул: "А в книге такая же карта, как у Антона Семеновича, только поменьше" (А.С. Макаренко. Издание Львовского гос. университета, 1949, стр. 138).

Много времени уделял А.С. Макаренко привитию своим учащимся навыков самостоятельной работы. За короткий срок он сумел достичь в этом отношении таких больших результатов, что, когда ему, как заведующему школой, надо было по различным общественным и служебным делам отлучаться в город, никому из учителей не приходилось его заменять. Оставляя класс, он давал учащимся самостоятельное задание и об его отсутствии учителя узнавали только на перемене: ученики работали самостоятельно, соблюдая при этом абсолютный порядок и организованность.

Личное обаяние Макаренко было настолько велико, что его ученики стремились подражать ему буквально во всем. Некоторые из них начали носить такого же покроя рубашки - косоворотки, какие носил Макаренко. Они стали подражать ему в его спокойной, слегка замедленной походке, принимать такой же собранный и подтянутый вид, также внимательно, чуть наклонив голову, вслушиваться в слова обращавшихся к ним людей, также подтянуто сидеть на парте, как сидел Макаренко на стуле.

Макаренко и здесь, в начальной школе, не ограничился только преподавательской деятельностью и рамками одной школы. Он организовывал школьные дружины, вовлекая в них учащихся и из других школ, и на примыкающей к школе площади регулярно проводил с ними физкультурные занятия. Он занимался созданием внешкольных учреждений для детей, проведением детских праздников и других форм внеклассной работы.

Большое участие Макаренко принимал в налаживании работы органов народного образования и в организации Союза учителей начальных и средних школ. В период 1919-1920 г. г. он состоял членом Губернского Правления этого Союза. Макаренко нередко выступал на учительских собраниях с докладами, обнаруживая большую начитанность и большие педагогические знания.

Вместе с небольшой группой учителей он энергично развернул работу по составлению сборника диктантов и статей для изложения, что в то время, когда еще не было новых учебников, имело очень большое значение.

"Интересно было наблюдать, - пишет в своих воспоминаниях тов. Гайдамакина, - как на собраниях, где подавляющим большинством являлись учителя гимназий, выступление учителя начальной школы в солдатской шинели, но с белым башлыком на плечах, высказывавшего иногда неодобрительные суждения по адресу корифеев педагогики или общепризнанных педагогических истин, вызывали сначала возмущение, потом удивление, затем все большую заинтересованность и, наконец, признание со стороны маститых педагогов: "А ведь говорит разумно и дельно, и даже интересно" (А.С. Макаренко. Изд. Львовского гос. университета, 1949, стр. 139-140).

В 1920 году в Полтаве проводилась реорганизация школ. Макаренко принимает активное участие в создании 10-й трудовой школы, назначается ее заведующим. Подробных материалов о его работе в этой школе мы не имеем. Известно только, что школа находилась в одном помещении с Губсовнархозом и заниматься приходилось в чрезвычайно трудных условиях.

В это же время заведующий Полтавским Губернским Отделом народного образования предложил Макаренко заняться созданием детской трудовой колонии для малолетних правонарушителей и беспризорных детей. 3 сентября 1920 года Макаренко был назначен заведующим вновь открывающейся колонии, которая впоследствии стала носить имя А.М. Горького. Ее решено было организовать в 6 километрах от Полтавы, у Ракитного озера, где до революции существовала колония для так называемых малолетних преступников. Об этом очень важном эпизоде из своей биографии Макаренко рассказал в первой главе "Педагогической поэмы" - "Разговор с Завгубнаробразом", в докладе на совещании учителей Ярославской железной дороги от 29 марта 1939 года и в других выступлениях.

Так начался новый период в истории жизни и деятельности А.С. Макаренко, период работы в колонии имени Горького, с которым уже непосредственно связано возникновение и развитие созданной им системы теоретических и практических положений.

--

Родился А.С. Макаренко 1/13 марта 1888 года в заштатном городе Белополье Сумского уезда тогдашней Харьковской губернии. Происходит он из рабочей семьи, сыгравшей немалую роль в развитии характера и личности Макаренко, в выборе им жизненного пути.

Отец будущего педагога-писателя Семен Григорьевич Макаренко работал маляром-полировщиком в Белополье, в вагонных мастерских, а в 1901 г. был переведен в такие же мастерские на станцию Крюков Южной железной дороги. Вместе с ним переехала туда и вся его семья.

С Крюковым, частью уездного города Кременчуга бывшей Полтавской губернии, со средой рабочих-железнодорожников связаны почти два десятилетия жизни А.С. Макаренко.

1 сентября 1905 года, после окончания Кременчугского городского училища и педагогических курсов при нем, Антон Семенович был назначен учителем 2-х классного Крюковского железнодорожного училища. В то время Макаренко едва исполнилось 17 лет. Несмотря на молодость и недостаток практического опыта, он вскоре показал себя прекрасным учителем-воспитателем и завоевал большой авторитет среди товарищей по работе, учащихся и их родителей.

События 1905 года, которые докатились и до Крюкова и где они протекали весьма бурно, глубоко захватили А.С. Макаренко, вызвали в нем большой душевный подъем, оказали огромное влияние на его педагогическую работу. Однако его учительская деятельность в Крюковской школе была в 1911 году прервана в результате столкновения со школьным начальством. Макаренко переместили на глухую ж-д станцию Долинская учителем 2-классного железнодорожного начального училища. И здесь, как и в Крюкове, Антон Семенович продолжал свою борьбу за духовный рост детей рабочих, за оживление школьной жизни, за активизацию методов воспитания.

В 1914 году А.С. Макаренко удалось осуществить свое давнишнее стремление, и он поступил в Полтавский Учительский институт, готовивший преподавателей для высших начальных училищ. Институт этот, благодаря составу работавших в нем преподавателей, был одним из передовых по тому времени педагогических учебных заведений. В нем царила весьма демократическая атмосфера, сильны были традиции К.Д. Ушинского. Сам Макаренко отмечает огромную роль, которую сыграл этот Институт в формировании его как педагога.

В 1917 году А.С. Макаренко окончил Институт с золотой медалью и был назначен на должность инспектора железнодорожного высшего начального училища в Крюкове, где в 1905 году он начинал впервые свою учительскую деятельность. Здесь же, в Крюкове, Макаренко встретил Великую Октябрьскую социалистическую революцию.

"Приход деникинцев, разрушение ими школы и ее отдельных трудовых организаций, - сообщает в своей автобиографии Макаренко, - заставили меня в августе 1919 года переехать в Полтаву". ("Личное дело студента Макаренко". "Учительская газета" от 3 декабря 1955 г.). Здесь он заведовал 2-ым городским начальным училищем, 10-ой трудовой школой, проводил большую общественную работу среди учителей, организовывал внешкольные учреждения для учащихся.

3-го сентября 1920 года Полтавский Губернский отдел народного образования назначил А.С. Макаренко заведующим колонией для несовершеннолетних правонарушителей, впоследствии получившей имя А.М. Горького.

Опыт Макаренко, накопленный в колонии, был продолжен и углублен им в коммуне имени Дзержинского, созданной в 1927 году в г. Харькове сотрудниками НКВД Украины в первую годовщину со дня смерти Феликса Эдмундовича Дзержинского. Работая по совместительству в колонии имени А.М. Горького, Макаренко стал руководителем коммуны. Через год, в результате глубоких принципиальных разногласий с тогдашними руководящими работниками Наркомпроса и педагогики на Украине, Макаренко оставил колонию имени Горького и целиком отдался работе в коммуне им. Дзержинского. Под его руководством коммуна стала образцовым учебно-воспитательным учреждением, каким была до этого колония имени Горького.

В колонии и в коммуне началась широкая литературно-художественная и публицистическая деятельность Макаренко. В 1932 году вышла его книга "Марш 30-го года", в 1933 г. - первая часть "Педагогической поэмы".

В 1935 году Макаренко был назначен на должность помощника начальника отдела трудовых колоний НКВД Украины и работал в Киеве, а в 1937 году он переехал в Москву, чтобы полностью отдаться литературно-художественной и общественно-педагогической деятельности, творческому обобщению своего богатого педагогического опыта.

Будучи уже общепризнанным писателем, Макаренко продолжал оставаться педагогом. Он не порывал связей ни с педагогической теорией, ни с педагогической практикой: "Я не переменил профессии, - говорил он о годах своей работы в Москве, - я только сменил род оружия". (А.С. Макаренко. О воспитании молодежи. Трудрезервиздат. 1951, стр. 379). Да и писал ведь он о деле своей жизни: о колонии и коммуне, о педагогике и педагогах, о родителях и детях, о воспитании детей в школе и в семье.

Только в 1937-38 г.г. Макаренко написал около 60 работ, в том числе такие, как "Книга для родителей", "Флаги на башнях". За заслуги в области художественной литературы А.С. Макаренко был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

1 апреля 1939 года Антон Семенович Макаренко скоропостижно скончался. Остались незавершенными многие его замыслы и планы. Не осуществил он своего намерения стать во главе одной из школ Московской области, чтобы в условиях массового образовательно-воспитательного учреждения реализовать свои теоретические выводы, к которым пришел на основе многолетнего педагогического опыта. Не завершил он "Книги для родителей", не написал "капитального труда" о советском воспитании, о котором мечтал еще в далекие двадцатые годы (ZT. подробней об этом см. в: http://zt1.narod.ru/moi1plny.htm), не закончил начатых и задуманных художественных произведений.

Не дожил А.С. Макаренко и до того заветного дня - 4 апреля 1939 г. - когда на собрании партийной организации Союза советских писателей должно было обсуждаться поданное им заявление о приеме в партию.

Выдающееся место в педагогическом наследии Макаренко занимают вопросы методики воспитательной работы, которыми он особенно много занимался. Он настойчиво подчеркивал мысль, что воспитательная работа, хотя и связана тесным образом с образовательной, тем не менее не тождественна и не сводится к ней, не исчерпывается ни содержанием учебной работы, ни ее формами. Он считал необходимым создание особой методики воспитательной работы. Сам Макаренко очень много сделал для ее разработки.

"Мы желаем воспитать культурного советского рабочего, - писал Макаренко о целях, которые преследовала коммуна имени Ф.Э. Дзержинского. - Следовательно, мы должны дать ему образование, желательно среднее, мы должны дать ему квалификацию, мы должны его дисциплинировать, он должен быть политически развитым и преданным членом рабочего класса, комсомольцем, большевиком. Мы должны воспитать у него чувство долга и понятие чести, иначе говоря, он должен ощущать достоинство свое и своего класса и гордиться им, он должен ощущать свои обязательства перед классом. Он должен уметь подчиняться товарищу и должен уметь приказать товарищу. Он должен уметь быть вежливым, суровым, добрым и беспощадным - в зависимости от условий его жизни и борьбы. Он должен быть активным организатором. Он должен быть настойчив и закален, он должен владеть собой и влиять на других; если его накажет коллектив, он должен уважать и коллектив, и наказание. Он должен быть веселым и бодрым, подтянутым, способным бороться и строить, способным жить и любить жизнь, он должен быть счастливым. И таким он должен быть не только в будущем, но и каждый свой нынешний день". (А.С. Макаренко. О коммунистическом воспитании. М. 1952, стр. 62).

Макаренко очень хорошо понимал, что воспитать достойного гражданина при помощи одного лишь слова и только прямым обращением к сознанию нельзя. Образ жизни определяет образ мыслей, сознание формируется в единстве с деятельностью, личность человека создается в общении и связях. Жизнь, труд, обстановка, быт - всё это очень важные воспитательные факторы. И задача воспитания состоит в том, чтобы все это организовать.

А.С. Макаренко писал: "Попробуйте серьезно, искренне, горячо задаться целью воспитать мужественного человека. Ведь в таком случае уже нельзя будет ограничиваться душеспасительными разговорами. Нельзя будет закрыть форточки, обложить ребенка ватой и рассказать ему о Папанине. Нельзя будет потому, что результат для вашей чуткой совести будет ясен. Вы воспитаете циничного наблюдателя, для которого чужой подвиг только объект для глазения - развлекательный момент. Нельзя воспитать мужественного человека, не поставив его в такие условия, когда бы он мог проявить мужество". (А.С. Макаренко. О коммунистическом воспитании. Учпедгиз. 1952, стр. 57).

Труд колонистов и коммунаров сочетался с политическим, нравственным и другими видами воспитания и общим образованием. Об огромном значении, которое в коммуне и колонии придавалось учебе, говорит тот факт, что воспитанник, учившийся плохо, не допускался к работе на производстве.

Еще в 1922 году [ 24-го авг., в "Заявление в Центральный институт организаторов народного просвещения" ] А.С. Макаренко писал, что необходимо "усиление внимания к детскому коллективу как к органическому целому", а для этого требуется "перестройка всей психологии школьного работника". Макаренко отвергал мысль, что "для хорошей школы нужны прежде всего хорошие методы в стенах класса". "Для хорошей школы, - писал он, - прежде всего нужна научно-организованная система _всех_ влияний".

--

Из: ЛЕКЦИЯ Н.А. ЛЯЛИНА (1902-1992) о "Педагогической поэме" Макаренко. 11/Х 1940 г. ZT. Во второй половине марта 2002 отослал фрагменты машинописи Ив. Демяновичу Токареву.

.. Сейчас имеется большой интерес к личности Антона Семеновича Макаренко ..

Сын украинского железнодорожного рабочего, он родился в 1888 году на Украине в Полтавской губернии, и умер в 1939 году в поезде, по дороге из подмосковной дачи в киностудию, где снималась картина по его сценарию. Окончив железнодорожное училище возле Крюкова, он поступает после окончания туда же учителем, а спустя некоторое время, окончив на свои собственные средства учительский Полтавский институт, он возвращается в свое железнодорожное училище на должность заведующего - до 1920 г. С 1920 г. он отдается работе с беспризорными детьми. Он отдается "педагогической поэме" ..

Надо отметить, что своим появлением "Педагогическая поэма" обязана стечению целого ряда сложных обстоятельств. Антон Семенович начал писать еще в 1915 году. В 1915 году им был написан рассказ "Глупый день". Там излагалась история неудачной любви между учителем и женой попа. Антон Семенович послал Горькому этот рассказ. Тот прислал отрицательный отзыв. И Антон Семенович решил, что из него ничего не выйдет и решил переключиться на педагогическую работу. Но осталась писательская привычка наблюдать жизнь людей, события, явления, вести записи в записной книжке, накапливать элементы стиля. И вот в таком плане накапливался материал для "Педагогической поэмы", который затем попал в руки Горького чисто случайно и получил с его стороны блестящий отзыв. Алексей Максимович был первым редактором "Педагогической поэмы" и первым издателем. Поэма получила у Горького оценку, которая ставила ее в один ряд с крупнейшими советскими произведениями.

Поэма переведена на 32 языка. Она стала крупнейшим фактом в истории советской литературы.

Таким образом, из того, что я сказал, вы можете заключить, что особенностью Антона Семеновича является то, что он писал не о вещах и явлениях, по отношению к которым он был сторонним наблюдателем, но он писал о деле своей жизни. Тут имеется много общего между Горьким (ZT. ? Макаренко), Николаем Островским и Фурмановым ..

.. Никогда Антон Семенович не купался вместе с коммунарами колонии им. Дзержинского и колонии им. Горького. Друзья спрашивали его, почему он не купается вместе с ними. Он объяснил следующим образом: "Дети не должны видеть меня голым. Дети не должны видеть шероховатостей и слабости" .. Или такой пример. О нем рассказывала мне жена Антона Семеновича - Галина Стахиевна. Как-то заждались Антона Семеновича к обеду, а его все нет, тогда Галина Стахиевна направилась к нему в кабинет. Кабинет был местом, откуда расходились все жизненные нервы коммуны им. Дзержинского. Это был такой центр, который приводил в движение всю жизнь коммуны. Там обычно было всегда много людей. Когда Галина Стахиевна вошла в кабинет, там было много ребятишек. Она растолкнула детей и обратилась к Антону Семеновичу так, как обращается обычно всякая жена: "Антон Семенович, почему ты не идешь обедать, мы все ждем". В этот день он не пришел совсем обедать домой. А потом он сказал Галине Стахиевне: "Никогда не зови меня обедать при детях. Дети не должны думать обо мне, что я такой, как все".

Антон Семенович был эстетом. Он необычайно любил красоту. Он стремился к тому, чтобы дать красивую жизнь своим питомцам. и надо сказать, что он создал своим воспитанникам такую красивую жизнь, которой могла позавидовать любая семья. Он считал, что у его воспитанников должна быть красивая и гибкая талия. Нередко можно было видеть его за тем, как он стоял и укорял воспитанника в том, что он сутулится.

Другой вопрос, вопрос о структуре педагогического коллектива. У нас ведь сейчас существует такое положение: директор школы обязан по существующему положению принимать на работу всякого, кого присылает к нему РОНО. Получается содом. Между тем, как от подобранного педагогического коллектива зависит тонус, творческий подъем в самом педагогическом коллективе. Антон Семенович 16 лет неустанно работал над тем, чтобы составить коллектив детей и коллектив педагогов. И здесь мы встречаемся в его практике, на первый взгляд, с наивным утверждением. Он рассказывает, он подчеркивает - чтобы в одном коллективе было столкновение вкусов, взглядов, точек зрения. Он говорил: "Иногда я стремился к тому, чтобы ввести в состав педагогического коллектива молодую красивую девушку. Наличие этой молодой красивой девушки внесло оживление в жизнь этого коллектива, а без этого все ходили какие-то хмурые. И как только появилась молодая веселая девушка, жизнь преобразилась. Каждый стремился стать лучше, чем он был на самом деле, чтобы стремиться к какому-то новому совершенству. Вместе с тем я добивался, чтобы ввести в коллектив сердитого деда. Он вносил в жизнь коллектива ту уравновешенность, которой не хватало в моем коллективе.

Следующим основанием был его педагогический риск. Он доказывал, что если в педагогической работе нет риска, то эта работа обречена на неудачу. Творчество есть там, где есть риск. Когда он говорил о педагогическом риске, он имел в виду риск в методике, в подходе к ученику - серьезный риск. Он говорил, что "мы часто портим ученика потому, что мы боимся применить риск, мы часто боимся это делать, боимся запротестовать. А вдруг что-нибудь случится с этим учеником! В результате получается, что мы портим нервы этому ученику. Мы все время уговариваем его не дерзить, уговариваем делать уроки. Боязнь сурового отношения, это представляет по существу самым рискованным обращением с учеником. И в конце концов, когда ученик столкнется в жизни с трудностями, он окажется неспособным... Система нерискованных методов оказалась самой рискованной системой".

А.С. Макаренко считал, что мы не можем выбросить из арсенала такой прием, каким является принуждение и наказание. Он считал наказание очень серьезным приемом. Он считал, что наказание приобретает свой смысл в обстановке организованного и хорошо работающего учреждения. Наказание никакого реального значения в обстановке разложения не имеет. Антон Семенович считал, что наказание приобретает свой смысл в обстановке налаженного учреждения. С другой стороны, он доказывал, что наказывать имеет право лишь опытный педагог. Неопытному педагогу нужно запретить наказывать. Для него вопрос о наказании был частностью в общей сумме тех педагогических приемов, которые он применял.

--

Отец А.С. Макаренко (А.С. М.) - Семен Григорьевич , умер в 1916. Мать А.С. М. - Татьяна Михайловна Макаренко (Дергачева), умерла в 1931.

Женщины в его жизни. Из неопубликованных рукописей // Сов женщины 1949,2:49-50. ZT. Не видел. Проверить.

Из воспоминаний школьных товарищей А.С. М. (Ф.Г. Келембета , П.А. Иванова , Х.И. Миргородского). - Во всей натуре и поступках Антона было нечто привлекающее и облагораживающее .. Его спокойствие, выдержка, вдумчивость особенно влекли нас к нему. Антон читал очень много. Я никогда его не видел без книги... Читал без конца.

Переписка А.С. М. с женой. Кн.1 М.1994. - Иллюминационные (космического уровня) излияния А.С. М. жене: письма N 6 и 7 от июля 1927 г. Но в конце всех этих излияний (14.07.1927): “Любовь - прежде всего деловая проблема”.

Переписка А.С. М. с М. Горьким. Под ред. Г. Хиллига при участии С.С. Невской. Марбург 1990. Текст на русском и немецком. - О желании славы Макаренко: на стр. 148. Ищи и в: Переписка Мака с Горьким (публикация Хиллига) // Сов пед 1991,11,12.

Детство и юность А.С. М. подробнейше, талантливейше, откровеннейше, критичнейше, но и с огромной симпатией к брату, описаны в воспоминаниях Виталия Семеновича Макаренко “Мой брат - Антон Семенович” // “Советская педагогика” 1991,6,7.

По свидетельству Виталия Сем. Макаренко А.С. М. был постоянно женат, - около 20-ти лет он состоял в незарегистрированном браке с Елизаветой Федоровной Григорович.

“Нар обр” 1963,2. В. Гмурман. Однажды (на встрече с учителями 27 мая 1937 года) .. [ZT. библиографич. ссылку на эту встречу искал - не нашел, в 8-томнике что у меня на диске такой фрагмент тоже не нашел] .. 27 мая 1937 года отвечая на вопросы, Антон Семенович набросал живой и достоверный человеческий и профессиональный автопортрет: “Моя главная хорошая черта - справедливость и работоспособность. Те подъемы радости, которые я переживал, никакой ленивый педагог не будет переживать...”.

ПП-2003 из гл. “Преображение” .. [куряжанин Коротков] - Я хочу, чтобы меня… тоже можно было под арест… сажать. / Федоренко хохочет: / - О, чего захотел!.. Скоро, брат, захотел!.. Это надо получить звание колониста, - видишь, значок! А тебя еще нельзя под арест. Тебе скажи: под арест, а ты скажешь: “За что? Я не виноват”. / - А если и на самом деле не виноват? / - Вот видишь, ты этого дела и не понимаешь. Ты думаешь: я не виноват, так это такое важное дело. А когда будешь колонистом, тогда другое будешь понимать, как бы это сказать?.. Значит, важное дело - дисциплина, а виноват ты или, там, не виноват это по-настоящему не такое важное дело. Правда ж, Антон Семенович? / Я кивнул Федоренко (с.557).

ZT. А.С. Макаренко тренировал своих подопечных не только на способность с достоинством переносить СПРАВЕДЛИВЫЕ наказания, но даже, при случае, тренировал их и на умение с достоинством переносить и наказания НЕСПРАВЕДЛИВЫЕ, о чем ищи в : А.С. Макаренко. Книга 11. Львов 1985, с.126-135.
Н.К. КОЛОДЕЗНИКОВА-СТЕБЛОВСКАЯ. НАШИ БУДНИ И РАДОСТИ. Да, тут интересно о специальной практике несправедливых наказаний у А.С.М. См. в http://zt1.narod.ru/herrio33.htm/#stebl
ZT. Да, тут интересно о специальной = сознательной практике применения несправедливых наказаний у А.С.М. Напоминаю читателям, что в голове А.С.М. так сказать проживал такой вот наполеоновский афоризм: "Это могло быть несправедливостью, но это не было ошибкой".

From http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

.. Очень интересную характеристику А.С. Макаренко дал Гр. Гр. Ващенко (ищи в http://zt1.narod.ru/maro.htm) : “Выходило так, что Макаренко начинал педагогику с себя”. ZT. Но это у Макаренко правильно! Педагогики воспитания как мощно разработанной системы до Макаренко действительно не было, а встречаемые у предшественников отдельные верные мыслишки - это вовсе не кирпичики и даже вовсе не ахматовский “мусор”, из которого выросла ВЕЛИКАЯ МАКАРЕНКОВСКАЯ ПЕДАГОГИКА ВОСПИТАНИЯ КАК СИСТЕМА. Во “Вместо коллоквиума” (т.1 с.9-10) Макаренко перечислил тех, кого он читал, но он там не уточнил, кого из перечисленных он читал всерьёз, а кого только “по диагонали”, но это всё равно не важно, ибо, как сказано у А.А. Ахматовой “Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи”. Нам интересны (если интересны) собственно итоговое - стихи, и не интересно, из чего они выросли. Так и с Макаренко. Мало ли что он читал и мало ли кого он упоминает в своем “Вместо коллоквиума”, - отвлекаться на это и исписывать по этим поводам, и по поводу Л.И. Петражицкого, кучу страниц - это значит заниматься крючкотворством и напрасно засорять поле макаренковедения бесполезной не только для практиков, но и для теоретиков ерундой.

Из В. Гмурмана. - Создавалось впечатление, что он [А.С. М.] всюду, вверху и внизу, видел одних дураков. Со мной находится текст следующей записи (N 530); она также относится к 1935 году: “В будущей совершенной стране, где даже температура мира устанавливается по градуснику, снарядили экспедицию для изучения дикого мира, и в диком мире нашли трамваи, дураков и бюрократов” .. Помню такую запись: “Зачем все время сравнивать то, что было, с тем, что есть? Надо сравнивать .. с тем, что могло бы быть”.

--

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. Педагогическая практика А.С. Макаренко в целом - это 28 лет работы. 12 лет, в 1905-1920 гг. (с исключением трех лет учебы в Полтавском учительском институте), он работал в школе, был учителем Крюковского железнодорожного начального училища (в пригороде г. Кременчуга, Украина), учителем-воспитателем (“надзирателем”) Долинского железнодорожного училища (тогда Херсонской губернии) и с 1917 г. - инспектором (директором) Соединенного железнодорожного училища (объединившего начальное и высшее начальное училище на ст. Крюков), заведующим 2-м городским низшим начальным училищем имени князя Куракина в г. Полтава, затем трудовой школой №10.

Двухклассное начальное училище, учителем которого А.С. Макаренко был в Крюкове и на ст. Долинской, - это школа с 5 или 6 годами обучения, где первые 3 года соответствовали начальной школе (“1-й класс”), а в последующие 2-3 года давались повышенные знания по арифметике и начальные сведения по геометрии, естествознанию, физике, истории, черчению. Высшее начальное училище, которым он руководил 1917-1919 гг. - это 4-годичное учебное заведение, для окончивших начальную школу, оно давало право поступления во 2-й или 3-й класс средней общеобразовательной школы (вместе с начальным обучением - 7-летняя школа).

Железнодорожные начальные училища, предназначенные для детей железнодорожников, были в определенной мере привилегированными, давали начальную общеобразовательную подготовку повышенного уровня, с профессиональной ориентацией на железнодорожного рабочего низшей квалификации. А.С. Макаренко говорил, что он был “народным учителем”, работал в “заводской школе”, “рабочей школе”; училище в Крюкове располагалось на территории крупного предприятия (вагоноремонтных мастерских), было частью “рабочего общества” (т. 4 М.1984, с. 11, 32, 287).

В школе он был учителем общеобразовательных предметов, а также дополнительных - черчения и рисования. В колонии им. М. Горького и коммуне им. Ф.Э. Дзержинского учебных занятий он обычно не вел, лишь заменял отсутствующих и заболевших учителей. На коммунарском рабфаке некоторое время преподавал экономическую географию.

Целенаправленный, опирающийся на концепцию советского социального воспитания (в ее украинском варианте) педагогический опыт А.С. Макаренко - это работа с конца сентября 1920 г. по июнь (официально до сентября) 1928 г. заведующим Полтавской, затем Харьковской трудовой колонией для несовершеннолетних правонарушителей и беспризорных детей им. М. Горького (с мая 1926 г. в Куряже, под Харьковом); с сентября 1927 г. заведующим Харьковской детской трудовой коммуной им. Ф.Э. Дзержинского (на окраине Харькова), с апреля 1932 г. - начальником педагогической части коммуны, по июнь 1935 г.

Важный этап его педагогической деятельности - совмещение им заведования колонией горьковцев и коммуной дзержинцев с заведованием Управлением колоний и детдомов Харьковского округа с августа-сентября 1927 г. по февраль 1928 г. В его ведение входили 18 колоний и другие детские учреждения интернатного типа - Трудовой детский корпус, около 10 тыс. детей, подростков. В конце февраля-начале марта 1935 г. он был приглашен на работу в Наркомпрос УССР (Киев, дается по переписке Г.С. Макаренко с сыном // Опускула макаренкиана, №24 / Сост. С.С. Невская и Г. Хиллиг. Марбург, 2001, с. 86).

С июля 1935 г. (официально с 1 августа) А.С. Макаренко - помощник начальника отдела трудовых колоний [ ОТК ] для несовершеннолетних НКВД УССР; (начальник отделения учебно-воспитательной работы); с сентября 1936 г. - старший инспектор-консультант этого отдела; с октября 1936 г. - временно исполняющий обязанности начальника Киевской трудовой колонии НКВД УССР №5 в Броварах (под Киевом), до февраля 1937 г. (официально до середины марта).

В его распоряжении первоначально было 12 трудколоний и 19 приемников-распределителей (или “реформаториев”) для несовершеннолетних. Коммуны им. Ф.Э. Дзержинского в Харькове и им. В.А. Балицкого под Прилуками в ведение ОТК официально не входили. ОТК подчинялись и учреждения лишения свободы для взрослых, осужденных на срок до 3 лет.

“Мне пришлось быть руководителем в пяти колониях НКВД”, - говорил А.С. Макаренко в октябре 1936 г. (Опускула макаренкиана, №7 / Сост. Г. Хиллиг. 1987, с. 59. В 8-томном издании, т. 4, с. 35, это высказывание представлено: “в трех колониях”). Он имел в виду, вероятно, и свою более или менее длительную работу в 1935-1936 гг. в некоторых подотчетных ему колониях, которые он не только инспектировал и консультировал, но и практически поднимал на новый уровень педагогической работы. Примером может быть Таганчанская колония (см. воспоминания П.А. Колесса: Радянська школа, 1963, №3).

Многогранной была общественная деятельность А.С. Макаренко, в том числе и в период гражданской войны (на Украине она окончилась в конце 1919-начале 1920 гг.). Он принял участие в восстановлении в Полтаве органов Советской власти, реализации принятых ею декретов и законов.

В 1918 г. участвовал в работе бюро комитета народного просвещения в Харькове (где располагалось управление железнодорожными училищами Южной железной дороги). В 1919-1920 гг. работал в Полтавском губернском правлении профсоюза учителей. Как представитель этого профсоюза с марта 1920 г. член первого состава Полтавского городского Совета солдатских и рабочих депутатов (секция “Просвещение”, один из 4 представителей Союза учителей, беспартийный). В апреле 1920 г. городская советская власть приняла меры по преодолению саботажа Союза учителей, заведующих учебными заведениями Полтавы, председателей педсоветов.

С декабря 1920 г. и в 1921-1923 гг. А.С. Макаренко - член Полтавского горсовета 2-го созыва. Летом 1920 г. несколько недель работал в Полтавском губернском отделе народного образования, заведовал секцией детских колоний (входила в подотдел социального воспитания).

В 1926-1927 гг. заинтересованно работал в Президиуме Харьковской окружной Комиссии помощи детям (окрпомдета). (Данные выше сведения - результат исследований Г. Хиллига и Н. Оксы).

В июне 1934 г. принят в Союз советских писателей. С июня 1935 г. - член Дзержинского районного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов г. Харькова. В мае 1937 г. избран в правление московского Дома советских писателей; в ноябре - в бюро секции прозаиков Союза советских писателей. С апреля 1938 г. - зам. гл. редактора ж. “Октябрь”, литературный консультант. В октябре - председатель комиссии в помощь писателям (по Иркутску). В феврале 1939 г. введен в состав редакционного совета издательства “Советский писатель” (с.51-2).

--

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm .. А.С. МАКАРЕНКО. - / Мне было подано много записок. Большинство записок касается одного вопроса - просят рассказать о моей жизни. Мне легко это сделать, потому что жизнь моя очень проста. / Я учитель, сын рабочего - маляра-железнодорожника. Учительствую с семнадцати лет. Батька у меня был очень строгий и противник образования. Поэтому я получил образование только низшее и начал учительствовать в 1905 г. в железнодорожной рабочей школе того самого вагонного завода, где работал мой отец. / Только в 1914 г., через 9 лет, уже после смерти отца [в примечании Г. Хиллига: С.Г. Макаренко умер 27.02.1916, т.е. на втором году учебы А.С. в Полтавском Учительском ин-те], я смог поступить в педагогический институт и окончил его в 1917 г. / С 1917 г. я опять учительствовал в той же школе, что и раньше, но я был уже директором школы. Это вагонный завод в Крюкове. Меня привлекло туда то, что там была очень знакомая мне среда, так как буквально все рабочее общество, до одной семьи, было мне известно. / Я в этой школе был до Деникина. Во время Деникина мне пришлось оттуда уйти. Я пошел в народную школу в Полтаве учителем. Там я проработал год, когда мне предложили колонию им. Горького - я ее взял. / В этой колонии я работал с 1920 по 1928 г. / Мне пришлось уйти оттуда из-за разногласий с Наробразом. Я, может быть, еще боролся бы и не уходил, если бы в это время я уже целый год параллельно заведовал коммуной им. Дзержинского, открытой ГПУ. / Я ушел в коммуну им. Дзержинского, потому что ГПУ всецело приняло мою систему, и мог работать там более эффективно. Само собой разумеется, что большинство горьковцев, оставшихся в колонии им. Горького, перебежали ко мне в коммуну им. Дзержинского (аплодисменты), так что с этой стороны ребята начало не потеряли. / В коммуне Дзержинского я работал 8 лет. В прошлом году, после постановления ЦК партии о ликвидации беспризорности, меня командировали в Киев для руководства всей воспитательной работой всех колоний НКВД Украины. Всего там 14 колоний. Эта работа меня не удовлетворяла, так как, сидя в одном месте в канцелярии, я чувствовал себя непривычно. Я привык иметь дело с живым материалом. / Сейчас я упросил свое начальство и мне дали колонию. В Киеве строится образцовая колония, которая должна быть чем-то вроде коммуны им. Дзержинского. Мы ходатайствуем, чтобы ей дали имя Павла Петровича Постышева. Меня это дело увлекает. Правда, опять придется с начала начинать, но мне интересно, какое теперь будет начало. Я думаю, конечно, воспользоваться помощью дзержинцев ..

Автобиография А.С.М. “Мои педагогические воззрения”, т.4 М.1984. - Шестнадцать лет, с 1920 по 1935 г., я вел один коллектив: колонию им. Горького и коммуну им. Дзержинского. Это один коллектив. Если вы читали “Педагогическую поэму”, вы помните, что когда меня Наркомпрос Украины “ушел” из колонии им. Горького, то я перешел в коммуну, здесь, у вас, в Харькове. И там уже было пятьдесят моих горьковцев. А вслед за мной еще сотня горьковецев перешла в коммуну им. Дзержинского. Так что фактически коммуна им. Дзержинского продолжала не только опыт колонии им. Горького, но и историю одного человеческого коллектива. Это имеет очень большое значение для меня и для дела, потому что продолжались и накапливались традиции, созданные в колонии им. Горького.

Вот тогда, в коммуне им. Дзержинского, я и написал первую свою книгу “Марш тридцатого года”. Она вышла, но я не видел и не читал - не было ни одного учительского письма по поводу этой книги, ни одной критической заметки. [ ZT. Но см. Л. Гессен. Рецензия на “Марш 30 г” // Художественная лит. РНБ П4/8 1933,4 с.31-2 ]. Она так и провалилась, куда-то исчезла. И только один учитель на эту книгу отозвался и похвалил ее. Этот учитель, самый неутомимый учитель - Алексей Максимович Горький, который, живя в Сорренто, ухитрился получить ее (я ему не посылал этой книги), прочитать и написать мне письмо.

А после того я написал “Педагогическую поэму”, которая вышла частями в 1933, 1934 и 1935 гг. Потом еще написан был роман “Честь”, “Флаги на башнях” - последняя книга, имевшая для меня и для истории моих взглядов очень большое значение. Многие утверждают, что она лучше “Педагогической поэмы”, другие - что никуда не годится (С_м_е_х.) Я склоняюсь, конечно, к серединке: это и не лучше “Педагогической поэмы”, но и не такая уж плохая книга. Во всяком случае, есть в ней что-то и хорошее.

--

MAKARENKO-DISKUSSIONEN INTERNATIONAL. Protokoll des 2. Marburger Gesprachs (1. - 4. Mai 1986) Munchen : Minerva-Publ. 1989 .. Ф.И. Науменко. К ВОПРОСУ ОБ АВТОРСТВЕ БРОШЮРЫ "БЕСПРИЗОРНОСТЬ И БОРЬБА С НЕЙ" .. В жизни и деятельности А.С. МАКАРЕНКО 1927-1928 годы были самими трудными. На всероссийской конференции детдомов в Москве (ноябрь 1927 г.), а также на VIII съезде ВЛКСМ (май 1928 г.), на котором выступала Н.К. КРУПСКАЯ, система воспитания в колонии им. ГОРЬКОГО подверглась острой критике. На страницах республиканской газеты "Вiсти" [ZT. "Вiсти" Харьков РНБ шифр У8] 27 июня 1928 г. даже было опубликовано сообщение о том, что из-за ошибочной практики воспитания в колонии им. ГОРЬКОГО ее руководитель А.С. МАКАРЕНКО снят с работы (с.113).

Материалы к биографии А.С. Макаренко см. и в файлах: http://zt1.narod.ru/anti-kon.htm и http://zt1.narod.ru/tolko.htm

+ : http://zt1.narod.ru/naumnko.htm Биография А.С. Макаренко от Науменко Федора Ивановича (1901-91).

А.С. Макаренко - Г.С. Салько 3 октября 1928 г.: “…Я привык стоять на твердой позиции твердого человека, знающего себе цену, и цену своему делу, и цену каждой шавке, которая на это дело лает… Мне казалось, что в моей жизни заключена самая веселая, самая умная, самая общественно ценная философия настоящего человека… Я был глубоко убежден, что нашел самую совершенную форму внутренней свободы и внутренней силы, силы при этом совершенно неуязвимой во всем великолепии своего спокойствия…” (Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 03.10.1928 с.121-2).

Для расшифровки = для понимания настаиваний Макаренко на том, что, де, его метод - обыкновенный советский, следует, наверное, вчитаться в такой фрагмент из файла http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm. Макаренко. - Выносится приговор: 3 года или 5 лет заключения. Немедленно после суда, тут же в судебном заседании, этот мальчик освобождается из-под стражи и передается в наши совершенно открытые колонии, где запрещено иметь стены, заборы, решетки, сторожей. Приезжает он туда, и говорят ему: / - Ты осужден, но это вовсе не значит, что тебя приговорили к страданию. Нет, это значит, что тебя осудили морально, тебе сказали - ты заслуживаешь по своему проступку 3 года тюрьмы, но фактически ты живешь в свободной трудовой колонии, ты носишь очень почетное звание колониста - члена колонии, ты работаешь на производстве, как и всякий трудящийся, ты учишься в школе, как и каждый ребенок и юноша, ты пользуешься всеми правами гражданства. Проживешь здесь 3-4 года, затем мы тебя выпустим и снимем с тебя ту судимость, которую ты имеешь. / Принципиально оставаясь на позиции наказания, фактически вся наша советская жизнь идет к тому, что наш метод воспитания является методом не наказания, а методом трудового коллектива, так же воодушевленного общей работой, как и здесь все на заводе им. Кагановича, так же ведущего свою работу по-стахановски, так же идущего вперед в образовательном, политическом и культурно-просветительном деле. Одним словом, такой мальчик становится полноправным настоящим советским гражданином. / Вот видите, как можно, чувствуя общий тон нашей жизни, общие устремления, установить, как нужно воспитывать наших детей.

ZT. А.С.М. дает тут четкий перечень составляющих, делающих подростково-юношеское заведение истинно советским. Да, эти-таковые составляющие были в его (Макаренко) Колонии и в его же (Макаренко) Коммуне, и значит да, его (Макаренко) указанные два учреждения действительно были (по принятой А.С.М. логике) _обыкновенными советскими_. Но ведь этих-таковых, - перечисленных Антоном Семеновичем, - составляющих чего? - истинной советскости, ведь их же во все 70 лет советской власти в обычных советских школах совершенно ведь не было! Значит все школы СССР были не в ногу, и только лишь две вышеуказанные школы-хозяйства Макаренко были в ногу. Да, по совершенно справедливой логике А.С.М. тысячи и тысячи советских школ все 70 лет советской власти были совершенно не советскими, и я, ZT, в СССР-ские годы своей давней-предавней школьной учебы эту реальность действительно видел.

Полное название: Межрегиональная общественная организация педагогической общественности “Макаренковское содружество” (МОО МС), ее устав: http://zt1.narod.ru/doc/ustav-ms.pdf.

В названии организации имеется в виду всемирно известный педагог и писатель Антон Семенович Макаренко 1888-1939.

Координатор МОО МС - Кораблева Татьяна Федоровна korableva_t@bk.ru. Она доцент кафедры философии и культурологии Российского Государственного медицинского университета, Москва. Защитила кандидатскую диссертацию на звание кандидата философских наук в 2000 году в Институте философии РАН, в секторе этики: “Философско-этические аспекты теории коллектива А.С. Макаренко”. Кораблева Т.Ф. - Президент Международной Макаренковской ассоциации (MMА), избрана на этот пост в апреле 2002 года в Полтаве на 5 лет.

Эссе (исследование) Татьяны Кораблевой "Горьковская призма миросозерцания А.С. Макаренко" http://zt1.narod.ru/tfk-o-mk.htm
saved from url=(0056)http://www.alternativy.ru/old/magazine/htm/00_4/esse.htm

Вицепрезидентом ММА является главный в мире эксперт по А.С. Макаренко, изумительный, легендарный ученый-макаренковед Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz), ФРГ, Марбург.

В основном МОО МС базируется по адресу: 121170 Москва ул. Поклонная 16, музей А.С. Макаренко, (499) 148-0835. Директор: Морозов Владимир Васильевич.

С.-Петербургское отделение МОО МС (СПб МОО МС).

Координатор СПб МОО МС - Тененбойм Зиновий Шойлович zt1@narod.ru.

Председатель СПб МОО МС - Коршунова Надежда Николаевна.

Год регистрации МОО МС: 2005.

Год регистрации СПб МОО МС в Центре развития некоммерческих организаций (ЦРНО) СПб Лиговский пр. 87, оф. 300 - 08.08.2006; но реально мы стали собираться, помнится, с января 2005 г.

Количество членов СПб МОО МС: переменное, от 7 до 15 чел.

География работы: СПб.

Направления работы СПб МОО МС: Пока что мы только раз в месяц (кроме лета) собираемся для обсуждения какой-либо макаренковской темы. Однажды мы пригласили людей из питерских детских домов и пришло к нам тогда дополнительно человек 15. Повестка дня была: “Актуальность разработок А.С. Макаренко для современных детских домов и интернатов”. Намечаем провести примерно такое же мероприятие для исправительных учреждений СПб.

Вставка 15.08.2009. Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

:
> если бы было с жёсткой дисциплиной учебное заведение, я бы его отдала. Но никто таких учреждений не откроет. Их в системе образования не существует.
ZT. Строгая дисциплина, конечно, нужна, но дело обстоит более обще:
для подростков "оболтусов" сочетания "обычная семья – обычная школа" просто не адекватны:
природа их жаждет и требует иной структуры бытия:
той структуры бытия, которая до и после 1917 года, увы, именовалась:
"исправительная колония".
Вот этот неправильный эпитет: "исправительное"
1) шельмовал замечательную структуру и
2) отпугивал от неё (от пригородной школы-хозяйства) и ребят, и педагогов,
и вот это-то историческое предубеждение и надо прорвать.

"Знание и труд" Симбирск, РНБ П28/503 1921,2. Мирандов Александр Федорович ( http://zt1.narod.ru/doc/mirandov.doc. ) .. В нормальных школах и детских домах Симбирска, особенно среди воспитанников, циркулируют самые невероятные толки о нашей школе, вызванные в большинстве случаев запугиванием воспитателями своих непокорных воспитанников "Максимовкой" в тех случаях, когда другие меры педагогического воздействия не оказывают влияния .. В конце концов мне пришлось обращаться с просьбой в Губоно об издании по всем интернатам и детским домам распоряжения о том, чтобы из числа мер педагогического воздействия была совершенно исключена угроза "Максимовкой" .. Название "трудовая колония" более соответствует типу и характеру нашего учреждения, но нам приходится открещиваться и от этого названия, так как колония ассоциируется с названием прежнего учреждения - колонии малолетних преступников, и слово колонист для наших воспитанников, как синоним профессионального любителя чужой собственности, кажется оскорбительным подчеркиванием принадлежности их к определенной категории несовершеннолетних ..
Мирандов А. Ф. .. Характер работ воспитанников, - имеющееся школьное хозяйство, наличие садов, огородов, покоса и пахотной земли, обслуживание хозяйства собственными мастерскими, - дают полную надежду Школьному Совету в недалеком будущем осуществить свое желание - реорганизовать школу нравственно-дефективных детей в Школьный детский Совхоз, присвоив ей именно это название, тем более, что настоящее наименование школы на более сознательных воспитанников действует угнетающим образом ..

http://zt1.narod.ru/kurgn_33.htm РАЙОННЫЕ УПК ПРЕОБРАЗОВАТЬ В КУРГАН-33. "Нар. обр" 1992,3-4 [и: В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОТИВ ГОРОДСКИХ ПТУ-ОБЩАГ УГ 1994,5].
И другое столь же важное и близкое к тому ..

Наши встречи происходят обычно в первую субботу месяца (кроме лета). Очередную встречу мы наметили на 07.10.2006. Тема: “Макаренко и религия”, сообщение Тененбойма З.Ш., затем обсуждение, затем чаепитие. На это мероприятие собирается специально приехать из Москвы молодой итальянский макаренковед Emiliano Mettini, он даже собирается подготовить как бы содоклад на ту же тему.

В документах МОО МС (с центром в Москве) направления работы указываются примерно такие (ZT. вношу туда некоторые добавления от себя). -

Утверждать ценности социального воспитания на основе наследия А.С. Макаренко. Социальное воспитание (забота о социальных качествах) как направление в педагогике отличается многими признаками от обычного, привычного, рутинного школьного процесса.

Прежде всего социальное воспитание по Макаренко предполагает проработку натур подопечных в по-макаренковски поставленных ШКОЛАХ-ХОЗЯЙСТВАХ.

Хозяйство - это нечто, каждодневно требующее
от ребят стабильных и посильных, - не мешающих,
а помогающих учебе, - забот, хлопот, работ.

Да, мы, макаренки, настаиваем именно на указанном (МАКАРЕНКОВСКОМ) варианте постановки социального воспитания с учетом всех разработок Антона Семеновича Макаренко именно для ШКОЛ-ХОЗЯЙСТВ.

Консолидировать деятельность российских и зарубежных ученых и педагогов по освоению наследия А.С. Макаренко.

Быть источником достоверной информации о жизни и творчестве великого педагога, обеспечивать защиту доброго имени Макаренко и его дела в средствах массовой информации.

Содействовать осуществлению научно выверенного (академического) издания полного собрания сочинений А.С. Макаренко в электронном виде. Координатор этого направления Гётц Хиллиг (HILLIG Goetz), подробней см. в: Проект по созданию полного собрания сочинений А.С. Макаренко на профессиональном компакт-диске http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm.

Формировать в общественном сознании привлекательность и ценность трудового образа жизни, незаменимость труда как инструмента воспитания. Имеется в виду не мешающий, а помогающий учебе коллективный, “колхозный” производительный труд подростков. Имеется в виду не мешающий, а помогающий учебе не только лишь труд-работа, но более-то всего “колхозный” труд-забота.

Данная информация составлена в начале сент. 2006 г. Тененбоймом З.Ш.

ZT. Здравствуй, дорогой Эмиль! / > я Тебе особенно благодарен за то, что Ты мне посвящал несколько строчек в твоем документе. / ZT. Да, Эмиль. Но подумав, я позвонил в ЦРНО с просьбой не слать это в рассылку. Я стал опасаться, что при широкой рекламе мероприятия придут и религиозные фанатики, и они, послушав мои лягания религии = мои лягания Моисея, Иисуса Иосифовича и Мухаммада, могут устроить грандиозный скандал. Это просто опасно, и мы потеряем возможность встречаться на ул. Ломоносова. Поэтому я скорее всего приглашу только обычных членов нашего маленького макаренковского кружка. То есть будет не более 10 человек. / > Это еще другой сильный повод для того, что я уезжаю в направлении Северной Столицы нашей прекрасной России. / ZT. Да, Эмиль, я буду рад пообщаться с тобою. Непосредственно перед твоим приездом мы еще спишемся. / > Моя бунтарская душа уже горит. / ZT. С юношеского возраста у А.С. Макаренко была бунтарская душа. Но я хочу сказать Гётцу Хиллигу и другим, что на мой взгляд и в юности, и потом бунтарство А.С.М. в существенном своем смысле носило не эсеровский и не большевистский и вообще не политический характер, а носило характер так сказать розенгеймовский. Я имею в виду такое, - достаточно модное в конце 19 века, а может быть и позже, - стихотворение (в моем сокращении). Из файла http://zt1.narod.ru/rozengm.htm. - / Розенгейм Михаил Павлович (1820-1887). Стихотворение "Современная дума", сокращенно и по памяти. - Если гибнет народ, если падает край Зло проникло в него глубоко Легкомысленно в том не тотчас обвиняй Учрежденья, законы его. Осторожно взгляни, обсуди и тогда К убежденью, быть может, придешь, Что _в народе самом_ затаилась беда, Что закон сам собою хорош. Если зол ты на свет, точно правду любя, То не тронь в нем порядка вещей, А исправь-ка сперва, мой почтенный, себя, Отучи от неправды людей. Если жидкость дурна, если скисло вино, То куда ты его ни налей, Только каждый сосуд замарает оно, Но не будет, не станет светлей. Часто бедствий вина потаенна, темна, И народ неприметно мертвит, Но не в формах его учреждений она И не в букве законов лежит. И ОСТАВЛЕН КОСНЕТЬ В СВОЕЙ ПОРЧЕ НАРОД, В БЫТОВОМ РАЗЛОЖЕНИИ НРАВОВ, ОН ТУ СКВЕРНУ ВНЕСЕТ, ОН ТУ ПОРЧУ ПРИВЬЕТ К КАЖДОЙ ФОРМЕ ГРАЖДАНСКИХ УСТАВОВ. / ZT. Я хотел бы, чтобы Гётц Хиллиг и другие макаренковцы больше сравнивали А.С.М. не с эсерами или большевикам, а с мировыми мизантропами, типа Фихте, Ницше и т.д. Вот и в русской литературе похожие на А.С.М. мизантропы - в "Горе от ума" Грибоедова, в "Отцы и дети" Тургенева, в "Дуэль" Чехова, и весь Маяковский. Но нет, это не только лишь классический нигилизм Базарова из "Отцов и детей" Тургенева, - это все же мизантропия Гамлета из "Гамлета".

Фридрих Ницше (1844-1900), "Так говорил Заратустра" (1883-4), ч.4 гл. О высшем человеке .. Теперь маленькие люди стали господами: они все проповедуют покорность, скромность, благоразумие, старание, осторожность и нескончаемое “и так далее” маленьких добродетелей. / Все женское, все рабское, и особенно вся чернь: это хочет теперь стать господином всей человеческой судьбы - о отвращение! отвращение! отвращение! / Они неустанно спрашивают: “как лучше, дольше и приятнее сохраниться человеку?” И потому - они господа сегодняшнего дня. / Этих господ сегодняшнего дня превзойдите мне, о братья мои, - этих маленьких людей: они величайшая опасность для сверхчеловека! / Превзойдите мне, о высшие люди, маленькие добродетели, маленькое благоразумие, боязливую осторожность, кишенье муравьев, жалкое довольство, ..

А.С. Макаренко to Г.С. Салько. Колония Дзержинского 3-4.03.1928 [ ZT. середина ночи ]. / Не сердитесь, Солнышко, если мало или плохо напишу .. Воображаю, что Вы там думаете обо мне “втайне”. Подсчитываете мои промахи, которые мне якобы нельзя делать. Ах, солнышко, солнышко! Ну кто же на свете знает, что такое промах, ежели все люди начинают и оканчивают глупейшим промахом - родятся и умирают .. Не сердитесь также на меня за то, что я хочу сесть в тюрьму. Уверяю Вас, это совсем не так глупо, как кажется. Прежде всего это не упадочность. Мне просто хочется довести до полного выражения состояние советского гражданина. Во-вторых, мне надоели люди. Ведь могут же они надоесть. Я на них не сержусь и не злюсь, они мне просто надоели - все они “черненькие, все прыгают”, ну и пусть, а все же они зверушки .. / .. О делах не пишу. Меня по-прежнему едят, но я уже смотрю на всех, как Кук на дикарей - даже интересно .. (Переписка т.1 М.1994 с.29-30).

Мизантропия Иисуса Христа - это мизантропия Собакевича из "Мертвых душ" Гоголя.Мизантропия Макаренко - это мизантропия "Про это" Маяковского.

Обрати, Эмиль, внимание: какую бы политическую статью А.С.М. не начал бы писать - он неукоснительно свернет на своё исконное: как переделать людей?

А.С.М. и Вл. Маяковский вскочили на волну большевизма из грёз-надежд использовать мощь этой волны для полной и массовой переделки людей. Не получилось. Они оба (и Маяковский, и Макаренко) хотели быть поняты (как ты, Эмиль, интересно выразился) нашей прекрасной Россией, но они оба не были поняты, и что ж? - по нашей прекрасной России они прошли стороной, как проходит косой дождь…

ZT. Надо четко сказать и следующее. Как бы я, ты, вы, мы, он, она, оно, они, как бы, то есть, мы-макаренки, вкупе с самим А.С. Макаренко, как бы мы ни отдавали предпочтительное внимание учрежденческому (локальному) воспитанию (предпочтительно перед воспитанием фоновым, социумным), но ведь, - как ни крути, - и социумное в воспитательном смысле тоже что-то да значит, а раз так, то значит и социумное влияние надо постараться так сказать омакаренковить. И вот, с переездом в Москву, окончательно покинув область учрежденческой педагогики, А.С.М. сосредоточил теперь свое публичное внимание и свои публичные усилия именно на “омакаренковании” уж социумного воспитания в СССР, - скажем, он (Макаренко) стал напорно требовать своей = макаренковской организованности от московских и вообще от советских писателей. А они отнеслись к этим программным призывам А.С.М. (как и к таким же призывам Маяковского) негативно и даже насмешливо.

Суть тут такая. - Бывает цензура предварительная и карательная. Цензура - это своеобразный способ идейной организации работы деятелей литературы и искусства. Но есть и другой путь, - путь добровольной и сознательной договоренности работников литературы и искусства не допускать в своих творениях того-то, и наоборот - добровольно и сознательно проводить в своем творчестве такие-то линии. Не путем цензуры, а именно лишь добровольно-организационным путем А.С. Макаренко хотел внести организованность в труд “инженеров человеческих душ”. В итоге получилось бы такое. - В области локального воспитания - сильная струя макаренковской стратегии, и в области социумного воспитания, - со стороны “инженеров человеческих душ”, - тоже сильная струя макаренковской стратегии : ДВИЖЕНИЕ (НАСТУПЛЕНИЕ) С ДВУХ СТОРОН.

В.В. Маяковский (т. 12 М.1959 с.182). Я хочу быть понят моей страной, / а не буду понят - / что ж?! / По родной стране / пройду стороной, / как проходит / косой дождь.Антон Семенович Макаренко хотел быть понят своей страной, но он не был понят и что ж? По родной стране он прошел стороной, как проходит косой дождь.

Переписка Макаренко с женой, т.2 М.1995 Макаренко жене 11-12.11.1929 .. Вот это очень нехорошо, что ты так измучилась из-за этой Оксаны. Я очень печалюсь, что тебе приходится разочаровываться в людях. Но, Солнышко, давай уж навсегда разочаруемся во всех сразу, чтобы не тратить души на разочарование по частям. Люди - это такая штука, которая может в один момент обратиться в гадину, а не только в мещанина. Мещанин - это только самая первая ступень, которая вводится в действие, главным образом, под благотворным действием карточной системы. Кроме того, неужели ты не знала, что ничего мещанистее нашей интеллигенции нет на свете, и не было. Если мне когда-нибудь хотелось быть большевиком, то только тогда, когда у меня особенно развивались ненависть к интеллигенции, и при этом специально к русской. Я умел видеть мещанина н самых героических бестиях. И если бы и Ваш большевизм не был создан той же русской мещанской интеллигенцией, то я обязательно сделался бы большевиком (с.31 низ). А.С. Макаренко, т.2 М.1983, пьеса "Мажор" (1932-35). Приводимый диалог относится к концу 1-го акта (на стр. 227 ук. тома не приведен). Правленно по : Гётц Хиллиг. "Святой Макаренко". Марбург 1984 (с.78). -: ВАЛЬЧЕНКО: Чего вы не выгоните его, Пётр Петрович? ВОРГУНОВ: Не люблю заниматься пустяками. Если его выгонять, то три четверти России нужно выгнать куда-нибудь подальше. ТОРСКАЯ: Какие глупости, товарищ Воргунов, как вам не стыдно? Разве вы не видите, что делается в этой самой России? Вы не видите нового человека? ВОРГУНОВ: Милая горячая русская барышня… ТОРСКАЯ: Оставьте это "барышня". Если хотите, это тоже по-русски. ВОРГУНОВ: Извините, это верно, совершенно верно. Извините… ТОРСКАЯ: Значит, вам не угодно замечать того, что делается у нас, в Союзе? ВОРГУНОВ: Как это не замечаю? Не только замечаю, а в печёнках сидит. ДМИТРИЕВСКИЙ: Пётр Петрович! ВОРГУНОВ: Замечаю! Почитайте "Правду". На каждом шагу головотяпы, лодыри, пьяницы, воры, шляпы, шкурники, неисчислимые дураки… ТОРСКАЯ: Это всё, что вы увидели? ВОРГУНОВ: А разве мало? Ну ещё: лакеи, болтуны, очковтиратели, мещане, хамы, оппортунисты.Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 20-21.05.1928 .. Спасибо, Солнышко, за статью Горького.
Из комментариев. - Имеется в виду статья о книжке Д.А. Горбова "О белоэмигрантской литературе" "Правда", № 108, 11 мая 1928 г.).
Это прекрасно так, что Вы статью эту читали, думали, вырезывали и вкладывали в конверт. Я сейчас едва ли способен разобраться в строчках Горького, но Вы совершенно правы, он великолепно независим. Меня еще страшно трогает, что он говорит о России, что он не падает ниц перед народом, что он не только мудр, но и энергичен. / Мне приходит в голову, что те несимпатичные жалкие черты эмигрантской интеллигенции, которые бичует Горький, они есть в скрытом виде и у теперешней интеллигенции правящей. Иначе как можно объяснить все наше замечательное головотяпство, наше неумение орудовать точным инструментом разума, наше постоянное завирательство, склочность, лакейство. Все это общие черты наши, и я их одинаково ненавижу, за rpaницей ли они или у нас. Я поэтому ненавижу всю русскую интеллигенцию. И я считаю, что с нею нужно бороться на каждом шагу, каждый день. Я уверен, что в этом и только в этом спасение большевисткой идеи. Горький, вероятно, будет очень разочарован, когда увидит, сколько узости, глупости, дешевого эгоизма вносит сейчас наша интеллигенция в нашу жизнь. А сколько лени, болтовни. И ужаснее всего то, что по этой истеричной глупой бабе равняется и наша молодежь .. (с.80-1).

Как нам благоустроить детство?, или: Не учителя - новаторы типа В.Ф. Шаталова и Ко, а А.С. Макаренко (макаренки) !

Школы голой учебы не вооружены для решения,

- вот и не решают,

- проблемы воспитания.

Но это ещё не всё.

Они же, школы голой учебы, не вооружены для решения,

- вот и не решают,

- и проблемы пред-подготовки ребяток к учебе.

"Хороши" бы были литейщики, которые не заботились бы о пред-подготовке исходных материалов!

Я спрашиваю учителя: когда вы начинаете утром учить детей, вы уверены, что все они нормально накормлены, не голодны? - Почему я должен об этом думать? Я, ZT.: а почему вы _не_ должны об этом думать?

Иди к обиженным / Иди к униженным / Там нужен ты… (Н.А. Некрасов).

Из : http://zt1.narod.ru/ostapch.htm "Детский дом" БАН I.242, РНБ П28/104 1928,3. В. Рыбас .. Прошло уже 10 лет, и только теперь как будто увидела общественность, что даже в 1928 году дети живут в большинстве д/д в холоде, в грязи и тесноте. Они плохо обмундированы, плохо питаются, еще хуже учатся. Причины? Да зачем их искать: стоит только побыть два три часа в д/д, посмотреть бюджет, и всё станет ясным ..
ZT. То есть: уповать на одних искренне благородных "некрасовцев" нельзя: 1) без значительного государственного внимания, 2) без значительного государственного финансирования, 3) без значительных, - государственного уровня, - организационных и методологических усилий, обстоятельства в линии соцвоса по прежнему, как и десятилетия в прошлом, останутся печальными .. (Читай и : http://zt1.narod.ru/kurgn_33.htm).

Спасать души надо не для того, а для этого света, и не когда уж стали закоренелыми взрослыми, а в период детства, подростковости, отрочества, что и делали исто макаренковские работники так называемого соцвоса в 1920-е.

Годы назад я приставал к Викт.Фед. Шаталову: вот Амонашвили, вы, Ильин, С.Н. Лысенкова и т.д. Вы учите и развиваете в школе тех, кого в нее (в школу) за ручку привели мамы, папы, бабушки. Это _их_ трудами, окруженный ласковой заботой и полноценным уходом, ребенок _предпосылочно_ подготовлен для вашей дальнейшей учительской работы как сферы обслуживания именно (и только вот) таких (ухоженных и подготовленных) детей. А как же быть с "цыганятами" (любых национальностей) ? Шаталов мне: я приходил к подросткам в тюрьмы, и по моей методе они прекрасно осваивали математику. Я, ZT., в ответ. - О нет, - не вы сами, а те, кто а) собрал этих подростков в тюрьмы и б) хорошенько (по Макаренко) поработал с ними, именно вот они создали вам возможность нормально заниматься с этими ребятами, и значит ваш довод моего вопроса о "цыганятах" не снял и не снимает.

В файле KOLNIA62.V89. - "Не сравнить ВТК с вольной школой: здесь можно научиться!" (Сергей Палкин). "Здесь я почему-то полюбил школу, а раньше не хотел учиться" (Сергей Алексеев). "На воле я бы никогда не окончил 10 классов, а здесь стал учиться хорошо и понял, что могу учиться дальше, поступить в институт или в техникум". (Андрей Левашов). "Захотел учиться", "почему-то полюбил учебу" ..

ZT. Не было бы счастья, да несчастье помогло! Надо также отметить, что в Воспитательно-трудовых колониях у очень большого % ребят неожиданно и вдруг прорезывался устойчивый интерес и к морали = устойчивое уважение к моральным нормам: хоть сейчас же переводи их в кадры воспитателей (см. и в файле REL-FU32.TEZ "вдруг" у разбойника лютого ..), что Антон Семенович Макаренко и делал. То моральное, о чем на разгильдяйско- (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm) вампиловской воле ребята конечно же и не задумывались, тут у очень большого их % - вдруг резко и устойчиво прорезывается. (В убогом "Преступлении и наказании" убогого же Ф.М. Достоевского вы этого не прочтете).

Макаренко ходил со своими ребятами по вокзалам и собирал беспризорников. Брал он и безнадзорников. Почему? - Потому что у него (у Макаренко) болело сердце за этих "цыганят". - Почему же о том же не болело сердце у раздутых С-Л-соловейчиком наших распрославленных учителей-новаторов 1980-х - 1990-х гг. ?

А.С. Пушкин в "О народном воспитании" (1826). - ".. В России домашнее воспитание есть самое недостаточное, САМОЕ БЕЗНРАВСТВЕННОЕ: ребенок окружен одними холопями, видит одни гнусные примеры, СВОЕВОЛЬНИЧАЕТ ИЛИ РАБСТВУЕТ, не изучает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истинной ЧЕСТИ... НЕЧЕГО КОЛЕБАТЬСЯ: ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО ДоЛЖНО ПОДАВИТЬ ВОСПИТАНИЕ ЧАСТНОЕ...".

У А.С. Пушкина: "Не дорого ценю я громкие права / От коих не одна кружится голова ..". То есть, Александр Сергеевич как бы утверждал: политика – это мура, а вот "ПОДАВИТЬ ВОСПИТАНИЕ ЧАСТНОЕ" – это важное! У Пушкина слишком сильное выражение. Надо не подавить, а, - (!) школами-хозяйствами (!), - помочь частному воспитанию; в реальности обычная школа по большому счёту никогда не была способна такую помощь частному воспитанию оказать.

ЛГ 1981 г. Меня очень взволновал судебный очерк Юрия Щекочихина ("У реки" ЛГ 27.05.1981), весь день я ходил сам не свой. Дело в том, что у меня в детстве было так же, как у Андрея Хлыбова: меня тоже очень часто били один парень и его компания. Я приходил домой с синяками, родители спрашивали, что со мной, и я их обманывал...

".. Неминуемых в детстве маленьких унижений, через которые ребенку гораздо легче пройти одному .. Подрался, побили - и нет события, все пройдет и забудется". Это С. Соловейчик в СК 26.06.1981. - Т.е. доводящие порой до самоубийства издевательства над детьми во дворе - нашим поганым С-Л-соловейчиком расценивались как пустяк...

25.06.07 from ZT. -

Татьяна Кораблева to ZT> На днях решается, едем ли мы московской группой на Украину с целью разработки программы научно-педагогического туризма. Хочется, чтобы студенты, школьники с педагогами начали посещать педагогическую Мекку на Украине, получать экспедиционные задания для курсовых и дипломных работ.

ZT. Беда только будет, если в этих Мекка-Макаренковских местах Украины экскурсанты, как и на московской Поклонной 16, встретят 2 портрета рядом: нашего Мака и не нашего ВАСа (Сухомлинского). Беда тут будет, если головы ребят будут грузить похлебкой, где все мешается и уравнивается, как на Поклонной 16: Ушинский = Сухомлинский = Макаренко, и останется только уж добавить: = Юрий Азаров.

А.С. Макаренко т.1 М.1983 .. Мне представляется необходимым совершенно оставить арену весьма добродетельных и похвальных упражнений в балансировании прекрасными идеями, якобы освещающими кому-то дорогу .. (с.12).

В моем файле http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm Вы, Татьяна, найдете мое отношение к тем "макаренковцам" с Поклонной 16, которые уравнивают Ушинского и Сухомлинского с (!) Макаренко, всё и вся мешая в своих головах обломовских. Боюсь, что такой мешаниной в Мекка-Макаренковских местах Украины будут загружать и слабые головы школьников и студентов. Я уж не говорю о том, что какая-нибудь Ольга Васильевна Сухомлинская с Украины или какие-нибудь Соколовы из Москвы обязательно в указанную похлебку замешают и ненавидимую Макаренко религию. Даже ведь в ПП-2003 у С.С. Невской на стр. 56 внизу подтасовка: у Макаренко "отвращения к религии", а у Светланы Невской "обращения к религии".

http://zt1.narod.ru/jpg/pp-1934-titl.tif

http://zt1.narod.ru/jpg/pp-1934-str-53.tif

Гётц Хиллиг по емейлу высказал мне предположение, что это не сознательная подтасовка, а просто опечатка, но вот в чем дело. Я вначале по телефону из Питера в Москву сказал Светлане Сергеевне об этой неточности, но она никак не среагировала. Через год я на Поклонной 16 с ПП-2003 в руках прямо указал ей на это место, и (!) Светлана Сергеевна стала энергично утверждать, что нет, так у Макаренко + : "Вы знаете, Макаренко был не такой уж атеист, он, например, дружил со священником Григорович" (сильный довод !). Надо совершенно не знать Макаренко и надо совершенно не знать 1930-е советские, чтобы пускаться в утверждения о том, что "обращения к религии" - "так в "Поэме" у самого Макаренко".

1) По теме “Макаренко и религия” см. файл http://zt1.narod.ru/mak-rel.htm. 2) О школах с религиозным уклоном, типа, - в конце 19-го века, - школ С.А. Рачинского и/или Н.Н. Неплюева (http://zt1.narod.ru/doc/neplyuev.doc) см. в файле http://zt1.narod.ru/rachinsk.htm.

В файле http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Макаренко в его устном выступлении 01.03.1939 (лекторий МГУ). - .. Моя же специальность - правильное поведение, я-то должен был во всяком случае правильно себя вести в первую очередь. ZT. И А.С.М. тут же кается: не всегда его (Макаренко) поведение было правильным. Поведение же Иисуса Христа и ап. Петра было на 90-95 % : а) неправильным и б) не праведным, но во всяком случае, ап. Петра не мучила совесть за мерзкое убийство им супругов Анания и Сапфиры

/ Ап. Петр спросил Иисуса: «Господи, сколько раз я должен прощать своего брата, если он грешит против меня? До семи ли раз?». Иисус: «Не до семи, а до семидесяти семи раз» (Мф 18:21, 22).
ZT. Почему же в Деяния ап. гл.5 этот самый, не на ночь будь упомянутый, ап. Пётр и тоже (же) пресловутый Святой дух не простили супругов Анания и Сапфира даже и один раз?
/ У попа была собака / он её любил / она съела кусок мяса / он её убил / в могилу закопал и надпись написал, что : / У попа была собака / он её любил .. (и т.д.) / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил / они не донесли какие-то денежки / он, ап. Пётр, их убил / за 6 примерно часиков обоих в могилу закопал / и в Деяния ап. гл.5 написал, что : / У ап. Петра были прихожане Анания и Сапфира / ап. Пётр их любил .. (и т.д.).

Вл. Высоцкий. – Кому-то под руку попался каменюка / Метнул, гадюка, и нету Кука ..Деяния гл. 5. - Кому-то под руку попался каменюка / Метнул, гадюка, и нету Анания ..

Воодушевившись ловко проведенным укокошеньем мещан-супругов Анания и Сапфиры, церковь тут же на века присвоила себе звание "святой и непорочной", тем более, что впереди новонародившуюся христианскую церковь еще ждали и подвиги тоже "святой и непорочной" инквизиции, не говоря уж о религиозных войнах.

Из http://zt1.narod.ru/hrist-uh.htm = RU.ANTI-RELIGION Кому : All 08 Фев 03 05:15:06 Тема : Безнравственность Иисуса. From: http://www.i-news.org/religion/5241 [ ZT. Автор не указан ] .. “Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца ..” / “.. Не мир пришел Я принести, но меч ..” / “Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! ..” / Интересно, что и Иисуса Христа его мать, “Святая Дева” Мария, хотела вырвать из им же созданной секты ..

.. Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу. Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: 'до ревности любит дух, живущий в нас'? (Иак 4:4-5).

Коран 57:19-20. Знайте, что жизнь ближайшая – забава и игра, и красование и похвальба среди вас, и состязание во множестве имущества и детей, наподобие дождя, растение от которого приводит в восторг неверных; потом оно увядает, и ты видишь его пожелтевшим. Потом бывает оно соломой, а в последней [жизни] – сильное наказание – и прощение от Аллаха, и благоволение, а жизнь ближняя – только пользование обманчивое.

Коран 42:19(20).Кто стремится к посеву для будущей жизни, тому Мы увеличим его посев. А кто желает посева для ближней, - Мы дадим ему его, но нет ему в последней никакого удела!

Коран 29:64. 4). И здешняя близкая жизнь – только забава и игра, а обиталище последнее – оно жизнь, если 6ы они это знали.

Амр бин Ауф запечатлел: "Не бедность ваша страшит Меня, но то, что можете вы возжелать мира [мирского], как другие до вас возжелали его — и разрушит он вас, как и тех, что были прежде вас» (хадис Бухари).

“.. Возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад .. [ZT. В заботах, - как там дома жена, дети, овцы? У Вл. Высоцкого: “Наш амбар совсем протёк / Прохудился, верно / Без тебя невмоготу - кто создаст уют?…”] .. и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия” (Евангелие от Луки, гл. 9, ст. 62). [ ZT. Марфа - неблагонадежна, Мария - благонадежна, Лк 10:38-42 / Люди - не благонадежны, птицы и лилии (а также тараканы, глисты и т.д.) - благонадежны, Мф 6:25 и дале, Лк 12:22 и дале ]. ZT. Против такого рода Иисусо- Иосифовича- Христовских ахиней восстал уже апостол Павел, а уж потом и протестанты типа Мартина Лютера.

[ ПП-2003 из гл. Пять дней .. Возле крыльца стояли Ваня Зайченко и Костя Ветковский. Костя смеялся: / - Ну, и что же? Полопали? / Ваня торжественно, как маркиз, повел рукой по линии горизонта и сказал: / - Полопали. Развели костры, попекли и полопали! И все! Видишь? А потом спать легли. И спали. Мой отряд работал рядом, мы кавуны сеяли. Мы смеемся, а ихний командир Петрушко тоже смеется… И все… Говорит, хорошо картошки поели печеной! / - Да что же, они всю картошку поели? Там же сорок пудов! / - Поели! Попекли и поели! А то в лесу спрятали, а то бросили в поле. И легли спать. А обедать тоже не пошли. Петрушко говорит: зачем нам обед, мы сегодня картошку садили. Одарюк ему сказал: ты свинья и дурак! И они подрались. А ваш Миша, он сначала там был, показывал, как садить картошку, а потом его позвали в комиссию. / ZT. Куряжане в этом случае поступили в совершенно строгом соответствии с кретинистической заповедью Иисуса Иосифовича Христа из его ух как “мудрой” Нагорной проповеди : подражать птицам и тараканам: не пахать, не сеять, не собирать в житницы и не думать о завтрашнем дне (Матф 6:25 и дале, Лука 12:22 и дале) ]

Иисусик Иосифовичик Христосик настаивал, чтобы люди занимались черт знает чем, только бы не производством.

Некто> А как же апостол Павел говорил: кто не хочет работать, тот пусть и не ест. (ZT. Павел 2-е Фессалоникийцам 3:10 + близкое к этому и в некоторых иных местах посланий Павла).
ZT. Да, но это говорил не Иисус Христос, а Павел, а вот у Иисуса Христа заповеди работать нет, а наоборот есть четкий приказ - не работайте! (Матф 6:25 и дале, Лука 12:22 и дале).
КТО ГЛАВНЕЕ, - ИИСУС ХРИСТОС ИЛИ ПАВЕЛ ?

Иисус же Христос в Нагорной же проповеди – людям: МАТФ 6:34. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.

Крылов Иван Андреевич (1769-1844).
"Стрекоза и Муравей".
Попрыгунья Стрекоза
(ZT. ! ух какая христианка !)
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол и дом.
Все прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;
Стрекоза
(ZT. ! ух какая христианка !)
уж не поет;
И кому же в ум пойдет
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К (ZT. антихристианину) Муравью ползет она:
"Не оставь меня, кум милый!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!" -
"Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?" -
Говорит ей (ZT. антихристианин) Муравей.
"До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас -
Песни, резвость всякий час,
Так что голову вскружило". -
"А, так ты..." - "Я без души
Лето целое всё пела". -
"Ты всё пела? Это дело:
Так поди же, попляши.


Даже шовинизм не был чужд Иисусу из Назарета: "...Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские. И вот, женщина хананеянка, вышедши из тех мест, кричала Ему: помилуй меня. Господи, Сын Давидов! дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступивши, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подошедши, кланялась Ему и говорила; Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам" (Евангелие от Матфея, гл. 15, ст. 21-26. ZT. Такое и в Мк 7:27. См. и Лк 12:46, 21:24).


ZT. Вопрос к читателям: какой пункт из Клятвы Гиппократа нарушил врач Иисус Иосифович Христос?

Медзаботт Эрнест. Папа Сикст-V. Иезуит. Роман. М.1993. (Раненный и плененный воин-католик, и два медика протестанта-гугенота над ним). - Послушайте, маэстро Амброа, мне брат пастора рассказывал, что этот католик перебил массу наших... Мне кажется, мы могли бы отомстить... - Несчастный! Ты смеешь говорить о мести, когда перед тобой больной..! Знаешь ли ты, что если бы раненый, лежащий здесь, убил самого дорогого мне человека, то обязанность медика - оказать ему помощь! Если ты не понимаешь обязанности врача, то для тебя самое лучшее - быть солдатом и стать в ряды тех, которые с таким азартом уничтожают себе подобных. - Простите, маэстро. Конечно, я не должен забывать моих обязанностей врача .. (с.103).

ZT.
1) Обратите внимание: его (Иисуса Иосифовича) ученики не упрекнули Иисуса за утверждение что одни лишь иудей – люди, а все прочие – псы. Это говорит о том, что такое отношение к инородцам учениками Иисуса принималось. Вл. Высоцкий пропел бы так "При Иисусе Иосифовиче Христе, хоть и не было законов, на стороне инородце-фобов (иудеев, презирающих всех не иудеев) была поддержка и энтузиазм тысяч, включая и прижизненных учеников Иисуса Иосифовича".
2) Ученики Иисуса Иосифовича были тоже равнодушны к просьбе женщины, но им надоел её крик: не в нокаут же её послать...
ZT. Отвергнутый иудеями, но борясь за электорат, - Иисус Иосифович Христос послал учеников вербовать кого ни попадя из, увы!, псов. Так тысячу и сотни лет поступали многие политиканы.

Старый еврейский анекдот (евреи иронизируют над собой). - Администратор оперного театра Иван Петров и его приятель Абрам Цукерман (a la Иисус Христос). Поет Онегин. "Слушай, этот певец еврей?". Нет. Поет Ленский. "А этот?" - Тоже не еврей. Поет Татьяна. "Эта певица еврейка?". - Нет. Поет няня. "А эта певица еврейка?" - Да, еврейка. - "Браво, няня !!!"

Лука 10:38 и дале .. Женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой. У ней была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении, и подошедши сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра меня одну оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом. А одно только нужно. Мария же избрала благую часть ..
Лука 7:37 и дале .. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром; и ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром...Иоанн 11:1-2 Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. / Иоанн 12:3 Мария .. взявши фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его…

ZT. А теперь про № + 1-е чудо от Иисуса. Чудо воскресения из мертвых Лазаря, брата Марфы и Марии. Оно описано почему-то только в сАмом (на десятилетия) позднем Евангелии от Иоанна (гл.11-12), хотя там (по этому самому Иоанну) именно это сотворенное Иисусом № + 1-е чудо имело самый большой эффект: привлечение многих верующих из Иудеи, решение фарисеев покончить с Иисусом. (11:48 “Если оставим Его так, то все уверуют в Него, - и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом”. ZT. Весьма странное предположение-опасение).

1) Итак, воскресение Лазаря, брата небезызвестных, по крайней мере Луке, сестер Марии и Марфы. Этим самым Иисус совершил чудо для всех наглядное и небывалое. А тем не менее об этом, - наделавшим по Иоанну так много шума, - чуде (воскресения этого самого Лазаря) почему-то ни словечка в 3-х остальных, на десятки лет более ранних (синоптических) Евангелиях. Это безусловно говорит только о том, что история с воскресением из мертвых брата Марфы и Марии Лазаря, как и всякая хорошая мысля, была придумана (нафантазирована) масс-хрЮстианами лишь опосля…

2) До воскрешения Лазаря Иисус успешно исцелял. Исцелил нескольких. Но потребность во врачах тогда была страшная. Почему врач Иисус не открыл обыкновенную врачебную практику? Почему, умея излечивать, он, Иисус, исцелил так мало (меньше десятка) людей? - Так советские врачи поступать не должны!

Матф 6:1 и дале. Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного .. Чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. ZT. Т. е., достойно вести себя надо не просто так = не просто за так, а вот именно и только для того, чтобы за это когда-то, - ТАМ ВДАЛИ ЗА НЕБЕСНОЙ РЕКОЙ, - получить, вот, некий гипотетический пряник. То есть Иисусик Христосик совершенно не может себе представить неэгоистического поведения. Иисус Христос и Мухаммад в своих речах рассыпали угрозы тусторонним адом с одной стороны, и рассыпали же обещания тусторонних пряников со стороны другой.
Т. е., Иисус Христос и Мухаммад в своих убогих башка совершенно не имели макаренковских представлений о чести и достоинстве, которые самоценны сами по себе.
Да, по Иисусу Иосифовичу Христу и по Мухаммаду 1) только, де, плетка и морковка перед мордой, - только одни они!, - могут определять движение осла, и 2) только, де, кнуты и пряники, - только одни они!, - могут, де, определять человеческое поведение. Скверно, аж жуть!

Некий 30-летний поэт Вася Пупкин как-то после дождичка в четверг авторски сочинил стихотворение о любви. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.Некий 30-летний бродячий проповедник Иисус Христос тоже как-то после дождичка в четверг авторски сочинил этическую систему, содержащую, по его мнению, все необходимое и достаточное на любые и всяческие социально-экономические обстоятельства. На века и тысячелетия вперед. Закрыл тему.
Продолжение читайте в файле : А.С. Макаренко и термины Аномия и Beruf http://zt1.narod.ru/17-10-06.htm.

http://zt1.narod.ru/kartinka.htm
Иллюстрационное добавление (883257 байтов) к файлам по А.С. Макаренко.

Начало ноября 2006.

ZT : Надо производительный труд в пригородных интернатных школах-хозяйствах.

Edgar Gunther-Schellheimer (EGS): Но никто пока не заинтересован. Будущий менеджер должен уметь управлять, руководить.

ZT. Что за недемократичность? Что за сосредоточение только на менеджерах? А о рабочих и крестьянах кто замолвит словечко? В файле http://zt1.narod.ru/5-punktv.htm я пишу о пригородных интернатных школах-хозяйствах как о рабоче-крестьянских корпусах. То есть задача их: изготовление пролетарских кадров с человеческим, но и с реалистическо-прагматическим лицом. Но там же по Макаренко всё сосредоточено на задачах оснащения в хозяйствовании: а) умениями организовать, б) умениями приказать, в) умениями подчиниться. То есть: ставя совершенно демократическую задачу делания из "бросового" "сырья" качественных (и с человеческим, но и с реалистическо-прагматическим лицом) пролетарских работников, в то же время эти вот пригородные интернатные школы-хозяйства = рабоче-крестьянские корпуса вооружают этих самых пролетариев _И_ способностями человечных, но и дельных = прагматичных менеджеров.

EGS. В одном интернате Schloss Gaienhofen. Evangelisches Internat am Bodensee новый предмет: „Buisiness & Society" , "Хозяйство и ответственность" . Обучение на англ. языке .. Там места нет для производительного труда. Никто такого не хочет.

ZT. Потому что это и по замыслу - не пролетарское учреждение = не рабоче-крестьянский корпус. Естественно, такие элитарные интернатные учреждения тоже имеют право на существование, как имеет право на существование и школа голой учебы и вообще всякое не собственно макаренковское. Но: какое нам, макаренкам, дело до всех немакаренков, а им (немакаренкам) до нас? Почему мы, макаренки, должны на них оглядываться? Дети буржуазных родителей и сами эти буржуазные родители не хотят производительного труда? - Ну и пусть себе не хотят. А дети пролетарских родителей и сами пролетарские родители увлекутся именно структурой макаренковски поставленного рабоче-крестьянского корпуса (структурой макаренковски поставленной пригородной школы-хозяйства). Как говаривали в Китае при Мао: пусть расцветает 100 цветов.

EGS. Другой частной школе областная администрация запретила проводить занятия в мастерских.... как бы чего не вышло... дети могут пораниться.

ZT. 1) Что за убогие "занятия в мастерских"? Макаренко - это коллективный производительный труд с продажей конкурентно способной продукции. Против же убогих "занятий в мастерских" был и сам А.С. Макаренко.

2) Да, в письмах жене А.С.М. мечтал о кооперативных школах-хозяйствах, где попечителями будут сами кооператоры-родители, а наркомпрос (областная администрация) будет совсем маленьким.
ZT. Это у Макаренко суть ошибочное: построение кооперативного жилого дома – реально, посторенние же на кооперативной основе детсада или пригородного интерната- школы- хозяйства (кооперативных!, на кооперативной основе!) - не реально.

3) Кроме того: чиновников надо напорно макаренковски просвещать, надо их напорно переубеждать…

11.11.2006. Эдгар to ZT. На Ваш вопрос: где демократия в ФРГ. Это целиком формальная демократия. Господствует капитал, и правительство и большинство членов парламента выполняют задания капиталистов. Даже „cоциалдемократ“ канцлер Шрёдер действовал как „der Genosse der Bosse“.

Эдгар! Меня не интересует то политическое, о чем Вы тут говорите. Демократизм, за который я, отражается в моем словосочетании : макаренковские пригородные школы-хозяйства как рабоче-крестьянские корпуса. То есть у меня имеется в виду демократизм в духе Николая Алексеевича Некрасова 1821-1878, и в смысле “За детей простонародья замолвим слово = на этом поприще поработаем”.

УГ 1994,25-26 .. Наш пятнадцатилетний сын приходит домой только ночевать. В школе бывает редко. Учителя жалуются, что Саша не учит уроки, грубит, дерется на переменах, приводит домой друзей, которые производят впечатление беспризорных. Когда мы с мужем начинаем требовать от мальчика не позорить нас, взяться за ум, не встречаться с ребятами, от общения с которыми он становится все хуже и хуже, Саша убегает из дома и приходит только ночью. Влияние улицы давно уже вытеснило наше, домашнее. Какими же мерами можно еще на него воздействовать? Людмила КОБЕНЦОВА

Письмо комментирует главный подростковый психиатр Москвы Борис ДРАБКИН .. Создать конкурирующие интересы .. Чтобы интерес к книге, музыке, спорту, рукоделию прививался дома, подросток был им захвачен .. ZT. Это и не реальный ответ таким родителям, и не реальная помощь таким родителям, а это - от самой редакции УГ и от развеликого психолога Москвы возмутительная отписка, пронизанная совершенным равнодушием к судьбам десятков если не сотен тысяч родителей и детей…

Крылов Иван Андреевич 1769-1844. Его Попрыгунью стрекозу надо обобщить; да, ее (Попрыгунью) надо пролонгировать вне координаты “лето пропела”. Да, к Попрыгунье же стрекозе надо отнести и: страну-попрыгунью, успокоившуюся на достижениях в области балета; тьфупедагогику, в подготовке ребят успокоившуюся на создание певцов, художников и танцоров; тьфупедагогику, в воспитании успокоившуюся на вербальном; теорию педагогики (тьфупедагогики), успокоившуюся на педпублицистике; тьфусоциологию, в решении социальных проблем успокоившуюся на вербальностях журналистики; тьфупедагогику, в помощи родителям успокоившуюся на газетных, ТВ-шных и радиошных распсихологических вербальностях. Да, все это было и остается всего лишь вариациями все той же Попрыгуньи стрекозы из басни Ивана Андреевича Крылова. Идти не путями основания реально воспитывающих пригородных макаренковских учреждений, а знай лишь топтаться на полянках Попрыгуньи стрекозы - это лафа!, это значит всю жизнь оставаться в уютненьких городских студиях и в уютненьких же городских редакциях, и оттуда вещать, вещать, вещать, пуская на ветер потоки совершенно бесполезных словес. “Повесят слова и уплывут, как дымы”, и этим поганым с-соловейчикам и не нудно, что воспитание подростков тысячелетия, века и десятилетия - так и не поставлено.

В 1-4-5-6 лет малец - объект мамы, мама адекватна такому возрасту мальца. После 1-4-5-6 лет и далее пацан - объект папы, папа адекватен такому возрасту пацана. Но после 13-14 лет подросток перестает быть даже просто объектом семьи, потому что семья перестает быть адекватной подростковому возрасту. Нормальная семья для весьма большого % подростков - скучная золотая клетка. Подростку хочется жизни “в более широкую грудь”. Часть подростков фактически “уходит из семьи” в уличные подростково-юношеские банды. Мало кто из подростков уходит из семьи просто на улицу, но во времена войн есть возможность уйти к разным “батькам”, стать сыном полка и т.д., а потом попасть в Колонию им. Горького. Такое убегание из семьи во все века и во все времена суть достаточно распространенное и психологически достаточно нормальное явление. Но и “широта жизни” в Колонии им. Горького тоже не всех подростков удовлетворяла, и они уходили из Горьковской колонии, но, побродив немного по свету, как правило снова возвращались к Макаренко…

В 1-4-5-6 лет малец - объект мамы, мама адекватна такому возрасту мальца. После 1-4-5-6 лет и далее пацан - объект папы, папа адекватен такому возрасту пацана. Но после 13-14 лет подросток перестает быть даже просто объектом семьи, потому что семья перестает быть адекватной подростковому возрасту. И подросток выходит на улицу, которая чаще всего до добра не доводит.

1) Все так сказать спартанские режимы прошлых веков, 2) все же, скажем, просоциалистические режимы 20-го века, 3) все же нынешние просоциалистические режимы конца 20-го и начала 21 веков

желая оградить молодежь от развращения

атаковывали и атакуют средства массовой информации, вводили и вводят цензуру на печать, на кино, на ТВ и т.д.,

и все они-то-дурни не обращали внимание на то, что подавляюще-то главным развратителем молодежи всегда были и остаются вампиловские (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm) улица и двор.

Последняя фраза в последнем письме А.М. Горького к А.С. Макаренко 08.10.1935. - ".. Причиной ухода из семьи на улицу служат: мачехи, вотчимы и "скука жизни" в семье. Отцам-матерям некогда заниматься детьми, детям не о чем говорить с родителями".

ZT. Это и поныне так.

Иоганн-Готлиб Фихте (1762-1814) в свое время отрицал у большинства немецких родителей способность воспитывать своих детей.

ZT. Это по всему земному шарику и поныне так.

Цель: подростки не
должны болтаться на улице! Средство. -
В кадетские корпуса пристраивают своих
детей-подростков отнюдь
не пролетарские родители.
Пристраивают добровольно и охотно.
Надо, чтобы были
пригородные рабоче-крестьянские корпуса
= макаренковски
поставленные школы-хозяйства.
Это надо для того,
чтобы в эти макаренковски
поставленные школы-хозяйства
= в рабоче-крестьянские корпуса тоже
на совершенно добровольной основе
своих детей-подростков пристраивали
пролетарские родители.
На кадетские корпуса
местные и федеральные органы
тратят деньги налогоплательщиков.
Пусть тратят и на макаренковские
школы-хозяйства = на пригородные
рабоче-крестьянские корпуса!

Фридрих Энгельс, т. 20. - От рабства погибла Греция, и еще Аристотель заметил, что рабство деморализует граждан..., рабы делают для граждан труд невозможным (с.643).А-С-Макаренки: паразитирование на родителях губит детей, и еще Аристотель заметил, что паразитирование на родителях делает для выросших в таких условиях молодых труд невозможным.ZT. ИЗ ПЕСЕНКИ СОВЕТСКИХ ЮНЦОВ-СТИЛЯГ КОНЦА 1950-Х ГОДОВ: "И РАБОТАТЬ МНЕ НЕ ПОЛОЖЕНО ПО ШТАТУ / И С ГОЛОДУ Я НЕ УМРУ ВОВЕК / ПОТОМУ ЧТО МНЕ ВЫДАЕТ ОТЕЦ ЗАРПЛАТУ / И МАМА - СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК".

Филиппики А.С. Макаренко как бы прямо и непосредственно против Идиотов Идиотовичей В-сухомлинских-С-соловейчиков. ПП-2003 из Приложения. Записи, использованные в “Педагогической поэме” .. …Об интеллигентной привычке к великим разговорам .. Великие дела делаются и в Наркомпросах и, в особенности, в ИНО. В особенности там разбивают на великих полях сражений таких чудовищ, как наказание и вообще дисциплина. [ Елена Сергеевна Левицкая 1868-1915 о дисциплине и о наказаниях: ищи в http://zt1.narod.ru/levick.htm ] А между тем на практике нам чаще приходится иметь дело с уборкой в уборных и с потерянными ключами. Великое разгильдяйство нашей интеллигенции сочетается с обильным разгильдяйством наших воспитанников именно в малых делах. Это же стремление к великим делам так назойливо заставляло нас выпускать художников, писателей и артистов вместо обыкновенных здоровых людей .. (с.714).

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. Фидель Кастро .. в докладе на Национальном конгрессе образования и культуры (1971 г.): “Система образования, когда находящиеся на полном обеспечении школьники заняты только учебой, формирует прежде всего плохого ученика. Второе: она формирует неуравновешенного ученика. Человеку, который целый день учится, вскоре надоедает учеба. И третье: при такой системе мы готовим образованного человека, не связанного с трудом, с производством материальных благ. Именно такое образование получали дети из буржуазной семьи в прошлом. / И если мы сейчас не создадим новый тип школы, то дети наших рабочих будут воспитываться так же, как воспитывались когда-то дети буржуазии” (ж. “Куба”, 1971, сент., с.9) (с.162).

ZT. Двухчасовой производительный ежедневный ТРУД-ЗАБОТА (великое нововведение Макаренко в политэкономию) ни в коем случае не помешает учебе ребят. Наоборот, развращенные вампиловскими (http://zt1.narod.ru/vampil01.htm) ЛАКУНАМИ УЛИЧНОГО БЕЗДЕЛЬЯ учащиеся переносят свою разболтанность в класс и школу и: СТАНОВЯТСЯ ПРОКЛЯТИЕМ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ. Зарабатывающие (не только зарплату, но и сам доход) дети и подростки становятся серьезнее, солиднее, собраннее. Так что производство в школе - детский соразмерный хозрасчетный труд - не конкурент и не риф для учебы, а ее спасатель! / В принципе: дети и подростки безработными ни в коем случае быть не должны! / И в то же время - А.С. Макаренко в т. 1 М.1983 с.100-101 по-Некрасовски против _отупляющего_ детского труда .. "Эксплуатация детского труда в Западной Европе, достигающая очень большой степени, конечно, никогда не оправдывались в серьезной педагогике как воспитательное средство. Наше увлечение производственно-трудовым воспитанием, развившееся у нас, конечно, без всякого влияния Европы, тем более не должно доходить до идеи использования нашего детства как производственной силы". ZT. Это к теме: "Осторожней с детским трудом!". Но быть осторожней с детским трудом - это не значит совсем исключить его.

Международные макаренковедческие исследования .. на Востоке и Западе. Сб. Н. Новгород, 1994. - Р. Эдвардс, преп., Университет Лойола в Чикаго (США). .. Он [Макаренко] успешно интегрировал в повседневной жизни детей все основные виды их деятельности: школьное учение, производительный труд, творческое использование свободного времени, физические и военные упражнения (с.82) .. И в заключение - слово Роберту Улиху: .. “.. Много молодых обитателей трущоб целыми днями сидят на порогах полуразвалившихся домов или на скамейках во дворах современных микрорайонов, воплощая собой картину одиночества, ожидая прибытия своего "коллектива" или появления того, чего они еще не знают. Такая молодежь готова отозваться на требование от нее жертвы для любого авторитета, но только не школьного учителя (как это было и во времена Макаренко) ..” (с.86). ZT. На это ценное. - Элитарщики в педагогике пусть обслуживают буржуазию, а мы, демократы, призваны воспитывать рабоче- крестьянских детей (ZT. молодых обитателей трущоб, см. выше). Мы не враги буржуазии и не враги элиты, мы просто работаем в другой сфере. И если какой-либо буржуа захочет отдать своего ребенка в наш по Макаренко поставленный и по Макаренко ведомый ( см. http://zt1.narod.ru/metodika.htm ) рабоче-крестьянский корпус - мы такому отцу не откажем. И если какой-либо выходец из нашего рабоче- крестьянского корпуса станет потом преуспевающим буржуа - мы и этим будем гордиться. То есть, наш демократизм хотя и рабоче- крестьянский, но тем не менее не антибуржуазный и даже не антиэлитарный.

Ложится карта района. Выявляется ближайшее к школе солидное производство. Идут туда с концертом: товарищи инженеры и организаторы, вот мы вот .. Ну вот как вас развлекаем. Но какой же благодарственный концерт мы вам закатим когда вы, дорогие инженеры и менеджеры, наладите для ребят нашей школы ..

( причем, наладите и в аспектах снабжения и сбыта ! )

.. наладите нам наше собственное, - хотя бы и на вашей, но предельно близкой от нас, базе, - а) прибыльное (самих ребят) и б) адекватное для возможностей учащихся (и здОрово учащихся!) подростков ХОЗЯЙСТВО-ПРОИЗВОДСТВО,

принадлежащее ребятам одной единственной школы, то есть: вариант "Чайки" Вал. Фед. Карманова = не локальное хозяйство, а т.ск. проходной двор - не предлагать ..

.. и подарите нам для нашего (воспитывающего нас) ТРУДА-ЗАБОТЫ .. (! великий политэкономический термин А.С. Макаренко !) .. Подарите нам такой вот налаженный уж "кусочек"

с вашей помощью посильного нам

производства (локальный кусочек производства)

_вместе с его доходами_.

Original Message - From: "Татьяна Кораблева" Sent: 29 ноября 2006 г. Subject: цель и средство

> Зиновий, по поводу "локального кусочка производства": никто не хочет из серьёзных руководителей производства "возиться" с детьми, особенно в условиях города.

ZT. Татьяна, "никто не хочет из серьёзных руководителей", - Вы это из опыта говорите? Вы кому-нибудь реально предлагали? Я в советское время рассылал свои обращения хозяйственникам, и один генеральный директор из провинции позвонил мне: приезжайте ко мне, я дам жилье и поддержу, организуйте такое макаренковское. Я отказался, так как решил посвятить себя информационному обеспечению движения.

> Нужна, прежде всего, законодательная база для регламентации детского труда (обсуждается на каждых макаренковских чтениях, помните?),

ZT. Ну да, надо все отложить до греческих календ. Татьяна, это у Вас - чиновничье мышление. При Макаренко, Ионине, Мирандове, Малявко, Кубракове и т.д. не было ни этой самой пресловутой законодательной базы, ни всего остального, о чем Вы, Татьяна, пишете, а тем не менее они успешно строили свои школы-хозяйства.

http://zt1.narod.ru/ziazm.htm Энтузиазм трудового воспитания, примеры а) достижений и б) антидостижений

(туфты = показухи)

в пределах ученических производственных бригад и в иных вариациях.

(Это не то, что более лучшее, более лучшее - это автономные школы-хозяйства, по ним см. в файле http://zt1.narod.ru/primery1.htm).

Об ученических производственных бригадах Ставрополья на 2003 г. ищи в файле http://zt1.narod.ru/info1134.htm

По опытам практического применения трудового есть и в файле http://zt1.narod.ru/kriteriy.htm

03.03.07. Эдгар> Образовать студенческие бригады для работы среди подростков на улицах .. / ZT. Ох, Эдгар! Всё Вас тянет уйти от локальностей в какое-либо широкое общественное движение типа невнятицы “студенческих педагогических отрядов”, типа невнятицы “тимуровцев”, типа невнятицы скаутов, типа невнятицы пионерии и комсомола, типа невнятицы пресловутой “коммунарской методики” Игоря Петровича Иванова.

Из интернета. Разово помогать легче, чем делить груз забот все время - не все на это готовы.

Макаренковские учреждения могут возникнуть лишь как что-то локальное и -!!- СТАБИЛЬНОЕ, не как мельтешение лишь разовых кому-то помощей в аморфном социальном пространстве. Это (разовые кому-то помощи, волонтерство) не возбраняется, но это не то, что суть собственно макаренковские по роду учреждения.

Стабильных собственно макаренковских учреждений возникнет на страну несколько так сказать штук. Их возникнет мало или много, но возникнет лишь там, где сошлись все необходимые для этого субъективные и объективные обстоятельства. Все остальные ажиотажные варианты - это не макаренковское, а Загорецко-Репетиловское + Бобчинско-Добчинское из “Горя от ума” А.С. Грибоедова + “Ревизора” Н.В. Гоголя. Массовое внедрение Макаренко всегда приводило и всегда приведет лишь к профанации сути и смысла макаренковской воспитательной педагогики…

--

Макаренко писал, что прежде всего нужны определенные люди (бескорыстные хозяйственники - предприниматели) (см. и файл http://zt1.narod.ru/ziazm.htm). - ПП-2003 из гл. Первый сноп .. И теперь и тогда я с восхищением и благодарностью думаю об Эдуарде Николаевиче [ Шере = Николай Эдуардович Фере 1897-1981 (Воспоминания Н.Э. Фере о Горьковской колонии и о Макаренко: http://zt1.narod.ru/fere-1.htm) ]. Если он теперь на каких-нибудь советских полях уменьшил темпы, если он женился, обзавелся оседлостью, ревматизмом и пижамой, я скорблю, потому что в общем технологическом процессе жизни для таких, как Шере, имеются определенные графики. Надо, чтобы в каждой детской колонии был такой Эдуард Николаевич .. Эдуардов Николаевичей надо беречь и холить, надо засовывать им бутерброды в карманы, надо платить им какое угодно жалование, хотя и о жаловании они обычно не разговаривают .. (с.588). / ПП-2003 из гл. Награды .. По коммуне забегал человек отнюдь не педагогического типа - Соломон Борисович Коган. Соломон Борисович уже стар, ему под шестьдесят, у него больное сердце, и / - 654 - одышка, и нервы, и грудная жаба, и ожирение. Но у этого человека внутри сидит демон деятельности, и Соломон Борисович ничего с этим демоном поделать не может. Соломон Борисович не принес с собой ни капиталов, ни материалов, ни изобретательности, но в его рыхлом теле без устали носятся и хлопочут силы, которые ему не удалось истратить при старом режиме: дух предприимчивости, оптимизма и напора, знание людей и маленькая простительная беспринципность, странным образом уживающаяся с растроганностью чувств и преданностью идее. Очень вероятно, что все это объединялось обручами гордости, потому что Соломон Борисович любил говорить: / - Вы еще не знаете Когана! Когда вы узнаете Когана, тогда вы скажете. / Он был прав. Мы узнали Когана, и мы говорим: это человек замечательный. Мы очень нуждались в его жизненном опыте .. (с.653-4).

Великое социологическо-философское и литературно-художественное открытие: не омерзительные всех времен и народов разные там Иисусики Христосики и Апостолы Петры (http://zt1.narod.ru/maldosye.htm и http://zt1.narod.ru/petr_plx.htm), и не симпатичные прогрессевисты “Лингарда и Гертруды” (http://zt1.narod.ru/doc/Lingard-i-Gertruda-Pestalozzi.doc Самый великий социологический роман; неполная публикация) , и не Базаровы с Рахметовыми, и не идиотские князья Мышкины, и не герои “Поднятой целины” Мих. Шолохова, а: идущие организовывать доходный детский производительный труд-заботу БЕСКОРЫСТНЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННИКИ-ПРЕДПРИНЕМАТЕЛИ Соломоны Борисовичи и Эдуарды Николаевичи из “Педпоэмы” А.С. Макаренко - ВОТ, НАКОНЕЦ-ТО, ВОИСТИНУ ОБРАЗЦОВО-ПРЕКРАСНЫЕ ЛЮДИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА И НАРОДЫ.

DO> Я не знаю всей этой теории, но я знаю, что если бы меня запихали в макаренковскую школу-хозяйство (= тюрьму) с принудительным трудом, который мне абсолютно не интересен, я бы или сбежал оттуда, или стал совершенно другим человеком. Чего я естественно не хочу. / ZT. Никто никого не запихивал. И "сбегать оттуда" тоже не было никакой необходимости. Абсолютная добровольность проживания в учреждении - неукоснительный принцип _макаренков_. И ты в детстве был иной, чем сейчас, - просто не помнишь себя. В хорошую школу-хозяйство в прекрасной пригородной местности, с разветвленным учебным, клубным и спортивным ты бы тогда пошел бы с удовольствием. Тебя привлекли бы хорошая еда, чистая постель, защищенность от дедовщины, _ЗАРАБАТЫВАЕМЫЕ ТОБОЙ ДЕНЕЖКИ_, коллективные походы и экскурсии. Но это будет _только_ при директоре- макаренковце и его хороших помощниках- хозяйственниках (как Соломон Борисович и другие в "Пед. поэме"). / OS> Вот не знаю. Мне кажется, что многие пятиклашки (или что-то вроде этого) с удовольствием вместо изучения математики или географии пошли бы колоть дрова / месить тесто и так далее. Естественно, при условии хороших и умных преподавателей. / ZT. Никакого _вместо_. Во всех школах-хозяйствах учебе придавалось и будет придаваться очень большое, и именно даже _первенствующее_ значение.

> государственная воля ввести в штатное расписание каждого возможного для труда школьников предприятия ставку зам. директора, занимающегося только детским производством.

ZT. "Государственная воля" ? - Это утопия. "Каждого"? Это тоже утопия. Хотя бы в некоторых…

> Особо поощрять такие предприятия, давать им льготы, обеспечить общественным уважением.

ZT. Я не против.

> Тогда роль Макаренковской ассоциации будет

ZT. Сейчас самая актуальная роль для Макаренковской ассоциации - найти для Гётца Хиллига деньги и людей для академического издания А.С. Макаренко на профессионально сделанных CD с переводом на все основные мировые языки.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению. Воскликнем тут, на манер ницшенского Заратустры: о, отвращение, отвращение, отвращение!

14.11.06 Эдгар to ZT. Не думаю, что здесь действовали книги Сухомлинского. Они поддерживали в середине 1960-ых гг. попытку перехода к социализму с человеческим лицом.

ZT. Дорогой Эдгар! Борьба за либерализацию пронизывала в Российской империи весь 19 век, она же бурно продолжалась до 1917 г., бурно, но подпольно, продолжалась и после 1917-го до 1953-56 гг., а после 1953-56 гг. эта самая борьба за либерализацию вышла наружу и уж заполонила собою всё и вся.

Уж чего-чего, а дефицита в либералах в Российском государстве никогда не было. Был страшный дефицит на умных и конструктивных, а вот либералов-то и в Российской империи, и в СССР, и вообще в странах социалистического лагеря всегда было тьма-тьмущая, - как собак не резанных.

Заскорузлый (до мракобесия) консерватор Ф.М. Достоевский придумал для таких либералов достаточно адекватный термин-обозначение: бесы.

Из “Методика организации воспитательного процесса” (http://zt1.narod.ru/metodika.htm), А.С. Макаренко т.1 М.1983 гл. Перспектива, под-гл. Близкая перспектива .. Было бы большой ошибкой строить близкую перспективу только на принципе приятного, даже если в этом приятном есть элементы полезного. Таким путем мы приучим ребят к совершенно недопустимому эпикурейству (с.312-13).

Может быть, и даже скорее всего, либералы в стратегическом плане были правы, но вот какая беда. -

Обиходное общение с масс-либералами было самым противным общением, масс-либералы были по личным и умственным своим качествам очень противными = совершенно гнилыми людьми.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Именно о гнилых масс-либералах Фридрих Ницше справедливо восклицал: “О, омерзение, омерзение, омерзение!”.

Кстати, эти омерзильщики (гнилые масс-либералы) и поныне везде и всюду правят бал.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Тьма “прогрессивных людей” негодует только против сталинизма и сталинистов, но почему-то они не замечают другой, - везде и всюду встречаемой, - с-соловейчиковской омерзительности, - не замечают с-соловейчиковского гнилого и поганого масс-либерализма.

А.С. Макаренко, ПП-2003 из Приложения. Общий план. Часть первая .. № 3. Личное и индивидуальное озлобление сильной личности. Борьба рабочего презрения к погибшему миру и бунт гордой личности, не желающей быть подхваченной никакими вихрями. Последние отзвуки потерь, в том числе потери брата белогвардейца. Почти контрреволюционное настроение, но ненависть к глупому бунту крестьянства и к его дикости. Отчаянное презрение к городским болтунам и к бессильному стремлению что-то организовать, к воскресникам и трудовой повинности. Презрение к глупому бессильному сентиментализму интеллигентщины. [ZT. Ненависть к гнилой борзоболтающей и борзопишущей интеллигенции А.С. Макаренко пронес через всю свою творческую жизнь]. Но в то же время все эти переживания не уменьшают силы и энергии личности. Руки хотят работы, и сохраняется целостный взгляд на все, не трусливый и не теряющий. Образуется крепкий и устойчивый одинокий цинизм. Озлобление развивается в сторону спокойного смеха, и все закипает в энергии борьбы воли с десятками разрозненных блатных воль. Это не педагогическая работа, это выход здоровой энергии .. (с.686).

Совершенно такое же как у Ницше отношение к гнилым масс-либералам было у Ник. Алексеевича Некрасова, у Вл. Маяковского, у А.С. Макаренко.

ПП-2003 из гл. Триста семьдесят третий бис .. Колонна вошла в Подворки. За плетнями и калитками стояли жители, прыгали на веревках злые псы, потомки древних монастырских собак, когда-то охранявших его богатства. Впрочем, в этом селе не только собаки, но и многие люди были выращены на тучных пастбищах монастырской истории. Их зачинали, выкармливали, выращивали все на тех же пятаках и алтынах, выручаемых за спасение души, за исцеление от недугов, за слезы пресвятой богородицы и за перья из крыльев архангела Гавриила. Я уже знал, / - 531 - что в Подворках много задержалось разного преподобного народа: бывших попов и монахов, послушников, конюхов и приживалов, монастырских поваров, кустарей и проституток .. / .. / .. Шагая по улицам Подворок, мы проходили, собственно говоря, по враждебной стране, где в живом еще содрогании сгрудились и старые люди, и старые интересы, и старые жадные паучьи приспособления. И в стенах монастыря, который уже показался впереди, сложены целые штабели ненавистных для меня идей и предрассудков: слюноточивое интеллигентское идеальничанье, будничный, бесталанный формализм, дешевая бабья слеза и умопомрачительное канцелярское невежество. Я представил себе огромные площади этой безграничной свалки: мы уже прошли по ней столько лет, столько тысяч километров, и впереди еще она смердит, и справа, и слева, мы окружены ею со всех сторон .. (с.530-1). Маяковский. - Затыкаешь ноздри, нос наморщишь и идешь верстой болотца длинненького… (т.7 М.1958 с.207).

В.А. Сухомлинский был лишь одним из кумиров именно гнилой = омерзительной тьмы масс-либералов, и он (Сухомлинский) сам был насквозь гнилым = омерзительным = с-соловейчиковским либералом.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Мария Спиридонова в РНБ 24/236 24/236а [Биб.описание]: Спиридонова М.А. Из воспоминаний о Нерчинской каторге /Мария Спиридонова; Всесоюз. о-во политкаторжан и ссыльно-поселенцев. - М. : Изд-во Всесоюз. о-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев, 1926. - 88 с. .. вспоминая лагерные свои времена, отмечала, что пороки отдельных личностей, "разреженные" на свободе, в интернатной обстановке без установления строгого режима дают ужас. ZT. Значит, если макрообществу страсть как нужен либерализм (не страшно: пороки отдельных личностей разрежены), то это не значит, что сё надо экстраполировать и на локалы.

Борьба за социализм с человеческим лицом - это не собственно педагогика, а политика. Если бы либералы так и оставались бы только в области взросло-центрированной политики, то у Макаренко и у меня к ним особой претензии бы не было. Но беда-то в том, что и наши, и не наши, вообще все мировые масс-либералы, и Сухомлинский, конечно, тоже, просто экстраполировали свой политический либерализм на педагогику, а уж это-то было нарушением аристотелевского учения о мере, о чем подробней см. в моем файле http://zt1.narod.ru/form-dvj.htm. И вот именно-то указанная подтасовка и вводила в педагогику ту поганую струю, которая порождала всех бесов-врагов А.С. Макаренко и соответственно вызывала и вызывает у Макаренко и у меня адекватную обратную ненависть ко всем этим с-соловейчиковским масс-сволочам.

С-соловейчиковщина. - Свободное воспитание, сахарные желания, цветочек и 2 руки, подыгрывание детям, подыгрывание мещанскому общественному мнению.

Вот загадка Макаренко-педагога первых его 15 лет (до осени 1920-го). Педагогическая деятельность Макаренко в обычной школе началась с 1905 года и всё продолжалась в школах обычного, привычного типа до осени 1920 г. Об этом периоде есть у Виталия Семеновича Макаренко (1895-1972) (см. http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm), есть и у других воспоминателей о Макаренко, но почему-то об этом почти ни черта нет у самого Макаренко. Почему? Ведь память у Макаренко была просто отменная!

Из воспоминаний Виталия Семеновича Макаренко (http://zt1.narod.ru/vitaliy.htm). - .. Во всех книгах, посвященных А., среди иллюстраций бросается в глаза бедность и неэлегантность его одежды: какие-то демократические картузы, рубахи-косоворотки, дешевые шубы и пр. Но все это фотографии послереволюционного периода. До революции я всегда помню А., одетого безукоризненно: всегда у него имелось несколько приличных костюмов, такие же были галстуки, рубашки, воротнички и ботинки. В этом отношении он был большим "франтом" и одевался в Кременчуге у лучшего портного - Казачка. Я никогда, даже летом, не видел Антона в косоворотке (до 1917 года).

ПП-2003 из гл. Преображение .. [ Макаренко в мае 1926, в кульминационно-победный момент генерального сражения за Куряж ] .. И о другом думаю. Передо мной, как живая, встает красивая талия тонкого сукна вицмундира, ослепительно-элегантный пластрон
[Пластрон (фр.) - туго накрахмаленная грудь мужской верхней сорочки]
, синий покрой бархатного воротника и серебряная звездочка в петлице статского советника, а над всем этим выхоленное лицо, мешки под глазами и порожние холостые глаза, смотрящие на меня не потому, что я человек, и не потому, что я работник, а только “на основании существующих законоположений и вследствие занимаемой мною / - 564 - должности”. Какая волнующая разница между тогдашней моей позой чинуши и сегодняшним моим творческим простором! (с.563-4).

Из файла http://zt1.narod.ru/sheynkmn.htm - Помню, в гимназии. Учитель - в синем мундире. В петлицах серебряные звездочки. Бывало, вынет из кармана белоснежный платок - в классе запахнет тонкими духами. Попробуй пошли его на черную работу... Ха-ха-ха! А директор гимназии - статский советник, или лучше, действительный статский советник...

ПП-2003 из гл. Преображение .. Четыреста праздничных детей, государственных детей, собранных в этой столовой, таких еще сырых и диких, сколько несут в себе высокопринципиальных различий от моих давних учеников, не испивших в своем детстве ключевых бурлящих нарзанов коллектива! Даже самое слово это в то время не существовало .. (с.564).

Да, - вот такой стратегический вопрос: почему остальные (с осени 1920-го) 15 лет педагогической деятельности Макаренко родили “Педагогическую поэму” и т.д., а вот первые 15 лет (до осени 1920-го) тоже ведь достаточно энергичной педагогической деятельности .. (Макаренко органически не способен был работать неэнергично) .. Снова .. Почему остальные с осени 1920-го 15 лет педагогической деятельности Макаренко родили “Педпоэму” и т.д., а вот первые 15 лет (до осени 1920-го) ничего такого в писании Макаренко не родили. - Вопрос по настоящему стратегический.

Служба виртуальной справки ЦГПБ им. В.В. Маяковского
поиск по номеру запроса
Запрос №1207

Где у В.В. Маяковского “Социализм - свободный труд свободно собравшихся людей”. Более полно помню так: “Дяденьки, что вы делаете тут, сколько больших дядей. Что? - Социализм, свободный труд свободно собравшихся людей”. Смутно помню, что это в какой-то поэме пост 1917-го, но листал и не нашел. Прошу ответить на zt1@narod.ru

В. В. Маяковский. Хорошо!: Октябрьская поэма. Глава 8

Холод большой. / Зима здорова. / Но блузы / прилипли к потненьким. / Под блузой коммунисты. / Грузят дрова. / На трудовом субботнике. / Мы не уйдем, / хотя / уйти / имеем / все права. / В н а ш и вагоны, / на н а ш е м пути, / н а ш и / грузим / дрова. / Можно / уйти / часа в два, - / но м ы - / уйдем поздно. / Н а ш и м товарищам / н а ш и дрова / нужны: / товарищи мерзнут. / Работа трудна, / работа / томит. / За нее / никаких копеек. / Но м ы / работаем, / будто м ы / делаем / величайшую эпопею. / Мы будем работать, / все стерпя, / чтоб жизнь, / колёса дней торопя, / бежала / в железном марше / в н а ш и х вагонах, / по н а ш и м степям, / в города / промерзшие / н а ш и. / "Дяденька, / что вы делаете тут? / столько / больших дядей?" / - Что? / Социализм: / свободный труд / свободно / собравшихся людей.

http://zt1.narod.ru/mak20_.htm: ИЗ ГЛАВНЫХ УБЕЖДЕНИЙ А.С. МАКАРЕНКО ПЕРИОДА БУРНОЙ И НАПОРНОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ (его, А.С. Макаренко) ЗРЕЛОСТИ. Тут что-то есть и о том, что А.С. Макаренко понимал под социализмом, и есть что-то к теме: НЭП (Новая экономическая политика) и А.С. Макаренко.

ZT. А.С. Макаренко был против пресловутого “социализма”-“коммунарии” в духе пресловутого же Игоря Петровича Иванова. Да, А.С. Макаренко был против пресловутого “социализма”-“коммунарии” ажиотажного, временного, летучего, КВН-энного, Загорецко-Репетиловского и Бобчинско-Добчинского рода (см. http://zt1.narod.ru/ivanov-i.htm).

Макаренко же был и против социализма толпового энтузиазма,

но только за социализм хозяйственно-локальный,

и вот доказательства. -

ПП-2003 из Приложения. Общий план .. [ ZT. Идеологический автопортрет А.С. Макаренко на 1920 и последующие ближайшие годы ] .. Трудовая повинность, глупейшие воскресники .. [ ZT. В этих словах по сути презрение Макаренко к Ленину и к Троцкому в их (Ленина и Троцкого) ставке на толповый = аморфный = не локально-хозяйственный социализм ] .. Трудовая повинность, глупейшие воскресники и трудовые школы .. Личное и индивидуальное озлобление сильной личности. Борьба рабочего презрения к погибшему миру и бунт гордой личности, не желающей быть подхваченной никакими вихрями .. Почти контрреволюционное настроение, но ненависть к глупому бунту крестьянства и к его дикости. Отчаянное презрение к городским болтунам и к бессильному стремлению что-то организовать, к воскресникам и трудовой повинности. [ ZT. Повторюсь. В этих словах по сути презрение Макаренко к Ленину и к Троцкому в их (Ленина и Троцкого) ставке на толповый = аморфный = не локально-хозяйственный социализм ]. Презрение к глупому бессильному сентиментализму интеллигентщины (с.686).

А.С. Макаренко, середина 1930-х гг. “Педагогическая поэма”, ч.3 гл. Гвозди .. Есть еще трагедии в мире и еще очень далеко до ослепительной свободы совершенного человеческого общества .. (с.427-8).

ПП-2003 из Приложения. Типы и прототипы “Педагогической поэмы” .. 124) 1. Персонаж. Богатырчук Марк Тимофеевич (Довгополюк). [Довгополюк Матвей Лукич 1893-1944]. 2. Главы. 14, 18, 20, 21. 3. Положение в фабуле. Представитель кулацкой педагогики. (ZT. У Ник. Эдуард. Фере об этом ищи в http://zt1.narod.ru/pp-03-3.htm). Умен, хороший хозяин. В колонистах он видит прежде всего батрака. Впрочем, он возится с идеями большого хозяйства и приобретает тракторы, но это выколачивание прибылей и приготовление сильного хозяина, а не коллективиста. Он появляется на горизонте как нечто выставляемое против колонии троцкистами (с.707).

ZT. Для Макаренко социализм - это структурный, и именно - локально-коллективистский способ ведения хозяйств. Тут все три категории для Макаренко страстно-кардинально = страстно-мировоззренчески важны: 1) категория - ХОЗЯЙСТВО, 2) хозяйство именно ЛОКАЛЬНОЕ, 3) хозяйство именно и только КОЛЛЕКТИВИСТСКОЕ.

Макаренко, - еще раз повторюсь, - был противником толпо-энтузиазмного социализма Ленина - Троцкого - Маяковского, и у Макаренко в голове это для него по сути противное и мерзкое может быть уже в 1920-м и в ближайшие годы связывалось с термином “троцкизм”.

Но Макаренко ненавидел и индивидуалистическое ведение хозяйства с наемной рабочей силой, это для него по сути тоже противное и мерзкое может быть уже в 1920 и в ближайшие годы связывалось с термином “кулачество”.

А в 1930-е Макаренко “для краткости” как бы объединил две, - указанных рода, - противности в едином термине: “троцкизм”.

Но терминологическое смешение в голове Макаренко шло дальше, и он (Макаренко) вообще принял за моду втискивать в термин “троцкизм” все без исключения поганые для него социально-демагогические установки. Эту терминологическую манеру переняла от мужа и Г.С. Макаренко-Салько. - ПП-2003 из Приложения. Пояснительная записка Г. С. Макаренко: “Персонажи “П/п”... 90. Теляченко - Козлова, активная троцкистка, злейший и коварный враг А. С., как и Дюшен Л.В. ZT. Как бы вне всякого сомнения так сказать про себя А.С. Макаренко именовал троцкистской и своего очень известного врага - Н.К. Крупскую (1869-1939). Но тут хоть можно указать на то, что и после высылки Л.Д. Троцкого (1879-1940) Крупская продолжала с ним переписку.

Н.К. Крупская интуитивно предчувствовала будущий приход к власти своего мужа и .. пред-приготовляла себя к тому, чтобы после прихода мужа к власти ей (Крупской) заняться в переустройстве общества педагогической сферой. И вот до 1917 года Крупская лет примерно 10 усиленно читала тьму текстов по истории педагогики и психологии, копила в этом эрудицию, думая что эта вот эрудиция вооружит ее (Крупскую) для будущей глобально-педагогической деятельности. Но ей (Крупской) это пошло только во вред: она с головы до пят лишь обросла - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками. И точно также в педагогических вузах во вред студентам идет изучение истории педагогики и психологии: они (студенты) лишь обрастают - как тиной - вековыми педагогическими предрассудками.

Фрагмент с http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

- Иосиф Залманович Гликман! На макаренковском 1-5 апр 2006 г. в Москве у Вас в двух выступлениях традиционное выстраивание. - Во всю, мол, историю были и есть а) авторитарная педагогика (перечисляются ее признаки) и б) демократическая педагогика (перечисляются ее признаки). Это суть противопоставление двух _конструированных за письменным столом_ типов. 1) Оно : бесконечно затаскано, 2) Оно : весьма упрощенно отражает реальную сумбурь в историко-педагогической практике. 3) Оно : слишком облегчает оценки в педагогике, - достаточно, мол, по тем или иным видимостям с кондачка пришпилить то или иное из опыта прошлого к упомянутым а) или б), и вот вам весь "анализ", скажем, опыта А.С. Макаренко. То есть, указанное тут мною, ZT, (донельзя огрубляющее и донельзя же затасканное) противопоставление двух указанных (конструированных за письменным столом) типов - открывает зеленый свет "юриям азаровым" всех времен и народов. А этим и этаким пошлякам из пошляков вовсе не стоит = вовсе не следует открывать зеленый свет…

--

Воспитание - штука а) диалектическая и, главное, б) _прагматическая_, и оно (воспитание) не должно ни влюбляться в либерализм, ни ненавидеть так называемый тоталитаризм, и обратно, бо (! помимо аспектно многого разного !) : когда и сколько для дела нужно свободы, тогда и столько даем эту самую свободу, а когда и сколько для дела нужно "тоталитаризма", тогда и столько даем этот самый "тоталитаризм". Педагогика как любое дело должна давать результаты, и если для этого потребуется авторитарность, то педагог не должен ее (нужную авторитарность) исключать из своего инструментария. Ни авторитарность, ни либерализм не самоценны. Самоценен ПРАГМАТИЗМ, то есть результативность работы.

Фетишизация - и колеса прогресса. - Неавторитарщики типа Н.К. Крупской подобны религиозникам: и там, и там фетишизация пути, фетишизация способа, фетишизация метода - вне всякой реалистической оценки их действительной = их реальной плодотворности, вне всякой реалистической оценки их действительных и конкретных результатов.
Как: буду фетишизно верен Сталину, хоть он (Сталин) совершает 1000-чи ошибок и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.
Буду фетишизно верен такой-то религии, хоть она (конкретная или всякая религия) совершала и совершает 1000-чи ошибок и вставляла и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.
Буду фетишизно верен так называемой неавторитарной = с-соловейчиковской педагогике, пусть хоть она совершает 1000-чи ошибок и вставляет 1000-чи палок в колеса прогресса.

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 20-21.05.1928 .. Коммуна Дзержинского 20/V 28. 9 ч. вечера .. Ну и качает же, Солнышко, на моем пароходе! Даже дух захватывает. Читали "Комсомольскую правду" от 17 мая, как меня Крупская разделала по статье Остроменцкой (http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm), как по нотам? Я начинаю приходить в восторг - шельмование во всесоюзном масштабе. На съезде заведующих в Ахтырке меня крыли - алла, как рассказывает Жорж. Особенно Дюшен и Довгополюк. [Довгополюк Матвей Лукич 1893-1944]. Но братишки заведующие, на моей стороне, даже прослезиться можно. / Впрочем, ей богу об этом не стоит говорить. Это все бульбочки на болоте, я так это прекрасно знаю .. (с.80).

ZT. Как бы справочник по поиску на данном ZT-сайте текстов главного макаренковеда мира Гётца Хиллига (Goetz Hillig).

http://zt1.narod.ru/01-03-39.htm Тут ищи: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.7, Marburg 1987. МОСКВА, октябрь 1936 г. Издание протоколов двух встреч А.С. Макаренко с читателями "Педагогической поэмы". Марбург 1987.

http://zt1.narod.ru/hillig-3.htm Тут автобиография Гётца Хиллига с проектом академического издания всех текстов А.С. Макаренко на профессионально сделанных CD-дисках с планируемым последующим переводом на английский язык, а потом и на другие мировые языки.

http://zt1.narod.ru/hillig-b.htm Тут библиография изданных работ Гётца Хиллига. На 2004 год.

http://zt1.narod.ru/hillig03.htm Тут ищи: "ПостМетодика", Полтава, 2003 № 2(48), с.4-26. Гётц Хиллиг. КОЛОНИЯ им. М. ГОРЬКОГО - ЛАБОРАТОРИЯ И СЦЕНА МАКАРЕНКО-ВОСПИТАТЕЛЯ.

http://zt1.narod.ru/mak-grki.htm Тут ищи: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.11, Marburg 1990. ПЕРЕПИСКА А.С. МАКАРЕНКО С М. ГОРЬКИМ. Под редакцией Г. Хиллига при участии С.С. Невской. Марбург 1990.

http://zt1.narod.ru/maro.htm Тут ищи: Небольшое (лишь) число документов из архивного о колонии им. Горького по : OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. Marburg 2003. (Составитель - Гётц Хиллиг).

http://zt1.narod.ru/karman-d.htm Тут ищи часть из: OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. DIE POLTAVAER
M. GOR`KIJ- ARBEITSKOLONIE. Polemik, Dokumente, Portrats (1920-1926). Herausgegeben on Gotz Hillig
Marburg 2003. Стр.154-164. 7. Карманные деньги для карманников (1924 г.)

http://zt1.narod.ru/pltv-kln.htm OPUSCULA MAKARENKIANA Nr.25. DIE POLTAVAER M.GOR`KIJ-ARBEITSKOLONIE. Polemik, Dokumente, Portraets (1920-1926). Herausgegeben von Goetz Hillig Marburg 2003
//
ПОЛТАВСКАЯ ТРУДОВАЯ КОЛОНИЯ ИМ. М. ГОРЬКОГО. Полемика, документы, портреты (1920-1926 гг.). Составитель: Гётц Хиллиг Марбург 2003.
ZT. Это маленький "файл-коробочка" со счетчиком "заглядывания" в нее.
Внутри отсылка: Скачайте:
http://zt1.narod.ru/doc/25-OPUSCULA-MAKARENKIANA.doc

http://zt1.narod.ru/vydumki.htm Тут текст Гётца Хиллига о неких досужих выдумках одного сумского профессора.

13.02.07. Уважаемый Гётц! Вашу ст. о Болшевском учреждении ОГПУ // А.С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт. Сост. и ред. Фролов Анат. Арк. Н. Новгород 1992 с.97-108 я поместил где-то в начале файла http://zt1.narod.ru/bolshevo.htm.
ZT. В макаренковедческих журналах были и более поздние варианты исследования Г. Хиллига по болшевскому учреждению.

ZT. Полный текст статьи: Гётц Хиллиг. МАКАРЕНКО И ВЛАСТЬ // "Имидж", Полтава, 2002,4-5 (23-24), с.9-13 ищи где-то в середине файла http://zt1.narod.ru/anti-kon.htm.
Об идеолого-политических взглядах А.С. Макаренко ищи и в файле http://zt1.narod.ru/1930-31g.htm.

Осенью 2007 материалы из Г. Хиллига были добавлены в файлы:
http://zt1.narod.ru/maro.htm
http://zt1.narod.ru/vrag_4.htm

Из заметок А.С. Макаренко (пока и еще, как кажется, не вошедших ни в одно собрание его, Мака, сочинений) = из : А.С. Макаренко, кн.4 Львов 1959 БАН 1949к/3715-4 ..

Со стр.170.

Макаренко. - Педагогическая дифференциация не должна исходить из данных рефлексологии, но мы имеем факт сопротивления.

ZT. И в деле осуществления воспитания нам существенно именно такое : на виду стоящее "разношерстное" в сопротивлении нашим воспитательным линиям, а не отрешенные от наших воспитательных линий уединенно-лабораторные данные "ух как научного" кабинета рефлексологии.

Макаренко. - Не отталкиваться от индивидуальности, а сохранить ее.

ZT. То есть воспитание не должно и не может так сказать хвостить за разбросом индивидуальностей, но воспитывая = настойчиво ведя и гня наши воспитательные линии, мы должны эту свою настойчивость вести так, чтобы сохранить (не подавить) разброс позитивных индивидуальностей. В то же время ясно и явно негативные индивидуальности не грех и подавить.

После перехода на структуры Макаренко "миллион терзаний" в них сам собой на 4/5-х уменьшится (снимится).

Как соотносится психология .. (общая и практическая) .. Как соотносится психология с макаренковским учением о воспитании? - Примерно так же, как она (общая психология и практическая психология) соотносится, например, с марксовым историческим учением о смене классов в домировании. Смена классов в доминировании отменяет ли разбросанные по всей плоти жизни “миллион терзаний”? Нет, не отменяет. А тем не менее историческое учение о смене классов в доминировании не вытекает из представлений о “миллионах терзаний”, и, значит, не вытекает ни из общей, ни из практической психологии. И совершенно так же и с макаренковским учением о воспитании = с макаренковским деланием воспитания. - Сокращая, как выше уж сказано, на 4/5-х “миллион терзаний”, макаренковское учение о воспитании и макаренковское же делание воспитания “не отменяет” оставшуюся 1/5-ю “миллиона терзаний”, а значит и “не отменяет” значение практической, да и какой угодно, но только бы реалистической, а не ерундово-водянистой, психологии.
Марксистское историческое учение не накладывает табу на психологию, но и не вытекает из психологииМакаренковское учение о воспитании не накладывает табу на психологию, но и не вытекает из нее

Из: http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm Всё реально похожее на макаренковское Сухомлинский вводил ..

(да и то чаще всего только на словах = фантазируя = вря как сивый мерин)

.. Реально похожее на макаренковское Сухомлинский “вводил” у себя в школе не всеохватно = в малых дозах = для галочки, чтобы выступая, скажем, на макаренковских мероприятиях ему было бы чем “козырнуть”.

В 1925 году Н.К. Крупская в ст. "О школьной кооперации" писала: ".. Самое правильное было бы устройство при школе самими детьми одного, а потом и нескольких производительных кооперативов. Дети могут наладить цветочный, куроводческий, переплетный (ZT. ух ты: переплетный !), огородный, швейный и ряд других кооперативов…".ZT. Про убогое = про игру в бирюльки, которую “для осуществления принципа соединения учебы с производительным трудом” предлагала Крупская. - Этак и какой-нибудь в комнатке кружек кройки и шитья тоже сдуру можно объявить "Педагогикой Дела" и бежать подавать в московский журнал "Народное образование" заявку на участие в очередном ежегодном Конкурсе им. А.С. Макаренко.

Производство у А.С. Макаренко было так сказать хребетообразующей составляющей его (Макаренко) учреждений,

[ полнее и точнее о структурных составляющих истинно макаренковского воспитательного учреждения читай у самого А.С. Макаренко в его работе “Сокращение расходов” : http://zt1.narod.ru/metodika.htm/#str ],

а если в учебном учреждении моменты производства существует как сбоку-припёку привешенное небольшое включение,

если, повторяю, производственное в некотором учреждении _НЕ_ является хребетообразующим этого учреждения,

то такое учреждение по чести совершенно не должно бы быть представляемо на упомянутых Конкурсах им. А.С. Макаренко,

но в строгом виде такая “чистота жанра” на Макаренковских конкурсах, увы, не соблюдается…

Так какой же у нас конкурс: им. А.С. Макаренко или им. Н.К. Крупской?

ZT. Экономическая система сводных отрядов против экономической системы кооперативов при школах. - "Методика организации воспитательного процесса", А.С. Макаренко т.1 М.1983 гл. Культработа .. Ни один кружок не должен иметь никаких привилегий и ни в каком случае не продавать самостоятельно свою продукцию кому бы то ни было за деньги .. Особенно осторожно следует действовать по отношению к оркестру (подробно абзацы о некоммерческости и не превращении в элиту оркестра) (с.309-10).
ZT. Школа

(макаренковская школа-хозяйство)

может брать подряды на то или иное, на пятое или десятое, и осуществлять их (эти подряды) силами специально для этого (советом командиров) сформированными сводными отрядами. Все заработанное такими сводными отрядами идет не им (этим отрядам) отдельно, но исключительно и только : в общую учрежденческую кассу = в распоряжение совета командиров.

Обид тут никаких быть не может, так как 1) такой порядок действует для всех сводных отрядов, и 2) существуют ведь и постоянные отряды, ну, например, отряды комендантский, сторожевой, воспитателей, преподавателей в школе, или, допустим, бригада конюхов, или бригада по косметическому ремонту зданий самого учреждения, - эти подразделения обеспечивают общий процесс, и по отношению к ним было бы совершенно несправедливо, чтобы сводные отряды при осуществлении того или иного подряда имели бы отдельный так сказать сектантский доход.

Экономическая система кооперативов раздирает учреждение, экономическая же система сводных отрядов его сплачивает, единит.

Подробней об этом в http://zt1.narod.ru/konkurs-im-ASM.htm.

--

Влюбиться в очередную встреченную на жизненном пути женщину для А.С. Макаренко никогда не было новостью, но получить от к/л из них знаки взаимности - для А.С.М. было событием космического масштаба, событием, которое “эпохально” забрасывало голову Макаренко в координатную систему оценки всего и вся “с точки зрения вечности”. И тогда уж даже земной шарик для А.С.М. становился крошечностью. И уж тем более, - через такую-то вот супер-призму восприятия всего и вся, - и сам ВЕЛИКИЙ МАКАРЕНКОВСКИЙ ПОДВИГ ЖИЗНИ (на этаком-то крошечном, мол, и смешном земном шарике) для самого (в этом состоянии) Антона Семеновича становился форменной, мол, ерундой, по космическому счету не заслуживающей, мол, - _с точки зрения вечности_, - и грамма внимания. Но мы-то со стороны находимся не в таком, как Макаренко, экзальтированном состоянии, и поэтому мы можем оценить ВЕЛИКИЙ МАКАРЕНКОВСКИЙ ПОДВИГ ЖИЗНИ правильнее, чем это, - не всегда, но изредка, - делал сам Антон Семенович. Это всё напоминает влюбленности Вл. Вл. Маяковского + : когда читаешь письма Макаренко Галине Стахиевне Салько, то почему-то постоянно вспоминается такая песенка Вл. Сем. Высоцкого. - О нашей встрече - что там говорить! / Я ждал ее как ждут стихийных бедствий / И мы с тобою сразу стали жить / Не опасаясь пагубных последствия .. / .. А вот сейчас я к встрече не готов / Боюсь тебя, боюсь ночей интимных / Как жители японских городов / Боятся повторенья Хиросимы ..

Переписка Макаренко с женой, т.1 М.1994 Макаренко жене 25-26.09.1928 .. Я Вас люблю и ревную сейчас, как и не снилось разным там Отеллам, Отелло жалкий щенок по сравнению со мной. / Богу все это очень дешево стоит. Ему не пришлось делать никаких усилий, чтобы набросить на меня весь этот хитрый запас пыток. Ему было достаточно отказать мне в богатстве и для полной гарантии в успехе устроить еще в России социалистическую революцию. Иначе бы я обставил Ваш каждый шаг десятком шпионов и над каждым шпионом поставил бы еще десять контролеров. Я дал бы заработок всем ялтинским грекам, всем туркам и даже многим из тех мерзавцев, которые смеют Вас сейчас поддерживать, когда Вы садитесь в моторную лодку, чтобы она сгорела немедленно по Вашем возвращении в Ялту. Я бы, наконец, мог бы быть настолько умным, чтобы не пустить Вас одну никуда, ни в какие санатории. Я бы построил для Вас дворец на самом великолепном берегу, какой только есть на свете, и я купил бы для Вас целый флот моторных лодок и сам бы поддерживал Вас, на каждом бы шагу поддерживал. / Вы понимаете, какая это убийственная аргументация против коммунизма и всего подобного. / Но, между прочим, все это просто шутки далеко не первом сорта, да еще в моем положении. Дело серьезно не похоже на шутки. Ну что я могу сделать! (с.102).

--

Воспитание гражданина в педагогике А.С. Макаренко: В 2 ч. / Автор С.С. Невская. - М.: 2006. - 976 с. Со стр.123 .. Макаренко в лекции “Дисциплина, режим, наказания и поощрения”, прочитанной 14 ноября 1938 г. для сотрудников Наркомпроса РСФСР: Я .. предлагаю дисциплину понимать несколько шире, чем она понималась до революции, - в дореволюционной школе и в дореволюционном обществе дисциплина была внешним явлением. Это была форма властвования, форма подавления личности, личной воли и личных стремлений, наконец, в известной мере это был метод властвования, метод приведения личности к покорности по отношению к элементам власти. Так рассматривалась дисциплина и всеми нами, кто пережил старый режим, кто был в школе, в гимназии, в реальном училище, и все знают, что и мы и учителя также смотрели на дисциплину одинаково - дисциплина - это кодекс некоторых обязательных положений, которые необходимы для удобства, для порядка, для какого-то благополучия, чисто внешнего благополучия, скорее типа связи, чем типа нравственного” (т.4 М.1984 с.140).

Приведенное высказывание о дореволюционной школе требует пояснения. Чтобы прояснить до конца отношение педагога к дореволюционной школе, следует обратиться к документальным источникам. На праздновании 20-летнего юбилея школы № 1 Ярославской железной дороги (в Москве) 18 февраля 1939 г. был приглашен Макаренко. По словам А.К. Волнина (преподавателя этой школы, а до революции - директора Полтавского учительского института, где в 1914-17 гг. учился Антон Семенович) Макаренко раскритиковал его заметку в стенгазете, выпущенную ко дню юбилея школы (1939) под заглавием “Школа прежде и теперь”. А.К. Волнин в этой заметке высказал замечание о том, “что старая школа страдала формализмом в отношении к учащимся, игнорируя их индивидуальные запросы, уважение которых отличает от нее современную школу”. Макаренко (вспоминал Волнин) на это замечание ответил: “Вы ошибаетесь. Все учителя относились к нам внимательно и тепло, и я с удовольствием вспоминаю эти отношения. И тут же назвал и Василия Никифоровича, и Федора Васильевича, и Ивана Андреевича, и ряд других учителей, с теплотою вспоминая всех. Он безошибочно помнил имена своих учителей, интересовался тем, что я знаю о каждом из них; поделился, в свою очередь, недавней встречей с Ив.А. Шестаковым (преподавателем естествознания в институте) и рассказал о ведомственной волоките с выдачей ему патента на какое-то изобретение его” (РГАЛИ, ф.332, оп.4, ед.хр. 455). Много теплых слов сказал Макаренко на юбилее школы и о самом А.К. Волнине. В частности, Антон Семенович вспоминал о том, как он после девяти лет работы в бедной железнодорожной школе пошел учиться в 1914 г. и попал в руки Александра Константиновича. [ ZT. С.С. Невская даёт цитату с пропусками, поэтому привожу её по Макаренко т.4 М.1984 с. 315. ] “Жизненные ценности не всегда поддаются точному измерению. Часто в руках наших нет даже тех масштабов, которыми можно измерить важнейшие явления. Так и мне трудно измерить и трудно вам рассказать, как много сделал для меня и для других Александр Константинович. Он был директором Полтавского учительского института перед самой революцией. В то время, разумеется, директор не мог открыто быть большевиком и воспитывать большевистские характеры. Но из его рук много вышло большевиков, и многие из них положили головы на фронтах гражданской войны. Это потому, что он был всегда настоящим человеком, и он воспитывал в нас лучшие человеческие стремления. В моем же педагогическом развитии он создал самые главные принципы и навыки духа. / У него я заимствовал главное положение моей педагогической веры: как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему”.

А.К. Волнин в своих воспоминаниях воспроизвел слова Макаренко по стенограмме выступления от 18 февраля 1939 г., которая была отпечатана “на пишущей машинке за собственноручной подписью Антона Семеновича”. Оказалось, что цитата, которая приводилась чуть выше, в стенограмме выглядит несколько иначе. Сравним: “Жизненные ценности не всегда поддаются точному измерению... Так и мне трудно измерить и трудно рассказать, как много сделали для меня и для других мои учителя... В моем педагогическом развитии они создали самые главные принципы и навыки духа. У них я заимствовал главные положения моей педагогической веры: как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему” (Архив ЦВР, ЦЕНТР ВНЕШКОЛЬНОЙ РАБОТЫ им. А.С. МАКАРЕНКО Педагогический музей А.С. Макаренко. Москва Поклонная улица, 16 (499) 148-08-35). (Курсивом выделены разночтения - С.Н.) (с.123-5).


НЕИЗВЕСТНЫЙ МАКАРЕНКО / Литературная серия Выпуск 3. / Составители: Невская С.С., Русаков А.Н., Филин И.В. / МОСКВА 1993 / НЬЮТОНОВЫ КОЛЬЦА. Пьеса в 3-х актах. / [ Из Послесловия С.С. Невской ] .. Замечательный артист театра русской драмы Александр Григорьевич Крамов [1885-1951] также был другом Макаренко. 16 августа 1938 года он писал Антону Семеновичу: "То, что ты, дорогой Антон, не драматург /пока!!/, не директор театра и не начальник Управления искусств, - дает мне возможность /иначе меня можно было бы упрекнуть в подхалимстве/ прямо заявить тебе, что ты замечательная личность, мой любимый друг и обаятельнейший человек /внутренне и внешне, несмотря на гоголевский нос!/, талантливый писатель и гениальный знаток детской души и всякой "человеческой психологии". Этих качеств достаточно чтобы тебя высоко ценить, уважать и любить. Я очевидец твоей работы и воспитания…" /Встречи с прошлым. Сб. неопубликов. матер. ЦГАЛИ "Сов. Россия", РНБ П34/545 1982 г., с. 271/ (с.97).


OPUSCULA MAKARENKIANA № 22 Александр Абаринов и Гётц Хиллиг, Марбург 2000. ..

“ОЛИМПИАДА”

Для бывшего “завкола”, ставшего помначотдела НКВД по учебно-воспитательной работе, не было проблемой организовывать деятельность колоний.

Одним из его детищ стала подготовка и проведение в Киеве Олимпиады художественной самодеятельности трудовых колоний и коммун НКВД УССР.

Умение замечать ростки положительного сослужило хорошую службу: именно из поездок по колониям Макаренко вынес твердое убеждение, что таланты воспитанников безграничны и заслуживают того, чтобы о них узнали в Киеве, а может быть, и за пределами Украины.

С другой стороны, проведение невиданного доселе в НКВД смотра талантов “дефективных” детей было серьезной и конкретной заявкой вновь назначенного помначотдела о своей работе в республиканском ведомстве.

Вспомним, что выход в свет “Поэмы” явился своеобразной популяризацией малопрестижной профессии педагога-воспитателя. Никто доселе столь ярко и просто не рассказывал миру о труде тех, кто работал с беспризорниками, юными ворами и мошенниками, сиротами, никогда не знавшими родительского тепла и заботы. Добрая часть ребят только в колонии увидела чистое белье и познакомилась с распорядком дня. Они учились читать, спать на кровати. Они работали на собственном предприятии или в поле и отвыкали от похабных выражений. Они теряли воровскую сноровку, потому что все свободное время - посвящали спорту, музыке, художественной самодеятельности и театру.

Нет сомнения в том, что на концертах в Куряже и Новом Харькове в числе зрителей не раз бывали нынешние начальники Макаренко - Балицкий, его заместитель Карлсон, хорошо знавшие колонию им. М. Горького и коммуну им. Ф.Э. Дзержинского и поддерживавшие писательский и педагогический успех Макаренко. Вот почему идея проведения заключительных мероприятий Олимпиады колоний и трудкоммун НКВД в Киеве была поддержана. Более того, когда о проведении итогового концерта доложили в ЦК ВКП(б) Украины, было получено “добро” на проведение заключительного концерта Олимпиады в помещении Киевского ордена Ленина оперного театра.

Думается, что эта информация исходила не только от Балицкого, бывавшего чаще других наркомов на приеме у “генсека” ЦК КН(б)У С.В. Косиора, но и от давнего знакомого семьи Макаренко - наркома просвещения Затонского (Галина Стахиевна училась с ним в Каменец-Подольской гимназии). Он поддерживал “харьковские” связи и, видимо, не преминул сообщить наркому о готовящемся празднике.

О запланированной на 1-4 мая Всеукраинской олимпиаде газета “Дзержинец” впервые сообщила 11 февраля 1936 г. В программе смотра самодеятельных искусств сообщалось, что “на олимпиаде примут участие все виды самодеятельности воспитанников трудколоний НКВД. Должны подготовиться к участию в олимпиаде:

1. Оркестр духовой музыки.
2. Струнный оркестр.
3. Шумовой оркестр.
4. Хор певцов.
5. Танцоры лезгинки, гопака и других народных танцев.
6. Индивидуальные выступления: игра на инструментах, пение, танцы и т.д.
7. Звукоподражание,
8. Инсценировки, отрывки из пьес и т.д.
9. Физкультурные упражнения и т.д.” [А.И. Драться за первое место на олимпиаде. // “Дзержинец”, 1936, № 6, с.2.]

В двух заметках этого же номера газеты “Дзержинец” воспитанники коммуны были призваны подготовиться к участию в смотре, чтобы занять призовое место: “Наша очередная задача заключается в том, чтобы все эти таланты выявить и включить их в работу по подготовке к олимпиаде. Каждый коммунар должен почитать своей обязанностью принять участие в подготовке к олимпиаде. Необходимо немедленно взять на учет тех коммунаров, которые по своим способностям могут быть включены в олимпиаду. Каждый командир роты, взвода должен еще ближе ознакомиться со своими коммунарами, чтобы выявить способных принимать участие в этом смотре творческой самодеятельности” [Там же]. Руководитель кружковой работы дзержинцев В.Н. Терский, отмечая недостатки и слабости “подлинной самодеятельности”, подчеркивал: “Пусть каждый коммунар хорошенько задумается над таким важным вопросом - как используют свое пребывание в коммуне для того, чтобы стать наиболее ценным строителем социализма” [Терский. Улучшить работу наших кружков. // Там же]. Спустя две недели Терский в другой статье отмечает недостаточную активность отдельных групп самодеятельности коммуны, а именно “оркестра, хора, джаз-кружков, которые в наших условиях могут и должны быть ведущими формами массовой работы, [но] до сих пор еще своих планов не дали” [Терский, Чего ждете? // “Дзержинец”, 1936, № 8, 23.02., с.2.]. Джаз-ансамбль дзержинцев, в который вошли лучшие оркестранты коммуны, существовал, как недавно стало известно, еще с 1933 или 1934 года, т.е. в бытность Макаренко [См.: Цлетниченко В.И. Организация и воспитательная деятельность духовых оркестров в макаренковскнх учреждениях. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. пед. наук. - Мелитополь, 1999, л.98].

О республиканском смотре художественной самодеятельности в письме от 22 апреля 1936 г. педагог-писатель сообщает Леве: “Сейчас возимся с Олимпиадой, приехало из разных колоний около 400 человек. Между прочим, из дзержинки приехало 150 человек. Ты увидишь много своих приятелей и имеешь возможность промаршировать в первомайской демонстрации” [РГАЛИ, 332-5-52, л.ЗЗ.]. Как видно из приказания начальника ОТК УССР но Олимпиаде трудовых коммун и колоний (также от 22 апреля), проведение данного мероприятия Ахматов поручил Макаренко. Дословно там говорится: “Все участники Олимпиады для первомайской демонстрации объединяются в одну колонну вместе с 5 и 6 Киевскими колониями. Общее руководство подготовкой к демонстрации и распорядительство во время самой демонстрации возлагается на моего помощника тов. Макаренко [..,]” [РГАЛИ, 332-4-426].

Основу программы концерта в оперном театре, несомненно, составляли воспитанники харьковских учреждений - колонии им. Горького и коммуны им. Дзержинского. Но Макаренко знал репертуар не только своих подопечных.

Например, с дирижером оркестра коммунаров Иваном Волченко [ ZT. реально - Вовченко, так во: Второе рождение. Х.1932 + в некоторых воспоминаниях, например, Е. Пихоцкой, + в Переписке Макаренко с женой т.2 М.1995 с.273 + в т.8 М.1986 с.142 низ ] он был знаком еще по Куряже. Сибиряк из Омска, после смерти матери и гибели отца в 1917 году Волченко покинул родные края. Пятнадцатилетним мальчиком он попал в тогдашнюю колонию им. 7 ноября, которая в 1926 году была “завоевана” горьковцами. При организации духового оркестра в куряжской колонии (в 1927 г.) он стал учиться играть на флейте-пикколо, а через пару лет овладел уже всеми инструментами. В 1929 году “Волчок” покинул колонию и перешел в коммуну, где стал заместителем капельмейстера [См.: Второе рождение. Трудовая коммуна им. Ф.Э. Дзержинского, Харьков. - (Харьков), 1932, с.95-97], а в 1933 году поступил на музыкальный рабфак.

Самодеятельный духовой оркестр Волченко был на Олимпиаде гвоздем программы: Бетховен, Гуно, Бизе, Гулак-Артемовский - вот далеко не полный перечень репертуара, подготовленного к смотру.

Герман Адлер, профессиональный немецкий дирижер, провел с оркестрами коммун им. Дзержинского и Балицкого несколько репетиций. “Несмотря на то, что большинство исполнителей не так давно взяли в руки свои инструменты, еще очень молоды по своему музыкальному стажу - игра оркестров заслуживает, чтобы ее оценили. Что касается чувств и понимания стиля произведений, волевой напористости, чуткости, ловкости, и, особенно, горячего старания - у них могут поучиться иногда немало профессионалов” [Адлер Г. Про це тiльки пiсень спiвати. // „Bicтi", 1936, № 1034, 06.05., с.З; также в: Hillig G. (Hrsg.). Makarenko-Materialien IV. Ucrainica. - Marburg (серия “Beitrage zur sozialistischen Padagogik”, Bd.12), 1982 (ссылки как на: Ucrainica), c.254. Из газ. „Дзержинец" 1 мая 1936 г.].

Или вот еще одна судьба. В приказе наркома по итогам Олимпиады от 10 мая 1936 г. награждена Наша Клеточкипа - “стипендией до окончания музыкального техникума - 150 рублей в месяц” [Архив МВД Украины, 46-1-1 д. л.38.].

Похоронив в Самаре родителей, умерших от голода, она выехала на Украину, попала в “Дзержинку”. Работала укладчицей в цехе фотоаппаратов и увлеклась пением. Голос Паше ставил известный в Харькове педагог-профессор Голубев. Ну, а кто “ставил” душу - мы догадываемся сами.

Вот любопытная деталь. Одна из воспитанниц коммуны им. Дзержинского, Лиля Рабинович, вызвала овации в зале, исполнив украинскую песню. 4 мая 1936 г. Киевский оперный театр заполнила именитая публика - Косиор, Постышев, Петровский, Любченко, Якир, Балицкий, Попов, Затонский, “коминтерновец” Вильгельм Пик, стахановцы, военачальники, творческая общественность столицы Украины [См.: Перша ухраiнська олiпiада трудових комун, колонii i прийомникiв-разподiльникiв НКВС УСРР. // „Biciтi", 1936, № 103, 05.05., с.1; также в: Uciainica, с.247].

Все аплодировали и не знали, что в соответствии с утвержденной программой Лиля должна была петь другую песню [См.: Зап. кн. № 8, запись № 687]. Мелочь по сегодняшним дням... Но в те времена регламент был чрезвычайно жестким, отступление от него каралось. Насколько нужно иметь смелость и решительность, чтобы в этот ответственный день подчеркнуть (для тех, кто знал программу концерта) - буду петь то, что нравится!

Концерт удался. Зрители увидели 25 номеров художественной самодеятельности, в фойе была организована выставка художественных работ воспитанников.

На следующий день в киевском клубе НКВД состоялась встреча участников Олимпиады с Балицким, которая прошла в дружеской, сердечной атмосфере. В заключение нарком сказал: “Несмотря на то, что вы вчера имели шумный и бурный успех, нельзя не забывать, что это только начало. Зазнаваться не следует, а работать надо еще очень много и много” [Ройтенберг, Встреча с наркомом. // “Дзержинец”, 1936, №20, 13.05, с. 1].

Практически за каждым именем в приказе наркома внутренних дел УССР Балицкого - характеры воспитанников, трудные биографии, черты ярких индивидуумов.

По итогам Олимпиада нарком подписал приказ, поощрявший месячным окладом управляющих коммунами № 1 им. Ф.Э. Дзержинского и № 2 им. В.А. Балицкого - Тихонова и Бермана, управляющего Одесской трудколонией № 3 Цыбульского, помуправляющего (помначальника) коммуной № 1 Дидоренко, начальника Отдела трудколоний Днепропетровской области Матурина. Сотрудники Отдела трудколоний НКВД УССР Талалаевский, Осовский, секретарь ОТК Тамара Букшпан также были отмечены в приказе наркома. Начальнику Отдела Ахматову “за отличное руководство проведением Олимпиады и ее подготовкой” объявили благодарность. Макаренко нарком объявил благодарность и премировал месячным окладом [Архив МВД Украины, 46-1-1 д, лл.37-40].

И самое важное - нарком поощрил не только чиновников и персонал колоний и коммун, но и 90 колонистов, коммунаров и воспитанников детприемников. Награды были самые разные: часы, костюмы, отрезы на платье, велосипеды, стипендии.

Например, воспитанница коммуны им. Ф.Э. Дзержинского Семенова в приказе наркома поощрена за “танцы и организацию балетной группы в коммуне - стипендией в 100 рублей в месяц до окончания балетной студии Харьковского государственного театра оперы и балета”.

Однако особой наградой для воспитанников стал другой приказ Наркома, подписанный 29 июня 1936 г. Этим документом произведен выпуск 255 лучших воспитанников трудкоммун и трудколопий. “Многие из них были подлинными стахановцами на фабриках и заводах, подготовились к самостоятельной жизни и могут быть выпущены из колоний активными участниками социалистического строительства” [Там же, л. 155].

Олимпиада продемонстрировала то, что должна была продемонстрировать вождям: “Вчерашний беспризорник и правонарушитель твердо стоит уже сегодня обеими ногами на новой земле. Ему ненавистна и отвратительна прошлая жизнь на улице, в окружении воров и паразитов” [Дусавицький Г. Творчiсть вдруге народжених. // “Пролетарська правда”, 1936, № 104, 06.05., с.З; также в: Uciainica, с.248].

В чем же проявился здесь творческий талант Макаренко?

Во-первых, Макаренко стал автором идеи проведения Олимпиады. К слову сказать, эта форма работы с подростками популярна до настоящего времени в воспитательно-трудовых колониях Украины.

Во-вторых, именно подготовка к Олимпиаде по крупицам нашла и собрала по колониям и приемникам-распределителям республики юных танцоров, певцов и чтецов, не говоря уже о художниках.

Особенно сложным было, видимо, привлечь к участию в Олимпиаде подростков из приемников-распределителей. Напомним, что в приемники на короткий срок - до направления в колонию или доставки родителям, опекунам - попадали беспризорные дети, задержанные милицией на улицах, в поездах и т.н. Они тоже участвовали в Олимпиаде и весьма успешно. “Бурю восхищения и умиления вызвала самая младшая участница олимпиады Алла Красавина из ворошиловградского распределителя, которая тоже танцевала “Яблочко” [Там же].

В-третьих, именно Олимпиада определила дальнейшую судьбу многих ее участников. Юные дарования впервые в жизни вышли на профессиональную сцену, испытали сильнейшее волнение от соприкосновения с переполненным залом.

Это не прошло бесследно для тех, кто рожден был быть артистом: спустя два года Макаренко пишет уже из Москвы своему воспитаннику Л. Конисевичу: “Были харьковские актеры во главе с Клавой Борискиной, заходят и другие. Народ все правильный, и моя совесть не страдает” [Письмо А.С. Макаренко к Л.В. Конисевичу от 20.10.1938; в: IIC, т.8, с.95-96 (здесь - с.96).]. Имя Борискиной мы встречаем впервые в приказе наркома Балицкого: “Наградить [...] по 1-ой трудкоммуне имени Ф.Э. Дзержинского - Борискину (художественное чтение) - командировкой в ВУЗ и стипендией до окончания ВУЗа в 150 рублей в месяц” [Архив МВД Украины, 46-1-1 д, лл.37-40].

В-четвертых, нужно было собрать всех в Киеве, расселить, одеть соответствующим образом и накормить, для чего необходимо было иметь не только творческий талант.

Наконец, Макаренко по-пушкински заставил своих начальников уважать себя. Они уже не могли остановить запущенный им маховик Олимпиады, хотя зачастую, оставив все “дела”, врывались на сцену театра во время репетиции.

“Влетает начальник возмущенный, грубо вырывает у меня из рук программу. Я, конечно, обижен, но я понимаю, что программы бросить нельзя и начальник с нею не справится. И я не разыгрываю обиды, а остаюсь за сценой” [Зап. кн. № 8, запись № 687].

Не было ли все это своего рода показным мероприятием, “Веселыми ребятами” по-киевски?

Безусловно, нет! За присутствием на концерте колонистов всех без исключения украинских вождей того времени кроется нечто большее, чем стремление продемонстрировать сопричастность к решению проблемы беспризорности аплодисментами. Те, кто был на заключительном концерте Олимпиады, воочию убедились в том, что из подростка-преступника можно создать человека. Он не утрачен для общества, если вокруг него воспитатели, крепкий коллектив. Он поддается лепке, он очень талантлив. Нужно только уметь обнаружить в нем те струны, которые будут звучать.

Примечательно, что в находящемся в личном архиве педагога-писателя экземпляре приказа о награждении организаторов и участников киевской Олимпиады фамилия Балицкого стерта [См.: РГАЛИ, 332-2-67], без всякого сомнения из-за репрессии наркома, имя которого в 1937 году исключили из украинской истории. По свидетельству Клавы Борискиной [В беседе с Л. Пехой (в 1964 г.)], коммунары-дзержинцы, получившие тогда по приказу стипендии, в том числе и она сама, после ареста Балицкого лишились их и Макаренко финансировал учебу своих воспитанников из личных средств.

Нельзя было предвидеть, что для “чекиста поневоле” данное мероприятие станет вершиной его работы в ОТК. Воспитанники коммуны им. Ф.Э. Дзержинского не смогли больше повторить свой киевский успех. На Всесоюзном смотре художественной самодеятельности в июне 1936 г. в Москве [Единственное упоминание в макаренковедении о Всесоюзной олимпиаде учреждений ОТК НКВД есть у Морозовой Н.А. (с.114), но здесь это мероприятие ошибочно датировано маем (17-30) 1936 г.], в котором приняли участие более 2.000 воспитанников трудкоммун и трудколоний СССР (в том числе и 140 дзержинцев [См.: письмо Макаренко к Л. Салько от 02.06.1936 г.; РГАЛИ, 332-5-53, л. 1]), проявились их творческие возможности. Коммунар Е. Ройтенберг в своем отчете о Всесоюзной олимпиаде перечисляет области творческих возможностей дзержинцев, которые до сих пор не были реализованы: акробатика, струнный оркестр, ансамбль баянистов, балетная студия, а также предлагает расширить хор и активизировать джаз [См.: Ройтенберг. На всесоюзном смотре художественной самодеятельности. Итоги и выводы. // “Дзержинец”, 1936, № 28, 30.06., с.2]. Через три месяца после Всесоюзной олимпиады газета “Дзержинец” писала о резкой критике их работы со стороны жюри смотра. Так, по поводу деятельности драмкружка - гордости дзержинцев, над которым, как уже упомянуто, шефствовал Харьковский театр русской драмы, жюри подчеркнуло: “Кружок существует 4 года. Большой стаж и очень малые, судя по показанному на смотре, результаты”. “Учебы в кружке нет. Исполнители еще не знают техники разработки роли и их способности полностью еще не раскрыты” [Носков, Упорно и серьезно работать. // “Дзержинец”, 1936, Ко 33, 13.09., с.2].

16 июня 1936 г. Г.С. Макаренко сообщала Леве, что муж собирается “лететь в Москву на аэроплане, девятнадцатого”, на последний день Всесоюзной олимпиады и участвовать в творческом представлении в Большом театре “в присутствии правительства” [РГАЛИ, 332-5-107, л.25]. О надеждах, связанных с этим чрезвычайным событием, газета “Дзержинец” писала: “[...) нас будут слушать наши великие вожди, руководители нашей великой партии, руководители всесоюзного правительства. Может быть сбудется наша мечта и нас приедет послушать великий вождь народов - тов. Сталин” [Нас будут слышать наши вожди. // “Дзержинец”, 1936, №23, 01.06., с.1]. Однако московские газеты о подобном мероприятии в Большом театре умалчивают, из чего можно заключить, что оно не состоялось - по всей вероятности потому, что 18 июня умер М. Горький и в стране был объявлен траур. Страстное желание харьковских коммунаров-“олимпийцев” увидеть “всесоюзных вождей” не сбылось, а Макаренко остался в Киеве. Посетить любимую Москву ему удалось лишь через месяц... (с.87-98).


Воспитание гражданина в педагогике А.С. Макаренко: В 2 ч. / Автор С.С. Невская. - М.: 2006. - 976 с.

Из дневника А.С. Макаренко .. 25 апреля [1938, Москва]

Писать почти не дают. За пять дней сделал 37 листиков (Всего 175). Все-таки вторая часть приближается к концу. Впечатление у меня - неразборчивое. Много времени отнимает “Октябрь”, ну его к черту. Там торчишь три четыре часа, а потом с рукописями. Ответа Стороженко не написал. Связался со статьей “Судьба” для “Октября”. Она не получается. Для таких статей требуется время. Кроме того, “Правда ” заказала для первомайского номера какую-то юмористику о <...> - сейчас усаживаюсь писать. Много писем, на которые нужно отвечать, с Авдеенко скандал настоящий.

Думаю, что [для] конца второй части нужно еще 35 листиков, собственно говоря, два хороших дня, если бы было время. А в таком случае для третьей части дней 10. Только боюсь - не дадут. Посмотрим. Очень досадно: 26-27 у меня заняты целиком. Как дорого нужно ценить каждый вечер! Нельзя их раздавать направо и налево.

5 мая

Вторую часть “Флаги на башнях” сдал 4 мая и Ермилову и в Детиздат - Никитину. Ермилов по-прежнему выражает восторги, которым я по-прежнему не верю. В Детиздате ничего не выражают, но как будто собираются печатать, во всяком случае разговаривают о художнике. В общем, впечатление у меня от редакторов рябенькое, а у них о романе. Посмотрим, что будет дальше. Вчера начал 3-ю часть. Ее растягивать не нужно, но все равно ничего не успею сделать. 13-го собираемся выезжать в Ялту. Придется досылать из Ялты. Писать здесь не дают.

В “Октябре” по-прежнему хмуро и скучно. Мне там делать нечего, кроме чтения убийственных рукописей. И денег у них нет, и любой почин они встречают сонным морганьем, и видно на глаз, что каждый занят собственными делами. А вообще сидят и ждут, может быть, кто-нибудь принесет хороший роман.

В Одессу к 20 нужно еще отвезти сценарий. Что это будет. Во всяком случае, я сегодня под “Флаги на башнях” у Ермилова выпросил полторы тысячи. .. (с.831-2)

А.С. Макаренко в письме А.О. Авдеенко от 3.05.1938 г., извиняясь за то, что не прочитал рукопись романа Александра Остаповича, писал: “.. Я перед Вами виноват, как самая захудалая свинья. Виноват, честное слово, не по злой воле. Я человек - несчастный, меня загоняли, и я похож на угорелую лошадь. У меня на плечах свой роман - “Флаги на башнях”, - на него все сроки и пропущены, все деньги, взятые под роман, давно прожиты, неловко перед людьми, а писать некогда. Москва для меня гибель... Меня, как Вы знаете, почти не издают, во всяком случае, не переиздают, нужно эти самые презренные средства к жизни зарабатывать горбом. Дальше - сейчас меня пристроили заместителем редактора “Октября”, я там провожу целый день, и тоже пользы от моей работы нуль - читаю жалкие рукописи, скучные, пресные, бесталанные...” См.: Неизданные письма. (А.С. Макаренко, A.M. Горький, А.О. Авдеенко: переплетение судеб) / Составитель и автор очерка С.С. Невская. Ч. 2. М.: НИИ семьи, 1998. С. 75-76. Серия “Неизвестный Макаренко ”. Выпуск 9.

1 июня, Ялта .. В Ялте за 15 дней сделано много. Написал последние шесть листов “Флаги на башнях” и отправил .. “Флаги на башнях” в общем получились ничего, есть хорошие главы, и есть, кажется, колорит. Здесь для сценария читает рукопись М.А. Барская и хвалит .. (с.832).

Примечание С.С. Невской. - Барская (Чардынина) Маргарита Александровна (1901-1939) - актриса, режиссер; известность получила как сценарист и постановщик детского фильма “Рваные башмаки” (1933) (с.970).

9 июня, Ялта. Ермилов прислал письмо - совершенно исключительный, пространный отзыв о “Флагах на башнях”. “Детиздат” молчит. О “Чести” Ермилов отзывается очень плохо.

Ромицын из Одесской студии прислал телеграмму - требует сценарий. Думал, думал и сценарий даже не начал. Ответил письмом, в котором предлагаю сценарий “Флаги на башнях” с непременным режиссерством Барской. Просил ответить в Москву.

Беспокоит “Детиздат”. При той растерянной безвкусице и самодурстве, которая у них существует, можно ожидать чего угодно.

12-го должен уехать отсюда, чтобы заехать на вечер в Каче.

Сценарий по “Флагам на башнях” идет хорошо, сегодня, вероятно, будет закончен.

Пора приступать к роману “Пути поколения”. Что это за роман будет? Кроме общей темы ничего нет.
(ZT. Про "Пути поколения" А.С. Макаренко: http://zt1.narod.ru/doc/pro-Puti-pokoleniya-ASM.doc).

11 июня, Ялта. Завтра уезжаю. Сценарий закончил и перепечатал в чистовку до сцены “Соломон Давыдович у диаграммы”. Ромицын снова телеграммой требует сценарий ..

15 июня, Москва. Сегодня возвратился из Ялты .. (с.833).

26 июля.

Звонил Андрееву из “Детиздата” и он мне звонил. Не захотел сказать Гале, хочет завтра со мной поговорить. О чем? Посмотрим. Никитин просто уехал в отпуск.

Ермилов об Авдеенко страшно плохого мнения. Там все инспирирует Либединский, человек не очень грамотный и без вкуса. Начинаю подозревать, что и у Ермилова со вкусом не очень и очень не важно вспоминать, как он расхвалил “Флаги на башнях”.

Сегодня сдал в “Детскую литературу” статью о стиле детской книги. Вышло немного куцо, но формулы правильные.

“Октябрь” мой ответ Малахову, кажется, печатает, просили только согласиться на уменьшение рукописи.

Сегодня заканчиваю стенограмму о том, как я работаю. Пойдет в “Литературной учебе”. На завтра тоже нужно сдать отзывы о сборнике начинающих.

“Детиздат”, вероятно, печатать “Флаги на башнях” не будет. Придется обратиться к Лозовскому.

Плохо без дачи. Галя очень страдает.

28 июля

Стенограмму беседы с начинающими сегодня сдал. В “Детиздате” начинает проясняться. В общем они требуют от меня некоторых приспособлений к “детскому пониманию”. Почти уверен, что эти ханжы потребуют от меня выбросить Ванду. 1-го августа пойду разговаривать с редактором Воробьевой.

Вчера в ССП директор “Гослитиздата” Лозовский говорил, что нет книг к ХХ-летию Комсомола. Я промолчал о “Флагах на башнях”. Эта книга, вся наполненная атмосферой советской молодежи, была бы лучшим подарком к юбилею комсомола. Так же думает и Ермилов. Он обещал сегодня поговорить с Серебрянским. Во всяком случае, если “Детиздат” будет сокращать, само собой станет вопрос об отдельном издании в “Гослитиздате”. Неужели заговор будет продолжен, и сошлются на отсутствие бумаги?

“Молодая Гвардия” вспомнила о “Путях поколения”. Я просил было к 1 сентября - никак не выходят. Требуют к 20 августа. Сегодня начал работать. Пока привожу в порядок материалы. Черт знает что! Сюжета еще не знаю, а через 23 дня дать, по крайней мере, половину. Просто безобразие.

Очень мешает загрузка в секции прозаиков и в консультации.

В. Катаев говорит, что ему очень понравился рассказ “Премия”.

4 августа

Наконец, откровенно поговорил в “Детиздате”о “Флагах на башнях”. Какая-то сплошь серая, маленькая, неопределенного возраста редакторша Воробьева, кажется, главная вдохновительница всей этой истории, с довольно очевидным озлоблением заявила мне, что роман нужно “переработать”. Потом оказалось, что переработка требуется очень большая. Претензии такие:

1. Это воспитательное учреждение, а не видно, как перевоспитываются.
2. Лучше усилить роль Руслана - перековку.
3. Не видно вообще отдельных лиц, а все коллектив и коллектив,
4. Герои не запоминаются.
5. Скучно и длинно.
6. Рыхло.
7. Это не роман, а ряд очерков.
8. Говорится о заводе, а не видно, как работают отдельные лица.

Я поднял настоящий крик. Протестовал, что мне навязывают тему перековки, что меня принуждают показывать коллектив, как простую сумму членов. Потребовал рукописи обратно. Но пришел Андреев - директор “Детиздата” - и заявил, что он сам берет читать и 7-го мне позвонит.

Совершенно очевидно, что там засели люди, которые меня не выносят еще из Наркомпроса. Это было видно уже во время первых разговоров по взглядам, по отдельным словечкам. Воробьева и Никитин, по всему заметно, ненавидят каждую мою строчку.

При таких обстоятельствах ожидать что-либо от Андреева не приходится. “Детиздат” - это гнездо моих принципиальных противников, идеалистов и слюнтяев, сентиментальных индивидуалистов. Андреев, если бы даже захотел, побороть эту братию не сможет.

Кажется, это “педагогическое” сопротивление проникло в “Гослитиздат”. Во всяком случае Ермилов с 28 июля молчит об отдельном издании, хотя тогда обещал с кем-то разговаривать. Очень вероятно, что первая часть романа кого-то уже задела за живое. Роман в большой опасности, и я не буду удивлен, если и “Красная новь” приостановит его печатание. Замолкли что-то и об английском переводе.

Одним словом, на меня идут походы с двух сторон: по “Чести” на литературном фронте, по “Флагам” на педагогическом.

Страшно интересно.

Все-таки завтра подаю заявку в “Гослитиздат”. И все-таки пишу “Пути поколения” - условно.

Для этой вещи хорошо перебрал материал записных книжек и список действующих лиц. Из тумана вырисовывается какая-то интересная ситуация. Сегодня вечером буду работать над ее прояснением.
(ZT. Про "Пути поколения" А.С. Макаренко: http://zt1.narod.ru/doc/pro-Puti-pokoleniya-ASM.doc).

12 августа

Все оит на месте. Удивительно до анекдота. Лозовскому подал заявку. Он говорит, что начало читал, но “на челе его высоком не отразилось ничего”. Тогда 5-го числа он обещал позвонить 7-го, но до сих пор ни он, ни Андреев не звонили.

Вчера узнал, что Ермилов снят, на его место Фадеев. Что-то такое в связи с Шагинян.

“Известия” просили написать статью о книге Гурвича. И хочется написать и чего-то не работается. 5-го на улице со мной случился обморок. Врачи толкуют о переутомлении. Работать запретили, устраивается на месяц Переделкино. “Пути поколения” и все остальное застряли.
(ZT. Про "Пути поколения" А.С. Макаренко: http://zt1.narod.ru/doc/pro-Puti-pokoleniya-ASM.doc).

Темно, что будет завтра с литературой. Говорят, у Лозовского 400 вещей “заматрицировано”, - нет бумаги. Вероятно, врут. Но, кажется, и “Честь” заматрицирована. Уезжаю в Переделкино, и у меня такое состояние: возвращусь, - будет все так же стоять на месте. Завтра иду на Верховный Совет - ССП прислал билет.

Вчера прислали верстку 3-ей части “Флагов на башнях”.

18 августа

Собственно говоря, движения почти никакого. Резник в Гослитиздате говорит, что “Флаги на башнях” давно стоят в плане, что 15 сентября можно подписать договор. Либединский, говорят, пишет хорошую статью о романе. Кое-какие читатели, читавшие 1-ю часть, говорят, что там есть повторения “П. П.”. Может быть. Это все пришло от этого проклятого сценария. Болыиинство о первой части разговаривает сдержанно. “Детиздат” просто молчит .. (с.836-9).

Москва, 13 декабря .. Каждый день растерзывается на мелочи: посетители, начинающие, целое море рукописей, гости, походы, и совещания и письма. Что делать? Нужна особая резкость и напористость в защите. А, может быть, я просто заленился.

“Флаги на башнях” несколько переделываю - приходится уменьшать идилличность. О “Чести” снова предстоят какие-то разговоры. С московским сценарием нажимают. Вообще сложно. Самое главное - нет возможности работать.

17 декабря

Кое-кто предсказывал правильно. Меня со всех сторон мучают и многие, вероятно, беспричинно - просто не нравлюсь. Какой-то Лоскутов в “Л.Г.” целый подвал - “Два писателя”. Тон приличный, но считает “ФНБ” неудачей, точностью формулировки не затрудняется. Уверяет, что эта книга - моя мечта, и что в книге все подлажено и нет борьбы и становления характеров. Вообще, критика все та же формальная, отходящая от кодексов старых законов. Все это скучно. Нельзя мириться с таким положением, когда какой-то Лоскутов пишет, что хочет, и возражать ему невозможно. Надо просто терпеть. Читатели о “ФНБ” пишут хорошо.

Неужели критики не видят, что в “ФНБ” совсем иная тема, чем в “ПП”.

Посмотрим.

28 декабря

Скучно и однообразно. С “Флагами” тянется, тянется, с “Честью” снова переделка. В “Киноатмосфере” какой-то Юткевич уже говорил, что “Флаги” - провал. Нашлись новые этикетки, при помощи которых так легко расправляются.

Московский сценарий никак не могу начать, - не найду фабулы. Никакая пошлятина не хочет влезать в детское общество. Мода требует от меня грубейших поворотов и при этом старомодных. Какие-то беспринципные бестии [ZT. с-л-соловейчики] задают тон и замечательно деятельно перевоспитывают нашу публику на какой-то дешевый, глупый и вредный лад. Бестий этих много, они все хотят кушать и бороться с ними невозможно. Если им открыто возразить, они накинутся всей толпой и даже партийная скорая помощь никогда не подоспеет.

Вчера сдал рассказ “Новые годы” для Киевской газеты. Мне и Гале нравится - Авдеенко нет.

Заключил договор с “Красной новью” на II том “Книги для родителей”. А когда писать? Договоров, договоров! “Ньютоновы кольца” лежат. Когда я за них возьмусь?

И денег все равно нет. Если были бы деньги, какую я хорошую книгу мог бы написать о Человеке, как я его вижу в нашей замечательной потенции,

30 декабря

Вчера закончил рассказ для “Известий” “Расчет свободно несущих крыльев”. Откуда-то такие у меня чувства, что мой рассказ им теперь не нужен - переменились какие-то обстоятельства. Рассказ вышел оригинально лирический, но едва ли он увидит печать.

Нужно серьезно приниматься за сценарий, а меня измучили чужие рукописи.

11 января 1939 г.

Ни в “Известиях”, ни в “Советской Украине” мои рассказы не напечатаны. Принимаю это как явление совершенно естественное.

В “Детиздате”, куда меня вызвали, сказали только одно, что “Флаги” они печатать не будут: не подходит для детского возраста и, кроме того “быт”. Быт! Ну что против этого скажешь. Есть слова, которые, собственно говоря, ничего не говорят, но употребляются с осуждением.

Сценарий “Союздетфильму” сдал и прочитал. Хоть и много над ним повозился, но, по-моему, сценарий вышел совсем не плохой, конечно, лучше “Семиклассников”. К моему удивлению, он был встречен довольно холодно. Что-то такое говорили: есть, конечно, достоинства, но это повесть, нет драматизма, облегченный конфликт.

Нужно давать убийства и “конфликты” - это в ФЗУ. На 17-е назначено обсуждение, но я уже ничего хорошего не жду. Не думаю, чтобы они отклонили его без всяких условий, но вероятно, придется повозиться.

Ставский вызывал в “Новый мир” - напишите повесть, но договора все-таки не предложил.

Из “Гослитиздата” о “Флагах” ничего. Договор на “Книгу для родителей”, кажется, состоится.

В “Октябре” опять запрягли. Пробавляюсь самой неприличной мелочью - рецензиями, консультацией, сегодня подписал договор на редактирование детского календаря.

Принимаюсь за пьесу для Ленинграда. Кого в ней убить, зарезать, какой придумать ужасный конфликт.

Для Одессы, кажется, нашел сюжет достаточно кровожадный - помогает Галя.

“Молодая Гвардия” молчит (с.842-4).

В файле http://zt1.narod.ru/isprav-u.htm по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона кн. 25 СПб 1894 обзор: Исправительные заведения [успешные исправительные заведения] для малолетних [в разных странах за прошлые десятилетия].

Вставка 15.08.2009. Из http://ztnen.livejournal.com/7044.html

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

:
> если бы было с жёсткой дисциплиной учебное заведение, я бы его отдала. Но никто таких учреждений не откроет. Их в системе образования не существует.
ZT. Строгая дисциплина, конечно, нужна, но дело обстоит более обще:
для подростков "оболтусов" сочетания "обычная семья – обычная школа" просто не адекватны:
природа их жаждет и требует иной структуры бытия:
той структуры бытия, которая до и после 1917 года, увы, именовалась:
"исправительная колония".
Вот этот неправильный эпитет: "исправительное"
1) шельмовал замечательную структуру и
2) отпугивал от неё (от пригородной школы-хозяйства) и ребят, и педагогов,
и вот это-то историческое предубеждение и надо прорвать.

Из такого рода обзоров всегда видно, что успешные воспитательные интернатно- хозяйственные учреждения (заведения), - во всех без исключения странах и во все без исключения десятилетия, - всегда были ИМЕННО И ТОЛЬКО ОТДЕЛЬНЫМИ ПРИМЕРАМИ.
Надо принять за постулат: макаренковско-учрежденческое возможно в варианте многочисленных или немногочисленных, но: ИМЕННО И ТОЛЬКО - ОТДЕЛЬНЫХ ПРИМЕРОВ, а иные вожделения всегда обернутся лишь хрущёвско-кукурузными потугами. Внедрение не в массовом порядке, а только точечно: там, где для подростково-юношеской исто макаренковской локально-воспитательной СТРУКТУРЫ (рабоче-крестьянского образовательно-воспитательного корпуса = макаренковской школы-хозяйства) сошлись все необходимые а) локально-субъективные и б) локально-объективные предпосылки. Иное даст профанацию = дискредитацию.

Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. [ Вьетнам ] Проведенный в 1979-1983 гг. опрос слушателей учебного курса “А.С. Макаренко” для директоров и учителей средних школ и сельскохозяйственных трудовых и общеобразовательных школ показал, что А.С. Макаренко воспринимается как “педагог боевого, активного, динамического и даже рискованного характера”, “деятельный мыслитель” (Фук В. Учит, газета, М., 24 марта 1984 г.) (с.279).


Фролов Анат. Арк. А.С. Макаренко в СССР, России и мире .. Н. Новгород 2006 .. В Дании “Педагогическая поэма” (“Путевка в жизнь”) вышла в 1955 г. Ведущий в этой стране макаренковед, психолог и детский писатель X. Расмуссен в 1991 г. сообщал: “Издательство ЦК датской компартии отказалось от ее печатанья. Сельская учительница К.-Л. Поильсен, случайно ознакомившись с немецким изданием “Поэмы”, была воодушевлена ответами А.С. Макаренко на вопросы, которые ее волновали. Сравнивая немецкий, английский и французский переводы этой книги, она подготовила издание на датском языке.

Рецензии на него, от восторженных до резко критических, весьма способствовали популяризации этой книги. Жители села гордились своей учительницей. Священник же, будучи совсем другого мнения, добился ее увольнения. Книга выдержала 5 изданий. К.-Л. Поильсон стала писательницей”. (Цит. по: Международные макаренковедческие исследования - III. Н. Новгород, 1994, с. 255).

X. [Харальд] Расмуссен, участник датского сопротивления фашизму, затем заведовал детским домом, где с успехом применял принципы А.С. Макаренко. Деятельность X. Расмуссена активно способствовала их использованию в системе социального воспитания, детских домах (с.97).

[...]

В Дании после издания “Педагогической поэмы” в 1955 г. взгляды и опыт А.С. Макаренко получили распространение прежде всего в теории и практике социальной педагогики, защиты детства. Результаты этой работы отражены в книге X. Расмуссена “Социальная педагогика” (Копенгаген, 1974), в исследованиях А. Слелунга, сборнике “Введение в марксистскую психологию” (Копенгаген, 1974, под редакцией А. Слелунга).

Новый, более совершенный перевод “Педагогической поэмы” сделала Р. Грандгаард, издание 1989 г.

Как сказал X. Расмуссен, он написал и издал первую в Западной Европе книгу об А.С. Макаренко, затем опубликовал еще несколько, последняя вышла в 1989 г. Он - член Союза детских писателей Дании, секретарь Общества психологов, ректор социально-педагогической семинарии в Копенгагене.

В середине 1960-х гг. опубликована статья А.С. Макаренко “Цель воспитания”, одна из его наиболее значительных теоретико-педагогических, полемически заостренных работ (в переводе с нем. яз., из т. 5 его сочинений, Берлин, 1964).

“В организации “Марксистские педагоги” в середине 1960-х гг. в Дании макаренковский опыт играл большую роль в педагогических дискуссиях, значительно повышая их значимость. Здесь согласия с марксистскими представлениями в педагогике возникало даже больше, чем в некоторых социалистических странах” (Расмуссен X. К усвоению идей Макаренко в Дании. Практический опыт в государственном воспитательном доме Бегхольт // Международные макаренковедческие исследования II. Марбург, 1993, с. 100).

В этой статье два аспекта разработки макаренковского наследия раскрыты в параграфах: Восприятие коллективного воспитания; Желание действовать (с. 103-107).

Опыт открытого в 1974 г. детского дома в Бегхольт описан в рубриках: Как мы шли к нему, Государственное учреждение, От “толпы” к группе; Первый год, Воровство, Организация свободного времени, Политическое воспитание, Школьное направление, Государственно-трудовое направление (два металлообрабатывающего участка и один электрошвейный, трикотажный отдел, трудовые работы для общежития и др.), Заключение (с. 107-129). В детдоме 30 “трудных” подростков и юношей 12-18 лет, мальчиков и девочек. Об основных принципах его деятельности говорится на с. 110-111 (с.170).

[...]

В 1989 г. в Копенгагене вышла книга X. Расмуссена “Макаренко - педагог и писатель”, со списком литературы, включающем 59 наименований источников на датском, немецком и английском языках. В книге 7 глав: В условиях бедности (Дом Антона, Школьные годы, Подготовка учителя); В пути (Народный учитель, Перевод в другую школу, Окончание образования, Учитель в Крюкове, Снова в Полтаве, Трудовая школа); Колония им. М. Горького - педагогическая революция (Трудная задача, Исправление по-новому, Комсомол, Новая демократия, Завоевание Куряжа, Горьковцы рассказывают, М. Горький и горьковцы, Горький в гостях); Три женщины в жизни Макаренко (Е.Ф. Григорович, Г.С. Салько, Н.К. Крупская); Коммуна им. Ф.Э. Дзержинского (Мечта становится явью, От ремесленного труда к индустриальному, Почетная грамота и неприятности, Разнообразное свободное время, Гости, Летние походы, Самоуправление, Спор о компетентности, Макаренко разжалован); Переезд в Киев. Профессиональный писатель (Проверяющий, Первая книга, ФД-1, Педагогическая поэма - автобиография? Совершенный коллектив, Флаги на башнях); Писатель в Москве (Писатель и публицист, Книга для родителей, Беспартийный большевик). Эпилог: Союз писателей прощается, Размышления.

На 6-м международном макаренковедческом симпозиуме в ФРГ (1989) X. Расмуссен выступил с информацией о применении идей и практики А.С. Макаренко “в условиях несоциалистической страны”. 15-летняя практика детского дома для “трудных” детей и подростков при его руководстве в Бегхольт, деятельность других учреждений такого рода позволяет ему сделать выводы:

“Опыт датских педагогов показывает, что на многих из них чтение произведений Макаренко оказало сильное влияние. Однако его педагогическая система может быть эффективно использована только в том случае, если педагогами созданы определенные предпосылки”.

В условиях Дании эти предпосылки состоят в следующем: детдом-интернат имеет свою школу и продуктивно работающие мастерские; он организуется по отделениям, состоящим из 10-12 человек, которые вместе учатся, работают и отдыхают, “вместе едят, стирают, чистят или чинят одежду и т.д.” (различие индивидуальных умений способствует развитию взаимопомощи); минимум половины времени для свободных занятий используется в индивидуальном порядке (другая половина - для занятий группой или совместно с другими группами); воспитатели в группах, педагоги в школе и мастерских придерживаются единых принципов и правил; мероприятия свободного времени, досуга планируются воспитателями, педагогами и воспитанниками на еженедельных общих собраниях; разнообразие досуга: от спорта до различных культурно-просветительных мероприятий; общественное и политическое воспитание, позволяющее практически развивать чувство ответственности за происходящее вокруг, желание активно работать на благо общества; время пребывания в учреждении - не менее 1 года; новички сразу включаются в деятельность учреждения, жизнь группы. Применяется совместное воспитание мальчиков и девочек.

“Опыт показывает, что воспитание “трудных” детей и подростков на основе этих методов дает более ощутимые результаты, чем в других интернатах Дании” (Материалы 6-го симпозиума, Марбург, 1994, с. 369-370).

В Дании вышла книга: “Деятельность советского педагога А.С. Макаренко (1888-1939) по воспитанию детского коллектива и использование его опыта в Дании”. В 1991 г. 2 детских дома для “трудных” детей действуют в полном соответствии с указанными выше установками (с.283-4).


ZT. Макаренко - это социальная инженерия (МИКРОСОЦИАЛЬНАЯ ИНЖЕНЕРИЯ), именно это надо бы в Макаренко раздраконивать, а всё остальное весьма бы потом.


Несколько заметок на память. - 1) А.С. Макаренко - это прежде всего нонконформист, а 90% прошлых и нынешних "макаренковедов" - это конформисты. Особенно это касается Светланы Сергеевны Невской. Читайте об этом в: http://ztnen.livejournal.com/1783.html.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

2) Вариант мероприятия в конференцзалах библиотек. - Секция Межрегиональной общественной организации "Макаренковское содружество". Феномен интернатной пригородной школы-хозяйства для подростков и юношей по "Методике организации воспитательного процесса" А.С. Макаренко (1888-1939) http://zt1.narod.ru/metodika.htm. Свободное обсуждение: за и против. Просмотр видеоматериалов. 3) На http://nnspu.ru/research/makarenkolab/index.html предлагается для скачивания две важные монографии А.А. Фролова : 2006 и 2007 г. 4) В макаренковедении плохо раскрыта тема, которую условно можно означить фразой А.С. Макаренко: "Мы здесь не фотоаппараты делаем, а людей" = надо строго следить, чтобы в хозяйственном (производственном) доминировало педагогическое (воспитательное), а не деляческое.

А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания .. 1921–1928 гг. .. А.А. Фролов, Е.Ю. Илалтдинова. – Н. Новгород 2007.361 .. В день юбилея горьковской колонии [30.08.1925] А.С. Макаренко преподнесен Приветственный адрес:
«Празднуя сегодня пятилетний юбилей колонии, вся ваша семья приветствует Вас, дорогой Антон Семенович, как основателя ее и руководителя, положившего все свои силы и труды в основу великого дела воспитания юношества.
Вы своей неослабевающей энергией вдохновляли идущих рука об руку с Вами по трудовому пути, освещенному ярким лучом Вашего ума и доброго сердца. Оно было родным и чутким для нас всех, заброшенных на большой жизненной дороге. Своей теплотой, сердечностью и лаской Вы сумели сблизить и сроднить нас, всех обездоленных и далеких, в одну большую колонийскую семью, а своим неустанным трудом и любовью к нему приучили и нас быть полезными обществу и государству.
Труд Ваш, Антон Семенович, был слишком тяжел, и много преград было на пути Вашей работы. Зато теперь, в день нашего юбилея, подводя итоги развития нашей мощи, духовной и материальной, мы все от всей души шлем Вам горячее искреннее спасибо. Побольше Вам простора, и наша уверенность в будущем претворится в действительность».
Далее следует 167 подписей воспитателей-учителей, сотрудников и воспитанников. Вначале подписи Е.Ф. Григорович, В.И. и Н.Т. Поповиченко, Е.Ф. Стебловская, Н.Э. Фере, Л.Т. Коваль, А.П. Сагредо, О.П. Ракович, М. Николаенко и др.
Затем подписи воспитанников: С.А. Калабалин, И.Г. Колос, П.П. Архангельский, Г.И. Супрун, Н.П. Лапотецкий, Н.Ф. Шершнев, Агнивцев, Стебловский, Суховин, Волков, Петров, Галатенко, Дуденко, Ледак, Белковский и др.
Адрес – серая коленкоровая папка с золотым тиснением цветочного орнамента, внизу в правом углу металлическая пластина с гравировкой: «Антону Семеновичу Макаренко. Колония им. М. Горького». Текст и подписи на двух вкладных листах, прикрепленных к папке белым шнуром. Над текстом – пейзаж и цветы, акварель. (Экспонат Педагогическо-мемориального музея А.С. Макаренко в г. Кременчуге).

--

From: "Goetz Hillig" To: "Zinoviy" Sent: Monday, April 07, 2008 1:20 PM > Dorogoj Zinovyj, priechal domoj, gde ja nashel Vash recenziju Frolova. Bol'shoe spasibo! Goetz

From Zinoviy (ZT): Dorogojj Goetz! Ja, - priekhav iz Moskvy, - ehhe porabotal nad recenziejj na Frolov 2006, tam v pervom zhe abzace u menja byl ljap: ne to nazvanie analiziruemyjj knigi. Ja chto-to pravil i dobavljal i v drugikh mestakh recenzii. Vozmozhno, - ne znaju, - ja budu ehhe zagljadyvat` v ukazannyjj mojj tekst i chto-to tam izmenjat`-dobavljat`. Poehtomu ja povesil svoju recenziju na Frolov-2006 na mojj sajjt: http://zt1.narod.ru/doc/frolov06.doc, i imenno po ehtomu fajjlu v internete i nado by chitat`/skachivat`/sokhranjat` ehtu moju recenziju. Abarinovu i Ehdgaru recenzija pokazalas` cennojj, no vot Vifleemskomu Anatoliju Borisovichu ona sovsem ne ponravilas`: na vkus, na cvet tovarihhejj net...


From http://ztnen.livejournal.com

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

У Макаренко самый главный образ – гимнастический зал. В ПП А.С.М., в гл. На педагогических ухабах : .. Создание нужного типа поведения - это прежде всего вопрос опыта, привычки, длительных упражнений в том, что нам нужно. И гимнастическим залом для таких упражнений должен быть наш советский коллектив (ZT. вообще воспитательно-образовательное учреждение – интернатная школа-хозяйство), наполненный такими трапециями и параллельными брусьями, которые нам сейчас нужны .. + "Наш путь единственный - упражнение в поведении, и наш коллектив - гимнастический зал для такой гимнастики." (т.2 М.1983 с.128).

ZT. Как, скажем, для боксера или, скажем, для велосипедиста нужно в гимнастических залах прорабатывать нужные группы мышц, так и в макаренковских интернатных школах-хозяйствах как социально-воспитательных гимнастических залах нужно прорабатывать мышцы волевые, мышцы поведенческие, мышцы моральные.

Плюс: скорее всего только в интернатном можно создать и закрепить в ребятах феномен чести и достоинства учреждения, а значит чести и достоинства самих ребят. Плюс: задачи оснащения и учебы.

Приведенное - основные киты А.С. Макаренко, и, так сказать навскидку, именно по ним и нужно бы оценивать учреждения на макаренковских конкурсах.

15 апреля 2008 г. Ткаченко Андрею Владимировичу (Т.А.В.) на: кафедра педагогического мастерства, ул. Остроградского, 2, г. Полтава, Украина, 36003. Контактные телефоны: раб. (05322) 2-58-11.
По машинописи: ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДРАМА ТРУДОВОЙ КОЛОНИИ ИМ. М. ГОРЬКОГО.
Стиль статьи меня вообще не удовлетворил, но особенно-то не понравилось мне такое манерное ..
.. В духе С.С. Невской, отчасти и в духе А.А. Фролова ..
.. Особенно-то не понравилось мне такое манерное. -
Т.А.В. л.1 .. разработанной Макаренко гуманистической воспитательной системы .. л.2 .. фактор развития макаренковской гуманистической воспитательной концепции ..
ZT. и дальше постоянно встречаются всё те же "гуманистические" слюнявые эпитеты.
В отличие от таких, как a la Корчак, Макаренко никогда не подстраивался под интеллигентскую "элитную" обывательщину, и у Макаренко декларации и клятвы о завзятой, мол, гумманистичности его (Макаренко) методов, разработок и действий – никогда не встречаются.
Макаренко покривился бы как от зубной боли от таких в его адрес субтильных эпитетов,
это всё сопли в духе, повторяю, С.С. Невской и А.А. Фролова,
это - втискивание Макаренко в расхожие интеллигентско-обывательские шаблоны.
Такой стилистике, и вообще таковым завзятым оценкам - не место в действительно научных текстах.
Если ты, Андрей, и в новое издание Макаренко такое будешь проводить (скажем, в примечаниях), то это будет просто ужас, и для избежания подобного я хотел бы войти в число редакторов планируемого издания.
В "Не педагогикой единой" в "Народное образование" 1991,1 на с.155 к записи Макаренко: Маргарита говорит .. П. Лысенко дает примечание: Алигер – поэтесса. ZT. На каком основании? Скорее всего Макаренко имел в виду Маргариту Барскую.
Андрей! Завтра пошлю тебе бумажной почтой зрительные копии двух писем Макаренко to Куриловской; по письму от 26.12.1922 есть разночтения с восьмитомником, проведи пожалуйста сверку сам.
Зиновий из Питера.

Ответ товарищу З. ТененБОЙМУ
Дорогой Зиновий! Огромное спасибо за такую лестную оценку моих скромных трудов. Особенное merci beaucoup за то, что поставили меня в один ряд с такими метрами макаренковедения, как С.С. Невская и А.А. Фролов.
Что же касается «гуманизма» А.С. Макаренко, то я действительно и совершенно искренне считаю его гуманистом в самом тривиальном значении этого слова, хотябы как спасителя детей. Ну и пускай бы покривился Макаренко «как от зубной боли» – кто же ему виноват, что он утер нам всем нос своим гуманизмом.
И вообще, это мы спорим о понятиях, это мы приходим и уходим со всеми своими субтильными эпитетами и обывательскими шаблонами, а Макаренко… (разрешаю продолжить фразу).
По поводу нового издания Макаренко – обижаете, коллега! Разве мы не договорились в Москве: «никаких оценок, никаких акцентов»?
Уважаемый Зиновий Шалвович [ZT. правильно - Шойлович], было бы справедливо, чтоб и мой ответ стал бы также достоянием общественности, как и Ваше письмо мне.
Кланяйтесь всем петербуржцам. За копии писем Куриловской заранее благодарю. Кстати, «Веселый сантехник» – просто шедевр!
Всегда ваш А.В. Ткаченко.

ZT. Ответ на ответ.
Андрей, я надеюсь, что ты не обижаешься на мое "ты", это не признак неуважения, просто ты в 2 раза моложе меня.
Андрей> Разве мы не договорились в Москве: «никаких оценок, никаких ак-центов»?
ZT. А в научной статье оценки и акценты можно?
Но главное, - проскакиваемые, а уж тем более доминирующие оценки и акценты выдают понимание или непонимание объекта.
В данном случае речь идет о непонимании.
Нацепляя Макаренко (Мака) на координату гуманизма-милосердия ..
С.С. Невская всегда, А.А. Фролов порой, но довольно-таки часто, и ты, Андрей, - не знаю всегда или лишь порой ..
Нацепляя Мака на координату гуманизма-милосердия вы-все-такие превращаете Мака из деятеля соцвоса в деятеля собеса.
Нацепляя Мака на координату гуманизма-милосердия вы-все-такие превращаете Мака в Януша Корчака.
Да, вы-все-такие превращаете Мака в Януша Корчака. - Это страшная = это смертельная = это скверная = это совершенно недопустимая ПОДМЕНА.
Да, вы-все-такие превращаете Мака в Януша Корчака. - Это страшная = это смертельная = это скверная = это совершенно недопустимая ИДЕНТИФИКАЦИЯ.

Атрибут (от лат. attribuo - придавать) - необходимый признак вещи или явления. Атрибут выражает сущность. Атрибутивное - это то, что в существенно аксиологическом смысле никак не может (! НЕ МОЖЕТ !) быть опущено = никак не может (! НЕ МОЖЕТ !) не приниматься во внимание - без изменения представления о сущности рассматриваемой вещи или рассматриваемого явления.
Акциденция (от лат. accidentia случай, случайность) – несущественное .. Акциденциальное в существенно аксиологическом смысле - это не обязательно что-то неважное, но это всё же и всё-таки то, что (опять же - всё же и всё-таки) может (! МОЖЕТ !) быть почти опущено = может (! МОЖЕТ !) как бы не приниматься во внимание без изменения представления о самой сущности рассматриваемой вещи или рассматриваемого явления.

Макаренко Антон Семенович. ЗАЯВЛЕНИЕ В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ОРГАНИЗАТОРОВ НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ (24.08.1922) ZT. Тут приводимый фрагмент из заявления А.С. Макаренко в восьмитомнике его сочинений (т.1 М.1983 с. 10) дан с пропуском (подчеркнуто). - В области политической экономии и истории социализма штудировал Туган-Барановского и Железнова. Маркса читал отдельные сочинения, но "Капитал" не читал, кроме как в изложении. Знаком хорошо с трудами Михайловского, Лафарга, Маслова, Ленина. По политическим убеждениям - беспартийный. Считаю социализм возможным в самых прекрасных формах человеческого общежития, но полагаю, что, пока под социологию не подведён крепкий фундамент научной психологии, в особенности психологии коллективной, научная разработка социалистических форм невозможна, а без научного обоснования невозможен совершенный социализм. (Автограф; "Исторический архив", 1961, № 2, с. 228-229).

ZT. То бишь. - В 1922 он, Мак, писал, что пока под социализм не подведен крепкий фундамент коллективистской педагогики – до тех пор социализм не имеет научной обоснованности, а без научной обоснованности невозможен нормальный социализм.
Да, Мак, в отличие от Корчака, пошел в интернат-детдом не совершать берендеевщину, а он (Мак) пошел в интернат-детдом разрабатывать коллективистскую педагогику.
Разрабатывать коллективистскую педагогику как что? - как фундамент вроде бы возможного социализма.
Но уже к 1928 г. наш Мак этим самым социализмом до такой тошноты наелся, что скорее всего уж понял, что и с фундаментом разработанной коллективистской педагогики социализм все же проиграет капитализму.
И с этого момента начинается стремление нашего Мака бросить и Колонию, и Коммуну, - смотри его письма жене...

У А.С. Макаренко как бы. - Под систему социалистической экономики не подвели (! не подвели !) "крепкий фундамент коллективистской педагогики". Вообще-то нужна была не собственно коллективистская педагогика, а то, что она (коллективистская педагогика) должна была "выдавать на гора", а она (коллективистская педагогика) должна была выдавать на гора итог: массовую коллективистскую психологию в головах людей. То есть, массовая коллективистская педагогика – первичное, а массовая коллективистская психология в головах людей – вторичное. Макросоциализм (мАкросоциализм) – это общественная собственность на средства производства + коллективизация сельского хозяйства, и ежели бы да кабы это (общественная собственность на средства производства) было бы обеспечено массовой коллективистской психологией в головах людей, то всё было бы в ажуре и мы были бы на абажуре. Но в СССР общественная собственность на средства производства + коллективизация сельского хозяйства были достигнуты, а вот массовая-то коллективистская психология в головах людей достигнута не была, что для экономики СССР обернулось несколько-десятилетней стогнацией, а для Вл.Вл. Маяковского и для А.С. Макаренко - мировоззренческо-биографической (по существу) трагедией.

15 мая 2008 г. Дорогой Goetz Hillig!
Нижеследующую отсылку я только что поместил на своем ЖЖ http://ztnen.livejournal.com.

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

-
ОБЛАСТНОЙ ДОМ УЧИТЕЛЯ [Ленинград] Мойка, 94. В с т р е ч а А.С. МАКАРЕНКО – автора кн. "Педагогическая поэма" С УЧИТЕЛЯМИ НАЧАЛЬНЫХ И СРЕДНИХ ШКОЛ ЛЕНИНГРАДА и Ленинградской области. 16 октября 1938 г. Стенографический отчет. ИРЛИ (ПД) РI, оп.17, № 408 пост. 1947 г., № 1. ZT. Сравнение с: А.С. Макаренко т.4 М.1984 ("Некоторые выводы из моего педагогического опыта"). Поместил в: http://zt1.narod.ru/doc/asm-16-10-38.doc
Я не уверен в полной качественности своей вычитки. Я собираюсь послать вам ксерокопию указанного бумажной почтой.

ZT. По моим давним выпискам из какого-то (не пометил) источника с позднейшим сейчас (20.05.2008 8:30) моими добавлением из искомого в интернете.

1) Художник Яр. Кравченко написал портрет А.С. Макаренко. ZT. From http://www.cdu.edu.ua/py/index.py?static=fc-kafObrazM : Кафедра образотворчого та декоративно-прикладного мистецтва. [Украина] 18031, м.Черкаси, б-р Шевченка, 81, корпус № 1, ауд.705 Телефон: 37-23-42 Заслужений художник України, професор (сумісник) –– Кравченко Ярослав Охримович.

2) Скульптор Цигель создал надгробный памятник с изображением барельефа Антона Семеновича, установленный в 1953 году на его могиле. ZT. По скульптору Цигелю в интернете ничего не нашел.

3) 13 марта 1939 года, в день своего рождения, Антон Семенович Макаренко много и остроумно шутил с собравшимися у него друзьями и, как казалось ему самому и всем окружающим, чувствовал себя прекрасно. Никто даже и думать не мог, что через каких-нибудь две с половиной недели наступит столь внезапный и трагический конец этой большой и нужной для нас жизни. / Тогда же, очень весело отвечая на поздравления гостей, Макаренко говорил: "Прожил я пятьдесят один год, но впереди такая тьма интересной работы и жизни, что я не согласен жить меньше ста пятидесяти лет. С какой стати меньше". – в ст. Г.С. Макаренко-Салько "Работа А.С. Макаренко над создание "Педагогической поэмы" // А.С. Макаренко. Сб. Львовский госуниверситет 1949 стр. 134. ZT. Еще не заглядывал - не сверял.

Лялин Натан Александрович [1902 - 1992], из его архива. -

Вопрос о значении педагогического наследства А.С. Макаренко, о необходимости его научной разработки, пропаганды и широкого практического использования впервые был поставлен Ц.О. нашей партии [газетой "Правда"] еще в 1940 г.

В номере от 17 марта 1940 года была напечатана статья заслуженной учительницы РСФСР М.В. Кропачёвой "Неиспользованное наследство", в котором автор указывал, что "многолетний педагогический опыт Макаренко, обобщённый в "Педагогической поэме" и других произведениях, не используется", что "это педагогическое наследство ждёт своих исследователей", что "его методы помогут родителям и учителям в сложном и ответственном деле воспитания".

29 марта того же 1940 года "Правда" в передовой снова поставила вопрос о педагогическом наследстве А.С. Макаренко. Она писала: "Необходимо с малых лет прививать нашей детворе дух коллективизма, ибо сплочённый крепкий коллектив – основа основ советской воспитательной системы. Стоит вспомнить интересный педагогический опыт писателя-педагога Макаренко, который сумел из испорченных беспризорностью детей воспитать достойных граждан социалистического общества. Весь секрет его успеха в том и заключается, что он сплотил действенный коллектив, который задавал в колонии тон, влиял на самых неисправных, приучал их к дисциплине, воспитывал волю. Опыт (разумеется, не механически) могут использовать с успехом наши школы".

Первой откликнулась на указанные выступления Ц.О. "Правда" редакция "Учительской газеты". Помесив в номерах от 7 и 8 июня 1940 года статью "О педагогическом наследстве А.С. Макаренко", редакция открыла широкую творческую дискуссию по вопросу о путях и задачах использования наследства Макаренко в связи с проблемами воспитания в советской школе. Свыше двух месяцев продолжалась эта дискуссия. В ней приняли широкое участие педагоги-практики, педагоги-теоретики, руководящие работники народного образования, родители и многие другие представители нашей общественности. Редакция получила несколько сот писем. Дискуссия послужила серьёзным толчком для организации научного изучения педагогического наследства Макаренко, для усиления издательской деятельности по опубликованию его трудов, для развёртывания широкой пропаганды его идей. Дискуссия положила начало творческого подъёма в работе учителей на основе использования ими педагогического наследства А.С. Макаренко. В специальной статье, посвящённой анализу проведённой дискуссии, Ц. О. "Правда" дала ей очень высокую оценку. "Правда" писала: "Дискуссия эта, в сущности, переросла узкие рамки намеченной темы, она превратилась в дискуссию о советской педагогике, весьма интересную, содержательную, значительную". В статье подчёркивалось, что "закончившаяся дискуссия в "Учительской газете" безусловно, поможет большой работе по коммунистическому воспитанию советских детей. Комсомол, учительство, органы народного образования должны крепко продумать уже накопленный опыт воспитания, повести советскую школу дальше, к новым победам". (Ц. О. "Правда" от 27 августа 1940 года, статья М. Мануильского "Дискуссия о советской педагогике").

За девять лет, прошедших со времени выступлений "Правды" и "Учительской газеты", проделана значительная работа по изучению, пропаганде и практическому использованию педагогического наследства А.С. Макаренко. Работа эта, начатая ещё в 1940 году, не прекращалась и в годы Великой Отечественной войны, несмотря на трудности, вызванные обстановкой военных лет. Ещё более широко она развернулась в послевоенные годы. Что же проделано в области изучения и практического использования педагогического наследства А.С. Макаренко, в каком состоянии это дело находится сейчас?

Организация всей этой работы и руководство ею в настоящее время сосредоточено в существующей при Академии Педагогических Наук лаборатории по изучению педагогического наследства А.С. Макаренко, созданной в 1943 году, т. е. в самый разгар Великой Отечественной войны.

В лаборатории сосредоточены все изданные работы А.С. Макаренко и большой архив писателя-педагога, состоящий из подготовленных материалов к опубликованным произведениям, из неопубликованных рукописей, из многих документов, относящихся к истории жизни и деятельности Макаренко, из дневников и записок, из стенограмм и конспектов докладов и выступлений, из большой переписки с читателями, с воспитанниками, с друзьями и товарищами по работе. В архиве Макаренко имеются рукописи литературно-художественных произведений, работы специально педагогического характера, публицистические очерки и наброски, которых автор либо не успел закончить, либо не успел опубликовать при жизни.

По данным лаборатории, объём одних только архивных материалов Макаренко, ещё не видевших света и могущих быть опубликованными, составляет около 100 печатных листов.

Архив Макаренко ещё не полностью сосредоточен в лаборатории. Весьма ценная часть архивных материалов, среди которых имеется очень важная переписка между А.М. Горьким и А.С. Макаренко, частично публиковавшаяся в печати, находится в музее А.М. Горького в Москве. Кроме того, ещё много материалов находятся у различных учреждений и у отдельных лиц, с которыми переписывался Макаренко или был связан либо по своей литературной работе, либо по работе в колонии им. Горького и в коммуне им. Дзержинского. Лаборатория проводит большую работу по собиранию всего этого материала, по его подбору, систематизации и подготовке к опубликованию. Нет надобности в том, чтобы специально распространяться по поводу большого значения этой работы. Еще до сих пор многие советские люди, и учителя в том числе, знают Макаренко как автора "Педагогической Поэмы", и только на этом основании строят свои представления о нём как о писателе и педагоге. Даже не все из них знают, что Макаренко является автором многих других художественных произведений – книг, повестей, пьес, рассказов, публицистических статей и очерков, напечатанных ещё при его жизни и сейчас являющихся библиографической редкостью, как, например, "Марш 30-го года", или пьеса "Мажор". Разработка архива Макаренко и его публикация имеют, помимо всего, то огромное значение, что они увеличивают наше знание об оставленном им педагогическом наследстве и содействует созданию правильного и полного представления о Макаренко как о большом писателе и выдающемся педагоге-теоретике. С каждой новой публикацией его архивных материалов мы всё больше и больше проникаемся осознанием всей глубины, всего величия и всей оригинальности Макаренко как педагога-мыслителя, как учёного-революционера в области нашей науки.

В этом отношении за истекшие годы много было сделано по переизданию трудов Макаренко и публикации его архивных материалов. После смерти А.С. Макаренко только на русском языке выпущено в свет пять изданий "Педагогической поэмы". Ещё в 1939 году вышло посмертное отдельное издание "Флагов на башнях", подготовленное к печати самим Макаренко, правда, являющееся сейчас также библиографической редкостью.

После дискуссии 1940 года в наших педагогических журналах и в "Учительской газете" был опубликован ряд совершенно неизвестных стенограмм, рукописей и заметок Макаренко на педагогические темы. Стали появляться весьма ценные воспоминания о нём, написанные воспитанниками Макаренко, товарищами по совместной работе и лицами, близко и хорошо его знавшими.

Выпущено два сборника его педагогических трудов – один, вышедший в 1946 году, "Избранные педагогические произведения", и другой – в 1948 году – "Педагогические сочинения". В этих сборниках напечатаны малоизвестные статьи Макаренко на педагогические темы, опубликованные ещё при жизни автора, стенограммы его лекций и докладов, частично помещавшиеся в "Учительской газете" и в педагогических журналах после 1940 года, а также ряд совершенно неизвестных новых работ Макаренко, представляющих огромную теоретическую ценность. В 1949 году Учебно-педагогическим издательством переиздана "Книга для родителей".

Многие произведения Макаренко переведены и изданы на языках народов Советского Союза и эта работа успешно продолжается и по сей день.

В настоящее время лаборатория и издательство Академии Педагогических Наук готовят к изданию восьмитомное собрание сочинений А.С. Макаренко, а также ряд отдельных сборников его трудов, предполагаемых быть выпущенными в качестве приложения к журналу "Советская педагогика".

Литературно-художественное творчество А.С. Макаренко изучается в курсах литературы, преподаваемых в высших и средних учебных заведениях и включено в программу и учебники для средней школы.

В курсах истории и теории педагогики Макаренко отводится видное место в ряду крупнейших педагогических мыслителей прошлого и современности. Сейчас нет почти ни одного сколько-нибудь значительного труда, учебника по истории и теории педагогики, в котором не упоминалось бы имя Макаренко, не излагались бы его идеи, не содержались бы ссылки на его высказывания и опыт.

О Макаренко как писателе и педагоге уже имеется большая литература. В педагогических журналах и в "Учительской газете" были напечатаны ряд интересных и ценных работ, посвящённых исследованию отдельных проблем педагогического творчества А.С. Макаренко.

Имеется вышедшая двумя изданиями пока ещё единственная сводная работа Е.Н. Медынского, посвящённая истории жизни и деятельности Макаренко и изложению его педагогических идей.

Большую работу по изучению и пропаганде педагогического наследства А.С. Макаренко ведут ряд педагогических кафедр при университетах и педагогических институтах. Они организуют научные сессии, лекции и доклады, издают специальные тома учёных записок, посвящённых Макаренко, как, например, Львовский Государственный Университет. Многие научные работники и аспиранты готовят диссертации, монографии, исследования по отдельным проблемам педагогического и литературно-художественного творчества А.С. Макаренко. Студенты Университетов и Педагогических институтов пишут курсовые и дипломные работы, выступают с докладами на научных кружках и конференциях, изучают наследство Макаренко на занятиях специальных семинаров.

Ведётся большая лекционная работа по пропаганде идей Макаренко среди родителей, педагогов, среди всего трудящегося населения.

Учителя многих школ, работники детских домов, училищ и школ системы трудовых резервов несмотря на крайний недостаток литературы, занимаются глубоким изучением произведений А.С. Макаренко, и очень активно и настойчиво добиваются использования его наследства в своей практической работе.

Начатое ещё до Великой Отечественной войны творческое внедрение в практику педагогического наследства А.С. Макаренко сейчас двинулось значительно вперёд. В 1948 и 1949 годах в жюри "Педагогических чтений" при Академии Педагогических Наук РСФСР был представлен ряд работ, в которых обобщён опыт использования школами и детскими домами педагогического наследства А.С. Макаренко, в частности, некоторыми детскими учреждениями Алтайского края и Северного Кавказа. В связи с десятилетием со дня смерти Макаренко была проведена очень большая работа по пропаганде и популяризации его идей среди всей советской общественности и особенно среди нашего учительства.

В центральных, республиканских и областных газетах, в журналах "Советская педагогика", "Народное образование" и других было напечатано много ценных и интересных статей. Во многих школах были организованы специальные заседания педагогических советов с докладами о педагогическом наследстве А.С. Макаренко и путях его творческого использования. Устраивались лекции, собрания, конференции, научные сессии, с участием в них больших масс учителей и работников детских домов. Вся эта работа ещё больше усилила тягу со стороны учительства к глубокому изучению педагогического творчества Макаренко, вызвала новый творческий подъём в работе многих наших школ и, в связи с этим, стремление применить на практике оставленное Макаренко наследство.

Несмотря на значительность всей проделанной работы по изучению, пропаганде и применению на практике педагогического наследства А.С. Макаренко, нельзя её считать достаточной и действительно дающей те результаты, которые она может и должна дать делу развития нашей педагогической теории и практики. Самым крупным её недостатком является то, что педагогическое наследство А.С. Макаренко ещё не доведено "до учительского станка", не нашло своего полноценного и тем более, массового внедрения в практику наших детских учреждений и особенно массовой школы. К сожалению, приходится снова констатировать, что столь ценное для наших педагогов наследство, имеющее огромное значение для решения практических вопросов обучения и воспитания детей, пока что всё ещё по-настоящему не используется. А между тем, оно могло бы значительно сэкономить силы наших педагогов, ищущих пути и способы для решения стоящих перед школой задач, в то время, как эти пути содержатся в наследстве Макаренко.

Внедрение педагогического наследства А.С. Макаренко в практику работы детских учреждений пока что является делом отдельных педагогов, реже отдельных педагогических коллективов, и руководителей этих учреждений. Дело это возникает чаще всего снизу, по собственному желанию и почину самих педагогов. Правда, в этом факте можно только видеть проявление хорошего, положительного начала.

Но одновременно можно встретиться и с тем, что дело это носит иногда чисто эпизодический, временный, любительский, а иногда кустарный и дилетантский характер, ведётся без необходимого знания самого наследства Макаренко, без овладения его духом, по собственному разумению и здравому смыслу. В таких случаях естественно встретить попытки вольного обращения с именем Макаренко и стремление прикрыть его авторитетом собственные досужие измышления, назвать их, по легкомыслию, по незнанию или по заблуждению "системой Макаренко", в действительности никакого отношения к Макаренко не имеющей.

Наблюдающаяся сейчас огромная тяга со стороны педагогов к использованию педагогического наследства А.С. Макаренко как раз и наталкивается на отсутствие у них глубокого знакомства с его педагогическим наследством, с подходом к его использованию, на отсутствие необходимых указаний и квалифицированного руководства этой работой. Это создаёт опасность самотёка в указанном большом и важном движении, имеющем большое будущее и призванном сыграть исключительную роль в борьбе за дальнейшее повышение качества всей нашей педагогической работы.

Для того, чтобы это движение дало свои положительные результаты, необходимо им руководить, его направлять, его организовывать. Необходимо вооружить педагогов глубоким знанием педагогического наследства А.С. Макаренко, знанием подхода к его использованию.

--

"Литературная газета" (ЛГ) 09.08.1951 Письма в ЛГ о Макаренко.

“С 1938 г. я изучаю труды А.С. Макаренко по теории воспитания и стараюсь применить его идеи в практике своей работы в школе. Стремление глубже понять теорию А.С. Макаренко и творчески развивать ее привело меня в заочную аспирантуру Академии педагогических наук. Видя, как извращают идеи А.С. Макаренко, я не могу молчать. Ошибки, допускаемые теоретиками нравственного воспитания, причиняют огромный вред нашей школе, делу воспитания нашей молодежи”. Так начинает свое письмо учитель Б. Синев (Алексеевское. Воронежская область). В присланной статье “Творчески развивать, но не извращать теорию А.С. Макаренко” этот учитель показывает, что если в своих работах профессора Груздев и Гончаров игнорируют, а профессор Ривес упрощает идеи Макаренко, то наиболее активные противники этих идей, вроде проФ. Шимбирева. стремятся не допустить их проникновения в школу.

Об ошибочности высказываний и взглядов проф. Шимбирева пишут: учитель Д. Васильев (Грозненская обл.), Е. Месхи — заслуженная учительница Грузинской ССР, Н. Белоус и Д. Лебедева (Сахалин), Ф. Моночиненков — инспектор школ Министерства просвещения РСФСР и многие другие. Мнение большинства читателей о статье проф. Шимбиревз выразил старший преподаватель военно-морского - училища, капитан II ранга Я. Мятлин: “Мобилизует ли эта статья советских учителей на изучение несомненно ценнейшего педагогического наследия замечательного советского педагога А. С. Макаренко? Нет, не мобилизует. Прочитав такую статью, иной учитель скажет: “бог с ним, с этим Макаренко, как-нибудь уж сами”.

Читатели оспаривают также ряд положении, высказанных в статье Т. Леонтьевой. Тт. Н. Радичук (Туркменская ССР), доцент И. Ляпунов (Горький), С. Паоворов (Костромская область) и ряд других читателей считают, что тов. Леонтьева выдает желаемое за действительное. Они выступают против самоуспокоенной, некритической оценки ею состояния “педагогики сегодняшнего дня”.

В ряде писем читатели высказывают недоумение по поводу “нейтральной” позиции, занятой Академией педагогических наук РСФСР и Министерствам просвещения РСФСР в отношении педагогического наследия А.С. Макаренко. В частности, они напоминают слова президента Академии и министра просвещения И. А. Каирова, сказанные им еще в 1950 году в связи с дискуссией о книге Н.К. Гончарова “Основы педагогики”. Тов. Каиров тогда заявил: “Мы понимаем вопрос об отношении к педагогическому наследству А.С. Макаренко в настоящее время следующим образом: педагогика А.С. Макаренко— это есть наша советская педагогика. Противопоставлять педагогику А.С. Макаренко советской педагогике и наоборот — невозможно. Педагогика А.С. Макаренко совершеннее, талантливее, ярче, жизненнее других наших работ по педагогике, но все же все они служат одной задаче — коммунистическому воспитанию подрастающего поколения”. Приводя эти слова, читатели законно недоумевают: почему же Академия педагогических наук стоит в стороне от идейной борьбы вокруг педагогических взглядов Макаренко, почему Академия терпит игнорирование и извращение его теории, почему Академия педагогических наук и Министерство просвещения РСФСР плохо пропагандируют и слабо внедряют в школы все то новое и ценное, что имеется в теории и методах педагога-новатора? Учитель истории А. Новиков пишет, что даже в областном городе Молотове трудно найти самые известные книги А.С. Макаренко — “Педагогическую поэму”, “Лекции о воспитании”, “Книгу для родителей”. По мнению тов. Новикова, первое условие успешного использования педагогического наследства А.С Макаренко — это издание большим тиражом книг талантливейшего советского педагога, спрос на которые среди учительства и родителей чрезвычайно велик.

Читатели считают также, что Академия педагогических наук, Министерство просвещения РСФСР и министерства просвещения других союзных республик должны не только официально заявить о своем отношении к педагогическому наследству А.С. Макаренко, но и организовать широкую пропаганду его взглядов и методов среди учителей: устраивать специальные научно-практические конференции, ставить соответствующие доклады на августовских и январских совещаниях учителей, по-настоящему вооружая учителей знаниями педагогических взглядов А.С. Макаренко и его оправданных жизнью и неустаревших методов воспитания. Нужно также поскорее осуществить предложение А.С. Макаренко о создании методики коммунистического воспитания, которую теперь можно смело строить на основе богатейшей практики наших лучших школ.

Инспектор Минского сельского районо С. Терещенко не соглашается с некоторыми положениями статьи заслуженной учительницы Л. Померанцевой.

“Действительно ли, — пишет он, — “читая Макаренко, мы все понимаем не только свои обязанности, но и то, какими путями их выполнять”? Тут Л. Померанцева явно неправа. Произведения А.С. Макаренко стройны, логика его педагогических идей сильна, романтична. Она захватывает нас, практиков. Читая Макаренко, мы чувствуем и силу и жизненную правду его идей, хотим опереться на них в своей повседневной практической работе, но когда эти идеи вянут в организуемом нами педагогическом процессе (это бывает нередко), мы снова и снова требуем от наших ученых до конца раскрыть это сокровище советской педагогики, помочь нам овладеть этим славным наследством”.

Тов. С. Терещенко совершенно прав в своих требованиях. В большой почте, поступившей в редакцию, имеется ряд писем. в которых читатели заявляют о своем несогласии с отдельными положениями А.С. Мякаренко или ставят недоуменные вопросы в связи с его высказываниями.

Так, П. Оксамытный, директор Кармановской семилетней школы (Молдавская ССР). пишет: “Некоторые положения Макаренко следует пересмотреть, уточнить, дополнить. Применять их в школе очень трудно, а иные — и невозможно”.

Б. Карелин (Ленинград) высказывает сомнение в правильности утверждения Макаренко, что главное в воспитании совершается до пяти лет.

А. Потапов, инспектор Сталинского района Ростова-на-Допу, считает, что А.С. Макаренко “допустил серьезную методологическую ошибку в трактовке сущности дисциплины и режима” и встал “на путь отрешения взаимосвязи и взаимодействия между ними”. По мнению автора, Макаренко в различных местах своих произведений по-разному и противоречиво формулирует понятия “дисциплина” и “режим”.

Н. Костин, преподаватель Краснослободского педучилища, считает “метод взрыва”, примененный Макаренко, неприемлемым и антипедагогическим.

ZT. Из моего файла http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm. – .. .. Вот вам пример опять же совершенно-совершенно сухомлинковской по роду, но уж прямо очернительской

тоже клеветы

на А.С.М. -

В полтавском журнале “Имидж сучасного педагога” 2002,4-5 на стр.18 форменный ЧУДАК НА БУКВУ М = МЕРЗАВЕЦ = НЕГОДЯЙ _Ярослав Береговой_ так клевещет на “метод взрыва” А.С. Макаренко. - А как называется педагогический метод, когда всех, весь коллектив натравливают на одного, и они набрасываются, ломают человека? - ?? - Как же вы не помните? Макаренко называл это "методом взрыва", применял его при нужде и очень гордился его безотказностью, стопроцентным успехом .. " […] .. Статья “Макаренко” from http://wwww.postindex.otrok.ru/teach/enc/index.php?n=13&f=3 [...] [...] > - [...] М. иногда использовал метод "педагогического взрыва", выражающийся в коллективном гневе, общем осуждении, бойкоте и т. п.

ZT. На таком узком толковании “метода взрыва Макаренко” строятся 90% всех клевет на А.С.М. (фигляр Ярослав Береговой и прочие поганые Юрии Азаровы). Одного какого-либо патентованного “метода взрыва” у Макаренко не было. А.С.М. отвергал ставку на эволюцию, стремился к скачкообразным = взрывным = БЫСТРЫМ преобразованиям, но способы и средства достижения этого у А.С.М. были и многосоставны, и многообразны, в числе чего, например (но тоже не единственное), - торжественная встреча беспризорных на вокзале, торжественное сжигание их замызганной одежды - “вот и сгорело всё твое прошлое”...

...торжественное сжигание их замызганной одежды - “вот и сгорело всё твое прошлое” - и другое у А.С.М., что способствовало не эволюционному, а БЫСТРОМУ = скачкообразному = взрывному изменению ребят, как это обычно… - но, конечно, не в 100% случаев, - ибо 100% в социальном вообще ни черта не бывает… - как это обычно и выходило у Макаренко, и как это вышло у него сразу за месяц в 1926 году с двумястами куряжан. Что же он на всех 200 куряжан за месяц в 1926-м обрушивал по отдельности и по очереди гнев общего собрания и бойкот? - Ему бы тогда на это не только месяца, но и года бы не хватило. Но “макаренковеды” шаблонно всё вот продолжают сводить так ими называемый “метод взрыва Макаренко” только вот к гневам общего собрания и бойкотам… У нас дураков не сеют и не пашут, они сами рождаются […]

.. Составители т.4 М.1984 на с.391 прим.2 пишут. - .. Метод “взрыва” А.С. Макаренко рассматривал как один из способов работы .. (с.391). ZT. Этак можно бы в такой же степени “справедливо” утверждать, что и дисциплина у Макаренко была, де, “одним из способов работы”. Но как дисциплина у Макаренко была не способом, и не средством, и не следствием какого-то отдельного “метода”, а неукоснительным эффектом, следствием, итогом 1) общей макаренковской структуры организации куска жизни подопечных и 2) общей педагогической работы в пределах правильной структуры, так и взрывные (скачкообразные) преобразования подопечных тоже были не следствием какого-то отдельного “метода”, а почти, - но только почти!, - неукоснительным эффектом, следствием, итогом общей макаренковской педагогической работы. […]

.. Вообще объектом “взрывного” воздействия у Макаренко совсем не обязательно была только какая-либо одна вызванная на середину зала личность. Ведь 280 куряжан просто не поместились бы в 1926 году на середину никакого зала, и взрывное воздействие сразу на всех их (! на всех 280 куряжан сразу !) Макаренко осуществлял больше всего другими одновременно им применяемыми насыщенными и многообразными средствами… […]

.. “Метод взрыва” у Макаренко - это вся-превся структура его (Макаренко) учреждений, а не какой-то мол только = не какой-то мол лишь отдельный так сказать прием или приемчик. […]

Макаренко. Типы и прототипы «Педагогической поэмы», первой ее части .. / 15) 1. Персонаж. Васька Полещук. / 2. Главы. 9–12, 15, 17, 18, 20. / 3. Положение в фабуле. Васька Полещук обнаруживается в Куряже в печальном состоянии, запуганный глотами и совершенно сбитый с толку. Он молчальник, страшно грустен. Приезд колонии производит на него впечатление взрыва, совершенно его переворачивающего. Он страстно отдается колонии ..

Кандидат педагогических наук доцент Э. Кузнецова остро и своевременно ставит вопрос о том, что вреднее многих критиков, мешающих пропаганде макаренковских идей, некоторые “друзья”, которые ценят и уважают Макаренко, но обращаются с его теорией и методами, как в басне Крылова Медведь с Пустынником. Они цепляются за отдельные приемы Макаренко и неудачно пытаются их применить, фактически опошляя и искажая верные взгляды и методы талантливого педагога-новатора.

Общий дух подавляющего большинства писем, полученных редакцией, можно выразить заключительными словами статьи ленинградского педагога А. Вагина. “Педагогические идеи Макаренко созвучны сталинской эпохе, — пишет тов. Вагин. — Над вопросами коммунистического воспитания молодежи в условиях советского общества. идущего к коммунизму, работал А.С. Макаренко. Он успешно решал задачи воспитания советского патриотизма, воспитания чувства чести, достоинства и долга советского человека, готовности к беззаветному подвигу во имя социалистической Родины. И разве педагогическая наука сделала все для пропаганды педагогического наследства Макаренко и дальнейшей разработки его методики применительно к некоторым новым условиям школы?”

--

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА (ЛГ) 1950 г. № 122,123 / Ф. ВИГДОРОВА. / Драгоценное наследство

Есть книги с большою судьбой, книги, которые живут, не старея. Среди таких книг — "Педагогическая поэма" А. С. Макаренко. С первых же строк она берет читателя за сердце и уже не отпускает. С волнением, с жарким сочувствием читаешь о днях неудач, упорных поисков, о спорах с самим собой, о долгих размышлениях по ночам, и с большой захватывающей радостью — о том, как в колонии им. Горького ребята, поначалу воры и беспризорные, становятся настоящими людьми. Сколько ни издавалась за эти годы "Педагогическая поэма", она и дня не лежала на книжных полках. И "Флаги на башнях", и "Книга для родителей", и "Лекции о воспитании детей" раскупались мгновенно. Они продолжали "Педагогическую поэму" — её мысли, её раздумья, ее пафос. Та же страстность отличала каждое слово, та же убежденность и вера в силу воспитания. Последняя строчка написана Антоном Семеновичем 11 лет назад. Но когда читаешь книгу за книгой его произведения, думаешь об одном: как это живо и нужно сейчас! Как это важно для нашей сегодняшней школы!

Но вот что непостижимо: эти книги Макаренко, растревожившие миллионы сердец, оставили глухими и равнодушными тех, кому больше всех следовало задуматься над ними, — теоретиков педагогической науки.

Загляните в учебники по педагогике. О Макаренко там всегда упоминают почтительно. Его называют новатором, классиком советской педагогики, замечательным теоретиком и практиком. Но этими почтительными словами все и ограничивается.

В учебнике педагогики для учительских институтов проф. И.Т. Огородникова и П.Н. Шимбирева сказано: "Конечно, опыт А.С. Макаренко во многом специфичен и не может быть в своем чистом виде перенесен в нашу школу, которая имеет дело с нормальными детьми...".

Спору нет: существует разница в методах работы колонии и работы школы. Но в приведенной цитате самое любопытное, конечно, термин "нормальные дети". Всякий, кто читал книги Макаренко, знает: он воспитал из своих питомцев именно нормальных детей. Когда Задоров, Карабанов, Вершнев поехали на рабфак, это были уже не правонарушители, а настоящие советские юноши, комсомольцы. Смешно было бы говорить, что колонисты, которые так деятельно и увлеченно помогали Антону Семеновичу преобразить Куряж, ненормальны. Странно и смешно думать, что великолепный, умный и чуткий коллектив, перевоспитавший Игоря Чернявина и пригревший Ваню Гальченко, состоял из дефективных детей.

Мало того. Такие работы Макаренко, как "Книга для родителей", "Лекции о воспитании детей", статьи "Проблемы воспитания в советской школе", "Воля, мужество, целеустремленность", посвящены педагогическим проблемам обычной школы. Мы не ошибемся, если скажем, что подавляющее число произведений Макаренко говорит об обычной школе, о воспитании обычных, а не выбившихся на некоторое время из колеи детей. И каждая его книга лишь убеждает в этом.

1.

Макаренко неустанно повторял, что сущность его педагогического опыта заключается в формуле: как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему. Почему же эта великолепная мысль, повторенная замечательным педагогом нашего времени вслед за великим инженером человеческих душ Горьким, должна стать достоянием только тех, кто работает с правонарушителями?

С таким же успехом можно скакать, что учение Мичурина применимо только по отношению к определенным сортам яблок, или заявить, будто мичуринская мысль может развиваться только в Тамбовской области. Суживать опыт Макаренко, обеднять eгo, подчеркивая "специфику" его мыслей, — безрассудно и вредно. Ибо каждая мысль Макаренко имеет самое живое, самое горячее и непосредственное отношение к нормальным детям, к нормальной школе и ее сегодняшнему дню.

В архиве А.С. Макаренко сохранились характеристики, которые писал он своим воспитанникам, когда они выходили из колонии. О каждом из этих бывших воров он говорит: "Совершенно честен", "честная и благородная натура". В каждом отзыве, как об одной из важнейших черт характера, пишет: "коллективист". Ибо Антон Семенович воспитывал людей, для которых "я" никогда не может и не должно стать выше "мы", для которых мысль о себе всегда отступает перед мыслью о товарищах, о коллективе, о стране. Ученик, воспитанник, кем бы он ни стал в будущем, не может выступать в жизни как носитель только личного совершенства, только как добрый, честный человек. Он всегда должен выступать и действовать прежде всего как член коллектива, как член общества, отвечающий за поступки не только свои, но и своих товарищей.

Именно коллектив воспитанников - деятельный и трудолюбивый, справедливо требовательный и неизменно чуткий — вот что считал Антон Семенович самым большим своим достижением. Он говорил, что за все 16 лет педагогической работы в советских условиях главные свои силы потратил на решение вопроса о создании коллектива. И Макаренко не просто говорит: надо создавать коллектив, а тут же показывает, как это сделать.

"Ничто так не скрепляет коллектив, как традиция, — говорил он. — Воспитать традиции, сохранить их — чрезвычайно важная задача воспитательной работы".

Сколько прекрасных традиций, содержательных, полных глубокого смысла, было в колонии Макаренко! Вспомним, как отмечали колонисты день рождения Горького или праздновали день первого снопа. Макаренко понимал чудодейственную силу общего дела и умел создавать традиции, которые сплачивали коллектив.

Разумеется, этот живой драгоценный опыт полезен и нужен нашей сегодняшней школе. Лучшие школы — это всегда школы, у которых есть свои традиции. Во многих из них традицией стал, в частности, слет бывших воспитанников. И в 610-й, 110-й, 273-й московских школах, и в четвертой винницкой, и во многих других по всей стране вам расскажут, как велико воспитательное значение этих встреч вчерашних и сегодняшних школьников. Слёта в школе ждут, к нему готовятся, а ведь даже ждать чего-то вместе, сообща, — совсем не то, что ждать в одиночку!

Или другая традиция — вручение золотых и серебряных медалей. Обычно в школах это день сердечной и умной радости — радости за лучших товарищей. И малыш-первоклассник, и выпускник расскажут вам, сколько медалистов было в прошлом году и сколько в этом, и что за люди медалисты, и почему ими гордится школа. А радоваться и гордиться вместе, сообща — это совсем не то, что радоваться или гордиться в одиночку!

Но жизнь состоит не из одних торжественных событий. Поэтому умные и интересные традиции пронизывали в колонии А.С. Макаренко каждый день, каждый час. И здесь есть многое, что следовало бы перенять и развить, что следовало бы перенести в школу.

"Всякая, даже небольшая радость, стоящая перед коллективом... делает его более крепким, дружным, бодрым", — говорил Макаренко. Человек не может жить, если ему нечего ждать и не к чему стремиться. И воспитать человека — значит определить перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость. "Сначала нужно организовать самую радость, вызвать ее к жизни и поставить как реальность. Во-вторых, нужно настойчиво претворять более простые виды радости в более сложные и человечески значительные... Начинать можно и с хорошего обеда, и с похода в цирк… но надо всегда возбуждать к жизни и постепенно расширять перспективы целого коллектива, доводить их до перспектив всего Союза".

В одном из переулков Москвы стоит 122-я школа — большое, хорошее здание, а вокруг — широкий грязный пустырь. Будь директором этой школы Антон Семенович, уж наверно тут был бы не пустырь, а сад, или летом гимнастический городок, а зимой — каток. Если предложить комсомольцам соорудить гимнастический городок, они возьмутся за дело, их захватит перспектива: развлечения. Но по ходу работы возникнут задачи — как разумнее расположить гимнастические снаряды, как лучше установить столбы и правильно укрепить перекладины, — и тогда простую перспективу удовольствия заменяет нечто более ценное: стремление к трудовым успехам. А у некоторых появятся еще и организационные находки: умение распорядиться, наладить работу, сэкономить силы не только свои, но и товарищей, — и это уже новая, более высокая перспектива близкой радости. Коллектив, слаженно и единодушно работающий, видящий перед собою день ото дня все более значительные цели, непременно сживается в дружную семью, коллективный труд становится для всех его участников источником большой и чистой радости.

Но около 122-й школы нет ни сада, ни гимнастического городка — только серый, безотрадный пустырь. Видимо, руководители ее полагают, что мысль о перспективной радости слишком "специфична", и не считают нужным переносить ее в нашу школу, "которая имеет дело с нормальными детьми". Как будто нашим нормальным ребятам не нужна эта завтрашняя радость, как будто на них она не может оказать благотворное воспитательное влияние!

2.

"Каждое действие отдельного ученика, — говорил Макаренко, — каждая его удача или неудача должны расцениваться, как неудача на фоне общего дела, как удача в общем деле. Такая педагогическая логика должна... пропитывать "каждый школьный день, каждое движение коллектива".

Стало ли это законом, правилом всюду, во всех школах? Нет. Конечно, все понимают, как важно создать в классе, в школе общественное мнение. Но на практике чаше всего бывает так: мальчуган провинился: классный руководитель журит его, объясняет, чем именно плох поступок, — и совсем забывает привлечь к происшедшему внимание пионерского отряда, комсомольской группы. Поэтому драчун или лентяй побаивается учителя и директора, но ему и в голову не придет бояться суда товарищей. Между тем, если комсомольская и пионерская организации работают по-настоящему, если они — опора педагогического коллектива, дисциплина перестает быть только заботой учителя, она становится традицией, о которой всегда помнят, дорожа каждой минутой урока, каждой крупицей знания.

В советской школе невозможен разрыв между воспитанием и образованием. Перед нашим народом стоят еще невиданные в истории гигантские задачи. День ото дня повышаются требования к участникам небывалого строительства. Высокая техника, преобразование природы требуют от советского человека широкой и разносторонней образованности. А.С. Макаренко, которого, кстати говоря, без всяких на то оснований упрекали в пренебрежении к учебной работе, очень хорошо и точно сказал: "Образование в нашей стране — часть ее жизни, оно перестало быть эрудицией потребителя жизни, оно сделалось оружием создателя жизни". А фундамент, основы знаний закладываются в школе. Вот почему такое значение приобретает урок, каждая из его сорока пяти минут.

В борьбе за прочные, глубокие знания, за дисциплину особое значение приобретает слаженный школьный коллектив, у которого есть свое лицо, свои традиции.

В зале 324-й московской школы висит плакат: “Люби свою школу, береги ее честь, уважай ее традиции”. И это не только слова. Комитет комсомола предложил создать кружок по изучению истории своей школы.

“Ребята, оканчивающие нашу школу, должны знать, кто из их товарищей был защитником Родины в годы Великой Отечественной войны, кто пошел по научному пути, у кого и какие имеются достижения... Они должны знать и учителей, отдавших много лет своей жизни делу народного просвещения”, — так сказали комсомольцы, так они сделали.

Вот это и есть лицо школы, ее честь и слава: ее люди, ученики и учителя. Это не отгораживает и не обособляет одну школу от другой — это роднит их и помогает воспитывать и обучать всех советских ребят. Школа в Горках дорожит своим именем “Памяти В.И. Ленина”. Ученицы школы N 100, знающие о светлой жизни заслуженного учителя И.И. Зеленцова, полюбят свою школу еще глубже. В истории каждой школы есть свои славные страницы, свои замечательные люди — и их должны знать все ученики.

201-я средняя школа Москвы носит светлое имя Зои Космодемьянской, и это не просто формальность, вывеска. О жизни Зои, о ее подвиге знают все ученицы, и маленькие и взрослые. Для них жизнь Зои — и пример в предмет общих раздумий. Имя это объединяет и роднит их и ко многому обязывает,

Конечно, внешкольную работу надо строить в соответствии с возрастом ребят. И все же необходимо, чтобы старшие и младшие знали друг друга не только в лицо, чтобы они общались между собой, чтобы весь школьный коллектив дружески встречался на общешкольных праздниках. В колонии Макаренко воспитывались ребята от 10 до 18 лет. Но и взрослые и малыши жили общими интересами колонии, ее радостями и перспективами. Старшие всегда шефствовали над младшими. И это тоже скрепляло колонию в единый коллектив.

В минувшем учебном году учительский коллектив 201-й школы им. Зои Космодемьянской заслушал ряд докладов о том, как использовать в школе педагогические идеи А.С. Макаренко. Учителя-докладчики не ссылались на специфику работы Антона Семеновича. Они искали, как использовать тот чудесный, богатый опыт в своей школе. Они увидели, что многое, о чем думал и говорил замечательный педагог-новатор, имеет прямое отношение к их работе, — вот почему они сделали тему "Педагогическое наследство Макаренко" темой всего года. И все доклады наталкивали на практические выводы, каждая мысль стремилась превратиться в действие.

Так возникла еще одна традиция. Во второй четверти первоклассницы кончают букварь. Это большое событие: еще недавно немая страница заговорила, ребенок научился читать. И дети начинают готовиться к празднику, который устраивают в школе в честь этого события. Учат стихотворения, убирают класс, надевают парадную форму. И вот в класс приходят директор, заведующий учебной частью и старшеклассники. И малыши поочередно показывают свое умение читать, писать, считать. Их хвалят за успехи и говорят:

— Ты научилась читать. Вот тебе книга для чтения — "Родная речь".

Эта простая и хорошая традиция полна глубокого содержания, она объединяет малышей и старшеклассниц. И этот праздник первого уменья, первой дружбы с книгой, полученной из рук старших товарищей, маленькие школьницы запоминают надолго.

В школе им. Зои Космодемьянской старшие комсомолки шефствуют над ученицами начальных классов. Дело здесь не в репетиторстве, не в "академической" помощи, а в товарищеском влиянии, в ответственности старшего за младшего. Хорошая, братская дружба соединяет взрослых и самых маленьких, и это еще больше скрепляет весь школьный коллектив.

А.С. Макаренко постоянно повторял, что коллектив надо очень беречь, что переброска из одного коллектива в другой вредна для ребят. Поэтому в 201-й школе классы и во внешкольной работе не разбиваются. Каждый класс получает свое трудовое задание на весь год в пришкольном саду. Сад большой, на два гектара, и это солидное хозяйство обслуживают силами школьниц. Дети любуются результатами своей работы, гордятся тем, что сад хвалят все жители района. А сад, взращенный своими руками, растит в человеке и любовь к дружному труду на общую пользу, и любовь к подлинной красоте, и умение повелевать природой, преображать землю.

3.

В некоторых наших школах понятие дисциплины сводится к понятию режима, порядка. Несравненно глубже поднимает дисциплину А. С. Макаренко. "Что такое дисциплина? — писал он. — В нашей практике у некоторых учителей и у некоторых педагогов-мыслителей дисциплина иногда рисуется как средство воспитания. Я считаю, что дисциплина является не средством воспитания, а результатом воспитания, и как средство воспитания должна отличаться от режима. Режим — это есть определенная система средств и методов, которые помогают воспитывать. "Результатом же воспитания является именно дисциплина".

Впоследствии, уточняя свою мысль, Макаренко говорил, что дисциплина — это прежде всего не средство воспитания, а результат, и уже потом она становится средством.

Макаренко понимал дисциплину как явление нравственное и политическое. Дисциплина, как результат воспитания, проявляется не просто в умении прилично держаться на людях и не вызывать замечаний. Нет, этот результат проявляется и тогда, когда человек, оставаясь наедине с собой, знает, как он должен поступать, и уже не может, органически неспособен поступить не так, как должно.

Макаренко считал не достигающей цели дисциплину торможения, которая выражается в бесконечных запретах: этого не делай, того не делай, не опаздывай в школу, не бросай чернильницей в стенку. Такие правила сводятся к послушанию и к внешнему порядку. Конечно, умение повиноваться и соблюдать порядок, умение тормозить себя совершенно необходимо. Но ограничиться воспитанием этих качеств нельзя.

"Советская дисциплина, — говорил Макаренко, — есть дисциплина борьбы и движения вперед, дисциплина стремления к чему-то".

Справедливость этих слов очевидна.

Прежде за порядком в школе им. Зои Космодемьянской следили только педагоги.

— Успех был далеко не полный, — рассказывает заведующий учебной частью Васильев. — Роль дежурного педагога была, признаться, не слишком привлекательна и даже снижала его авторитет в глазах детей. От дежурного поминутно слышали: "Нельзя! Перестаньте! Прекратите!" — и... привыкали, пропускали эти запреты мимо ушей. Правила нарушались на каждом шагу, росла "круговая порука". И тогда мы привлекли к дежурству самих учащихся. Эффект был такой, какого мы и не ждали. В самом деле, ученицы теперь вместе с учителями отвечают за то, как соблюдается весь школьный режим, как проходят перемены, сами устанавливают порядок в столовой, в раздевалке, в читальне, сами организуют и работы на пришкольном участке, и лекции, и концерты. Все это стало личным делом каждой, общая ответственность сплотила их. И на замечание дежурной уже никто не ответит: "А тебе какое дело? А ты кто такая?"

При этом роль и подлинный авторитет педагога не только не снизились, но и повысились. Ведь чтобы руководить детским коллективом, который проникнут чувством ответственности и устремлен вперед, учитель сам должен непрерывно расти.

Пожалуй, нет на свете книг, которые с большей страстностью, чем книги Макаренко, рассказывали бы людям о великой роли учителя и его огромной ответственности не только за обучение, но и за воспитание детей. […]

В Гулевецкой школе, Еалиновский район Винницкой области, за последние пять лет сменилось пять директоров, то и дело меняется и состав учителей. Может ли такая школа работать успешно? Конечно, нет. Трудно воспитывать и трудно учить, если учитель и директор не успевают узнать в лицо своих учеников.

[…]

Комсомольцев Макаренко всегда считал: самыми надежными своими помощниками. Они были совестью коллектива, их уважали, к их слову прислушивались, это было ядро колонии. Именно с помощью комсомольцев Макаренко приучал коллектив по большевистски подходить к любому явлению в жизни колонии, быть всегда требовательными и принципиальными.

4.

[…]

В школе нередко ожидают, пока ученик совершит какой-нибудь скандальный проступок, — и тогда-то начинают лихорадочно его “воспитывать”. Именно о такой “аварийнoй” педагогике Макаренко писал:

“Ученик, не совершающий проступков, нас не занимает, — куда он идет, какой характер развивается в кажущемся его внешнем порядке, — мы не знаем и узнавать не умеем”.

[…]

Наша школа не стоит на месте. Она постоянно движется вперед, совершенствуется. Почему же книги Антона Семеновича, написанные более десятилетия назад, и сегодня так жизненны, так современны?

[…]

"...Общие педагогические идеи марксизма-ленинизма, высказывания Ленина и Сталина, — писал он, — дают в области воспитания совершенно ясную установку и открывают большой прастор педагогическому творчеству".

Да, наша школа далеко шагнула вперед. Вероятно, с точки зрения сегодняшнего дня, в наследстве Антона Семеновича кое-что и устарело, а многие положения теперь разработаны точнее и глубже. Но безрассудно отгораживать школу от его учения, суживать его идеи. Нет, педагогика Макаренко отнюдь не ограничена "малолетними правонарушителями". Антон Семенович так и говорил: "Вот если бы мне сейчас поручили самых настоящих ангелов с крылышками, херувимов и серафимов, я бы и их воспитывал так же, а не иначе, потому что в этом заключается существо нашего социалистического отношения к человеку".

[…]

Ведь за какой вопрос ни возьмешься — физическое ли воспитание или строение педагогического коллектива, или взаимосвязь школы и родителей, родительский авторитет, воспитание чувства долга и чести, воли и характера, — он у Макаренко либо поставлен, либо разработан подробно, и всегда есть главное: есть перспективные пути, указана дорога и найдено основное звено. И каждая строчка проникнута величайшей верой в силу коммунистического воспитания, в безграничные возможности его.

“Я категорически утверждаю и всю свою жизнь говорю: ни одного процента брака, ни одной загубленной жизни!”

— сказал Антон Семенович, выступая перед московскими учителями за полтора месяца до смерти.

Во многих и многих школах по всей стране начинают все пристальнее изучать это богатое, светлое наследство, которое каждого педагога учит быть искателем и творцом в своем деле.

Но вот директор 610-й московской школы Л. А. Померанцева говорит — и это подтвердит большинство директоров, — что молодые учителя, приходящие в школу сразу по окончании института, как правило, знакомы с трудами А. С. Макаренко только понаслышке. В институте им сообщили о Макаренко лишь самые беглые, поверхностные сведения. Авторы учебников по педагогике мельком, снисходительно говорят о "системе Макаренко", словно им и невдомек, что в этой системе воплощены многие лучшие черты нашей советской педагогической системы, живой и творческой. На основе учения марксизма-ленинизма о коммунистическом воспитании Антон Семенович смело прокладывал новые пути в педагогической науке и практике. Опираясь на свой опыт, талантливо обобщая практику лучших наших школ, вдумчиво анализируя опыт воспитания многомиллионных масс советского народа, которое началось с первого дня революции, с первого слова Ленина, с первых боев на фронтах гражданской войны, — Макаренко сформулировал важнейшие педагогические принципы коммунистического воспитания детей и разработал его методику. И советской школе, учителю, нашим детям нужен Макаренко во всем богатством его. горячей мысли, его драгоценного опыта.

ОТ РЕДАКЦИИ

В статье Ф. Вигдоровой затронута только часть вопросов, связанных с использованием педагогического наследства А.С. Макаренко. Редакция приглашает читателей — педагогов, родителей, деятелей искусства, писателей, работников высшей школы, комсомольских работников — высказать свои соображения о педагогическом наследстве А.С. Макаренко и использовании его в практике школы.

--

ЛГ 10.03.1951 [Л. ПОМЕРАНЦЕВА] НА ПОСТНОЙ ПИЩЕ КАБИНЕТНЫХ РАССУЖДЕНИЙ… (В порядке обсуждения вопросов использования наследия А.С. Макаренко).

Недавно я получила письмо от студентки Ленинградского педагогического института. Она пишет: “Мне курс педагогики представляется длинным перечнем формулировок. Я могу очень точно ответить на вопросы о том, что такое воспитание, что такое обучение, какова роль учителя и директора в воспитательном процессе и многое другое. Но я не чувствую за этими формулировками живой жизни, нашей школы, наших детей. В лекциях и учебниках по педагогике почти нет примеров, а есть только общие, отвлеченные рассуждения, и нет конкретного рассказа о том, как надо работать”.

Такие отзывы о преподавании педагогики в наших вузах я слыхала не раз.

Творческая мысль А.С. Макаренко, его искания, его “находки” нужны советскому учителю: они подсказывают ему новые методы и пути коммунистического воспитания. Молодому учителю труды Макаренко помогают понять сущность коммунистической педагогики, заставляют его полюбить свою профессию, и не только полюбить, но и стать в ней творцом.

Но я прочла не один учебник по педагогике и из них больше узнала об учении Руссо и Спенсера, нежели об Антоне Семеновиче Макаренко.

Главное в наследии Макаренко — не отдельные приемы, которыми он пользовался в своей практике, а педагогические принципы и идеи, которые положены были в основу всей его работы. Самое важное, чтобы именно эти идеи и принципы были уяснены и усвоены. Нельзя раздирать цельную и богатую макаренковскую мысль на ряд приемов и примеров и механически иллюстрировать ими то или иное положение педагогической науки. Но именно это и встречаем мы в учебнике педагогики И. Огородникова и П. Шимбирева. В главе “Трудовое воспитание” есть подглавка “Труд в системе А.С. Макаренко”. В главе “Комсомольские и пионерские организации в школе и их роль в воспитании ученического коллектива” есть подглавка “Опыт А.С. Макаренко по воспитанию коллектива”.

Такой принцип кажется мне совершенно неправильным. Дело не в том, чтобы подчеркнуть некоторые мысли Макаренко, а в том, чтобы пронизать ими весь учебник, чтобы, раскрывая эти мысли, дать будущему учителю понятие о том, что такое советская педагогика, что такое коммунистическое воспитание.

В главе “Методы нравственного воспитания” об опыте Макаренко говорится: “Как известно, замечательный советский педагог А.С. Макаренко только тогда добился создания настоящего советского коллектива из своих воспитанников, когда организовалась в его колонии комсомольская организация. Отсюда в методике нравственного воспитания должны быть широко использованы методы коллективного воздействия учащихся под руководством комсомольской организации, например. общественная работа, игры и т. п.”.

Я не берусь разбирать это положение, оно настолько обще и отвлеченно, что тут трудно найти какую-то опору для анализа.

В параграфе “Детские игры, их роль в нравственном воспитании” мы узнаем только о том обстоятельстве, что Антон Семёнович вёл в своей колонии борьбу с такими играми, как карты и «орлянка».

В главах о воспитании патриотизма, о воспитании воли, о воспитании большевистского характера, о физическом воспитании нет ни слова о Макаренко.

В подглавке “Роль школы в трудовом воспитании” есть одна фраза: “На эстетику труда большое внимание обращал А.С. Макаренко”.

Говоря о воспитании патриотизма, Макаренко настаивал на необходимости воспитания у школьника не только “правильных советских представлений”, но и, главное, “правильной советской практики”. Как учитель, как директор школы, я утверждаю: это важная мысль. Но мы не встречаем ее в работах по педагогике.

На практике мы порой убеждаемся в том, что юноша или девушка, которые в своих сочинениях пишут высокие и верные слова о долге, не выполняют своего долга в будничных школьных обстоятельствах. В нашей школе есть ученицы, у которых прекрасные слова о дружбе уживаются с неуважительным отношением к товарищам, высокие слова о долге — с неумением выполнять свой долг: добросовестно учиться. А когда читаешь учебники педагогики, получается впечатление, будто этой проблемы не существует.

В тех немногих случаях, когда авторы учебника не ограничиваются беглым упоминанием об идеях Макаренко, а пытаются проанализировать их, то из этого, к сожалению, ничего хорошего не получается.

Попытаюсь доказать свою мысль.

Учение о детском коллективе занимает у Макаренко центральное место. Исходя из учения Ленина — Сталина, Макаренко целью своей педагогической работы ставил воспитание коллектива.

Коллектив — это целеустремленный комплекс личностей, говорил А.С. Макаренко. Коллектив связывается не просто дружбой, он цементируется общей ответственностью, общим участием в работе.

Макаренко считал, что если перед коллективом нет большой, радостной цели, то невозможно найти и способ его организации. Эта мысль помогла ему по-новому решить проблему воспитания сознательной дисциплины. Он говорил: “Думать, что дисциплины можно добиться при помощи каких-то специальных методов, направленных на создание дисциплины, — ошибка. Дисциплина является продуктом всей суммы воспитательного воздействия, включая сюда и образовательный процесс,.. и процесс организации характера, и процесс столкновения, конфликтов и разрешение конфликтов в коллективе... и всего решительно воспитательного процесса”.

Правильность, истинность этой мысли на каждом шагу подтверждается практикой. Человек, только “соблюдающий” правила поведения, не есть еще дисциплинированный человек в нашем, советском понимании этого слова. Недаром воспитанники Макаренко говорили: “Мы будем судить о твоей дисциплине не по тому, как ты поступил на виду у других, а по тому, как бы ты поступил, не зная, что другим известно, как ты поступил”.

А.С. Макаренко утверждал, что если в детском коллективе чувствуется противоречие между целями общими и частными, личными, значит, он организован неправильно. И только там, где личные и общие цели совпадают, где нет дисгармонии, там детский коллектив организован правильно.

Как это всегда было свойственно Макаренко, он не только высказал свою мысль теоретически, но подкрепил ее своей великолепной практикой. В его книгах мы со всей очевидностью видим, как надо строить детский коллектив, причем здесь учтено все: формы, стиль и тон коллектива, создание традиций и многое другое.

Теперь посмотрим, как сказано в подглавке "Опыт А.С. Макаренко по воспитанию коллектива" в учебнике педагогики.

“Учитывая прошлое своих воспитанников, а главное, страсть подростков к. приключениям, — пишут И. Огородников и П. Шимбирев, — Макаренко по договоренности с лесничеством принимает на себя охрану государственного леса от порубок и хищений со стороны местных крестьян — кулаков. Колонисты с увлечением занимались этим делом, в чем им помогал и их прошлый опыт. В результате Макаренко мог отметить “первые ростки хорошего коллективного тона”.

Страницей дальше авторы заключают “Заслуживает внимания уменье А.С. Макаренко увлечь подростков интересной для них работой по охране леса и “ловле” расхитителей, в чем находила выход их (колонистов) склонность к приключениям. Конечно, для нормальных школьников такая “работа” в педагогическом отношении неприемлема, но взяв самый принцип учета интересов подростков, школа может изыскать более ценные в воспитательном отношении и в то же время могущие заинтересовать, увлечь школьников среднего возраста, мероприятия (например, длительная экскурсия, пионерский лагерь, военные и спортивные игры и пр.)”. Все это звучит более чем странно. Никто не станет возражать против экскурсий и игр, они имеют большое воспитательное значение, они удовлетворяют склонность детей — всех детей, независимо от их прошлого, — к приключениям. Но, привлекая колонистов к охране леса, Макаренко не только учитывал их “прошлое” (авторы подразумевают уголовное прошлое) и их “склонность к приключениям”, — он обращался к лучшему в них, он увлекал их действительно большой и важной государственной задачей — сберечь лес от кулацкого хищничества. И в практическом выполнении этой задачи действительно рождался коллектив. Бережное отношение к государственному имуществу, к социалистической собственности — существеннейшая, необходимая черта нашей новой морали. Как же можно ограничиваться только словесным признанием того, что это — важная черта, что, ее надо воспитывать в детях, и тут же объявлять неприемлемым возможное и посильное практическое участие детей в охране социалистической собственности? Как можно пренебрежительно называть такое посильное участие детей в охране народного имущества “работой” в кавычках? Как можно разрывать, разделять в воспитании слово и дело? Неужели тут можно ограничиться внушениями на тему о том, что школьник не должен резать ножом парту? А беречь и защитить, в случае надобности, колхозное зерно или государственный лес — не его дело?

Формы и условия участия детей в общегосударственном деле охраны социалистической собственности, конечно, могут быть разные, но это участие возможно и отнюдь не противоречит задачам воспитания “в педагогическом отношении”.

Учебник педагогики постоянно твердит: “педагог должен”. Верно, педагог много должен. Но почему педагогическая наука до сих пор так плохо помогает ему? Почему, читая Макаренко, мы все понимаем не только свои обязанности, но и то, какими путями их выполнять, а читая учебники педагогики, студент ничего не узнает о путях и методах, не находит ответа на главный вопрос: "как”?

[…]

Л. ПОМЕРАНЦЕВА, директор 610-й московской школы, заслуженный учитель РСФСР.


О заезженных аксиологических бандурах и о фетишизмах.

26.11.2008 Дорогой Эдгар! Я просмотрел присланную вами (будем взаимно на вы с маленькой буквы) статью Makarenko heute. В целом хорошо, однако к иным местам и к иным же утверждениям я бы сделал те или иные, иногда стратегически серьезные, замечания.

Но сейчас у меня на такой разбор совсем нет времени.

Знаете ли вы о моем: http://ztnen.livejournal.com ?

Мой былой ЖЖ ztnen заморожен (удален). 01.02.2012 создал новый ЖЖ-аккаунт : http://ztmak.livejournal.com Об А.С. Макаренко и близкому к этой теме .. Будет пополняться.

Иностранцам читать это моё ЖЖ трудно, потому что мой личный русский язык, как кажется, своеобразен.

Сейчас я загружу в указанное моё ЖЖ очередную статью вот именно в виде этого моего письма вам.

Потом буду в этот постинг ещё что-то добавлять.

О заезженных аксиологических бандурах.

У таких, как А.С. Макаренко, а до него у таких как Мишель Лепелетье (с Робеспьером) или даже Иван Бецкой (Бецкий) (с Екатериной 2-й) -

стратегическая задача

= стратегический замах:

МЕТОДОМ СТРУКТУРНО КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ ПРАВИЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ ОПТИМИЗИРОВАТЬ ХОТЯ БЫ

(НО ОБЯЗАТЕЛЬНО)

СКОЛЬКО-НИБУДЬ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ

ЧАСТЬ

(ТОЛЬКО ЧАСТЬ)

СОЦИАЛЬНОЙ МАТЕРИИ.

Но 95-98% так сказать рассуждателей о педагогическом вышли из раннего детства.

А в раннем детстве этим людям читали книжечки о добрых и злых: о Бармалеях и Докторах Айболитах, об Янушах Корчаках, и т.д.

И такой инфантильный = обывательский = мещанский способ оценки всего и вся неискоренимо въелся

с раннего-то детства!

неискоренимо, повторяю, въелся будущим рассуждателям о педагогическом

в их с-л-соловейчиковские (= убогие) мозги.

И вот для указанных всесветных обывателей от аксиологии

1-е) всякие в педагогике сверчки знающие свои шестки, -

от поговорки: всяк сверчок знай свой шесток; это часто весьма уважаемые и полезные деятели, но (!) без стратегических претензий и замахов, -

и

2-е) деятели-разработчики со стратегическим замахом,

всё и вся - в один ряд,

и вот всё и вся указанными с-л-соловейчиковскими мещанами

(мещанскими рассуждателями о педагогическом типа С.С. Невской)

с доцентскими, профессорскими, кандидатскими, докторскими и академическими званиями

оценивается лишь по таким вот заезженным инфантильным координатам:

"Бармалей или Доктор Айболит?", "прогрессивный или непрогрессивный?", "отечественный или неотечественный?", "авторитарщик или неавторитарщик?"

и тому подобное.

В.В. Маяковский: А ВЫ НОКТЮРН СЫГРАТЬ СМОГЛИ БЫ НА ЭТИХ ЗАЕЗЖЕННЫХ АКСИОЛОГИЧЕСКИХ БАНДУРАХ?

ZT. 24 ноя. 08 г. О фетишизме у Достоевского, Ушинского и общественности.

По Огюсту Конту (1798-1857, из реферата о нем в интернете) .. Общество проходит через три стадии: 1. теологическая; 2. метафизическая; 3. Позитивная ... Теологическая стадия (раннее и среднее средневековье) делится на три периода: 1. фетишизм; 2. политеизм; 3. монотеизм. При фетишизме люди приписывали жизнь внешним предметам и видели в них богов...

ZT. То есть с термином "фетишизм" Огюст Конт связывал лишь "дела давно минувших дней, преданья старины глубокой". А.С. Макаренко же достаточно удачно применял термин "фетишизм" для обозначения "тараканов" устойчивых предрассудков-убеждений в масс- консервативно- убогих головах = в убого- расхожем = в пресловутом общественном мнении. Например, А.С.М. говорил о фетишизации, - в общественном мнении, - семьи, о навязчивой, - в общественном мнении, - любви и к словечку "любовь" и к другим, - тоже ласкающим слух, - словечкам и к предвзятым, но "священным", убеждениям. Всё это, полагал А.С.М., по сути - настоящие фетиши совершенно религиозного порядка.

То есть, как бы в противу вышеуказанному Огюсту Конту, А.С. Макаренко упорно настаивал: фетишизм - это вовсе не "дела давно минувших дней", а наоборот: фетишизм - это страшно мешающий достижению реальных успехов в повседневно-реальной социальной работе, и вообще фетишизм в его разнообразии - это страшно мешающий достижению общего социального прогресса кошмар 19-го и последующих веков. [ Иногда указанные фетиши А.С.М. именовал штампами ].

Вот частный пример. А.С.М. 20.11.1938 Галине Стахиевне Макаренко-Салько (Переписка, т.2, М.1995). - .. Вчера кончил "Идиота" Достоевского. ЗНАЕШЬ ЧТО? У ДОСТОЕВСКОГО ВСЕ-ТАКИ СТРАШНО МНОГО МУРЫ, СОВЕРШЕННО ДЕТСКОЙ И ДЕШЕВОЙ ..

ZT. Это А.С.М., безусловно, о тараканах-фетишах, которые Ф.М. Достоевский нежно лелеял в своей башке и настойчиво же пропагандировал в своих публикациях.

Но совершенно и при(пре)совершенно такоже обстояло дело и с не менее чем Ф.М. Достоевский пресловутым К.Д. Ушинским...

Жить в обществе и быть свободным от общества, по Марксу и т.д., невозможно, но вот жить в обществе и быть свободным от предрассудков = от расхожих фетишей общества по А.С. Макаренко и возможно, и следует, а иначе никакого существенного успеха в социальной работе и вообще в социальном прогрессе - не будет.

"Народное образование" 1992,2. Григорий Фриш (GF>), директор 855-й московской школы. [...] GF> Но мне хочется ответить на вопрос: "А можно ли предотвратить = исключить роковое событие, зовущееся преступлением?". Убежден, что можно. Вот только - где же начало, где первый полушаг, который ведет к колонии?

ZT. Начало и первый полушаг – в дворово-уличной вампиловщине : http://zt1.narod.ru/vampil01.htm .

ZT. Но не только !

Плюс к тому. - Г. Фриш применяет термин "колония" в каком-то кошмарном смысле, но на деле по макаренковски поставленные подростковые колонии – это не тюрьмы и не ужасы, а это учреждения, где обычно весьма успешно выправляют натуры на здоровые пути. Но зачем допускать заход подростков на пути преступлений с жертвами этих преступлений?

Надо в макаренковски поставленные колонии не пост-фактум подростковых преступлений, а - ПРЕДВАРЯЮЩЕ.

Я, ZT, 1940-го г. рождения, и я помню, как в моей и в других школах Ленинграда практиковалось в адрес "хулиганистых" запугивание: "Будешь так себя вести - загремишь в колонию!". Тогда для моих сверстников-ребят и для меня самого слово "колония" ассоциировалось с чем-то предельно мрачным: мы тогда и знать не знали, что пригородная школа-колония может быть прекрасным местом, где, бывает, жить и учиться на порядок интереснее, чем в обычной городской школе. Значит, если субъектик ведёт себя в обычной школе так, что эта обычная школа больше не может его переносить, то школа говорит такому субъектику. – Слушай, мы не может тебя просто выбросить на улицу – ты тогда станешь совсем бандитом, но мы тебе предлагаем: давай съездим с тобой в известную нам вполне налаженную, хорошую, очень интересную для жизни пригородную школу-колонию, там, поверь, тебя не ждут никакие ужасы, там тебе может вполне-вполне понравиться. Ну а уж если и там не уживешься, то всё равно оттуда пойдешь не на улицу, а в так называемый реформаторий: детскую (подростковую) тюрьму...

ZT. В "Республике ШКИД" Г. Белых и Л. Пантелеева (ближе к концу): "Шкид хоть кого исправит". Реально в оригинале "РШ" 1926-27 гг. "Шкида хоть кого изменит", но С.Я. Маршаком и другими упорно "цитируется" как "исправит". Итак, "Шкида хоть кого исправит". Да. Если "особенных" регулярно будет "сплавлять" в Лавру (подростковую тюрьму), или в с/х техникум с производственными мастерскими, или на фабрики / заводы для подростков типа саратовского "Красного детского городка" Ф.И. Егермана ( http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc ).

Обман со времен А.М. Горького и С.Я. Маршака.

Самуил Яковлевич Маршак и Яша Хант ( http://jacob-hunt.livejournal.com/4001.html?page=3#comments ): "Шкида хоть кого исправит!".

Из интернета. –

С.У. Дикаев D> , Санкт-Петербургский университет МВД. –

D> .. Все опрошенные считали наличие в УК [ Уголовном кодексе ] цели исправления осужденных "глупостью". И с ними трудно не согласиться, если учитывать, что ст. 9-я УИК [ Уголовно-исправительного кодекса ] как основное средство исправления прямо предусматривает общественно-полезный

[ ZT. осмысленный, рыночно-производительный, дающий и реальный доход учреждению, и реальный заработок работающим ]

D> труд,

D> а абсолютное большинство осужденных в период отбывания наказания не работает.

D> Осужденные не работают не потому, что не хотят, а потому, что государство

[ ZT. и превозносимая нашей поганой жёлтой интеллигенцией пресловутая Шкида http://zt1.narod.ru/doc/shkid-uh.doc. ]

D> не обеспечивает их работой.

D> При этом основная масса осужденных – физически трудоспособное население, желающее

[ ZT. и а) восполнять ранее упущенное в школьной учебе, и б) ]

D> трудиться и зарабатывать деньги, содержать родных и близких на воле, что, несомненно, способствовало бы сохранению их социально-полезных связей.

D> Если не работает основное средство исправления ..

[ ZT. осмысленный, рыночно-производительный, дающий и реальный доход учреждению, и реальный заработок работающим ]

D> Если не работает основное средство исправления, значит, и речи не может быть об исправлении вообще.

D> Соответственно цель исправления осужденных

[ ZT. и в "исправительных" ( без указанного ) учреждениях для зэков, и в былой убогой Викниксоровской Шкиде http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc. ]

D> Соответственно цель исправления .. есть [ и в Викниксоровской Шкиде было ] ни что иное, как [ ZT. погано .. - (касательно Шкиды) со времён Алексея Максимовича Горького и Самуила Яковлевича Маршака .. – погано превозносимый нашей поганой же жёлтой интеллигенцией ] ОБМАН ..

20.09.2010 Абаринов Александр Алексеевич (A>) from Киев to ZT. -
A> Добрый день!

A> Вы [ ZT. вернее: С.У. Дикаев ] совершенно правильно говорите о том, что действительно хорошо "трудиться и зарабатывать деньги, содержать родных и близких на воле, что, несомненно, способствовало бы сохранению их социально-полезных связей". Моя борьба в период работы начальником отдела колоний для несовершеннолетних МВД Украины была направлена как раз на сбережение такого труда, но ПРОТИВ спускания планов такому производству. Причем планы эти были ого какие! Когда колония вынуждена выполнять бессмысленный план, всякий осмысленный труд прекращается.
A> "..осмысленный, рыночно-производительный, - согласен, а вот "...дающий и реальный доход учреждению..." - категорически против!
A> Best regards
A> Abarinov

ZT. Спускание непомерных планов – это когда производственные составляющие в воспитательно-образовательном учреждении не рыночно-автономны, а в финансовых и прочих отношениях полностью подчинены вышестоящему министерству. Так было в системе плановой социалистической экономики, и от этого страшно страдал воспитательно-образовательный процесс в макаренковской Коммуне им. Дзержинского, о чем у А.С. Макаренко в т.8, М.1986, с. 48-50, август 1932 (письмо М.М. Букшпану), но и в иных местах текстов А.С. Макаренко.

Выход один: производство в Школе-хозяйстве обязательно должно быть автономным, "колхозным", рыночным предприятием, финансово и во всех других отношения самым прозрачным образом принадлежащим не каким-либо вышестоящим органам, а исключительно и только - единому (объединенному) коллективу воспитанников и сотрудников самого учреждения.

ZT. "Дающий реальный заработок работающим" – это обязательно. Производство в подростково-юношеском воспитательно-образовательном учреждении – это место, где ребята обретают наконец-то возможность зарабатывать себе деньги честным трудом, а не уголовщиной...

Из: Сорока-Росинский В.Н. ( ZT. о пресловутом Сорока-Росинском см. набор моих разоблачающих файлов http://zt1.narod.ru/winrar/shkid.rar ) SRR> Педагогические сочинения. М.1991, "Школа им. Достоевского" http://zt1.narod.ru/doc/SHKID-po-Vite.doc, из главки 12.

SRR> .. Макаренко .. деятельность не надо было ни искать, ни придумывать, они сами возникали с самого начала жизни его учреждения. И эта деятельность была труд: работать, чтобы просуществовать .. Пришлось ездить в лес, добывать дрова, в город - привозить продукты. А потом пришлось, чтобы не голодать, заняться сельским хозяйством, а позднее, в коммуне им. Дзержинского, стать для этого же за фабричные станки.

SRR> Чтобы не голодать, надо работать - вот, что стимулировало всю жизнь его [А.С. Макаренко] колонии.

ZT. Неправильно. В учреждениях А.С. Макаренко и Ф.И. Егермана ( "Красный детский городок" в Саратове: http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc ) прибыльное производство было для того, чтобы оно (прибыльное производство) давало учреждению в целом и каждому из ребят в отдельности карманные и вообще ДЕНЬГИ. Прибыльное производство в подростково-юношеском воспитательно-образовательном учреждении – это место, где ребята обретают наконец-то возможность зарабатывать себе деньги честным трудом, а не уголовщиной. Надо чётко понимать, что если вы не организуете для 14-ти – 17-ти-летних интернатных (и не только) подростков честный трудовой заработок карманных и вообще денег, то в весьма значительной своей части интернатные (и не только) подростки пойдут на воровство; а потом воровством азартно увлекутся; бывает и на всю жизнь...
( См., например, в: http://www.respublika-shkid.ru/book/1927/ljonka_panteleev.
Л. Пантелеев имел нормальную, но очень бедную и живущую в теснейших условиях семью, паренёк маялся от постоянной голодноватости и безденежья, и именно от этого он и "пустился во все тяжкие".
Примеры правильно организованной жизни подростков см., например, в файлах http://zt1.narod.ru/doc/Egerman-na-putyah.doc и http://zt1.narod.ru/doc/yunaya-respulika.doc )

По разным по трудности учебным предметам и за перескок там из ранга в ранг - разное единовременное (и от ранга к рангу растущее) денежное вознаграждение. -

Пусть учёбой себе деньги зарабатывают.

Причём, в объективно более трудном для освоения учебном предмете – оплата больше.

и т.д.

Подробней в нижней части файла http://zt1.narod.ru/doc/portaly-shkoly-hozyaistva.doc.

О рядом висящих портретах.

МАКАРЕНКО - ГОРЬКОМУ Полтава, 24.11.1925 г.
Полтава, колония им. М. Горького
24 ноября 1925 г.
Дорогой Алексей Максимович!
[...]
Мы перекроили нашу жизнь по новым выкройкам, которые давно были заготовлены, а о воспитании и о его планах никто у нас серьезно не беспокоился. Сейчас у нас вместо воспитательной системы только и есть, что несколько лозунгов, безобразно брошенных к ногам революции. К этим лозунгам давно уже пристроились несколько десятков бесталанных людей, а то и просто спекулянтов, которые вот уже несколько лет размазывают словесную кашу в книжках, речах и брошюрах и непосвящённому смертному представляются учёными. На деле из этой словесной каши нельзя воспользоваться ни одной строчкой (буквально, без преувеличения ни одной). Гастев (из Института Труда в Москве) называет всю педагогику "собранием предрассудков". Он, вероятно, даже не подозревает, насколько он прав.

ZT. Это, безусловно, на все 100% относится и к совершенно всей сумме опубликованных словесных каш В.Н. Сорока-Росинского... ( ZT. о пресловутом Сорока-Росинском см. набор моих разоблачающих файлов http://zt1.narod.ru/winrar/shkid.rar )

ZT. Л. Пантелеев своими восхвалительными, встречающимися у него, разговорами о педагогике Викниксора, по существу, успешно и охотно вошёл в когорту с-л-соловейчиков, то есть в когорту педагогических писак, никогда не выдававших и по сю не выдающих на гора абсолютно ни строчки чего-либо педагогически, - в педагогике воспитания, - конструктивного, см. выше верное у А.С. Макаренко, но (!) : прямо-таки кайфующих от оглушительного успеха их писанин у поверхностной, глупой и пошлой российской и мировой интеллигенции. Успех у публики и гонорары, вот что, в сущности, века являлось и по сю является их (с-л-соловейчиков всех времен и народов) эксклюзивной целью...

Переписка А.С. Макаренко с женой, т.1 М.1994. Макаренко жене 20-21.05.1928 .. Сколько узости, глупости, дешевого эгоизма вносит .. интеллигенция .. в жизнь. А сколько лени, болтовни .. (с.81). Т.2 М.1995 .. Ничего мещанистее .. интеллигенции нет на свете .. Если мне когда-нибудь хотелось быть большевиком, то только тогда, когда у меня особенно развивалась ненависть к интеллигенции .. (с.31).

О рядом висящих портретах.

Наши патентованные "макаренковеды" в московском Музее А.С. Макаренко (ул. Поклонная 16) повесили рядом три совершенно несовместимых портрета: Ушинского, Сухомлинского и Макаренко.

"ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК" 1995,3, Валентин Васильевич Кумарин: .. В.А. Сухомлинский пришел к выводу: технология Макаренко отслужила свое .. Он буквально разгромил все основные положения воспитательной системы Макаренко, отказав ему даже в праве на "титул" теоретика. Теоретиками, по мнению автора статьи, были другие: Крупская, Лепешинский, Шацкий, Блонский, Луначарский, Сорока-Росинский ..

ZT. То есть, В.А. Сухомлинский ( http://zt1.narod.ru/suhml-uh.htm. ) сам хотел бы висеть не рядом с А.С. Макаренко, а рядом с кретином В.Н. Сорока-Росинским ( http://zt1.narod.ru/doc/shkid-uh.doc. ). Так и вешайте обоих этих кретинов (Сухомлинского и Викниксора) где угодно рядом, но только не рядом с А.С. Макаренко ...

Из: http://jacob-hunt.livejournal.com/4001.html?page=3.

Лялин Натан Александрович (1902 - 18 июля 1992); из его бумаг, преданных мне, ZT, как-то давно его родственниками. -

Лялин> В 1928 году А.М. Горький лично посетил колонию своего имени и провёл в ней три дня. Свои впечатления о ней, о Макаренко, картину жизни колонии он описал в статье "По Союзу Советов", помещённой во второй книге журнала "Наши достижения" за 1929 год.

Лялин> А.М. Горький рассказывает, как по переписке с колонистами он наблюдал заметное улучшение их орфографии, грамматики, роста их социальной грамотности, познания действительности, как из колонистов вырастали хорошие рабочие люди.

Лялин> Колония комплектовалась из ребят, направлявшихся в неё учреждениями и органами борьбы с детской беспризорностью и правонарушением. Но среди колонистов было немало таких, которые приходили в неё добровольно. В колонии имелась школа-семилетка, а также школа учебных мастерских для переростков. Ни один из воспитанников не оставался вне школы. В момент пребывания Горького в колонии в ней насчитывалось 62 комсомольца. Её выпускники уже работали воспитателями в других колониях, учились на рабфаках, в военных и агрономических школах, в ВУЗах.

Лялин> Все они поддерживали связь с колонией и оставались активными участниками её жизни.

{ ZT. Иные жили в Колонии в летний отпуск, отдыхали на природе, но и добровольно и активно участвовали в работах.

ZT. Об этом, например, у Н.Ф. Остроменцкой http://zt1.narod.ru/ostrmenc.htm. . Ничем подобным в "Республике Шкид" и не пахло.

ZT. И действительно: кто из выпускников захотел бы приехать отдохнуть в: Школу Достоевского / Стерву сволочную .. © Константин Евстафьев. }

Лялин> Колония располагала большим образцово поставленным сельским хозяйством. Она имела 43 десятины пахотной и огородной земли, 25 гектаров леса, лошадей. Коров, много домашней птицы, породистых свиней, сельскохозяйственные машины, трактора, собственную осветительную станцию. Благодаря рентабельной постановке сельского хозяйства, в частности, животноводства, колония стала получать доход и значительно выросло её материальное благосостояние. Улучшилось снабжение, одежда, питание колонистов. Выдавались дополнительные стипендии уходившим на учёбу в ВУЗ и на рабфак.

Лялин> Колония пользовалась поддержкой со стороны партийных, советских и общественных организаций, была тесно связана с рабочими и молодёжными организациями города, с организациями своего района. Она проводила большую общественную и культурно-просветительную работу среди окружающего населения,

(ZT. Какую "работу" среди окружающего населения вели шкидовцы – см. в гл. Содом и Гоморра "Республики Шкид")

Лялин> выполняла специальные поручения и просьбы, которые поступали к ней от общественных и государственных организаций.

Лялин> В 1928 году в колонии насчитывалось 400 – 500 воспитанников, состоявших из детей, подростков и молодёжи обоего пола. Часть дня они проводили в школе, часть на работе. Занятия в школе сыграли решающую роль в изменении всего облика и характера колонистов, в формировании всей личности колониста. Среди воспитанников проводилась глубокая работа по ознакомлению с политическими событиями, с вопросами морали. Широко была поставлена культурно-массовая и кружковая работа, в больших масштабах практиковались игры, занятия по физкультуре и спорту, по обучению военному делу.

Лялин> Хорошо была поставлена работа с книгой, по руководству чтением, по выпуску стенгазет. Много внимания уделялось эстетическому воспитанию. Колония имела свой духовой оркестр.

Лялин> Во всей колонии царили образцовый порядок и чистота. Исключительно умело и увлекательно отмечались в колонии революционные праздники, "день рождения Горького", установленный ей самой "день первого снопа" и др.

Лялин> Праздники проводились богато и весело, с использованием самой колонией выработанных обычаев и церемониала, с отражением в них лучших передовых черт народного быта. Это производило большое впечатление на окружавшее колонию население и содействовало росту её авторитета и популярности.

Лялин> Очень важным фактором в жизни колонии было внесение в труд элементов эстетики и торжественности. Начало работы в поле, сбор урожая и т. д., обставлялись как праздник. Выходили на работу со знамёнами, производился определённый церемониал – передача первого срезанного снопа старшим воспитанником самому младшему. Сдача изготовленных в мастерских колонии заказов для предприятий города производилась опять-таки перед строем, со знаменем, под звуки оркестра, с краткими речами и т. д.

Лялин> Колония напоминала дружную большую семью и представляла собой единый сплочённый коллектив воспитанников и педагогов. Успеху Макаренко способствовали те целесообразные формы организационного устройства коллектива, богатая педагогическая техника и приёмы воспитания личности воспитанника и коллектива в целом, которые были им найдены. Решающее значение имели правильный подбор, организация и руководство коллективом воспитателей, овладение ими педагогическим мастерством и техникой воспитательной работы.

Лялин> Школьная учёба, труд, участие в строительстве колонии, в общественной и хозяйственной жизни внутри и вне её, политическое, нравственное и культурное воспитание, хорошо поставленная работа комсомола, разнообразные формы разумного досуга и развлечений, коллективные отношения и нормальные товарищеские связи, здоровое общественное мнение, разумное организационное устройство коллектива, хозяйственное и материальное благополучие, глубоко продуманное педагогическое руководство – всё это делало жизнь коллектива богатой и захватывающей.

Лялин> Колонист не отделял своей жизни и судьбы от коллектива, рассматривал его нужды как свои собственные, и в этом видел единственно правильный путь для себя. Он рос не иждивенцем и потребителем, а создателем общественных ценностей, уверенным в сегодняшнем дне и в своём будущем. И колония вполне обеспечила это будущее, блестяще справляясь с подготовкой к жизни и практической деятельности своих воспитанников. Далеко позади осталось прежнее тяжёлое время, когда жизнь колонии постоянно потрясалась нарушением дисциплины, сопротивлением воспитателям, своеволием одичавших в своём индивидуализме и уличном анархизме её первых воспитанников.

Лялин> Макаренко достиг такого состояния, которое он называл "педагогическим счастьем". Уже настал момент, когда воспитанник предъявлял самому себе требование нормального поведения, даже без прямого обращения к нему со стороны воспитателя и коллектива.

Лялин> Вопросы дисциплины перестали быть для Макаренко предметом постоянной тревоги и беспокойства. Основанием к тому были здоровье и сила коллектива.

Лялин> Образцовым ведением своего хозяйства колонисты широко пропагандировали среди крестьян агрономическую культуру и технику. Раздачей и продажей населению породистых свиней они также способствовали подъёму животноводства в своём районе. В колонии имелись прекрасно оборудованные мастерские: сапожная, швейная, столярная, слесарная, кузня, хлебопекарня. В этих мастерских колонисты изучали различные ремёсла, выполняли работы, связанные с удовлетворением нужд и потребностей колонии. Но наряду с этим в мастерских колонии, как, например, в столярной, изготовлялись большие заказы для городских предприятий.

Лялин> Колония проводила большую общественную и культурно-просветительную работу среди окружающего населения, выполняла специальные поручения и просьбы, которые поступали к ней от общественных и государственных организаций. Одним из самых первых таких заданий, полученных ею ещё в самом начале своей истории, была охрана государственного леса. Большое значение имели спектакли и концерты, устраивавшиеся колонией для жителей деревни, участие во всевозможных хозяйственно-политических кампаниях.

Лялин> Не сразу, конечно, а постепенно, по мере накопления и роста опыта Макаренко пришёл к своим замечательным открытиям.

Лялин> Из военных занятий и привнесённых в них элементов игры родилась военизация, как средство приучения колонистов к точности, к аккуратности и подтянутости всей их фигуры и облика, разумной и подлинно свободной организации их движений, как средство украшения трудового быта и будней колонии. Военизация принесла такие формы, как салют и фразу "есть", означавшую ответ о согласии и принятии отданного приказания, как горн, знамя и т. д.

Лялин> Несколько позднее (ZT. ?) была введена система постоянных и т. н. сводных отрядов с советом командиров, с регулярным общим собранием, с системой комиссий, дежурств.

Лялин> Затем были установлены звания колониста и воспитанника, форма и значок.

Лялин> Также постепенно вырабатывалась система поощрений и наказаний, традиции и стиль отношений в коллективе, здоровый тон учреждения, методы индивидуального и коллективного воздействия, формы руководства воспитанниками и педагогами со стороны Макаренко.

Лялин> Всё яснее и отчётливее вырисовывается значение актива и пути работы с ним.

Лялин> "Кто мог, - пишет о колонии своего имени А.М. Горький, - столь неузнаваемо изменить, перевоспитать сотни детей, так жестоко и оскорбительно помятых жизнью?

Лялин> Организатором и заведующим колонией является А.С. Макаренко. Это, бесспорно, талантливый педагог. Колонисты действительно любят его и говорят о нём тоном такой гордости, как будто они сами создали его. Он – суровый по внешности, малословный человек лет за сорок, с большим носом, с умными и зоркими глазами, он похож на военного или сельского учителя из "идейных". Говорит хрипло, сорванным или простуженным голосом, двигается медленно, всюду поспевает, всё видит, знает каждого колониста, характеризует его пятью словами и так, как будто делает моментальный фотографический снимок с его характера. У него, видимо, развита потребность мимоходом, незаметно приласкать малыша, сказать каждому из них ласковое слово, улыбнуться, погладить по стриженой головке.

Лялин> На собраниях командиров, когда они деловито обсуждают ход работы в колонии, вопросы питания, указывают друг другу на промахи в работе отрядов, на различные небрежности, ошибки – Антон Семёнович сидит в стороне и лишь изредка вставляет в беседу два, три слова". (А.М. Горький. "По Союзу Советов" См. 5-е издание "Педаг. Поэмы", Сов. писатель, 1940 г, стр. 10).

Лялин> К достигнутому успеху в своей практической деятельности Макаренко пришёл на основе глубоких теоретических положений, разработанных им в годы своей работы в колонии имени Горького и сложившихся в определённую стройную систему.

Лялин> Эти положения касаются как методики воспитательного процесса, так и сущности самой педагогической науки, её принципов и научного метода. В них содержится научное обобщение опыта коммунистического воспитания и конкретизированы его научные основы. В этих положениях имеются также открытые Макаренко законы воспитания коллектива и личности и такие важные методические открытия, как "прямое" и "параллельное" действие, "взрыв", система перспективных линий.

Лялин> Макаренко приходилось всё время бороться за эти положения с педологами и другими извратителями нашей педагогики, но в последние годы его работы в колонии эта борьба приняла особенно острый характер.

Лялин> Националистические элементы и вредители, которым удалось тогда пробраться в руководящие органы народного образования на Украине, пытались всячески дискредитировать Макаренко и его опыт. Одним из основных обвинений, предъявляемых ему, было игнорирование педологии и отказ от мелкобуржуазных руссистских (ZT. от Ж.-Ж. Руссо 1712-78) установок, широко распространявшихся тогда указанными вредителями. Ставили Макаренко также в вину и "военизацию", и его взгляды на дисциплину и наказания, и систему организации коллектива, и признание им необходимости воспитывать ребят на идеях чести и долга. Последние рассматривались противниками Макаренко как отжившие буржуазно-дворянские категории. В то же время, точнее, в 1927 году, работники Украинского ГПУ обратились к А.С. Макаренко с предложением принять на себя заведывание открывавшейся ими трудовой коммуной для сирот и беспризорных детей. Макаренко это предложение принял и в течение года заведовал одновременно колонией и коммуной. Борьба Макаренко с упомянутыми выше вредителями закончилась тем, что ему пришлось в 1928 году уйти из колонии. На заседании Украинского Института научной педагогики был заслушан его доклад, в котором Макаренко обнажил до конца все линии своих разногласий с псевдонаучными кругами, пробравшимися к руководству научно-педагогической мыслью на Украине. Последним удалось протащить постановление по докладу Макаренко, которое гласило, что его метод признаётся несоветским. Макаренко категорически отверг предложение о том, чтобы отказаться от своих взглядов и пойти на какие-либо уступки. Этот разрыв между Макаренко и псевдоучёным миром произошёл накануне приезда Горького в колонию. Но вопрос об уходе Макаренко из колонии уже тогда был предрешён.

Лялин> 9 апреля 1927 года коллегия ОГПУ УССР вынесла решение об увековечении памяти Ф.Э. Дзержинского открытием трудовой коммуны его имени. В июне этого же года Макаренко был приглашён в качестве заведующего этой коммуной. Приняв это приглашение, Макаренко одновременно с этим продолжал ещё год заведовать колонией имени Горького, находившейся тогда в ведении Харьковской комиссии по делам несовершеннолетних правонарушителей.

Лялин> В этот же период Макаренко был назначен начальником управления детскими домами Харьковской области. Во всех детских домах Харьковской области, с учётом специфики каждого из них, их бытовых и хозяйственных возможностей, характера детского и педагогического коллектива и даже географического положения, была введена система Макаренко.

Лялин> И это не замедлило дать свои положительные результаты.

Лялин> Всё же работу в управлении детскими домами Макаренко пришлось в 1928-м г. оставить, опять-таки из-за разрыва с "теоретическими кругами".

Лялин> В октябре 1927 года было закончено строительство специального здания для коммуны. Оно находилось в посёлке Новый Харьков, пригороде Харькова. Строительством этого здания руководили лучшие архитекторы.

Лялин> 20 октября 1927 года А.С. Макаренко был назначен заведующим коммуной. Через два с лишним месяца – 25 декабря 1927 года из колонии имени Горького в коммуну прибыло 60 колонистов, отобранных из состава горьковцев и составивших ядро будущего коллектива коммунаров. При отборе этих ребят Макаренко вовсе не руководствовался мыслью о том, чтобы в коммуну перевести лучших, а худших оставить в колонии. Среди отобранных колонистов имелись и сильные, и слабые ребята, и даже сомнительные по своей пригодности "для роли организаторов нового дела". Но у всех имелся опыт жизни в коллективе и все они были связаны общей горьковской спайкой. "В числе указанных 60 колонистов имелось 50 мальчиков и 10 девочек". (А.С. Макаренко. Избранные педагогические сочинения. Учпедгиз. 1946 г. с. 133). 28 декабря был создан Совет командиров, проведена разбивка на отряды, а 29 декабря 1927 г. состоялось торжественное открытие коммуны.

Лялин> Коммуна была создана на средства, добровольно собранные сотрудниками ОГПУ. На эти средства было построено прекрасное здание-дворец, специально приспособленное под воспитательное учреждение с интернатом. Была приобретена мебель, учебное и хозяйственное оборудование, хорошая одежда и прочее. Решено было и впредь содержать коммуну за счёт ежемесячного отчисления 1/2 % от заработной платы чекистов и не прибегать к ассигнованиям и дотациям со стороны государственных органов. Так с самого начала и все остальные годы своего существования коммуна не состояла на государственном бюджете.

Лялин> 1/2 % от заработной платы чекистов в общей сложности давали 2000 рублей в месяц. А для того, чтобы покрыть одни только текущие расходы, включая и школу, требовалось 4 – 5 тысяч рублей. Сразу же встал вопрос относительно того, откуда добыть эту недостающую сумму.

Лялин> В коммуне имелись мастерские: швейная, столярная, слесарная и сапожная (А.С. Макаренко. Избран. Пед. Соч. Учпедгиз. 1946 г. с. 135) и можно было расчитывать на то, что они будут давать какой-либо доход. Но надежды эти были крайне призрачными и, как это потом подтвердилось, неосновательными. Мастерские, по кустарному оборудованные, считались тогда в определённых педагогических кругах, как пишет А.С., "альфой и омегой педагогического трудового процесса". Предполагалось, что из этих мастерских будут выходить "ручные сапожники, хорошие домашние хозяйки", которые смогут, в случае чего, "подрубить пелёнки, положить заплатку и сшить себе кофту", т. е. создать такой тип мастерового и мастерицы, которые теперь никому не нужны.

Лялин> "Все эти мастерские, - писал А.С., - вызывали у меня отвращение ещё в колонии имени Горького, а здесь я совсем не понимал, для чего они устроены". (А.С. Макаренко. Избранные педагогические сочинения. Учпедгиз. 1946 г. ст. 133).

Лялин> В сентябре 1929 года в коммуне вместо трудовой школы была открыта кустпромшкола. "Это была пробная затея, - рассказано об этом в сборнике "Второе рождение", - она не приносила хороших результатов и свидетельствовала только о нашей растерянности. Выходило так: производство кустарное – пусть же и школа будет кустарной". Но, несмотря на то, что мастерские не могли явиться основанием для создания рентабельного производства, т. к. они были учебными и кустарными, правление коммуны, состоявшее из представителей коллектива, работников управления ОГПУ Украины, решило содержать коммуну на началах самоокупаемости и организовать на базе имевшихся в ней мастерских производство. Первые три года коммунары работали в своих мастерских, но эта работа не приносила желательных результатов. За эти годы коммуне пришлось пережить большую нужду. Производили стулья, шкафики, изготовляли немало предметов для домашнего обихода, для оборудования клубов, но не только не пришли к самоокупаемости, а ещё получили убытки". (А.С. Макаренко. Избран. Пед. Соч. Учпедгиз. 1946 г. ст. 135). Делали все эти вещи плохо, заказчики обижались. Труд коммунаров не оплачивался, т. к. цена, которую коммуна назначала заказчикам, еле-еле покрывала стоимость материала. И одной из причин этого являлось то, что коммуна не решалась поставить воспитанника в условия настоящего производства, стандартизированной механической работы и использования заинтересованности в заработке.

Лялин> Но в начале 1930 года коммуна встала на этот путь. Удалось наладить рентабельное производство, полностью обеспечить проведение хозрасчёта и самоокупаемости.

Лялин> Коммуна получила большой заказ на оборудование Харьковского Строительного Института в сумме 200 т. рублей. Были закуплены материалы и деревообделочные станки. Одновременно была введена стандартная работа и строгое распределение труда. Изготовление выпускаемых изделий (стулья, театральная мебель и т. д.) было разбито на множество отдельных операций, выполнявшихся отдельными коммунарами, и это обстоятельство обеспечило коммуне и производственный, и коммерческий успех.

Лялин> Впоследствии стали изготовлять маслянки, медную арматуру (в частности, кроватные углы), трусики, ковбойки, парты, ударники для огнетушителей и т. д.

Лялин> Коммунары были поставлены в условия настоящего производства – с заработной платой, со сдельщиной, с планом, с разделением труда и т. д. Ежедневный выпуск продукции достиг 3000 рублей.

Лялин> Летом 1929 года коммуна произвела во время летнего отпуска поход в Москву. Незадолго до этого ею был выполнен большой заказ и после покрытия полученными за этот заказ деньгами главных долгов, остаток в несколько тысяч рублей был отпущен на организацию этого похода. В Москве коммунары побывали в Большевской трудовой коммуне. "В Большево, - сообщается в сборнике "Второе рождение", - их поразило настоящее производство, настоящее промышленное богатство… Большево – это старший брат коммуны – ребята там старше и дело у них серьёзное. У них множество машин, строится новая пятиэтажная фабрика. При виде этой благодати притихли коммунары и… позавидовали. С этого дня начали наши коммунары мечтать о заводе, но как до него далеко".

Лялин> Это было 28 июля 1929 года. И вот эта мечта начала принимать реальные и ощутимые очертания. В последних числах мая 1931 года правление коммуны имени Дзержинского поручило группе инженеров разработать проект реконструкции производства коммуны. При этом были поставлены такие задачи, как: сделать это производство интересным для коммунаров со стороны технологии, т. е., чтобы коммунары могли бы на нём учиться, расти, воспитываться, получать квалификацию; сделать его показательным для других коммун подобного типа; и, наконец, обеспечить самостоятельное хозяйственное существование коммуны. Задачи эти были весьма сложны, особенно, если учесть, что ещё не было в Советском Союзе такого опыта, чтобы мастерские типа фабзавуча покрывали бы все затраты на своё содержание.

Лялин> Учебную подготовку коммунары получали в рабфаке и в десятилетке, имевшихся при коммуне, причём рабфак при коммуне был создан ещё до организации завода.

Лялин> Успешно справившись с созданием и пуском завода электросвёрл, коммуна расширила своё производство, создав второй завод по изготовлению фотоаппаратов "ФЭД".

Лялин> Производство коммуны становилось в высшей степени рентабельным и полностью отвечавшим тем целям, которые были перед ним поставлены перед самым началом его создания и проектирования. Оно отвечало учебным и воспитательным целям. Коммунары получали в коммуне высокую квалификацию и полное среднее образование. Из стен коммуны выходили стахановцы, специалисты дефицитных профессий с широким кругозором и культурой, которые могли беспрепятственно продолжать свой путь и в ВУЗе, и на производстве. Эти стахановцы получили коммунистическую, идейную и моральную закалку, коллективистическое, политическое воспитание, организаторские и общественные навыки, т. е. всё то, что делало их новыми кадрами. Коммуна не только продолжала полностью себя окупать, но она приносила большую прибыль государству. На заводе работали только воспитанники. (ZT. так ли?). Взрослый персонал состоял из инженерно-технического состава и бухгалтерии.

Лялин> "Макаренко, - пишет Г.С. Макаренко, - начал свою работу в колонии имени Горького в 1920 г. с десяти расшатанных коек-раскладушек, в пустой кирпичной коробке. Он закончил свою работу в 1935 году в коммуне имени Дзержинского, в прекрасном здании-дворце, со школой-десятилеткой и двумя производствами, оборудованными по последнему слову современной техники. Годовой баланс производства коммуны на первое января 1934 года составлял 63 мил. Рублей, а годовая прибыль 4,5 мил. рублей золотом в год". (Предисловие к "Методике организац. воспитат. процесса" 1947 г. с. 10).

Лялин> При всём огромном размахе своей производственной и хозяйственной деятельности, коммуна, как и колония имени Горького, являлась учебно-воспитательным учреждением. Её хозяйственная деятельность и производство были подчинены учебным и воспитательным целям, и интересы учёбы стояли в ней
(ZT. к трагедии для А.С. Макаренко не очень-то)
на первом плане. Ради выполнения срочного задания коммунара можно было временно освободить от выполнения любой обязанности. Его нельзя было освободить только от одной обязанности – от школьных занятий.

(ZT. Нет, вопреки протестам А.С. Макаренко – хозяйственники-плановики часто бесцеремонно срывали школьные занятия и вообще хотели почти закрыть школу, о чём см. в частности: А.С. Макаренко, т.8, М. 1986 с. 48-50, август 1932, письмо М.М. Букшпану).

Лялин> Производство составляло органическую часть педагогического плана и педагогической системы Макаренко. В силу этого в коммуне успехи хозяйственные самым тесным образом переплетались с успехами педагогическими. А эти последние были действительно велики.

Лялин> "Ещё в 1928 году А.С. писал одному из членов правления коммуны имени Дзержинского: "В коммуну ГПУ я переходил с радостными ощущениями той необходимой свободы, которую я буду иметь в области создания нового воспитательного метода. И, действительно, у нас в коммуне мне такая свобода предоставлена, только поэтому наша коммуна может претендовать на одно из первых мест". (Цит. по биографии Макаренко, составл. Е. Бобровской).

Лялин> Эту же мысль А.С. выразил в "Педагогической Поэме": "Моя работа в коммуне, не отравленная никаким кликушеством, была работа хоть и трудная, но посильная человеческому рассудку". (А.С. Макаренко. "Педагогическая Поэма". Изд. 5-е. "Сов. писат.". 1940 г. с. 545).

Лялин> Во время своей работы в коммуне Макаренко, не связанный никакими служебными обязательствами по отношению к тем горе-теоретикам, которые ещё занимали тогда официальные посты в органах народного образования, получил возможность широкого беспрепятственного применения и дальнейшего усовершенствования созданного им в колонии имени Горького метода. Перейдя в коммуну имени Дзержинского, он собственно, и продолжил в ней свой горьковский опыт, но уже в наиболее благоприятных условиях, состоявших, прежде всего, в том, что в его работе никто ему не мешал.
(ZT. Нет, и там мешали ... хозяйственники-плановики...).

Лялин> На эту преемственность в своей работе А.С. Макаренко указывал много раз в целом ряде своих произведений: в статье "Педагоги пожимают плечами", во "Флагах на башнях", в главе "Не может быть" и в других местах. Но при всём том единстве, которым связана работа Макаренко в колонии и в коммуне, последняя вовсе не была простым повторением его прежнего опыта работы с горьковским коллективом.

Лялин> Различной была обстановка в стране, в которой начинался, а затем и протекал опыт Макаренко в колонии и в коммуне.

Лялин> Работу в колонии Макаренко начинал, когда в стране ещё не были ликвидированы хозяйственные разрушения и экономические трудности, созданные войной. Это вызывало большие материальные лишения, которые пришлось перетерпеть колонии в начале её существования. Исходя из принципов нашей педагогики, строя в связи с этим колонию как ячейку советского общества, Макаренко в посильной для ребят форме включил колонию в решение тех задач, которые выдвигались в тот период политикой партии. Это были задачи восстановления промышленности и сельского хозяйства, укрепления союза между рабочим классом и крестьянством. И колония восстанавливала имение, бывшее Трепке, восстанавливала сельское хозяйство у себя и в районе, помогала росту авторитета и популярности его новых социалистических форм, крепила связь с крестьянством, боролась с кулачеством. Это тем более было оправдано, что колония располагалась в деревне.

Лялин> Интересы восстановления нашей экономики требовали вооружения молодёжи наукой и культурой, подготовки кадров грамотных людей и специалистов из среды рабочих и крестьян, подготовки квалифицированных рабочих. Колония обращала особое внимание на организацию учёбы ребят, на посылку их в рабфаки, в фабзавучи.

Лялин> В то время ещё оставалось много беспризорных на улице, являвшихся жертвой старого строя, войны, разрухи. Колония, подбирая этих ребят, должна была много сил тратить на борьбу с остатками уличного анархизма, который приносили с собою эти ребята.

Лялин> Коммуна Дзержинского создавалась и жила в иной обстановке.

Лялин> Коммуне уже не пришлось испытывать тех материальных лишений, которые выпали на долю колонии в начале её истории. Коммуна располагалась в городе. В её время партия решала вопросы социалистической реконструкции промышленности, вопросы индустриализации, освобождения нашей страны от иностранной зависимости. Важнейшим вопросом был вопрос о кадрах производственной технической интеллигенции, о кадрах специалистов.

Лялин> Макаренко включает коммуну в посильной для ребят форме в решение этих задач и учитывает в своей педагогической работе те требования, которые партия тогда предъявляла к делу подготовки кадров, к школе и воспитателю. При коммуне создаются заводы, оборудованные на высокой технической основе и освобождающие страну от необходимости ввоза из-за границы изготовляемой ими продукции. Коммуна обращает большое внимание на общеобразовательную и теоретическую подготовку ребят, на их грамотность и культуру, даёт высокую производственную квалификацию, полное среднее образование и возможность поступить в ВУЗ.

Лялин> В период создания и существования коммуны беспризорность в стране идёт на убыль. Ребята, поступавшие в коммуну, не были в большой своей массе бездомными детьми, и беспризорность некоторых из них являлась довольно часто следствием безнадзорности, ошибок семейного воспитания. Работа с этими детьми носила более сложный и трудный характер, и вместе с тем, коммуна не знала тех трудностей в работе с ребятами, которые были характерны для колонии.

Лялин> Само начало колонии имени Горького и коммуны имени Дзержинского, т. е. начало того и другого опыта, были различны.

Лялин> В "Марше 30-го года" Макаренко описывает, как в первые годы революции начинали свою работу некоторые детские дома. Обычно их размещали в бывших помещичьих гнёздах или старых монастырях. Здания эти нередко доставались детским домам в полуразрушенном состоянии. Затем их кустарным способом приводили в порядок, но и после этого они всё же имели массу неудобств, т. к. вовсе не были полностью приспособлены под нужды такого учреждения.

Лялин> И в колонии имени Горького точно также всё было подготовлено руками взрослых к приёму воспитанников. Но там эта подготовка, по тогдашним условиям, не могла состоять в приобретении таких разнообразных и богатых вещей и оборудования, как это было сделано коммуной.

Лялин> Колония имени Горького с самого начала состояла на бюджете государственного учреждения. Правда, в силу тогдашнего тяжёлого хозяйственного положения страны, горьковцам пришлось мобилизовать свою собственную хозяйственную активность для того, чтобы создать необходимый минимум материальных условий. Но как бы то ни было, колония субсидировалась государственными органами". ("Правда". 20-VII-1936 года. А.С. Макаренко. "Прекрасный памятник").

Лялин> Коммуна имени Дзержинского была создана на средства, собранные обществом чекистов. Чекисты чужды были духа филантропии и благотворительности, и этот дух никогда не ощущался и не был присущ коммуне. "Не призрение, не высокомерную подачку, не ханжеское умиление перед человеческим несчастием подарили чекисты этим искалеченным детям. Они дали им то, о чём с таким человеческим чувством говорил Феликс Эдмундович – дали самое дорогое в нашей стране – плоды революции, плоды своей борьбы и своих страданий". (А.С. Макаренко "Марш 30-го года", стр. 54. ГИХЛ. 1932 г.). Благотворительность была чужда чекистам по многим принципиальным мотивам, в частности, и по мотивам нежелания воспитывать коммунаров людьми с потребительской и иждивенческой психологией, чем страдали в то время известная часть детских домов. Воспитать коммунара для самостоятельной жизни, подготовить его к ней, научить надеяться на свои силы и научить самого себя обслужить – вот, что хотели основатели коммуны. На деле оно так и получилось, т. к. само существование коммуны, и не только дополнительные блага, но самая нормальная пища, простая сытость коммунаров, зависела от их труда в коллективе.

Лялин> Когда встал вопрос о том, откуда изыскать недостающие средства для покрытия расходов, о чём говорилось выше, то естественно было предложено коммуне перейти на самоокупаемость. Получилось так, что чекисты помогли коммуне родиться, встать на ноги, а уже шагать она должна была научиться самостоятельно. Чекисты и после этого не оставили своим руководством и заботой коммуну.

Лялин> На этом пути коммуна добилась таких успехов, которые неизмеримо превышают успехи, достигнутые в материальной области колонией имени Горького, несмотря на то, что и она в последние годы зажила богатой жизнью. Коммуна полностью покрывала расходы на своё содержание, прекрасно одевала и питала ребят, выдавала пособия выпускникам и доплачивала к стипендиям бывшим коммунарам, обучавшимся в ВУЗе, по 50 – 100 рублей в месяц, оказывала помощь коммунарам, оказавшимся в нужде, расходовала большие средства на внешкольную работу, на летний отдых, и сверх всего этого приносила государству большую прибыль. Кроме того, каждое лето коммунары отправлялись в дальний поход-экскурсию по Советскому Союзу и проводили его на свои собственные средства. (ZT. Всё не совсем так).

Лялин> Макаренко трудовое воспитание никогда не мыслилось вне производства. Но в колонии Горького он мог избрать для этого только путь сельского хозяйства. Иного выбора у него не было. В последние годы колония сумела рациональным образом поставить сельское хозяйство. Но его масштабы и техническая база всё же были далеки от масштабов и базы производства коммуны. Колония имела ограниченные возможности для вооружения своих воспитанников высокой квалификацией. У коммуны эти возможности были неизмеримо шире. Крупное индустриальное производство, да ещё отрасль электропромышленности, имевшейся в коммуне, создавало богатые условия для подготовки разносторонне и политически развитых высококвалифицированных специалистов-рабочих. Оно предоставляло ребятам возможность выбора специальности, отвечающей склонности каждого воспитанника.

Лялин> Производство коммуны было сложным производством, а "всякое сложное производство, - писал А.С. Макаренко, - уже тем хорошо, что оно даёт простор выбору вкусов и наклонностей. В таком производстве, как производство "леек", у нас большой чертёжный цех…" (А.С. Макаренко. Избранные Педагогич. соч. Учпедгиз. 1946 г. с. 138).

Лялин> В колонии имени Горького труд ребят так же, как и в коммуне, был связан с обучением, и так же как и там, воспитанники получали вместе с производственной подготовкой и общее образование. Так же, как и в коммуне, посещение школы и успешная учёба в ней являлись первейшими и главнейшими обязанностями ребят. В колонию имени Горького ребята приходили "малограмотными, а то и безграмотными", но за короткое время, в два-три года овладевали знаниями в таком объёме, что ни один из них "не провалился на испытаниях при поступлении в рабфак". Кроме того, колонисты, работавшие в мастерских, изучали технологию, а занятые в сельском хозяйстве – агрономию.

Лялин> В коммуне им. Дзержинского теоретическая подготовка была поставлена солиднее и шире. В ней имелась сначала семилетка, потом десятилетка, а затем рабфак – филиал рабфака Харьковского Технологического Института. (С. Калабалин. "Уч. газета" за 1940 г. "Ответ проф. Шимбирёву и наши предложения"). В учебный план школы при коммуне были в качестве предметов включены черчение и технология. По окончании коммуны её воспитанники имели возможность поступить в ВУЗ.

Лялин> Вспоминая о начале своей работы в колонии имени Горького, А.С. писал: "Далёкий, далёкий мой первый горьковский опыт, полный позора и немощи" (П.П. изд. 5-е, с. 562). И Макаренко, действительно, начинал свою работу в ней, не имея коллектива, не зная конкретных путей его создания и методов работы с ним. Потребовалось пять лет для того, чтобы в имении Трепке вырос коллектив, способный "завоевать Куряж". Прошло ещё три года, и Макаренко получил возможность сказать: "Дисциплина и бытовой порядок давно перестали быть только моей заботой. Они сделались традицией коллектива, в которой он разбирается уже лучше меня и за которой наблюдает не по случаю, не по поводу скандалов и истерик, а ежеминутно, в порядке требований коллективного инстинкта, я бы сказал". И дальше: " Нельзя описать совершенно исключительное впечатление счастья, которое испытываешь в детском обществе, выросшем вместе с вами, доверяющем вам до конца, идущим с вами вперёд. В таком обществе даже неудача не печалит, даже огорчение и боль кажутся высокими ценностями". (А.С. Макаренко. "Пед. Поэма", изд. 5-е. Сов. писат. 1940 г. с. 543).

Лялин> Первый год работы Макаренко в коммуне был одновременно последним годом его работы в колонии. В течение этого года он работал и в колонии, и в коммуне. В колонии, в общем собрании колонистов, Макаренко чувствовал, что он находится дома, что там он, после работы в коммуне, по-настоящему отдыхал. "Коллектив горьковцев, - писал он об этом времени, - был для меня роднее коммунаров. В нём крепче и глубже дружеские связи, больше людей с высокой себестоимостью, острее борьба…" (Там же).

Лялин> Однако, коммуна Дзержинского требовала от Макаренко всё больше и больше сил. "И забота здесь была новее, и новее были педагогические перспективы". (Там же, стр. 544). И в этих новых заботах, как и во всей другой работе за последние годы, коллектив горьковцев явился для Макаренко опять-таки опорой и помощником, чего он не имел вначале своей деятельности в колонии имени Горького.

Лялин> В "Марше 30-го года" А.С. писал: "Мы решили, что не стоит сразу впускать в дом толпу с улицы и потом смотреть, как будет разрушаться общежитие". "Мы знаем, - сказал Макаренко представитель чекистов, пригласивший его по вопросам организации коммуны, - у вас дисциплинированный коллектив. Вы нам дайте для начала человек пятьдесят, а потом уже будем пополнять с улицы. Вы понимаете? У них сразу и самоуправление, и порядок". (П.П. изд. 5-е, с. 531). Горьковский коллектив выделил для коммуны не только ядро ребят, но и ядро педагогов. На место ушедших воспитанников в колонию были приняты новые ребята, но их включение в коллектив и соответствующая обработка уже были привычным делом. А коллектив коммунаров скоро получил новое пополнение, вырос до 100, затем до 150 человек, и к 1935 году насчитывал в своих рядах уже 600 членов. Таким методом и был создан коллектив коммуны. "Только пятьдесят (на самом деле не 50, а 60) пацанов-горьковцев пришли в пушистый зимний день в красивые комнаты коммуны Дзержинского, но они принесли с собою комплект находок, традиций и приспособлений, целый ассортимент коллективной техники, молодой техники освобождённого от хозяина человека. И на здоровой новой почве, окружённая заботой чекистов, каждый день поддержанная их энергией, культурой и талантом, коммуна выросла в коллектив ослепительной прелести, подлинного трудового богатства, высокой социалистической культуры, почти не оставив ничего от смешной проблемы "исправления человека". (П.П. изд. 5-е, ст. 559).

Лялин> Представление о коллективе коммунаров даёт картина существовавшей в нём дисциплины. "Дисциплина, - писал Макаренко, - это лицо коллектива, его голос, его красота, его подвижность, его мимика, его убеждённость. Всё, что есть в коллективе, в конечном счёте, принимает форму дисциплины". В коммуне имени Дзержинского Макаренко пришёл к той дисциплине, которая привела его к идиллии, когда дисциплина поддерживалась инициативой и организованностью коммунаров. И вместе с тем является железной, строгой и крепкой дисциплиной. За всю свою историю коммуна не знала ни одного срыва дисциплины наподобие тех, которые имелись в первоначальной истории колонии имени Горького. С 1930 года в штате коммуны остались только педагоги, связанные с работой в школе. Коллектив коммунаров к тому времени уже достиг такой степени зрелости, что оказывал огромное влияние на ребят в повседневном быту и помогал обеспечивать за ними необходимый надзор.

Лялин> Коммуна действительно напоминала "педагогический дворец", о котором долгие годы мечтал Макаренко. Во "Флагах на башнях" и в "Марше 30-го года", а также в "Педагогической Поэме" дано описание внешнего вида коммуны. "Харьковская окраина. Опушка леса, красивый тёмносерый двухэтажный дом, цветники, фруктовый сад, площадки для тенниса, волейбола и крокета, открытое поле, запахи чебреца, васильков, полыни… Здание простое, без архитектурных вычуров, имеющее форму буквы Ш. Над фронтоном вывеска с золотыми буквами и два флагштока над нею. Общежитие коммуны напоминало хорошую, первоклассную гостиницу. Там ослепительная и безукоризненная чистота, множество цветов в комнатах и цветы перед зданием, до блеска надраенный паркетный пол, особое, скромное, но со вкусом и изяществом убранство помещения". "Коммуна, - писал А.С. Макаренко, - живая композиция живых движений прекрасных новых людей. Именно поэтому коммуна прежде всего производит впечатление большой художественной силы, её жизнь вылеплена с такой же экспрессией таланта, какую мы обычно встречаем и находим в произведениях искусства. Достаточно только один раз побывать в коммуне, только прикоснуться к жизни дзержинцев, чтобы сразу увидеть, сколько глубокой мысли, сколько внимания, любви и вкуса заложено в каждом кирпиче её здания, в каждом луче пронизывающего её солнца. В каждой линии цветника и, в особенности, в жизни тридцати коммунарских отрядов, в их быте, традициях, законах, в высоком человеческом стиле этого коллектива". ("Правда" от 20/VII-1936 г. А.С. Макаренко "Прекрасный памятник").

Лялин> Коммунары прекрасно овладели и владели самыми сложными производственными операциями и достигали очень высокой квалификации и точности в работе, в частности, в производстве частей для фотоаппаратов, требовавших точности до 0,001 миллиметра. Они работали на производстве 4 часа, посещали школу, принимали активное участие в жизни и строительстве всей коммуны. У коммуны имелись широкие связи с культурными и общественными организациями города. Она проводила большую общественную работу в ближайших деревнях, занималась благоустройством своего района. Её стройные ряды, маршировавшие на улицах Харькова, всегда вызывали восхищение со стороны трудящихся. Коллектив воспитанников жил содержательной общественной и политической жизнью. Большим авторитетом и влиянием пользовалась комсомольская организация. Самоуправление являлось существенным фактором всей жизни коммуны. Много места отводилось физическому, эстетическому воспитанию и культурно-массовой работе. Духовой оркестр коммуны не раз занимал 1-е место во Всеукраинских олимпиадах.

Лялин> Коммуну посещали руководители партии и правительства. Два раза её посетил Л.М. Каганович. Один раз в ней был Н.М. Шверник. Трудящиеся Харькова были частыми гостями коммуны: много раз принимала коммуна рабочие и детские делегации из других городов Советского Союза, а также рабочие делегации и туристские группы из многих зарубежных стран. Эти делегации отмечали прекрасное состояние коммуны и восторженно отзывались о применявшейся в ней системе. За годы своей работы в коммуне имени Дзержинского Макаренко ещё больше уточнил найденные им в колонии имени Горького приёмы и принципы воспитательной работы.

Лялин> Уже в колонии имени Горького Макаренко приходилось иметь дело со многими находившимися в ней детьми, попадавшими в колонию из семьи. В коммуне имени Дзержинского таких детей было гораздо больше. У этих детей культура выше, запросы глубже. Работать с ними намного сложнее, нежели с бездомными детьми. И в этом отношении в коммуне имени Дзержинского Макаренко было значительно труднее, чем в колонии.

Лялин> В 1935 году Макаренко был переведён на работу в Киев помощником начальника отдела управления детскими трудовыми колониями НКВД. К этому времени Макаренко уже был широко известным писателем, главным образом, благодаря опубликованной им "Педагогической Поэме".

Лялин> Писательская деятельность Макаренко самым тесным образом переплелась с его педагогической деятельностью. Это выражалось прежде всего в том, что тема о педагогике была одной из основных тем его художественного творчества, а непосредственно педагогическая работа была основным материалом его важнейших художественных произведений.

Лялин> В 1932 году в сборнике "Второе рождение" Макаренко напечатал статью "Педагоги пожимают плечами", в которой он изложил основные принципы своего педагогического опыта, обобщил многолетний опыт своих педагогических исканий.

Лялин> В том же 1932 году Государственным издательством "Художественная литература" была выпущена первая его книга "Марш 30-го года", представлявшая собою очерковое описание жизни коммуны имени Дзержинского.

Лялин> В 1933 году в альманахе "Год 17", выходившем под редакцией А.М. Горького, была впервые напечатана "Педагогическая Поэма".

Лялин> Свою работу над "Педагогической Поэмой" Макаренко начал ещё в 1925 году. Несмотря на неудачу, постигшую первый его литературный опыт в 1914 году в связи с рассказом "Глупый день", он не оставил привычки записывать свои впечатления, мысли, наблюдения и т. д. Этот материал и послужил Макаренко основанием для "Педагогической Поэмы". Когда в 1928 году А.М. Горький посетил колонию своего имени, он порекомендовал Макаренко написать книгу о ней. Макаренко из скромности не сказал тогда Горькому о том, что он уже давно работает в этом направлении. Но, когда к Горькому попал "Марш 30-го года" и А.С. Макаренко получил от него благоприятный отзыв, Горький стал горяч о настаивать на том, чтобы Макаренко написал книгу о колонии. Тогда тот сообщил Горькому о своей работе и начал готовить её к опубликованию. А.М. Горький принял большое участие в том, чтобы опубликовать "Педагогическую Поэму". Он всё время вдохновлял Макаренко, внимательно знакомился с рукописью, был её редактором и первым издателем. "Поэма" получила очень высокую оценку со стороны Горького и была очень тепло и восторженно встречена читателями и литературной критикой. Она прочно вошла в число лучших художественных произведений нашей советской литературы. С большим интересом отнеслись к "Педагогической Поэме" наши учителя и родители.

Лялин> С тех пор Макаренко совмещает большую педагогическую работу с разносторонней общественной и литературной деятельностью и выступлениями в печати. После переезда в Киев Макаренко много усилий отдаёт теоретическому обобщению своего многолетнего опыта и распространению его в трудовых колониях и детских домах. Он хотел помочь в реализации принятого в 1935 году постановления ЦК ВКП(б) о ликвидации детской беспризорности и безнадзорности. Макаренко принимает участие в налаживании работы ряда колоний и, опираясь на свой опыт и разработанные им положения, достигает больших результатов в данной работе. Он пишет ряд работ, посвящённых теоретическому обоснованию и систематизации своего опыта работы в колонии и в коммуне ("Опыт работы детской трудовой колонии", "Методика организации воспитательного процесса"), которые были опубликованы после его смерти.

Лялин> В Киеве он пишет совместно с Г.С. Макаренко "Книгу для родителей", напечатанную в журнале "Красная Новь" и вышедшую при жизни Макаренко отдельным изданием.

Лялин> Эта книга, представляющая собою собрание новелл, объединённых одним замыслом и темой о семейном воспитании, содержит в себе также глубокие и оригинальные высказывания по этико-философским вопросам, на которых построена вся система взглядов Макаренко на семейное воспитание. Изданием этой книги Макаренко хотел точно так же придти на помощь нашей педагогике, в то время недостаточно занимавшейся разработкой проблем семейной педагогики. А между тем, задача ликвидации детской беспризорности и безнадзорности, поставленная тогда партией, а также успешная работа школы и интересы правильного воспитания детей вообще, требовали улучшения воспитательной деятельности семьи.

Лялин> "Книга для родителей" тоже была хорошо встречена читателями и литературной критикой. В 1937 году А.С. Макаренко переезжает в Москву и целиком посвящает себя общественно-педагогической и литературной деятельности. Сделавшись профессиональным литератором, Макаренко, отдавший педагогической работе 32 года своей жизни, продолжал оставаться педагогом, тем более, что в своих художественных произведениях он продолжал писать о педагогике. "Я не переменил профессии, - говорил А.С. Макаренко, - я только сменил род оружия". (Записано со слов Г.С. Макаренко).

Лялин> Не было ни одного дня, чтобы Макаренко так или иначе не общался бы со школой, с детьми, с родителями, педагогами, со своими бывшими воспитанниками. Он получал очень много писем от них, выступал с лекциями и докладами на педагогические темы.

Лялин> В период своей жизни в Москве Макаренко развернул огромную деятельность и как писатель, и как педагог-теоретик. Как член Союза писателей он принимает активное участие в жизни писательской организации. Как педагог, он продолжает поддерживать нерушимую связь с педагогической общественностью.

Лялин> Он публикует повесть "Честь". Заканчивает начатую им ещё в Киеве повесть о коммуне имени Дзержинского "Флаги на башнях".

Лялин> Много очерков, рассказов, публицистических статей, рецензий, заметок было опубликовано Макаренко в те годы в нашей центральной прессе. В них затрагивались большие вопросы нашей политики и философии, нашей этики, литературной критики и искусства. В них нашли своё отражение и вопросы детской литературы, и проблема освещения темы детства в общей художественной литературе.

Лялин> Ряд пьес, сценариев, больших художественных произведений, как, напр., роман "Пути поколений", были им тогда начаты.

Лялин> Всего за эти годы А.С. Макаренко было напечатано 60 работ, среди которых видное место занимает ряд теоретических статей на педагогические темы, опубликованные в "Правде" и "Известиях".

Лялин> В последние годы жизни Макаренко много внимания уделял вопросам работы нашей школы. Ему хотелось как можно полнее и больше передать то множество мыслей, наблюдений, выводов, те огромные знания, которые он накопил в этой области. Ему хотелось придти на помощь школе тем богатым опытом и теми теоретическими положениями, которые сложились в процессе его многолетней работы в колонии и коммуне. Он много думал, писал, выступал по этим вопросам. И то, что он успел в этом отношении сделать и оставить нам, представляет исключительную ценность.

Лялин> В 1939 году Макаренко пережил радостное событие. За выдающиеся заслуги в области художественной литературы он был награждён орденом Трудового Красного Знамени. В статье, посвящённой этому событию, Макаренко писал, что награда является прежде всего подчёркиванием его ответственности перед народом и обязывает его ещё больше отдавать силы служению партии и Родине.

Лялин> 1-го апреля 1939 года он скоропостижно скончался от тяжёлой болезни сердца. Хоронили его 4-го апреля. В этот день должно было рассматриваться его заявление о вступлении в партию на собрании партийной организации Союза Советских писателей. Но и этому важному событию в жизни Макаренко не дано было осуществиться. Макаренко умер беспартийным. Но его отличала от члена партии лишь формальная разница.

Лялин> Вся его прекрасная жизнь и яркая деятельность без остатка была отдана партии, Родине, Сталину.

Советская Россия 13.03.1988 Ю. Лукин, первый редактор Макаренко .. Он был некрасив. У него был крупный длинный нос, и лицо его в ту пору было совсем не то, которое Галина Стахиевна, его вдова, потом повторяла в книгах, — там он молод и хорош. А тогда, в начале тридцатых, — то было лицо аскета. На высушенном лице как бы отпечатались все те бури, те схватки, которые ему пришлось пережить и выдержать с честью. И вот на этом лице завораживали глаза. До такой степени добрые, ясные, задумчивые... И очень ироничные. Голос как будто простуженный, хрипловатый, совсем не командирский — а ведь его и в этом обвиняли ..

http://zt1.narod.ru/doc/discipl-rejim-nakazan.doc. Тезисы по теме: дисциплина – режим – наказания. Такими установками и в голове, и в писанине Викниксора "и не пахло", и поэтому Шкида почти перманентно находилась в кошмарном состоянии гл. "Содом и Гоморра" у Г. Белых и Л. Пантелеева и "Последней гимназии" у П. Ольховского и К. Евстафьева ( http://zt1.narod.ru/doc/olyhovsk.doc, а лучше http://zt1.narod.ru/doc/Poslednyaya-gimnaziya-txt.doc ).

Прыг на главную ZT-web-страницу.

См. и http://zt1.narod.ru/doc/forum-temy-ot-ZT.doc. Форум-темы от : Зиновий Тененбойм.

Иисус Иосифович Христос. - Матфей 6:34 .. Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.
Советская культура 06.02.1988 .. Самым важным в системе А.С. Макаренко оказалась цель —
цель, которую он ставил перед своими воспитанниками:
человеку необходимо дать возможность увидеть свое будущее,
не позволить ему застрять в дне сегодняшнем ..

Нежинский Николай Павлович. Макаренко и педагогика школы. Киев 1976. .. М.Г. Компанцев, бывший тогда заведующим Крюковским двухклассным училищем, в своих воспоминаниях рассказывал, как Макаренко в конце 1905 г. с радостным волнением ехал на съезд учителей железнодорожных школ в Люботин: "Антон Семенович бегает, агитирует учителей ехать на съезд. Всех увлек, все поехали. Съезд прошел бурно: речи, воззвания, резолюции. Антон Семенович самый активный среди учителей. Возвратились домой восхищенные, воодушевленные" 1.
1 М. Г. Компанцев. Еще раз о А. С. Макаренко. Рукопись. Центральный государственный архив литературы и искусства СССР, ф. 332, опись 4, ед. хр. 476 (с.9-10).